пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » good·once


good·once

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/dzEWlqP.png

[nick]venti[/nick][icon]https://i.imgur.com/6MTD0ij.png[/icon]

[nick]venti[/nick][icon]https://i.imgur.com/6MTD0ij.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">венти</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>только молчи.</div>[/lz]

[lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>только молчи.</div>[/lz]

Отредактировано Fenris (2022-02-14 20:00:13)

+3

2

в столовой шумно, людно, для него жутко некомфортно. голоса жужжат как радиопомехи, отскакивая от огромных стекол и каменных стен. где-то вдалеке раздаются громкие смешки, стучат ложки по керамике посуды и кто-то громко чихает. суета сует. аппетита нет. комом в горле стоит утренний кофе и половина тоста с арахисовой пастой и даже любимый салат с тофу не может разбудить в нем хоть какие-то намеки на желание поесть. и в голове как-то слишком много мыслей, тревог, переживаний. что делать? как быть? новая песня, нужно найти время для репетиций. послезавтра подработка. когда он в последний раз спал больше четырех часов? не помнит. от недосыпа болит голова уже который месяц. а от обезболивающих болит желудок. от обезболивающих ли? или от нескольких кружек кофе и энергетиков вместо полноценных приемов пищи. нужно встретиться с сестрой. он соскучился, и она, определенно, тоже. каждый день пишет и звонит, а он сначала злится, что не вовремя, а потом стыдно отвечать через десять часов игнорирования. не хочется видеться с отцом, потому что в груди заходится тревога и ярость при виде него. тревожится за будущее, за настоящее, стыдится за прошлое. ругает себя за себя же. за свой характер, за мерзкие выходки и за страхи. за свое притворство даже перед близкими друзьями.
рядом шумно плюхается на скамейку фишль. как всегда безолаберно и неряшливо спихивает чек и кошелек в сумку, неловко и неуклюже пытается усесться. очень раздражающе шумно расправляется с пачкой сандвичей и пытается оторвать кончик от бумажной упаковки сахара, вместо того, чтобы сломать пополам, как нужно. не выдерживает, делает за нее и принимается перемешивать деревянной палочкой её безобразно сладкий медовый раф.
– опять улетел в свои чертоги разума и занимаешься самобичеванием? -  её звонкий голос льется весенней капелью, вырывая сяо из негативных мыслей. с ней спокойнее, с ней дом чувствуется ближе. подруга, которая заменяет семью. который ничего не нужно, кроме его хмурого лица и редкой помощи с парой строчек в новой песне. они просто есть рядом друг с другом и это его успокаивает.
– ничем я не занимаюсь, – как раз таки занимается, просто не нужно ей знать об этом. ни о чем знать не надо, особенно о том, что происходит с ним сейчас.
совсем рядом с ними, за соседним столом, запахло яблочными конфетами за восемьдесят центов из кампусного комбини и сладким спреем для теля из lush. звонкий голос переливался словно ловец солнца утром, отбрасывающий солнечные зайчики повсюду, вперемешку с песнями утренних птиц. мелькнула перед глазами смешная вязаная панамка пастельно желто-розово-лиловая и иссиня-черные волосы с ярко-голубыми кончиками. сяо невольно повернул голову, провожая аляпистый яркий силуэт взглядом. чувствует как начинает колотиться сердце, а к щекам приливать кровь.
он, если честно, живет этими моментами. короткие минуты какого-то неописуемо яркого и чистого счастья вспыхивают в нем фестивальными фейерверками, забирая все тревоги, забирая все его переживания. эти короткие моменты хочется продлить до вечности, до конца видимой вселенной. сяо не хочет быть жадным. ему достаточно смотреть, достаточно слышать голос и ощущать сладкий аромат кислых яблочных конфет из кампусного комбини. остальное он может придумать сам. моменты совместных улыбок, моменты тишайшей непозволительной близости и сладких поцелуев в комнате под проекцией звездного неба. он самостоятельный мальчик прошедшийся ни по одним граблям. он знает, как обычно заканчиваются такие американские горки чувств. влюбляется, признается, но его а) отшивают, б) бросают ради кого-то лучше. и он даже иногда завидует, что он не тот самый "кто-то лучше". может он слишком самоуверен? откровенен? честен? слишком много чувствует? он не боится признаваться, не боится брать инициативу. но в этот раз, что-то останавливает, что-то держит его за стеклянной стеной, подальше от этой цветастой катастрофы. потому что до сих пор не знает, что может захлестнуть его, прикоснись он к своей маленькой мечте.
– опять ты пялишься, - с набитым ртом говорит фишль, отрываясь от телефона. – дырку в нем просверлишь.
– я не пялюсь, – оправдывается. конечно он пялится и мог бы пялиться вечность, если бы жизнь позволила. в момент и салат становится интересен, не смотря на ком в горле и послевкусие арахисовой пасты.
– ставлю десятку, что пялишься. даже голову повернул. – девушка тянет смешно, изображая его секунды назад. – ты же обычно такой смелый. где вся твоя смелость? иди да позови на свидание.
– пропала куда-то. не знаю. – объясняет спокойно. вот он возвращается, вечно в кругу подружек и друзей. рассказывает что-то смешное, потому что люди вокруг смеются. он всегда такой. какой-то слишком теплый, слишком яркий для этого мира. теплый как солнце поздней весной. сяо очень любит позднюю весну. видимо, венти он любит так же.
их разделяет буквально два места и невольно слышит еще одну шутку про его имя и размер стаканчика кофе. усмехается тихонько, чтобы потерявшая интерес фишль снова не прицепилась к нему с вопросами о признаниях. венти рассказывает про пары, творческие задания и то, как он проспал из-за того, что кормил кошек у кампуса. у него же аллергия. зачем? а потом узнается, что кошечка – молодая мама, там котят штук шесть и он просто не мог пройти мимо.
сяо влюбляется все больше.
бесповоротно.
– напиши ему письмо. ты же мастак в написании любовных писем. – сяо давится обедом. аппетит пропадает вовсе и вода льется из носа, брызгая даже через пирсинг. – сколько ты их ему написал? я видела стопку как минимум из штук двадцати.
– замолчи, – шипит он тихо, пихая её в плечо и вытирая стол вокруг. – он сидит через два стула от нас. перестань.
– не перестану. иди хотя бы конфеты эти ему отдай. на кой черт купил?
и правда.
словив пару недоуменных взглядов от компании его любви и от него самого, сяо начинает копошиться в сумке, в поисках тех самых яблочных конфет, миллиард фантиков от которых виднеется из его странного цветастого кулька. сейчас? или когда они станут собираться? ей богу как в кубке огня. ни подойти, ни подъехать.
– х-хэй! – окликнул сяо, когда почти вся компания разошлась и остался только он, медленно доедающий свой обед. – мы не знакомы, но вот. – осторожно кладет на стол пачку конфет. к конфетам он приклеил стикер со своим номером. глупо. глупо. глупо. хорошего дня. – не дожидаясь ответа и нехотя открываясь от его блестящих синих глаз, сяо скрывается из столовой, пытаясь успокоить свое бешено бьющееся и ноющее сердце. влюбился как дурак.

[nick]xiao[/nick][status]your sour candy[/status][icon]https://i.imgur.com/a4JrYpV.png[/icon]

[nick]xiao[/nick][status]your sour candy[/status][icon]https://i.imgur.com/a4JrYpV.png[/icon][nm]сяо[/nm][lz]lost on you.[/lz]

Отредактировано Lisa Minci (2022-01-26 16:18:49)

+2

3

@venpple вот ты убежал, а я даже не знаю твоего имени 😭 теперь ты обязан взять на себя ответственность, выпить со мной кофе и представиться!! порядок выбирай сам.

венти уже давно не переживает, что его может быть для кого-то слишком много, поэтому, уже дома, грызя яблочную карамель, словно это мягкие зефирки, а не чёртовы убийцы эмали, следом отправляет ещё парочку сообщений с текстом и набором эмодзи с луной. венти не переживает, но всё равно, зубами разворачивая следующий фантик, кладёт телефон экраном вниз, чтобы ну совсем точно не переживать, что ответ придёт не сразу или не придёт вовсе. он долго думает, как записать его: то ли безразлично парнем из столовой, то ли конфетным мальчиком, то ли "определённо мой тип", поэтому, перестав накручивать на палец тонкую косичку, вбивает простое конфетный тип из столовой. сойдёт.

а ведь конфетный тип из столовой выглядит как самый настоящий бойфренд материал со своими взъерошенными волосами, мартинсами и кучей-кучей колечек в ушах. и вопреки тому, что от него веет почти потусторонним морозом, загадкой, которую хочется разгадать, у венти отстраненно-ласково сбиваются мысли под ритмы слепящего снегопада. такие парни, как он, вылезают из аниме, но в жизни совсем-совсем нереалистичны. венти запоминает, как тот впервые смотрит открыто, беззлобно, с тем самым смущением, которое для него кажется очень красивым, и он бы сказал это вслух, да не успевает, теребя пальцами пёстрый стикер, приклеенный к пачке леденцов.

возможно, не скажи ему казуха, да и каждый из его друзей, как тот пялится на него, венти бы и не обратил на это внимание — со вниманием у него в принципе есть некоторые проблемы, но это не система, а скорее вынужденная жизненная установка — так легче. проще не видеть очевидного и не мчать автостопам по своим загонам, когда хочется всего-то по галактике. проблемы от небрежно завязанного шарфа до расстегнутого яркого рюкзака с пушистым брелоком от племянницы. у него со вниманием всё очень плохо, и это доказано, если это не касается наивных мелочей вроде помощи дотащить бабуле в магазине корзинку до кассы или перефотографировать всех снеговиков, попадающихся на его пути, наряжая их в свою лягушачью шерстяную панамку. а ещё доказано тем, что врать не умеет, лишь смотрит наивно по-доброму, пытается вчитываться в морщинки на чужих лицах, в улыбки, в смех.

у него со вниманием всё очень плохо. особенно, если это касается людей, от которых в перспективе могут подкашиваться коленки. мгновением. вспышкой. секундной завесой. венти безмолвно выдыхает. потому что, конечно, он знает его имя — очень мягкое, словно тающая на языке мятная конфета; конечно, его взгляд цеплялся и за края неразборчивых рисунков на предплечьях сяо, а слух — за тихий низкий голос. венти кажется, что он мог бы пахнуть рассветом, печальным гитарным аккордом и крепким американо, и от этих мыслей словно разряд тока щекочет под кожей.

и венти силится с желанием прокатиться на стуле из одного угла комнаты к другому под насмехающийся взгляд казухи, чтобы не дёрнуться в сторону телефона после уведомления тут же, поэтому просто засматривается на рой огромных пушистых снежинок за окном. сдаётся практически сразу же, по-доброму (казуха скажет, что по-глупому) улыбаясь, и сразу, не выдерживая вежливой переписочной паузы, если такая бывает, по правилам заигрывающих переписок, чтобы не пискнуть вслух от более чопорной манеры ответа сяо.

зато со смайликом. такой же луной, только серенькой. и согласием куда-нибудь сходить. после пар. завтра. после долгой вечерней переписки — это обязательно.

и всё же он придаёт слишком много внимание вещам, от которых старается бежать, потому что быть одному не так уж и сложно — всегда есть наушники, комиксы, подписка на нетфликс и куча друзей с отвлекающими обстоятельствами, однако он всё равно не может ничего с собой поделать, потому что

где-то внутри него весна, мягко жжётся солнце, будто наперекор всем законам природы. венти немного поломанный в силу взросления и не хочет понимать, что солнца, вообще-то, касаться нельзя — горячее, почти шесть тысяч кельвинов, он читал; и ища такое же в ком-то другом, он хочет попробовать хотя бы чуть-чуть, может, оторвать себе кусочек, сжать в ладони, греть, чтобы было всегда таким же тёплым, как и его собственное. мысли о чём-то близком, нормальном, бьют застывшим сердцем и жутким страхом неизвестности где-то в горле. а венти всего лишь навсего пугает привязанность к тому, кого не знает. к тому, кто обязательно не рассмотрит то единственное, что стоило бы узнать — недостатки — пусть венти и выставляет их напоказ, будучи чересчур шумным, чересчур тактильным, чересчур бестактным, активным, просто-напросто чересчур.

однако трепет под ребрами скачет быстрыми искрами, растет и лопается, взрывается большими шариками, когда венти, наспех, даже не застегнув бирюзовый пуховик и перекинув через плечо шарф, буквально вылетает из здания университета и едва ли не падает, не успев похвастаться своим навыком хождения по скользкой поверхности без страха отбить себе копчик. но шерстяная ткань шарфа сяо пахнет зимой, таинством, сказкой, даже имбирем и пряниками, и я венти думает, что если и знакомить его со своими недостатками, то сразу, цепко хватаясь за рукава его пальто и стоя близко-близко.

— за спасение во второй раз, — венти, не торопясь отступить и оставить хотя бы немножко личного пространства, наклоняет голову вбок и озорно улыбается, — кофе буду угощать я.

а его щёки румянятся совсем не от смущения, а от мороза. точно-точно.

[nick]venti[/nick][icon]https://i.imgur.com/6MTD0ij.png[/icon]

[nick]venti[/nick][icon]https://i.imgur.com/6MTD0ij.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">венти</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>только молчи.</div>[/lz]

[lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>только молчи.</div>[/lz]

Отредактировано Fenris (2021-12-29 18:29:33)

0

4

получив первое сообщение, сяо думал, что его голова взорвется. от мыслей, от чувств, от эмоций. кажется, тогда он ехал на репетицию. чуть не слетел со скейта, миллион раз извинившись перед немолодой леди, быстро собрал рассыпавшиеся продукты и довел её до автомобиля. сердце, успокойся, бешенное. я еще хочу немного пожить. в шторке уведомлений видит сообщение и кучу смайликов, читает про себя трелью его голоса. ответ пришел намного быстрее, чем он ожидал. а он не ожидал ничего вовсе! это ведь . . .венти! он весь такой яркий, теплый, солнечный. мальчик в странных одеждах, но настолько очаровательный, что никто не может остаться равнодушным к нему. кажется, у него даже есть фанклуб среди первокурсниц. а что сяо? сяо неловкий, хмурый, похож больше на отпрыска союза мексиканского кактуса и грозовой тучи, вечно недовольный. сяо правда рад бы измениться, да не может. для него все слишком плохо, все слишком тянет на дно, на сердце будто висит ржавый амбарный замок и по венам гонит совсем не кровь, а смесь энергетиков, тоски и ненависти к себе. а хочется захлебнуться любовью. любовью взаимной, и желательно любовью венти.
сяо сам себе до сих пор удивляется, как решился вообще шагнуть в сторону неземного, недозволенного. кажется, с таким венти он и рядом стоять не достоин. но так хочется . . . смотря на все эти парочки вокруг, так хочется! держать его за руку нежно, переплетая пальцы или подставить изгиб локтя, чтобы его тонкая грациозная ручка с ярко-синим аккуратным маникюром скользнула по его коже. сяо уверен, что руки венти теплые, немного суховатые, из-за того, что варежки зимой он носит просто на веревочке, будто забывая об их существовании и резво носится с друзьями по кампусу, играя в снежки голыми руками. он уверен что его руки пахнут яблочной карамелью, а сам он пахнет любовью. столько всего ему хочется. хочется. хочется. хочется.  мечтательно пялится на дурацкую шторку уведомлений, силясь не читать сообщения. эта влюбленность делает его жизнь немного ярче, хотя бы немного наполняет смыслом и, даже если они просто станут хорошими друзьями, ему будет этого достаточно. потому что полюбить такого как он никто не захочет. ведь он – чудовище. и их жизнь – не диснеевская адаптация сказки. чудовища остаются чудовищами.
– прекрати драматизировать, дурак. – как то, после очередного щелбана, говорит фишль, пытаясь буквально вытрясти дурь из его иссиня-черной головы. – ты, конечно, из не разряда романтиков "он мне улыбнулся, а я уже придумал имя нашему третьему ребенку". – на что сяо хмыкает и смущенно опускает взгляд улыбаясь. – да ты шутишь? – девушка возмущается громко, чрезвычайно удивленно. – ну и что за имя? – сяо не отвечает, а просто уходит в свою комнату, оставляя подругу недоумевать в одиночестве.
запихивает телефон обратно в карман, не решаясь отвечать. хочет ответить вечером, без посторонних глаз и попыток выспросить, что же там ему написывает. он венти хочет оставить в секрете, хочет оставить только себе. потому что уверен, что в венти невозможно не влюбиться. только его сердце не выдержит, явно, если он вдруг увидит его с кем-то еще. возможно, уже сейчас надо подыскивать вариант для перевода в другой универ. на всякий случай.
в студии швыряет куртку и сумку куда-то в угол, делая вид, что игнорирует у него наличие телефона и что уведомления приходят вовсе не ему. отвлекаться получается трудно, кончики пальцев не слушаются и скользят по толстым струнам будто смазанные маслом, а фишль только и делает, что бесконечно шипит на него, отвешивая оплеухи. не может. не может не думать о венти.
я какой-то чертов яндере. хочется себя вышвырнуть, – мысли нещадно вертятся в голове ураганом сумасшествия. сегодня для него достаточно смелых поступков и потрясений. он себя за такую одержимость ненавидит, но причину этому знает. венти – его солнце. а в дни лютого мороза всегда скучаешь по солнцу. жизнь сяо как поверхность нептуна, в ней минус двести по цельсию и самый длинный оборот вокруг солнца. но он правда надеется, что хоть что-то получится.
нажимает кнопку "отправить" не глядя. нажимает и зарывается в ворох своих подушек и одеял, лишь бы не видеть своего позора в двоичном коде. ждет пять минут, десять, двадцать. возможно, занят? – думает сяо, – а возможно пытается выдержать паузу. или все таки не горит желанием отвечать после моего молчания? но ответ приходит. ответ приходит и сяо радуется, как ребенок, пытается не плакать, потому что в тот момент подавленные эмоции пытались прорваться наружу. но он выдержал, сдержался, надеясь, что все само как-то рассосется.
первый раз они пьют кофе в кафешке у кампуса. венти все так же пах карамелью и lush с примесью запаха кофейных зерен, а сяо не мог оторвать взгляд от него: от его движений, смеха, улыбки, ярких глаз. сяо тогда извинялся долго, за то, что отвечал как попало и что вообще так внезапно подошел, но был так рад, что венти было просто плевать. парень щебетал как певчая птичка, увлеченно что-то рассказывая, иногда перегибаясь через стол, чтобы подробности прошептать на ухо. венти был так близко, непозволительно близко. сяо видел его словно под микроскопом, пытаясь запомнить любую мелочь, которую ему дозволено было увидеть. на вид такая мягкая кожа, цветные татуировки и царапины на руках от кошачьих когтей. его тонкая шея с парой звездочек-родинок и блестящие волосы, заплетенные в косички. чувствовать дыхание своего солнца на коже сродни сну, звук голоса завораживает, а тепло скачет по телу вверх-вниз вместе с бешено колотящимся сердцем.
декабрьским днем, где-то после обеда и пары тройки утомительных пар они решают пойти в какое-то классное место, которое сяо нашел в тик-токе. ждет терпеливо, утопая в мыслях, в попытках успокоить сорвавшееся с тормозов сердце и желании снова его увидеть. музыка льется фоном, даже слова разобрать не получается, потому что все мысли заняты только венти.
фейерверки, шум, взрыв. в его руках его солнце, растрепанно-смешной, такой аляпистый, неряшливо-стильный, что сяо еле сдерживает себя чтобы не поцеловать его прямо здесь.
– а если бы ты упал? – ворчит, аккуратно ставя на ноги и, присев напротив, застегивает пуховик. – будь осторожней, пожалуйста. – смешная шапка-лягушка съехала в бок и немного волосы налипли на лицо. не смог удержаться. проводит подушечкой большого пальца по раскрасневшейся щеке и медленно заправляет безумно мягкие прядки волос за ухо. – за спасение, не хочешь прийти к нам на вечеринку в честь рождества? – выпаливает неожиданно для себя, моментально заливаясь краской и прикрывая рот рукой. ну что за королева драмы.я-я я имею ввиду, если ты не хочешь, ты можешь не приходить, н-но я был бы очень рад тебя видеть. и провести с тобой время. особенно в рождество. это мой любимый праздник. – последние слова почти шепчет и решается взять венти за руку. даже если оттолкнет, ничего страшного, но сейчас ему жизненно необходимо просто чувствовать тепло его рук.

[nick]xiao[/nick][status]your sour candy[/status][icon]https://i.imgur.com/a4JrYpV.png[/icon]

[nick]xiao[/nick][status]your sour candy[/status][icon]https://i.imgur.com/a4JrYpV.png[/icon][nm]сяо[/nm][lz]lost on you.[/lz]

+1

5

венти слышит, как зимний ветер мягко врезается порывами, беря разгон, и как жужжит застёжка на пуховике. венти теряется за размытой поблескивающим водопадом линией горизонта и делит бесконечность на ноль, потому что сяо мягко усмехается, и в этой усмешке ни режущего хрусталя, ни невозможной беззвучности. у сяо трогательно добротно заалевший от холода нос и треснувшая ранка на губах, и венти хочет прикрыть от накатившего трепета глаза. ему нравится чувствовать под прикосновением к своей щеке смутное греющее сияние, дымкой стелющееся по коже, и этот жар — почти ласковый огонь.

и сейчас это прикосновение чувствуется как что-то куда более интимное, чем все, что когда-либо происходило в его скудной личной жизни. венти силится с желанием продлить его, этот тактильный контакт, чуть ли ни прильнув к ладони, но вместо этого просто, хитро сощурившись, широко улыбается и кивает:

— эх, это значит никакого нетфликса под конфетки, — и от вида того, насколько явно проступает румянец, ложащийся мятым изгибом, на бледных острых скулах сяо, венти начинает чувствовать себя невероятно свободно и легко, словно плывёт в маревном пухе хрупкого волшебства, — я буду только рад провести с тобой время в твой любимый праздник.

венти интересна каждая реакция его пылкой душой — и вместе с этим венти боится сам делать первые шаги, потому что не раз и не два совершал ошибку за ошибкой. он узнает в сяо отпечатки прошедших дождей и изящную кромку тёмного полотна на небе и всякий раз хочет его дотронуться и попросить говорить и делать больше. рассказывать о себе и о том, почему иногда в его глазах так много тоски. он переплетает пальцы сяо со своими, и эта лёгкая непритязательная близость ощущается такой нетронутой, ослепительной, снежной — ему очень-очень нравится, что у сяо ладонь совсем немного больше и то, как осторожно, словно хрустальную, он прячет в ней ладонь венти.

уже на ходу, пока они шагают вперёд под впорхнувший рой пушистых снежинок мимо размытого свечения гирлянд в окнах кофейни, венти думает о том, успеет ли он закончить вязать сяо в подарок шарф и уместно ли будет вообще вручать ему подарок на чужой вечеринке. и ещё немного о том, как он влетит в комнату общаги и похвастается казухе, что, кажется, у него, венти,

может быть по-другому.

он бы никогда не подумал, что в таком, как сяо, скрывается столько нежности.

потому что в глазах сяо контрастом играет согревающий оттенок золота, врезающийся в границы радужки и тонущий в длинных пушистых ресницах. венти, конечно, не пищит в подушку и не ждёт с упоением сообщений (разве что совсем немножко, честно), но сяо чувствуется как морозная мята, от которой стынут кончики пальцев, амбра, иссушённый табак и кот, мурчащий блюз где-то на балконе.

а иногда, когда сяо говорит, засматривается и думает о том, как ощущаются поцелуи с пирсингом — венти никогда не пробовал.

от того, каким венти видит сяо, у него отчаянно алеют уши: эти эмоции словно светлая дымка под пастельным небом с перистыми облаками цвета абрикоса, ягодное суфле, миндальный рассвет, радуга на подушках и ласковая ваниль. сяо будто бы нарисован красками, тёмными, холодными, ночными и, возможно, даже атласными. он выглядит как большая тайна, рассыпанный загадками, раскрошенный в воздухе.

и несмотря на всё это, сяо — самое тёплое, что ему когда-либо встречалось, укрепляющее приятно зудящее ощущение в груди, проникающее гораздо глубже, чем просто под кожу. потому что сяо — это голова кругом и чарующий вкус непонятно откуда взявшейся свободы, скрывающиеся эмоции, которые вопреки всему переполняют его словно до краёв (это видно в блеске глаз и редком смехе, но не который вежливый, а который от всего сердца).

венти избегает многих значений разных слов, к которым не привык, чтобы его откровение случайно не обрело лишний и ненужный звук. и всё же на соседские смешки над тем, что венти ещё никогда так ни для кого не старался, что аж до голубых блёсток на веках и неожиданно опрятном внешнем виде без аляпистых шмоток, отвечает: «да ты бы его видел! а какие у него татухи, пиздец просто».

сейчас он и правда слишком сильно старается: пару раз переплетает косички, хотя пух волос всё равно выбивается, и венти с досадой закусывает губу; в волнении перекручивает на пальцах кучу колечек, обычных, металлических, и из бисера; одёргивает мягкий лазурный свитер и переживает, что его ноги в узких джинсах выглядят слишком тощими. а ещё на всякий случай даже берёт пижаму — с лягушками, широкими штанами и огромной рубашкой, — запихивая её на дно рюкзака. а вдруг пригодится. казуха под нос скабрезно шутит, а венти, пряча за детским-показать-язык-бе-бе-бе смущение, наспех выбегает из комнаты.

а потом, вспомнив, возвращается и всё же желает казухе счастливого рождества.

на вечеринке он ожидает, что будет куда больше людей: сердце бормочет, подпрыгивает, заикается от музыки, мигающих лампочек и громких разговоров — здесь все свои, но венти не удивлён, это же вечеринка сяо. под этой мешаниной волнения запахи алкоголя и парфюма забивают нос, пока венти, вешая на крючок куртку, поправляет за спиной рюкзак и прижимает к себе коробку, кое-как завернутую в подарочную бумагу. сначала его замечает фишль — как и обычно со своими аккуратными высокими хвостиками, в красивом чёрном платье, хмельная и не такая хмурая, как обычно, — и тянет за собой, вручая венти бутылку пива. он едва не роняет коробку. потом замечают все остальные — венти понимает, что не время рассматривать вспышки в зрачках сяо, и как бы ему ни хотелось его сейчас обнять, у венти заняты руки. он быстро исправляет эту оплошность, передавая сяо подарок под его удивлённый выдох, и с улыбкой жмёт плечами, мол, откроешь сейчас?

и венти гордится своим старанием: сяо смотрит-смотрит-смотрит сначала на него, и венти закусывает щёку изнутри, и когда они уходят к небольшому диванчику у завешенного огоньками окна, отвлекается на крышку бутылки. на сяо смотреть хочется и колется — на рисунки на предплечьях, на длинные пальцы или на красивое лицо — вообще без разницы. поэтому венти, делая большой глоток, наблюдает лишь за тем, как аккуратно сяо распаковывает подарок (словно помятую и нелепо залепленную скотчем бумагу с кучей неуместных стикеров можно хоть как-то спасти): там законченный  изумрудный шарф. и баночка бальзама для губ.

венти натыкается на вопросительный взгляд.

— зимой это полезно. я заметил, что ты ещё их часто кусаешь, так что, — а потом с запоздалым пониманием того, что сказал, на выдохе посмеивается, бормоча, и машет руками перед собой, — нет, твои губы выглядят очень классно и без бальзама... господи, извини, это всё из-за пива.

венти хочется закрыть лицо руками, но он всего-навсего поражённо выдыхает, съезжая спиной вниз по дивану.

[nick]venti[/nick][icon]https://i.imgur.com/6MTD0ij.png[/icon]

[nick]venti[/nick][icon]https://i.imgur.com/6MTD0ij.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">венти</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>только молчи.</div>[/lz]

[lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>только молчи.</div>[/lz]

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » good·once