пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » together. for once and eternity


together. for once and eternity

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

[nick]Jiang Yanli[/nick][status]roots keep lotus afloat [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/585614.gif[/icon][sign]

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/471399.gif

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/46114.gif
jade waters reflect a youthful silhouette
with a smile, asking the heavens to answer these
relentless feelings

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/832093.gif

[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Цзян Яньли</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the untamed</fan>the most <i>indispensable</i> ingredient of all good home cooking: <b>love</b> for those you are cooking for.</div>[/lz]

[html]<!DOCTYPE html>
<html>

    <head>

       <title>{Title}</title>

        <link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Dancing+Script:400,700" rel="stylesheet">
        <link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Permanent+Marker" rel="stylesheet">
        <link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Great+Vibes" rel="stylesheet">
        <link href="https://fonts.googleapis.com/css?family=Open+Sans:300,300i,400,400i,600,600i,700,700i" rel="stylesheet">

        <script src="http://ajax.googleapis.com/ajax/libs/jquery/1.7/jquery.min.js"></script>

<script src="http://static.tumblr.com/iuw14ew/VSQma1786/jquery.style-my-tooltips.js"></script>

<script>
    (function($){
        $(document).ready(function(){
            $("[title]").style_my_tooltips({
    tip_follows_cursor:true,
    tip_delay_time:100,
    tip_fade_speed:600,
    attribute:"title"
});
        });
    })(jQuery);
</script>

        <style type="text/css">

/* GENERAL STYLING */

body

a {
    color: #674b87; /* color of links */
    text-decoration:none;
     -webkit-transition: all 0.3s ease-in-out;
    -moz-transition: all 0.3s ease-in-out;
    transition: all 0.3s ease-in-out;

}

a:hover {
    color:#674b87; /* color of links when hovered over */
     -webkit-transition: all 0.3s ease-in-out;
    -moz-transition: all 0.3s ease-in-out;
    transition: all 0.3s ease-in-out;
}

b {
    font-weight:600;
}
/* TOOLTIPS */
.tooltip{
    display: inline;
    position: relative;}

#s-m-t-tooltip {
    padding:3px 4px 5px 4px;
    margin:20px 7px -2px 20px;
    border-radius:5px;
    background-color:#fff;  /*background color of tooltips */
    border:1px solid #085d7a; /* border color of tooltips*/
    font-family:'open sans', sans-serif;
    font-size:11px;
    letter-spacing:1px;
    color:#085d7a;  /* text color of tooltips */
    z-index:999999999999999999999999999999999999;
    pointer-events:none;
}

/* SCROLLBARS */
::-webkit-scrollbar {
  width: 2px;
  height: 8px;
  background-color: #4a1e1e; /* scrollbar background color */
}

::-webkit-scrollbar-thumb {
    background: #1f1f1f; /* color of the scrollbar thumb */
}

#pinterest ::-webkit-scrollbar {
  width: 2px;
  height: 8px;
  background-color: #fff;
}

#pinterest ::-webkit-scrollbar-thumb {
    background: #000;
}

/* MAIN CONTENT */
#content-box {
    width:500px;
    height:500px;
    overflow-y:auto;
    overflow-x:hidden;
    margin: auto;
    margin-top:50px;
    background-color:#424551; /*background color of the content box */
    border-radius:0px;
-webkit-box-shadow: 0px 3px 12px 0 #000000;/* Content shadow */
box-shadow: 0px 3px 12px 0 #000000;/* Content shadow */

}

/* HEADER */

.Character {
    width:500px;
    height:500px;
    background: url(https://forumupload.ru/uploads/0019/f3/5f/2/932900.png); /* replace this url with the url of the image you want for the background of the header */
    z-index:10;
}

.Character-image {
    height:75px;
    width:383px;
    margin:auto;
    position:relative;
    padding-top:140px;

}

.Character-image img {
    height:75px;
    width:75px;
    border-radius:100%;
    display:inline-block;
    margin:0px 25px;
}

.hanger {

   position:relative;
    width:500px;
    height:0px;
    text-align:right;
    background-color:{color:main box};
    -webkit-transition:0.5s;
    -moz-transition:0.5s;
    -o-transition:0.5s;
    z-index:1;
}

  #content-box:hover #top {
    margin-top:-300px;
    -webkit-transition:0.5s;
    -moz-transition:0.5s;
    -o-transition:0.5s;
    }

.Character-ger img {
    height:75px;
    width:75px;
    margin:0px 2px;
}
#sign {
    background-color:#e5e0e9; /*  color of the band behind the header's links */
    transform:rotate(5deg);
    width:510px;
    margin-left:-5px;
    margin-top:35px;
text-align:center;
    height:40px;
    line-height: 40px;
    box-shadow: 0px 4px 0px #52007c; /* color of the strip under the link box */
}

#sign a {
    text-transform: uppercase;
    text-decoration: none;
    letter-spacing: 3px;
    color:#ffffff; /* color of the links in the header*/
    display:inline-block;
    margin: 0px,50px;
           -webkit-transition: all 0.3s ease-in-out;
    -moz-transition: all 0.3s ease-in-out;
    transition: all 0.3s ease-in-out;
}

#sign a:hover {
    transform:scale(1.1,1.1);
               -webkit-transition: all 0.3s ease-in-out;
    -moz-transition: all 0.3s ease-in-out;
    transition: all 0.3s ease-in-out;
}

s2 {
    text-align:center;
    font-size: 20px;
    text-transform: uppercase;
    letter-spacing:10px;
    color:#4d0000;  /* color of main title */
    font-family: permanent marker;
     margin-top: 0px;
     padding-top:60px;
     transform:rotate(5deg);
     text-shadow: 0px 3px 0px #1b1b1b;  /* change the html color to change the color of the title's shadow */
}

h3 {
    text-align: center;
    text-transform: uppercase;
    font-weight:300;
    font-size:25px;
    letter-spacing: 8px;
    text-shadow: 0px 1px 0px #1b1b1b; /* change color to change subheader title shadows */
    line-height: 1.5em;
}

#photos {
    width:400px;
    margin:auto;   
}

#photos img {
    height:75px;
    width:75px;
    padding:15px 28px;
    border-radius:100%;

}

/* FACECLAIM PICTURE BANNER */

#fc1 {
    height:200px;
    width:550px;
    margin-left:-20px;
    display:inline-block;
    background-image:;
    transform:rotate(5deg);
background:url(https://forumupload.ru/uploads/0019/f3/5f/2/994839.gif);    /* replace url with the photo of your faceclaim make sure it's 550px wide and 200px tall */
    border-top:20px solid #afadd6;
    border-bottom:2px dotted #4a4a4d;   /* change the color here and the one above to change the border color on the image */

}

#fc2 {
    height:200px;
    width:550px;
    margin-left:-20px;
    display:inline-block;
    background-image:;
    transform:rotate(5deg);
background:url(https://forumupload.ru/uploads/0019/f3/5f/2/24848.gif);    /* replace url with the photo of your faceclaim make sure it's 550px wide and 200px tall */
background-repeat: no-repeat
    border-top:2px dotted #4a4a4d;
    border-bottom:20px solid #afadd6;  /* change the color here and the one above to change the border color on the image */

}

/* BOTTOM LINKS SECTION */

.linkbox {
    width:500px;
    height:560px;
    margin:auto;
}

.side-links {
}

.sidelink {
    height:30px;
    width:30px;
    background-color:#afadd6; /* color of circle links on bottom of the box */
    border-radius:100%;
    display:inline-block;
    margin:10px;
           -webkit-transition: all 0.3s ease-in-out;
    -moz-transition: all 0.3s ease-in-out;
    transition: all 0.3s ease-in-out;
}

.sidelink:hover {
    transform: scale(1.4,1.4);
               -webkit-transition: all 0.4s ease-in-out;
    -moz-transition: all 0.4s ease-in-out;
    transition: all 0.4s ease-in-out;
}

</style>

    </head>
    <body>

     <div class="linkbox">

    <div id="content-box">

<div class="hanger">
           <a href="https://www.youtube.com/watch?v=QqSyniAtqpc"><img src="https://forumupload.ru/uploads/0019/f3/5f/2/792065.png"/></a></div>

        <div class="Character">
            <div class="Character-image">
            <img src="https://forumupload.ru/uploads/0019/f3/5f/2/501450.gif" />
            <img src="https://forumupload.ru/uploads/0019/f3/5f/2/727950.gif" />
            <img src="https://forumupload.ru/uploads/0019/f3/5f/2/366763.gif" /></div>

       

       <div id="sign">
            the legend of lotus pier's pearl
            </div>

             </div>

        <div id="band"></div>

      <div id="fc1">
</div>
      <div id="fc2">
</div>

     </script>
    </body>[/html]

Отредактировано Wen Qing (2021-08-23 20:39:17)

+2

2

https://i.ibb.co/9vVTVft/293a46af7d3e.png

               Hеспешно гуляя вдоль оживленной улицы, Вэй Ин рассматривал пестрые прилавки местных торговцев, которые выкладывали товар к очередному фестивалю. Праздник драконьих лодок был одним из самых больших в Юньмэне, потому что имея доступ к реке местные жители могли организовывать самые грандиозные парады, которым позавидовать мог сам император. А какие в эти дни готовились вкусные блюда! Каждый ресторан мог заманить к себе гостей ароматными цзунцзы, а каждый чайный дом мог похвастаться эксклюзивными вкусностями, которые готовились именно в честь небесных драконов. На улице разыгрывались спектакли, устраивались конкурсы с призами, где самые ловкие стрелки или самые догадливые юноши и девушки могли выиграть приятные побрякушки. Разумеется, как и все остальные в Лотосовой Пристани, Вэй Ин любил это время. Но чего он действительно не мог наблюдать в преддверии веселья — это грустное личико Шицзэ.

Его Шицзэ, которую любили все в Пристани и для которой цвели все лотосы в озерах, снова наслушалась дурацких сплетен от соседских девушек. О том какие восхитительные подарки им к празднику подготовили их потенциальные женихи, и о том как Шицзэ снова обделил вниманием надутый павлин из золотого дворца. Вздор! Верить тому, чем хвалятся лягушки на дне колодца — ниже достоинства прекрасной Шицзэ, которая приходит туда за водой. Конечно, разговоры со сверстницами вносят приятное разнообразие в будни проводимые с братьями, которые мало смыслят в розовых румянах и резных гребешках, но именно братья нужны были там, когда все эти разговоры оставляют горькое послевкусие. Вэй Ин не мог унять свое беспокойство по этому поводу вот уже битый час.
«Мне мой Ли Бо подарил купленные на деньги его батюшки сережки из рубина, а мне мой Лю Чжимин воротник из замученной лисы, а тебе какие финтифлюшки достались, А-Ли? Новый половник для супа?» Не слушай ты их, Шицзэ! Они даже не знают для чего тот половник нужен, даже если бы им такой подарили они бы им гоняли мух, — покривлялся он и мигом обернулся к сестре с нахмуренными бровями, идя спиной вперед, — Таких глупостей я еще не слышал! Забудь об этих болтушках, ничего они не смыслят в хороших подарках. Вот...  — он мельком глянул на брата и вслух пообещал, — Мы с Цзян Чэном придумаем в сто раз лучше! Куда там их хахалям! А, Цзян Чэн? Ты согласен? — он дружески толкнул того в плечо.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-03-08 23:40:44)

+3

3

На шумную толпу и прилавки Ваньинь внимания не обращал. Настроение было подпорчено тем, что из-за каких-то хвастливых девушек А-Ли выглядела расстроенной.
Каждый раз, когда кто-нибудь упоминал жениха его любимой а-цзе, Цзян Чэн хмурился и качал головой. Да как смеет этот индюк надутый, павлин недощипанный, не ценить, какое сокровище ему досталось?! Такой умной, красивой и доброй девушки не сыскать было во всей Поднебесной, Цзинь Цзысюань совершенно не заслуживал ее! Так и хотелось сломать ему породистый нос или поставить яркий фингал под глаз. Пусть недолго, но не сможет любоваться собой в зеркале. О чем только думала матушка, договариваясь с подругой об этом браке? Они бы нашли А-Ли кого-то намного более достойного! И неважно, что молодой господин Цзинь третий по красоте в списке. Красота в мужчине не главное!
Однако, мысли о договорном браке сестры плавно перешли на то, что его самого вполне могла ожидать та же участь. Это А-Сяню отец скорее всего разрешит выбирать себе девушку по душе. У наследника клана такой свободы не было. Найдут родители подходящую по возрасту и положению невесту и все, брыкайся сколько хочешь, а красное наденешь.
И будешь жить как отец с матушкой, ругаясь каждый день. Или, если очень повезет, жена будет тихая и спокойная, как А-Ли, тогда они просто разойдутся по разным покоям, и будет им счастье.
Внезапно выдернутый толчком в плечо и вопросом шисюна из мыслей, Ваньинь поморгал и спохватился.
- Точно! Не вздумай слушать этих дурочек, А-Ли!
Если ругать Павлина вслух, а-цзе почему-то расстраивалась, хотя старалась не подавать вида. Поэтому А-Чэн обругал Цзысюаня мысленно, зато от души. Клан Цзинь был очень богат,  мог бы его наследник расстараться и сделать хороший подарок. Но нет, наверное, он и на это не способен.
- Им больше нечем хвастаться, вот и болтают о подарках. А у тебя будет самый лучший, самый красивый подарок!
А-Чэн с жаром покивал и широко улыбнулся, уже предвкушая заранее, какие лица будут у этих завистливых лягушек, когда А-Ли покажет им подарок братьев.
- Они свои языки проглотят, вот увидишь.
О том, что достойный подарок еще нужно придумать, подумалось в последнюю очередь. Ничего, у них еще было время, а фантазии Вэй Ина всегда хватало с лихвой. Подарок нужно особенный, чтобы ни у кого точно подобного не было. И не проболтаться раньше времени, а то а-цзе умеет так выспрашивать, что не хочешь, а все секреты выдашь. Ресницами взмахнет, посмотрит кротко и нежно, как она одна умеет, и язык будто сам развязывается. И нюх на то, что братья что-то скрывают у сестры был отличный. Придется как следует постараться.
Дождавшись, пока А-Ли отойдет к прилавку с зеленью, А-Чэн повернулся к шисюну и без промедлений вернул ему тычок в плечо.
- Думай давай! Когда будем подарок искать? Не можем же мы А-Ли просить, чтобы она нас перед матушкой прикрыла.
Сестра и так их покрывала, когда они опаздывали на трапезу или купались по ночам, ни к чему добавлять ей хлопот. Конечно, ей не доставалось так, как им, но все же...

+2

4

[nick]Jiang Yanli[/nick][status]roots keep lotus afloat [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/585614.gif[/icon][sign]

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/471399.gif

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/46114.gif
jade waters reflect a youthful silhouette
with a smile, asking the heavens to answer these
relentless feelings

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/832093.gif

[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Цзян Яньли</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the untamed</fan>the most <i>indispensable</i> ingredient of all good home cooking: <b>love</b> for those you are cooking for.</div>[/lz]

Первое дитя Цзян Фэнмяня не стало надеждой на светлое и надёжное продолжение кровной линии ордена Юньмэн Цзян. Окромя того, что не подходило на убедительную роль наследования, так если бы и родилась мальчиком, то едва ли бы стала достойным приемником.
Уже с малых лет было понятно, что дочь весьма мягка характером и скромна на внешность и таланты. Быть может, именно то стало причиной для расчётливой матери обеспокоиться одновременно и о роке своего чада, и о судьбе целого ордена. Во всяком случае, многими годами позже, неспешными сырыми вечерами, когда с пристани доносился влажный ветерок, заискивающе дёргающий за кисточки подвесных колокольчиков, именно к такому суждению неизменно приходила юная дева. И оттого ей делалось грустно.
Разумеется, матушка не стала бы желать зла собственному дитя и, уж тем более, действовать в том соответственно. Кроме того, удивительный хлёсткий разум Юй Цзыюань отщёлкивал всякую вероятность свершить то ненароком. Тем ни менее, всю сознательную жизнь Яньли гадко точили под рёбрами страх и сожаление, внушённые очевидным осознанием, что близится час, когда ей надлежит покинуть отчий дом, родные стены, свою семью, друзей, традиционные забавы и чудную безмятежность Лотосовой Пристани. Всё то, что она так трепетно берегла в своём большом сердце.

Про себя она знала горькую правду, но обижаться на ту не бралась.
Яньли мало давалось развивать заклинательское дело и пусть она поддерживала некоторое мастерсвто, то было скорее посредственным и лишь в благодарность одной лишь родительской щедрости, своей любовью вложить в неё прирождённый дар золотого ядра.
Достойно ухаживая за телом, не менее, чем за духом, девушка не делалась красивее своих куда более ярких сверстниц, навсегда осенённая их величавыми тенями, что привыкла находить не только благоприятным, но и по-своему благословенным обстоятельством.
Она не обладала поразительными талантами в искусствах и науках, хоть и не ленилась, постоянно обучаясь новым грамотам. Яньли была совершенно ничем непримечательна: не умела ни красноречиво дебатировать, ни петь, ни танцевать, ни колдовать, ни очаровывать. Но было в ней то, чему могли позавидовать самые ослепительные красавицы и искусные мудрецы.
у яньли была любовь.

Пожалуй, умение любить – было её подлинным талантом, которому она сполна отдавала всю себя, распространяя своё благоговение на всех вокруг. Зачастую нечаянно даже одаривая сомнительно достойных. Но крепче света белого она любила свою семью и, разумеется, своих младших братьев. А наполнять шальной дуэт проказников переливистым чувством тепла научилась одновременно невероятным и вполне ожидаемым способом –  вкусной едой.

— Погодите… нет… вы… — если бы она и нашла что возразить кроме снисходительного помилования заклятых подруг, заведённые будто славноизвестные деревянные китайские волчки, вскакивающие на дыбы, как обернуться вокруг себя, да, перекинуться, её милые братья уже не смогли бы её услышать. Пока юноши наперебой обменивались возмущёнными репликами, часто ощутимо сдерживаясь в крепости подступившего словца, девушка не могла ослабить раздувающиеся в пышной улыбке, округлые щечки.

Разумеется, её самолюбие ощутило неприятный укол, но девушка сумела бы скрыть это от беспокойства братьев, не появись они, что снег на голову, тем самым досрочно обрывая девичью болтовню. Ей бы удалось совершить над собой усердие позабыть эту крайне щекотливую ситуацию, но стоило двум юньмэненьским героям уловить обрывки сути, как им теперь ещё подолгу не уняться. И дабы упредить (или хотя бы попытаться) очевидно последующие порывы защитников, непременно накликающим на себя неприятности в лице матушкиного гнева, Яньли постаралась подальше заткнуть свою досаду и переключить их внимание на что-то посущественнее, чем безразличие её условленного жениха. 

Дело не стало за тем, дабы безтягостно вытеснить обиду щекочущей радостью. Ведь если рядом А-Чэн и А-Сянь, то любые горести и беды трусливо тушуются в небытие. Туманные мысли о Цзинь Цзысюане так же стремительно угасали, как и очертания группы подружек, толпящихся у прилавка с девичьими безделушками, недобро хихикающих в спины легендарной здесь троицы. На самом деле, Яньли не особо и нуждалась в компании сверстниц, догадливо полагая, что обсуждение примочек красоты и женских премудростей может доверить не только матушке, но и с лихвой перекрыть такую потребность, благодаря артистизму братцев, но некоторые правила этикета диктовали ей определённую степень обязанности вести приемлемое социальное общение.

— Вы и есть мои самые лучшие подарочки, — наконец сумев подловить момент, когда юноши должны будут синхронно вздохнуть, чтобы кислорода стало на очередную волну возмущения, Яньли успевает развести руками по обе стороны, нежно щипнув каждого за щёчку. — Бросьте, меня вовсе не задели их слова, — бесхитростно улыбаясь, как она полагала, сестра вовсе не лгала, а уберегала близких от ненужных переживаний. Тем более ей не хотелось омрачать такими мелочными обидами, преддверие праздника, сулившего стать ещё одним ярким и тёплым воспоминаем в семьйном кругу. И Яньли стремилась тому поспосоьстовавть даже вопреки возможному материнскому неодобрению. — Лучше помогите-ка мне выбрать свежий пак-чой и вызревший ямс, — одарив их вернувшейся улыбкой, девушка лишь кивнула в сторону корзин с продуктами, которые уже успела вверить обоим сорванцам. Затем плавно подтолкнув складки ханьфу, чтобы не испачкать одежды, устремилась к прилавку с изумрудно-яркой зеленью, мгновенно погружаясь в скрупулёзное изучение ароматных пучков сочных трав.

+2

5

https://i.ibb.co/9vVTVft/293a46af7d3e.png

               Y милой Яньли и правда была любовь. Чистая и беззаветная со стороны ее братьев. Но истинным упущением было бы с их стороны не напомнить сестре об этом снова. И не простыми словами, а действиями. А еще лучше — подвигами. Богатые женихи может и богатые женихи, да при всем своем роскошном антураже истинной храбростью похвастаться не могли. Девушки, которые велись на их дешевые мансы преподнесенные с высокомерием достойного называться павлиньим, не имели никакого права указывать их А-Ли на то недоразумение в виде Цзинь Цзысюаня, который только и мог, что вечно сбивать ее с толку своими смутными попытками то пригреть, то оттолкнуть. Терпение Вэй Ина, может, и было безграничным, как у сестры. Но только прощать такую наглость так просто он не собирался.

Он улыбнулся ей мило и преданно, когда она обронила нежные слова в попытке свести возмутительную ситуацию на нет. Даже помрачневшие небеса залились светом в это мгновение, подтверждая ангельскую натуру Яньли. Улыбка А-Сяня стала только шире от щипка за румяную щеку. Карие глаза сияли добротой обращенной к нежно любимой сестре и продолжили сиять даже когда та удалилась на рынок за покупками. Пальцы сжали плетеную корзину от мысли о том, что чужие слова все же смогли ее ранить. Счастливая улыбка уступила задумчивости. Что бы могли они с Цзян Чэном такого придумать, чтобы действительно позволить этой ране затянуться как можно быстрее? Резко очи заклинателя вспыхнули, он повернулся на каблуках так, что полы его темного ханьфу взмыли вверх, и очутился лицом к лицу с братом. Толчок в плечо и солнечная улыбка снова становится его родным атрибутом.
Вот что,  — начинает он, а потом оглядывается по сторонам и заговорщицки отводит Цзян Чэна в сторону, обхватывая его за плечи одной рукой, — Мы с тобой начнем сегодня, чтобы времени зря не терять. Дело предстоит рисковое, твоя мама ничего не должна знать. И тем более Яньли. Если узнает что мы решили сделать точно не одобрит, но чтобы порадовать ее этого должно хватить. Я знаю один сенот недалеко от города, наткнулся на него, когда мы были на охоте в прошлый раз. Там есть скопление жемчуга, который бьюсь об заклад ты никогда в своей жизни не видел, — он совсем перешел на таинственный шепот, прежде чем открыть всю тайну, — Этот жемчуг светится. И судя по всему никто, кроме меня об этом не знает, — он довольно заулыбался, — Наловим этого жемчуга и подарим Яньли. Может получится сделать ожерелье с сережками. Ни у кого таких не будет! И эти курицы перья потеряют от зависти. Единственное что.. с ловлей жемчуга могут возникнуть некоторые сложности. Он находится на довольно большой глубине. Без заклинания «водяного дыхания» нам туда не пробраться, я уже пытался. Но думаю, что в вашей семейной библиотеке должен найтись подходящий свиток. Тебе нужно будет как-нибудь отвлечь матушку, чтобы я смог пробраться в библиотеку. Она находится напротив ее покоев. Ну что? Надеюсь, что в тебе проснулся геройский азарт. 
Пока Цзян Чэн собирался с мыслями, глаза Вэй Ина бегали по местным прилавкам в поисках хорошего пак-чоя и вызревшего ямса, чтобы вложить их в свою корзину по заказу сестры. Как он мог забыть о ее просьбе?

Отредактировано Wei Wuxian (2022-03-08 23:40:50)

+2

6

Что наглый Павлин может нравится сестре, А-Чэн и мысли не допускал. Что в нем хорошего-то? Богатый и избалованный! Может быть, к недовольству примешивалось совсем немного (много) зависти, ведь госпожа Юй никогда не баловала так сына, как госпожа Цзинь. Иногда Цзян Чэн пытался представить, что его могут обнять или похвалить успехи вместо того, чтобы тыкать носом в недостатки, и не мог. Богатая в общем-то фантазия не справлялась. Чтобы матушка подошла после тяжелой тренировки и сказала "ты сегодня неплохо поработал"? Даже в мыслях сына Юй Цзыюань отказывалась произносить подобные слова, а уж в реальной жизни и вовсе не стоило надеяться на тень похвалы.
А-Ли любила его за себя и за родителей. И А-Сянь, конечно. Прилипчивая упрямая катастрофа, без которой Чэн не представлял своей жизни. Ближе этих двоих никого не было, и Чэн готов был расшибиться в лепешку, чтобы чем-нибудь порадовать брата и сестру.
Только шисюну этого знать не надо было, иначе не отстанет.
- Что ты как с маленькими? - А-Чэн помотал головой, краснея от того, что а-цзэ прилюдно потискала его за щеку, хотя ему было очень приятна забота сестры. Что люди подумают о наследнике ордена, с которым обращаются как с ребенком?
Но долго обижаться на Яньли не получалось. Стоило ей улыбнуться своей милой доброй улыбкой, как сердце тут же таяло. И ведь не специально она! Сестра совсем не была похожа на тех жеманных накрашенных девиц, которых почему-то считала подружками, не пользовалась всякими женскими приемчиками, наверное, потому что матушка не могла показать ей в этом пример. Зато сестра была чистой и открытой, настоящим сокровищем. И долг двух братьев защищать ее, как драконам! Чтобы не покушались некоторые...
Привычно попытавшись отшатнуться, А-Чэн нахмурился, но брата слушал внимательно. Идеи Вэй Ина хоть отличались подчас безумием, рациональное зерно в них было.
- И когда ты только все успеваешь? - вроде бы постоянно вместе, а у А-Сяня постоянно находятся какие-то свои дела. Как ему это удается? Хотя.. его же не гоняют, как будущего главу, заставляя учить правила чужих орденов и каллиграфию, чтобы родителям не было за него стыдно. По мере рассказа глаза Чэна разгорались все ярче. Отличная же идея для подарка! Ни у кого не будет ничего подобного, пусть лопаются от зависит сколько захотят. Но вот вторая часть плана... - Ты хочешь, чтобы Я ЧТО?
На них тут же начали оглядываться, поэтому А-Чэн поспешно заткнулся, сердито засопев. Отвлекать матушку означало привлечь ее внимание к себе. Страшно. Всерьез не ударит, но словами так пройдется, что лучше бы побила. Тело поболит и заживет, а душа не очень.
- Ты хоть понимаешь, что будет, если тебя поймают? - А с другой стороны, не Вэй Ину же отвлекать. Так наотвлекает, что потом встать не сможет. Смирившись с очередной выходкой, в которой придется принять участие, Цзян Чэн со вздохом кивнул. В конце концов, ради блага обожаемой сестры можно и подставиться. Когда подарок получит, заулыбается тепло и станет еще красивее. - Но нам придется что-то придумать для А-Ли, какую-то причину уходить по вечерам. Кроме нее никто не сможет прикрыть нас перед матушкой.
Геройского азарта Чэн в себе пока не почувствовал, но уже предвкушал, как они будут добывать особый жемчуг и спорить до хрипоты, придумывая, как украшения должны выглядеть.
Пока Яньли не заподозрила, что ее непоседы-братья опять что-то затеяли, А-Чэн подтолкнул А-Сяня в сторону прилавков, догоняя сестру, ушедшую с головой в сложный выбор продуктов.
- Мы тебе поможем выбрать и донести, а ты прикроешь нас вечером перед матушкой?

+1

7

[nick]Jiang Yanli[/nick][status]roots keep lotus afloat [/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/585614.gif[/icon][sign]

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/471399.gif

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/46114.gif
jade waters reflect a youthful silhouette
with a smile, asking the heavens to answer these
relentless feelings

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/311/832093.gif

[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Цзян Яньли</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the untamed</fan>the most <i>indispensable</i> ingredient of all good home cooking: <b>love</b> for those you are cooking for.</div>[/lz]

Кажется, ещё с самых малых лет, когда Яньли только научилась ходить, а умение отчётливо разговаривать только постигала, в ней уже расцветала тяга к кулинарии. То и дело, девочка собирала в родительском саду цветные лепесточки и ягодки, смешивала их между собой, воображая, что стряпает гастрономические изыски. Несколько раз получала серьёзный выговор и строгие наказания за невыводимые пятнышки брызг на лилейно светлых одеждах, но отвадить Яньли от этого увлечения никак не получалось. Некоторую степень устремлённости и даже упрямства, ей совершенно справедливо было наследовать сразу от обоих родителей. Возьми с каждого по щепотке и вот уже получена чистейшая квинтэссенция. Впрочем, не из вредности теплилось в ней желание изучить это дивное искусство, как можно всеобъятнее. Пусть матушка и не разделяла и тем более не откликалась поощрением на подобное пристрастия единственной дочери, считая занятие попросту недостойным титула наследницы, но и откровенно надсадно порицать образцовую хозяйственность чада не могла. Яньли это было на руку.

По правде сказать, обозначить причину столь чёткого выбора любимого дела одназначно было бы невежественным. Но во многом влияние оказала добрая традиция семейства Цзян Фэнмянь делить трапезу вместе. Эти светлые минуты, что дарил частый туаньняньфань, разделённые с самыми близкими и любимыми людьми накрепко связали ощущение кризализма и привкуса изящно уготовленного яства. Потому, едва Яньли окрепла для того, чтобы справляться с ножом самостоятельно, не для кого ни стало удивительным, что девочка принялась куховарить. Пусть и не так часто и много, как того хотелось бы ей самой.

Шло время, росла и семья главы клана Юньмэн Цзян. Маленький А-Чэн был такой забавной крохой! В памяти навсегда останутся моменты, когда ей доверили подержать на руках увесистый недовольный свёрток. Казалось, ещё такому малышу, а уже тогда так ненравились все эти утягивающие и сдерживающие дорогие ткани, и он отчаянно боролся за свою свободу, пока непослушание было позволительной роскошью. Но стоило Яньли прижать малютку диди к своему сердцу и тот успокаивался. Только хлопал своими длинными чёрными ресницами, словно волокна кисти, вобравшие в себя свежую тушь. С тех пор, на лице молодого юноши заметно выросли выразительные мужественные скулы, но припухлость на щёчках ещё была хорошо заметна для бережно помнящей сестрицы.

А-Сянь стал частью семьи уже будучи карапузом постарше. На долю мальчика пришлось множество невзгод и, едва завидев его на пороге фамильного сыхэюаня, Яньли уже полюбила его за всех в мире, кто когда-либо мог бы. Вместо здорового румянца, его щёчки были обляпаны грязью, ссадинами и следами обиды от ужасов скитания малютки-сироты. Не имели ребяческой одутловатости от скудного пропитания чем и когда попало. И желание накормить его досыта стало чем-то большим, чем просто горячее желание. Это было инстинктивной потребностью, не удовлетворив которую, Яньли казалось, что она погибнет от разрыва сердца на мелкие клочки.

В тот же вечер случилось маленькое приключение, навсегда оставшееся секретом на них троих. Побег в лес и чудесное возвращение прочно скрепило троицу незримыми алыми нитями, навсегда. И, разумеется, такое событие они ознаменовали лотосовым супом, в последствии ставшим императорским блюдом в копилке умений Яньли.

Прошло столько лет, что юной девушке и считать не прилично, а её убеждение только крепчало с каждым прожитым днём. Еда равна проявлению любви. Спросите кого угодно! Всякий от мала до велика ведает о том, что ни одно празднество или торжество не обходится без особенного вкусного угощения. Для Чжунцюцзе обязательно пекут юэбин, к Чуньцзе лепят цзяоцзы. Что до Дуаньу, неотъемлемым атрибутом фестиваля  были цзунцзы. И пусть не всегда получалось тайком привлечь братьев к непосредственному процессу приготовления, дабы не подергать их ненужны порицаниям, старшая сестра нашла способ бережно вплетать их энергетику и помощь. А именно, всегда доверяла им помощь в сборе обязательных ингредиентов, таких как лотосовые листья, утиные яйца и грибы сянгу. Всё это и гораздо больше можно было приобрести за парочку юаньбао, но путём нехитрого сравнения было понятно, что покупные продукты не столь вкусны, как те, что братья могли собрать из домашних угодий.

И далеко за границами и в самом поселении, каждый знал об особенной прочности неразлучного трио. Их выходки и милования были обычным делом, впрочем как и заговоры и перешёптывания. Яньли точно знала, что если юноши отошли на шаг, то замышляют очередное плутовство или судачят о том, чего девам слышать не пристало. Обижаться на них она не сумела, даже если бы очень-очень хотела. Но такого желания и не припомнить.

На сей раз, Яньли была так занята подбором чистого цельного адзуки для анко, что на самом деле оставила небольшую заминку братьев без должного внимания. А когда амарантовые бобы наконец перестали ласкать её широко раздвинутые пальцы и холщовый мешочек затянули жгутом, передавая девушке удачную свершённую покупку, старшая уже была вновь погружена в кольцо любящих сиблингов.

—  Что...? Вы отправитесь собирать листья вечером? — обернувшись к юношам, Яньли только и знала что ошеломлённо хлопать антрацитовыми глазёнками, переполненными искреннего непонимания и неподдельного смятения. Так словно ей даже было чуточку стыдно за своё чересчур глубокое погружение в пучины размышлений о предстоящем банкете, быстро вытеснившее любое сердечное переживание.

В попытке найти хоть какую-то зацепку или подсказку, она быстро оглядела очертания молодых господинов и не смогла сдержать умильной улыбки, заприметив в корзинке оговоренные заранее ингридиенты. Тем ни менее, к догадке замысла её это не приблизило и, отступив от бакалейщика в завершение своих покупок, Яньли попыталась уточнить дальше: — Разве вы не можете сделать это до того как солнце сядет? На воде вам можно простудиться, этого допустить никак нельзя. — всё ещё будучи уверенной, что говорят они о ежегодном сборе продуктов на цзунцзы, не отыскав никакого иного варианта, сестра встревоженно свела брови к переносице, на которой образовалась крошечная чёрточка.

Отредактировано Wen Qing (2021-10-17 22:59:14)

+2

8

https://i.ibb.co/9vVTVft/293a46af7d3e.png

Шицзэ! — Вэй Ин тотчас встретил возвратившуюся к ним сестру лучезарной улыбкой. Их корзины еще были пусты, но если братья дали обещания сестрице наполнить их нужными ингредиентами — они свое слово сдержать непременно. Всего один взмах длинных ресниц Яньли отделял проискливого А-Сяня от нахождения идеального клубня среди прочих на ближайшем прилавке.
Вот, гляди! — он хватает его и говорит, демонстрируя ей, — Мы с Цзян Чэном просто пытались решить где лучше его взять. И решили, что будем брать здесь,  — мгновенно наплел он, чтобы отгородить от всяческих подозрений и брата. Розовобокий батат помещается на дно плетеной корзины, а Вэй Ин докладывает еще один сверху, чтобы первому было не скучно и проходит дальше.
Мы постараемся до заката, А-Ли. Но если задержимся, то ты не переживай. Ты же знаешь, как Цзян Чэн может зацепиться с кем-нибудь языком,  — он приобнял сестру одной рукой, тихо шепча ей на ушко и хитро поглядывая на брата, — Я постараюсь за ним присмотреть, — пообещал он, а потом сделав удивленное лицо, бросился опрометью к лотку, на котором приметил зеленеющую листовую капусту. Во время, чтобы Цзян Чэн не успел сообразить что такого он сболтнул Яньли. Пусть лучше ее мысли занимает это, а не их недолгий обмен тайнами за ее спиной. Их план коснется ее ушей и сердца только когда они оба презентуют ей ожерелье невероятной красоты, которому обзавидуются все местные пустословные девицы. Решено!

А-ли, а чем ты займешься вечером? Снова будешь одна за всех на кухне? — Вэй Ин не был против, лишь не хотел, чтобы сестра слишком перетрудилась. Она и так всегда делала все сама, даже сама ходила за продуктами, хотя не была обязана это делать. Наверное, не было ни дня на безупречной памяти юного заклинателя, когда золотые руки девушки не были заняты домашней работой. Прелестная хранительница их семейного очага как добрая фея старалась сохранять уют вокруг при любых обстоятельствах, чем не раз подбивала даже бойкого Усяня крутится вокруг и укреплять влияние ее волшебства. С ранних лет он восхищался ее трудолюбию и с нескрываемым любопытством тянулся к ней, когда она колдовала над едой. Был благодарен, если им с братом она могла что-то показать или рассказать о тонком искусстве подбора специй, и вбирал в себя каждую крупицу ее мудрости. Спустя годы это дало свои плоды, позволяя А-Сяню почти безошибочно угадывать нужные ингредиенты, прежде чем доставить их на пробу сестре. Будучи человеком, которого приютили стены чудесного дома Цзяном, Вэй Ин по-своему старался доказывать свою бескрайнюю благодарность.

С рынка они постепенно возвращались домой и, неся увесистую корзину овощей, Вэй Ин поглядывал на Цзян Чэна. Им вдвоем нужно улизнуть как можно раньше, чтобы постараться успеть до заката. К счастью, вечером их не должны были занять чем-то важным, чтобы это могло помешать.
Поставим корзинки и встретимся у беседки. Ты отвлечешь матушку, а я проберусь в библиотеку, договорились?  — его антрацитовые глаза пытливо смотрели на брата.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-03-08 23:40:58)

+1

9

Спасибо Вэй Усяню, он, как всегда, вовремя открыл рот и отвлек А-Ли своей болтовней. То есть, А-Сянь, по мнению Чэна, далеко не всегда открывал рот в нужные моменты, иногда стоило бы и помолчать, но сейчас он был искренне рад манере шисюна не затыкаться. Потому что про листья благополучно забыл, занятый мыслями о предстоящем побеге и подарке, и чуть не ляпнул глупость, чуть не спросил, про какие листья говорит а-цзэ.
Только потом вспомнил, что изначально отправились на рынок ради помощи сестре. Не таскать же хрупкой девушке тяжелую корзину с едой, когда у нее есть два здоровых лба, которым тренировка никогда не будет лишней. Правда, матушка не одобряла ни увлечение Яньли готовкой, ни то, что А-Чэн отлынивал от занятий ради помощи сестре, и если они попадутся, опять будет скандал.
При мыслях о новой порции криков со стороны госпожи Юй сразу разболелась голова, но хитрый вид А-Сяня все равно привлек внимание, как и хмурость А-Ли.
- Эй, я вообще-то здесь! - Интересно, как себе шисюн представлял, что Цзян Чэн зацепился с кем-то языками. Да он скорее свой язык проглотит. - Не хмурься, а-цзэ, а то морщинки будут.
Игриво улыбаясь, пока брат кинулся к лоткам, А-Чэн погладил пальцем А-Ли по лбу, разглаживая складочку между бровей. Волновать сестру хотелось меньше всего.
- Точно! Ты о себе побеспокойся, опять будешь уставшей, - разворчался, привычно пряча беспокойство.
Проявлять истинные чувства было сложно все равно, даже с самыми близкими, а ближе А-Ли и А-Сяня у него никого не было. С родителями Цзян Чэн старался казаться старше и спокойнее, чтобы хоть немного соответствовать их ожиданиям, сдерживая бурю обиды и злости внутри себя, как и волнение за близких, потому что скорее всего это самое волнение посчитают за недостойную слабость.
И надо бы помочь а-цзэ вечером, но и за подарком тоже нужно. И почему до сих пор никто не придумал заклинание раздвоения? Удобная же штука была бы, и там и тут успеть.
Шагая рядом с А-Сянем, тоже нагруженным корзиной, Чэн вздыхал, честно стараясь не начать накручивать себя раньше времени по поводу возможного наказания за отлучку. А если они до заката не успеют, еще и сестра будет переживать...
- Ты хочешь, чтобы я что?! - кричать шепотом, чтобы не услышала А-Ли было сложно, но Цзян Чэну удалось. Да шисюн последнего ума лишился, раз предлагал такое! Отвлекать матушку... это же повод нужен, и чтобы она при этом ничего не заподозрила! - Да я... да она...
Впрочем, если отказаться, Вэй Усянь немедленно начнет дразнить и обвинять в трусости, а этого нельзя было допустить. И ради широкой улыбки на лице Яньли можно будет и наказание потерпеть.
- Ладно, твоя взяла. Я отвлеку.

+1

10

[nick]Madam Yu[/nick][status]feel the power[/status][icon]https://i.ibb.co/jwCCxcy/dsddd.png[/icon][sign]

I'M GONNA LOVE YOU, UNTIL YOU HATE ME
AND I'M GONNA SHOW YOU, WHAT'S REALLY CRAZY

You should've known better
https://i.ibb.co/Hd1WDqM/2.png https://i.ibb.co/wyfPp1G/fhv.png

https://i.ibb.co/qxqwZ65/uh.png https://i.ibb.co/Pxrbbb0/1.png
than to mess with me harder
GONNA LOVE YOU, GONNA LOVE YOU
LIKE A BLACK WIDOW, BABY

[/sign][nm]Мадам Юй[/nm][lz]<center>there is no denyin'<br>
she's a queen like a lion</center>[/lz]

ㅤㅤㅤTихие воды Лотосовой Пристани качали на волнах безмятежные кувшинки. Сидящая в летней беседке госпожа неспешно тянула жасминовый чай, наблюдая за тем, как над далекими берегами простирался белейший утренний туман. Ин Чжу и Цзинь Чжу по обыкновению намеревались простоять возле нее весь день, но поскольку к их присутствию госпожа всегда была более благосклонна, то позволила им присесть неподалеку и занять себя чем-нибудь более полезным. Даже несмотря на то, что обе девушки являлись искусными воинами в бою, это не вовсе не значило что другие их качества не следовало оттачивать. Мадам Юй наоборот предпочитала, когда те проявляли интерес к медицине или декоративно-прикладному искусству, которое являлось второй гордостью клана Юй после заклинательства. Именно поэтому у мадам было много увлечений, чтобы занять себя в свободное время, если ее внимания не стоили другие дела в Пристани. Ближе к полудню она решила перебраться в свою комнату и продолжить работу над вышивкой, которую готовила ко дню рождения старшей дочери наряду с другими подарками. Ей очень хотелось, чтобы этот день стал особенным для А-Ли и чтобы ничто не смогло омрачить радость от его наступления, ведь с каждым восходом солнца ее плоть и кровь расцветала подобно лотосу, полнясь силами чистых вод, делаясь краше и умнее. Единственное, что неизменно беспокоило мадам — это ничтожно малая склонность девочки к заклинательству, из-за чего ее достижения выглядели посредственными на фоне младших братьев. И несмотря на то, что в будущем А-Ли ждали вовсе не ночные охоты и борьбы с чудовищами, жизнь в богатом дворце могла быть преисполнена не меньшего количества опасностей. Натягивая шелковую нить на серебряную иглу и терпеливо нанизывая на нее мельчайшие бусины для завершения богатого рисунка на невесомой ткани, мадам Юй пропитывала каждый стежок материнской любовью в качестве сильнейшего оберега для дочери, заклиная ту быть сильной и храброй. Она не останется без защиты, но не менее важно, чтобы в нужный момент она могла постоять за себя.

Но пусть глаза мастерицы были прикованы к мерцающему золотом полотну, слух ее оставался крайне чуток к любому шороху извне. Ей не составило особого труда отличить тихие шаги сына, которые раздавались у нее за спиной.
А-Чэн, что крадешься как кролик, выпрями спину и подойти ближе, — строго обратилась она к сыну и не повернулась к нему лицом до тех пор, пока дистанция не сократилась желаемым ею образом. Тогда ее пристальный взгляд обвел юношу с головы до пят. Лицо у мальчишки было такое, будто он задумал какую-то пакость, за которую ему было стыдно.
Что ты хотел? Ты уже приготовил подарок для А-Ли? — задала она вопросы первостепенной важности, зная, что сын ходил на рынок вместе с сестрой и братом, — И где шляется этот Вэй Усянь? — второстепенной важности вопрос словно намеревался вбить юношу в землю одной только силой звука.

+1

11

Одно дело согласиться на очередную авантюру, в которую его втянули, и совсем другое собраться с духом и пойти осуществлять. И даже мысли, что это ради счастья сестры, не слишком-то помогали. Мадам Юй любили и уважали в клане, но чего скрывать, и боялись. И сын не был исключением. Может быть, умом и понимал, что матушка поступает так ради его блага, готовит к жизненным трудностям и не хочет вырастить слабака, цепляющегося за ее подол. Но очень уж радикально она это делала.
Тому же Павлину было в чем позавидовать, мадам Цзинь коршуном вилась над сыном, с любыми проблемами Цзысюань бежал к ней. Разве Чэн побежал бы к матери, если бы его толкнули или ударили? Да ни за что! Вместо сочувствия и утешения заработал бы подзатыльник и несколько дополнительных тренировок, чтобы стал сильнее и не позволял никому себя обижать. О том, чтобы обнять, и речи не шло. Цзян Чэн, наверное, умер бы от остановки сердца, вздумай Цзыюянь его обнять. Что не мешало ему мечтать о теплых объятиях. Помнил же, какими ласковыми могли быть сильные руки, как бережно держали его, когда болел. А может, в бреду ему казалось, принимал руки служанок за руки матери. Ведь сравнить не с чем, мадам Юй перестал обнимать, как только появился Вэй Ин. С тех пор лишь ругалась и сравнивала.
Но что мог поделать Ваньинь с тем, что шисюн сильнее и общительнее? Хоть из кожи вылези, не поможет.

Узнав у служанки, что мадам Юй в своей комнате, А-Чэн подавил тяжелый вздох и пошел, как на казнь, едва переставляя ноги. Он совсем не представлял, что скажет. Врать не умел, и бесполезно было пытаться. Матушка видела его насквозь.
- Да, матушка, - от властного голоса вдоль спины пробежал предательский холодок. Хотя и не сутулился, спасибо за науку, будущий глава должен высоко держать голову, машинально выпрямился еще больше.
Заставать мадам Юй за рукоделием было обычным делом, но от этого не менее странным. Как-то не вязался ее характер с тихими домашними занятиями. Чэну всегда казалось, что взрывная и деятельная матушка просто не может сидеть спокойно с иглой в руках, а вот сидела и такую красоту вышивала, что дух захватывало. Повезло отцу с такой женой. Интересно, жена самого Цзян Чэна такая же будет? Невероятно умная, смертельно красивая и ужасно сильная? Наверняка, кандидатки уже есть. Только бы не из Ланей! Скучные они все там и правильные, пусть и самые красивые.
- У меня... у меня есть идеи, - неуверенно протянул, избегая смотреть прямо на мадам Юй, и непроизвольно втянул голову в плечи, стоило ей повысить голос. - Он тоже занят поиском подарка.
Не соврал же, правда? А-Сянь должен был сейчас копаться в библиотеке в поисках ответов, но это же ради будущего подарка для А-Ли.
- Матушка хочет его видеть? Может быть, чуть позже? - встряхнувшись, помня, что госпоже Пристани не нравится, когда он мямлит, А-Чэн поднял голову. - Я хотел бы попросить совета.
И это тоже правда, слушая все те разговоры глупых девиц, Чэн видел, что сестра расстроилась, а как поддержать ее, не знал. Может быть, матушка знает лучше?
- Как утешить сестру, когда она расстраивается? Почему никто не видит, какая она замечательная и добрая, а твердят только о том, что она некрасивая? - снова распереживавшись за А-Ли, Чэн взмахнул руками и зачастил с вопросами. - Как они не видят, какая она красавица? Потому что не красится и не стремится привлечь внимание?

0

12

[nick]Madam Yu[/nick][status]feel the power[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/485497.png[/icon][sign]

I'M GONNA LOVE YOU, UNTIL YOU HATE ME
AND I'M GONNA SHOW YOU, WHAT'S REALLY CRAZY

You should've known better
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/478991.png https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/221610.png

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/857639.png https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/352539.png
than to mess with me harder
GONNA LOVE YOU, GONNA LOVE YOU
LIKE A BLACK WIDOW, BABY

[/sign][nm]Мадам Юй[/nm][lz]<center>there is no denyin'<br>
she's a queen like a lion</center>[/lz]

ㅤㅤㅤMногие, кому доводилось разделить беседу с высокопоставленной заклинательницей, замечали ее стойкость и непоколебимость в первые же минуты, отчего старались подбирать слова осторожнее, прежде чем обронить их в ее присутствии. Мадам Юй, как никто другой, могла распознать ложь и манипуляции, и в отличии от многих своих ровесниц стремилась разбираться не только в искусстве танца или музицирования, но и в делах, где требовались исконно мужские качества. Ее блистательный ум, способность предавать анализу детали картины и ее образ в целом не раз помогли цветущим землям клана Юньмэн Цзян избежать разорения. Поэтому как бы весь остальной мир не пытался упрекнуть гордую женщину в скверном и невыносимом характере, никто не мог упрекнуть ее в верности своей семье, которую она поклялась оберегать. Таким образом Лотосовая Пристань была обязана дочери клана Мэйшань Юй ничуть не меньше, чем своему мудрому владыке, из-за чего местные говорили, что «даже растущие в реке лотосы вытягивали свои длинные стебли сильнее, когда строгий взгляд влиятельной госпожи падал на их цветы».

Да, матушка.

Тихий и покорный голос сына раздался у нее за спиной. Драгоценная игла ее руке и не думала дрогнуть, она со знанием дела направляла ее вдоль невесомого полотна, оставляя все новые и новые золотые стежки. Если бы только мадам Юй могла таким же образом расшивать души других людей необходимыми качествами, то цены бы ее навыку не было, а так лишь дорогое сердцу баловство. Когда в их доме появился А-Чэн, Цзыюань была вне себе от счастья, поэтому велела доставить ей самые лучшие нити и шелка, чтобы одежда ее сына была самой лучшей, как и в случае Яньли. Служанки помогали украсить детские одеяния символическими узорами, чтобы никакое зло не могло коснуться мальчика и навредить ему. Тогда он был еще хрупким, пусть весьма любознательным, о чем, вероятно, не помнил сам. Зато это хорошо помнила Цзыюань. Особенно прекрасно она помнила тот день, когда любопытный А-Чэн забрался в отцовский кабинет и нашел там его меч. Несмотря на то, что он был слишком тяжелым для маленьких ручек, те вцепились в него с твердым желанием исполнить ведомый одному лишь мальчишке подвиг. Благо, тогда на месте оказалась Цзыюань и предотвратила ранние охоты на чудовищ, из-за которых ее упрямый сынишка мог пораниться. Но в сердце она все равно затаила гордость, веря, что ее сын непременно добьется высот в заклинательстве.

Но время шло, Цзян Чэн становился старше. И вместо того, чтобы развивать умения сына
как следует, Цзян Фэнмянь отстранялся и либо жалел его, либо относился все строже. Как бы сильно
Цзыюань не хотела славы и счастья для любимого сына, она понимала, что главной наградой станет
свет в глазах ее супруга при виде достойного наследника. Но тот всегда предпочитал ему Вэй Усяня.
Вэй Усяня, сына слуги и той женщины, что будучи ниже по статусу играла с чувствами главы Цзян
как будто те не значили для нее ничего. Испорченная кровь, неугомонный нрав, вечно ищущий где
себя проявить без мысли о последствиях для близких. В этом мальчишке она узнавала всю беспечность
характера покойной Цансэ Саньжэнь и боялась, что если ее сын будет слишком привязан к нему,
то это сыграет в итоге с ним злую шутку.

Разве была Цзыюань плохой матерью,
если хотела уберечь сына и доказать его компетентность другим?

Госпожа только хмыкнула на слова сына о том, что Вэй Усянь якобы ищет подарок для Яньли.
Проблемы искать, вот что хорошо он умеет. Я хочу только знать не натворит ли он еще каких-то дел, глаза б мои его не видели. Но она заметно смягчилась, когда Цзян Чэн попросил у нее совета.
У твоей сестры мягкий характер. По озеру цунами не пустишь, — признала она, сделав последний стежок и воткнув иглу в шелковую подушечку на столе. Со стороны могло показаться, будто так она была готова расправиться со всеми, кто обижал ее дочь. Затем она обернулась и обвела взглядом А-Чэна, чьей осанке могла позавидовать павлония.
Красота и ум у нее в крови, люди это видят, но всегда будут стараться внушить ей обратное, чтобы у них было меньше соперников. Все вокруг знают, что Яньли должна выйти замуж за наследника клана Ланьлин Цзинь. Лучшей партии не придумаешь. Вот и завидуют, оскорбляя исподтишка. Большего вреда они не осмелятся ей нанести. Для Яньли важно, чтобы те, кто играет роль в ее жизни поддерживали ее. Так что.. лучшее, что ты можешь сделать, это везде сопровождать свою сестру, чтобы она меньше слышала. А раз близится праздник в ее честь, то вот, — она достала из шкатулки слиток серебра размером с миниатюрную друзу аметиста и оставила на краю своего стола вместе со сложенной вдвое запиской.
Пойди на рынок туда, где продают персидский шелк. Напротив есть дом, где выставляют на продажу вещи с разных уголков земного шара. Скажи, что пришел забрать заказ. Я заказала твоей сестре боевую шпильку. Заберешь и подаришь ей, когда придет время. Заодно можешь купить ей новых румян. Если это подарю я, она воспримет это как упрек с моей стороны. Если подаришь ей ты, то она будет этим пользоваться. Все понял?

Мгновением позже, госпожа сощурилась и хмыкнула про себя.
Ах, да. Ты говорил у тебя есть еще какие-то идеи. Расскажи мне.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-05-10 19:46:41)

+1

13

Игла мерно двигалась над вышивкой, Цзян Чэн наблюдал, как на ткани возникают новые стежки изысканного узора, погружаясь почти в медитацию. Ему нравилось находиться рядом с матерью, от ее присутствия хоть и бежали мурашки, но на душе становилось спокойно. Она для него была настоящей защитой, не то, что недоступный отец.
- Матушка, - А-Чэн покачал головой, по привычке закатывая глаза. - Я за ним присмотрю, обещаю.
И пусть данное обещание было маловыполнимо, Чэн старался, как мог, отговаривая шисюна от совсем уж опасных или провальных затей. И втайне очень гордился, когда ему это удавалось. В конце концов, только А-Ли всегда могла повлиять на шебутного любителя приключений. Даже ругань матушки действовала через раз.
Такие разговоры заводились не впервой, конечно, госпожу Пристани можно было понять, сын - наследник клана, водит дружбу с сыном слуги и учится у него не каллиграфии или музыке, а воровать лотосы и задирать деревенских детей. Но что было делать Чэну, если Усянь был его самым близким другом? Единственным другом и братом.
Сами же собаку не разрешили!
В ответ на слова о характере сестры Цзян Чэн кивнул, хотя матушка его видеть не могла. Все же удивительно, что они с А-Ли воспитывались одними и теми же родителями, но были настолько разными. Вот бы их характеры взять, перемешать и снова поделить. Тогда бы у Чэна доставало мягкости, у сестры твердости. Но это было невозможно.
- Пусть только кто-нибудь попробует ее обидеть! - Чэн воинственно сжал кулаки. И без того в его присутствии мало кто осмеливался что-то сказать. А уж они с Вэй Ином найдут способы отомстить обидчикам дорогой Яньли. - Я... я постараюсь поддерживать ее.
Разбить нос обидчику это одно, а сказать сестре вслух, какая она замечательная, обычно не получалось. Это у А-Сяня язык как помело, наговорит с три короба, какая А-Ли замечательная, и ведь ни разу не соврет. Сестра и смеется. Неудивительно, что она с А-Сянем предпочитает время проводить.
- Матушка! - Чэн посмотрел на госпожу Юй с упреком. Что она с ним, как с несмышленышем? Не заблудится он на рынке. И подарок сестре найдет самый лучший! - Все я понял, - проворчал, бережно пряча слиток и записку в пояс. - Шпилька и румяна.
Шпилька еще ладно, а румяна покупать точно Усяня отправит! Сам от стыда сгорит еще на пороге, а шисюн распрекрасно все купит и еще чего прихватит, вроде лент, вечно дарит их симпатичным девчонкам, бесстыдник! Вот они вокруг него и вьются, раздражают.
Ох, матушка всегда умела задавать неудобные вопросы, на которые отвечать не хотел. Только порадовался, что можно уйти и избежать дальнейших расспросов, как прямо в лоб...
Нахмурившись, Чэн посмотрел госпоже Юй в глаза и тут же перевел взгляд на стену.
- Я хотел, я думал об украшениях. Каких-нибудь редких, чтобы у ее подружек глаза выкатились от зависти! Можно я уже пойду?
Оставалось надеяться, что время потянул достаточно, чтобы Вэй Ин успел найти то, что нужно, в библиотеке. Еще немного и проболтается ведь, тогда их никто не отпустит за жемчугом.

0

14

[nick]Madam Yu[/nick][status]feel the power[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/485497.png[/icon][sign]

I'M GONNA LOVE YOU, UNTIL YOU HATE ME
AND I'M GONNA SHOW YOU, WHAT'S REALLY CRAZY

You should've known better
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/478991.png https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/221610.png

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/857639.png https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/352539.png
than to mess with me harder
GONNA LOVE YOU, GONNA LOVE YOU
LIKE A BLACK WIDOW, BABY

[/sign][nm]Мадам Юй[/nm][lz]<center>there is no denyin'<br>
she's a queen like a lion</center>[/lz]

ㅤㅤㅤMатушка Цзян любила своих детей безоговорочно и симпатию питала даже к ребенку, который по крови был ей совсем не родным. Когда А-Чэн и А-Сянь были еще маленькими, она сумела вместить в своем сердце любовь к ним двоим вопреки прошлым обидам и недобрым слухам. Тогда в ней отозвалась надежда на то, что каким-то образом они смогут жить одной дружной семьей, если она приложит для этого усилия и проявит терпение. Но течение времени убеждало в обратном, подкладывая новое битое стекло под цветки лотоса вышитые на толстом ковре, по которому женщина ступала с отчетливым хрустом. Вэй Усяня становилось труднее любить по мере его взросления — на все у этого паршивца были свои отговорки, выслушивать которые госпожа не считала должным. Если втягивал сына в проблемные ситуации, то свирепствовала и наказывала обоих, как бы сильно Усянь не упрашивал срывать злобу только на нем. Оба должны были знать о последствиях, хоть родного сына всегда было жаль больше всего.
Я на тебя надеюсь, — убедила госпожа Юй, оценивающим взглядом обводя получившуюся вышивку. Затем она оставила принадлежности для шитья на столе и поднялась в полный рост, держа гордую осанку. Ханьфу света морской волны блестящей волной струилось по ее утонченному силуэту, что стоял так же твердо, как величественна гора с чьих плеч на землю спускался целый водопад. Изящной рукой она провела по плечу сына. Сперва думая, что хочет только смахнуть невидимые пылинки, но вскоре понимая, что действительно тоскует по тем дням, когда все его упрямство сводилось к детским выходкам. Так легкие и отрешенные движения стали более ласковыми, напоминая поглаживания.
Что? — она взглянула на него с нежным, ответным упреком, — Учись у матери, пока жива. Твои собственные старания лишними не будут, но так моему сердцу будет спокойнее, — излишне говорить, что она видела мальчишку насквозь. Когда он недовольничал и возмущался ей не нужно было даже смотреть на его хмурые брови, чтобы это понять. А столь ярое желание проявить себя не могло не вызвать одобрительной улыбки. Теплые руки осторожно обняли лицо будущего наследника клана Цзян и поощрительный поцелуй бережно коснулся линии роста волос. Пусть возмущается сколько хочет, но он никогда не достигнет того возраста, когда сможет отмахиваться от материнской опеки.
Давай, беги. Займись делом, — она поторопила его нежными хлопками по плечу, — А-Ли нужен самый лучший подарок.

*  *  *

               T ем временем Вэй Ин ответственно изучал полки семейной библиотеки в надежде отыскать нужное заклинание. Это оказалось не так просто, ведь погребенные под тонной литературы практические заклинания как будто нарочно прятались от него по разным уголкам комнаты. В конце-концов ему повезло наткнуться на желанный свиток «водного дыхания». Довольно усмехнувшись своей удаче, молодой заклинатель шустро расставил все тома по первоначальным полкам и как можно тише выбрался из библиотеки. К счастью, слуги были слишком заняты своими делами, чтобы заподозрить его вмешательство, а матушка Цзян, как было видно издалека, беседовала с А-Чэном. Махнув ему рукой, Вэй Ин поспешил скрыться в саду и дожидаться прихода брата уже там. К тому же свиток следовало изучить предварительно, ведь отправляться в путь стоит лишь в полной боевой готовности.

Спустя какое-то время, заслышав у себя за спиной приближающиеся шаги, юноша бегло свернул свиток и обернулся.
Цзян Чэн, ты уже тут! Как раз во время, свиток у меня, — радостно сообщил он, — Думаю, этого заклинания нам будет вполне достаточно. Оно несложное, так что я научу тебя, когда мы будем на месте. А как.. прошел твой разговор с матушкой? Ты же не спалил ей нашу затею?

Отредактировано Wei Wuxian (2022-05-10 19:46:47)

+1

15

- Я не подведу матушку, - А-Чэн коротко поклонился, сложив руки в жесте уважения.
Иногда очень трудно было помнить, что госпожа Пристани Лотоса любит своего сына. Самые сложные тренировки, самые нудные уроки, самые суровые слова - все доставалось Цзян Чэну. Но без этого не смог бы он закалить характер. Госпожа Юй помнила о том, что наследник должен быть готов ко всему, что если дать послабление, это может аукнуться  проблемами в будущем.
И как же А-Чэн завидовал Павлину! Его тоже гоняли, но госпожа Цзинь успевала и баловать сына.
Залюбовавшись матушкой, А-Чэн невольно улыбнулся. Пурпурная паучиха была очень красива, и почему он пошел не в нее? Хотя все твердили обратное. Но разве это может быть так? Она самая красивая из всех женщин, только сестра может с ней сравниться. Как мог отец смотреть в другую сторону?
Размякнув под ласковыми касаниями, Ваньинь чуть прикусил губу. Ему не хватало того, что было в детстве, когда он прибегал к матушке и забирался на ее колени, гордо хвастаясь успехами в рисовании или рассказывая о проделках щенят. От госпожи Юй всегда вкусно и успокаивающе пахло маслами и лотосом, она смотрела на сына с улыбкой и хвалила. Все закончилось с взрослением, но иногда хотелось упасть перед ее ногами и положить голову на колени, немного побыть малышом. Наверное, попробуй он, и уполз бы, исполосованный Цзыдянем за неподобающее поведение...
- Благодарю матушку за наставления, - Чэн поклонился и поспешил прочь, надеясь, что Усянь, призывно машущий из кустов, успел сделать все, что хотел.

Шисюн выглядел вполне довольным, и сердце радостно замерло. И как он мог сомневаться в способностях Вэй Ина? Конечно, он нашел все нужное, хотя просто так в библиотеку его и пряником не заманишь.
- Ты уже и изучить успел?
Завидовать не получалось. Это же Вэй Усянь, ему все легко дается. Замечательный у Чэна брат!
- Эй! - обиженно надувшись, А-Чэн пихнул Усяня в плечо. - Ты за кого меня принимаешь? И вообще, думаешь, если бы спалил, матушка отпустила бы меня так просто?
Госпожа Юй явно пребывала в каких-то своих мыслях, иначе заметила бы неуклюжие попытки сына что-то от нее скрыть. Ее дочь стала совсем взрослой, еще немного и уйдет в чужую семью, оставив родителей. Сложно ли отпускать детей? Какое счастье, что у Чэна пока своих не было и не предвиделось в ближайшем будущем.
А если бы кто-то узнал про затею старшего ученика и наследника, их бы точно попытались остановить. Опасное дело затеяли, это не лотосы воровать.
- Идем скорее, пока отец не вернулся, а то найдет нам работу, не останется времени ни на что.
В Пристани всегда найдется чем занять слоняющихся без дела учеников, тем более перед праздником. А подметать дорожки в сотый раз или помогать на скотном дворе Чэну совсем не хотелось.

+1

16

https://i.ibb.co/9vVTVft/293a46af7d3e.png

               Hаходясь в ожидании, Вэй Усянь краем соколиного глаза приметил как матушка Цзян впервые за долгое время обняла сына в границах своей комнаты. Прежде она не скупилась на проявление материнской любви, но стоило ему и Цзян Чэну вырасти, как обстановка в доме стала накаляться все больше с каждым днем. Рассердить строгую мадам Юй было проще простого: она могла легко обнаружить любой изъян, указать на него и потребовать немедленного устранения, ведь надлежащим образом воспитывать желала обоих, а особенно того, кто близок был ей по крови. Увы, присутствию Вэй Усяня в их доме она относилась с благосклонностью лишь до тех пор, пока их успехи со сводным братом не стали во многом разниться. Прощение обычной детской выходки и рядом не стояло с прощением такого унижения, которое по мнению мадам Юй наносил ее сыну чужой ребенок. Раньше любящее сердце Усяня сокрушалось от мысли, что матушка радуется его победам гораздо меньше, но повзрослев он намеренно отставил себя на второй план еще больше, стараясь угодить приемной матери хотя бы в этом. Он понимал, что больше любить или меньше ненавидеть его она точно не станет, но хранил надежду на ее терпимость в отношении Цзян Чэна, на чьих плечах скопился тяжкий спуд родительского давления. Вэй Ин любил своего брата больше, чем тот мог себе только представить, был верен его семье до последней капли крови и признателен доброте каждого, кто позволил ему окрепнуть у света домашнего очага. Поэтому он был полон решимости заставить матушку Цзян гордиться своим сыном, ведь тот приготовит лучший на свете подарок ко дню рождения А-Ли.

А как же, — деловито вильнул найденным свитком Усянь, приглашая своего шиди выйти из сада и слушая его по пути. Возмущение А-Чэна не могло не вызвать усмешку, но потерев плечо заклинатель в темных одеждах не спешил ехидничать в ответ:
В этот раз она, кажется, была тебе особенно рада. Ты сам бы захотел уйти?
От грусти за редкость подобных мгновений А-Сянь расстался с беззаботной улыбкой и вздохнул.
Да мы успеем все, не переживай,  — его голос заверил брата стоило им миновать главную каменную ограду, отделяющую поместье Цзян от остальной части города, — Ты, главное, не отставай! — он натянул ухмылку и подался вперед к самой окраине. Там, на оживленной дороге еще попадались группы людей идущих в сторону торговой площади, но чем больше петлять узкими тропками начинал Усянь, тем меньше на глаза попадалось местных жителей. Только отдаленные возгласы и грохот тянущихся вдоль широких дорог повозок. Зелень густела по мере продвижения в глубину леса, где высокие деревья касались зелеными кронами неба и солнечный свет струился меж их ветвями как та невесомая ткань, на которой матушка Цзян что-то старательно вышивала. Заведя брата в нужную чащу, Вэй Ин пустился вниз по травянистому склону и так все дальше, и дальше в одном известному ему направлении.
Мы уже близко! — сообщил он, когда впереди возник большой земляной провал окруженный редкими кустами. Глубокий карст образовывавшийся здесь после разрушения известняковой пещеры хранил в себе внушительного размера водохранилище, где Усянь и собирался искать нужный жемчуг. Встав недалеко у края, он оценивающим взглядом обвел необычный рельеф и повернулся к Цзян Чэну.
Можем спуститься туда на мечах или прыгнуть сразу в воду, — губы его растянулись в задорной улыбке, —  подводных камней там нет. Вон там, — он указал вытянутым в руке Суйбянь вниз, — есть маленький клочок суши, на котором сможем передохнуть. А как закончим, то поднимемся на мечах сюда обратно. Свиток, наверное, лучше спрятать где-то здесь, чтобы не намок, но сперва я покажу тебе как работает заклинание. 
Демонстративно развернув пергамент с подробной инструкцией колдовства, Вэй Ин показал брату схему.
Настроив духовные каналы верным образом, можно заставить легкие насыщаться воздухом, что растворен в воде. Теперь повторяй за мной, — правой рукой он изобразил сияющий лазурным цветом символ и когда тот принял форму пузыря, то надел его на голову. Светящая сфера слилась с кожей, заставив легкий холодок пройтись по всему телу, и в один миг Усянь отчетливо ощутил движение собственной крови, которое будто открыло в нем второе дыхание. Моргнув, он разглядел как сияние разлилось по венам в его ладонях и исчезло, оставляя наедине с новой способностью. Дав себе минуту свыкнуться со странным ощущением легкости в теле, Вэй Ин посмотрел на брата:
Запомнил?

+1

17

- Конечно, рада. Ведь мы говорили про А-Ли, - хмурясь от смущения, проворчал Чэн. Если бы про его успехи говорили, не отделался бы так легко.
Непривычно было видеть матушку настолько мягкой, не иначе как думала о чем-то хорошем. Может быть, вспоминала, как отмечала свои дни рождения в родном клане с семьей, еще до того, как выйти замуж за человека, который ее не любит, и покинуть родные земли навсегда. Скоро и А-Ли предстояло покинуть Юньмэн и отправиться в дурацкий Ланьлин, наверное, поэтому госпожа Юй хотела сделать праздник незабываемым.
Раньше Ваньинь заплакал бы при мысли о том, что сестра покинет его. Но с возрастом научился держать все в себе и принимать то, что не может изменить. В самом деле, не может же А-Ли вечно оставаться рядом с ним. Она заслуживает любви и уважения не только со стороны семьи! А если Павлин так и не поймет, какое сокровище ему перепало, но ходить не сможет никогда!
- Когда это я отставал? - возмущенно пихнув брата в плечо, Чэн поспешил за ним.
Когда на глаза попадались люди, приходилось тормозить и напускать на себя деловой, но уверенный вид, чтобы потом не влетело за то, что наследник носится по улицам, как мальчишка, обязательно же найдутся доброхоты, которые доложат. Это Усяню можно, его отругают, он улыбнется и опять за свое, А-Чэн так не мог. Тяжело переживал каждый раз, когда оказывался чем-нибудь неугодным родителям. Точнее, матушке. Отцу-то все равно было, хоть он в гуля речного превратись.
Подойдя к краю и оценив высоту, Ваньинь поджал губы. Прыгать высоковато, но спускаться на мечах будет глупо. Проще сразу бултыхнуться и доплыть до островка. Все ведь продумал, братец! Чэн очень им гордился.
Настороженно глядя на манипуляции А-Сяня, Цзян Чэн был готов сорваться с места за подмогой, если что-то пойдет не так. Старинные свитки свитками, но кто знает, проверял ли кто-нибудь до них результативность заклинаний. И даже если проверял, остались ли те, кто мог внести дополнения? Незнакомый символ сверкнул в воздухе, и Ваньинь любопытно подался вперед, рассматривая занятную штуку.
- А-Сянь!
Ну что за ребенок! Сразу руки тянуть и на голову надевать. К счастью, все обошлось. Везунчик гуев!
- Запомнил-запомнил. Ты как?
Выглядел брат нормально, вопреки опасениям и переживаниям, но Чэн все равно осмотрел его со всех сторон, бесцеремонно поворачивая за плечи.
- Когда ты научишься сначала думать?
Только полностью убедившись, что Усянь в порядке, Чэн рискнул повторить символ и тоже надел на голову пузырь. Сначала словно оглох, уши заложило как под толщей воды, но все быстро прошло с мурашками по телу.
Теперь они были еще на шаг ближе к самому замечательному подарку для А-Ли. Ради счастья на лице любимой сестры можно было и рискнуть.
- Надеюсь, в этом свитке обратное заклинание тоже есть. А то как мы дома покажемся?
Вот смешно будет, если им придется всю жизнь жить в воде под мостками Пристани и пугать остальных обитателей, выпрыгивая и хватая за ноги. Хотя, если они не смогут снять заклинание, матушка с них шкуру спустит и скажет, что так и было...
Ваньинь поежился и шагнул к краю, начав раздеваться, чтобы верхнюю одежду спрятать в цянькунь. Оставлять на берегу было неудобно, еще наткнется кто-нибудь, панику поднимет, объясняй потом, что не топиться ходили.

+2

18

https://i.ibb.co/9vVTVft/293a46af7d3e.png

               Oт мысли о том, что однажды А-Ли придется покинуть Пристань Лотоса из-за обязательств перед новой семьей Вэй Ину становилось так горько и тоскливо на душе. Бывало, он предавал жесткой критике навязанные обществом правила, но именно правила обрывающие семейную связь настолько бесцеремонно вызывали у него наибольшее раздражение. Видит небо, он чист совестью перед сестрой, ведь никогда не забудет любимую А-Ли и никогда не даст ее в обиду, а значит корить его боги не могут за осуждение земных традиций, где для выданной замуж девушки чревато недобрыми слухами посещение родительского дома. Будет нужно он сам отправится в Ланьлин, чтобы с ней увидеться и ни капли не пожалеет. К тому же он был уверен, что Цзян Чэн поддержит его в этом и они оба в случае высокомерных выходок одного павлина не оставят его пышный хвост нетронутым.
Но кое-как отвадив от себя навязчивые представления о печальной и неизбежной разлуке, Вэй Ин вдохнул свежий воздух пропитанный лесным ароматом. Сейчас их миссия заключалась в другом: помочь сделать праздник сестры незабываемым и подарить ей такую вещь, которая всегда будет напоминать ей о любви ее братьев, а когда желание обретало форму, то становилось сильнейшим амулетом.
Я переживаю, чтобы мы все успели, а ты пихаешься! — со смешком возмутился темноволосый заклинатель когда брат решил пихнуть его в плечо. Все то Ваньинь переживал за свой внешний вид, когда они выходили на дорогу и попадались кому-то на глаза. Усянь не сильно обращал внимание на прохожих, хотя держал неспешный шаг, но не заметить нахохлившегося наследника клана Цзян ему было довольно сложно. От него, казалось, грозовые тучи могут вот-вот собраться и устроить дождь в похожий денек. 

Новое заклинание пришлось по душе любознательному Усяню, он успел вынюхать про него все, что мог до того, как потащить брата охотиться за подводными сокровищами. Именно поэтому он знал, что эффект от магии будет временный и никакого обратного заклинания им не было нужно. Собственно, это было указано на краю свитка для тех, кто решит перестраховаться. Еще десятки лет назад магию подводного дыхания освоили легендарные ныряльщики подводных пещер Юньмэна. Не зря эта часть Китая славилась изделиями из перламутра, хотя добывать драгоценный материал могли только избранные, а со временем и тех осталось немного по разным обстоятельствам. Таким образом поиск нужного свитка сузился от одного города до одного поместья, ведь если кто и мог хранить подобные знания до сих пор у себя, то это глава заклинательского клана. Непроверенные свитки не могли храниться там, где нашел их Усянь, от того юноша удивленно уставился на обеспокоенного брата. 
Так я и подумал, — в свою очередь заметил он, — Подумал, что лучше будет, если я протестирую это заклинание первым! — отсмеявшись, он позже с ясными глазами заверил, — Я долго готовился к этой вылазке, уж поверь. Все ради Щицзе. Если бы я знал, что это опасно, то ни за что не взял бы тебя с собой. Заклинание развеется само собой, оно имеет свое ограничение по времени. Около двух часов. Но нам больше не понадобится, — его взгляд упал на блестящую водную гладь ждущего в глубине пещеры водоема. Оценив высоту повторно, Усянь начал снимать лишнюю одежду и так же, как и А-Чэн прятать ее в цянькунь, чтобы обмокнув она не тянула ко дну.
Я взял еще один. В него мы наберем жемчуг, — показав третий цянькунь брату, он привязал ее к поясу и остался ждать брата, прежде чем отправляться в водные глубины, — Здорово я придумал? Ну что, готов?
Когда они вместе оказались на краю, Вэй Ин с разбегу сиганул с обрыва в чистую воду, где почувствовал себя настоящей рыбой. С такой легкостью ему еще никогда не удавалось плавать. Показавшись из воды, он махнул шиди.
Давай сюда! Вода хорошо освежает!
Стоило команде ныряльщиков пополниться еще одним храбрецом, как Вэй Ин без лишних слов погрузился в полное синевы пространство, где на краях подводных скал и на самом дне виднелись сияющие бусины белого жемчуга. Свет от них исходил прямо радужный до того они были сказочно красивы. Молча показав А-Чэну в какую сторону плыть, Вэй Ин незамедлительно спустился к тамошним скалам и принялся доставать драгоценные капли света из ничем непримечательных раковин.

+1

19

- Ты!..
А-Чэн чуть не задохнулся от возмущения. Посмотрите на него! Пока сам общался с матушкой, судорожно пытаясь потянуть время, чтобы А-Сянь успел найти нужное, шисюн не только нашел заклинание, но еще и опробовать успел! А если бы не получилось, а рядом никого не было? Чэн никогда бы не простил себе, что вообще согласился на этот безумный план. И А-Ли не смогла бы пережить, что ее любимый брат пострадал, стараясь найти подарок ко дню рождения. Да не до подарков ей было бы!
- А если бы с тобой что-то случилось? - Цзян по-привычке нахмурился и отвел взгляд в сторону, делая вид, что не он тут переживает. - Что если бы тебе некому было помочь? Ты подумал, что стало бы с А-Ли?
Ох уж этот увлекающийся Вэй Ин, если бы не везение и острый ум, смог бы он дожить до сегодняшнего дня? И если бы не доброта шиди, который еще ни разу не попытался утопить или задушить шисюна, каждый день испытывающего нервы на прочность.
И еще было немного обидно, что старший брат так сильно беспокоится и оберегает, хотя они уже и не дети, а вполне себе заклинатели. Будто бы сам Чэн ни на что не годен, будто бы Усянь совсем в него не верит.
Иногда А-Чэн даже предавался мечтам о том, что его брат будет сильно ранен или попадет в большую беду, и Чэн его спасет. Вот тогда А-Сянь и увидит, что его брат не такой бестолковый и слабый. Потом, конечно, сам же и пугался таких желаний, все-таки брата любил и не хотел ему неприятностей, и начинал ластиться к Усяню, заглаживая мысленную вину.
- Здорово, здорово! - ворчливо похвалил, невольно улыбаясь в ответ на сияющую улыбку брата.
Долго сердиться на А-Сяня все равно не получалось. Пострадать и накрутить себя можно и потом. Пока у них есть очень важное дело - добыть жемчуг для самого лучшего подарка для самой лучшей сестры.
- Готов!
Глядя сверху вниз на довольное лицо шисюна, отчетливо закатил глаза. Никак не может не выпендриваться.
Вода приняла в объятия привычно и успокаивающе. Звуки суши заглохли, сменившись бульканием пузырьков и плеском. Чэн с восторгом взмахнул руками, под водой все жесты выходили тягучими и плавными, так легко и приятно, что и возвращаться не хочется.
Следуя за братом, Чэн погружался все глубже, наконец-то заметив свечение на подводных камнях. Невероятное зрелище! Был бы из него художник получше, непременно нарисовал бы эту картину. Может Усяня попросить? Он точно сможет. Как светлячки в темноте над травой, так и жемчужины светились в открытых раковинах. Все идеально круглые, не придется и обтачивать, чтобы придать нужную форму, побольше и поменьше, как специально природой выращенные для обожаемой А-Ли. Когда сестра покинет Пристань, будет у нее воспоминание о братьях и о доме.
Поскольку мешочек остался у Вэй Ина, Чэн осторожно собирал жемчужины в ладонь штуки по четыре и плыл к брату, чтобы высыпать в цянькунь. Он не очень представлял, сколько жемчуга нужно, но ведь чем больше, тем лучше? Останется, найдут куда их использовать. Например, матушке в подарок, не все же отцу ей шпильки и гребни дарить.

+2

20

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/798941.png

Полно тебе ворчать, все было бы хорошо, ведь для этого нас двое! — не без озорного смешка отмахнулся Вэй Ин. Яньли верила в его серьезность неспроста! Когда ситуация того требовала он мог быть старательным и не ослаблять бдительность, но что он мог поделать если ему так хотелось испытать новое заклинание? Получение новых знаний путем практики — неотъемлемая часть совершенствования и в этом он не изменял своей прозорливости никогда. Забота наидобрейшего шиди во всем многообразии громких эпитетов обычно только больше подначивала на новые свершения, ведь после очередной вспышки эмоций кто, как не Цзян Чэн поддержит его очередную выходку? И с кем еще, как не с Цзян Чэном делиться прекрасным и удивительным?
Не думай о плохом. Лучше думай о лице сестрицы, когда она увидит подарок, — напомнил об истинной цели их вылазки Усянь не без улыбки. Там внизу их ждало целое богатство самого редкого в мире жемчуга и бравые охотники за ним не боятся ни глубины, ни высоты, ни длины искрящегося яростью Цзыдяня. Его они будут бояться уже в стенах родного дома. 

После решительного прыжка и оглушительного всплеска воды ожидания авантюрной души всецело оправдались: на дне, на скалах — повсюду изумительным свечением их встречали драгоценные «слезы русалок», к которым немедленно тянулись руки. По мере продвижения вдоль водоема цянькунь наполнялся бусинами не тяжелея, а вода приятно обволакивала тело привыкшее к более низкой, чем на лотосовых озерах, температуре. Усянь надеялся, что после их продолжительного купания Цзян Чэн не обзаведется простудой, ведь тогда уже придется выуживать рецепт лучшего зелья непосредственно у сестры. Поэтому он время от времени поглядывал на брата, чтобы убедиться в том, что с ним все в порядке и лицом он не стал бледнее створки раковины.

Десять, двадцать, тридцать, сорок бусин... дело по сбору материала для ювелирного творчества шло как нельзя хорошо. Каждая жемчужинка была точь в точь идеалу предшественницы, что являлось немалой редкостью. Обычно сборщикам пресноводных сокровищ приходилось сетовать на хаотичность выросшего в объятиях моллюсков перламутра. Он мог попасться как аномально кривой, так и вытянутой формы, чем порядком влиял на свою конечную стоимость. Тем не менее ожерелье Яньли обещало быть просто баснословно дорогим. Главное потом не забыть его зачаровать так, чтобы никто чужой не смог прикоснуться, ибо что-то подсказывало Усяню, что больше отправиться в такое подводное приключение они с Цзян Чэном не решатся. Когда бусин набралось где-то около ста, Вэй Ин упрятал принесенную А-Чэном горсть в цянькунь и было хотел нырнуть еще глубже за большим количеством, но краем глаза неожиданно зацепился за промелькнувшее в воде нечто и замер. Похолодевшее под давлением воды сердце испуганно ударилось о ребра так, что едва не сперло дыхание. Вэй Ин сбился со счета и тревожно вгляделся в ту часть озера, куда не доходил солнечный свет. Это что-то показалось из черноты совсем рядом с Цзян Чэном. Как бы сильно не хотелось верить в то, что это всего лишь косяк рыб — заклинатель не мог припомнить, чтобы любой другой представитель подводной фауны двигался сквозь толщу воду с такой силой и скоростью. Приняв не слишком свойственное для себя решение не искушать судьбу, юноша подался вслед за братом и, обратив на себя его внимание, рукой указал на поверхность воды, мол, пора закругляться.

Наверное, ему никогда не приходилось переживать о возвращении на сушу так сильно. Особенно, думая о безопасности брата, Усянь ощутил облегчение, когда увидел того уже на поверхности. Целого и невредимого.
Ладно, я думаю, мы набрали достаточно! На подарок должно хватить, — сообщил он с улыбкой, как всегда оставаясь оплотом бесстрашия и оптимизма. Будет лучше рассказать Цзян Чэну о том, что он видел, когда они оба выберутся на поверхность. А еще лучше, вообще промолчать. Тот как всегда начнет ворчать о мерах предосторожности и полном безрассудстве. Но сыплющиеся в его сторону семейные тумаки всяко лучше неизвестных тварей в подводных глубинах, а сейчас Усяню хотелось беспокоить их меньше всего. Если захочет потягаться с ними в силе, то вернется сам.
Плыви до берега, я за тобой, — кивнул он на клочок суши в стороне, — Доберешься — доставай сразу меч и поднимемся наверх.
И все же ему будет спокойнее, если он сперва проводит на сушу брата.

+1

21

Да, гораздо лучше было думать о лице А-Ли, когда она увидит подарок, а не о гневе матушки, которая все равно узнает о том, как ее непутевые сыновья достали жемчужины. Госпожа Юй ни за что не поверит ведь, что они чудесный жемчуг купили. Непросто достать подобный. Интересно, а родители знают о том, какое сокровище у них под ногами? Если доставать и продавать, у Пристани лотоса будет еще один источник дохода. И может, тогда отец немного погордится? Хотя нет, это же А-Сянь нашел раковины и заклинание, гордится будут снова им.
Но есть же, за что. Вэй Ин талантливый и смелый, было бы справедливо, если бы он стал наследником. И почему он не родной сын отца?!
Жемчужины отвлекали от грустных мыслей. Такие красивые, идеальные, свет еще таких не видел. Сделать достойную оправу, и даже у заносчивых Цзиней не найдется ничего похожего и дорогого. Прекрасное обрамление красоты сестры. И если Павлин и после этого не оценит их милую А-Ли, Чэн точно подговорит Усяня устроить Цзинь Цзысюаню какую-нибудь пакость, после которой он на женщин вообще смотреть не сможет.
Долго двигаться под водой становилось сложно, вода хоть и поддерживала, но была намного плотнее воздуха. Да и холод, поднимающийся со дна, начинал пробирать. Все же Чэн привык больше к теплому верхнему слою воды, настолько глубоко они еще не опускались. Он уже хотел намекнуть шисюну, что пора бы подниматься, как А-Сянь сделал это сам.
Правда, чисто из вредности Чэн хотел задержаться и собрать еще немного, но вдруг стало тревожно. Заклинательское чутье заговорило об опасности, и совершенно некстати вспомнились сказки, в которых у сокровищ обязательно был страж. Наверное, и у этих волшебных жемчужин должен быть свой злой охранник? Какой-то водяной дух или гуль? Справились бы они с ним? Очень обидно было бы утонуть накануне дня рождения сестры, так и не вручив ей подарок. Матушка бы вернула их с того света, чтобы убить самой.
Нервно хихикнув, Цзян наконец-то вынырнул из воды и сразу заоглядывался, дожидаясь Усяня. Вэй Ин же не решил спровадить его и поиграть в героя в одиночку? В дурацкой воде ничего не разглядеть! Заклинание на воздухе рассеялось, как не было. И отлично, а то у матушки нюх, непременно заметила бы, что ее сын что-то использовал запрещенное.
- Хватит, еще и останется, - заклинатель успокоился, увидев улыбку брата. Если бы там, в глубине, что-то было, А-Сянь бы заметил первым, но раз он так солнечно улыбается, то беспокоиться не о чем.
А-Чэн брату доверял даже больше, чем себе. А-Сянь никогда бы не стал его обманывать.
- Ладно, только не отставай, - если Чэну и показалось странным, что брат решил устроить соревнование, кто первым доплывет до берега, то он благородно промолчал, решив, что Усянь сильно устал и не хочет проигрывать. - А на меч зачем? Хочешь высохнуть в полете?
Что-то все-таки было нечисто, Цзян потом еще попытает брата, точнее посмеется над ним, что он не стал его обгонять. А пока последовал указанию и поплыл к берегу, чувствуя, что и сам устал уже и проголодался. Надо было догадаться захватить с собой хотя бы паровых булочек.

+1

22

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/798941.png

Хочешь карабкаться вверх по стене? Ну удачи тебе с этим, здесь везде известняк! — именно чрезвычайно опасные для скалолазания карстовые породы формировали сенот, в котором им довелось отыскать подводные сокровища. Вэй Ин был готов настаивать на использовании мечей категорически, так как любые попытки брата вскарабкаться вверх по стенам могли привести к тяжелым и нежелательным травмам. Известняк мог начать крошится в любой момент, а брат, несмотря на его изящную стать, невесомой легкость пушинки одуванчика не обладал. Вернуть его домой в целости и сохранности являлось задачей не менее важной, чем собрать раскиданный на дне озера жемчуг.
Проследив за тем, как Цзян Чэн забирается на узкую литораль огибающую ярко-голубой водоем, Усянь испытал облегчение и тотчас забросил руку вперед. Проплыв кролем совсем немного, он неожиданно ощутил лишний вес на правой ноге, словно кто-то привязал к ней хорошего размера камень и тот настойчиво тянул своего обладателя вниз. Сбросить непонятную тяжесть резким толчком не получилось, своими брыканиями удалось только спровоцировать натиск куда более агрессивного характера. Защитный инстинкт забил тревогу и сердце бешено заколотилось, грохотом отдавая в виски. Что есть мочи Вэй Ин принялся отталкивать от себя воду в надежде удержаться на поверхности, выкрикивая в сторону брата нешуточное напутствие:
Цзян Чэн, доставай меч! Сейчас же! 
Захлестнувшая в лицо вода попала в рот, частично просочившись в дыхательные пути. Вэй Ин толком не успел откашляться, как затаившееся в глубинах озера чудовище сочло своим долгом тащить его вниз, пока не смолкнет окончательно. Взгляд его темных глаз метался по углам пещеры в поисках какого-нибудь выступа, за который он мог бы ухватиться. Но поблизости были одни беспокойные волны, а все, что находилось поодаль не выглядело достаточно надежным. Сопротивляясь в отчаянии, он успел набрать в легкие воздух до того, как холодная вода сомкнулась над его головой. Только бы Цзян Чэну хватило ума не нырять за ним следом, иначе бой затянется надолго и риск значительно возрастет. Размахивать духовным оружием на глубине природного бассейна казалось гиблым делом, тут могли помочь разве что подходящие заклинания. И одно из них уже заметно потеряло свою силу, опасно поджимая время. Вэй Ин больше не мог дышать под водой. Воздуха начинало очень не хватать, поэтому единственным верным решением стало использование ледяной ловушки. Упорно скрывающееся во мраке подводной пещеры чудовище продолжало вытягивать длинные щупальца, которые поражали своей массивностью. Ужалив их холодом, Вэй Ин смог ненадолго отпугнуть монстра, чтобы вынырнуть за порцией воздуха.  Тут же бросив взгляд в сторону брата, он предостерег:
Не суйся в воду!!
На тот момент щупальца поспешили выглянуть из убежища и, плотно обвив плечи заклинателя, вышвырнули его из озера с такой силой, что он ударился о стену с глухим гулом. Болезненно простонав, Усянь поспешил подняться на ноги. 
Клятая бестия, — ругнувшись про себя, он бросил в сторону стражника жемчужной долины морозный знак. Поверхность водоема на глазах покрылась толстой коркой льда, затрудняя передвижение гигантского осьминога. Этот криптид обладал укрепленным панцирем с удлиненными шипами по всем отросткам. Те помогали ему долбить устойчивый лед на куски и вскоре потому пошли трещины.
Так.. где там твой меч? — напряженно следя за зверем, проговорил Вэй Усянь и без промедления повернулся к брату, — Ладно.. Цзян Чэн, я сглупил, но давай так: ты отрезаешь ему конечности, а я постараюсь его придержать.
Ужасающий рев издаваемый плененным монстром заставил ходить ходуном весь сенот. Исполинская тварь могла легко похоронить их под залежами известняка заживо, если они позволят себе медлить.
Давай быстрее, это все вот-вот обрушится нам на голову! — скомандовав, Усянь поспешил усилить сдерживающее заклятие и метнуть лежащий у ног Суйбянь в один из шарообразных глаз.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-07-25 21:00:42)

+1

23

- Вот же ты зануда, - А-Чэн закатил глаза.
И чего беспокоиться? Будто в первый раз им куда-то лезть. Подумаешь, хрупкий известняк. Покрошится и перестанет. И вообще, что-то не так идет. Обычно это Вэй Ин стремится свернуть себе шею, а Чэн его пытается остановить, или хотя бы присоединиться. А тут все наоборот.
Но посмеяться над взволнованным братом не вышло, громкий крик вечно беззаботного и смелого А-Сяня словно выбил весь воздух из легких. Вместо того, чтобы вытащить Саньду и сделать хоть что-нибудь, чтобы помочь утянутому под воду Усяню, Чэн застыл на месте, безмолвно открывая рот, как рыба без воды.
Что это вообще такое? Они же просто собирали жемчуг. Хотя, зная их умение попадать в неприятности, стоило бы насторожиться еще тогда, когда все пошло гладко с заклинанием. Нет, еще раньше, когда матушка отпустила его без нравоучений и неудобных вопросов! Но Цзян Чэн расслабился, довольный, думая о замечательном подарке для сестры вместо того, чтобы не терять бдительность.
Какой он заклинатель после этого?
- А-Сянь!
Брата с силой вышвырнуло из воды, А-Чэн кинулся к нему, путаясь от волнения в ногах. Ну что за идиот такой? На помощь надо было звать, а не отгонять от воды. Пока Вэй Ин пялился на трескавшийся лед, Цзян Чэн крепко обнял брата на мяо, просто чтобы убедиться, что тот цел.
- Сглупил? Да ты погибнуть мог! Вот вечно ты так!
Возмущенно высказываться в адрес шисюна, который постоянно тыкает носом в то, что сильнее и опытнее, Чэн мог бесконечно, но трясущаяся опора под ногами поумерила пыл.
- Положись на меня!
Наконец-то призвав меч, А-Чэн вспрыгнул на него и сделал круг над тварью, разглядывая беспрестанно извивающиеся щупальца. Гуй побери, какой огромный! Не удивительно, что до жемчужин никто раньше их не добрался. Но как родители пропустили, что ЭТО жило здесь, не так далеко от Пристани?
Пока лед был еще достаточно крепким, Цзян Чэн спрыгнул на него и размахнулся Саньду, отсекая ближайшее щупальце. И тут же снова запрыгнул на меч, чтобы увернуться от пары других. Вот бы второй меч ему, на одном лететь, вторым резать. Наверное, справился бы с контролем, если как следует потренироваться. Может, спросить у матушки, когда выберутся? Правда, сначала придется на коленях ночь отстоять, если родители узнают, что случилось. Отчаянно размахивая Саньду, Чэн смог отрубить еще три отростка, но после поглощенный болью и злостью осьминог все же разбил лед. Куски полетели во все стороны, один с силой ударил в плечо, от чего рука сразу отнялась.
- А-Сянь, - сам не замечая, что зовет брата так ласково, Чэн взлетел на мече повыше. - Давай просто улетим и позовем на помощь? Нам одним не справиться.

+1

24

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/798941.png

               Kто-то считал молодого господина Вэя человеком сумасбродным, явно думающим о безопасности в последнюю очередь, если хотелось заполучть лавры всеобщего признания. Но как бы строг не был брат к его смелым идеям, правда оставалась правдой при любом раскладе: жизнерадостный маг заботился о безопасности близких и стремился уберечь их от опасности даже в ущерб себе. Что значило не только упрашивать матушку Цзян высечь розгами только его одного, когда та гневалась от неподобающего поведения двух адептов, но и в ответственный момент подставить плечо шиди, если он мог вот-вот упасть. Их спуск в водные глубины за жемчугом Вэй Ин планировал ранее не изменяя этому инстинкту. Еще тогда он твердо знал, что будет ограждать Цзян Чэна от всякого ненужного риска, если что-то пойдет не так, ведь именно Цзян Чэну и его семье Вэй Ин был обязан жизнью как никому больше. Это осознание просто жило в его нутре с ранних лет существования и объяснить это простыми словами вспыльчивому Цзян Чэу было далеко не всегда так просто.

Правда, будучи на страже сохранности своей семьи, Вэй Ин нередко упускал из виду то,
что названные брат и сестра сами были готовы защитить его от чего угодно.

Собачья верность схлестнулась с возникшим из неоткуда смятением, когда подоспевший на помощь Цзян Чэн, чьи руки стиснули его в крепких объятиях, возмутился такому безумству. Оцепенев на мяо с лишним, Усянь не стал возражать. Во власти эмоций сложнее отыскать выход из сложной ситуации, поэтому вернуть себе самообладание ошеломленный ударом бестии заклинатель решил в первую очередь. И уже во вторую мечь, который был готов пронестись вихрем через весь сенот к его вытянутой руке. Сжав рукоять покрепче, Вэй Ин опираясь поочередно то на стоящий вертикально Суйбянь, то на взволнованого А-Чэна, поднялся обратно на ноги с целью добить вредное чудовище.

Новая фаза их боя определилась, когда брату удалось с молниеносной точностью лишить осьминога нескольких его крепких щупалец. Издав душераздирающий гул от поразившей его боли, чудовище было хотело скрыться под водой как только освободилось от цепкой хватки льда. Но Вэй Ин не мог этого допустить. Тогда от атак монстра мог пострадать кто-то другой из ордена Юньмэн Цзян, не говоря уже о том с каким неистовством новость о древнем охраннике жемчужного клада воспримет Мадам Юй или глава Цзян. Уворачиваясь от поочередно летящих в него обломков замерзшей воды, заклинатель от вида отсеченных отростков хаотично разбросанных по округе вспомнил о том, как в детстве морщился от вида мелких осьминожек, которых бесстрашно резала на кухне ножом его Шицзе. Тогда она делала из них вкусный суп, который позже они с А-Чэном уплетали в обе щеки. Кто бы тогда мог из них подумать, что эти сколькзие и непривлекательные на вид создания окажутся недурным блюдом? Воспоминание столь необычное придало Усяню храбрости и подало идею о том, как они могли рассправиться с монстром вдвоем с братом.

Цзян Чэн! — крикнул Сянь-сянь воодушевленно и заулыбался, — Этот сенот как большая кастрюля для осьминожьего супа! — со стороны могло показаться, что этот неугомонный безумец шутит, но с высоты птичьего полета А-Чэн мог бы действительно увидеть на что ему намекали.
Ты помнишь «драконью баню»? — так он шутливо в свое время назвал заклинание превращающую воду в настоящий кипяток. Для боя оно использовалось редко, скорее для случаев, когда заклинателю требовалось приручить стихию для помощи людям. Этот раз мог стать выдающимся исключением. Найдя устойчивое положение, Вэй Ин немедленно приступил к накладыванию чар, чертя в воздухе сложный знак и посылая его ладонью к краю водоема. Стоило алому свечению разойтись волной по глади озера, как вода в нем стала постепенно вскипать. Это мешало осьминогу спрятаться и, в конечном итоге, делало из его природной обители смертельную ловушку.

Когда вода в источнике стала настолько горячей, что летящие от находящегося в агонии монстра могли ошпарить, Вэй Ин запрыгнул на меч и поднялся на нем к А-Чэну. На то расстояние от земли, где их мог достать только пар.
У-у-у, тут жарко прямо как в настоящей бане. Пойдем отсюда, а то от разговоров про суп мне есть захотелось, — он поспешил вылететь из сенота через широкий пролом в земле разверзшийся у них над головами.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-08-21 17:09:07)

+2

25

От неожиданности Чэн всплеснул руками и чуть не навернулся с Саньду.
- Кто о чем, а ты о еде!
Но эта глупая нелогичная фраза вдруг успокоила больше, чем всякие самовнушения. Если брат может шутить, значит, все не так уж плохо. И страшный монстр, который не в каждом кошмаре еще приснится, перестал казаться слишком опасным. В самом деле, куда этой твари, из мелких собратьев которой они с удовольствием варили и уплетали суп, до двух Героев Юньмэна!
Осьминог сам себя загнал в ловушку. Под водой его преимущество было бы огромным, но пока заклинатели были на суше и в воздухе, достать их было непросто. Силища немеренная, но тяжелая туша не сможет выбраться на берег, чтобы достать надоедливых людишек.
- Решил его сварить?
А что, неплохой вариант. Щупальца опасны и намного длиннее, чем расстояние, на которое нужно подлететь, чтобы поразить голову. Отправлять мечи в полет тоже сомнительно, собьет еще. Пусть сварится. Бесславный конец, конечно, но лучше уж он, чем они.
Но все же шисюн не мог не выпердриться, оставаясь на земле до последнего, пока Чэн от волнения кусал губы и летал кругами над закипающей водой, чтобы в случае чего не дать монстру выпрыгнуть. Только когда Усянь взлетел, выдохнул с облегчением и тут же отвесил приблизившемуся брату подзатыльник.
- Сразу ты не мог взлететь? Почему я должен о тебе волноваться?!
Сказал и тут же заткнулся, хмурясь. Не собирался же признаваться, что волнуется. И так у Вэй Ина самомнение размером с гору, не зачем его еще раздувать. И вообще, кому надо волноваться об этом придурке!
Направив Саньду вслед за Суйбянем, Чэн вытер пот со лба и подставил лицо ветру. После приключения и у него аппетит разыгрался.
- Давай найдем сестру и поедим, - наверное, А-Ли уже вернулась домой и ждет непутевых братцев, которые опять где-то пропадали. Или еще хуже, матушка захочет семейную трапезу, а они в таком потрепанном виде. Придется быстро пробираться в комнаты и переодеваться. Вечно А-Сянь его во всякое втягивает! Впрочем, сейчас они нужное дело сделали. Собрали жемчуг в подарок. И осьминога завалили. - Как думаешь, стоит рассказать про ту тварь, что ты сварил? Рано или поздно на нее кто-нибудь наткнется. Может скажем, что хотели искупаться, а там она?
От матушки в любом случае попадет, если она узнает, что ее дети ошивались рядом с сенотом. Как минимум, когда они преподнесут подарок, мадам Юй сразу догадается, что просто так подобный жемчуг не достать, и быстро сопоставит факты.

+1

26

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/798941.png

               Cвежий воздух. Вэй Ин делает жадный глоток, вырываясь навстречу солнцу верхом на Суйбянь. Какое же они пережили только что приключение! Находясь в экзальтации он сделал круг в небе и посмотрел вниз на полуразрушенный сенот, где отлично виднелась огромная туша поверженного чудовища. Они молодцы и даже адресованный ему подзатыльник не заставил жизнерадостного заклинателя пожалеть о своем выборе.
А кто бы еще по-твоему помог зафиксировать эту махину, чтобы она не похоронила нас заживо до того, как мы успеем нагреть воду? — в ответ возмутился Усянь отстаивая важность принятого решения, — Что сделано то сделано, не бесись. Он теперь уже никого не тронет. Страшно подумать что могло бы произойти наткнись на это место кто-нибудь другой. Но героям Юньмэна все по плечу, а? — он победно улыбнулся брату, аккуратно похлопав его по плечу, чтобы не лишить равновесия. Пусть за этот великий триумф их еще заставят сидеть перед входом в ближайший храм несколько часов без движения или вовсе устроят молниеносную порку с применением Цзыдяня, Вэй Усянь гордился их совместной победой со всей присущей ему храбростью. Они совершили благое дело, избавив родную Пристань от таящейся под землей угрозы.
Твой отец все равно может узнать зачем мы туда полезли, от него не скроешь. Но Шицзе мы пока тревожить этим не будем. Вернемся домой и расскажем как есть, а там... если решит наказать, то я буду с тобой, — приободрив Цзян Чэна этим обещанием, Вэй Ин бросил последний взгляд на жемчужную сокровищу, прежде чем велеть мечу лететь домой как можно скорее. Сердце безумно стучало всю дорогу от волнения и надежды, что их не успели хватиться.

По возвращению домой стоящий у озера дворец показался таким же спокойным, как и до отбытия. Адепты несущие караульную службу направлялись вдоль привычных путей, которые пролегали по всей территории. Но Вэй Ин и Цзян Чэн не были бы собой, если бы не попытались обойти охрану незамеченными и добраться до кабинеты главы клана. После проникновения во внутренний двор им осталось пересечь тропу тянущуюся угрожающе вдоль веранды госпожи Юй. К счастью, присутствия на ней всегда бдительной заклинательницы не наблюдалось, пусть это не значило, что им разрешалось пренебрегать осторожностью. Проведя шисюна тенистой тропинкой за насаждениями лиловой гортензии и розовых пионов, которые так любила его мать, он резко повернул за угол в проход между домами и очутился на широкой дворцовой площади, где нередко происходили тренировки.
Твой отец должен быть у себя. Пошли, — подозвал брата Вэй Ин, чтобы они вместе пересекли главную терассу и сориентировались в нужном направлении уже будучи внутри. Глава Цзян и правда находился на своем месте, отвечая на важные письма, но как только ему на глаза попались двое его воспитанников — один из которых приходился ему сыном — он отвлекся от работы и внимательным взглядом обвел от головы до пять обоих. Затем, как ни в чем не бывало, снова прикоснулся кистью к бумаге.
Где это Вас обоих так потрепало? Снова запутались в озерных водорослях? — краем губ он ухмыльнулся, как будто предвкушая, что дети тотчас начнут оправдываться. Что с них взять? Когда-то и он был в том возрасте, когда многим важнее были шутки да забавы.
Сходите переоденьтесь, не нужно бродить по Пристани в таком виде. Иначе Ваша матушка рассвирипеет, — Цзян Фэнмянь являлся верным последователем мысли, что никому на Пристани это не было нужно. Только позже оказалось, что он не учел одну важную деталь — детишки промокли до нитки и выглядели обеспокоенными не потому, что лотосовые семена уже созрели. Двое храбрецов, но он бы назвал их шельмецами, без его ведома отправились в неизведанный сенот и встретили там могущественное чудовище, о существовании которого никто не знал. История о спруте яростно охраняющем спрятанные на дне водоема сокровища действительно потрясла господина Цзян, даже если его гордость за сыновью смелость не обошлась без выговора об опрометчивости, которая могла стоить двум героям их жизней. Признание о том, что все делалось ради счастья Яньли на предстоящем празднике только немного смягчило нрав мужчины.
Главное, что вы живы, но наказать вас все равно придется. Две недели будете помогать чистить рыбацкие сети, раз так любите воду. С остальным я разберусь. Пошлю людей осмотреть это место и пойду с ними, а вы сидите дома и ни шагу за порог, — в те моменты, когда любой родитель мог бы сорваться на крик, Цзян Фэнмянь сохранял удивительное хладнокровие и отличался лишь нарочитой строгостью в тоне голоса. Этим же днем он приказал отряду заклинателей собраться у его площади и, сообщив супруге только то, что в лесу было найден подозрительный сенот с предположительным чудовищем в нем обитающим, он временно покинул дворец. Мадам Юй, к счастью братьев, так и не узнала кто именно первым наткнулся на загадочную тварь.

Фу-ух! Это мы лихо отделались, — выдохнул Усянь, стоило им влететь в свою комнату и запереть за собой дверь, — Две недели рыбацкие сети чистить, это ж надо! Ну хоть твой отец не уточнил, что мы должны это делать вручную, — сбросив с себя на пол мокрую одежду, он растянулся на кровати с полной неохотой совершать озвученное ранее. Наказание начнет действовать только с завтрашнего дня! Выпрямившись и свесив ноги, Вэй Ин тем не менее не расстался со своим оптимизмом.
Зато сколько жемчуга мы набрали. Давай на него посмотрим? — не дожидаясь ответа брата, он присел на полу и вывалил щедрую горсть удивительного жемчуга из глубин цянькуня. Перламутровые шарики светились как звезды и переливались изумительными оттенками радуги. Свет исходящий от них озарил заставшее от радости и изумления лицо Усяня.
Ты погляди какая красота! — ахнул он, но тут же озадачился другим, — Наверное, будет лучше, если мы сами сделаем для Шицзе ожерелье. Я не очень хочу доверять его кому-то постороннему.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-09-27 16:40:24)

+1

27

Глядя на довольного жизнью брата, А-Чэн только закатил глаза. Смешно ему! А если бы не получилось ничего? Остались бы от двух героев одни воспоминания, и те не слишком хорошие. Цзян Чэн был мастером в том, чтобы видеть и предполагать плохое, и теперь ему едва не становилось плохо при мысли, что они могли бы и не выбраться из сенота. Вот уж был бы подарок на день рождения А-Ли, всем подаркам подарок! Оба брата пропали накануне, и следов не найти. Пока бы еще забеспокоились, пока прочесали всю Пристань и нашли это место, от них бы и костей не осталось.
- Ты прав, А-Ли мы ничего не скажем, а то знаю я, расстроится опять, что мы могли пострадать, и будет говорить, чтобы мы не смели больше ради нее рисковать.
Слова Усяня про отца Ваньинь намеренно пропустил мимо ушей и оставил без ответа. Что будет, он и так знал заранее, Вэй Ин получит похвалу за то, какой сильный и быстро соображает, а наследник получит хорошо если разочарованный взгляд за то, что допустил ситуацию, в которой А-Сянь оказался в опасности. Ну и пусть, шисюн заслуживает похвалы, он действительно отлично придумал с подарком и потом благодаря ему они выкрутились и остались живы.
Высохнуть по дороге не слишком получилось, Чэн очень надеялся, что не попадется в таком виде никому на глаза, а то опять опозорится, и матушка будет кричать, упрекая его в этом. Она, конечно, будет права, не подобает сыну главы разгуливать в подобном виде, мокрому и растрепанному, но хоть раз можно было бы тихо указать на недостатки, а не оповещать всю Пристань и окрестности? Юный заклинатель нахмурился и прикусил губу, мысленно готовясь к очередной встрече с госпожой Юй. Ничего, утешал он себя, зато они набрали жемчуга на шикарный подарок. А-Ли будет счастлива, а завистницы подавятся собственной слюной!
И наказание оказалось довольно мягким. Отец не отправил их каяться перед госпожой, уже хорошо. Так что, если повезет, матушка и не узнает, кто именно прикончил монстра. Она бы гордилась обоими, но досталось бы им по первое число.
- Наверняка, он предполагал, что ты что-нибудь придумаешь, чтобы облегчить работу.
Как приятно было наконец скинуть мокрые вещи и завернуться в теплое одеяло. Если бы они не держали эту вылазку в тайне от сестры, можно было бы попросить у нее согревающего супа из красной фасоли и горячий чай, но если А-Ли увидит их сейчас, начнет волноваться и выспрашивать, что же приключилось.
- Давай посмотрим, - поджав ноги, Ваньинь плюхнулся на пол прямо в одеяле, закутавшись как в кокон.
Жемчужины раскатились яркими шариками, так и притягивая взгляд. Сокровище, достойное их сестры, и больше никого.
- Никогда такой красоты не видел, - согласившись с Усянем, Чэн осторожно, словно она могла рассыпаться, взял двумя пальцами ближайшую жемчужину и поднял к глазам. Под водой не было видно и половины ее красоты. Невероятно гладкая и переливающаяся, приятная на ощупь. - Уверен, это будет любимое украшение А-Ли!
Озадаченно посмотрев на брата, Чэн обдумал его слова и кивнул.
- Ты прав, не хотелось бы потом недосчитаться нескольких жемчужин или увидеть, как их испортили. Попросим ювелира нам показать, что нужно делать, и сделаем сами. Будет вдвойне ценный подарок. - Покатав жемчужину на ладони, А-Чэн неохотно положил ее к остальным, сверкающим на полу. - И себе оставим по одной, а? На кисточку для меча можно повесить. Будет напоминать об А-Ли, когда ее не будет рядом.

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » together. for once and eternity