Через тернии к бару
MIKASA ACKERMAN / МИКАСА АККЕРМАНSHINGEKI NO KYOJIN / АТАКА ТИТАНОВ
cолдат Разведкорпуса.
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/30/968458.giforiginal | Agi Wanijima (cosplay)

⋯ ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ⋯
15 лет / человек (элдийка) / остров Парадиз

Мир жесток.
Довольно прискорбный факт, с доказательствами которого приходится сталкиваться ежедневно: красивое, но беспечное насекомое неминуемо встретит свой конец в паутине или лапах другого а, скажем, любое животное или дикая птица погибнут от пули, выпущенной из ружья толкового охотника. Растения и многие другие растительные культуры растут и с особой жестокостью отрываются от земли для того, чтобы послужить нам пищей. Если задуматься, каждый из нас является свидетелем всей жестокости жизни, однако никто этого не замечает. Я и сама испытала это на собственном примере, волею судьбы – ещё в совсем юном возрасте, когда похитители явились в дом, убили моих родителей, а меня саму забрали с собой. Для целей, известных лишь им, а я особо не интересовалась, потому что мне было всё равно. Собственная участь, равно как и жизнь, перестали представлять какую-либо ценность.
Изменить собственные взгляды на ситуацию меня заставил Эрен Йегер. Мальчик, которого я видела впервые в жизни, рискнул собой, чтобы освободить меня. Зачем? Я не знаю, но именно его призыв бороться послужил спусковым крючком для смены моих жизненных приоритетов. Вновь и вновь вспоминая все свидетельства жестокость и беспощадности этого мира, я осознала, что каждого, кто проявит слабость хотя бы на жалкое мгновение, ждёт смерть, а у того, кто не оставит попыток сражаться, есть шанс на выживание.
Борись
Повторив мысленно призыв Эрена, я не без удивления заметила, что руки больше не дрожат, а ноги готовы увести меня в любое угодное мне направление. Внезапно, но полный контроль над собственным телом и, кажется, разумом. Я вдруг почувствовала, что могу всё. Абсолютно. Независимо от того, какое препятствие стоит на моём пути. В качество доказательства – резкий, вырвавшийся из груди крик, рывок вперёд и удар в спину того, кто не так давно был моей погибелью. В тот день я потеряла свою семью, но вместе с тем обрела её в Эрене и его близких. Шарф, который он тогда обмотал вокруг моей шеи, спасая на холода и вместе с тем обрекая себя на оный, стал для меня дороже любого сокровища. Поверь, Эрен, я никогда не перестану носить его, а ещё всегда буду рядом, чтобы защитить тебя, и мне совершенно не важно, как будешь относиться к моему постоянному вмешательству в стычки, инициатором которых ты являешься.
Всё было хорошо. По крайней мере, последующие годы моей жизни с семьёй Йегер можно было с уверенностью описать как спокойные – ничего необычного или странного не происходило до тех пор, пока размеренная жизнь жителей Шиганшины не оказалась разрушена с лёгкой подачи гиганта, размер которого был настолько велик, что превосходил Стену Мария. Почему это происходит именно здесь? Почему именно со мной и моими близкими? Почему именно мать Эрена должна была погибнуть в пасти титана? Куда делся его отец? И, наконец, как они сумели разрушить то, что было нерушимо на протяжении стольких лет?
Не знаю, но не думаю, что размышления над этим так уж мне необходимы. Мир в очередной раз явил нам свою жестокость, и если мы хотим выжить, мы должны бороться. Или, если Эрену угодно, можно изменить приоритеты – раз он действительно хочет уничтожить всех титанов, для начала потребуется выжить в сложившихся условиях. Стена Роза приняла слишком большое количество беженцев, и если не прогнуться под здешние порядки, мы долго не протянем. Армин это прекрасно понимает, а вот Эрен... Прости, но у тебя нет никаких прав упрекать нашего друга, и ты съешь проклятый кусок хлеба, иначе я силой запихну его в твою глотку. Ты – моя единственная семья, Эрен, так что смирись и ешь, а дальше будет видно. Решим заниматься земледелием или другим ремеслом? Хорошо. Захотим пополнить ряды солдат? Ладно.
Меня, признаюсь, совершенно не радовала перспектива обучения в кадетском корпусе, но выбора не было. К тому же, всё оказалось не так плохо – мне удалось справиться со всеми трудностями, появляющимися с каждой новой дисциплиной, и в конечном итоге стать лучшей из всех выпускников. Первая среди десяти, а значит, я достаточно подготовлена как для сражения с угрозой для человечества, так и для защиты моих друзей. Говорили, это даёт возможность служить в Военной Полиции, но меня это совершенно не прельщает, да и Армин, к сожалению, данной привилегией не располагает. Гарнизон или Разведка, "Алые розы" или "Крылья свободы" за спиной – не важно. Главное быть рядом с ними. Главное – быть рядом с Эреном и защищать его.
Ты можешь считать себя самостоятельным, мой дорогой друг, однако даже не представляешь, насколько сильно ошибаешься. Во время битвы за Трост я уже имела неосторожность поверить тебе, и что вышло? Тут же оказался в пасти титана. Не будь этой силы, так и умер бы. Прости, но я не позволю тебе снова подвергать собственную жизнь опасности. Мне плевать, чьей надеждой ты являешься и какие перспективы открываются перед человечеством с таким солдатом в рядах Разведкорпуса. Символ последних красуется за моей спиной только потому, что я не хочу потерять свою семью. Прошу тебя, Эрен, не влезай в неприятности. Не заставляй меня сожалеть о сделанном выборе.

⋯ ХЭДКАНОНЫ ⋯

  • Микаса познакомилась с Кенни Аккерманом, когда в один дождливый вечер Гриша Йегер привёл в свой дом раненого мужчину, которому требовалась медицинская помощь. Чужой человек в тёмном пальто и широкополой шляпе напугал поначалу девочку, но подслушав его разговор с доктором, догадавшись, что он отца её знал, девочку потянуло к нему.

  • Тот самый разговор с Кенни в тот вечер стал одним из самых ярких воспоминаний в её жизни: именно он намекнул неоднозначно, что у Эриха Аккермана были причины не рассказывать что-то маленькому ребёнку, он же сказал ей метку клана азиатов спрятать да не показывать никому. Микаса эти советы хорошо запомнила и о беседе с мужчиной никому никогда не рассказывала.

  • Эреном Йегером дорожит больше всего на свете и прикончит любого, кто осмелится угрожать его жизни. Знает, что парень привязан к ней не меньше, ведь доказывает это вниманием и поддержкой.

  • Вопреки распространённому мнению, ни ненависти, ни неприязни к капитану Леви не испытывает. Единственное, что в нём терпеть не может - взгляд, который влияет на Аккерман сильнее любого слова или удара.


СВЯЗЬ:


ТВИНКИ:
отсутствуют

Пробный пост

Кадетский корпус не терпел слабаков – это было понятно ещё в самый первый день. Пусть мне никто не задавал никаких вопросов, пытаясь узнать об истинной причине желания стать частью 104-го набора в будущие солдаты, зато остальным повезло гораздо меньше, и как раз их реакция была наиболее красноречивым подтверждением моей правоты. Инструктор Шадис выборочно останавливался напротив ребят, задавал один-единственный вопрос, а после унижал, ясно давая понять, кто здесь главный. Не могу сказать, чего он добивался, но не удивлюсь, если несколько человек после такого «приветствия» всё же покинули это место. Осуждала ли их или самого инструктора? Нет, мне в целом было всё равно, поскольку я, в отличие от остальных, прекрасно догадывалась о том, куда угодила и, главное, зачем. Меня не интересовала служба Его Величеству (кто-нибудь из них вообще видел короля?), не волновал и комфорт служащих внутри Стены Шина (ведь он не интересует Эрена) и даже гарантированная крыша над головой с пусть скромным, но пропитанием (за которое не требовалось бороться) не вызывала вполне естественного восторга, хотя и радовала. Лишь благополучие Эрена и Армина имели для меня значение, и раз эти двое решили, что Кадетский корпус поможет их мечте осуществиться… Я последую за ними.
Решив так однажды, я хранила верность собственному слову не смотря на то, что идея с Разведкорпусом мне совсем не нравилась. Проявляла небывалое внимание во время изучения теоретических дисциплин не смотря на то, что тонкости устройства упм меня особо не волновали: какая разница, как именно происходит подача газа и прочие технические тонкости? В случае столкновения с опасностью гигант не будет ждать, пока я разберу привод и устраню причину внезапной неисправности, так есть ли мне дело до этого? Главное – наличие острых клинков и запасов газа, достаточных для маневрирования, остальное не имеет значения, равно как и изучение гигантов. Меня устраивает наличие хотя бы одного их слабого места, слушать теории относительно остальных, увы, не хочется, но я старалась, ради них.
Выкладывалась на максимум, когда дело касалось изнуряющих физических тренировок и обучения рукопашному бою. Даже не пожалела собственные волосы, обрезав те (пусть и не без посторонней помощи) ради того, чтобы облегчить себе работу с упм. Готова на любое лишение и любое, даже самое страшное испытание, лишь бы находиться рядом с дорогими мне людьми и не дать им погибнуть. Они же непременно столкнутся со смертью, стоит им оказаться в рядах излюбленного Разведкорпуса.
Жаль, отговорить их нельзя. – Заключаю мысленно, привычно хмурясь во время ужина. Кажется, я начинаю понемногу привыкать к безумным стремлениям своего названного брата, либо просто научилась молчать. В конечном итоге, это решение Эрена, и у меня нет никаких прав вынуждать его поступать так, как мне хочется (хотя я всё равно буду пытаться).
К тому же, здесь и кроме меня хватает знатоков душ человеческих. – Вновь про себя отмечаю, отвлекаясь на очередную перепалку между Кирштайном и моей единственной семьёй. Что с ними не так? Почему нельзя просто игнорировать друг друга? Право, иногда мне кажется, будто эти двое получают какое-то удовольствие от обмена колкостями и оскорблениями. Нет бы смириться с тем, что один жаждет комфорта, а другой – свободы и победы человечества, но… Похоже, эта задача смело относится к разряду невыполнимых.
Молча наблюдаю за ними, не без радости подмечая успех брата, сумевшего почерпнуть что-то новое из сегодняшних занятий. Кажется, Энни не один и даже не два раза опрокидывала Эрена на лопатки прежде, чем он изучил её излюбленный приём, однако важно ли это? Ничто не даётся легко, и Йегер знает об этом лучше всех, на собственной шкуре испытав все трудности солдатской подготовки. Он добился своего, пристыдил соперника, и теперь, наконец-то, возвращается ко мне.
– Что здесь за шум? – Тихий, вкрадчивый вопрос инструктора требовал незамедлительного ответа, и лишь мне хватило смелости нарушить воцарившуюся в помещении тишину. Неловко было подставлять Сашу, но ей, кажется, уже не впервой принимать на себя недовольство Шадиса, а я взамен поделюсь с ней ужином. Полагаю, достойная плата за неловкость, которую она пережила.
– Перестань обращать на него внимание, Эрен. Сам знаешь, он говорит так лишь из-за страха перед титанами, вот и злится, что здесь есть кто-то смелее его. – Улыбаюсь ему после того, как сумела избавиться от причитаний Блаус и получила возможность поговорить с братом. – Ужин стынет, поешь. Не пренебрегай возможностью восполнить запас сил.
Понимаю прекрасно, что не должна о нём беспокоиться, однако не могу иначе. Как бы не старалась, рано или поздно всё же позволяю себе выражать заботу о семье в том виде, в котором считаю нужным, только вот разговор по поводу Разведкорпуса вынуждает насторожиться, напрочь стирая малейшие признаки улыбки. Что на него нашло?
– Я знаю, Эрен, но это ничего не меняет. Ты тоже входишь в десятку лучших по предварительным результатам, однако пренебрегаешь безопасностью. Мой ответ неизменен: если ты пойдёшь служить в Королевскую Гвардию – я пойду за тобой. Выберешь Гарнизон – и я выберу его, а если… – Запинаюсь, не в силах почему-то произнести последнее подразделение, – если ты твёрдо намерен отправиться в Разведкорпус и выберешь «Крылья свободы»… Думаю, сам понимаешь. Мы – семья, и должны быть вместе, почему ты не хочешь это признать?
Почему хочешь от меня избавиться?

Отредактировано Mikasa Ackerman (2022-05-22 16:06:31)