пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » {а какой твой любимый кофе ?}


{а какой твой любимый кофе ?}

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

MеneskinI wanna be your slave
dancing queen {сборище бывших одноклассников}

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/304/732167.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/304/717146.gif
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/304/517044.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/304/570416.gif
[ James BarnesYelena BelovaBaron Helmut Zemo ]

— Предпочту сохранить свой рычаг давления.
— Хочешь увидеть, что кое-кто может сделать с рычагом давления?
— Успокойся. Не трогай его. Он просто будет шантажировать тебя и cделает этот дурацкий наклон головы.

Отредактировано Yelena Belova (2022-02-26 06:00:31)

+5

2

Прошлое всё еще пробелами играло на лице настоящего, напоминало о себе в минуты не самые лучшие, возвращало памятью в дни минувшие, когда сердце едва ли билось и то, по нужному такту и по приказу руководства Гидры. Я стал другим, и все равно, в сердце играла опаска, что не получится у меня отойти от былых привычек и стать собой. Тем другим Баки, который когда-то был до войны и во время неё, но поменявшийся, когда на мне поставили опыты и сделали Зимним Солдатом. Этого не изменить, увы. А теперь до нас доходят слухи, что нашли сыворотку, при помощи которой могут сделать таких же солдат, как и я. Целая армия супербойцов, способных свергать режимы и устраивать новых диктаторов. Однажды мы сумели предотвратить подобное, уже однажды нашли солдат, что были дефектными, и тогда же поймали Земо. Теперь же, ситуация повторяется и единственным, кто мог дать наводку, сидит в тюрьме. Ирония, да и только. Враг становится существенной помощью в предотвращении нового зла, и чтобы воспользоваться заветным информатором, нужно для начала вытащить его из тюрьмы. Конечно же, Земо потребует свободу, скажет, что из клетки давать инструкции не будет, но я готов попытаться. Не хотелось бы создавать проблемы. Наивно надеюсь, что прокатает мое желание спасти мир, надавить на больное. И в то же самое время, рассчитываю договориться с Бароном и суметь вывернуться из западни. Не раз выручала смекалка, теперь тоже должно быть всё правильно.
   Краткий вдох, краткий выдох. С опаской смотрю на здание тюрьмы и уверенно прохожу в главный вестибюль. Особая тюрьма для особых заключенных, без строгого режима, но с определенными нюансами. Я иду по белоснежным коридорам и удивляюсь, насколько близко будет мой старый знакомый. Меня должно это пугать, так как никто еще не испытывал действие кода на моем подсознании после курса терапии в Ваканде. У меня нет оснований не верить Шури, и, тем не менее, есть внутри опасения, которые ничуть меня не радуют. Ощущение, что заветные слова вшиты под кожу, под корку сознания забиты и никогда не будут вытравлены, но продолжаю надеяться. Уверенно вхожу в небольшую комнату, которую разделяют прутья решетки. Чрезвычайно тесное помещение, мне не по себе. Напоминает криокамеру, но безо льда, без удушающего холода. Я смотрю на мужчину, сощурив глаза, плотно сжав губы.
- Здравствуй, Гельмут Земо, - я не самый лучший собеседник, но я знаю, ради чего пришел сюда и не собираюсь отступать. На кону стоит многое, даже больше, чем несколько жизней и свобода Барона. Он доставил достаточно много хлопот в свое время, но я не собираюсь давать чувства эмоциям и задаю тот самый заветный вопрос. Мужчина должен знать на него ответ.
- Ты знаешь, где можно найти сыворотку, и ты скажешь мне, где её найти, - без лишних предисловий и предысторий. Я не мастер на долгие речи и привык говорить эпитетами, которые выводят собеседника на чистую воду. У меня нет навыков дипломата и слащавой мордашки, но я знаю, чего я хочу и какими методами этого можно будет добиться. Со мной шутки плохи, я могу убить, не моргнув и глазом – это для меня легче простого. Земо стоит остерегаться меня, я опасен и могу дать сдачи, поставить в тупик, из которого не выбраться и не спастись. И я не люблю ждать, когда человек осознает всю тщетность бытия. Тюрьма – это не спасение, это западня, в котором пахнет человеческим потом и страхом, где нет света, лишь редкие проблески щепоток огня, что поет о свободе и безграничности выбора. Там, где ты связан по рукам и ногам – это пытка. Очередное напоминание об ошибках и невозможности умереть по собственному желанию.
- Советую быть посговорчивее, я не горю желанием тратить слишком много времени с тобой, - у меня нет времени, если так посмотреть. В любой момент часы и минуты могут сыграть с миром плохую шутку, и я не горю желанием лишний раз рисковать. Новых Супер-солдат не должно быть. Сыворотка не должна попасть в плохие руки, а лучше, если она не попадет ни в чьи руки вообще. Да, так будет многим вернее. Но, это я решу после, когда доберусь до сыворотки.

+2

3

семья, —
…то, что было некогда у неё отнято//потеряно,
вновь было возвращено, руша все барьеры, выстраиваемые годами в сердце;

Елена была скупа на слова, и ещё более скупой на проявление эмоций, чувств, скрывая всё за маской безразличия, с меланхолическими отблесками в эмоциях, выражаемые на лице; уголки губ опущены вниз, в глазах недоверие ко всему окружающему миру//недоверие и к самой себе – к своему разуму, к мыслям, к действиям. Фантомное чувство контроля продолжало преследовать её и после антидота, освобождающего разум. Это выбивало из колеи, не позволяла до конца здраво мыслить, и каждый раз, делая новый шаг, она задавалась вопросом: «свободна ли я?», и никакого ответа.  Чувство контроля не покинет так легко её разум; ощущение, словно за каждым шагом следят, наблюдают, ожидают, чтобы отдать новый приказ, отказ на который получить невозможно – контроль он не подвластен сопротивлению.

Белова винила отца, за то, что он просто взял и отдал их в руки врага. В руки диких зверей, растерзывающих всё новые и новые тушки беззащитных подопытных мышей.  Винила и Наташу, ведь она ушла  о д н а – не забрала её с собой, не вернулась за младшей сестрой, и плевать Елена хотела на то, что кровь в их венах не одна, и узами родных людей они не связаны. Она – её сестра {чужая, названная, фальшивая}…. Сестра, бросившая ту, что та зависела от неё, тянулась к ней, но осталась позади. Осталась среди зверей и дальше сидеть в своей клетке, отдавая разум на их попечительство. И Мелина... Милая, милая Мелина, та, кого она считала {и блять продолжает считать} своей матерью и стала одной из тех, кто разработал эту сыворотку, подавляющую разум, чувства, эмоции - сыворотку, лишающую права действий, свободы и  с в о е г о слова.

Она винила их всех. Ненавидела, и в то же время нуждалась. Злилась, но любила, несмотря ни на что. Лена по кусочкам пыталась склеить давно потерянные детали пазла, несмотря на всё то, что говорила вслух – сердце всё также болела, ведь вся та прошлая жизнь, всё то короткое детство – было для неё  н а с т о я щ и м.

семья, —
…то, что вновь осталось позади;
вновь разрушенный пазл, ранее склеенный разбитыми в кровь руками некогда маленькой девочки;

Два составляющие кусочка пазла затерялись в мире, и связь вновь оборвалась – Белова не пытается их отыскать, не пытается всё восстановить, ей надоело собирать то, что каждый раз ломается. Она устала. Чертовски устала. Собственными руками выкидывает оставшиеся у неё кусочки мозаики, как только узнаёт о смерти Наташи. Это стало последней каплей, и  без того в её личном, переполненном океане.

Елена пытается жить своей жизнью. Заводит пса, о котором рассказывала Наташе. Привыкает к миру за стенами красной комнату, к миру, что был чужд. Старые привычки никуда не делись, и она уже не видит окружающее в том цвете, в каком это представало перед ней в детстве. Социализация жуткая вещь. Но даже вдоволь насладиться жизнью птенца, выбравшегося наконец из гнезда не удаётся.

цель, —
… у неё появляется новая цель, новое задание,
на которое девушка даёт своё согласие, просит надбавки только;

Но сбивается с дороги, когда информация о сыворотке доходит и до неё; старые каналы информации, а также новые, доставшиеся «в наследство» от сестрицы, коими Елена не брезгует пользоваться. Но узнав о том, о чём надеялась больше никогда не услышать в жизни своей, четырхается про себя, прокладывая новую дорогу.

Выслеживает, преследует, до последнего остаётся в тени. И только добравшись до цели, что была по ту сторону свободы, ожидает, когда они перекинуться хоть парой фраз, и после Белова выходит на сцену. Снимает пистолет с предохранителя, нацеливая на солдата, дулом уперевшись в спину, — Мне и в самом деле фортит на тебя, танцор, — говорит фразу, произнесённую ей же самой около десяти лет назад, ещё в пределах красной комнаты. Тогда она была ученицей. Ученицей, что изо всех сил старалась найти выход из системы, да выбраться на свободу//сбежать, и это ей удалось {нет, удалось бы}, но зимний солдат тогда решил всё за неё, оборвав любой шанс к побегу, едва ли не за шкирку вернув назад к хозяевам, и они уже завершили дело с той, что так выбивалась из системы. — Я и думать не хочу для чего сыворотка тебе, но ты прав, тратить на тебя много времени не хочется. Барон идёт со мной, — говорит ровно, церемонится она не любит, но и устраивать баталии в тюрьме далеко не комильфо, и выйдет боком. Выбраться отсюда для начала, но, только вместе с Земо, в ком нуждалась Лена, ибо никто, кроме него не знал о сыворотке ничего, но и третьи попутчики ей не требовались.

лена не забыла, она помнит обо всём,
злость, обида с нотками ненависти, проросшими сорняками в сердце её;

Отредактировано Yelena Belova (2021-10-03 02:58:28)

+4

4

Гельмут Земо мог считаться везунчиком, хотя сам он считал себя одним из самых проклятых людей во вселенной. Мало того что в каких бы опасных ситуациях он не оказывался смерть словно сама его избегала. Он не погиб не в одном из задании, он не погиб в инциденте в Заковии в которой нашли свою смерть его близкие. Он не погиб когда расколол Мстителей и даже Камни Бесконечности не посчитали его достойным что бы обратить его в пепел.
Для Баки все было словно мгновение, для Земо это были долгие пять лет в тюрьме. Хотя сейчас можно было сказать ситуация была куда лучше, спасибо Говарду Старку который перевел его в более уютную камеру, тут даже было место для полок с книгами, что не могло не радовать. Он листал старую книгу Макиавелли  когда сообщили что к нему посетители. Старк обычно приходил по выходным на пару часов что бы поиграть в шахматы, а сейчас значит был кто — то другой. Что было весьма занимательно учитывая, что к Барону редко приходят гости.
Он медленно встает с кровати и его небритое лицо словно выплывает из тени. Движения его медленные, а спина все еще помнит военную выправку. Он встает напротив Зимнего Солдата и привычно ухмыляется.
- Ну здравствуй, Джеймс, - его голос звучит тихо и вкрадчиво, он всегда называл его «Джеймс» игнорируя общепринятое «Баки»
- Такой серьезный… Неужели все еще держишь обиду? Как бы там не было извини. Это не было чем то личным, ты просто был инструментом необходимым для дела. - он начинает медленно расхаживать по своей камере. Земо не желал никому зла, его разум был занят лишь тем что бы посеять хаос в рядах тех кто был виноват в смерти его семьи. А Баки был просто удачным инструментом которым было легко манипулировать. Второй же его целью было предотвратить саму возможность появление подобных Капитану Америке или того же Зимнего Солдата. Его рука не дрогнула когда он уничтожил остатки сыворотки или когда он застрелил тех супер солдат в их криокамерах. Но как только Барнс сообщил о появлении новой сыворотки Земо замер и поднял удивленный взгляд, снова подошел к решеткам.
- Потому ты и пришел ко мне, а значит ты в отчаянии, - говорит он, но потом его лицо снова становится удивленным и по камере разносится звук снятого предохранителя, он смотрит куда то за спину Баки. Ее то Барон точно не думал увидеть, бойкая блондиночка которую в свое время он был готов назвать своей сестрой.
- Сегодня какой то праздник? Столько гостей ко мне даже на Рождество не приходит. Елена все так же опасна, кстати как твое плечо, милая? - интересуется он, как будто ситуация разворачивающаяся перед ним, случается каждое воскресенье. Он уже более чем уверен что пришло время покинуть это место вопрос состоит лишь в том, что кто же из этих двоих ему в этом поможет.
- Я конечно польщен своей популярностью, но учитывая ситуацию у вас не так уж много времени... 

+3

5

Земо всё такой же. Спокойный, собранный и надменный. Хочется его выражение с лица стереть, впечатать в стальную решетку и заставить говорить. У меня нет времени, его катастрофически не хватает. Эта встреча не приносит мне никакого удовлетворения или радости. Так, необходимость, от которой сводит челюсть, и воспоминания волной накатывают. Земо подставил меня, он использовал проклятый код и поплатился за это. На мой скромный взгляд, слишком легко отделался.
- Хватит играть в игры, Земо, - терпеть не могу, когда он так делает. Ударяется в бессмысленные рассуждения, делая вид, что знает меня лучше, чем я сам. В чем я уверен, так это в том, что Гельмут ни черта не имеет обо мне представления. Сильно сжав кулаки, зло смотрю на своего собеседника и делаю один шаг вперед.
   Мой психотерапевт говорит, что мне надо быть открытым, доверять людям и найти друзей. Да только вот, всё это чуждо и теряет смысл, когда я задумываюсь о своем прошлом и забываюсь в канве истории, которая когда-то была мной. Тень, безымянный, Зимний солдат, идущий через горы трупов. Это единственное, что я помню и за что цепляюсь, не смотря на то, как сильно мне хотелось бы поднять пласт воспоминаний, когда я был просто Джеймсом Барнсом. Прошлое, как отдельный вид мучений. Предсказание оплошности написано на молчаливых историях, неизвестных никому, кроме исполнителя и самого заказчика. Тяжелое бремя, отпечатавшееся на памяти и тех, кто в ней существует.
   От того и отчетливый щелчок, снимаемого предохранителя и женский голос срывают с губ тяжелый вздох. Закрываю глаза и вспоминаю девушку, придумавшую столь ненавязчивое и странное прозвище, и то, как предал Её, выполняя приказ Пирса. У меня не было выбора, но кому, какое дело? В моем кармане лежит блокнот со списком жертв и врагов, который я методично дополняю на протяжении всего времени, когда стал сам себе хозяином. Елена Белова значится в первом списке и мне совершенно не хочется вносить её во второй перечень.
- Елена, - не зло, просто обличаю женщину, наведшую на меня пистолет. Без сомнений, целится в голову, чтобы наверняка. Один труп – одна пуля, моя привычка, которую  старательно передавал своим ученикам, но не требовал этого. Каждый имеет свои навыки, умения и предпочтения, нынче не мне учить Белову стрелять. Она жертва, но и убийца тоже, на её руках достаточно крови, чтобы прикончить и меня, но она медлит, что смутно напоминает о времени, когда мы были по одну сторону баррикад. Жаль, только, все обернулось против, и мы не расстались друзьями.
   Закатываю глаза, отрицательно киваю головой. Ситуация из ряда вон выходящая. Неожиданная встреча не является приятной, вдвойне.
- Заткнись, Земо, - чуть ли не рычу, ударяю стальной рукой о решетку и отступаю назад, поворачиваясь лицом к ощутимой угрозе. Подхожу к ней ближе. Нет времени на игры, обиды и разговоры. Хотя, несомненно, нам есть о чем поговорить с Черной Вдовой и как разрешить возникшее недоразумение.
- Черт возьми, Елена, я хочу уничтожить сыворотку. В мире не должно быть больше таких, как я, - рукой касаюсь груди. Белова должна помнить меня Зимним Солдатом, как и те проблески, когда я больше походил на человека. Неужели она может подумать, что я создам таких же марионеток, позволю кому-то творить подобные бесчинства, которые заставляли делать меня?
   Не пытаюсь давить на совесть и не рассчитываю, что Елена мне поверит. Складываю руки на груди, шумно выдыхаю.
- Он никуда не пойдет, тем более, с тобой, - хочет убить? Пусть убивает, сюда сбегутся охранники, заблокируют всех входы и выходы, и отчего-то, уверен, стрелять они будут на поражение. Не собираюсь выпускать опасного преступника, которого ловили столько времени, который успел сотворить много зла. Я давно не собственность Гидры и имею право на собственные решения. В моих интересах соблюсти закон и уничтожить сыворотку и других супер солдат. И в этот план Гельмут Земо совершенно не вписывается. Наличие Барона может лишь усугубить ситуацию. Мне ли не знать? Я уже попал под замес с его участием, мне хватило.

+2

6

Выглядывает из-за Джеймса. Бросает взгляд на Земо, изгибая бровь на его вопрос о её плече. Она прекрасно помнит о том дне, и той перестрелке, в которой на память со старым другом эти двое обменялись свинцовыми пулями; только тогда Елена была другой. Сыворотка господствовала в разуме девушке, и та не знала, насколько та подавляет её собственное чувство воли.

И сейчас отголоски прошлого остро резали по старым шрамам, напоминали о былом, но Белова не могла ответить на вопрос: она ли то была, да и она ли сейчас – сыворотка спутала всё. Создала хаос в её голове, в её мыслях, и зачастую она задаётся вопросом: её ли все эти желания, или же вызваны некогда воздействием сыворотки. Сложно. Всё слишком сложно. Абстрагироваться от этого кажется невозможным, да и прошлое так любит о себе напоминать.

— А твоё колено как, кофеман? Не побаливает? — интересуется в ответку девушка, парирует, предварительно игнорируя солдата; если с Барнсом её связывала больше обида и злость за прошлое, то с Земо они в неком ключе были близки, как брат с сестрой, несмотря на то, что Елена выполняла задание и Барон был лишь одной из шахматных фигур, перекрывающих ей путь. Девушка привязалась к нему. Привыкла. Но не знала, насколько всё то было искреннем, чему виною подавление разума чёрных вдов.

Не спускает курка, но и не опускает пистолет. Смотрит на солдата, что перевёл внимание на себя, оставляя Земо позади, по ту сторону его далеко не золотой клетки. Жуткое желание врезать. Как минимум врезать. Она знает и о его стычке с Наташей, ведь за время её совместного нахождения с «сестрой», они затронули немало тем прошлого, открывая шкафы, выпуская скелетов, что имели общие корни, и тянулись из детства девушек. — Оу, так ты и в самом деле покинул своих создателей, терминатор? Встал на путь истинный, подружившись с мстителями? Миленько, решил последовать советам, а я-то думала, что ты непробиваемый. — Очередная кличка, данная в их первой совместной миссии – точнее, миссия была на плечах Елены, в коей она должна была совершить своё первое убийство, сдав экзамен, и показать, что не зря кукловоды играли все эти годы с одной из марионеток, коими была наполнена красная комната.

— Ха! — вновь смотрит за спину Джеймса и обращается к Земо после последнего вопроса солдата, — эй, Барон, ты пойдёшь со мной или с этим праведником? — очередная кличка, шутка, и вопрос, адресованный старому другу и товарищу, но, так или иначе, уходить им придётся всё равно вместе. Да и к тому же, Барнс был прав – его она не убьёт, не сейчас и не тут, и без того уже шумихи наделали, в основном Белова, что не была столь осторожной, и в какую-то долю секунды засветилась с камерами, когда оступилась, свернув не туда. Обыденное дело. Отчасти, ей даже кажется, что без сыворотки она не так уникальна и идеальна, слишком много казусов за ней плелось, но, это она сваливало и на то, что долгое время была вне дел. — Но знаешь, ты прав, танцор. Только вот, и с тобой он не пойдёт. Земо идёт с нами, и желательно, как можно скорее, я не особо горю желанием сидеть за решёткой в одной компании с двумя стариками, да травить байки о их былых деньках, слушая сопли о несправедливости жизни, — пожимает плечами и опускает оружие. Убраться отсюда как можно скорее, и уже после выяснять отношения. Елена распределила для себя список дел на ближайшее время, кое потребуется им на выполнение задания, что так или иначе переплеталось между собой и было, вполне себе единым, ведь Белова также намеревалась уничтожить сыворотку. С красной комнатой было покончено, осталось разобраться с малым, и можно на очередной заслуженный отдых в обнимку с любимым псом.

Отредактировано Yelena Belova (2021-12-07 15:29:00)

+4

7

Самый опасный преступник в мире. Этот статус возможно мог бы погреть душу ведь Барон Гельмут Земо это единственный смертный который умудрился развалить Мстителей. И возможно даже не попался бы, если бы не сам захотел посмотреть на свое творение с первых рядов. Получил ли он от этого удовлетворение? Без сомнении, смотреть как Капитан Америка этот оплот справедливости рушит все своими же руками, и ради кого? Ради друга… Ими оказалось так легко манипулировать. И даже можно было сказать что Лена по своему имела отдельный вклад в это именно с изучения Красной комнаты все и начиналось.
- Ты же знаешь, я больше предпочитаю чай. Бывает покалывает на смену погоды, спасибо что поинтересовалась, - говорит он и вежливо улыбается. Он бы с удовольствием по наблюдал и дальше как эти голубки собачатся, но видимо снаружи происходило нечто более интереснее. Новая сыворотка, это то что занимало разум бывшего полковника. Пока Елена и Баки перекидывались любезностями он уже продумал довольно ловки план с чего начать поиски. А что на счет побега? Так план уже давно был в его голове. Он всегда придумывает его от скуки, тут в одиночной камере слишком много свободного времени что бы давать возможность мозгам простаивать. Поэтому приготовление плана побега была своего рода тренировки для серых клеточек, помимо перечитывания классики.
- Втроем? Не многовато ли народа? Системы Старка нас заметят сразу. Так что план явно дерьмо. Что вы как дилетанты, - мужчина ухмыляется склонив привычно голову на бок, держа в руках потрепанную книгу Макиавелли в которой он уже давно держал ключ карту замаскированную под потрепанную закладку. Он медленно поднимает взгляд на часы которые висели над дверью за спинами парочки, а потом вновь смотрит на гостей.
- Заключенных вывели в общую комнату, могу вас попросить перед уходом спровоцировать драку, с этим то вы явно справитесь. А потом встретимся вот по этому адресу у вас как раз будет время на поболтать, - говорит он вытаскивая из пожелтевших страниц небольшой клочок бумаги на котором аккуратным почерком был выведен адрес, одного из гаражей не далеко от аэропорта.
- Не беспокойтесь я не сбегу, вы мне нужны так же как и я вам… - надеялся ли он на то что возможно по дороге эти двое друг друга убьют? Несомненно! Но это был не много не приятно, ведь Барону для поиска информации нужен был образ Зимнего Солдата. Все же в криминальном мире все еще ходят о нем легенды. Как та самая сказочка про демона который приходит к непослушным преступникам. А Лена была не менее приятным бонусом, ведь Черная вдова никогда не бывает лишней.

+2

8

Ситуация мне не нравилась. Два приветствия из прошлого по разные стороны баррикад. Ощущение, что каждый из них прыгает по нервным клеткам, пытается достичь идеальности в сопряжении друг друга. Пара недоразумений, появившихся на моем пути неслучайно, что меня в корне не устраивало. Я планировал тихо и спокойно завершить марш бросок по земному шару, обезвредить ученых и уничтожить сыворотку. А тут Белова, наше общее прошлое и их игра в брата – сестру с Земо. Худшего расклада и придумать было нельзя. Шумно выдыхаю, закатываю глаза. «Ну, сколько можно».    Дешевый цирк, и только. Как дети малые. «А всё так хорошо начиналось».
   На слова Елены никак не реагирую, бросая на неё недовольный взгляд. Мало чем отличается от взгляда Зимнего Солдата, разве что, прибавилось эмоциональности. Я работаю над собой, пытаюсь быть более эмоциональным и общительным, что по вполне понятным причинам, не так уж комфортно и удобно. Начинать жить заново, будто бы с нуля, вообще тяжело очень. То и дело приходится напоминать себе про слова психолога, к которому я обязан постоянно ходить и отчитываться в проделанной работе. Крайне скучное занятие, но что поделаешь. Хочешь быть свободным – разговаривай с пожилой леди. На мой взгляд, полный бред, но, как она утверждает, это помогает мне адаптироваться в новом мире. [Да, конечно.]
    У Черной вдовы оружие в руках, спорить не приходится. Можно было бы подойти ближе, рукой отбить пулю по пути, вступить в драку, но смысл? Мы только поднимем не нужный шум и привлечем внимание, которое нам совершенно не нужно. Я не глуп, чтобы действовать импульсивно, многие привычки Зимнего Солдата остались со мной, я здраво оцениваю ситуацию. Бросаю недовольный взгляд на Барона, после на молодую женщину, шумно выдыхаю.
- Ладно, - придется идти втроем, искать чертову сыворотку и наводить порядок в этом хаотичном мире. Достаточно сломанных судеб и невысказанных слов, что едва слетали с губ в периоды просветления. Да и не хотелось мне драться с девушкой из прошлого, она чуть ли, не единственная, кто пробудила во мне старые воспоминания о былой жизни, когда я не был собой. К сожалению, я так и не нашел в себе сил найти свою семью. Боялся найти или жалкие крохи в виде надгробных плит, или увядающую жизнь сестры и братьев, либо и то, и другое, когда как сам я остался жив и молод. С какой-то стороны, может, и к лучшему, оставаться в стороне, ведь я считался без вести пропавшим и погибшим. Меня похоронили, это всё. Я вне игры той жизни, где я был просто Джеймсом Барнсом «Баки». Даже Мстители, они будто бы, в стороне и только с Соколом я более - менее общаюсь, как и с Королем Ваканды, его сестрой и личной охраной. Так вышло, ничего не исправить.
    Разве только, и это мой долг, я обязан уничтожить сыворотку, стереть её с лица земли. Если Белова и Земо мне в этом помогут, то пусть будет так.
- Попробуешь сбежать – найду и убью, - не пустая угроза. В моем арсенале много навыков и умений, что не позволят барону сбежать. Выслеживать и убивать я умею прекрасно, занимался этим очень много лет. Мужчина может быть уверен – я исполню слово, во что бы то ни стало. Для придания весомости своим словам, рукой указываю на собеседника за решеткой, смотря ему прямо в глаза. После поворачиваюсь к Земо спиной и иду к выходу, не обращая особого внимания на Белову. Бросил лишь мимолетный взгляд, игнорируя оружие в её руках.
- Идем, - нам еще драку устраивать и отвлекать внимание охраны. Никогда бы не подумал, что стану устраивать заключенному побег. До последнего надеялся, что до подобного не дойдет, что сумею разрешить проблему иначе. Но, отчаянные времена требуют отчаянных мер, и я не противлюсь этому. Порой, приходится идти на риск, чтобы спасти много жизней. Я успел многих загубить, и это осознание мешает мне спать ночами. К сожалению, уже ничего не исправить, не починить, не привести в порядок, слова извинений тоже не привнесут в жизнь покой. Да и кто меня станет слушать? Я виновен по всем статьям, пускай и не я принимал решения. Какая разница? Это мои руки в крови, это я ломал судьбы.

+1

9

Трио явно не входило в её планы - максимум дуо, но нет, по итогу, помимо старого напарника, придётся притираться и с занудным танцором, что оставил не самый лучший след в её жизни. Отчасти она и благодарна Барнсу, но с другой стороны, её душила обида и хотелось припомнить солдату его былые грешки, но, кажется месть постепенно отходит на задний план до более подходящего момента. Что же, стоит признать, Белова чувствовала себя одним из “золотого трио” в фильме о “Гарри Поттере”, только вот они не маги и это далеко не Хогвартс, а ещё, у каждого из их троицы есть маниакальное желание пощекотать друг другу рёбра, и причины совершенно различны. — Окей, если выберемся живыми, оформишь нам нормальный чай, — бросает в сторону Земо, разворачиваясь к своей новоиспеченной команде спиною, делая шаг в сторону выхода, но, буквально в нескольких шагах останавливается.

У неё не было конкретного плана по освобождению Барона; Елена привыкла действовать на ходу, придумывая новые шаги на месте, а также, вытаскивая из-за пазухи список планов “в”, “б” и дальше по списку, коли что-то пойдёт не так, как задумано. — Что же, танцор, думаю у вас есть о чём побеседовать с чаелюбом… Оставлю вас наедине. Встретимся на выходе, а то тесно с вами будет, — пожимает плечами, улыбается уголками губ, и первой покидает комнату, также, как и пришла - здравствуй любимый воздуховод.

Елена не солдат - она шпион, и её навыки скрытности более уместны, чтобы как можно бесшумней, избегая большие последствия, выбраться из тюрьмы. Идей не было. Придумывала//сочиняла на ходу; оказывается среди других заключённых, вышедших на обед. Оглядывается. Прикидывает в голове варианты, выбирает подходящий, мысленно нарисовав список: а) подсунуть записку с вызовом на стрелку в тарелку одному из проходящих мимо неё, пока тот отвлекается, отворачиваясь в сторону. б) толкнуть в очереди напыщенного толстяка, за которым трётся местный дохлячок, уж больно острый на язык. в) устроить напоследок электрический разряд надсмотрщику, прямиком у выхода из зала. И вуаля. Стоит Елене выйти, как тут же воцаряется воистину хаос, каплей в котором стала открытая дверь одного из заключённых, чему также поспособствовала Белова, вызвав сирену, и всеобщий сбор надсмотрщиков в одном месте, тем самым, делая проход на выход свободным и без лишнего внимания, ведь все, от заключённых//поваров до надзирателей//охраны заняты одним - друг другом. Не хватало что-то из репертуара Баха для полной картины.

Устраивать мордобой, да пускать чужую кровь своими руками - было лишним. Хотя, у Елены был вариант просто запустить солдатом, словно бочкой во всю эту вакханалию, но, решила обойтись без Терминатора; старички на отдыхе, пока молодняк работает. Забавляло то, что девушка зачастую критиковала Наташу за её позёрство, но сама в этот раз повела себя в точности, как её старшая сестрица - Елена немало привычек переняла от Романовой.

— Может останемся на местный праздник? Там весело, — комментирует, как только Барнс выходит к ней {только вот без Земо, штош, один пенсионер потерян}, и вопрос у неё один единственный в голове появляется: никого тюремной похлёбкой не задело? Но решает промолчать, оставляя свои мысли при себе.

Отредактировано Yelena Belova (2022-02-03 17:02:27)

+3

10

У меня не было никакого желания оставаться рядом с Бароном, даже на несколько мгновений. Бросив серьезный взгляд на Белову, тут же смотрю сурово на Земо. Этот субъект всегда вызывал во мне противоречивые чувства. И суть даже не в том, что он использовал меня как некий инструмент. Его ухмылочка и жеманство приводят к раздражению и нелюбви конкретно к данной персоне. Я был бы не я, если бы ментально не поставил данного мужчину в черный список людей, которым не плохо бы впаять наказание на полную катушку. В Ваканде вообще были бы рады заполучить Гельмута в свое распоряжение. Уж очень много к нему претензий, в особенности, по поводу удавшегося покушения на короля. На их месте я бы так же желал ему смерти, но, это не моя ответственность – мне достаточно просто сдать его, кому нужно, когда узнаю нужную информацию. О чем я и решил чуть позднее поговорить с Еленой.
- Ещё чего, - тяжело выдыхаю, проводя рукой по переносице. Сидеть тут до скончания века не собираюсь – предпочитаю удалиться к назначенному месту сбора сразу, чтобы по камерам было видно, что не я решил здесь поиграть в Эдмона Дантеса. У Мстителей и без того проблем хватает – не хотелось бы попасть на карандаш к кому-то вышестоящему. Достаточно и того, что я обязан еженедельно, если не чаще, посещать психотерапевта, что исправно пытается прополоскать мне мозги. Я стараюсь вернуться к нормальной жизни, но это чертовски тяжело сделать спустя столько лет. Когда практически всю жизнь пребываешь в состоянии марионетки, социальное взаимодействие деформировано под ноль. Нет ни семьи, ни тех, кто мог бы и хотел быть рядом. Жизнь кажется дешевой постановкой, в которой участвуют все неизвестные и безучастные. Даже те, кто обещал быть рядом, остается за границей восприятия и течения времени. Потому что, так устроена гребанная Вселенная и жизнь.
   Тем не менее, если я и уверен в чем-то наверняка, так это в том, что нельзя выпускать Барона просто так – его место в заточении, вдали от людей. Отчего-то, я уверен, что он попытается обязательно сбежать, создав нам множество проблем. Так что, лучше всего сбросить ненужный балласт и отправиться искать сыворотку дальше, не оглядываясь назад, в ожидании, что в спину прилетит подлость. Такие, как Земо, любят пускать пыль в глаза, обещая золотые горы, по факту же, они ищут слабости, дабы ударить в нужный момент под верным углом. Я Гельмуту не доверяю. Пусть меня ругают за глаза – мне всё равно.
   Так получилось, что я быстро покинул место заточения нашего собеседника и успел пройти все этапы возвращения к реальности, прежде чем Белова подняла хаос и шум в тюремном блоке. Что казалось прекрасным стечением обстоятельств, так как вступать в потасовку в качестве участника мне никак не хотелось. Завидев красотку в темноте помещения, я прямой наводкой последовал к ней, проигнорировав её высказывание по поводу потасовки, устроенной ею. Выдохнул и тут же заговорил, пока она не опомнилась, смотря ей прямо в глаза.
- Елена, я понимаю, что в прошлом я сильно насолил тебе. Поверь, я об этом очень сильно сожалею, и знаю, у тебя нет повода мне доверять. Тем не менее, послушай. Ты ведь понимаешь, что Земо нельзя выпускать на волю? Как бы сильны мы ни были, Барон попытается нас обмануть и сбежать, - сделав небольшую паузу, я попытался найти отклик на свои слова в глазах девушки. Я говорил искреннее и не пытался её обмануть. Сейчас важно, чтобы она услышала меня.
- Предлагаю выведать у него информацию и отправить обратно за решетку. Вместе, мы сможем это сделать, после чего вдвоем отыщем сыворотку и уничтожим её. Я не хочу, чтобы кто-то еще пострадал от неё, как ты, как я. Можно всё устроить в баре, что скажешь? – говорил я быстро, так как понимал, что Земо скоро покажется. Коснувшись мимолетно плеча девушки и заглянув в её красивые глаза в последний раз, я отступаю назад и неспешно поворачиваю голову в сторону Барона, и после смотрю вновь на Белову. Согласна ли она? Сможет ли переступить через свою обиду? Не знаю. Но очень на это надеюсь. Потому что, даже, если она мне не верит – я верю в неё. Помню ту девчонку, которая не побоялась пытаться сбежать от меня, когда я не был собой.

+1

11

— А? — чуть склоняет голову набок, смотрит на мужчину. По её лицу так и читается, что она не слушала его. Даже не пыталась. И её реакция на его вопрос только подтверждает это. Но. Нет. Елена слушала. Слышала. Вникала. Обдумывала в своей голове, расставляла приоритеты. И отчасти была согласна с Барнсом. Только вот, лично Белова знала Барона немного с иной стороны, и в её случае: предателем была о н а, а не Земо. Палка двух концов. С одной стороны она имела должок перед чаелюбом, а с другой - хотелось надрать ему задницу и засунуть обратно за решётку. — Да ладно тебе, лицо проще, я услышала, — хлопает его ладонью по груди, поворачивается к нему спиной. — Смотрю, у тебя прям фетиш всех за решётку сажать, да? — камень в огород, откат в прошлое, когда он отказался слушать Елену, и не реагировал на все девчачьи протесты, возвращая обратно в красную комнату. И девушка более чем уверена, он знал, чем всё закончится для неё; независимо от того, ценный она кадр, или же просто дефектная “балерина”.

float:rightНо Елена не хочет вот так просто соглашаться. Становиться напарниками. И  дело даже не в грешке перед ней, а в том, что у неё свои цели, и это не только сыворотка: она скорее, как одно “из”, и всего лишь маленькая остановка перед главным. Ей нужен был Клинт. Нужны были зацепки на него. Но вот так с воздуха этого не получить, а вот Земо, как и Барнс, имели дело с мстителями, а это уже имело свой вес, и, сейчас, Белове держалась чисто за эту ниточку, но не спешила раскрывать все свои карты, одной из которых был сам Солдат, и поручение от “нанимателя”, на которого вдова теперь и работала, но пускала пыль в глаза, била себя в грудь, убеждая всех в том, что она  о д н а. Ложь. Но иначе можно было бы сразу сворачивать карты и уходить в туман. — Думаешь он ничего не поймёт? — интересуется, заглядывает за спину мужчины, наблюдая где-то вдали Земо, кой даже не спешил выбираться на свободу, и о чём-то вёл беседу, едва ли не с каждым проходя мимо, уворачиваясь от летающих тарелок, умудряясь даже на вкус попробовать еду. — Не поймёт, да, — делает вывод, изогнув брови, всё ещё наблюдая за картиной позади. Раньше он был немного другим: более серьёзным, собранным, простым, но видимо её неплохо приложили головой. Белова лишь отдалённо слышала о заслугах Барона, и его участии в жизни мстителей; с одной стороны вдова может его понять - он потерял семью, а с другой… Нет. Она вполне понимала его. Наташа тоже погибла по вине мстителей, в чём была уверена Елена, которую в свою очередь никто из бравых ребят не позвал в свою песочницу, да не поделились лопаткой с ведёрком.

float:left— Почему ты в нём сомневаешься? У тебя проблемы с доверием? — обращает взгляд на мужчину; девушка ещё бы поспорила с тем, кому стоит доверять, а от кого лучше держаться подальше как самой, так и мысли свои упрятать, не дай бог на публику озвучены будут. Но и оставаться на месте, выясняя отношения тоже не дело; рано или поздно шумиха наладится, а исходя из явных проблем с самосохранением у Земо, они все втроём окажутся за решёткой, даже не успев убраться с территории. — Ладно. Твоя взяла, но дай угадаю, танцор, поведёшь машину ты? — Наташа всегда брала первенство и во всём; про возможность порулить Белова вовсе умалчивает, названная сестра никогда не доверяла столь ответственное дело ей, и зря, недооценивать мобильных людей, способных протиснуться едва ли не в любую щель - глупо.

Отредактировано Yelena Belova (2022-02-15 02:53:10)

+3

12

Theme - Adrian Younge, Ali Shaheed Muhammad

   Я был виноват. Ни больше, ни меньше. Это осознание больно ранит и доводит до исступления, когда задумываешься об этом настолько, чтобы впасть во внутренние молчаливые монологи и рассуждения. Психотерапевт говорит, что важно проработать с кем-то внутренние переживания, рассказать кому-то о своих злоключениях, обсудить обстоятельно произошедшее. На мой скромный взгляд нет ничего ужаснее таких вот бесед. Они разрушают доверие, вынуждают смотреть на мир через призму жестокой реальности, что стучится в черепную коробку с таким видом, будто так и должно быть. Ненавижу себя за это, за то, как я пытаюсь остановить время и убедиться, что всё произошедшее сон, а может, настоящие преступления, кажущиеся сном. Иногда я путаюсь и не могу найти выход. Сознание подает сигналы, с которыми я не могу никак справиться.
— Это необходимость, - Земо должен сидеть за решеткой и точка. Сейчас я думаю и говорю только о Бароне и совершенно не настроен на обсуждение прошлого, которое смутно маячит на горизонте. Гельмут слишком опасен, чтобы полагаться на его беспечную надежность, он никогда бы не стал помогать нам, не будь у него на это своих резонов. Оставив без вопросов его мотивы – главное, заполучить нужное нам.
   Отчего-то, у меня есть понимание, что Беловой тоже не выгодно присматривать за беглецом. Будь у неё выбор, она бы решила на месте все вопросы. Это очевидно. У неё закалка Черной Вдовы, частично мои навыки и большая часть взбалмошной натуры, не терпящей возражений и надзирательства. Я ей предлагаю сейчас быть напарниками, без учителя и ученика, экзаменатора и студента, без всего того, что могло объединять нас в прошлом. В данный момент времени важнее найти сыворотку, вывести всё на чистую воду, отыскать ответы на наши вопросы и уничтожить опасный компонент. Более ничего не надо. Прошу только об одном.
   Елена спрашивает о доверии и о моих сомнениях, а я могу лишь глубоко вдохнуть воздух и шумно выдохнуть. Мое объяснение не уложится в пару предложений, но я попробую.
- У меня проблемы с Земо. Он подставил меня, использовал мою личность. Подробнее могу потом поведать, - если девушка захочет говорить, если пожелает узнать обо мне больше. Я не удивлюсь, если встречу ярое нежелание понимать и слышать обо мне что-либо. Белова имеет все права и основания для этого. Я вернул её в Красную Комнату, когда она пыталась бежать и умоляла не делать этого. Но я не умел противиться приказу, я не мог ничего сделать, ничего исправить не имел возможности. Заложенный код, программа, слова – это всё превращало меня в машину для убийств, в идеального исполнителя, в никого. Я был Зимний солдатом без воли, без желаний, без прошлого, настоящего и будущего. Я был никем.
   Моя спутница может многого не понимать, не верить, мне будет достаточно и того, что она мне доверилась и согласилась на мой план. Я киваю ей в знак признательности и благодарности, и после смотрю туда, куда смотрит и она. Земо идет неспешной походкой, а я ещё больше хмурюсь, выражаю собственное недовольство. Вопрос Елены отвлекает, и я позволяю себе ухмыльнуться, впервые за очень долгое время, кажущееся вечностью теперь.
- Совсем не изменилась, - скорее, как приятное воспоминание, что меркнет на общем фоне, когда думаешь о своих преступлениях. Благо, сейчас не время и не место для этого.
- У меня нет машины. Если у тебя есть, то и ведешь тоже ты, - пожимаю плечами. Чем бы дите не баловалось, лишь не бы плакало. Насколько я помню, Белова любит водить. Отчего бы ей не позволить эту маленькую шалость? Пусть развлекается, но выполнит нашу задумку по поводу Земо. Более того, мне почему-то кажется, что Елена хорошо ориентируется в городе, чего не скажешь обо мне. Здесь всё для меня в новинку, мне бы свою квартиру отыскать в череде улиц. Я не местный, и машину в аренду тоже не брал. На такси приехал. Думал, что Барон разговорится и так.
   Когда Гельмут подходит ближе, я беру его под руку и тащу к выходу.
- Веди, - обращение к Беловой. Теперь в её руках итог нашей операции. Она лучше знает Земо, может знать, где ему понравится, и он ощутит себя вальяжно и в безопасности. Это важно для нас сейчас. Нам нужно обвести его вокруг пальца.

+2

13

— Ха, думаешь, у меня есть машина? — усмехается, пожимает плечами, идёт вперёд, насвистывая себе под нос. Нет, у неё конечно есть машина, но зачем пользоваться тем, что принадлежит тебе, если можно воспользоваться чужим добром? Тем более, когда вполне вероятно, ты покоцаешь её, если вдруг что случится по дороге. Как говорится: свой транспорт - это хорошо,а муниципальный ещё лучше. — Ты же не будешь читать мне нотации о том, что воровать нехорошо? — достаёт из заднего кармана ключи, нажимает на кнопку, взглядом находит ту, что просигналила, тут же расплываясь в удовлетворённой улыбке, — во! — открывает дверь без всяких проблем, садится на переднее сидение, подгоняет его под себя, тут же заводит, и хлопает правой ладонью руки по рулю: — что? он сам виноват! нечего ключи в карманах держать! — с ноткой наигранного возмущения оправдывает себя, и закрывает дверцу, прячась за тонированным стеклом. Клацает кнопки. Поворотники Стеклоомыватели. Явно довольствуется приобретённым пускай и на время авто. Копошится в радиоканалах, пока Барнс усаживает Земо и сам занимает своё почётное место.

Трогается с места резко, вплоть до того, что машину тряхнуло, и в зеркало заднего вида Елене удалось уловить, как Барон едва не поцеловался лицом с окном. А жаль. У неё были наметки на нужный бар, однажды они там и зависал после очередного задания, абстрагируясь от всего окружающего мира. Белова знала куда ехать. Знала, где Земо будет комфортно. И знала, как правильно накачать его алкоголем, чтобы тот расплылся желейкой, да был как готовый бифштекс, рассказывая как последняя сплетница всё, что знает, будучи уверенный в положительных мотивах к его персоне двух старых друзей. — Так что он там с твоей личностью делал? Девочек кадрил? — всего лишь шутка, но Елене иначе не понять причин и мотивов Барону прикрываться кем-то другим, используя это в своих целях. Увы, но после того, как она раскрыла свою истинную личность и мотивы, их пути разошлись, и уже потом произошли все те события в Соковии, изменившие жизнь мужчины на “до” и “после”

— Впереди яма, — с намёком предупреждает девушка, заметив, что их попутчик явно заскучал позади, да стал присыпать, и получив утвердительный кивок от  солдата, тут же ускоряется, резко наезжая на яму левой стороной машины, наблюдая через зеркало, как Земо впечатывается в окно и тут же полон бодрости. И до того, как они доехали до места, ещё пару раз точно Елена поймала такие вот кочки в моменты, когда попутчик терял бдительность, утомлённый от пути.

— на месте, танцор, — останавливается возле нужного ей бара, покидает машину, дожидается остальных, перед тем, как идти внутрь, начиная спецоперацию “напои Барона”. — время предаться ностальгии, — хлопает в ладоши, переступая порог заведения. Свободное место находится быстро. Шум. Гам. Музыка. Немного бьёт по ушам и раздражает, Белова не в том настроение, чтобы уходить в отрыв, да и всё лишь сугубо для дела нужно.

Земо заказывает себе одно, но Белова, останавливает бармена, и пока Барон, отвлекшись на публику и танцы, головой двигает в такт, просит того как можно крепче сделать напитки, да обновлять стакан  д р у г а  как только тот опустеет. И оставалось лишь ждать. Не так уж и долго. — Ставлю сто баксов на то, что сейчас он выпьет ещё одну и побежит танцевать, как будто только что выбрался из девяностых и пытается вникнуть в новинки двадцать первого века, — указательным пальцем указывает в сторону мужчины,и буквально он опустошает свой стакан, как чуть пошатываясь, с серьёзным лицом, словно он на боевых действиях, пытается изобразить подобие танца. — Ха! Я же говорила, с тебя деньги, — тянет ладонь, ждёт свои лавры, тут же добавляя, — будем считать, что это оплата за мой труд, ведь как вернётся, его можно брать тёпленьким с информацией, — в этом она не сомневалась, ведь за те пару лет, что провела бок о бок с Земо, сумела узнать его со всех сторон, вплоть до слабых мест после того, как тот нахлестается крепкого алкоголя, чего ему, конечно, делать нельзя.

Минут десять-пятнадцать, и Барон возвращается. Явно довольный. И судя по виду, чувствует себя так, словно стал королём танцпола. Ну, да, в какой-то степени стал, в особенности для мемных видео на сайтах. В оборот Лена берёт его быстро, но аккуратно. Подбирается к нужному не спеша, вытягивает крупицу за крупицей информации. Он проговаривается о короле наёмников, что-то там с сывороткой, гидрой, но ей это толком ни о чём не говорит, но только хотела она задать ещё один наводящий вопрос, как мужчина отрубается на столе. — Да ладно? в этот раз быстро… стареешь, — хлопает по щеке, но это не даёт нужного эффекта. Что же, малая информация тоже имеет свой вес, к тому же, возможно местному терминатору это сильнее откроет глаза, нежели вдове.

— Тут его бросим? — интересуется, опустошает одним глотком стакан, который Земо так и не допил, решив предаться близости со столом. — вот дерьмо же, — ругается на чистом русском, не получив удовлетворения от выпитого и оставляет стакан с шумом обратно на стол.

+3

14

All I Need - Jake Bugg

   Вопрос здесь был излишним. Конечно же, я считал, что у Елены будет машина, в ином случае, как бы еще она могла добраться сюда? Что-то мне подсказывало, что не на такси она приехала в тюрьму. Более того, мне не хотелось даже думать об иных вариантах. У Беловой всегда был запасной вариант – этому обучали Черных Вдов, и они прекрасно справлялись со своими задачами. В своей новой жизни я могу лишь пожать плечами, усмехнуться и тем самым выразить свою непричастность к тому, что впоследствии делает девушка. Её методы – это её методы, я не смею ей перечить и вставлять палки в колеса. У каждого из нас есть свои скелеты в шкафу, не стоит кому-то указывать на его грехи, когда у самого за спиной полно таковых. Более того, важно исполнить задуманное, а не стоять и препираться напрасно.
   Скорее закидываю, нежели сажаю Земо на заднее сидение и после устраиваюсь на пассажирское сидение подле Елены. Пристегиваюсь и берусь за ручку над окном. Так ехать куда комфортнее, да и резко сорвавшийся с места автомобиль намекает, что лучше быть готовым к любому подвоху со стороны техники вождения Беловой. Сам я выгляжу расслаблено и наблюдаю периодически за состоянием и поведением Барона. Не доверяю ему и всё тут. У меня есть на это веские причины.
- Он прикинулся мной и убил Короля Ваканды, спустив на меня все спецслужбы, - в сторону Гельмута тут же был направлен испепеляющий взгляд. Все его оправдания и причины не имеют никакого веса, абсолютно. Чем бы он ни руководствовался, он нарушил все мыслимые и немыслимее границы.
- Так же, использовал код, и управлял мной как марионеткой. Как это делал Пирс, - в этой фразе было много боли и сожаления. Из-за этого проклятого кода я вернул бежавшую Елену, хотя днями раньше спустил бы всё с рук этой неугомонной девчонке. Я был виноват перед ней и думал, что она никогда в жизни не простит меня. Но, сейчас я сказал это, и стало немного легче. Кто знает, может, как-нибудь потом мы сможем поговорить по душам.
   Ямы и то, как резво мы их пролетели, вызвали на моем лице довольную улыбку. Смотреть, как Земо барахтается позади и бьется головой и лицом о поверхности машины, было бесценно. Видя его дискомфорт, я ощущал чувство справедливости и правильности. Таких подлых людей хочется казнить и забыть, или же знать, что они постоянно страдают и чувствуют неудобства. Когда преступление излишне серьезно, не хочешь облегчать чужую судьбу, отобрав жизнь. Слишком просто.
   В баре, против всех своих соображений, я соглашаюсь на пари и после, усмехнувшись, протягиваю девушке её куш, в ожидании, когда Гельмут вернется, навеселившись всласть. Его не хватает надолго и, бросив на Белову немного недовольный взгляд, я набираю номер телефона тюрьмы и говорю, что мы поймали преступника, сбежавшего сегодня из-под строго надзора.
- Идем. Выпьем с тобой позже. Нам пора лететь в Мадрипур. Барон успел кому-то позвонить, попросил частный самолет до места. Воспользуемся его гостеприимством, - похлопав по плечу Земо, я обратился к бармену.
- За нашим другом скоро приедут, присмотрите за ним, ладно? – в качестве поощрения я протягиваю сотруднику бара купюру в сто долларов и после киваю Елене, приглашая выйти. Поговорим потом, когда появится такая возможность.
- Мы должны попасть в ближайший аэропорт, как можно скорее. Пока люди Земо не опомнились, - а там дальше будем действовать по наитию, импровизируя на ходу. Надо будет объяснить, как так вообще вышло, что мы есть, а барона нет. Придется использовать силу убеждения Беловой. Она девушка умная, что-нибудь сообразит, а я ей подыграю. Звучит, как вполне себе разумный план.
- Тебе включить гугл - карты или так справишься? – впервые за много лет с моих губ срывается подобие шутки. Пока мы садились в машину, к бару уже подъехал автомобиль с охраной из тюрьмы. Уже вскоре, в зеркалах заднего вида можно было увидеть, как пьяного Барона тащат в первоклассный полицейский уазик. Или как там называют здесь транспорт, в котором перевозят заключенных? Не вспомню даже. Главное, что сработано, слажено и теперь у нас есть зацепка.

+1

15

[indent] — ха! я не столетний солдат, выползший из заморозки, — на шутку отвечает шуткой, запускает машину. Ориентироваться она умела, и вполне представляла, где и что находится, благодаря столь богатому прошлому, и настоящему, которое как только не трепало шпионку, и в какие края не забрасывало, да и господи, разве есть люди, кои не отыщут без карты аэропорт? Пф. Земо спасибо и за тачку; его куда дороже, новее, так ещё и крышу можно убрать, что Белова и делает, нажимая на нужную кнопку, открывая над головой вид на небо. — Мадрипур? не лучшее местечко для отпуска. тебе известно что-то о нём? — нет, где-где, а там она не была точно, но приблизительно понимала, что это за место и за это очередная благодарность Барону и его сговорчивости. Единственное, без главного героя в лице Гельмута было не лучшим вариантом продолжать путь, идти в самое пекло, учитывая, что себя мужчина обозначить успел, когда созванивался с нужными ему людьми; самолёт - без проблем, а вот Мадрипур и его система, то тут уже сложнее.

Елену не волновали столько правила дорожного движения, сколько время, которое было у них в обрез. Светофоры оставались позади, не успевая переключиться с красного на зелёный сигнал. Фонари мелькали с обеих сторон, закрываться от ветра девушка не спешила, ей вполне нравился открытый вариант поездки, за комфорт пассажиров уже не в её стиле переживать, да и зачем? Это же круто! Когда ещё выпадет возможность погонять на тачке, за которую отвалили немало баксов?.. — если ты ждёшь, что я буду тебя жалеть, то нет. генерала Дрейкова знаешь? могу рассказать тебе крутую историю, времени в перелёте у нас вагон будет, — летать в самолёте то ещё занудство, если только ты сам не пилотируешь его. Увы, на этот раз придётся побыть в роли пассажира, пускай и частного самолёта со всеми вип-вытекающими, в чём Белова была уверена, ведь не стал бы Земо летать как среднестатический американец в эконом-классе.

Резкий, крутой поворот, жмёт на тормоз, машина оставляет за собой след резины; и да, заехала она на платную парковку, оплатив картой Барона, что была позаимствована у мужчины, когда тот уже в край наклюкался, но всё продолжал светить ею, чтобы заказать очередную порцию алкоголя. — наша остановочка, — карточку оставляет у себя, авось пригодится ей, ибо Земо уж точно в ближайшем будущем не понадобится по ту сторону решётки, а как выйти вздумает, так, возможно договорятся о взаимном распоряжение деньгами, так, по старой дружбе.

[indent] — надо же, — присвистывает, заходя в самолёт, и всё оказалось ещё куда круче, чем рассчитывала шпионка. Елена проходит вперёд, плюхается у окна удобное сидение, разваливается на нём как можно удобнее: — а тут есть ванная комната? я читала, что в таких штуках есть и спальни, и душевые, а в каких-то даже столовые предусмотрены, — осматривается, нажимает едва ли не на все кнопки подряд; включает свет, и тут же выключает свет во всём салоне, нажатием на другую кнопку запускает кондиционер, а третья включает небольшой телевизор, расположенный на стене перед ней. Радуется как ребёнок новой игрушке, балуется, и знает, что будь сейчас тут Наташа, уже бы дала ей по рукам, да подзатыльник отвесила, ибо негоже как обезьянка жмякать на всё, что видишь, а потом бегать и кричать, почему всё сломалось и как это починить.

Смотрит в окно. Звук запущенных двигателей отвлекает. Если самолёт взлетает - значит всё хорошо, и пока все фокусы проходят на ура и без участия Земо, что немало важно. — так что там с выпивкой? — вопрос адресует Барнсу, он же сказал ей в баре о том, что распитие алкоголя нужно отложить, но чем ещё занять себя на время полёта? Это вам не сорок минут езды до аэропорта на скорости как минимум двухсот километров в час. — нет, ну, если ты не хочешь, то я сама, — машет бутылкой бренди, найденной, после едва ли не тщательного обследования всевозможных мест самолёта, — или будешь ворчать, как мой папаша? хотя, стой, мой отец только подливал! — салютует уже открытой бутылкой, делает глоток, имея привычку пить из горла, и только за семейным столом можно было и по рюмкам разлить для приличия и чоканья, после очередного недосемейного тоста и скупой слезы Алексея.

+3

16

Чуть ли не впервые за долгое время позволяю себе усмешку. Добрую, обычную, как во времена до войны, когда молодые мужчины шли на смерть. Что поджидала их на каждом повороте и за каждым деревом или окопом. Когда-то давно я мог пошутить и усмехнуться в ответ, если собеседник был достаточно понимающим и видел в моих словах шутку. Юморить и казаться смешным было нормальным, особенно, если жизнь не отличалась добротой и миролюбивостью. Такова была жизнь. И отчего-то, именно сейчас вспоминаю тот самый момент и думаю о том, как было бы здорово вернуть того Баки Барнса, а не того, кого замораживали и пробуждали бесчисленное количество раз. Смотрю на себя, будто бы со стороны и не вижу конца и края своему неопределенному состоянию. Такой вздор. И все-таки, смешно. И, правда. Я оценил шутку Беловой.
   Когда мы дошли до вопроса о Мандрипуре, я нахмурился. Я там бывал во времена Зимнего Солдата и помню отчетливо о своей репутации, что до сих пор легендами бродит по местным барам и забегаловкам. Что я мог рассказать Елене? Достаточно, чтобы она решила туда не соваться. Тем не менее, иного выбора, кроме как отправиться в логово скорпиона, у нас нет. Я кратко выдыхаю и бросаю внимательный взгляд на собеседницу, думая, стоит ей рассказывать или нет о городе, который никогда не спит. Поразмышляв по этому поводу, принимаю решение, что стоит, хотя бы, предупредить, какие порядки там царят и как стоит построить линию поведения, дабы не попасться на крючок и сгнить в сточных канавах, наполненных трупами бедолаг и прочих неприятных отходов.
- Это город убийц, наркобаронов и прочих дельцов. Город вне закона, в котором легко затеряться и можно купить все, что угодно. Черный рынок там процветает, как и преступность. Если ты хочешь что-то найти, и этого нет нигде больше, будь уверена, в Мандрипуре ты сможешь получить необходимое. Любой каприз за твои деньги. Как понимаю, Земо хотел наведаться к местному дельцу. В том заведении наслышаны о Зимнем Солдате и его хладнокровии, тебе придется выступить доверенным лицом Барона и предстать перед местным контингентом отъявленной злодейкой, у которой в виде телохранителя будет опаснейший из наемников. Если нам поверят, мы выберемся оттуда живыми, - если нет, тут думаю, комментарии излишни. Мне кажется, Елена из понятливых особ и смекнет, что к чему, и мне не придется делать с ней разбор полетов и объяснять, как важно сыграть грамотно эту партию. У нас нет права на ошибку, мне не хотелось бы никого убивать, однако, если придется, то моя рука не дрогнет, и я охотно воспользуюсь своими способностями, чтобы приструнить парочку преступников, исчезновение которых никого не тронет, абсолютно. Удобно убивать там, где никто не станет искать, даже не озаботится исчезновением человека. Таков Мандрипур со своими законами и порядками.
   Последующая поездка происходит в интересном ключе. Я слышу знакомую фамилию и тут же перевожу заинтересованный взгляд на Белову. Слишком давно я не слышал про генерала, который оставлял кровавый след. Кажется, в прошлой жизни, мне даже приходилось исполнять его поручения.
- Знаю. Расскажи, - есть вещи, воспоминания о которых лучше всего восстановить. Напомнить о себе, как легко оступиться, если тобой руководят, будто марионеткой, тянут за ниточки, приказывая совершить не поправимое. Тем более, мне хотелось бы узнать больше о Беловой, чтобы понять и узнать, как лучше всего исправить последствия собственных злодеяний. Мне хотелось бы верить, что я найду в себе силы извиниться, чтобы она поверила и не считала, будто я когда-либо желал её зла.
   В самолете же, я сперва пытался обустроиться, собраться с мыслями, решить, с чего начать диалог, но и тут девушка успела отличиться – за считанные минуты обыскала самолет и нашла выпивку, попутно бросая монологи в пространство. Для разговора по душам хотелось придти в себя, а тут. «Что за человек». Про себя сокрушаюсь, недовольно вздыхаю, поднимаюсь на ноги и подхожу к своей спутнице, чтобы забрать у нее бутылку и сделать пару глотков. Поморщился, взял пустой стакан и налил себе бренди в него, чтобы затем вернуть Беловой её сокровище и сесть рядом. Нам предстоит перелет и разговор. Обращаю внимательный взгляд на Елену и отпиваю из стакана глоток. «Ты должен собраться».
- Елена, ты хотела рассказать про генерала Дрейкова, - раз заикнулась о нем, пусть говорит. Я охотно послушаю и потом, возможно скажу то, что скопилось на душе, о чем думал достаточно много ночей, пребывая в забытьи и неопределенности текущих дней. Нам есть, что обсудить, темы, запретные и не очень, которые нужно обговорить. Необходимо похоронить то, что гложет и точит внутри, но для начала стоит озвучить. Ни много, ни мало, для кого-то целая жизнь, наполненная страданий, а для кого-то миг, смутный и непонятный, едва проявляющийся через толщу мутного толстого стекла, забытого на свалке времен. Наступил момент истины, за это и пьем. Я обещал в баре, что выпивка будет в самолете. Не стоит оттягивать момент – я всегда исполняю свои обещания и отходить от своих привычек не собираюсь. Есть вещи, что не меняются никогда.
- Давай поговорим, - пока у нас есть для этого время.

+1

17

она мнётся; сомневается в том, стоит ли вообще продолжать эту тему или к чёрту, сделать вид, словно ничего не произошло и уйти от темы. не любит ворошить прошлое//поднимать со дна камни; это затрагивает не только её, но и тех, кто всё то время был рядом. её семья, родители, сестра. Наташа вообще входила в тот список, о котором и думать не следовала; названная сестра одни огромным шрамом была вырезана в сердце, затрагивала душу. стоило потревожить, дёрнуть за ту самую ниточку, и Елена ломалась: шрам раскрывался, кровоточил, причинял жгучую боль, прожигал всю её насквозь. и увы, ни его, ни само сердце было не вырвать из грудной клетки. не выбросить куда подальше, только бы не болело//не ныло.

опустошает бутылку наполовину и каждым новым глотком заталкивает свои воспоминания о семье куда поглубже. молчать и дальше, делая вид немого, да глухого нелепо и глупо. — мы с Наташей убили его. уничтожили к чёрту его воздушную базу. — пожимает плечами. с одной стороны они завершили начатое, отомстили ему, но с другой это никакого удовлетворения  не принесло. никак не успокоило. одна его смерть - не перекрыло все те кошмары, не стёрла те шрамы и не уничтожило воспоминания, связанные с красной комнатой. — знаешь ли ты, что они делали с чёрными вдовами? с теми девочками? независимо от того, насколько высоко и профессионально они проявили себя. — хочет задеть его, а заодно понять, насколько сам Барнс был осведомлён о происходящем в пределах красной комнаты. он работал на них. занимался тренировкой чёрных вдов, и тот, кто как верная собачонка выполнял все приказы. он стал одним из её палачом. стал тем, кого она окрестила предателем стоило Барнсу схватит её и вернуть на базу. бросить к ногам тех, кто завершил начатое. сделал из неё послушного солдата. чёрную вдову без недостатков. Белова до сих пор злилась на Джеймса, и только играла роль напарника. у Елены своя задача. своя миссия и цель, о которой солдату знать не следует, во всяком случае не сейчас.

— что ты знаешь о методах Дрейкова? — ей любопытно. наблюдает за ним, за его реакцией. нет, конечно, Белова уже понимала то, что с его памятью проблем достаточно, в чём она убедилась ещё во времена своего обучения, но это не означает, что Барнс вообще ни сном ни духом о красной комнате. да, он просто тренер. да, его работа было не столь значительная, а роль не так велика. но Джеймс входил в ту систему и вполне себе осознавал происходящее. — ты не дал мне сбежать. — Елена как обиженный ребёнок, который никак не может забыть об упавшем в песок леденец. она в очередной раз отпивает бренди, приподнимает бутылку в руке, слегка болтает её, подмечает, что алкоголя там на самом дне. — гадство, — это не водка. так. оно ей кажется изысканным. — меня не по головке погладили за побег. знаешь. лучше бы мне тогда на месте шею свернул, — с одной стороны Беловой кажется, что всё было бы куда лучше//легче, если бы Барнс пустил ей пулю в лоб, а не волочил как кота обратно в его домик, по пути тыкая носом в миску. но в то же время, девушка понимает, что не произойди всё то с ней, она бы не смогла стать той, кем сейчас является. не достигла бы многого. так и не получила ответов на многие вопросы, включая всю ту правду о её семье. о семье, которую Елена считала настоящей - считала всю свою жизнь настоящей, а она оказалась ложью.

со стороны она кажется сильной,
но внутри неё рыдает, забившись в угол маленькая,
обиженная на жизнь девочка;

+2

18

На информацию о Дрейкове я облегченно выдыхаю. Этот ублюдок заслуживал того, чтобы его отправили прямиком ад, так что, я о нем скорбеть не буду. Моя история достаточно долгая, встречал многих людей подобного типа, как Дрейков, Пирс и прочие и моя память избирательно вытаскивает эти фрагменты на свет, будто это может спасти меня от осознания собственных проступков. Как ни крути, я был орудием, живым, и беспрекословно подчиняющимся приказам. Но отчего тогда на душе хреново, и хочется выпить ещё терпкого алкоголя, что обжигает внутренности, оставляет на губах горькое послевкусие?
   Опустив взор на пару мгновений, прикрываю глаза и отпиваю спиртного, чтобы затем плотно сжать губы и посмотреть на Белову, что задает вопрос. Красная комната, чьи стены обклеены в алые обои с окантовкой белых деталей интерьера, что навевают мысли о крови на белоснежных розах. Все девушки были цветами, чьи нежные лепестки превратили в шипы, истоптали их нежные души.
- Нет, - отрицательный кивок головы, взгляд прямой и открытый – я говорю правду, не лгу. Да и не смог бы соврать Елене, прекрасно осознавая все последствия своих поступков, чтобы были совершены не по собственной воле. Белые проблески, бывшие когда-то, быстро исправили, оставив лишь физическую оболочку и не более того. Каждый из нас является жертвой, просто, кто-то никогда не поймет, почему. Ведь выходило всё так, будто я не имел ничего против приказов, шел добровольно, не ведая и тени эмоций. Тот ещё бред.
- Ничего. Знаю только, что он как и Пирс, тот ещё ублюдок. Шпионаж, заказные убийства, разработка военных технологий, создание Суперсолдат, - пожимаю плечами. Куклам не дозволено знать всего. Говорю о том, что сумел услышать краем уха, узнать, как подобное произошло, ну и личный опыт, что приятным никогда не был. Знаю ничтожно мало, я это признаю, но извиняться за это не стану. Без воли тебе не нужно ничего. Ты пешка, разменная монета в руках тех, кто бросит тебя на помойку и не вспомнит, кем ты был, для чего и для кого.
    Девушка злится, я это слышу. В голосе, во взгляде, в жестах, в желании выпить и в её словах – во всем сквозит ненависть, неприязнь, досада, но, что я могу сказать? Что могу изменить? Время не умею поворачивать вспять, как и не смог бы поменять курс происходящих событий. Допиваю жидкость из своего бокала, смотрю на пустой стакан взглядом заблудшего человека и после тяжело выдыхаю.
- После того, как мы завершили миссию, Пирс заметил сбой в моем поведении. Они поняли, что что-то пошло не так, и поджарили мне мозги, заморозили в криокамере, чтобы вернуть к прежней линии поведения. Так происходило каждый раз, когда я был не нужен или же, подавал признаки пробуждения сознания. Идеальная игрушка, лишенная эмоций и воли, лишенная личности и восприятия действительности. Живая машина, идеальный исполнитель. Когда ты сбежала, я был инструментом, который не помнил ничего из того, что происходило до момента твоего побега. Меня разбудили, дали курс – вернуть тебя живой и этому приказу я не мог противиться, - поднимаю взгляд на Елену и смотрю на неё взглядом сожалеющего человека, который рад бы изменить мир в лучшую сторону, но не может.
- Будь я собой, я бы дал тебе сбежать или же, пустил пулю в лоб, чтобы не возвращать в красную комнату. Но, я был машиной и не мог принимать решения, я следовал, согласно отданному приказу. Мне очень жаль, - я бы многое переиграл в своей жизни и так же, пожелал бы умереть, а не страдать на операционном столе больного ученого, сделавшего это всё со мной. Я могу сколько угодно скорбеть по жертвам от моей руки и принимать всю вину на себя, но это делу не поможет. Как прежде, я буду оставаться собой, с той пометкой, что принял за свои чужие грехи. Даже не знаю, стоит ли пытаться убедить себя в обратном, или забить на наставления мозгоправа. Я так до конца и не решил.
- Я рад бы принимать решения в прошлом, звучит бредово, знаю, но я не мог, - Зимний Солдат, идеальный убийца, что я еще мог сделать? Ничего. Ответ прост и до боли противен. Я стал марионеткой в чужих руках и теперь плачу за факт своего существования. Вот это гадство.

Отредактировано James Barnes (2022-06-13 20:47:05)

+2

19

трёт виски. много информации. всё слишком сложно. мозг перегружается и она допивает остатки алкоголя за один глоток. нет, не помогает. не облегчает. не пьянит настолько, насколько хотелось бы. быть может, всё дело в сыворотке? а жаль. порою было жуткое желание напиться вдребезги, но вырубалась она раньше, чем доходила до кондиции, либо же, просто забивала на всё болт, выбрасывая бутылку прочь. — ясно. Терминатор вдруг заинтересовался человеческой жизнью и его создатели подкрутили механизмы, чтобы он дальше крушил ломал, — на свой манер перефразирует слова, сказанные Барнсом. делает из них подобие шутки//сарказма.

уже не чувствует себя такой жертвой. жертва скорее солдат, исходя из его рассказа. нет. Белова знала//догадывалась и приблизительно представляла насколько он зависим был от своих “хозяев”, и о многом она уже узнала после побега из красной комнаты и полной свободы в своих действиях. почти. не считая личных тёрок с гидрой и работой на них о чём не знает никто. ох, чувствует, узнай об этом Наташа, то оплеух надавала бы знатно. но Елена оправдывает себя тем, что эта работа ради сестры. ради мести. и если Клинт был первой целью девушки, то Барнс второй, и, скорее личной прихотью и желанием вымести всю свою обиду и злость за прошлое на нём.

сейчас она помогает. они союзники. напарники. но только потому что Елена не дура и понимает, что самой справится будет тяжко. нужна компания. нужен человек. нужен, как говорят в пати-командах танк. а Джеймс вполне сойдёт за танка, учитывая его навыки боя. Лена же была в их тиме скорее керри - убийцей, тем, кто завершает начатое и добивает. — я пыталась пустить тебе пулю в лоб, но вышло откровенно хреново, - пожимает плечами. уголки губ опускаются вниз. не отрицает, что побег был весёлым. — жаль, что и себе ты не смог пустить пулю в лоб в тот день. я тебе-таки доверяла, - хочет уколоть. потрепать совесть посильнее. поворошить прошлое, к которому отчасти относится уже с некой меланхоличностью; но определённые моменты до сих пор бьют по больному и касаются они семьи.

— вот и остановочка, — пустая бутылка отправляется в урну, Елена поднимается, когда на весь салон оповещается о посадке. осталось немного и всё закончится. просто найти//забрать и уничтожить сыворотку, а уже потом воплощать в план свои личные мотивы и цели. Джеймс не знает о них. не догадывается. он даже не удосужился поинтересоваться за её жизнь. явно не любитель смотреть скуби-ду. либо из-за своего прошлого принципиально не желает//отказывается видеть в девушке возможного врага. не чувствует лжи. лукавства. Елена умело играет. с одной стороны она и не врёт, разговаривая с ним на всякие темы, а с другой… просто не договаривает и это совершенно разные вещи.

покидает самолёт. осматривается. аэропорт пустой. частный. забавно. надо же вот так жить на широкую ногу и довольствоваться столь безбедной жизнью, при этом, из-за собственных казусов проебать всё вот так, просиживая деньки по ту сторону решётку. глупец. — очередное шумное заведение? с каких пор сыворотки хранят в барах? почему не в притоне? или там очередной дружок Земо с рисунком сыворотки? — отыска к пиратам. Лена любит тратить свободное время на фильмы. и пересмотрела все серии пиратов карибского моря. будь у неё воля выбирать, то она не отказалась переродиться Джеком. его жизнь намного интереснее, да и удачливей. — теперь-то мы можем выпить?

+2

20

Елена, как всегда, обличает любые слова в шутку, а я могу лишь грустно усмехнуться её сарказму и согласно кивнуть головой. Я никогда не ждал ни от кого подачек или же, понимания. Я Зимний Солдат, что еще может пойти не так в моменты, когда ты остаешься марионеткой в руках руководства? Ты машина для убийства, иного варианта нет, и стоит освободиться, люди отказываются верить в правду, в которой твои мозги выпаривали шоковой терапией, оставляя вместо воспоминания и чувств ровно ничего. Это глупо, это небылица, но это правда, которую я не пытаюсь никому доказать. Хватит последствий и возвращающихся воспоминаний, что разрушают все мои мысли, убивают любое желание продолжать пытаться разобраться в самом себе. Я будто смотрю выгорающие старые фильмы, кадры которых потерты и повреждены из-за многочисленного проигрывания в древних кинотеатрах, исчезнувших давно с лица земли. Моей судьбой было исчезнуть следом, но я остался в живых.
   На дальнейшие слова о пуле в лоб и побег никак не реагирую, лишь опускаю голову вниз и согласно киваю. Много всего мне хотелось бы сделать, исправить, но это невозможно, с этим можно пытаться жить и больше никак. Белова могла полноценно на мне выместить всю злость, попытаться убить и преуспеть в этом – я не стал бы ей сопротивляться, точно не сейчас, когда есть возможность сделать свой собственный выбор. И не важно, насколько сейчас Елена доверяет мне. Былого не вернуть, но и я теперь могу сам решить, как именно стоит принять решение, какой сделать шаг, чтобы выйти сухими из воды в нашей маленькой миссии. Настоящее важно, прошлое нет – его не изменить, и не подвергнуть корректировке.
- Елена, - хотел было спросить, но, тут объявляют о посадке, и я не задаю вопрос, который хотелось бы задать. Согласно вновь киваю и удобно устраиваюсь на кресле, застегивая ремень безопасности. Мало ли, самолет Гельмута Земо может развалиться на глазах? Еще неизвестно, наш полет был спланирован заранее или же, мы обыграли самого барона, сев без него на борт? Стоит быть излишне осторожными, чтобы не ударить в грязь лицом.
   Но обошлось, нам удалось приземлиться без последствий и я внимательно смотрю на свою спутницу, когда она задает вопросы.
- Там король преступного Мандрипура. Он знает всё и обо всех. Прикинься лучшей подругой Земо и что у тебя на побегушках Зимний Солдат. Если поверят, мы поговорим с главным, - успел-таки предупредить напарницу, когда мы переоделись в надлежащий вид. В том, что было на нас до входа в бар, идти было нельзя. У местных появились бы вопросы. На вопрос о выпивке, я не реагирую ровным счетом никак. Строгим неживым взглядом смотрю на Елену и после перевожу взор на ряд бутылок. Играю роль Зимнего Солдата, прекрасно помня, как это было, как я себя вел, не фальшивя ни на секунду. А когда кто-то тянет свои руки к Беловой, я реагирую смертоносно – выворачиваю незнакомцу руку, бью его головой о барную стойку и подставляю руку к подбородку, бросая взгляд Зимнего Солдата на Елену. Жду приказа – убивать этого человека или нет, как если бы и впрямь был запрограммирован защищать эту женщину при любых обстоятельствах.
- Здесь не любят чужих. Кто ты? Неужели с тобой знаменитый Зимний Солдат? – голос незнакомого мужчины раздается откуда-то со стороны, вместе с щелчками затворов, когда на нас наставляют пистолеты. Я продолжаю держать свою жертву, не высказываю никакой реакции, надеясь, что Белова сумеет включить импровизацию и умело выйдет из возникшей ситуации. К сожалению, я не могу дать никаких ей подсказок. Если я это сделаю, наше прикрытие пойдет насмарку и придется драться со всеми здесь присутствующими. Надеюсь, что Елена сможет. У нас нет другого выбора, в ином случае, можно было даже не пытаться сюда соваться. Сильнее давлю на голову мужчины, которого держу стальной хваткой. Он взвизгнул. Еще чуть-чуть и его шея хрустнет, как при разделывании курицы. Намек, что я могу убить, если нужно. Всё ещё решает Белова. Её слово и я отпущу несчастную шестерку. Это своеобразная проверка на вшивость, нет ли здесь подсадного лица. «Ну же, Елена. Всё в твоих руках». Беловой лишь нужно включить стерву и показать свое превосходство, показать, что она решает здесь всё и больше никто.

Отредактировано James Barnes (2022-08-14 18:53:48)

0


Вы здесь » Crossbar » фандом » {а какой твой любимый кофе ?}