пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » bloods†ain


bloods†ain

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/HBMWJRa.png

bloods†ain

noir/modern!au, США, наши дни

твои стены ещё не разрушены. мои уже никак не восстановить.

narukami & yae

[nick]narukami[/nick][status]no hesitation[/status][icon]https://i.imgur.com/QGfsuyK.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">наруками</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>modern impact</fan>наденет небо зимы <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=398">меха</a></div>[/lz]

Отредактировано Raiden Shogun (2021-08-31 23:40:34)

+2

2

Офицер Дэвис со всего маху швырнул папку на стол.

В его представлении это выглядело нереально круто. Возможно, по вечерам, когда даже самые дотошные следователи уходили из участка, он тренировался, представляя себе, как с каждым ударом скреплённых между собой листов о дешёвый стол из стружечного дерева, его уверенность крепнет, рука набивается, а голос, обращённый к кому-то из проблемных сотрудников, заставляющих его повышать тон, перестаёт дрожать.

В действительности всё было, конечно, не так радужно.

Глен Дэвис получил эту должность от мэра, который тесно общался с его отцом, комиссаром полиции. Где-то подвинули пару высокооплачиваемых кресел, кому-то пригрозили разжалованием, а недвижимые мира сего получили туго набитый хрустящими купюрами конверт. Словом, Глен оказался во главе двадцать второго участка практически случайно. Но совсем в неслучайное время.

Двадцать второй участок славился высоким процентом раскрытия дел – будь то убойный отдел или расследования, связанные с госбезопасностью, которые курировались чудаковатой женщиной из ФБР со странным именем Тува Нэш. Дэвис, впрочем, не возникал, потому что именно двадцать второй собрал в себе, по мнению главного судьи, сливки общества, как он любил выражаться после двух двойных виски, цокая языком и меланхолично делая фолд после бешеного рейза в покере.

Когда Дэвис заступил на пост вместо почившего пару месяцев назад Джоша Войда, который не бросил курить даже имея в багаже рак лёгких двухзначной степени в не самой лёгкой форме, состояние участка можно было назвать отрихтованным до мельчайших деталей. Войд умел заставить работать сложный механизм из самых разных людей, а вот у Дэвиса, несмотря на неплохой потенциал, не оказалось спрятанных Джошем где-то в укромном месте ключей к сотрудникам, и ругань в участке стала обычным делом. С другой стороны, нельзя было взять и растерять талант исполнителей в одночасье, и пока двадцать второй сохранял негласное лидерство. В такую алмазную жилу, как шутили некоторые офицеры, было не под силу насрать даже Дэвису. Хотя он, конечно, очень старался.

Азиатское гетто в участке было первым по численности после, непосредственно, боевого арийского братства коренных американцев (или просто БАБКА, как со смешком его называл Чад Троттер, один из основателей и главный шутник участка), поэтому Дэвис всегда стремился отдать им самые сложные дела. Памятуя о том, какие документы приходили в участок последние месяцы, на ковре оказались сразу несколько сотрудников, которые удостоились приглашения в Центральное управление. Абы кого заниматься контрразведкой и государственными делами на высшем уровне, не приглашали, но многие не хотели менять размеренную жизнь на значок, пафосный комплект одежды и деловитое "ваши полномочия здесь окончены, господа, потому что дальше делом займётся ЦРУ".

Наруками закатила глаза, глядя на тщетно разучиваемые Дэвисом приёмы для бессильного привлечения внимания. Мельком взглянув на часы, она меланхолично закурила, делая глубокие затяжки. Глен не жаловался, потому что и сам дымил за двоих. Сейчас он вообще хотел бы ничего не объяснять, однако задание было серьёзным – своего рода счастливый билет за тяжёлые двери Центрального управления. Но, к сожалению, согласно обоюдному решению, карьерная лестница не слишком волновала Наруками, ведь она занималась этим не из-за денег или значка, а Дэвис не был готов терять хорошего человека. Тяжёлый характер японки был ему не по вкусу, но за успехи на работе он получал неплохую сумму — куда меньше, чем Джош, однако его устраивало и это.
Наруками был близок дух свободы, когда можно было выстраивать собственное понятие о справедливости, по этой причине брифинги она обычно слушала вполуха — всё равно её подход в процессе претерпевал значительные изменения. Войд понимал, что инакомыслие не делает людей со значками хуже, и те всегда будут заботиться об успехе, а не о том, чтобы значок стал их оправданием за нарушение правил, поэтому давал своим сотрудникам работать так, как они хотят. Дэвис, напротив, много нервничал, поэтому не мог ни позволить, ни запретить такой вариант.

Некая Сангономия Кокоми, возглавляющая тайную секту божественного провидения, замышляла ни много ни мало — революцию. Согласно материалам разведки, дело было сомнительное, поскольку в ход шли уже привычные ухищрения – деньги и ложь, однако кое-что в заметках было странным. Людей это привлекало. Глупые и откровенно суицидальные идеи толкали их на убийства, выполненные явно с психологическим посылом. В городе нашли одно из её пристанищ, покрытое различными надписями, где Кокоми называли божественной жрицей. Секта, употребление наркотиков, крупные суммы денег... Этот клубок тянулся очень далеко, и нужно было его распутать, пока город не стал паниковать из-за странных происшествий, заметить среди которых систематичность, было легче лёгкого.

— Сейчас любой коп в городе ищет её, поэтому её поимка позволит получить, возможно, ценнейшие... – начал было Глен.
— А вот здесь написано, живой или мёртвой... Дэвис, ты что, мелкий шрифт никогда не читаешь? – раздражённо бросила Наруками, затушив окурок в пепельнице, а затем, после недолгого изучения документов и извлечения фотографий жертв, бросая второй экземпляр начатого дела на стол. Получилось куда лучше, чем у самого Глена. Он недовольно стрельнул глазами в сторону девушки.

— Если хочется потом отчитываться перед ЦУ, пожалуйста, — сопроводив свой аргумент глубоким вздохом, заметил Дэвис.
— Как-нибудь улажу это недоразумение с теми, кто слишком жаждет видеть меня на постоянной работе, — Огосё зашагала к выходу из офиса шефа, но его голос остановил её в дверях:
— Яэ работает над тем же заданием. Хорошо бы вам и управиться в два раза быстрее.

С ещё одной невесть как забредшей в эти каменные джунгли землячкой, Наруками была знакома довольно хорошо. Будущие коллеги нередко пересекались, работая над одними и теми же делами, были высокоэффективны в любых областях, поэтому очень скоро Дэвис, в котором, помимо вороха плохих качеств была и холодная расчётливость (считавшаяся им самим за жирный плюс), стал ставить их на работу над общими заданиями, зачастую довольно опасными. Как он и предполагал, собранный дуэт справлялся без особых трудностей, лишь иногда позволяя себе отделаться лёгким ранением да парой сотен тысяч трагично погибших нервных клеток.

Она только хмыкнула, поправляя федору. Лёгкий терракотовый плащ – весна выдавалась на редкость дождливая – соскользнул с вешалки в кабинете и перекочевал на хрупкие, но не слабые плечи японки.
В процессе наставлений Глен упомянул, что уже успел провести брифинг с Яэ, поэтому рыскать по участку не имело смысла. Кое-как задёрнутые жалюзи открывали вид на неровные мазки прозрачной краски по ту сторону стёкол – дождь нехотя облизывался, корча дрожащие морды. Поморщив нос – перспектива промокать была совсем безрадостной – Наруками, тем не менее, быстрым шагом прошла через главный зал к выходу. Она поудобнее обхватила ручку зонта, висящего на вешалке возле входа, небрежным движением пощупала высохшую ткань, прежде чем распахнуть двери участка и раскрыть его навстречу непогоде. Чёрный круг высунулся из-под навеса, где её ждал единственный человек, которому не сиделось в офисе.
— Легка на помине, — Наруками устроила ручку зонта на шее, отклоняя его назад и без тени стеснения изучая напарницу. Сколько прошло времени? Четыре дня? Может быть, пять? Огосё не знала. Но в отражении глаз Яэ как будто видела тот же неугасаемый блеск, что и всегда. Те же желания, те же амбиции. Возможно даже чуть больше.

— Жаль, что мне нельзя отвлекаться.

Иногда их отношения казались Наруками настолько давними, настолько тесными, что она может раззадоривать Мико на протяжении всего дела, и это всё равно никак не повлияет на эффективность. Подумать только — две кандидатуры на дело, куда не подступиться с другим послужным списком, кроме идеального. И за сколько часов эта безумная предводительница сектантов должна отойти в мир иной, напоследок корчась от боли и зажимая кровавую рану в боку? Достаточно ли десяти?

— Давно не виделись, — как-то слишком дежурно отметила Наруками, однако улыбаясь краешком губ, и впуская Яэ под свой зонт. Конечно, у неё был свой, но если бы хотела, она бы его открыла, так? Здесь только и надо было, что дойти до машины. Пять дней — небольшой срок для тех, кто слишком ценит проведённое вместе время. Пятьдесят шагов вместе под зонтом — небольшое расстояние. Чуть меньше, чем отсюда до китайского квартала.

— Все три убийства ведут только в одно место. Все трое жили в чайна-тауне, след должен тянуться оттуда. Едва ли филиал сектантов где-то поблизости, но так у нас будет полная картина.

Наруками не могла точно сказать, когда осторожное и аккуратное общение, которое присущи недавно заведённым знакомствам, уступило место дружескому соперничеству, но её не смущали неизменные качели в этом противостоянии. Яэ была слабее физически, компенсируя это отличной меткостью в стрельбе и какой-то врождённой ловкостью рук. Говоря о трижды избитом клише хорошего и плохого копа, обольстительная Яэ однозначно была доброй, когда как Наруками с десятками жалоб в личном деле одно время держалась в участке на честном слове Войда, заверяющего всех и каждого (но больше, конечно, судью), что "Наруками, конечно, не сахар, но поверьте, пользы от неё куда больше, чем вреда".

Вождение служебной машины не входило в число талантов, среди которых намечался однозначный лидер, поэтому стоило Наруками только убрать зонт и занять место внутри, возникла типичная неловкая пауза. Она, впрочем, заранее потянула одеяло на себя, заняв именно водительское место, и теперь выжидательно глядела на Яэ, решив, что паузу можно заполнить курением. Стекло с её стороны поползло вниз, впуская влажный воздух, наполненный свежестью дождя, и выпуская просящиеся наружу струйки дыма, витиеватыми петлями начавшие кружиться в салоне.

[nick]narukami[/nick][status]no hesitation[/status][icon]https://i.imgur.com/QGfsuyK.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">наруками</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>modern impact</fan>наденет небо зимы <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=398">меха</a></div>[/lz]

+4

3

Иногда Яэ задумалась, почему всё еще работает в полиции, а не сидит дома с бокалом вина. В родной и такой далекой стране, её ждало достаточно крупное издательство, которое отлично держалось на плаву, хотя вмешательство в работу со стороны хозяйки было минимальным. Она всегда умела правильно делегировать обязанности, находя таких людей, которые полностью ей были преданы до мозга костей и подчинялись во всем. Денег от работы издательства хватило бы настолько, что можно было еще очень долго лежать на каком-нибудь лазурном берегу, наслаждаясь видом на симпатичных и очень молодых парней, которые носили бы ей коктейли, а она бы вгоняла их в краску. Но это всё было слишком легко.

Еще в подростковом возрасте Мико знала, что её жизнь будет идеально правильной и спокойной. Семейный бизнес, традиционность, которая была присуще всем японским семьям. Это всё было настолько привычным, что у неё даже никогда не возникало сомнений в собственном будущем. А потом произошла череда событий, которые почти разрушили эту стабильность, а сама Яэ поняла, что больше не может полагаться на окружающих. Потеряв всю семью во время покушения и чудом оставшись в живых, просто из-за того, что была в другой стране, она четко поняла, что ничего не контролировала в своей жизни. И это упущение нужно было исправлять. Долгие судебные процессы, вступление в наследство, попытки удержать семейный бизнес на плаву научили её полагаться только на себя. А еще тому, что кто-то должен ответить по заслугам. Ради собственной безопасности она уехала в Америку, где сначала проучилась в колледже на юриста, а затем ушла в полицейскую академию. Потихоньку она договаривалась о том, чтобы публиковать в своем издательстве разных иностранных авторов, привнося на рынок страны восходящего солнца новых авторов, которые быстро завоевывали любовь среди читателей. Постепенно ей удалось набрать команду таких же потерянных, как и она сама когда-то, людей, которые стали новым костяком управления в издательстве, сделав его вновь известным. Публикуя зарубежных авторов, Яэ знала, что рисковала, но набравшись опыта за время обучения в разных сферах, она поняла, что иначе не выиграть. Либо ты рискуешь всем, либо остаешься ни с чем.

И именно этот риск привел её в правоохранительные органы. Сначала ей хотелось просто найти и отомстить каждому, кто был причастен к разрушению её идеальной картинки. А затем поняла, что собственных успех и тот факт, что она единственная выжившая - это уже идеальная месть. Поэтому решила задержаться в Америке, помогая тем, кто в этом нуждался. Не сказать, что её работа была хорошей. Платили не так уж много, требовали в три раза больше, а рисков было столько, что бронежилет, иногда, не снимался даже ночью. Иностранцев не очень любили в полиции, считая, что они лезут не в свои дела, но Яэ всегда справлялась со своей работой настолько идеально, насколько это позволяла ситуация. Да, у неё было друзей среди коллег, с которыми можно было разделить традиционное поедание пончиков с кофе где-нибудь в полицейской машине во время очередной задания, но она не страдала от этого факта. Ей не так уж и нужны были друзья, потому что все они автоматически становились её слабостью, а это было непростительной роскошью для человека, который уже когда-то потерял всех близких. Пожалуй, именно из-за своей отстранённости в общении, ей удалось наладить отношения лишь с одним человеком в отделе, потому что все остальные считали её высокомерной японской сукой, до общения с которой нужно было еще дорасти. Сошлись так звезды, или просто так повезло, но в одно время с Яэ в отдел пришла работать еще одна жительница страны восходящего солнца.

Наруками была такой же отстраненной и молчаливой, как и её коллега, поэтому им было идеально работать. Минимум взаимодействия, но максимум пользы. Их часто ставили вместе на разные задания, потому что они действительно друг друга дополняли. И для Мико не было сюрпризом, когда их новый босс принес папку с новым делом, в очередной раз пытаясь красиво её швырнуть перед ней. Впрочем, это вызывало восторг у всех, кроме неё и Наруками, поэтому девушка даже глазом не повела, продолжая пить кофе и листая ленту инстаграмма. И лишь когда Дэвис с кислой миной удосужился нормально всё-таки привлечь к себе её внимание, она убрала телефон и выслушала его длительную тираду по поводу нового дела. Секта, наркотики, убийства, глобальные заговорщические планы по поводу революции. Яэ лишь удивленно вскинула бровь, листая папку с информацией. Большая часть болтовни начальника можно было сократить в два раза, проинформировав её только о самом важном, но этим талантом он не обладал. Поэтому приходилось его слушать, хоть девушка и продолжала делать вид, что абсолютно не заинтересована в том, что ей говорят, просматривая отчеты. Логика какая-то была во всех убийствах, но нужно было немного покопаться, чтобы добраться до истины.

Она уже собралась уйти, полностью проигнорировав последние фразы Дэвиса, как вдруг он поделился действительно важной информацией.

— С тобой будет работать Наруками, я еще не ей не говорил детали дела, так что о совместной работе сами договоритесь.

Яэ на секунду остановилась, а затем всё также молча кивнула и отправилась в сторону выхода, не забыв прихватить с собой папку. Наруками всегда приходила в участок сильно позже, поэтому у девушки было время посидеть и внимательнее изучить их дело. Выбрав для этого тихую кофейню, Мико потратила не больше получаса, чтобы выписать для себя всё самое важное, а затем отправилась снова к участку, не забыв прихватить с собой два стаканчика с кофе. Как некстати пошел дождь, который был угрозой её прическе, а еще папке, которая торчала с сумки. Вытащив зонтик она достаточно быстро добралась до входа, где стала ожидать свою напарницу. Она знала, что где-то полтора часа назад Наруками пришла в офис и ей потребуется время, чтобы раскачаться, а затем к ней обязательно пристанет Дэвис, также демонстративно швырнув папку и вызвав у неё раздражение. Еще минут десять-двадцать на то, чтобы ввести в курс дела, так что девушка должна была вот-вот появится. Работать с ней всегда было приятно и будто бы давало давно забытое ощущение свободы Яэ. Как будто все её тяжелые мысли отступали назади, позволяя сосредоточится на чем-то более легком. Огосё не была легким человеком, но конкретно с ней Мико было легко. Они понимали друг друга почти без слов и это было идеально во время заданий, где нужно было быть предельно внимательными и тихими. А еще она умела быть понимающим другом, который молча выслушает и не будет осуждать. Нельзя было сказать, что они являлись подругами, но между ними была какая-то связь, которую Яэ очень хотелось исследовать подробнее, но всё не доводилось случая. Может быть именно это дело поможет им сблизиться и узнать друг друга еще лучше?

Как Мико и думала, как только она подошла к входу в участок, на лестнице внутри здания мелькнул знакомый силуэт. Наруками была, как всегда идеально хаотична. Яэ увидела её сквозь мутное стекло двери, а точнее четкий силуэт, который как торнадо пронесся по холлу, а затем вдруг затормозила и плавно вышла на улицу. Эти контрасты вызывали восхищения со стороны Мико, потому что в этом было свое очарование. В одну секунду бушующее пламя, а в другую спокойная гладь озера без единого намека на волнения. Это было похоже на саму Яэ, и эти качества она любила в других людях. Кивнув в знак приветствия, она молчаливой тенью последовала за ней под зонтиком, который так легко раскрылся на их головами. Будто бы так и должно быть. Было приятно знать, что существовал такой человек, который без лишних вопросов угадывал чужое настроение. Именно поэтому Наруками раскрыла над ней зонт, а Яэ взяла с собой кофе, потому что это было правильным и нужным.

— Рада тебя видеть. Я взяла кофе, в участке до с их пор отвратительное поило в кофеварке.

Кивнув в знак согласия на предложение проехаться до китайского района, Яэ молчал села на пассажирское сидение, тут же размещая бумажные стаканчики с кофе рядом с ними и пристегиваясь. Наступила пауза, которая всегда появлялась, когда люди вроде бы знакомы, но не настолько, чтобы заполнить её. С другой стороны, с Наруками всегда было приятно даже помолчать. К тому же они не были настолько близки, чтобы делится последними новостями, да и было бы чем. Вне работы им не приходилось часто пересекаться, кроме редких совместных походов в бар вместе с другими коллегами, куда обе девушки приходило не то чтобы сильно часто. Во всяком случае, Яэ старалась подобные встречи посещать не так уж часто, потому что найти себе занятия всегда могла. Но если туда шла Огосё, то она всегда приходила, будто бы ища лишний повод пообщаться вне работы. И каждая такая встреча всегда была приятной и сопровождалась интересными разговорами, а иногда слегка пьяными обещаниями, обязательно встретиться как-то вдвоем и куда-то сходить вместе. А на следующий день всегда наступало неловкое молчание и приветственные кивки друг другу. Яэ порывалась как-то пригласить куда-то выпить Наруками, но всё это оставалось лишь порывами. Ей было плевать, как это выглядело со стороны, но не хотелось лишний раз навязывать свое общество. Хотя они обе признавали, что друг с другом им было комфортнее работать, чем с кем-либо еще из отдела.

Послышался шум открывающегося окна, которая отвлек Яэ от её мыслей. Салон заполнился запахом дождя вместе с сигаретным дымом. Мико лишь усмехнулась, а затем решила озвучить мысль, которая крутилась у неё в голове последний час.

— Сангономия очень редкая фамилия, да и слишком знакомо звучит. Тебе не кажется, что наша цель может внезапно оказаться нашей соотечественницей? Надо будет аккуратно выяснять по поводу убийств, не упоминая ничего про фамилию и имя, иначе можем спугнуть.

До китайского квартала было ехать всего лишь минут десять, но этот путь был намного приятнее проехать в машине, а не пройтись под дождем. Пролистнув еще раз отчет об убитых, Мико кивнула в сторону небольшого ресторанчика с интересными названием Ватацуми. В файлах была информация, что именно здесь последний раз видели одного из убитых, так что начать поиски стоило именно здесь. Теперь была очередь Яэ доставать зонтик, который раскрылся над головами девушек, а сами они достаточно быстро дошли до входа, замерев перед дверьми. Стряхнув капли воды с зонта, Мико вошла внутрь, слегка морщась, от слишком резкого запаха для ресторана, а затем быстро натянула на себя улыбку, восторженно начав разглядывать интерьер, пытаясь отметить в голове что-нибудь подозрительное. Наруками проследовала за ней и они обе нерешительно замерли, ожидая, когда же к ним кто-нибудь подойдет. Буквально тут же подбежал улыбчивый парнишка, который поинтересовался забронировано ли у них и предложил столик в углу зала. Поблагодарив за гостеприимство, девушки последовали за ним. Присев, Яэ тут же раскрыла меню, тщательно изучая его, при этом наблюдая за другими официантами и посетителями заведения. Народа было не так уж много, но достаточно, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.

— Предлагаю притворится случайными прохожими, аккуратно узнав информацию, а если не получится, то уже показать значки. Что думаешь? - Яэ улыбнулась, а затем её внезапно осенила мысль, что это первый раз, когда они все-таки вдвоем были в каком-то заведении. До этого их совместные задания не подразумевали посещения каких-то кафешек, так что можно было назвать это их «первым свиданием». И эта мысль увлекла Мико, заставив улыбнуться шире и продолжить говорить: — Как думаешь это можно считаться за попытку всё-таки посидеть где-то неформально вдвоем, или всё-таки нет? А то ты кажется последний раз меня звала выпить кофе, но так и не написала.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/398/25757.png[/icon][nick]Yae[/nick][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Яэ</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Moder Impact</fan>but it's so good, I've never dreamed of nobody like <b><a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=403" class="ank">you</a></b></div>[/lz]

Отредактировано Yae Miko (2022-01-26 18:55:11)

+4

4

- Свежий кофе... Надеюсь, что вселенная сегодня сошлась в приветственном жесте, и здесь не замешано колдовство с чтением мыслей.

Дождь неприятно портил почти идиллическую картину, но Наруками умела раскладывать раздражающее настроение на составные части, которые в отдельности уже не выглядели настолько страшными. Неприятный холодок дождя сменялся на приятный свежий запах, который, конечно, нельзя было сравнить с ароматом леса, однако городские джунгли пахли знакомо. Чуть лучше промокшей псины, как любили выражаться районные бродяги, которые частенько гостевали в участке. Аромат кофе дополнял этот букет из запахов на манер пресловутой вишенки на торте, но Наруками пока не позволяла себе слишком уж жадные глотки, хотя – чего греха таить – и хотелось. На прошлой неделе кофемашина стала ещё больше плеваться чем-то и близко не напоминающим кофе, а Дэвис скорее мог заказать дорогое бухло, нежели раскошелиться на что-то хорошее для участка. С одной стороны Огосё его понимала, потому что многие офицеры по случайному совпадению ломали всё, чего только касались – этакий эффект дерьмового царя Мидаса – но страдали от этого все. Включая саму Наруками – любовь к кофе у неё, пожалуй, не была особенно яркой, но порой насладиться крепким бодрящим напитком (в особо тяжёлые дни плеснув туда виски или коньяка) ей очень хотелось.

Словом, в не самой удобной для распития кофе машине, она сейчас всё больше поглядывала на вожделенный стаканчик и всё чаще сбрасывала скорость, чтобы, вопреки здравому смыслу, сделать глоток-другой. Без виски – значит, на Яэ не подействовали мотивирующие (со знаком минус) речи Дэвиса.

Успокоившись после разговора с Дэвисом (и в очередной раз отметив, насколько благотворно Яэ влияет на неё одним своим присутствием), Огосё вдруг поняла, какая на неё навалилась усталость.

На самом деле, это не было чем-то особенным – работала Наруками, что называется, на износ, каждый раз оказываясь сильнее переутомления, нервных срывов и прочих издержек работы, но чувствовала, как устала. Спала вполглаза, потому что иначе на заданиях было нельзя. Отпуск напрашивался сам собой, но Наруками было некуда деть столько свободного времени. Попытки самосовершенствования и сон шли рука об руку с отпуском, который ей предлагал даже Дэвис, однако Наруками всякий раз отказывалась. "Ради денег", - думал босс. "Ради карьеры", - предполагали коллеги. Никто не считал, что как будто постоянно сердитая и недовольная японка может честно ответить на вопрос.

На самом деле дело было в Яэ.

Общие дела подарили им много совместного времени, и, выходя на работу изо дня в день, Наруками понимала, что это те моменты, которые она ценит в ежедневной рутине, пропитанной однотипными фразами, будто табачным дымом, что въедается в тонкие пальцы. Понимала, что за симпатией и уважением к коллеге может стоять нечто большее, но не могла найти на это времени. Или не хотела.
Стоять у живой реки и ждать достаточно долго, чтобы мимо начали плыть трупы твоих врагов – это, конечно, хорошо. Но когда по ней уже проплывает труп той ничтожной возможности сделать из рабочих отношений чуть больше, невольно задумываешься, так ли оно было нужно.
- Возможно, что совсем никак, - дежурно размышляла Наруками, рваными затяжками уничтожая сигарету, тускло мерцающий окурок которой был отправлен за приоткрытое окно машины точными движениями пальцев.

Яэ куда более ответственно подошла к брифингу, хотя на самом деле Наруками выцепила для себя основные моменты, чтобы потом не перечитывать зацепки, составленные коллегами, многие из которых не слишком добросовестно подходили к делу. Да, конечно, участок славился своей эффективностью и талантливыми сотрудниками, но их личные качества были порой просто невыносимыми. И те, что были, порой заставляли других талантливых людей работать в два, а то и в три раза больше. Имя Кокоми, помимо отчётов, активно фигурировало в сети, где её секта набирала наивных подростков, но эта информация, найденная за несколько минут, пока над душой стоял неугомонный Дэвис, ничего не давала. Для Огосё это имя было всего лишь ещё одним именем преступницы, которую нужно было взять живой. Желательно, но не обязательно. Накрыть секту, лишившуюся лидера было столь же просто как с рыбой, которая была выброшена на сушу.

- Может быть, - коротко ответила Наруками. Ей не хотелось добавлять чего-то, лишь бы просто сказать, хотя в голове уже строились теории.
Обычно частое упоминание имени говорило только о том, что оно ненастоящее, и что такой человек может скрываться куда лучше, чем показывает обществу. С такими не выйдет просто идти по следу. Пару лет назад, занимаясь таким делом, Наруками разговаривала с видавшим виды офицером полиции, к которому все обращались просто МакАлистер. За свою карьеру он раскрыл не так много дел, но, волею случая, он получал самые хитрые и запутанные из них. Огосё, как человека, которого было сложно удивить, поражало количество различных схем, которые, подобно пчёлам, гудели в его голове. Он мог составлять множество теорий, большинство из которых сам же перечёркивал, непостижимым образом оставляя только правильную дорожку, которая вела к искомому человеку. Казалось, он замечал всё, до мельчайших деталей, и мог потом использовать это в своих расследованиях. Похожие дела он, как бы удивительно это ни звучало, сравнивал с погоней за пчёлами, когда любой вопрос другим людям лишь пачкает тебя мёдом, а значит, привлекает пчёл. Да, отличная аналогия для того, чтобы показать, как опасно даже опрашивать свидетелей, рискуя попасть под внимание со стороны той же Кокоми. Впрочем, МакАлистер работал один и справедливо опасался. Он закончил свои дни в сумасшедшем доме с диагнозом "мания преследования", поэтому Огосё, в своё время проникшаяся его методами, решила, что лучше будет справляться с проблемами по мере их поступления, а не выдумывать их наперёд.

- Как только мы начнём копать, то уже привлечём к себе внимание, - заметила очевидное Огосё, - Но нам не впервой.

Вообще, отсылка наёмных убийц по адресу слишком дотошных детективов не была чем-то новым, но так делали только самые отчаянные, наиболее разыскиваемые и понимающие, что им уже нечего терять. Кокоми была из таких же, но её почерк пока был неуловим. Наруками не смогла бы сказать, чего она ждёт от лидера сектантов – классики в духе бесхитростных убийств или целого искусства, когда убийцы подолгу обставляют место преступления. Много мелких ниточек, за которыми скрывались сектанты, были виной Кокоми, и чистые, незапятнанные в крови руки, не смогли бы заставить Огосё потерять бдительность.

Она направила машину к ресторанчику Ватацуми – довольно приличное место, которое не смог уничтожить даже недавний случай. Скупые факты в этот раз не давали никакого представления о том, куда дальше им стоит направиться, однако у Наруками всегда были знакомые, которые могли направить расследование дальше. И это, порой, давало куда больше информации, чем просто труп средней свежести. Даже если он вдруг был найден в экзотичном месте, интересной позе и при интересных обстоятельствах.

Яэ вышла из машины раньше, пока Наруками решала, стоит ли давать остыть остаткам кофе. Простая человеческая жадность в конечном итоге победила, но, помня о том, что Ватацуми – место приличное, Огосё допила приятный напиток в машине, только затем выходя из салона.
Коротко поблагодарив Яэ, Наруками юркнула под зонт и  вернулась к размышлениям об осведомителе, который уже пару недель не поставлял ей актуальную информацию. Волею случая, его квартира находилась недалеко от Ватацуми, но Огосё не хотела возиться с трупом, если вдруг произошло худшее, что можно произойти, поскольку понимала, что Дэвис будет рад повесить на них ещё и это. Будучи крайне исполнительной и ответственной, Наруками наверняка поругается с начальством, и всё только затем, чтобы освободить от работы Яэ, которая вообще никак не была связана с этим человеком. Да, информация, передаваемая Ясимото, помогала и в общих с Яэ делах, но Огосё не рассказывала о нём напарнице. Да и нечего было рассказывать – обычный парнишка, компьютерный гений, хикки. Ясимото знал толк в компьютерной безопасности, поэтому вычислить его было крайне сложно, а его внешний вид никак не выдавал в нём гения – рассеянный, с вечно взлохмаченными волосами, он чудом не забывал о просьбах Наруками, которая закрывала глаза на мелкие хулиганства и взлом банковских счетов. Ясимото не брал лишнего, а его проблемы с законом были... можно сказать, что допустимыми, в пределах нормы.

Она набрала его, когда шла вместе с Яэ до входа, ещё раз посмотрела дату последнего визита в мессенджер – больше пяти дней назад. С этим надо было что-то делать, но тратить рабочее время с Яэ сейчас не хотелось. Если Ясимото мёртв, то нахождение трупа в его квартире никак не поможет расследованию. С другой стороны, Наруками никогда не была настолько черства. Она отказывалась от сложных понятий вроде дружбы и любви, но лишь на людях. Всё-таки, несмотря на сложное прошлое, её к этому тянуло.

Яэ потратила немного времени на то, чтобы занять столик, в процессе создав впечатление некоторой зажатости, и Наруками не стала этому мешать. В конце концов, какое-никакое прикрытие было лучше, чем вход как в участок и открытое демонстрирование значка всем попало. Люди куда охотнее рассказывали сплетни таким же простым людям. Впрочем, тут было не так многолюдно, как думала Огосё. Много потенциальных свидетелей, но много ли готовых говорить? Пока она осторожничала, потому что была в этом месте впервые, и только осматривалась. Наруками хватало того, что здесь было достаточно чисто, однако ресторан был средний даже по меркам чайнатауна - элитным обслуживанием и обилием мужчин в деловых костюмах не пахло и близко. С другой стороны, тут было довольно уютно - мягкие цвета скудного, но как будто по-домашнему обставленного интерьера, продуманная планировка под количество посетителей. Довольно дружелюбный персонал - официант, правда, напоминал собаку своей активностью и дружелюбием, но Огосё оставила это без внимания.

Усевшись за стол, Наруками задумчиво посмотрела на занятую выбором блюд Яэ. Время, которое Дэвис щедро давал им на расследование, в этот раз ограничивалось неделей, чего было крайне мало для цепочки преступлений, которая планировалась в разы дольше, тянулась какое-то время и была явно больше, чем просто одна убеждённая банда. Кокоми не смогла бы покинуть город, но что-то беспокоило Дэвиса, и это Наруками тоже считала подозрительным. Источники из ЦРУ, заинтересованные в Огосё, пока тоже молчали, не давая никакой информации, однако что-то в этом деле было не так. Афиширование не сходилось с отсутствием зацепок. Да, тело там, оккультный символ здесь, но... слишком мало. Слишком медленно.

- Мы можем долго тут просидеть, - негромко заметила Наруками, обведя глазами помещение, - Как найти лягушку, которая сама захочет квакать?

Яэ придерживалась активного расследования, тоже не боясь столкнуться с неприятностями в будущем. Усмехнувшись, Огосё отметила и личный интерес, который и правда был обоснован, но...

well, we sure picked a crazy way, i'm living your night and you my day ♫

Отношение к напарнице у Наруками было сложным. Чтобы понять, насколько, нужно было только всего-то нежданно заглянуть домой к Наруками. В одной из комнат, под телевизионным столиком, на которое было накинуто старое покрывало, бывшее когда-то накидкой на плечи, стоял сейф. Хоть ночью разбуди, Огосё знала пароль – 428 – но открывала сейф нечасто. Помимо упущенных возможностей, как она любила пошутить в гордом одиночестве, допивая бутылку рисового вина или сливовый коктейль, в сейфе были подарки для Яэ, ни один из которых Наруками не отдала ей за эти годы. В дни просветления, которые назывались таковыми даже не потому, что Огосё иначе смотрела на мир, свет как-то по-особенному вычерчивал на лице её напарницы и подруги невидимые ранее линии, и это заставляло Наруками нервничать. Подгоняло её говорить глупости. Покупать подарки. Много пить. Но...

Она была достаточно волевым человеком, чтобы закрыть себе рот. Спрятать ещё одну интересную и дорогую безделушку, которая бы точно понравилась Мико, в этот сейф. Остановить себя в тот момент, когда вкус алкоголя становился отвратительным. На следующее утро Наруками была собой – дома был идеальный порядок, потому что весь срач она выбрасывала или скрупулёзно рассортировывала по шкафам, где таились её скелеты. Израненное и уставшее тело пряталось за одеждой и уверенной осанкой. Рыдающую безвольную тряпку она прятала глубоко в себе. Наруками... оставалась собой, насколько это было возможно.

- Не очень умно, Мико, - ответил кто-то внутри неё.
- Конечно, - искренне улыбнулась она вслух, глядя на манипуляции Яэ с меню.

В глазах напарницы Наруками наверняка выглядела крайне ответственным человеком, поэтому строить из себя дурочку сейчас было последним делом, однако все эти тяжёлые тюки с правдой, на ходу выброшенные из корабля надежд и далеко идущих планов, что на полном ходу стремился куда-то на чистом энтузиазме, теперь тонули в море апатии. Можно было легко придумать ему ещё множество красивых... и крайне печальных названий, но... как только он скрылся за горизонтом, его судьба была предрешена.

- Подумала, что тебе не очень захочется видеть моё уставшее после работы лицо, - почти честно ответила Огосё, - Будем навёрстывать?

Телефон завибрировал, и Наруками мгновенно отреагировала на пришедшее сообщение. Номер Ясимото.

Надо поговорить. Поторопись.

Обычно этот парнишка любил ставить эмодзи, но это сообщение было предельно серьёзным. Будучи спокойной по натуре, Наруками не вскочила и не бросилась за ним (строго говоря, жил он не так близко от ресторана, чтобы бежать по скользким улицам и мгновенно промокнуть), но решила, что Яэ всё-таки должна узнать некоторые подробности.
- Может, не прямо сейчас. Но как неловкое молчание с этой девушкой может увлекать тебя больше, чем человеческая жизнь?
Лениво проглядев меню, Огосё заметила:
- Неформально, да? Выходит, говорить мы будем не о работе, но о чём тогда?
Вид Мико невольно вызвал у неё улыбку.
- Как мы с тобой до этого дошли..?

[nick]narukami[/nick][status]no hesitation[/status][icon]https://i.imgur.com/QGfsuyK.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">наруками</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>modern impact</fan>наденет небо зимы <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=398">меха</a></div>[/lz]

+2

5

Наблюдать за Наруками было крайне интересно. Пусть со стороны малознакомому человеку это будет незаметно, но Яэ за долгие годы работы в полиции, а до этого с покупателями в книжных магазинах, научилась подмечать маленькие детали, которые не сразу бросались в глаза, но многое говорили о человеке. Огосё слишком контролировала все свои действия и это было слишком заметно. Идеальный контроль каждого движения, слова, взгляда. Будто бы боялась, что любая ошибка смертельна. Это было странно, потому что чаще всего она производила впечатление достаточно собранного человека, но в целом весьма отстранённого. Поэтому было интересно наблюдать за тем, как появлялись какие-то скрытые эмоции. Тем не менее, осуждать как-то Яэ не собиралась, лишь с легким интересом наблюдая за напарницей, и за её реакцией. Понятное дело, что ей больше хотелось активных действий, но для этого нужно было сначала прощупать почву. Хотя бы понять есть ли хоть кто-то здесь, кто мог бы дать им нужную информацию или лучше сразу идти дальше. Пока сотрудники не производили никакого впечатления, так что нужно было поспрашивать и понять. А еще при этом попробовать разговорить Огосё раз они в первый раз за долгое время остались наедине. Хотелось узнать её настоящую, потому что за всей этой серьезностью явно скрывался очень интересный человек.

Официант достаточно быстро вернулся, чтобы принять заказ. Внимательно приглядевшись к нему, Яэ не заметила ничего подозрительного, но он и не выглядел, как человек, который с ходу расскажет все тайны заведения. Вот была бы тут девушка, то дело стало сразу проще, потому что разговорить официантку было бы гораздо проще. Отчего-то женщины чаще любят делиться последними событиями, нежели мужчины. Тем не менее стоило попробовать зайти издалека и прощупать почву. Отложив меню, Мико мягко улыбнулась, включая всё свое обаяние.

— Здравствуйте, можно пожалуйста лимонад с османтусом, и греческий салат. А моей подруге, позволишь я выберу за тебя, Наруками? - Яэ повернулась к Огосё в ожидании разрешения сделать выбор за неё и дождавшись кивка, продолжила говорить. — Молочный коктейль и у вас есть данго? Я тут недавно читала в газете, что в одном из ресторанов Чайнатаун подают данго. Мы обе из Японии и скучаем по традиционной еде. Вы случайно не тот ресторан? Я еще помню, что с ним была связана жуткая ситуация, кого-то убили, кошмар просто. Вроде бы уже двадцать первый век на дворе, а до сих пор происходят такой ужас. Ну и да нам две порции данго, если у вас они есть.

— Данго в заказ занес. Вынесу блюда по мере готовности.

Стоило официанту скрыться из глаз, как доброжелательная улыбка Яэ пропала, сменившись раздражением. Ей ой как не нравилось, когда люди игнорировали её и делали вид, что знают больше всего на свете. Тем не менее, такое поведение вызывало подозрение, потому что по парню было заметно, как изменилось его лицо, когда она начала говорить об убийстве. Значит, что здесь что-то нечисто. В отличие от Огосё, которая всегда действовала без лишних формальностей, Мико нравилось играть в плохого и хорошего копа, умело совмещая сразу двух. И сейчас её попытка побыть хорошей не удалась, так что теперь она разыграет вторую карту. Тем не менее, сначала нужно было объяснить свою задумку напарнице, которая продолжала вопросительно на неё смотреть, ожидая объяснений.

— Прости за эту маленькую импровизацию. Хотелось проверить кое-что, а привязать твои любимые данго к убийству было сложно. И да я знаю, что ты любишь сладкое. Все в отделе знают, что ты та еще сладкоежка, а сочетание молочного коктейля с данго должно тебе понравится. Оно достаточно необычное, но вкусное. Поверь мне.

Яэ протянула руку вперед, прикоснувшись к Наруками и подмигнула ей, а затем начала внимательно осматриваться, пытаясь найти подсказки. Посетители выглядели достаточно обыденно, а вот персонал вдруг резко стал напряженным. Это было интересно, потому что до её заказа они были весьма дружелюбные, а сейчас на их столик кидали косые взгляды. А значит спрашивать дальше под прикрытием было бесполезно. На секунду Мико отвлеклась на сигнал телефона, подумав, что это её, но заметила тень на лице Наруками, которая мельком взглянула на экран и отложила смартфон в сторону, а затем заговорила. Мико на секунду подумала о том, что рядом с этой девушки у неё не сходит с лица улыбка. И это была не поддельная, которой она улыбалась всем, чтобы получить нужные сведения или расположить людей к себе. Наоборот, Наруками заставляла её быть искренней, располагая к себе, как никто другой. И Яэ это нравилось, потому что в её жизни осталось мало людей, которые вызывали у неё настоящую улыбку. Перекинув ногу на ногу так, чтобы была видна полоска от чулок, девушка откинулась на спинку, со скучающим взглядом изучая, то интерьер, то изредка поглядывая на напарницу. Последняя явно была чем-то озабочена или озадачена, но скрывала это за улыбкой. Иногда, Яэ казалось, что они просто обе зря теряют времени, потому что определенно между ними были какая-то искра. И можно было давно сходить на обед куда-то или на завтрак, или хоть куда-то, чтобы понять насколько это серьезно. Обычно одной или двух встреч хватало, чтобы сделать хоть какие-то выводы. Но они обе осознанно тормозили друг друга, при этом напряжение между ними нарастало. И Мико всё еще не понимала, почему она не взяла ситуацию в свои руки. Быть может ей хотелось просто перестать всё контролировать, потому что это уже порядком надоело. И если между ней и Наруками действительно что-то есть, то всё произойдет само по себе.

Дождавшись блюд, Яэ поблагодарила официанта еще раз отметив его нервозность, и быстро начала перебирать варианты исправления ситуации. Один из них показался весьма интересным, оставалось его разыграть, а перед этим проверить есть ли у неё с собой прослушка. Это было не самой хорошей идеей, но тем не менее вполне рабочая схема, которая часто помогала узнать много нового. Даже если не получится узнать нужную информацию, то обязательно проскользнет то, чем можно будет шантажировать и добиться ответов. Именно это и собиралась сделать Мико, но для начала планировала отвести от себя подозрения. Поэтому попробовала салат, отметив, что даже не нужно делать вид, что он вкусный, потому что готовили тут явно хорошо. Да и данго выглядели достаточно аккуратно. Заведение явно было весьма приличным, поэтому всё еще стоял вопрос, как оно было связано с сектантами. Это предстояло выяснить в ближайшее время, которого у них с Наруками было не так много. Дело явно было весьма серьезным и лишний раз прохлаждаться было плохой идеей. Тем не менее упустить шанс поболтать с Огосё было бы непростительно. Так что Яэ поставила локти на стол и придвинулась к девушке напротив настолько близко, насколько это было возможным и хитро улыбнулась.

— О работе мы успеем поговорить всегда, а так у нас целый простор для разговоров. Например, последние сплетни. Ты знала, что Кудзе Сара из отдела по борьбе с наркотиками по уши в тебя влюблена? Она прям так глазками стреляет тебе, все уже наши заметили. Что думаешь?

Яэ широко улыбается и делает глоток лимонада, неотрывно наблюдая за тем, как щеки её компаньона медленно заливаются краской. Она предполагала, что её можно было смутить, но чтобы настолько легко. Прикрыв ладонью губы, Мико захихикала, а затем тут же стала серьезной, понимая, что могла слишком смутить напарницу и это могло сказаться на их отношениях, да и на дальнейшей совместной работе в том числе. Ей хотелось увидеть хоть какие-то эмоции на чужом лице, но и перебарщивать не очень-то хотелось. Поэтому она снова мягко прикоснулась к её руке, пытаясь расположить к себе.

— Прости, я не хотела тебя смутить. Просто.. Не скажу, что мне легко даются всякие непринужденные разговоры, поэтому давай переведем тему. Но, если честно я понимаю Сару, потому что ты способна впечатлить кого угодно.

Последние слова вырвались сами собой, прежде чем Яэ успела закрыть рот, поэтому собственное лицо залилось легким румянцем, но Яэ не прекращала делать вид, что всё идет так, как и должно. Доев салат и дождавшись, когда Наруками покончит со своим заказом, девушка поинтересовалась у официанта, где туалет, а затем прошла в нужную сторону. Как и предполагалось в маленьком коридоре было две двери: одна в стафф, а другая уже в туалет. Достав из кармана небольшой жучок, Яэ бодро открыла дверь стаффа, столкнувшись с удивленным взглядами официантов. Тут же извинившись перед ними за то, что попутала двери, она незаметно прикрепила к столику рядом со входом жучок и прошла в туалет. Для приличия даже зашла в кабинку, посидела там, а затем вышла и будто бы случайно оставила на раковине губную помаду, которой особенно ярко подвела и без того алые губы. Отчего-то ей захотелось чуть подкраситься, потому что от одной мысли, что это может понравиться Наруками, девушка чувствовала глупую улыбку на лице.

Выйдя из туалета, она довольно быстро расплатилась на барной стойке, а затем подошла к столику, подхватывая со спинки сумку и пальто, а затем жестом показала Наруками, чтобы шла за ней. На улице на удивление стало не так дождливо и мерзко, так что зонтик им явно был не нужен. Хотя мысль снова оказаться так близко с напарницей Яэ очень импонировала. Тем не менее девушка подошла к их машине и убедившись, что никого рядом серьезно заговорила.

— Официанты явно что-то знают у нашего была не очень нормальная реакция, когда я заговорила про убийство. Я оставила в стаффе жучок, но нужно вернуться сюда через какое-то время, чтобы данные с него отправились мне на телефон. Так что мы можем поехать по другим делам, а у тебя они точно есть. Ты явно была обеспокоена смской.

Она улыбнулась, ожидая ответа, отмечая насколько идеально сидела одежда на Наруками и какой был непозволительно привлекательный вырез на груди, который почему-то раньше не бросался так в глаза. И даже когда её беззастенчивый взгляд заметили, Яэ не сразу отвела его, позволив себе еще немного полюбоваться. В конце концов, давно пора дать хоть какой-то намек на то, что ей интересна Огосё не только, как напарница. Оставалось надеяться, что этот интерес был обоюдным.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/398/25757.png[/icon][nick]Yae[/nick][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Яэ</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Moder Impact</fan>but it's so good, I've never dreamed of nobody like <b><a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=403" class="ank">you</a></b></div>[/lz]

+2

6

Отсутствие зацепок буквально толкало Наруками на то, чтобы оценивать обстановку вокруг более внимательно. Она постаралась избавиться от своей дотошности, коль уж они с Яэ не светили пока своими значками, но место казалось ей странным, и Огосё чувствовала, что её напарница тоже так думает. Посерьёзневший официант то ли что-то знал, но не желал говорить, то ли слишком расстраивался последним событиям. Вполне возможно, что как раз после таких случаев, задающих много вопросов людей и пытаются отравить. Тем не менее, попытки найти в этом месте больше вреда, чем было, успехом не увенчались, и Наруками вернулась к изучению мелких деталей, которые теперь уже мало были связаны с делом. Конечно, наблюдать за кокетством Яэ ей было не впервой, но едва ли она заказывала то, что не любила. С другой стороны, Огосё как будто уже знала о ней всё, при этом затрудняясь ответить, насколько это соответствует настоящей Яэ, когда она заканчивает рабочий день и отправляется домой. Наруками не интересовалась, где она живёт и каждый раз смотря в личные дела, пропускала глазами эту строку. Яэ незачем знать, что кто-то мог бы каждый день отправлять ей самые лучшие цветы в этом городе.
- Да, это очень помогает делу.

Ответ официанта был слишком странным, но этого всё ещё было недостаточно, чтобы судья выдал ордер на обыск. Однако, его величество Глен Дэвис не гнушался полуофициальными методами ведения расследования, а умение вскрывать замки делало Огосё более чем подходящей для того, чтобы влезть сюда после закрытия и попробовать что-то разнюхать. Она посмотрела на Мико, словно взвешивая, можно ли сейчас озвучить ей все мысли по этому поводу или лучше подождать, пока они снова не окажутся в машине. После двенадцати секунд раздумий победил второй вариант.

Слушать объяснения напарницы было и забавно, и неловко. Наруками закатила глаза, но скорее рефлекторно, и негромко выдохнула. В конце концов это тоже было частью игры, и едва ли искренняя реакция могла уличить её в тех эмоциях, которые Огосё не испытывала. Другими словами, всегда держа в голове то, что кто-то может оценивающе смотреть на них и проверять, насколько они действительно похожи на обычных посетителей ресторана, Наруками не видела в этом поведении ничего странного.

- Кажется, утренние подарки от друзей по участку сдали меня с потрохами. Но ты бы могла предложить мне и сочный стейк с кровью, это ничуть не хуже сладостей, которые я так люблю, - заметила Огосё. Она не хотела сконфузить Мико, взявшую инициативу в свои руки, но при этом считала нужным рассказать о себе побольше, и чтобы при этом это было что-то такое, что Яэ не могла услышать от коллег. Наверное, если бы не настойчивость напарницы, Наруками бы давно спряталась за своим рабочим профилем, этаким отстранённым от мирской суеты человеком, который не желает видеть в своей жизни ничего кроме карьеры. Но получалось пока всё с точностью до наоборот. Улыбка Мико здесь, её прищуренный-как-будто-бы-заигрывающий взгляд там. Такое мимолётное, но всё же касание рук, позволяющее почувствовать её тепло. Даже такие мелочи, как довольно конкретный флирт, которым занималась Яэ.
Поняв, что слишком уж долго рассматривает бёдра Мико, думая, впрочем, о чём-то своём, а не выборе элементов гардероба напарницы, Наруками невозмутимо перевела взгляд на свой заказ, решив, что если уж их с Яэ отравят, пускай это будет смерть в один день.

Но... нет, конечно же нет. Огосё хватило увидеть других посетителей, некоторые лица она время от времени видела в этом районе. Не сказать, чтобы у неё была фотографическая память, но они уж точно не могли тоже играть свои роли. А случайные посетители – это всегда хорошие свидетели. Конечно, подвязывая одно к другому, она прослыла стать такой же, каким был когда-то МакАлистер, но японка не могла просто так выкинуть его из головы. И сложные извращённые умы некоторых убийц не давали ей расслабиться и мыслить слишком просто.

Официант оставил стакан с водой, хотя никто из них не заказал кофе, и Наруками поняла, почему. Данго с молоком были великолепны. Блюдо оказалось тяжёлым, на уровне бисквитных тортов с хорошей порцией крема, и вода сглаживала его, делала более мягким. Но, на самом деле, отвечая Мико насчёт стейка, Наруками только больше раззадорила свой аппетит и данго могло лишь перебить его на какое-то время. Вслух она, разумеется, ничего не высказала, потому что и Яэ не стала делать большой заказ. Но в случае чего японка была честно готова ответить по поводу изысканности и вкуса этой сладости. Однако заходить в это место ещё раз, чтобы им насладиться, учитывая все обстоятельства, она бы не стала. Что касается сочного куска мяса, то...
- Может быть, после работы, - подумалось ей за секунду до того, как она заметила, как близко к ней оказалась Мико.

- Хм.
Наруками нахмурилась, сердито сдвинув брови. Такой взгляд обычно говорил Дэвису, что с ней лучше не шутить. Смущение проявилось лёгким румянцем, но она не позволила ему овладеть собой. Сара... порой была чересчур настойчива, однако Наруками оставалась непреклонной. Пройдя не один десяток дел, она обычно использовала один и тот же ответ, когда у неё выдавалась прекрасная возможность закрутить служебный роман. Ей, признаться, импонировали люди, готовые без остатка бросить себя в запутанные, сложные и витиеватые отношения с таким сложным человеком, но Наруками считала, что без этого им будет лучше и легче. Что найти пару им стоит где-то на стороне, потому что пускать под откос чью-то жизнь ей совершенно не хотелось. Бывали такие дни, когда ей действительно хотелось расслабиться, но Наруками предпочитала топить себя в не самых лучших альтернативах вроде закрытых ночных клубов. Да, приходя домой, она бросала один-другой стыдливый взгляд на сейф, в котором, кажется, покоились её настоящие отношения, но к утру всё это проходило, и Огосё становилась крайне сосредоточенной и серьёзной.
Что касается Сары... да, наверное, она спустя несколько лет могла бы пожалеть о том, что не пускала её в свою жизнь, даже учитывая откровенные фото, которые коллега несколько раз присылала ей на телефон. Учитывая работу с Мико, Наруками сразу удаляла эти фотографии и сам факт их наличия казался ей постыдным, даже несмотря на то, что официально она была совершенно свободна. Сара была упрямой, но не болтливой, и порой Наруками казалось, что у неё дома имеется похожий сейф, в котором, как это ни забавно, можно было спрятать не так много. Впрочем, изобретательности Сары, которая работала не на полную ставку, можно было позавидовать, хотя это в какой-то момент начало напоминать сталкинг. Она даже как-то устроилась в тот самый ночной клуб, куда Огосё приходила просто расслабиться. Увидеть там Сару... что ж, это, как и то, во что Кудзё была одета, Наруками предпочла бы никому и никогда не рассказывать. Даже если бы её отношение к Саре могло измениться.

Наруками покачала головой, оставшись невозмутимой, когда Яэ как будто случайно коснулась руки. Видеть, как смущение передалось и ей, было странно, но учитывая методы работы с людьми, она могла хитрить. Мико лишь внешне была такой беззаботной и наивной, но почти все в участке видели её именно такой. Играть определённые роли у Наруками получалось в разы хуже, поэтому на такие задания Яэ обычно отправлялась одна, будучи под прикрытием своей напарницы. У Огосё в запасе была только парочка типажей, реализовать которые можно было, если нахмурить брови или, например, улыбнуться. Подавляя в себе большую часть эмоций, Наруками чувствовала, что как будто возвышается над собой. Яэ была совсем другой и именно этим она привлекала. Впрочем, как человека, который почти всю жизнь посвятил разгадыванию загадок и распутыванию сложных дел, Огосё видела перед собой ещё одну загадку, которую она обязательно должна раскрыть. Может быть, ещё нескоро, но ей было некуда торопиться. Она чувствовала уверенность в том, что Мико никуда не денется, если, конечно, этот флирт не был частью её игры.
- У меня нет на это времени, Яэ. Думаю, что Саре стоит обратить внимание на более достойных людей. Она молода и красива, так что проблем с этим у неё быть не должно.

Впрочем, реакция Мико была крайне интересной. Игра в отношения пока проходила по большей части вне этих отношений, но Наруками запоздало поняла, что, возможно, её ответ мог быть грубоватым, а по лицу Яэ было сложно угадать её реакцию, ведь подобно самой Огосё, она не теряла самообладания в такие моменты. Наруками действительно обеспокоилась этим, но Мико умела быстро перевести тему. Несвойственный японке червячок сомнений теперь глодал изнутри нерушимые принципы, но Огосё довольно долго убеждала себя, что никому нельзя до конца открываться. Правда, она никогда не делала скидку на такое состояние как глубокая влюблённость, поэтому обстоятельства всё усложняли. Будь Наруками сильной, она бы уже давно перевелась в другой участок, чтобы совсем не пересекаться с Яэ, однако она продолжала раз за разом испытывать себя, поглощать эти губительные, но в то же время прекрасные чувства. Сердцу никогда не было спокойно в присутствии Мико, и Наруками не раз отмечала, что даже самые опасные и сложные задания не вызывают у неё таких нервов.

Всё сложно.
Именно это Огосё повторяла себе каждый день, когда речь заходила о решительных действиях.

Проводив удалившуюся Мико взглядом, Наруками отметила, что та не сказала ничего о своих планах, но примерно понимания, к чему всё идёт, Огосё и сама бы предпочла оставить прослушку, чтобы иметь примерное представление о том, что происходит здесь как в их отсутствие, так и после закрытия.
Всё это время японка проверяла телефон почти инстинктивно, и стоило Яэ покинуть её, как волнения вернулись с новой силой. Да, Ясимото был не больше, чем просто информатором, но, чёрт возьми, полезным, и... в этом мальчишке было порой больше искренности, чем во всём городе. Пожалуй, для такого друга в её разрушенном мирке, где бушевали только холодные ветра да катались на манер перекати-поле колючники, всегда было место.

Напарница не заставила себя долго ждать, и Наруками без лишних слов направилась за ней на улицу. Кажется, теперь проверить логово не слишком удачливого (или всё-таки чудом избежавшего кары?) хакера было необходимостью, а не одной из зацепок. Свежий воздух несколько привёл её мысли в порядок, и Огосё точно знала, как действовать, если её хороший знакомый всё-таки пал жертвой сектантов или попросту недовольных его информацией клиентов. Немного почти_свободного времени в итоге позволит проработать все варианты, потому что Наруками до конца не верила в этот сомнительный ресторанчик. Кроме того, нужно было где-то дождаться вечера. Где-то там маячило обыкновенно нетрезвое завершение дня, но в этот раз нужно было проверить, что скрывает персонал, а это означало долгую ночную вылазку и совершенно разбитый следующий день. Сомнительные перспективы, но Наруками верила в то, что они могут что-то найти в подсобке. Кто знает, может быть подвал этого ресторана оборудован под места поклонения загадочной Кокоми..?

- Да, я... – как-то спутанно начала Наруками, столкнувшись взглядом с Яэ и отмечая то, что вдруг изменилось в ней за пять минут. Да, будь на её месте Сара (а она ведь была, и Яэ лучше не знать, в каких позах, какой одежде или даже отсутствии одежды), Огосё бы привычно закатила глаза, показывая то, насколько устала от откровенного флирта, но Мико... никогда не навязывала себя, скорее хотела играть в известную одной ей игру и уже долгое время тщетно пыталась позвать свою непоколебимую напарницу присоединиться к ней в этой игре. Но как бы велика ни была вера Огосё в свою напарницу, она сомневалась, что игривость и флирт Яэ лишь часть её образа. И времени на то, чтобы выяснять это, сейчас не было.

- А когда оно у тебя будет? Когда ты будешь лежать в могиле?

Наруками села в салон, вставила ключ в замок зажигания и какое-то время сидела так, обнимая руками руль и смотря на сверкающую после дождя улицу.
- Я думала подключить к делу информатора, с которым часто работала, - наконец, произнесла японка, - Его зовут Ясимото, он пару раз уже помогал Саре с какой-то документацией и программами для сканирования лиц и отслеживания по банковским счетам. Не совсем честный парнишка, но больше положенного не берёт. Род деятельности вешает на него кое-какие сложности, но он перестал выходить на связь почти неделю назад, а когда мы были в ресторане, мне пришло смс от него, но написано не в его духе. Я понимаю, что мы работаем вместе, но там может быть опасно, и я не могу сказать, связано это с сектой или его личными проблемами. Но мне в любом случае надо проверить.

Наруками повела машину в нужном направлении, не поинтересовавшись у Яэ, согласна ли она на это, потому что заранее знала ответ. В таких случаях обычно проверяется на верность дружба, которой уже не один год, однако Наруками просила даже не для себя, ведь это могло быть связано с делом. Пользоваться помощью Мико для решения каких-то других вопросов она считала слишком унизительным, но не с позиции той, кто отвергает чью-то помощь только из-за гордости. Яэ видела в ней определённого человека, и обычно этот человек не прибегал к чьей-то помощи чуть только она потребуется. Огосё считала, что всё и должно оставаться так.

Чем ближе она подъезжала к временному жилищу Ясимото, тем больше волновалась, и даже Яэ не могла отвлечь её в полной мере. Вот она поспешно выходит из машины, вот где-то сзади хлопает дверца. Кажется, она забыла заглушить мотор, но ничего страшного. На ходу делает несколько затяжек и бросает окурок в лужу возле многоквартирного дома – пусть и большого, но не слишком приметного. Ещё полминуты на то, чтобы войти, в очередной раз сощурить глаза от мигающего в вестибюле света, в полной мере ощутить протяжное и долгое эхо постанывающего в шахте лифта. Десять секунд на поездку до четвёртого этажа вместе с Яэ – впору бы опустить одну неловкую шутку про то, что тут было бы интересно застрять. Но Наруками предельно серьёзна. "Потом", как она любит говорить, всё потом.

Дверь в его квартиру была приоткрыта, и это немного замедлило Огосё. Она выхватила из кобуры пистолет, сняла оружие с предохранителя и уже куда осторожнее двинулась внутрь, безошибочно чувствуя Яэ за спиной. Жуткий бардак в квартире – настоящее пристанище холостяка – не могло стянуть на себя всё внимание, ведь Наруками знала, что главное оружие хакера – это техника. Тот, кто здесь побывал, тоже мыслил похожим образом, потому что всё, что так давно и долго помогало Ясимото, было приведено в плачевное состояние. Мониторы были разбиты, из компьютера выдернуты все жёсткие диски. Смартфон Ясимото, с которого, предположительно, была отправлена смс, грустно глядел на них разбитым экраном – по повреждению было похоже на выстрел из пистолета. Рядом со смартфоном на полу красовался отпечаток ладони, оставленный кровью. Во всяком случае, так казалось. Крови было не очень много, но самого Ясимото нигде не было, насколько позволял увидеть беглый осмотр квартиры. Вздохнув, Огосё присела, изучая самые очевидные улики и заставляя себя не думать о том, что их скорая трапеза в ресторане могла стоить Ясимото жизни. Во всяком случае, следы борьбы выглядели не очень свежими.
- Плохо дело.
- Поищем улики, - тихо произнесла Наруками, снова щёлкнув предохранителем и убирая оружие, - У нас будет какое-то время до вечера, прежде чем можно будет снова наведаться в ресторан. И теперь уже не затем, чтобы строить глазки тем, кто каким-то чудом остался там после закрытия.

Она не хотела обидеть Яэ последней фразой, но та должна была понять это. Что теперь у них не будет времени играть в любезности с теми, кто не отвечает на вполне конкретные вопросы.

[nick]narukami[/nick][status]no hesitation[/status][icon]https://i.imgur.com/QGfsuyK.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">наруками</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>modern impact</fan>наденет небо зимы <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=398">меха</a></div>[/lz]

+2

7

[nick]Yae[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/398/25757.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Яэ</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Moder Impact</fan>but it's so good, I've never dreamed of nobody like <b><a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=403" class="ank">you</a></b></div>[/lz]

Прохладный воздух охладил весь пыл и запал кокетства, который Яэ только успела накопить. Она наигранно обиженно надула губки, в ответ на предыдущую фразу про отсутствие времени. И уже следующий немногословный рассказ про информатора заставил девушку убедиться в её догадках. Наруками жила наперед, вечно куда-то торопилась, будто пыталась прожить несколько жизней одновременно, при этом пропуская всё мимо, закрываясь ото всех. Быть может, будь она более чуткой, то и заметила неладное с парнишкой раньше. И знаки внимания к себе. И еще кучу всего того, что её напарница пропускала каждый день. И это почему-то раздражало Яэ. Наверное, из-за того, что её тоже игнорировали. Сколь бы она не пыталась флиртовать, привлечь к себе внимание и хоть как-то поддерживать общение Огосё оставалась непроницаемой, будто бы была куклой. Но Мико знала, что там внутрь за каменной маской бьется горячее сердце и за всеми этими холодными взглядами кроется человек с таким темпераментом, что никому и не снилось. Нужно было только вытащить его и больше никогда не прятать.

Тем не менее, личные мотивы всегда оставались позади, когда дело касалось работы или чужой человеческой жизни в опасности. Пусть неизвестный ей парнишка был не слишком чист перед законом, если ему доверяла Наруками, то и Мико будет. Поэтому она кивнула и ободряюще коснулась локтя коллеги, прежде чем обойти машину и сесть со стороны пассажира. Уже в машине, наблюдая за смазанным из-за дождевых капель миром, Яэ всё-таки позволила себе озвучить свои мысли. В конце концов, они были неплохими приятельницами и часто делились мнением обо всем на свете. Поэтому вряд ли её слова могли задеть, но всё равно она старалась подбирать их очень тщательно.

— Знаешь, ты так часто говоришь, что у тебя нет на это времени, но ты когда-то задумывалась о том, что может настать такой момент, когда времени больше не будет? Никакого. Совсем. А у тебя за спиной осталось тысяча и одна неисполненная мечта, желание и куча всего. Не мне читать тебе нравоучение, но пока ты делаешь вид, что живешь, настоящая жизнь проходит мимо тебя. И как бы ты не пропустила самоё важное.

Или кого-то важного.

Дальше они ехали в абсолютной тишине, потому что Наруками оставили эту фразу без ответа, да и что можно было на это сказать? Они не были подругами, скорее очень близкими знакомыми коллегами, но не более того. Никто из них так и не рискнул переступить черту, хотя Яэ делала попытки постоянно. Балансировала на самом краю, чтобы рискнуть стать кем-то ближе или навсегда потерять хорошие взаимоотношения с Огосё. С обычными людьми это её не сильно пугало, потому что такое происходило постоянно. Но ей действительно нравилась её коллега и не только, как человек. Ей хотелось не только дружить, но и что-то большее, но для этого надо было переступить через себя и рискнуть. А еще принять тот факт, что назад пути не будет и их рабочие отношения навсегда могут поменяться. У каждого решения есть свои последствия, и Яэ тянула с тем, чтобы взять на себя ответственность за действия, поэтому просто топталась на месте. По крайней мере, она была ближе всего к тому, чтобы перешагнуть черту, пока Огосё топталась в самом начале, напрочь игнорируя все попытки флирта. И либо ей Яэ в принципе не была интересна, либо, наоборот, нравилась так сильно. что она просто не знала, что делать. Впрочем, гадать на кофейней гуще девушка не любила, поэтому не строила никаких теорий. Всё всегда оказывается намного проще, чем казалось на первый взгляд.

Наруками практически выбегает из машины, забывая даже заглушить машину. Яэ лишь грустно вздыхает, только предполагая, что творится в чужой голове. Тем не менее, она глушит автомобиль и вытаскивает ключи, а затем выходит на улицу. По девушке впереди неё было видно, насколько та взволнована и её едва ли не трясло от напряжения. Мико почти открывает рот, чтобы пошутить на какую-нибудь нейтральную тему, но взгляд Огосё был настолько красноречив, что все слова застревают где-то в горле. Она просто механически следует за напарницей, и после щелчка предохранителя, проделывает тоже самое, бесшумно следуя позади. Ей никогда не нравились перестрелки, но в их работе никогда нельзя было предсказать, когда потребуется отстреливаться. Так что стоило просто быть готовыми.

Квартира выглядит достаточно жилой, но явно указывала на холостой статус хозяина. Определенно интроверт, вел исключительно домашний образ жизни, о чем свидетельствовало много мусора и пустые коробки пиццы на полу. Тем не менее, беспорядок был явно сильнее, чем обычно, как и подсохшие следы крови на полу. Разбитые мониторы уныло смотрели на гостей, а внутри квартиры явно не хватало свежего воздуха. Яэ аккуратно наблюдает за коллегой, особенно за тем, как меняются эмоции на её лице. Пусть Огосё в жизни не признается, но она явно переживала за этого паренька. И наверняка корила себя сейчас за то, что они не приехали сюда сразу же. Ей почти хочется обнять её. уткнувшись носом куда-то между лопатками, и этот порыв удивляет Мико. Настолько сильно, что она не сразу даже понимает, что ей говорят и почти на автомате кивает, пока не цепляется за последнюю фразу. Это заставляет её улыбнуться и закатить глаза. Ну, ей определенно удалось задеть свою коллегу, раз она так уцепилась за невинный флирт Яэ. Настроение тут же становится чуть лучше, поэтому она позволяет себе ответить шуткой, чтобы разбавить и без того тяжелую атмосферу.

— Оу, неужели ревнуешь Наруками? Я могла бы флиртовать и с тобой, если ты позволяла. А то кое-кто закрылся в своей ракушке и отчаянно оттуда не хочет выползать. Яэ кокетливо улыбается. и как бы невзначай проводит рукой по чужому предплечью, а затем двигается дальше вглубь квартиры. Тем не менее чужое беспокойство передается и ей, поэтому через пару шагов она замирает и задумчиво говорит куда-то в сторону: — С твоим другом всё будет в порядке, не переживай. И мы вытащим всю информацию из тех официантов, можешь не сомневаться.

Цокот каблуков разбавляет тишину в квартире, поэтому Яэ не спешит ходить тише. Определенно, здесь никого кроме них нет, но и местонахождение хозяина было под большим вопросом. Неизвестно даже живой он или нет. Тем не менее, думать о плохом не хотелось. Поэтому девушка взглядом обыскивала разгромленную комнату, пытаясь предположить размер разрушений и можно ли включить что-то из техники. Она ловко выуживает из кармана пакет для улик и аккуратно помещает туда телефон с пола. Был шанс попытаться его поковырять в участке, но это ставило под угрозу очень многое. В целом их присутствие сейчас на месте преступления было неофициальными и могло грозить многими проблемами. И Яэ почти готова была об этом напомнить, но понимала, что сейчас её слова ничего не дадут. Наруками прекрасно знала, что делает и нуждалась сейчас в некой поддержке, которую и осуществляла Мико. Тем не менее, она не была в восторге от происходящего, потому что это всё грозило большими проблемами. Особенно, если паренек мёртв. Подойдя к ближайшему компьютеру, девушка надела перчатки и попыталась привести технику в чувство, параллельно обратившись к Огосё.

— Кто мог нанести ему такой разрушительный визит? Насколько он был в курсе нашего дела? И какова вероятность, что на него напали сектанты, которых мы ищем? Это могло бы нам дать алиби на случай, если... его деятельность вскроется. Я в теории могу попытаться оживить технику, но не уверена, что это поможет. А улик здесь кроме подстреленного телефона нет. Даже гильз пустых не осталось.

Яэ тяжело вздыхает, понимая, что сейчас они находятся в тупике. Искать паренька почти тоже самое, как поиск иголки в стоге сена. Абсолютно бесполезно и энергозатратно. Тем не менее если он знал что-то о деле Кокоми, то это могло стать весомой зацепкой. Мико кинула взгляд в сторону коллеги, которая стояла будто в каком-то трансе, смотря в пустоту. Это заставляет нахмуриться девушка и она подходит, замирая слишком близко, всматриваясь в чужое лицо. Наруками будто бы её даже не заметила, пребывая в собственных мыслях, чем вызывает волну раздражения у Яэ. Серьезно? Они стоял буквально в сантиметрах друг от друга и та даже не шелохнется? Кажется, пора было делать тот самый шаг через черту, чтобы понять, а что делать дальше.

— Эй, Наруками, ты как?

Она непроизвольно для самой себя дотрагивается ладонью до чужой щеки, поворачивая его к себе, и когда осознает свой жест, испугано дергается. Но руку не убирает, наблюдая за реакцией коллеги. Да, для такого интимного момента была не та обстановка, но можно искать всю жизнь особенно место и не найти. Хотя, будь они хотя бы не на месте преступления, то Мико обязательно её поцеловала. Горячо, страстно и обязательно с языком. И обязательно запустила руки в чужие волосы, притягивая к себе ближе.

Но они всё еще стояли в середине разгромленной комнаты среди кровавых следов человека, который явно был дорог Огосё. И было бы правильно е флиртовать с ней, сбивая с толку, как бы сильно этого не хотелось. Поэтому Яэ проводит рукой вниз убирая её в карманы пальто, перед этим пальцами едва коснувшись шеи. Определенно, это сработало, потому что в чужих глазах было столько эмоций, что Мико невольно ехидно улыбнулась. Ну, как минимум интерес друг к другу был обоюдный. Определенно стоило проверить свои догадки, когда они будут хотя бы в немного другом месте, потому что больше ходить вокруг да около не хотелось. Тем не менее, девушка разворачивается на каблуках, снова подходя к выключенным компьютерам.

— Давай найдем твоего осведомителя, попутно узнав, что там у официантов, а затем займемся чем-нибудь поинтереснее? Но для этого надо кое-кому перестать стоять истуканом, так мы тут до вечера застрянем, а я абсолютно не имею ни малейшего представления, что здесь можно найти.

+2

8

- Мы ведь оставим его, Макото?
- А ты хочешь? Он ведь сломанный. Ему нужна помощь.
- Он живой человек... Разве не это главное?

Наруками могла долго объяснять, что Ясимото для неё не так уж важен, чтобы вытаскивать его из любой передряги, но порой солнце поднималось чуть выше, заставляя их всех отбрасывать более длинные тени. Тянувшиеся вдоль шумных улиц, они напоминали Огосё о прошлом. О ярком свете прожекторов, которые слепили оказавшиеся в ловушке обнажённые тела. О холодном голосе громкоговорителя, когда даже ледяной пол, который до судороги сводил ноги и заставлял постоянно переминаться, казался теплее. Росчерки плетей – совсем не таких, какими потехи ради орудуют домины в ночных клубах – по обнажённым спинам, где уже застыло багровое переплетение глубоких линий. Вспоротые борозды свежей плоти. Забирающиеся под кожу иглы с леденящей кровь жидкостью, что тянет мышцы, путая всё в один тугой клубок из животных инстинктов, отключающих способность соображать. Прикосновения чужих рук - точно грязь, что мажет по предплечьям, щекам и груди, заставляя подолгу дрожать.

Это пролетело мимо её глаз как вспышка. Некоторые дела, оставившие в душе Огосё глубокий след, порой заставляли её надолго задумываться. В это время никого не было рядом, но Наруками доверяла своей напарнице вопреки всем "но". Идти на попятную, конечно, было уже поздно, но хорошо, что японка могла объяснить это тем, что Ясимото не последний для неё человек. В голове тем временем роились десятки, сотни предположений, ведь информатор тоже не был так прост. Как далеко протянется влияние Омиками, который был тесно связан с работорговлей..? Помнит ли кто-то, что он в своё время зомбировал людей? Помнит о терактах со смертельным ядом в метро..? Убирал ли обезображенные трупы после взрывов в торговых центрах? А знает ли об этом Яэ..?

Говорить больше положенного Огосё не привыкла, даже когда от этого зависела целостность её значка. Как неоднократно подтверждалось, при игре в хорошего и плохого копа, к силе неизменно прибегала именно Наруками, которая, казалось, давно устала от всего мира, и нигде не могла набраться сил, чтобы относиться к окружающим её вещам и людям иначе. Эти принципы путались в её голове, поэтому порой Огосё относилась к вещам, как к людям, а людей считала не более полезным инструментом, чем некоторые вещи.

Конечно, выбирая из двух зол, она бы заверила весь мир, что Ясимото обычный парнишка, который, как и она, решил начать новую жизнь, которая тоже не слишком удалась, хотя и была лучше старой. Огосё лукавила, ведь он был связан с ней, и его выбор в пользу такой деятельности был обоснован исключительно его желаниями приносить благо... довольно специфичным образом. Откуда у него было такое желание, Наруками и так догадывалась.

На самом деле, эти части разбитой мозаики давно сложились перед Огосё в дело всей её жизни, просто она, раз за разом отрицая этот факт, не хотела думать ни о чём другом. Кокоми была просто ещё одной куклой Омиками – возможно, не слишком важной, потому что он уже подставил её под удар, и теперь успех этого дела зависел от времени. Откровения могли приходить к Наруками одно за другим, но сейчас, слушая Яэ, она понимала, что Ясимото оказался тут неслучайно. Едва ли Мико копала настолько глубоко, вмешивая сюда международную угрозу, но Наруками привыкла оставлять это всё при себе. Да, впереди маячило повышение до агента центрального управления, где такие вещи уже не будут её личным делом и личным секретом, когда можно вести своё расследование в обход общего (но зачастую именно вместе с ним), однако пока её руки были развязаны. Во всех смыслах. Ясимото, несомненно, был только одной частичкой паззла, тогда как остальные его части разлетелись в стороны и темным пятном затаились на столь же тёмном полу.

Прикосновение заставляет спутаться даже самые тяжёлые и глубокие мысли, но Наруками стоит неподвижно, только изучая глазами лицо Яэ. Иногда её собственная паранойя рисовала совсем нетипичные картины для такого долгого знакомства. Да, порой Огосё видела кошмары о том, как Мико предаёт её, вонзает нож в спину, но такая смерть не приносит Наруками горечи – скорее напротив, дарует какую-то невыносимо желаемую лёгкость, заставляет её парить где-то под облаками и, совсем неожиданно для себя, радостно смеяться именно такому концу. Яэ не продолжает своих попыток, потому что они и так возымели успех, но едва ли она чувствует, как ёкнуло сердце Огосё. Та вдруг вернулась во вчерашний день, когда покупала ещё один подарок, который едва ли могла вручить девушке, которую любит, но которой не может так эгоистично рисковать.
- Я – самый худший человек, которого ты могла бы полюбить, Яэ. И когда-нибудь я наберусь смелости сказать тебе об этом.
Она согласно кивает, но мысли занимает совсем другое, и, даже несмотря на доверительные отношения, Наруками не считает хорошей идеей таскать с собой напарницу. Всё-таки... её маниакальное желание поймать Омиками берёт своё начало там, где рядом с ней не было Яэ.
- Яэ...
Огосё некоторое время смотрит на свою напарницу и, наконец, кивает, затем делая к ней пару шагов.
- Поехали отсюда. Я думаю, нам стоит разделиться, потому что мне нужно проверить ещё несколько мест. Не волнуйся, неприятности искать специально не буду.

На улице всё ещё моросит, и Наруками оставляет машину своей напарнице без лишних слов, благо что и ключи, которые Огосё не вытащила из зажигания, сейчас находятся у Мико. Ресторан кажется ей пустышкой, поэтому она никак не комментирует желание Яэ проверить прослушку – в конце концов, обсудить это можно будет и позже. План действий складывается в голове сам собой, пока Наруками следует дальше и дальше по сверкающей улице, ежеминутно прислушиваясь к собственным ощущениям и невзначай поглядывая по сторонам, чтобы исключить возможность слежки со стороны культистов. В том, что их с Яэ взяли на крючок, Наруками не сомневалась. Тем не менее, её путь лежит к дому одного старого знакомого, тоже из числа тех, кто входил в программу Омиками по зомбированию. Дакаи, в отличие от остальных подопытных, решил пойти по праведному пути, став копом. Возможно, что вокруг было много других, и пропадали только те, кто в прошлом были как-то связаны с огромным проектом преступного гения, но сейчас у Огосё не было ресурсов, чтобы проверить информацию, покрывшуюся пылью много лет назад. Даже спецслужбы не имели полного доступа к этим спискам, а теперь что-то серьёзное происходило прямо под носом. Она не могла позволить себе допустить ещё одну ошибку.

Квартира Дакаи была закрыта – всё выглядело так, как будто он на работе. Не имея возможности взломать базу данных участка с телефона, Наруками просто позвонила туда и, к сожалению, только подтвердила свои предположения. Дакаи не вышел на работу. Неприятное предчувствие разрасталось внутри со скоростью намокающей под дождём бумаги – словно чья-то полузатопленная пачка сигарет теперь шла ко дну импровизированной лужи.
Ещё в коридоре Наруками закурила, но теперь, даже не ожидая недолгой беседы с другом, потушила окурок и вооружилась отмычкой, предварительно надев перчатки - расследование участка точно приведёт сюда копов, для которых отпечатки будут единственной весомой зацепкой. Дополнительных замков и защиты от грабителей у Дакаи не было, но в квартире Огосё ждало удивление – всё тот же бардак, что она увидела у Ясимото, электроника безнадёжно испорчена. Почти то же самое, но у кого-то было достаточно времени, чтобы потом закрыть дверь. Щёлкнув выключателем, она увидела под потолком большое багровое пятно. Едва ли кровь – чтобы бросить человека вверх так, чтобы он ударился об потолок и оставил такой след, нужна недюжинная сила.

В углу что-то сверкнуло, когда Наруками сделала пару шагов вглубь комнаты. Словно бисер, но почти не шелохнулось, едва она присела и тронула предмет мыском обуви. Напоминало рыбью чешую, однако Огосё не спешила забирать улику. Помимо Дакаи она могла рассчитывать только на людей из центрального управления, которые принесут в её личное дело свои порядки. Можно было подкупить Камилу, которая работала судмедэкспертом в морге участка и могла бы сделать необходимые тесты. После недолгих сомнений Наруками подцепила странный предмет за край и убрала в герметичный пакет – в конце концов, на нём могли остаться отпечатки. Прохладная текстура как будто и правда была сорвана с рыбы, но при этом внутренняя сторона больше походила на изнанку ткани. Огосё быстро покинула место преступления, не забыв тем же способом закрыть дверь. Её мысли сейчас были далеки от того, чтобы сообщать всё в участок. Несмотря на всю свободу со стороны Дэвиса, это было таким делом, которое легко могло угробить даже лучших его сотрудников. За себя Наруками не волновалась, а вот за Яэ...

Даже в моменты повышенной концентрации её внимание давало слабину, когда Огосё вновь и вновь задумывалась над тем, чтобы всё рассказать напарнице. Столько откровений и горькой правды могло быть расценено только как предсмертная исповедь, поэтому японка догадывалась, какая реакция будет у Мико, даже учитывая её плохо скрываемые чувства. Нетипично для окружающих, но Наруками привыкла жить, съедаемая сомнениями и предпочитала оставлять всё на своих местах, даже несмотря на то, что это оборачивалось для неё не самым лучшим состоянием.

В ночном клубе за два квартала отсюда работала ещё одна знакомая Огосё и подопытная Омиками в прошлом. Если Ясимото был ей как младший брат, то Мён больше всего походила на дочь. Несмотря на то, что во избежание проблем Наруками старалась держаться подальше от этих людей, чтобы не подвергнуть их опасности, Мён присылала ей подарки. Много подарков, каждый раз с тёплыми словами и благодарностью. Эта девушка была осторожной, но, по мнению Огосё, недостаточно, чтобы прошлое в очередной раз не настигло её. Устроившись работать в один из клубов (который постоянно менял название из-за проблем с долгами, что, разумеется, вызывало у Наруками ещё больше подозрений), Мён в конечном итоге смогла оказаться действительно полезной, совмещая это с деятельностью информатора. Клиенты много болтали, и, зачастую, в их словах таились важные сведения к мелким делам, которые благоприятно влияли на репутацию участка.

Мён работала в клубе "Крылья бабочки", где совершенно удивительным образом сочетались закон и преступность. Наруками точно знала о почти легализованных в стенах этого помещения сделках, но некоторые офицеры, которые любили сюда приходить, как будто делали вид, что ничего не происходит. Требования к тем, кто любил внезапно достать пушку и начать палить во всё подряд, были суровыми – такой человек, если он оставался в живых, лишался права посещения навечно, причём такое распространялось и на всех тех, кто хоть как-то был с ним связан. Покровителей у клуба тоже хватало, поэтому обычно попытки как-то ему навредить заканчивались полным провалом. Внутри, впрочем, едва ли что-то напоминало о преступном логове.

Секьюрити коротко поприветствовал её, пропуская внутрь, и Огосё первым делом поспешила к гримёркам танцовщиц, не забывая посматривать по сторонам. Было удивительно немноголюдно для стремительно падающего в вечер дня. Завсегдатаи, всё же, приходили ближе к ночи, поэтому такое время считалось проходным. Сцена была пуста, но ожидать того же от приватных комнат точно не приходилось, о чём говорили пустые технические помещения, по которым в поздние часы так или иначе бегали девушки.
Впрочем, Наруками повезло, одна из танцовщиц – Джейд – как раз не была ничем занята. Они  часто пересекались, так что японке не пришлось удерживать девушку, чтобы задать ей пару вопросов. Характер их взаимоотношений был довольно сложным, когда рядом находилась и Мён, но в её отсутствие Джейд как будто расцветала. Будь Наруками чуть более заинтересована в чём-то таком, то сразу бы определила ревность, а так... Джейд просто казалась ей чуткой, но слишком своенравной девушкой.
- Не видела Вайолет..? – с ходу начала Огосё, пытаясь унять волнение внутри.
- Привет, Наруками, - казалось, такой визит мало удивил танцовщицу, - Её не было сегодня, - покачала головой Джейд, - И, кажется, вчера тоже. Я могу... – она вдруг коснулась руки Наруками, от чего та сразу вперила в девушку немигающий взгляд.

Огосё кивнула.

- Я буду в зале. Приватные комнаты всё ещё в камерах, да?
- Скарлет держит нас в безопасности, но это всё... было так странно. Иди, я скоро приду.

Зал всё ещё был достаточно пустой, чтобы можно было легко наблюдать за немногочисленными посетителями. Пока никто не казался японке странной, поэтому после недолгого осмотра она заняла один из диванов неподалёку от сцены. Официантка коротко поинтересовалась по поводу заказа, но Наруками отрицательно покачала головой – в горло не лезла не то, что еда, а даже выпивка. В тяжких мыслях прошла без малого треть часа.
- Эй, - кажется, Огосё слишком задумалась, и голос Джейд снова вывел её из тяжких мыслей по поводу дальнейших действий. Она вольготно уселась на колени к Наруками, затянутые в чёрный латекс пальцы пробежались по подбородку японки.
- Прости, что так долго, - зашептала она, - Скарлет поймала по пути и буквально приказала сделать так, чтобы у тебя не появилось вопросов.
- Твоя начальница неплохо изучила мои предпочтения, - хмыкнула Наруками, хотя на самом деле выбор одежды Джейд не помогал расслабиться, скорее наоборот. Огосё ждала хоть какой-нибудь зацепки, даже чего-то на первый взгляд неважного.
- Пару дней назад Вайолет очень переменилась, - рассказывала танцовщица, - Всё было подозрительно похоже на какой-то детектив. Она стала чего-то бояться, говорила о том, что ей снятся кошмары о прошлом, но что именно это значило, не рассказывала. Мы с ней, - она потупила взгляд, - частенько обсуждали тебя, но последнее время она вообще ни разу не заводила разговор о том, когда ты заходила последний раз. Я сначала подумала, что вы поссорились, но когда спросила об этом напрямую, она заверила, что всё в порядке. В порядке... ну да. Что бы с ней ни происходило эти несколько дней, она точно была не в порядке.

Джейд увлеклась рассказом и её лицо теперь было слишком близко, но Наруками остановила её безрассудного поцелуя одними глазами.
- Мне нужно что-то конкретное, - нетерпеливо заметила Огосё.
- Прошу, только не уходи так скоро, - с мольбой заметила Джейд, - Скарлет мне голову оторвёт, если потом будут проблемы. Я и сама переживаю за Вайолет. Было ещё кое-что... но, если позволишь, я отдам это тебе только когда закончится моя смена.

Наруками вздохнула, первый раз за вечер позволяя себе хоть немного расслабиться. Она не забывала о том, что ей нужно держать в голове два, а то и три дела, одно из которых тянуло свои корни из далёкого прошлого, но сейчас... ей казалось, что у Джейд действительно есть что-то важное. Но на этот без малого час они как будто забыли о серьёзном. Девушка рассказывала о проблемах с навязчивыми клиентами и о том, какие слухи ходят про Наруками внутри клуба. Огосё в свою очередь делилась чем-то абстрактным, ежеминутно ограничивая Джейд так, чтобы та не начала делать из совместного времяпрепровождения любовные игры.

Когда время вышло, Джейд незаметно передала ей что-то, что она умело прятала в чулке. Одного только прикосновения в полумраке зала было достаточно, чтобы Огосё поняла, что это. Мобильник Мён. Где не может не быть номера, который поведёт её дальше.

Она поднялась со своего места вслед за Джейд и приобняла её, прежде чем попрощаться.

- Дай мне знать, если Скарлет всё-таки решит обеспечить тебя проблемами. Я ведь легко могу натравить на неё офицеров, причём не только из участка.
- Всё будет в порядке, - её руки упёрлись в плечи Наруками. Преломляемый свет, идущий со сцены, отражался в блестящем материале перчаток десятками ярких звёзд, - Я знаю, кем для тебя была Вайолет и действительно хочу помочь. А что касается Скарлет... может, я просто соврала, чтобы побыть с тобой подольше. Как бы в следующий раз не пришлось очередь занимать. Увидимся.

Оставив короткий поцелуй на щеке японки, Джейд поспешила в гримёрку, оставляя Наруками с, возможно, самой важной уликой за сегодня. Она убрала телефон Мён в карман и достала свой мобильник, коротко интересуясь у Яэ о результатах прослушки и прося её перезвонить по возможности. Поздний вечер означал только одно – можно снова забыться тревожным сном у себя дома, куда под утро, вслед за всеми составляющими огромного клубка чувств, доберутся страхи и сомнения, совсем не присущие Наруками Огосё.

***

Вопреки ожиданиям, сон получился без кошмаров, но достаточно тяжёлым, чтобы Наруками проснулась раньше звонка будильника. Раннее утро располагало к небольшой тренировке, после которой Огосё вернулась домой, чтобы расположить имеющиеся зацепки на доске по делу. Для мозгового штурма ей бы не помешали коллеги, но достойных офицеров в участке не было.

- Нужно рассказать Яэ... если бы я только знала, как именно.

Накрыв доску, Наруками покинула квартиру, решив, что сегодня её очередь зайти за кофе для Яэ, а, стало быть, нужно раньше прийти на работу. Вчерашняя легкомысленность по поводу оставленной напарнице машины, впрочем, недолго томила Огосё, для которой даже обычная прогулка по городу могла стать продуктивной. Вокруг зачастую таилось слишком много информации, но этим утром всё было тихо. Даже непривычно тихо. Наруками очень кстати вспомнила про вчерашние улики, но решила, что это может немного подождать. К тому же ей надо было заглянуть к Камиле, чтобы та изучила улику в обход официального расследования. А самой в это время попытаться достать что-то толковое из мобильника Мён.
Яэ, впрочем, уже ждала её возле участка, немного путая планы по собственному расследованию.

- Привет, - рассеянно поздоровалась Огосё, - Есть что-то по прослушке?

Она вручила напарнице стаканчик с кофе. Вчерашний день изрядно измотал Наруками, но она хотела бы, чтобы для Мико эта усталость выглядела как обыкновенная бессонница. Или желание поскорее закрыть дело, что вынуждает работать больше, чем требуется.

[nick]narukami[/nick][status]no hesitation[/status][icon]https://i.imgur.com/QGfsuyK.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">наруками</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>modern impact</fan>наденет небо зимы <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=398">меха</a></div>[/lz]

+2

9

Затянувшееся молчание было хуже любых слов, потому что в нем скрывалось слишком много полутонов и недосказанности. Мико не очень-то любила, когда появлялись какие-то многоточия и пропуски в повествовании, поэтому особенно остро воспринимала паузы. После всех своих слов и действий ей хотелось увидеть хоть какую-то реакцию, и сначала она была, а потом будто бы по щелчку исчезла. Яэ знала, что её напарница прослыла скрытым молчуном в отделе и разговорить её было под силам только ей, но даже сейчас было сложно понять, о чем думала Наруками. В чужой голове были не просто потёмки, там был дремучий лес, который был непроходим, но Мико почему-то туда отчаянно лезла. Их дело явно было для неё чем-то очень личным и цепляло что-то такое внутри неё, что девушка еще не видела и не знала о своей напарнице. Поэтому все её действия будто натыкалась на каменную стену, которую Огосё упорно строила. И, честно говоря, желания пытаться её разбить пока не было. К тому же за эти пару часов Яэ удалось хоть немного больше узнать о своей напарнице, так что это уже была маленькая победа и можно было оставить свои попытки пролезть в чужую душу. Хотя, очень хотелось остаться там навсегда и быть единственной, кто волнует Наруками.

Яэ тяжко вздыхает и едва ли не закатывает глаза, когда напарница всё-таки начинает говорить. Ну, она ожидала чего-то подобного, но всё равно надеялась, что произойдет чудо. В раздел чудес входил секс прямо в прихожей этой сомнительной квартиры или на крайней случае на заднем сидении автомобиля, но это было видимо совсем из раздела фантастики. Так что Мико лишь пожала плечами и кивнула в знак согласия. Выходили они из дома в полной тишине, да и весь путь до злополучного ресторана. Хотелось что-то спросить или как-то подбодрить, но подходящих слов не было, а просто сказать, чтобы сказать хоть что-то и заполнить тишину в автомобили, Яэ не видела смысла. Всё равно это останется без должно ответа и нечего без причины открывать рот, хотя в голове крутились такие фразы, которые вряд ли Наруками смогла пропустить мимо.

Я тебя хочу, давай уже поцелуемся, а?

В какой-то момент, Мико так погружается в свои мысли, что чуть не говорит это в ответ на прощание Огосё. Она резко дергает головой, пытаясь сообразить в какой момент они уже приехали, а затем кивает и улыбается, даже позволяя себе немного флирта.

— Ну, кто знает, где я еще оставила прослушку, так что не шали Наруками, а то вдруг я узнаю все твои секретики — Мико подмигивает, а затем проворачивает ключи зажигания в машине, глуша её, выходя на улице следом за напарницей. Последняя оставляет её комментарии без внимания, или делает вид, что не услышала. — В любом случае будь осторожна и не подставляйся просто так. Буду нужна - звони.

Она щелкает на ключах кнопку сигнализации, а затем идет в ресторан, делая очень уж озабоченное лицо. Яэ даже не очень помнит, под каким предлогом собиралась попасть под самое закрытие внутрь, но импровизация была её сильной стороной. Достаточно было плаксиво поныть, разыграть сценку и придумать на ходу легенду о потерянной безделушке. Под вечер народа в ресторане было довольно много, так что её даже никто не стал контролировать, что позволило Мико спокойно забрать свою прослушку, да и еще услышать пару интересных фраз, которые стоило запомнить и завтра обсудить с Наруками. Или, можно было её догнать и обсудить сразу, потому что информация могла быть полезной.

Выскочив из ресторанчика, Яэ попробовала позвонить напарнице, но та была вне зоны доступа. Поразмыслив, куда та могла направиться, девушка села в машину и абсолютно случайно наткнулась взглядом на яркий флаер ночного клуба, который был неподалеку. Он явно принадлежал Наруками и выпал у неё либо из сумочки, либо из кармана, потому что до этого Мико не видела ничего подобного в машине. Быстро вбив в навигатор адрес с флаера, который вызвал больше вопросов, чем ответов, девушка отправилась в путь. Её, конечно же, смущало, что клуб был тематическим, а полуголые девушки в латексе явно намекали на то, что там можно увидеть. Было крайне любопытно узнать, каким образом с этим местам связана её напарница. Информаторы? Вполне подходило, но что-то подсказывало, что всё было не так просто. Так что Яэ предстояло узнать еще парочку интересных вещей о своей коллеге.

Припарковавшись подальше от клуба, Мико собралась было уже идти в сторону клуба, как что-то в её подсознании щелкнуло. Это было неизвестно ей место, вполне вероятно там могла быть сама Наруками и если там действительно работали её информаторы, то своим появлением девушка могла всё испортить и рассекретить. Так что было бы неплохо скрыть своё присутствие. Так что Яэ выудила из недр машины черный парик с каре, который всегда носила с собой на всякий случай. Парики редко пригождались, потому что слежка уже была не такой нужной вещью в расследованиях, когда существовало столько интересных и удобных девайсов, которые давали информации намного больше. Но иногда по старой памяти девушка этим пользовалась, плюс не всегда можно было прикрепить прослушку, да и не везде она ловила сигнал. А проследить за кем-то притворившись другим человеком было всегда проще и быстрее. На всякий случай, она еще сменила пальто на длинный черный плащ, чтобы скрыть юбку. Глянув на себя в зеркало заднего вида, Яэ негромко хихикнула, потому что выглядела она в лучших традициях дешевых шпионских фильмах. Не хватало только черных очков, но они бы в клубе выдали её с головой. А пальто с париком вполне сильно меняли её внешний вид, чтобы никто ничего не заподозрил.

Фейс контроль пустил девушку внутрь совершенно спокойно, так что она прошлась сразу к дальней стойке бара, а затем запоздало поняла, что буквально разминулась с Наруками, которая прошла в дальнюю сторону зала, проигнорировав прошедшую мимо Яэ. Либо маскировка была настолько хорошей, либо её коллега была полностью в своих мыслях. Судя по всему как она была напряжена, то явно визит в этот клуб не нёс развлекательный характер. Заказал ром с колой, Мико села за дальнюю стойку, наблюдая издалека за Огосё. И всё было в порядке, пока на её коленках не появился очаровательная девушка в латексе. Отчего-то эта картинка вызвала острый приступ беспочвенной ревности и обиды. То есть позвать её просто в бар или пообщаться чуть больше, чем флирт она не может, а вот обжиматься с танцовщицами в бдсм баре - пожалуйста. Неужели Яэ была хуже этой девчонки, которая годилась им обеим в сестры? Что было в ней такого, чего не было в самой Мико. Жгучая обида и ревность заставила выпить бокал залпом, не давая даже ни на секунду оторваться взглядом от картинки перед глазами. Судя по всему, Огосё и правда было частым гостем в этом месте, потому что танцовщица определенно знала, что нравится девушке под ней, хоть последняя не слишком показывала интерес. Эта мысль слегка успокоила Яэ, потому что если бы её напарница была здесь для развлечений, то явно тут было погорячее.

От одной мысли, что сама Наруками вполне могла быть в таком же латексном костюме и вытворять уже на коленях самой Яэ движение получше местных танцовщиц, заставила девушку закусить губу. Это была недостижимая, хоть и очень желаемая мечта. И она вполне могла её озвучить своей коллеге, но вот риск того, что после этого их отношения, как дружеские так и рабочие прекратятся, стремился в бесконечность. Предугадать реакцию Огосё было невозможно. Она могла как и тут же её трахнуть на рабочем столе, так и выстрелить ровно над её головой. А рисковать просто так Яэ не хватило. Впрочем, увиденное как и услышанное сегодня давало ей много пищи для размышлений, хотя бы по той причине, что Наруками явно девушки нравились больше. В таком случае у неё еще был шанс на хоть какое-то продолжение их общения.

Танец продолжался недолго и всё это время Яэ жадно и неотрывно наблюдала, едва ли не пуская слюни. У неё в голове было столько откровенных сцен, которые приходилось держать при себе. В конце концов, всё это сбило её от рабочего настроя и желания разговаривать с Наруками пропало. Особенно после того, что она увидела. Да и вряд ли девушка оценила бы слежку за собой, пусть и непреднамеренную. Им в любом случае придется завтра обсуждать много рабочих вопросов, так что новую информацию можно продержать до утра. Да и в целом дополнить её воспользовавшись поиском. Яэ довольно быстро покинула клуб следом за Огосё, а добравшись домой надолго заперлась в душе, пытаясь смыть все очень неприличные картинки из своей головы.

***

— Дорогая, ты выглядишь уставшей. Тебе больше надо спать, а не работать по ночам. Хотя, если ты развлекалась с кем-то, то тогда не осуждаю и даже поддерживаю. Эмоциональная разгрузка полезна.

Яэ улыбнулась принимая стаканчик кофе, разыгрывая привычную для неё карту с аккуратным флиртом. Она не могла упустить момента подколоть коллегу с учетом той информации, что вчера узнала. К тому же сама Мико всю ночь отвратительно спала, потому что даже во сне её не отпускали мысли о своей напарнице в черном латексе, который так эффектно подчеркивал все её формы. Кто бы знал, что ей так понравится этот вид одежды, потому что до вчерашнего вечера ей это всё было не очень-то интересно.

Сделав глоток, она хотела было рассказать про вчерашний разговор, который случайно подслушала в ресторане, но её взгляд опустился на губы Огосё, заставив замереть. Рядом с ярко накрашенными и пухлыми губами были капли сиропа, который, видимо, вытек через крышечку кофе, оставив следы на чужом идеальном лице. Первые пару секунд Мико искренне пыталась справиться со своим желанием стереть эти капли своим языком, а просто сказать, но затем просто подошла почти вплотную к Наруками, вытягивая руку вперед.

— У тебя тут сироп остался, погоди, — Яэ аккуратно дотрагивается пальцам до уголка губ напарницы, стирая остатки сиропа, которого и так почти не было, а затем с хитрой лисьей улыбкой облизывает пальцы, улыбаясь: — о, банановый, какой необычный выбор. Я думала ты больше по классике. По поводу прослушки, я отдала запись в отдел анализа, но сделала копию, так что можем послушать вместе. Но, честно говоря, я не думаю, что там есть что-то интересное. Но я вчера услышала интересный разговор между официантами пока забирала прослушку. Они обсуждали нашу прекрасную цель и некоего Омиками. Тебе говорит что-то это имя? И, как твои успехи? Начла что-то новое о пропаже своего знакомого?

Мико предусмотрительно сделала шаг назад, возвращая всё на круги своя. Будто бы не было вчерашнего вечера и её собственной слабости пару секунд назад. Впрочем, красноречивый взгляд Наруками давал ей понять, как много у неё вопросов к её действиям.

[nick]Yae[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/398/25757.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Яэ</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Moder Impact</fan>but it's so good, I've never dreamed of nobody like <b><a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=403" class="ank">you</a></b></div>[/lz]

+2

10

Наруками сделала шумный глоток кофе. Яэ как будто специально форсировала серьёзный разговор, но пока ещё можно было его откладывать. Город вокруг только за вчерашний день стал в несколько раз опаснее, и виной тому было всего одно имя.

И порой ей казалось, что Омиками не человек.

Но от этого желание убить его не становилось слабее. Да, по закону надо было передать его органам, но Наруками сомневалась. Коллеги на протяжении всего её пути, всей долгой карьеры, любили обсудить таких же людей, которые с лёгкостью избегали правосудия. Но даже хитрый и извращённый ум не стоял рядом с планами этого человека.
Да, Омиками не мог быть идеален, но Огосё делала его таким. Победить непобедимого соперника, предугадывая даже те ходы, которые он может совершить в отчаянии, было не сравнимо ни с чем другим.

"Я так устала", - хотелось сказать ей. Прямо в губы Яэ, что сейчас так манили, даже несмотря на то, что это будет поцелуй, который в участке могут увидеть все. И Сара, которая так отчаянно задаривала её подарками и была совсем не против стать третьей, встать на колени, стать хоть чей-то. Была не против стать хоть кем-то помимо коллеги, вот только Наруками не торопилась делать её таковой. И Дэвис, который как будто что-то подозревал, но молчал. И спецслужбы, где это до сих пор не приветствовалось, но где были готовы закрыть на это глаза в обмен на раскрытые дела.

- Я так устала тебе врать, - хотела прошептать Огосё. Хотела шептать это в губы Яэ, целуя и кусая их, с упорством зверя снова и снова хаотично лаская её тело, сжимая через одежду упругие груди и совершенно безнравственно задирая её юбку.
- Я так устала...

Наруками часто сражалась со своими мыслями, если они выглядели неоднозначно. Нередко вступала в неравную битву с желаниями, в которых неизменно брала верх. Вчерашний поход в клуб послужил неплохой разрядкой, и Джейд, сама того не зная, очень помогла в этом. Кроме того, это дало Огосё немного информации по поводу самой Яэ. Да, можно было предположить, что та проследит за ней, но играть в это дело ещё и против той, кто столько времени прикрывает спину... это было такой битвой, в которой Наруками заведомо была обречена на провал.

В своих мыслях Огосё уже заходила в участок, выгоняла Сару из кабинета и пыталась найти в мобильнике Мён хоть что-то существенное, но Яэ порой удивляла своим напором. В данном случае это можно было посчитать наглостью, но... наверное, Огосё нередко забывала смотреть на себя со стороны. Мико знала, что такая перемена поведения нормальна для Наруками в процессе дел, но та умеет быть другой. Попытки разбудить нормальную сторону японки от кого-то ещё заканчивались всегда одинаково, но Яэ обладала особым даром. И знала гораздо больше.

Обычно спокойное лицо Наруками меняется, чуть только её губ касается палец напарницы. Огосё позволяет себе секундную заминку, и Мико не может не видеть как её глаза расширяются от удивления. Этот неловкий момент занимает не больше десяти секунд, но Огосё кажется, как будто вокруг воют сирены дюжины патрульных машин, как рукоплещут сотрудники участка и случайные прохожие, привлекая к ним ещё больше внимания. Кажется, как будто она срывается с места и погружает этот наглый палец в рот, старательно посасывая его и не сводя взгляда с напарницы.

Но только кажется.

Тем не менее, шутка Яэ кажется ей довольно удачной, так что она растягивает уголки губ в улыбке, а её глаза чисто и искренне смеются, чтобы никто, кроме Мико не услышал этого.

Имя её злейшего врага звучит в разговоре особенно резко, подобно раскату грома, но Наруками старается не выдать себя. Во всяком случае, не так скоро. В словах Яэ, если так подумать, нет никакого смысла, но Огосё всё равно думает над ними больше положенного. Она никогда не пыталась недооценить действия Омиками, но указывать на себя он мог только затем, чтобы нарушить планы самой Наруками. И она знала, зачем он сделал это.

- У меня много новостей, - коротко замечает она и направляется к участку. Это сейчас куда важнее, чем рассказать напарнице правду. Во всяком случае, Огосё считает, что у неё есть ещё немного времени, прежде чем она, возможно, поставит под удар всю свою карьеру.
Кроме Дэвиса в участке почти никого нет – Камила уехала проводить первичное обследование свежих убийств, а Сара наверняка помогает в другом расследовании. Офицеры пониже занимаются сопоставлением фактов, и техническая комната пустует, что для Наруками оказывается зелёным светом. Она с ходу ставит недопитый кофе на стол, дожидается, пока Яэ пройдёт внутрь и щёлкает замком двери – недостаточно прочным для такого разговора, но достаточно деликатным, чтобы показать, что внутрь лучше пока не заходить.

- Ясимото не просто информатор, а Кокоми не верхушка этого дела, но ты ведь и сама уже знаешь, верно..?

Наруками сопоставляет многие факты. Это своего рода игра с напарницей в гляделки – кто лучше может выстраивать линии без наличия доски с доказательствами. Пока используются гаджеты, доказательств становится больше, и не нужно быть слишком дотошной, чтобы увидеть те или иные эмоции.

- Даже если бы я не знала, где ты была вчера... у меня есть кое-что интересное. Кокоми только исполнительница, одна из многих. У истоков всегда стоял Омиками и его... дела. Это как произведения деструктивного искусства, понятные только ему одному. В прошлом... он слишком серьёзно перешёл мне дорогу.

Наруками подключает аппаратуру Сары к телефону Мён. Сообщения, контакты, даты и продолжительность звонков – всё это сливается в один цифро-буквенный калейдоскоп. Огосё вздыхает – в какой-то момент становится сложно найти разницу между полезной информацией и пустышками. Она понимает, что остановилась на полуслове, вместо того, чтобы рассказать всё до конца.

- Много лет назад Омиками обратился к одному профессору естественных наук, и вместе с десятком специалистов они создали реабилитационный центр, Энкано. Туда отправляли проблемных подростков и некоторых заключённых. Работая по сомнительной лицензии, они помогали людям, но чуть только глаз прессы перестал наблюдать за их работой, люди начали бесследно пропадать. На самом деле, в недрах центра технологии вкупе с убеждением зомбировали людей. Им внушали, что они роботы, созданные только для того, чтобы исполнять чужую волю. Эти установки были настолько сильными, что после терапии подопытные и правда могли обходиться без еды и сна подолгу. Как правило, после этого их продавали элитной клиентуре для персональных целей, и в большинстве случаев обман действительно работал – обычный человек с высокой долей вероятности пожалеет того, кто исполняет все его прихоти, то есть, не заставит работать на износ. Установки в их голове работали, а тело брало перерывы, когда им позволяли.

Мобильник пискнул. Номер, который заинтересовал Наруками, официально не существовал, как показывал поиск по заданным параметрам. Хмыкнув, она отследила координаты. Звонок был давно, но склад с химикатами проверить стоило. Омиками любил такие места.

- Обман вскрылся, когда Омиками при помощи учёных уже смог поломать достаточно жизней. Он получил то, что хотел – небольшой отряд людей, готовых беспрекословно ему повиноваться. Сообщники дали ему контакты химической лаборатории, в которой он финансировал создание зариновых бомб, но... это уже другое дело. Ясимото был одним из тех, кому не повезло пройти терапию. Он был совершенно пуст – никаких мыслей и желаний, ничего. Стремление жить было заменено на стремление служить. Я не могла пройти мимо тогда – это были сломанные люди, которым была нужна помощь. После лечения они действительно встали на ноги и, что странно, подумали, будто бы они всё ещё должны мне. Ясимото заинтересовался программированием и вскоре стал помогать с делами, Дакаи устроился в полицию и тоже порой приносил информацию.  Мён...  – вздохнула Наруками, - Мён стала танцовщицей в ночном клубе. Она и Дакаи тоже пропали. Подруга Мён смогла отдать мне мобильник – почти ничего полезного, но есть координаты, которые надо проверить. А ещё вчера я нашла вот это.

Огосё достала из внутреннего кармана пиджака пакет с тканью-чешуёй и бросила на стол.

- Он был в квартире Дакаи. Ставлю на то, что это почерк хорошо знакомой нам Кокоми.

Ведомая желанием рассказать Яэ вообще всё, Наруками всё-таки сбавляет темп – это и так достаточно много. Да, дело с Омиками имело ещё много подводных камней, и не все из них получится скрыть от напарницы, но кое-что из этого было личным, а Огосё старалась оттолкнуть её не потому, что не любила, но потому, что хотела уберечь от того зла, которое нёс с собой этот преступник, единственным справедливым наказанием для которого будет расстрел.

Больше в телефоне Мён не было ничего. Огосё оценила сообщения от Джейд, которая действительно волновалась за подругу, постаралась не смотреть на сообщения, которые как-то касались её самой, и, наконец, выключила телефон, снова убирая его в карман пиджака.

- Дэвису будет спокойнее, если мы просто устраним Кокоми. Надеюсь, что Омиками избавится от неё в ближайшее время, как только поймёт, что допустил несколько ошибок.

Она поднялась со своего места и подошла к Яэ.

- Если мы проверим склад, на который указали координаты сейчас, то вечером я бы хотела пригласить тебя к себе. Мне нужно ещё кое-что тебе сказать.

Наруками слишком легко дались эти слова, но она всё ещё не знала, с чего начать и о чём этот разговор будет на самом деле. Собственные чувства казались ей ничтожными по сравнению с тем, какую угрозу таил в себе Омиками. Яэ могла бы на досуге посмотреть дела, связанные с ним, но большинство из них содержали в себе пометки о секретности и контролировались спецслужбами – как раз теми, которые звали Наруками к себе. Да, Мико точно не могла узнать эту правду больше ни от кого, и стоимость такой информации повышалась в разы.
- Я снова думаю как человек, которого выгодно продать. Но Яэ не такая.
- Пойдём, - Наруками легко потянула Яэ за руку, прежде чем открыть дверь и выйти. Оглядев кабинет, она всё-таки решила убрать оборудование Сары на место.
Сегодняшний день благоволил поездке больше – город, озарённый солнцем, не был таким отчуждённым, как его промозглый от дождя товарищ. Огосё уверенно дошла до машины, поймала брошенные напарницей ключи и села в салон. Дорога до склада ожидалась долгой.
- Если с рабочими вопросами у нас пока вынужденный перерыв, можем обсудить твою слежку за мной, - невозмутимо заявила Наруками, не глядя на Яэ.

Машина тронулась с места.

[nick]narukami[/nick][status]no hesitation[/status][icon]https://i.imgur.com/QGfsuyK.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">наруками</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>modern impact</fan>наденет небо зимы <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=398">меха</a></div>[/lz]

Отредактировано Raiden Shogun (2022-05-19 05:09:49)

+2

11

По лицу Наруками, как и обычно, нельзя было сказать ничего наверняка, но вопросы явно застали её врасплох. Конечно, с утра пораньше никто не хотел обсуждать серьезные темы, да и сама Яэ понимала, что не надо было так сразу, но с другой стороны - это же их работа? Количество трупов, которые им приходилось видеть давно перевалило за сотню, а плачущих свидетелей уже все давно перестали считать. К сожалению, отбрасывать лишние сантименты и сразу переходить к делу было привычкой, которая вырабатывалась почти сразу, иначе в правоохранительных органах работать было невозможно. Если оставалась хоть капля эмпатии к людям, а не сухой расчет, то удержаться было невозможно. Мертвый человек перед Яэ всегда был просто папкой со всей доступной информацией, а уже потом чьим-то отцом или сыном. Если пропускать каждое дело через себя, то можно было давно чокнуться. Впрочем, было еще много других способов поехать чердаком.

Нормальные люди в полиции не работают.

Когда-то так ей сказал отец еще в Японии, когда им пришлось в первый раз столкнуться с вселенской несправедливостью. Да, подход к работе у полиции в стране восходящего солнца была абсолютно другой, но принципы всегда были неизменными. И ведь это касалось не только данной сферы, но и многих других. Яэ, к своему счастью или, наоборот, несчастью, оставалась всегда хладнокровно спокойна и не обладала эмпатией в том количестве, чтобы это мешало ей работать. Но зато по отношению к дорогим людям готова была пойти на всё. И как-то очень не заметно Огосё перешла в этот немногочисленный список, хотя между ними не было ничего и близко напоминающего даже хоть какой-то дружбы. Они всё еще оставались хорошими коллегами, которые отлично работали в паре. И все попытки флирта постоянно обрубались на корню или просто игнорировались, хотя Мико прикладывала много сил к тому, чтобы все её намёки были идеальными. Даже этот жест с сиропом был выверенным до мелочей, но Наруками кроме удивления и легкого смущения не продемонстрировала ровным счётом ничего. Просто проигнорировала, хотя явно была удивлена. И это так раздражало. И из-за такой реакции Яэ довольно быстро перестала жалеть, что перешла сразу к серьезному разговору. Хочет говорить по работе? Договорились.

Она молча следует за Огосё по путанным и темным коридорам полиции будто бы в дешевом детективном фильме. Даже техническая комната выглядит вычурной и какой-то лишней во всей картинке, но Яэ просто наблюдает за всем и внимательно слушает. Дело Кокоми было для неё просто одним из многих, а вот для её напарницы явно чем-то большим. Еще в Академии им всем говорили не зацикливаться на чем-то, иначе это может погубить всю карьеру. Очевидно, что Наруками не послушалась и для неё теперь это было смыслом жизни. Еще вечером копаясь в документах и перебирая дела, Яэ пришла к выводу, что всё это лишь верхушка айсберга. Дело Кокоми было просто ответвлением от чьего-то основного и более крупного, на что найти информацию даже в корпоративной полицейского сети было нереально. Кроме единственного имени и нескольких статей в интернете, которые были связаны с лабораторией и мутными экспериментами, которые в своё время быстренько прикрыли, ей не удалось найти ничего стоящего. Так что просто полностью доверилась своей напарницей. Как и всегда. Была бы возможность, то Мико доверилась ей во всех других смыслах и позволила еще много чего, но, иногда, ей казалось, что предложи она такое Наруками, то последнее просто провалиться от смущения под землю. Хотя после того, где вчера Яэ увидела свою напарницу, её уверенность в подобном поведении сильно пошатнулась.

Замок на двери щелкает как-то слишком громко, и Яэ вскидывает вопросительно бровь, собираясь пошутить что-нибудь одновременно вызывающее и нейтральное, но лицо Наруками слишком быстро становится бледным и поразительно сосредоточенным, так что все свои шутки Мико оставляет при себе. Для них еще найдется время, а сейчас нужно было сосредоточиться на работе. Огосё говорит долго и много, делая паузы лишь для каких-то своих действий, например, подключив телефон к компьютеру. Судя по всему, именно его ей вчера отдали в клубе, а значит там могло быть что-то интересное. И это было более весомой уликой, чем прослушка Яэ.

С каждым словом напарницы, лицо Мико мрачнело, а осознание, насколько всё запутанное и сложное медленно доходило до неё. По-хорошему, подобными делами надо заниматься спецслужбами, а не обычному отделу полиции, потому что слишком уж тут было много подводных камней, да и еще довольно серьезных. Яэ не понаслышке знала и видела, как действуют эти службы, приходя и просто вытаскивая все нужные дела, помечая их графой «секретно». И их дело вполне может таким стать. Но ей было больше интересно, откуда столько всего знала Наруками. Объяснение, что он перешел ей дорогу было притянутым за уши, да и к тому же вспоминались слухи о том, что сама Огосё сотрудничала в своё время с разными службами. Так что вполне было похоже на то, что это дело было для неё очень и очень особенным. И Яэ, конечно же, в силу своей симпатии к этой странной девушке, хотела поддержать её и помочь как-то разобраться с этим клубком. К тому же, подобное расследованное дело могло стать очередной ступенькой к повышению, которое избавит её от многих слишком бесполезных обязанностей и сделает более свободной.

На экране мелькает множество иероглифов и цифр, а затем всё тухнет и голос Наруками становится почти что нормальным. Яэ продолжает молчать, не зная, как прокомментировать полученную информацию. Её было много, часть из неё ей была уже известна, но не собиралась в единую картинку. Теперь нужно было немного подумать, чтобы собрать всё вместе. Но этого времени у них просто не было, к тому же Огосё резко делает ей такое предложение, что Мико уже не может промолчать. А прикосновение чужой руки к собственной пробудило какой-то вихрь эмоций, который контролировать уже было бесполезно.

— То есть вчерашние посиделки в забегаловке можно считать свиданием, раз ты меня зовешь сразу домой? — Яэ не осознанно облизывает пересохшие губы, не сводя взгляда с собеседницы, рисуя в голове все возможные варианты окончания этого вечера. Работа работой, а личная жизнь по расписанию. Впрочем, после всего рассказанного и их планов на ближайшие пару часов, было тем еще квестом добраться живой и невредимой до желаемой квартиры. Она послушно встаёт и идёт следом за Наруками, но замирает перед дверью, решив ответить всё-таки на предложение. — Я надеюсь ты приглашаешь меня не пить чай, а на что-нибудь погорячее и покрепче, иначе можешь даже меня не ждать, — Яэ подмигивает ей, а затем выходит следом из комнаты, щелкая напоследок выключателем, продолжая говорить уже в коридоре: — но для начала давай разберемся с твоей идеей фикс. Тебе в Академии не рассказывали, что нельзя зацикливаться ни на каком деле, иначе это грозит проблемами? Устранить Кокоми задача сложная, но выполнимая, но я думаю ты знаешь, что этим делом заинтересуются кто-нибудь сверху, если уже не заинтересовались. Не должны ли мы запросить помощи или подождать большей информации, Наруками? Я всё понимаю, но подобные чувства в нашей работе лишние. К тому же, ты явно знаешь об этом дело очень много и, либо работала над ним раньше, либо связана гораздо сильнее, чем говоришь. А мне не хочется, чтобы в случае непредвиденной ситуации ты поставила себя под удар.

Они идут всё теми же узкими и мрачными коридорами, но теперь Яэ кажется, что они вполне даже симпатичным. Настолько симпатичные, что она бы с радостью прижала к какой-нибудь потрескавшейся стене Наруками и целовала её так долго, пока не опухли бы губы. Ну, умрет кто-нибудь из-за их медлительности, ну и пусть. Люди умирают каждый день, а другие потом жалеют об упущенных возможностях. Мико не хотела умирать, но еще больше не хотела перед своей смертью сожалеть о том, что не успела сделать. Впрочем, возбуждение и соблазнительные мысли довольно быстро исчезли, стоило вспомнить вчерашний потерянный взгляд Огосё. Да, определенно Яэ хотела её до умопомрачения, но еще больше ей хотелось близости с ней душевной. И видеть улыбку на её лице было гораздо важнее других вещей. И если сейчас Наруками важно вытащить своих друзей из опасного места, то Мико будет рядом и поможет ей всем, чем только можно.

Впрочем, эти мысли вернулись к ней буквально минут через десять, стоило им оказаться в машине, а сама напарница как будто между делом уточнила про то, чем это вчера занималась Яэ. Было глупо отнекиваться и надеяться, что её вчера не видели. В конце концов, они давно были полицейскими и уж слежку за собой могли распознать. Мико даже не собиралась оправдываться, а лишь пожала плечами, пристегиваясь.

— А ты по интересным местам ходишь, Наруками. Любишь пожестче или просто рабочие вопросы вынуждают ходить по таким местам? Хотя, флаер в машине явно намекает на первое. Впрочем, девушки там симпатичные и некоторые их наряды я бы примерила.

Она не смотрит на напарницу точно также, а лишь отворачивается к своему окну, наблюдая за видами, которые довольно быстро сменялись. Огосё водила всегда машину резко и довольно быстро, что полностью отображало её характер. В голову лезли мысли о том, всё ли делала напарница также, или только определенные вещи, и это ужасно раздражало Яэ. Да, она вчера довольно долго скидывала всё свое напряжение в душе, но сегодня это всё повторилось. Кроме откровенно сексуального желания к Огосё, у неё были к ней действительно чувства, которые сложно было объяснить даже самой себе. То что ей нравилась девушка для Мико не было сюрпризом, подобный опыт у неё уже был. Но вот серьезных отношений в её жизни не было очень длительное время, а зато случайного секса хоть отбавляй. И отчего-то очень не хотелось, чтобы весь их флирт превратился в последнее. Яэ ловила себя на мысли, что не против засыпать и просыпаться рядом с это молчаливой особой, готовить ей завтраки и приносить кофе в постель. И делать еще кучу вещей, от которых она отказалась много лет назад. Но хотела ли подобного сама Огосё? Или для неё это всё тоже было лишь поводов для секса и не более? Очень хотелось задать все эти вопросы, но прямо сейчас это было не к месту и очень сильно сбило бы их рабочий настрой. Так что после затянувшейся паузы, Яэ вновь поворачивается к напарнице, и пока они стояли на светофоре, весьма демонстративно положила ей руку на коленку, поднимаясь сильно выше.

— Давай-ка все не рабочие вопросы мы обсудим вечером. Ты ведь для этого меня позвала, не так ли? А до вечера мы сосредоточимся на своих рабочих обязанностях и на том, чтобы спасти твоих друзей, поймав Кокоми.

Яэ улыбается, а затем убирает руку, стоило машине тронуться вновь. Она чувствует, как Огосё буквально вжала на газ, но собственные эмоции наконец-то выровнялись. Вечером они обо всём поговорят, а сейчас их ждала работа. К тому же однотипные здания складов появились на горизонте, а значит они уже почти приехали. И было бы неплохо, если все были живыми и задержание прошло успешно.

[nick]Yae[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/398/25757.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Яэ</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Moder Impact</fan>but it's so good, I've never dreamed of nobody like <b><a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=403" class="ank">you</a></b></div>[/lz]

+1

12

Говорить вот так, в дороге, было легко, но Наруками помнила о том, что надо держать дистанцию. Она не хотела давать Яэ слишком многого, но не потому, что та не нравилась ей. Увидь напарница целый сейф с подарками, которые Огосё так и не отдала, она бы посчитала это крайне странным, не говоря уже о той информации, которую девушка хотела преподнести. Конечно, Наруками надеялась на понимание, но была готова к любому варианту. Даже такому, в котором она просто покидает город и меняет все средства связи, чтобы её невозможно было отыскать. Такие мысли были не редкостью, а уж в коллективе коллег из службы внутренней разведки Наруками бы точно ощутила себя не такой уж оригинальной, но сейчас она просто не могла думать ни о чём. И зачем-то думала обо всём сразу.

Об Омиками, который мог оставить на складе как труп Кокоми, так и очередную бесполезную зацепку. Омиками, который играл с ней долгое время, не готовый поплатиться за содеянное. Яэ была права насчёт того, что не стоит примешивать чувства к этому делу, но Огосё просто не могла об этом не думать. Огненная ярость, которая отключает здравый смысл, давно была не в её духе, но вот холодная решимость и профессионализм... Наруками надеялась, что именно он будет вести её руку, когда она решит не предавать его суду, а отрубить голову прямо там, где найдёт его.

О том, что будет с её тайной, когда это перестанет быть тайной. И, конечно, Яэ занимала её мысли куда чаще, чем Наруками хотела того во время работы. Но сейчас, когда Огосё буквально толкнула напарницу ближе к правде, уже было не обязательно отвечать сдержанно. Японка редко так делала, но на самом деле то, что она рассказывала в участке, и было в какой-то мере тайной. Только она могла рассказать эту историю от начала до конца, при этом считая, что доверила действительно что-то личное. И могла быть откровенной, и даже дерзкой.

- Люблю пожёстче, - невозмутимо ответила Огосё, - И исключительно в таких нарядах, как там.

Конечно, это было не соревнование в деликатности и оригинальности намёков, но Наруками обычно не флиртовала, потому что получалось слишком уж однозначно. Напарница подталкивала её к нарушению уставных отношений, но Огосё уже не могла об этом думать, потому что алкоголь не спасал её от мучительного выбора между Яэ и престижной работой. Ей просто хотелось, чтобы кто-то сделал это за неё. Мучительно, с последствиями, которые вряд ли пройдут за один месяц, но сделал. И Наруками просто бросила себя в это, как раньше.

- Я не глупая, Яэ. Тебе совсем не нужно выговаривать мне правила Академии. Я не первый год занимаюсь этим делом и понимаю, как много нужно держать в секрете. Понимаю, что второго шанса поймать Омиками у меня не будет.

Наруками совсем не знала, что можно добавить. Ей показалось, что Мико совсем не хотела ничего выговаривать, а давала понять, что волнуется за её жизнь и служебное положение. Огосё действительно приходилось скрывать это от главы участка, но Дэвиса устраивало его положение. Он был готов спустить что-то на тормозах, и в целом Наруками видела его таким человеком, который вполне мог закрыть глаза на какой-то процент нераскрытых преступлений. Словом, типичный коп. Себя она, разумеется, такой не считала, и амбиции, которые неоднократно возрастали после хоть какого-то упоминания Омиками, японка связывала с отношением к делам в целом, а не конкретному делу.

- Возможно, Яэ права. Но раньше мне было совсем не с кем это обсудить.

Её отвлекает дерзость напарницы, но Наруками не успевает среагировать, только запоздало жмёт на газ, чем, наверное, вызывает улыбку на лице Мико. Даже сейчас Яэ находила способы как-то отвлечь её от напряжённых мыслей... или просто показывала таким образом, что всё в порядке, и её нисколько не смутил поток мыслей по поводу многолетнего дела. Яэ как будто была готова броситься в него с головой, только потому что оно было важно самой Наруками.

С другой стороны, напарница ей ничего не обещала, а сейчас они направлялись на склад, потому что на это указала прямая улика. Связь с Кокоми была очевидной, но останется ли Яэ с ней, чтобы продолжать поиски Омиками? Или расскажет всё Дэвису, который отстранит её от дела и, возможно, направит отчёт для внутренней разведки? Вариантов было довольно много, и почти все они означали для Огосё конец её карьеры.

- Я не забыла о том, что ты хочешь погорячее, - пряча улыбку, заметила японка, - Посмотрим, насколько ты устойчива к высоким температурам. А сверху этим делом уже заинтересовались, - хмыкнула она, - Только знают не очень много. Во всяком случае, меньше, чем могу рассказать я.

Она припарковала машину возле склада. День уже стремительно близился к вечеру, и в заходящемся закате здание выглядело жутковато, но это был не первый обыск такого места, так что Наруками была настроена крайне решительно.
- Я бы посоветовала разделиться... если бы это был кто-то другой. Ты очень нужна мне рядом, - заметила она, не сразу понимая, как двояко это прозвучало.

Держа пистолет и фонарь крест-накрест, было удобно обследовать помещения, в любой момент имея возможность выстрелить. Чаще всего здесь, конечно, тусовались подростки и спали бездомные, загнанные сюда непогодой. Поскольку до зимы было ещё далеко, они предпочитали зарабатывать поближе к местам скопления людей, а здесь царила гробовая тишина, периодически нарушаемая лишь отдалённым скрежетом железа и лязгом механизмов. Типичные звуки складского оборудования.

Почти. 

В какой-то момент склад стал использоваться для переброса контрабанды, и здесь нередко ловили шайки помельче, что не брезговали там остановиться. Обнос помещения был связан с правовыми сложностями, фактически здание принадлежало одной промышленной компании, которая то ли не торопилась его использовать, то ли была заинтересована в подобных арендах. Словом, здесь редко можно было найти хоть что-то интересное, нежели безвкусно разрисованные стены или ящики с припасами не слишком высокого качества. Зачастую они охранялись, даже если это были консервы или другие продукты питания. Оружием тут никогда и не пахло, зато был велик шанс наткнуться на совсем не дружелюбно выглядящих преступников.

Но сейчас ничего не было.
И никого не было.

Склад занимал довольно приличную площадь, а контейнеры не позволяли осмотреть его быстро, но подходя к ним, Наруками кое-что заметила. Едва видимая стрелка на одном из железных боксов, внутри которого ничего не было. Да, большую часть из них уже вскрыли, а содержимое давно было перепродано и использовано, но такие контейнеры подходили не только для хранения груза.

Огосё вовремя заметила ещё одну стрелку на другом контейнере. Омиками как будто вёл её по следам Кокоми, словно желая что-то показать. И она заранее догадывалась, что это может быть. Вот только впору было молиться о том, чтобы это была Кокоми, а не те, кого она спасла в прошлом таким трудом. Эти люди внушили себе, что обязаны ей, но Наруками нашла в них гораздо больше, чем просто друзей. Она... словно видела своё отражение. Такое же сломанное и запутавшееся.

Она направлялась всё дальше и дальше, пока, наконец, не упёрлась в тупик. Закрытый контейнер, с открытием которого не хотелось медлить. Однако внутри могло быть всё, что угодно – от взрывателя, который придёт в действие, как только она откроет ящик, до голов Мён, Ясимото и Дакаи.

- Следы ведут сюда, - тихо произнесла она, обращаясь к Яэ.

И заметила, что контейнер закрыт не плотно. Сквозь щель луч фонаря позволял увидеть что-то переливающееся серебром, и Огосё рефлекторно потянулась к двери контейнера. Она просунула руку с фонарём в щель между дверьми, и свет выхватил чуть больше серебристого платья, которое Наруками приняла за металлические осколки, которые могут быть смертельны вкупе со взрывчаткой. Ведя луч вверх, она почти не дышала, но уже знала, что увидит. Это была не Мён.

На неё глядели остекленевшие глаза Кокоми. Или Омиками захотел, чтобы она так подумала. Кокоми была словно распята внутри этого ящика, её конечности были зафиксированы странной полупрозрачной верёвкой... или натянутой леской, которая вела к детонирующему устройству. Так или иначе, это было похоже на почерк Омиками. Наверняка внутри ещё было какое-то загадочное послание, но Огосё решила, что может прочесть его и после того, как на месте поработает бригада сапёров.

- Кокоми, - коротко констатировала Наруками, обращаясь к Яэ, - Или он хочет, чтобы я так думала.

Она сделала пару шагов назад, пока не торопясь уходить или вызывать коллег на место преступления.

- Но что-то не сходится, - тихо добавила японка, - Он каждый раз вёл меня по неправильному следу, чтобы у него было время. Зачем он привёл меня сюда? Зачем ему те, кого я когда-то спасла..? Это уже не то, чем он мог бы заняться. Теракт с использованием троих людей в качестве смертников? Для него это скучно. Он не просто преступник, он воплощение искусства, которое несёт смерть. Это вдохновляет его и даёт ему сил для чего-то нового. В случае со мной он просто вынужденно затрагивает эти моменты.

Огосё закурила. Дым приятно заструился вокруг. Официальное закрытие дела, которое маячило где-то впереди, заставляя Дэвиса выпрыгивать из штанов, не приносило спокойствия. Ей было необходимо знать, где находятся те, за кого она поручилась в прошлом. Без этого Наруками не смогла бы считать дело закрытым.

- Пойдём, - наконец, сказала она, - Надо вызвать сюда бригаду.

Им пришлось прождать ещё около часа, потому что Наруками хотела увидеть послание внутри контейнера. Она не верила, что его нет. Не поверила, когда ей сказали, что сканирование на взрывчатку дало отрицательный результат и можно открыть контейнер.

Глаза Кокоми излучали какое-то вселенское спокойствие, и Огосё была бы рада поверить в то, что она не страдала перед смертью, ведь для Омиками она была простой пешкой. Глупая запутавшаяся девчонка. И для почерка того, кого Наруками так хотела поймать, всё было довольно скудно. Та же чешуя, которую она нашла в квартире Дакаи. Лепестки цветов – в основном, белых лилий. И всего два слова, нечётко и грубо выведенных на боковой стенке так, что казалось, будто на них указывала привязанная рука Кокоми. Или что та написала их в свои последние часы.

Ты дрожишь?

- Говнюк, - про себя прокомментировала Наруками.

- Нашли трёх гражданских в одном из старых мест. Живые, - услышала она рацию, с которой к ней подошла Сара. Счастливые концовки были не очень привычными, но похоже, сейчас ничего не давало в этом усомниться.

Только Наруками всё равно сомневалась.

Она ждала встречи с этим человеком очень давно, и то, как редко она могла надеяться на шанс схватить его, заставляло её ждать новых и новых столкновений. Вот только... Омиками в очередной раз показал ей, что она глупа и наивна. Он снова обвёл её вокруг пальца, показав разницу между ними. И, конечно, не торопился за решётку.

- Он сделал сегодня куда больше. Он отобрал то, что мне дорого, точно это было моё сердце. Омиками подержал его в руках, послушал его биение, подавил желание сжать его так, чтобы убить меня. И просто вернул назад, ухмыляясь мне.
- Подъезжай ко мне через пару часов, - коротко сообщила она Яэ, чуть только закончила говорить с офицером, который уже вёз троих потерпевших в участок, - Мне нужно немного прийти в себя и подготовиться. Увидимся.
Она взяла руку напарницы в свои ладони, несильно сжала, чувствуя, что целовать её под пристальным взглядом Сары откуда-то издалека будет не лучшим решением за сегодня. И поспешила к машине.

***

Когда в дверь раздался звонок, Наруками давно подготовилась и просто ждала. И в то же время была совсем не готова. Она поплотнее запахнула плащ и поспешила открыть, пропуская Яэ в полумрак своей квартиры. Внутри царил почти такой же хаос, какой Огосё и привыкла видеть, но сегодня это было почти спланировало. Она прошла к центру комнаты, пока ничего не говоря и молча развязала пояс, сбрасывая плащ с узких плеч, оказываясь перед напарницей в цельном чёрном кэтсьюте, на котором смущённо плясали блики приглушённого света.

- Достаточно горячо для тебя, Яэ? – начала Наруками, не поворачиваясь к напарнице. Она выждала паузу, прежде чем сказать... нет-нет, приказать.

- Подойди ко мне. Ближе. Я хочу почувствовать твои руки на своей талии.

И когда она немного привыкла к ощущению тёплых рук, то повернулась, ловко беря руки напарницы и стягивая их прочной верёвкой.

- А теперь я хочу, чтобы ты меня выслушала. И если тебе не понравится то, что я скажу, то я исчезну из твоей жизни навсегда.

Она подняла глаза, глядя на Яэ, и видя в её взгляде благоговейный страх, желание помочь и что-то ещё, чего пока не понимала. Но была уверена, что после следующих слов это изменится.

- Меня зовут не Наруками Огосё. И я не та, кем хотела казаться, Яэ. Ты ведь помнишь мой рассказ про сломанных людей, правда? Я не сказала тебе, что... я тоже была среди них.

[nick]narukami[/nick][status]no hesitation[/status][icon]https://i.imgur.com/QGfsuyK.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">наруками</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>modern impact</fan>наденет небо зимы <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=398">меха</a></div>[/lz]

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » bloods†ain