пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » Песчаное море страданий [Ennead]


Песчаное море страданий [Ennead]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/517706.jpg

Человеческий мир, Египет

И опустился Сет в мир людей, чтобы отбыть свое наказание. Но тело получеловека не подходит прошлому царю - уж слабое и хрупкое. И караван кочевников кажется опасным и подозрительным, будто желают истязать. Сет в опасности, а Гор желает спасти дядю из лап странного нового божества. Именно поэтому он спускается следом, с замирающим сердцем желая, чтоб ничего не случилось.

[nick]Gor[/nick][status]небо и солнце в руках[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/755345.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гор</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan> мне <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=8">дикие песчаные бури</a> шептали - не тронь, оно не твое.</div>[/lz]

Отредактировано L Lawliet (2021-10-05 19:31:07)

+2

2

[indent] - Смертные, - ярость в голосе настолько ощутима, что первым желанием было бы сбежать подальше от разъяренного бога. Тем более бога войны. Хотя какой он теперь бог, его же понизили во имя искупления. На кого Сет сейчас злился больше на то сборище богов или на этих смертных, что решили проверить его подлинность. Сет бы переломал их шеи, но... Чертово, но, которое скрывало запрет на смерти. Он ведь должен исполнит возложенное на него, чтобы остаться в живых. А как это сделать, когда у тебя тело почти бога, почти человека. Лишить его божественных способностей - жестоко. Просто жестоко. Да, он всё ещё не был похож на смертных, его тело всё ещё было более выносливое, но он теперь его раны не заживали за секунды. Да, он был всё ещё сильнее смертных, но песком управлять не мог. А если в голову этих смертных придёт идея проверить его именно на управление песка? Он же славился этим. Песок — это его стихия, его родная стихия, которую у него отняли. И теперь единственное, что его единило с ним, так это то, что он по нему ходил. Все эти мысли вводили его в ярость, и он был готов уничтожить всё на своём пути, но резко останавливается, улавливая изменения в своём шатре, что ему так любезно предоставили эти ничтожные люди. 

[indent] Запах, такой сладкий запах, что разносился по всему шатру. Источник был найден моментально. Около постели стоял поднос с фруктами вином и какими-то подожжёнными травами - источником аромата. Удивленно глянув на эту картину, Сет ещё раз прошёлся взглядом по своей территории, но нет, здесь он был один. Попытка загладить свою вину за это испытание с крокодилами? Ну, можно, конечно, принять как дар, но так, небольшой. Всё равно это не отнимает той ярости что бушевала в нём. Хотя стоит признать, часть этой ярости совсем не из-за этих смертных, она была куда глубже. 

[indent] - Да, к черту их всех, - Сет падает на кровать, откидывая в сторону маску, что была только внешне похожа на его. Раскинув руки в сторону, Сет закрывает глаза, всё больше втягивая аромат трав, что казалось успокаивали. И начинали дурманить? Возможно, но он и не против. Он давно не отдыхал. С момента суда, у него и дня не было спокойного, и даже те попытки поспать то на крышах, то на деревьях, редко были удачливыми. А он устал. Очень устал. И сейчас, великий бог войны, что должен был понимать, что нельзя попадаться на такие уловки, просто плыл по течению прямо в них. Любой бы понял, что такие дары ничего хорошего за собой не несут, но Сет так устал, чтобы быть осторожным. И почти потерял всю свою бдительность. Почти. 

[indent] На шорох ткани, он моментально сел. Алый яростный взгляд был направлен на этого. Он не может назвать его человеком, его реакция и связь с Исидой явно говорит о том, что это не человек. А ещё его показательное дружелюбие раздражало. Он не доверял ему. Абсолютно не доверял. Сет вообще больше никому не доверял. В его спине слишком много ножей. Он скорее себя сам отправит в Дуат, чем ещё раз кому-либо доверится. 

[indent] - Чего-то тебе опять? Я же приказал не попадаться мне на глаза, - Сет чуть ли не рычит на него, а ведь он даже имени его не знает. Впрочем, это его совершенно не интересовало, он просто хотел, чтобы тот ушёл и оставил его в покое. 

[indent] - Я пришёл позаботиться о вас, - снова это улыбка и жест добродушия в виде раскрытых рук, - и обработать вашу рану. 

[indent] Сет хотел бы его придушить, но попытка его убить в прошлый раз не обвенчалась успехом, вряд ли и сейчас выйдет. Бывший бог войны переводит взгляд на свою ногу. Рана, полученная от крокодила. А он уже и забыл про неё, хотя застывшая кровь напоминала о ней.

[indent] - Само пройдёт, проваливай, я хочу побыть один, - вновь попытка отмахнуться, Сет даже начал наливать себе вина, в надежде, что тот уйдет. Он даже выпил залпом бокал, но тот всё ещё присутствовал в шатре и улыбался. Слишком много улыбался, слишком пристально следил. А на языке знакомый вкус. Это не вино. Перед глазами всё начинает плыть. Он опять попался? Снова? Серьезно? Я не хочу повторения... хаотичные мысли, с отголосками прошлого. Как в тот вечер, когда в его спину вонзил нож его брат, брат на которого он равнялся, которого любил и которому был предан. Но теперь, когда он поднимает голову, перед ним другое лицо, и совсем незнакомая рука зарывается в его волосы, заставляя запрокинуть голову. И эта чертова улыбка...

[nick]Seth[/nick][status]повелитель песка[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/13734.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Сет</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan>я пришёл к тебе однажды причинить боль, <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=207">ты</a> обернул это заботой</div>[/lz]

+2

3

Гор прикрывает глаз и вглядывается в такой знакомый и родной мир. Ему и матери пришлось скрываться в пустыне людского мира, пытаясь спастись от дяди Сета. Был ли в этом смысл? Гор смутно видел правильность действий своей матери. Она взращивала ненависть к новому правителю, желая настроить своего родного ребенка против. У нее отняли власть, мужа – лучшие причины для мести. Но внутри парень осознавал, что здесь было что-то иное. Иногда взгляд Исиды становился жесткий и злостный, и бог солнца и неба не был уверен, что он был направлен на одного лишь Сета. Из ее уст срывались проклятия и на отца. Осирис не был прекрасным мужем и отцом. Очевидная истина, которую не нужно было скрывать под маской. Но Исиде будто нравилось играть роль жертвы и выставлять все на свое усмотрение. Именно поэтому Гор мало понимал мотивы своей матери. Не желал вмешиваться, если это не касалось необоснованного обвинения дяди.

Все же прожив некоторое время рядом с ним, Гор лучше стал понимать. Он видел страдания родственника, видел его привязанность к своему сыну – завидовал. Ему были чужды такие чувства. Даже мать не была также ласкова, любовь не проскальзывала так явно. Да, она любила его, но по-своему. Сет же с рвением, с особой жадностью желал оберегать свое дитя, забывая о своих потребностях. Ревностно следил за другими, когда те приближались к Анубису. Гор не понимал таких чувств. Но желал их заполучить. Эгоистично. Но дети жаждут быть любимыми.

Лишь своими силами узнав причину своего маленького тела, смог стать, наконец, юным молодым полубогом. Своими силами поборов свою слабость, он осознал – мать была неправа. Слова должны прикрепляться истиной, а не желаниями. Исида умелая лгунья, но мог ли Гор ее обвинять. Нет, это был ее путь. И пока он шел своим извилистым путем, не желая обладать ни троном, ни властью. Он упустил момент в спокойной обстановке поговорить с дядей. Сет не хотел слышать, видел в Горе тень неприятного прошлого. Выставлял шипы и делал больно дорогим для себя людям. Боялся ослабить бдительность и открыться.

У Гора опускались руки, ведь он не представлял, как ему быть. Его помощь отвергали с ярой решимостью, топтали со злобной улыбкой на губах. Являясь наследником царства Осириса, Гор лишь может следовать воле отца и матери, выполняет все условности – испытания лишь проводят к заточению Сета. Его отправляют исполнять свое наказание в земли людей. Сокол не согласен, но против суда богов следовать опасно. Он принимает трон и власть и закапывает себя работой. Пытается спрятаться от навязчивого внимания богини любви. Бог не может ответить ей взаимностью, он не ощущает того же. Но обидеть ее не желает, ведь так он лишь разорвет возможную связь с Ра, которую так жаждет Исида. Замкнутый порочный круг, где он лишь разменная монета. Иногда ему даже кажется, что он лишь игрушка в руках более сильных соперниках. Но пусть это будет лишь их мнение, ведь Гор лишь позволяет управлять им.

Он позволяет им решать за него, пытаясь сломать как можно больше ненужных мостов. Оберегая лишь единственный хрупкий – Сет ему не доверяет. Не желает иметь связь с сыном того, кто причинил ему невыносимую боль. Бог прекрасно осознавал свои шансы, но не мог отступить назад. Это было взвешенным решением.

Брови смещаются ближе к переносице, и парень сжимает стол сильнее. Он трескается, накреняется. Гор встает и шагает к открытой террасе, распрямляет свои крылья и исчезает в небе. Он знает, куда ему следует спуститься, чтобы оказаться нужного каравана. Подосланный сокол чутко следит за своей целью, оберегая от чужаков. Но даже сейчас его бдительность усыпили и заставили закрыть глаза. Сыну Исиды не нравится ситуация, плохое предчувствие поселяется внутри. Ему следует самому все проверить.

Нужный шатер вспыхивает ярким пятном и Гор приземляется слишком поспешно. Ему наплевать, что кто-то мог увидеть его, мог увидеть его крылья. Он уверено делает шаг внутрь и останавливается. Руки невольно сжимаются в кулаки, а тело - двигается само. Первый удар приходит в скулу и мужчина отпускает Сета и отшатывается. Бог не ожидал удара и отпора, поэтому удивлено смотрит на молодого парня.

- Предупреждаю. Лучше тебе не касаться моего дяди. – Ярость бурлит в крови и Гору хочется убить. Но не совсем уверен в своей победе, ему плевать. Сейчас главное защитить беспомощного дядю. – Не думаю, что ты хочешь потерять расположенность и вольность, которую тебе предоставили здесь некоторые боги. Поверь мне, я смогу быстро это исправить.

Он подходит близко и берет аккуратно на руки Сета, раскрывает свои крылья и поднимается ввысь. Даже не смотрит вниз, зная, что не последуют. Этот мужчина не так глуп и знает, когда не следует переходить границы. То там, то здесь вспыхивают огни пламени, и караванщики взволованно смотрят за улетающими богами. Гор выдыхает и задумчиво оглядывает местность. Его глаз видит далеко и различает скалистую пещеру среди пустыни. Он следует своему чутью и опускается, входит в довольно темную пещеру и укладывает дядю на прихваченные случайно простыни. Взъерошивает волосы и садится поодаль, позволяя пространству между ними не мешать комфорту богу войны. Он не трогает его, лишь позволяет себе вольность поправить одежду и укутать.

[nick]Gor[/nick][status]небо и солнце в руках[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/755345.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гор</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan> мне <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=8">дикие песчаные бури</a> шептали - не тронь, оно не твое.</div>[/lz]

Отредактировано L Lawliet (2021-10-05 22:29:44)

+2

4

Мир перед глазами плывёт. Усыпить или опьянить бога почти невозможно, но это задача становится куда легче, если у него забирают божественную силу или он просто полубог. Тогда перед Осирисом стояла более сложная задача, а вот перед этим, Сет всё ещё не знал его имени, задача была куда проще. Мысли хаотично путались, хотя только одна, как и в прошлый раз, обжигала разум. "За что?" Он ведь не был таким, он не хотел этого, он сам никогда так не использовал других. Да, он был жесток, да он убивал, но тогда это была его миссия. Он ведь был богом песка, богом пустыни, богом защиты. Он защищал семью. Его сломали, одним предательство за другим, а ведь он хотел только семью, он хотел быть хорошим мужем, братом, другом, он хотел быть хорошим отцом для своего сына. Но видимо это слишком непозволительное желание для богов. Или для него? Бога войны? Бога ярости и мести, бога разрушений и смерти. Его алые волосы, как цвет крови, руки в которой у него были от всех погибших. В крови от тех, кто познал месть Сета и его ярость. Каждый справляется по-разному с предательством, Сет выбрал знакомый ему путь. Да, он убивал и женщин, и детей, да он разрушал храмы другим богов, да он заставил всех бояться. Он причинил боль всем, кто его окружал. Раненный зверь будет до последнего биться и кусаться. Он хотел, чтобы весь мир ощутил его боль, которая была так не справедливо ему нанесена. Но Сет, хоть кто-то и приписывал ему статус бога сексуальности, никогда не совершал сексуального насилия. Тем более над теми, кого любил. Да, он хотел отомстить Осирису через Исиду, но в итоге отомстила всем она. А единственный раз, когда Сет решил ответить той же монетой, по совету своей дорогой сестры Сехмет, и то обернулся очередным насилием над ним. Чертов Гор, этот молодой орёл, что свалился им на голову и просто привнёс хаос в их такой чудесный мир жестокости и упадка, который устроил Сет..

Гор. Именно его крылья внезапно мелькают в этом поплывшем мире. Эти сине-серые мощные крылья. Он уже не понимает, что происходит в шатре, просто безвольно опускается на подушки, так как рука, что сжимала его волосы исчезла. А взгляд падает на ту, ненастоящую маску. Подделка с ликом его зверя. Красные глаза смотрят с упреком. Он сам допустил это. Он сам в этом виноват. Он сам стал слаб. Он подпустил к себе слишком близко...

 
Холодный ветер отрезвляет, выветривает наркотическое действие и напитка, и травы. Хаос в голове утихает, и картина складывается всё яснее. Но только вместо гнева и ярости, вместо новых приступов разрушения мира, Сет смеётся. Его смех, наполненный горечью. Он садится, закутываясь в простыни и зарываясь пальцами в свои алы волосы, что в этом месте казались черными. 

- Может мне надо было выбрать смерть? - он смеётся с закрытыми глазами, прекрасно понимая, что произошло. Он прекрасно понимает, кто остановил, то, что он так не желал. То, чего так не понимал и не хотел. То, что ещё долго будет вводить его в пучину самых разных эмоций. Ярость, гнев, онемение, страх, боль. Его лишили всего, просто всего, начиная от достоинства, заканчивая божественной сущности. А он всё равно пытается хоть что-то сделать. Не сдается. Продолжает бороться. Видимо в этом вся сущность бога войны. Только теперь он не верит во что-то хорошее и светлое. Хотя нет, верит. И знает, что ещё ведёт его вперед. Его сын. Его маленький Анубис, ради него он выдержит всё. Должен выдержать. Он ведь его ждёт. Ложные и призрачные надежды на семью, что словно оковы держали его в этой клетки. 

А после алые глаза смотрят на того, кто сидит тихо рядом и смотрит в ответ. Снова он. Снова Гор. Снова со своей заботой? Думает, что после всего случившегося Сет в это поверит? Поверит, что остался хоть один, кто был на его стороне? Кто готов ему протянуть руку помощи? Нет. 

- Думаешь за это я тебе теперь что-то должен? - смех уходит, а в голосе звенят жестокие нотки, - Я бы и сам справился. В твоей помощи не нуждаюсь, спасай чертов Египет и всех других богов, великий Гор, - он зачесывает волосы назад, откидывая простынь, а потом пытается встать. Не собирается он водить с ним разговоры. Не о чем им больше разговаривать. А если и было, то это ведь заденет прошлое, в котором Сет не хотел тонуть. Ведь любой не верный шаг в эту пучину, и он упадёт. Как сейчас. Когда разум очистился, а контроль над телом вернулся ещё не полностью и ноги были слабы.

[nick]Seth[/nick][status]повелитель песка[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/13734.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Сет</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan>я пришёл к тебе однажды причинить боль, <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=207">ты</a> обернул это заботой</div>[/lz]

+2

5

Гор словно птица склоняет голову и ждет возвращения своего дяди. Знает, что дурман не может сковать тело на долгое время. Свежий воздух позволяет ослабить его действие и очистить голову. Пока бог войны лежит неподвижно, Гор уходит глубоко в себя. Маска прекрасно позволяет скрывать его глаза. Сейчас в них так много боли, злости и обреченности. Он совсем не понимает, как достучаться до дяди. То совсем не хочет услышать и понять, хотя и здесь парень его прекрасно понимал – кто будет доверять тому, кто уже насильственно заставил переспать с ним. Хотя на тот момент Гор не был в сознании полностью и не осознавал своих действий. Будто кто-то другой захватил его тело. Отец питал неправильные мысли насчет брата, желая обладать не только его любовью, но и телом. Сехмет поведала интересную историю, заставляя почувствовать себя ничтожным. Нет, Гор не собирался жалеть Сета, понимал – что дяди это совсем не нужно. Но.. Но не мог просто так отпустить. Для него Сет был частью его мира, был тем из-за кого он захотел стать богом. Не для того, чтобы спасти мир от узурпатора и тирана, как желали Осирис и Исида. Помочь одному одинокому и желающему спокойствия и семьи обрести свои собственные крылья и не зависеть от желаний других. Смерть не лучшим исходом была в сложившейся ситуации.

- Думаете, ваша смерть может принести счастье Анубису? Он так желал вашей любви, желал, чтобы вы перестали нести это бремя один. – Гор понимает чувства своего брата. Они общались по душам. Именно тогда Анубис и просил ему рассказать о секрете маленького тела. 

Гор видит ненависть направленную в его сторону, но принимает ее полностью. Пускай дядя держит дистанцию, пускай не доверяет. Гору совсем не нужен трон, ему совсем не льстит быть божеством, которого почитают. Он не освободитель и не герой, лишь просто следовал желаниям других. И пока они доверяют ему – бог солнца и неба желал переделать устои и поменять правила. Рисковал, делал медленные шаги. Из него был неплохой тактик, но для других Гор представал послушным сыном матери. Возможно, Ра видела в нем его истинную натуру, ведь они успели пересечься глазами. Она тогда загадочно улыбнулась и ничего не сказала, но качнула головой, то ли одобряя, то ли предлагая попробовать. Точно тогда бог не смог определить. Его глаза видели истинную суть вещей, сокол - птица умная и благородная.

- Вы, дядя, ничего мне не должны. Я не имею права получать вашу благодарность. – Гор отводит взгляд и осматривает неровности пещеры. Он винит себя в том принуждении, хоть его телом и управлял отец. – Вы можете меня отталкивать и отправлять обратно, но я не уйду пока не удостоверюсь в вашей безопасности. Это я должен просить у вас прощение.

Гор не говорит прямо о том, о каком прощении он просит. Это прошлое давит на него, поэтому он не может его отпустить. Вина глубоко вгрызается в его легкие. Ему кажется, что он до сих пор лишь полубог. Но осознание власти и трона, не делают из него алчного, скорее – груз ответственности и чужеродности [все же это не его место]. Даже боги умеют чувствовать. Всемогущи, но их легко сломить.

Парень лишь шестым чувством осознает, что дядя поднимается и пытается удержать равновесие. Он не следит за ним и позволяет действовать на свое усмотрение, ведь Сет не узник. Ветер позволяет уловить движение и Гор неосознанно подставляет руки и ловит бога войны. Держит аккуратно, стараясь как можно меньше касаться кожи. Старается как можно быстрее усадить на место и убирает руки. Отходит еще дальше и прячется в тени. Закрывает глаза и с досадой выдыхает. Знает, что это было неизбежно. Но в груди больно и парень старается скрыть свое разочарование. Никто никогда не видел его настоящих чувств и сейчас не увидят.

- Просто посидите. Если вы не хотите со мной разговаривать, дядя, то не нужно. Переведите дыхание и можете идти. Я не прикоснусь к вам и только дождусь вашего решения. – Гор ведет пальцем по песку. Он никогда его не боялся, никогда не испытывал ненависти. Выводит незамысловатые узоры и делает меньше движений, соединяя свои руки в кольцо. Лишь одну руку оставляя чуть висящей, чтобы рисовать. – Я прекрасно осознаю, в чем виноват. Но вы же не поверите, если я скажу – что не желал этого. Вы вольно думать, как хотите, но мне хочется, чтоб вы услышали – я не желаю вам зла. В моих мыслях и планах не было вредить вам. Но … - Гор затыкается, осознает, что его сейчас прожгут взглядом. Все же он иногда не умеет держать язык за зубами.

Но груди уже пропасть. Гор больше не верит в свои силы.

[nick]Gor[/nick][status]небо и солнце в руках[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/755345.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гор</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan> мне <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=8">дикие песчаные бури</a> шептали - не тронь, оно не твое.</div>[/lz]

+2

6

- Черт, - Сета бесит собственная беспомощность. Его вообще раздражает это чертово чувство, когда они ничего сделать не может, когда собственное тело его не слушается. Он ненавидит это чувство. Так, что суд богов придумали для него идеальное наказание, забрав божественную силу, сделав его таковым. Хотя, какая к черту разницу, и с ней, некоторые заставляли его таковым чувствовать. 

- Нам с тобой разговаривать не о чем, - он отмахнулся от Гора, удобнее усевшись. Что ж надо будет подождать, когда тот остаток сил, что в нём её есть вернётся, а потом возвращаться. Да, надо было вернуться. Вернуться, чтобы найти эти скрытые пути, а дальше... По сути своей он должен был бы поощрять всю эту деятельность, но теперь игра была с другими правилами. Узнав тайное место, ныне первой проблемы Египта, он сможет сдать его Гору, и пусть тот разбирается с этим. Или самому решить её. Это должно было как-то облегчить его наказание, стать частью "великого" искупления. Но внезапное вмешательство самого Гора. Примут ли его обратно, не решат, что он теперь против них? Или быть может наоборот больше не усомнятся в божественности его крови и прекратят устраивать свои раздражающие испытания? Но об этом Сет всё же подумает, когда будет возвращаться, ведь путь то у него не пять минут займёт. Тем более, как можно думать об этом, когда его дорогой племянник, говорит за спиной. Да ещё и вспоминает то, что Сет пытается не вспоминать. Эта волна извинений и раскаяний видимо должна была разрушить песчаную стену, что уже стала непробиваемым камнем. Но Сет был не тем богом, кого этим можно было смягчить. Если бы это было так, не носить ему всех титулов, что он получил. С другой стороны, будь это так, сейчас бы он не числился в списке злых богов. И всё же. Этот пацан. Он видимо был готов извиниться за всё на свете, хотя, по сути, был просто оружием в руках своей матери, точнее Сет бы его даже назвал куклой, которой управляют, дергая за ниточки. 

- Не желал этого? И? Чего ты ждёшь от меня? Прощения? - он усмехается, и всё же поворачивает голову в его сторону. Тот, как маленький воробей забился в угол, и это великий Гор? И ему Сет проиграл? Глаза от этого кипящего чувства внутри стали ещё ярче.

- Ты жалок, не верится, что я тебе проиграл, что из-за такого как ты, я лишился сил, да я так скорее себя презирать буду за этот проигрыш, - он так же резко отвернулся, из-за чего волосы чуть взметнулись, и теперь равномерно растеклись по плечам и спине. 

- Тогда, - он на мгновение замолчал, - тогда у тебя не было другого выбора. Я пришёл лишить тебя того, чего лишили меня. Достоинства. Если бы ты не смог справиться со мной, то сломлен был ты. Считай, что это была просто одна из битв, в которой ты победил. В этой жизни либо ты, либо тебя. И это во всём. Либо ты победишь в битве и прольешь кровь врага, либо прольют твою и ты всё потеряешь. И если ты будешь перед каждым так извиняться, то ты и капли того, чего добился твой отец не получишь, а в итоге за тобой не пойдут. За Осирисом шли все, даже я, - Сет сжал губы. Тогда он считал это большой честью, он был рад, что был братом Осириса. Защита границ это тоже было дарованной честью. Ведь для всех Осирис был справедливым, великим, достойным, добросердечным богом, который вел Египет к процветанию. Его любили все боги, а если не любили, то относились с уважением и почетом. Неудивительно, что всех так сильно поразил поступок Сета. Они знали только одно его лицо, а другое, так и осталось скрытым. Да, тогда на суде он бы мог облачить его истинное лицо. Весы Маат бы показали, что он не врёт. Но это бы значило, что все бы узнали, как надругались над ним, как лишили достоинства. А встали бы они после этого на его сторону? Посочувствовали? Или бы решили, что это не достойная причина? Но речь сейчас не об Осириси, а его сыне. Гор. Несчастный ребенок, воспитанный ненавистью матери к этому миру, что так жестоко повернулся к ней, без отцовский любви. Он хотя бы день был счастливым ребенком, как Анубис? Ещё одна сломленная душа, и ведь источник всё тот же. 

- Сколько бы ты не извинялся, это ничего не исправит, не вернёт мою силу. Сделал так сделал, не по собственной воле, ну значит не по собственной. Не заставляй меня ненавидеть себя ещё больше, наблюдая эту картину. Ты ведь подавал какие-то там надежды богам. Иначе выходит, что Сет бог войны проиграл какому-то воробью, - он усмехнулся, но как-то даже беззлобно, скорее с ноткой веселья.

[nick]Seth[/nick][status]повелитель песка[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/13734.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Сет</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan>я пришёл к тебе однажды причинить боль, <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=207">ты</a> обернул это заботой</div>[/lz]

+2

7

Раздражение поднимается к горлу, Гор осознает свое положение. Он прекрасно осознает, что кукла в руках своей матери. Но пока он послушно делает вид, что все идет согласно ее плану – все с точностью да наоборот. Если уж силой и способностями он не отличается, но ум явно достался ему от двух родителей. Бог делает постепенные незаметные шаги и только Ра знает, что грядет в ее пантеоне. Она не делает ничего и позволяет своему родственнику поступать так, как он того желает. И Гор даже не знает, быть ли ему благодарным или же быть настороже. Все же не просто так богиня любви обратила на себя свое внимание. Им что-то было нужно. Прародительница смотрела вглубь и видела всю подноготную своих детей.

- Пожалуй, вы правы, дядя. Но протянув руку к вам, вы всегда отталкиваете ее. Я могу помочь. – пожимает плечами и чувствует, как внутри разливается тянущее чувство пустоты. Он одиночка и продолжает им быть. – Нет, не в том плане, чтобы посочувствовать вам из-за жалости. Нет-нет. Вы сильны сами по себе, став с колен столько раз, что даже мой отец слабак по сравнению с вами.

Гор знает, о чем говорит. Слова матери звучат набатом, правда струится словно река. Она не боится говорить начистоту, не скрывает то, что ее так душило. Но как бы горько ее слова не звучали, маленький полубог не услышал ее истинных чувств. Она ненавидела и мужа, и Сета. Она ненавидела всех, ненавидела своих братьев, сестер. Она будто вся состояла из волокон злости. Гор покрыт всем этим, омыт полностью. Он настолько погряз, что иногда ему кажется, что нет больше его мыслей. Только отголоски непонятных мутных его настоящих чувств и мыслей. Настоящий он – просто скрытая иллюзия.

Гор улыбается, сжимает руку и песок сбивается в кулаке. Его взгляд становится тверже, а голос приобретает сталь. Понимает, перед дядей не нужно играть. Он видит его подноготную или же просто подыгрывает. Да, образ слабого бога ему не к лицу.  Его задевают слова об отце. Да, он не способен вести за собой огромное количество людей, богов. У него настолько мизерный опыт, что почитателей и нет совсем. Только сейчас обычные жители, уставшие от нескончаемого песка, ищут в нем спасение. Начинают почитать и молиться.

- Да, я не он. Я не был рожден управлять Египтом. – он кривит губы в досаде. Ему хочется снять свою маску, чтобы растрепать свои короткие волосы. Но вовремя останавливает себя. – Я не похож на отца и никогда не стану им. Все лишь марионетка для решения проблем своей матери. Мне, черт возьми, никогда не нужен был трон. Понимаете, дядя? Но слишком многие навязали мне свои желания и я должен соответствовать. Моя жизнь ничего не значит, пока ваша – дороже всех. Пока вы нужны отцу – никто не посмеет вас тронуть.

Гор встает со своего места и ведет плечами, раскрывая свои крылья. Каждое перышко переливается. Парень задумчиво трет руку и пытается придумать, как ему лучше поступить. Сейчас он не может забрать Сета с собой, ведь дядя еще не исполнил свое наказание, и Гор – еще не до конца привел свой план в нужное русло.

- Пожалуй, все же нужно мне вас покинуть, дядя. Мы не сможем прийти к правильному решению. Не сможет найти нейтральное взаимодействие, которое бы удовлетворило нас двоих. Мы хотим разного. – Гор подходит к Сету и присаживается на одно колено, тянет губы в улыбке. – Я лишь могу пожелать вам удачи. Ваше проклятие лишь оттягивает неизбежное. Мой отец ждет вас в подземном мире. - Гор не должен был говорить правду, но сейчас он хочет предостеречь. – Остерегайтесь. Вы все еще в опасности и под властью своего брата.

[nick]Gor[/nick][status]небо и солнце в руках[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/755345.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гор</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan> мне <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=8">дикие песчаные бури</a> шептали - не тронь, оно не твое.</div>[/lz]

+2

8

Сет усмехается на слова молодого бога о помощи. Он не мог ему помочь. Не мог. Он не вернет ему его силу, не избавит от принятого наказания. Не вернет ему семью. Гор ничего этого не мог. А другое Сету и не нужно было. Совершенно. О какой ещё помощи могла идти речь. Да и зачем ему помогать. Черт, этот сын Осириса, он так от него отличался. Хотя нет. Стоп. Не отличался. Тот ведь был так же добр. Так же готовый протянуть руку помощи. Ведь за это и возвысили Осириса. За эту черту характера. За его добрые помыслы. За его мысли о мире. И в Горе они были. Точно такие же. Точно такая же доброта. Сет даже замер от этого осознания. А если за этой чертовой добротой будет скрываться такая же тьма? Та тьма, что его однажды сломала, уничтожила, свела с ума. Нет, Сет не поведется на это ещё раз. Не имеет право на повтор такой ошибки. Он сын Осириса, и, если сейчас этой тьмы в нём нет, она проснётся, это случится. Только на кого это будет направлено? На него? Вновь на него? Почему именно на него? Не уже ли это то наказание, которое Сет заслужил за все погубленные души? Хотя если подумать, это ещё малая жертва, он заслуживал ещё большего. Но он ведь бог. И не просто бог песка, но и бог войны и жестокости. В мире всегда должно быть равновесия добра и зла, и последнее он взял на свои плечи. Даже там на суде, он ведь не опорочил имя великого Осириса, которого все считали самым добродушным богом. 

Сет чувствует, как внутри начинает закипать ярость от всех этих мыслей, но моментально охлаждает её. Это сейчас ни к чему. Ну разозлиться, но ведь и вреда Гору не сможет никого причинить. Да и потом. Этот пацан, он ведь тоже жертва. Жертва желаний других. Жертва ожиданий других. И он сам это понимал. Понимал и ничего не делал? Смирился? Возможно, даже не будет удивительно, ведь его мать - Исида. А эта женщина страшна в своих желаниях. Она столько пережила, и добилась своего, не удивительно, что и Гор следует её указаниям. Всё так чертовски закономерно. Но его силы при нём, он в любой момент может сказать нет. Но раз не говорит, значит не хочет? Или чего-то ждёт? Или всего лишь пробует эту жизнь, ведь недавно он даже богом не был. Впрочем, Сету было плевать к чему в итоге он придёт, к каким выводам и желаниям. Сет вообще не хотел бы больше водиться с этими богами, если бы не Анубис, он бы с радостью покинул Египет. Покинул место, что утопило его в боли и крови. Возможно, где-то он бы смог найти своё место. Может он смог бы вырастить сына вдали от всего этого? Мысль побега зарождается в его сердце. и она бы разрослась, если бы не все условия, что над ним нависли. 

Сет переводит взгляд на Гора, что выпустил свои крылья. Дар одного из богов, хороший дар. А его лишили его дара, его силы, его песка. Сет вновь сжимает пальцами песок около себя. Его лишили его части. Может Осирис был прав, что без песка он ничто, какой-то маленький незначительный божок? Хотя теперь даже без силы, его имя значится в списке темных богов, даже в самом начале его, как самого жестокого. Достижение, не иначе. 

- Да не уже ли? - сарказм, как способ обороны. Да, они хотели разного. Сет знал свои желания, чего хотел Гор он не знал, да и интереса не было. Явно он не хотел вернуть Сету сына и жену, и его хорошую жизнь. С чего бы ему это желать? Этому чертовому ястребу, что обернулся к нему, даже опустился на ним на колено. И улыбается. Врезать бы ему, чтобы убрать эту улыбку. Но Сет держит себя в руках. Он ведь его как бы спас недавно. Ну относительно. Всё равно бог войны этого не признает. А вот его последующие слова, Сет вновь замирает, а глаза предательски отражают боль и страх. Нет, он не боится смерти. Он боится повторения. Он хватает птенца за подбородок, грубо, и приближает его чуть к себе.

- Твой отец меня не получит. Увидишь его - передай ему это, - Сет рычит, - лети, пока я тебе перья не повыдергивал, - угроза из угроз, в самые губы, а после отталкивает его, показывая, что разговор окончен.

[nick]Seth[/nick][status]повелитель песка[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/13734.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Сет</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan>я пришёл к тебе однажды причинить боль, <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=207">ты</a> обернул это заботой</div>[/lz]

+2

9

Гор забывается. Для него дядя всегда был ближе остальных. Несколько дней проведенных вместе в детстве сотворили из него самого счастливого ребенка. Его любили, хоть произнося совершенно другое имя. Анубис. Гор не завидовал и не хотел вовлекать себя в такие чувства, как ревность. Он не отец и никогда им не станет. Юнец знал свое место и понимал положение дел. Да пошло оно все к черту, если он хоть раз переступит границу. Себя простить сложнее всего. И по этому ему хочется без всякого умысла помочь Сету. Пусть даже, если сам унесет себя в пучину ада, доведет себя до загробного мира. Там он не прочь увидеть отца. Но не осыпать благодарностью, а врезать как следует. Осирис так много сломал жизней, желая только удовлетворить свои желания.

-Я не могу передать ему ваше послание. Для него я не существую, как сын, как его чадо. – улыбка меркнет. – Я ему не интересен, если вы не заметили, дядя.

Гор не отводит свой взгляд и заглядывает прямо в душу, качает головой и не пытается вырваться из хватки. Сет всегда верно подмечал нужное. Если б он только рассказал, что случилось на самом деле. Но и тут Гор понимал его поступок. Сохранить остатки своей чести. Сохранить то, что ещё осталось от сильного бога войны. Сказать – проиграть себе, показав слабость.

Юный бог заглушает эмоции внутри себя, как и всегда делал. Ему просто не показывать себя полностью, чтоб другие не увидели ещё больше его слабостей. Опытности в этом деле ему не занимать. Спасибо матери, которая за двоих выказывает свои стремления. Для Гора они лишь шутка, ничего из этого не суждено сложиться. И пусть пока Исида радуется возвращению в свои руки трона – все исчезнет мгновенное ока. Гор предвидел множество исходов.

Внутри все замирает, когда они делят почти один воздух на двоих. Их губы так близко, что Гор чуть было не облизывает губы. Но отдергивает себя ещё раз. Сколько он ещё выдержит? Отчаяние охватывает лёгкие, но Гор лишь даёт себя оттолкнуть. Больно. Но не от удара, от слов. Да, они не смогут договориться. Но и касаться не позволительно. Опасно. Опасно раскрывать свои чувства на показ. Не поймут, не оценят. Сет не видит в нем друга, соратника. Он зеркально переносит его образ с родителей, примеряя и сравнивая. Гор не злится. Только его чувства будут потрепаны, изодрано на лоскуты сердце. Проще утаить, сделать только себе хуже. Он позволяет все идти на самотёк.

-К сожалению, скорее вы, дядя, встретитесь с ним быстрее, если продолжите упрямиться. – парень хватает руку Сета, на которой так ярко выделяется проклятие, оплетает своими пальцами запястье. Касается с нежностью, пытаясь узнать узоры и понять, как же ему с этим бороться. Символы впечатываются, загораются. – У вас не так много времени осталось. Псы идут по следу.

Гор чувствует их присутствие. Приспешники, помощники Осириса. Они уже идут за своей добычей. И если уж дядя раньше мог бы справиться с ними, то даже песок сейчас ему не помощник. Бог неба и солнца знает, что для Сета все сказанное пустой звук. Но внутри все дрожит. Нет, Гор не боится, но противник силен и опасен.

- Я не шучу, дядя. Прислушайтесь хоть в этот раз и поверьте. Скажите, как мне выгода вам лгать? – клонит голову на манер своего сокола. – Вы разве не ощущаете? Что говорит дядя ваша интуиция?

Отпускает руку и оглядывается. Он ощущает, что действие трав уже закончилось и Сет вполне может сам продолжить путешествие. Но оставить его одного сродни самоубийству. Гор уже некоторое время не ощущает своего сокола. Связь оборвалась.

- Я мог бы... – прикусывает язык. – Нет ничего. Спасибо вам за все дядя и за то, что выслушали меня. – Гор мнется, не зная как поступить.

Улететь было бы лучшим решением, но он чувствует незавершенность. Он нерешительно смотрит на бога войны и делает всё ещё шаг. Обнимает быстро, торопясь.

[nick]Gor[/nick][status]небо и солнце в руках[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/755345.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гор</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan> мне <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=8">дикие песчаные бури</a> шептали - не тронь, оно не твое.</div>[/lz]

+3

10

[indent] Сет отдергивает руки, сжимая пальцами своё запястье там, где его секунду назад держал Гор. Он хмурится, слушая его слова. А после отворачивается, чуть склоняя голову, отчего волосы цвета крови падают с плеч вниз, скрывая его лицо. А после, ощущая полностью своё тел, без остатка дурмана, поднимается на ноги. Он бы уже не хотел продолжать этот разговор. Делает вид, что это утомляет, но на самом деле, он просто вновь погружается в свои размышления. И он бы с радостью вернулся в то состояние, когда он накуривался и уходил в свой собственный дурман, в свою реальность, где он счастлив. Счастлив с сыном. А ведь из-за этого состояния, Сет так и не признал, что тот, кого он тогда всё же признал Анубисом, стоял сейчас перед ним. Что это был именно Гор, что именно ему Сет дарил всю свою отцовскую любовь, окутывал ей, пытаясь погасить горечь внутри и все чувства. Только всё это иллюзия. Иллюзия, которая лишь временно даст счастье. Может просто богу войны это не дано? Или он сам всё разрушил, подавшись свои эмоциям и своему гневу? Слишком много мыслей. Слишком глубокое погружение в них. Которое резко, как зеркало рассыпается на мельчайшие кусочки. Оставляя тысячи порезов на руках, тысячи порезы на душе. Гор его обнимал. 

[indent] Эта птаха точно обнаглела в край и не ведает страха. Иначе объяснения этому поступку он не видел. Тот снова к нему тянулся. И возможно Сет бы провел длинные связи к чему это все, может быть увидел истинные чувства молодого бога. Ведь они были так очевидны, лежали на поверхности, но боль Сета застила ему глаза, а другие возможно и не замечали этого или смотрели в другую сторону. Всё было действительно просто, просто если бы они были всего лишь людьми, просто если бы не было прошлого. 

[indent] Сет тяжело выдыхает. Нет, прикосновения были ему не противны, тот удивительно бережно или заботливо это делал, даже можно сказать с какой-то теплотой. Но Сет цепенеет. Закрывает глаза и вспоминает всё. Каждое прикосновение. Каждую секунду собственной боли. И он обнимает его в ответ. а после открывает глаза, в которых плещется ярость. Пальцы крепко сжимают основания крыльев, заставляя отстранится. 

[indent] - Единственное, чем ты можешь мне помочь, это вернуть мою силу, которая я уверен, красиво стоит на полочке твоей матери. Как символ её победы и мести. Но, - он сам прижимается к нему, продолжая уже шепотом ему на ухо, - Но ты ведь слишком труслив, чтобы пойти против неё. А ещё понимаешь, что, вернув мою силу, я разрушу этот чертов мир. Потому что моя месть будет куда более разрушительная. Потому что я бог войны и ярости. Я бог разрушения. Это моя стихия, а не её. И я утоплю этот мир в крови, окрашу Великий Нил в алый цвет. Я буду убивать каждого бога, что встанет у меня на пути. Жестоко, чтобы каждый страдал. Я убью и твою мать. А в конце я доберусь до него. Вот, только уверен, ему будет плевать на весь мир и на то, какое чудовище он вырастил в итоге, - он выпускает когти, вырывая его перья и вновь отталкивая от себя.

[indent] - Улетай, - от толкает его в грудь, царапая, оставляя на своих когтях его кровь, наступает на него, уверенно стоит уже на ногах. Ведет его на уступ с этой скалы, чтобы он улетел. Может малой и не виноват. Точнее он не виноват в грехах своего отца, не виноват в стремлениях своей матери. Он всего лишь оружие в их руках, марионетка, которой так легко управлять. Вот и вся суть богов, управление, игнорируя любые чувства. Сет проиграл в этой борьбе. А Гор. Сейчас он бог Египта, великий Гор, который сразил зло. Ему не стоило пачкать себя связью со злом. Может он действительно станет лучше своего отца, может за ним пойдут и другие, может он привнесёт в Египет процветание, ведь это их главное предназначение. А если кто-то узнает, что он помогает Сету, это испортит его репутацию, которая только-только появлялась. Всё же, несмотря на свою кровавую репутацию, Сет не был мудаком. Лучше отогнать Гора от себя сейчас, чем тот оступиться. Сет не собирался вновь возвращаться в кровавые времена, но его голос был убедительным. Может это заставит молодого бога больше не думать о помощи? И держаться подальше от него. Ведь все его благородные, возможно, Сет это не исключал всё же, мотивы, могли в итоге сыграть против него. 

[indent] Гор улетает, а Сет опускается обратно на землю. Солнце должно было вот-вот озарить бесконечную пустыню. Его пустыню. Это его свобода, это его жизнь. Так было раньше, будет ли так после? Сет не вселяет в себя надежд, не хочет, чтобы они разбились после. Для начала ему свою жизнь собрать. А для этого у него есть стимул, маленький стимул, который ждёт его возвращения. Он ждёт, Сет в это верит. Поэтому он встречает первые лучи солнца, прикрывая глаза, и чуть улыбается. Он ведь бог войны, он обязан победить...



[indent] Собственная кровь пропитывая песок и Сет оказывается откинутым одним точным ударом. Этот прием. Фирменный прием Сета. В своё время он обучал своих воинов мастерству владения копьем. Он заложил это искусства боя. Но этот приём, это был только его фирменный. Точный удар, который проломит ребра и нанесёт смертельный урон любому. Обычно след за этим, Сет вырывал сердца своих врагов из сломанной грудной клетки. И единственный кому он показал этот прием был он. Анубис. Именно своего сына он обучал этому. Только его. 

[indent] - Почему? - хрип срывается с губ, на которых засыхала собственная выплюнутая кровь от удара. Его ребра сломаны. Обычный человек бы уже испустил последний вздох. Но Сет хоть и лишенный своих сил, оставался богом. В глазах темнело и всё расплывалось. Но он видел темную фигуру, что подходила к нему. Слышал, как рядом воют чертовы псы из того мира. И Сет не понимал. Не понимал почему Анубис направил оружие против него. Просто не понимал. Он ведь протянул к нему руку. Он признал его. Так почему, родной сын... Он проиграл. Окончательно проиграл. И бороться теперь было уже не за что. Его Анубиса больше не было. Он видит, как тот заносит копье для удара, сердце сжимается, но не от внешней боли, от внутренней. Он не боится смерти, он не понимает почему. И Сет просто закрывает глаза. Его бой окончен.

[nick]Seth[/nick][status]повелитель песка[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/13734.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Сет</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan>я пришёл к тебе однажды причинить боль, <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=207">ты</a> обернул это заботой</div>[/lz]

+2

11

Гор не сопротивляется. Не сопротивляется, когда его крыльев касаются и дергают с силой, заставляя чувствовать боль. Кровь. Он видит кроме своих перьев еще и собственную кровь. Но его губы даже не дергаются и лицо не искажается. Ему не привыкать. Боль позволяет очистить разум и понять, где же он совершил ошибку. Понимает – ее попросту нет. Правильные попытки исправить уже разрушенное - лишь затронули дотлевающее и заставили вспомнить плохое. Бог неба и солнца лишь следовал за своими эгоистичными желаниями. Просто ему хотелось все разъяснить. Наконец, прийти к константе, которая бы устроила их двоих. Но стена между ними оставалась столько же высокой, сколько и плотной. Сет не желал ничего слышать. Ему по горло хватали надломленности и предательства.

Сокол лишь старается подобрать слова в голове. Ему больно слышать, что дядя даже и не собирается останавливаться. Пострадает лишь он один. Осирис зацепился мертвой хваткой, лишь желая медленно смакуя получить свою добычу. Гор же лишь может совершать медленные попытки, не желая навредить. Но без согласия это сложно провернуть. Гору бы не помешала поддержка, но весь пантеон был согласен с тем, что Сет враг и должен осознать свои грехи полностью. Они следуют желанию людей – придумавших такие глупые отмазки в причинах своих бед. Им не нужен был толчок осознания своей слабости, вполне хватало выдвинуть виновного. Проще роптать на бога, чем стараться идти своими силами. Но обычные люди всегда рассчитывали на силы богов. А эти получив их одобрение - не могли не ответить взаимностью. Забытый бог – слабый.

Гор не сразу раскрывает свои крылья, когда Сет чуть было не сталкивает его с уступа, угрожая расправой над всей семьей, Египтом. Парень лишь качает головой и позволяет пролететь немного вниз, лишь ближе к земле открывая свои окровавленные крылья. Он уходит глубоко в себя. Ему требуется некоторое время, чтобы скорее учуять запах. Такой знакомый запах гниющей плоти. Вой псов разносится в тишине. Гор забывает об усталости, сигает с высоты вниз и летит из всех своих возможностей. Все же ему сложно даются полеты. Еще не освоившись – слишком много растрачивает своих сил. Выдыхается быстро. Но упорно преодолевает большие расстояния, желая обыграть стаю псов. Ему бы хватило пару секунд. Лишь пара секунд, чтобы оказаться первым на том уступе.

Но опаздывает. Кровь. Он видит много крови и тело. Сет лежит неестественно. Его поза лишь показывает поражение и провальной попытки защититься. Сложно сражаться с тем, кого ты звал сыном. Гор именно поэтому не сказал правду. Знал, что ложь может сделать больно. Да и не поверил бы ему дядя. Утаил такую простую истину, желая предотвратить опасность. Но уступил и проиграл. Анубис стоит рядом и смотрит на отца, будто совсем не узнавая его. Его взгляд мертв, а руки твердо держат оружие. Бог неба и солнца ощетинивается и сокращает расстояние, прикрывая тело Сета крыльями. Он смотрит грозно на брата, принуждает отступить на несколько шагов.

- Покинь это место. Он под моей защитой. – Гор не отрывает взор от Анубиса. Тот склоняет голову и прислушивается. – Передай отцу, что Сет ему не достанется. Если он так желает поговорить, то пусть приходит ко мне лично. – Оборвав зрительный контакт, Гор приклоняет колени и аккуратно приподнимает Сета.

Вой оглушает, но бог лишь вызывает своих защитников [свиту] - соколы щелкают клювами. Псы склоняют головы и отходят в темноту. Вскоре они скрываются, их след исчезает, как и сам Анубис. Гор может лишь выдохнуть и впервые почувствовать дрожь в своих руках. Он прислушивается к сердечному ритму и выдыхает. Его дядя все еще жив, но тяжело ранен. Ему необходимо оказать нужную помощь. Решение приходит достаточно быстро. В голове всплывает заброшенный храм матери, который она никогда не станет вновь посещать.

Это не лучшее место, но достаточно безопасное для бога войны. Парень преодолевает путь быстро, из последних сил размахивая крыльями. У него мало познаний в медицине, но их вполне хватает, чтобы предотвратить потерю крови. У Сета жар и его лихорадит. Он что-то лихорадочно бормочет. Гор трет подбородок и разрывает свою одежду, чтобы смочить в воде. Она еще не успела нагреться на солнце. Протирает тело и оставляет одну на лбу. Ему нечем сбить температуру. Но он вполне мог бы согреть. Крылья свои он убирает. Все же сложно таскать их за спиной, они становятся лишь лишним грузом. Бог ощущает лишь усталость внутри. Его тело еще не перестроилось. Сложно переходить из стадии полубога в бога. Раньше можно было скрывать, делая вид что все по плечу новому правителю. Теперь же его никто не видит, и Гор позволяет себе слабость. Только в этот момент, пока его дядя без сознания.

У парня так много в голове, что приходится следовать по ниточке, выбирая нужный. Он смотрит на свои пальцы и хмурится. У него в запасе лишь один пузырек со снадобьем, но слишком сомнительный. Его действие могло как убить, так и помочь. Но выбора и так было мало. Сейчас важнее всего было спасти от лихорадки. Тело и так уже было перебинтовано. Гор вливает снадобье и лишь надеется, что оно хоть чуточку поможет. Гор знал, что у матери больше нет лекарств. А они бы могли спасти жизнь.

[nick]Gor[/nick][status]небо и солнце в руках[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/755345.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гор</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan> мне <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=8">дикие песчаные бури</a> шептали - не тронь, оно не твое.</div>[/lz]

+1

12

[indent] Анубис. Его маленький Анубис. Образ ребенка, что тянул к нему руки и счастливо улыбался сменяется другим. Перед ним теперь бог. Его маска так схожа с собственной, а в руках копьё. И глаза горят алым. Теперь он служитель Дуата. Теперь он служитель Осириса. Не уже ли Сет был настолько плохим отцом, что Анубис отвернулся от него? Он ведь обещал ждать. Он ведь хотел, чтобы они были вместе. Вместе.

[indent] Сет опускает голову и видит, как собственная грудная клетка вскрыта, ребра сломаны, а внутри пусто. Он поднимает голову и видит, что собственное сердце в руках нового бога. Он не видит лица Анубиса, но чувствует, то беспристрастен. И он сжимает его сердце, которое разлетается пеплом из его кулака. Сет падает на колени. Ему больше не больно. Он больше ничего не чувствует, кроме безмерной пустоты внутри. Он потерял всё. Он остался один. Совершенно один. 

[indent] Он больше не видит причин сопротивляться. Его цель исчезла, рассыпалась песком, став одним целым со всей пустыней, что его окружала. Он ведь был раньше богом пустыни, он управлял ей, она подчинялась ему. Он чувствовал её и был един с ней. Ему это нравилось, ему вообще нравилась его жизнь до того вечера с Осирисом. Он был счастлив. И так наивен. Не позволительно для бога войны. И теперь он тонет в песке, тот поглощает его полностью. Может умереть и отправиться в Дуат, это не самая плохая идея? 

[indent] Сет тонет в темноте, погружаясь в неё. Она окутывает, так тепло и хорошо, так нежно. Сет расслабляется, закрывает глаза, чувствуя усталость, не желая больше сопротивляться. Хотя впереди кто-то есть. Чей-то силуэт, что становится более ясным. Он тянет к нему руку, и Сет тянет в ответ, готовый соприкоснуться, пока образ не становится крайне знакомым. Осирис. 

[indent] Сет резко садится, тяжело дышит, а взгляд лихорадочно бегает по комнате, в которой он находится. Он оглядывается, осматривается, не сразу верит, и только после тщательной проверки, выдыхает и морщится от боли, которую не сразу ощутил от шока. Боль нитям от солнечного сплетения пронзила всё тело. Он согнулся и прикрыл глаза, успокаиваясь. В Дуате его ждёт Осирис. Какими путями ещё он попытается его туда затащить? Сет не готов, нет к этому он точно не готов. Находиться рядом с братом он не желал, всей душой не желал. Он будет бороться до последнего. Лучше уйти в рабство к Ра, чем в лапы Осириса, который даже Анубиса смог к себе завлечь. 

[indent] - Проклятье, - Сет рычит, зарываясь пальцами в свои волосы. Он не знает, что делать. Он совершенно не знает, что делать и как ему быть. Хотя он точно знает, чего не хочет и что пора отпустить. Мечту о семье. Может богам это действительно не дано? Осирис, Исида, Нефтида, Анубис... их образы разлетаются песком в голове, вместе с теми счастливыми воспоминаниями, что Сет продолжал хранить у себя в сердце. 

[indent] Сет поднимается с каменного алтаря, теперь уже более внимательно осматриваясь. Изображения на стенах дают четко понять, где он. Это храм Исиды. Но почему он в храме Исиды? Она ведь не могла его спасти. Нет, это исключено, она скорее будет смотреть, как Анубис убивает... "отца". Ей это будет в радость. Так кто его спас? Его ведь спасли и даже оказали первую помощь. И храм этот находился далеко от того места, где ему нанесли поражение. В голове возникает только один образ, что стоит к нему спиной опущенными крыльями и маской ястреба. Гор. Сет качает головой, пытаясь прогнать эти мысли. Племянник. Ещё один сын Осириса. Тот должен был быть счастлив. Сет был бы счастлив, но почему-то Осирису этого было мало. 

[indent] Опираясь рукой о стены, Сет медленно шёл на выход, морщась от неприятной боли. Будь он не лишён своих сил, это бы переносилось проще, намного проще, а может и нет. Ведь в битвах, он редко получал ранения, хотя и участвовал непосредственно в них. Однако его высокий опыт и мастерство, позволяло уходить от серьезных ударов, а те царапины, что он случайно получал, затягивались раньше, чем он их замечал. Хотя вот та ночь была достаточно болезненной для него. Или это была душевная боль от того, что с ним делал его же старший брат? Сет вновь покачал головой, не желая думать об этом. Впрочем, эти мысли ушли достаточно быстро, ведь на входе он увидел его. 

[indent] Это действительно был Гор. Тот сидел спиной к входу, однако на шаги среагировал, поэтому Сет не стал доходить, остановившись около колоны и облокотившись об неё спиной. 

[indent] - Я не удивлен. Я бы хотел удивиться. Но нет, - Сет усмехается, поглаживая живот в бинтах и прикрывая глаза, - ты ведь знал? Ты знал, - уверенно говорит Сет, всё же открывая глаза и поворачивая голову в сторону Гора, - Ты знал, что Анубис стал богом, ты знал, что он теперь на стороне Осириса. Он решил так меня затащить в Дуат? Это хороший ход, Осирис прекрасно знал, что я не смогу поднять руку на Анубиса, что не смогу причинить ему вред, даже если бы у меня были все мои силы. Отец и сын соединились, как же это иронично, - Сет усмехается своим словам. Конечно же речь шла о паре Осириса и Анубиса, но никак не об Осирисе и Горе, - Мне жаль, что он лишил тебя отцовских чувств и заботы. Жаль, что ты не знаешь, что это.

[nick]Seth[/nick][status]повелитель песка[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/13734.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Сет</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan>я пришёл к тебе однажды причинить боль, <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=207">ты</a> обернул это заботой</div>[/lz]

+2

13

Руки дрожат, но не от потери сил. Нет, не это не волнует полубога сейчас. Там на каменном алтаре лежал - его спасение - его дорогой дядюшка. Гор собирался защитить, спасти, но опять проиграл в этой битве. У него ещё было так мало возможностей. Полубог не мог претендовать на роль бога. Сет не заслужил всю ненависть мира, но брал без остатка. Просто он был такой. Гор же любил и не собирался жалеть. Это было противоречиво – между ними было огромная разница в возрасте. Если в малом возрасте это ощущалась как восхищение, принятие как данности. То сейчас чувства становились понятны не из-за порыва. И дело было и не в неземной красоте бога войны и песков. Гор не отрицал, что под маской скрываются невероятные алые волосы и красивая внешность. Но не она привлекла маленького полубога. Нет. Отношение к Анубису, желание быть счастливым даже после разрушения спокойствия и мира. Не было место жалости.

Для Гора была естественно поддаваться моменту и делать совсем не то, что желали от него. Он не желал выигрывать у дяди, предпочитая проиграть с малыми усилиями. Не желал раздробленности всего пантеона богов. Именно поэтому часто находился в тупике. Для него со взором сокола представали множество дорог с разным будущем. Он видел каждый конец и мог сказать, как сложится судьба каждого. Он воплощение бога неба и солнца жаждал знаний. Его волновали жизни всех, но выбирал он лишь одно. Сет не должен расплачиваться за грехи один. Его проклятье уже постепенно приближалось к сердцу и ещё немного и бог войны сойдёт с ума. Его нельзя было оставлять одного. Даже если сейчас у него не было всех божественных сил, но даже сумашедшего не смогут остановить от самоубийства. Осирис же только этого и ждёт. Отец растягивает свое ожидание, чтоб потом вдоволь насладиться телом брата. Сет может не выдержать этого и полностью сломается.

Для Гора это был худший исход. Он желал счастья дяди, хоть даже если и вдалеке от других. Вдалеке от него и отца. Матушка со временем остынет и перестанет винить только во всем одного бога. Она слишком зациклилась на своих чувствах, эгоистично желея только себя. Все боги действовали на основе своих скрытых желаний, шагая по головам. И только бог песка оставался чист в своих словах и убеждениях, следуя за своим сердцем. Но обман и предательства не так уж просто простить.

-Я предупреждал вас, дядя. Но не мог сказать все и сразу. Вы же бы мне не поверили. – горечь оседает в груди и Гор лишь слегка поворачивает голову. Он старается не тревожить своими переживаниями. Но все же искоса осматривает бинты и оценивает состояние. – Отец умело разыграл все карты, зная, что вы не сможете отказаться от сына. А предательство лишь подтолкнет вас к нему. Если вы сломаетесь, то Осирис выиграет. Неужели вы этого хотите, дядюшка?

Гор сплетает руки у себя на груди и качает ногой, стараясь успокоить свою дрожь. Он ещё не полностью и сам восстановился, но не желал показывать свое шаткое состояние дорогому человеку. Непоколебимость. Способность держать себя в норме.

- Отцу прекрасно известно, что дорого для вас. Он бьёт по
больному, не желая делить вас со всеми. Собственник.
– фыркает и отводит свой взор на голубое небо. – Даже собственная жена и дети его не волнуют. Но это и не важно. Поздно желать того, что стало незначительным.

Да, Гору не нужен был отец. Ему не нужен был интриган, который своей волей управлял телом сына. Больше Осирис не мог вселяться в тело Гора, то решил воспользоваться запасным планом. Анубис желал быть цельным, мечтал о настоящей семье. Его легко было сманить красивыми речами и полуправдой.

- Я знал, что такое тепло. Получал любовь, хоть и не отца. – парень шепчет себе под нос, вспоминая проведенные дни с Сетом.

Тогда его волосы скрывали их от чужих глаз и Сет нежно касался лица мальчика. Но и это прошло. И Сет теперь не мог сказать, что этот и мальчик был Гор. Лицо прикрывает маска сокола, да и черты лица изменились, заострились. Прошло уже достаточно времени с последнего раза, как он снимал маску. Горс не отличался красноречием и разговорчивость ю, именно поэтому не многие обращали на него внимание. Это помогало быть незаметным в некотором роде.

- Дядя, я собираюсь вернуть вам вашу силу. – Гор прислушивается к себе. Да, он может это сделать. – Вы должны покинуть Египет, скрыться. На время. Туда, где вас не сможет найти Осирис, куда не дотянутся влияние других богов и моей матери. Вы должны выстоять и выжить. Это все что я могу вам сейчас сказать.

Он не был начальном, но со всей серьёзностью говорил правду. Это было лучшим исходом для будущей войны. Гор должен был сам разобраться с отцом, поставив ему ультиматум. Заставив его оставить в покое своего брата. Убить последние остатки его возможностей появляться в мире богов и людей. Закрыть ему двери.

[nick]Gor[/nick][status]небо и солнце в руках[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/207/755345.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гор</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ennead</fan> мне <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=8">дикие песчаные бури</a> шептали - не тронь, оно не твое.</div>[/lz]

+2

14

[indent] Этот пацан был чертовски прав. В каждом своём слове. Даже захотелось рассмеяться на это. Все его выводы были очевидны. Вся ситуация была очевидна. Осирис слишком хорошо знал своего младшего брата. Слишком хорошо знал все его слабые места. Сет не скрывал ничего от семьи. Они ведь были такой счастливой семьей. Не уже ли всё это была одна сплошная иллюзия. Все их совместные вечера, когда они проводили вечера вчетвером, когда смеялись и пили вино. И не только эти моменты. 

[indent] Сет закрывает глаза и опускается на пол. Перед глазами их счастливые образы. Осирис, Исида, Нефтида. И маленький Анубис. Тогда Богу Пустыни, казалось, что он самый счастливый на свете. У него есть семья, у него есть сын, у него есть любимое покровительство песком. Как получилось, что за одно мгновение он лишился всего. Все образы растворяются песком, и хочется протянуть руку, остановить это. Но он не может. Крепкие цепи сковывают его полностью. Как там на суде. Если бы тогда он сказал правду, чтобы тогда сделала Исида? Всё так же ненавидела его? Всё так же желала стереть его с лица земли? Сет мог бы пойти ещё с самого начала к ней. Попросить помощи, признаться в том, что Осирис его шантажирует, угрожает Анубисом. Чтобы это изменило? Поверила бы она ему? Это ведь Осирис. Чертов Осирис, которого любили все боги, восхищались им. Как и сам Сет. Он был горд иметь такого старшего брата, который дал ему всё. И забрал. Гор был прав. Осирис пытается сломать его. И, возможно, стоило прекратить борьбу? Сдаться, как тогда. Подчиниться его воли. А после... После снова попытаться убить. Хотя как убить того, кто уже мертв? Да, и теперь он полубог, лишенный всего. И проходить вновь через всё то, что было снова. Сет точно не выдержит. Он не выдержит очередного насилия от Осириса. 

[indent] Сет поднимает голову, когда слышит последние слова Гора. Вернуть силу? Он смотрит на смуглую спину. Гор так и не повернулся к нему. В голове мелькает мысль не шутит ли он. Но нет, мысль исчезает, этот пацан не такой. Он не будет шутить об этом. Он сможет вернуть его силу, всего то отвлечь родную мать. По сути, это не сложно сделать. Но совершенно другое последствия, с которыми ему потом придется столкнуться. Забрать его способности было решение великого суда. Гор решил ослушаться этого. Его может ожидать такой же суд. Если. Было одно если. Если Исида сдаст сына. Но она этого не сделает, не для того, она так упорно пыталась посадить Гора на трон богов. Она устроит ему скандал, но потом смирится. У неё не будет другого выхода. Она ведь не решится направить свой гнев на собственного сына. Она любит свою семью. Она любила её. Сет был в этом уверен. Он был уверен, что приди он тогда за помощью, она бы постаралась помочь. Но он не смог. Просто не смог. Ведь тогда, ему бы пришлось рассказать об измене Нефтиды и Осириса. О том, чего желает её драгоценный муж, о том, что он вытворяет. Это бы в миг очернило его образ, это бы разбило сердце дорогой сестры. Ей бы было больно. Сет бы не хотел этого. Он никогда не хотел, чтобы его семье было больно. И всё же рассказать о насилие, потерять собственную мужскую гордость, он тоже не мог. Для него это стал бы вечный позор. Это ведь узнали бы все. Получать сочувствующие взгляды он не хотел. И оставлять это фактами в истории тоже. Он решил нести этот груз в одиночку. Эти шрамы будут только на нём. Он справится. Ради семьи. Ради Анубиса. 

[indent] Вот только все эти мысли прерывает предложение покинуть Египет. Он не может покинуть Египет. Он обещал Анубису вернутся, он не может не сдержать слово перед собственным сыном. Он не трус, чтобы сбегать. Потому он качает отрицательно головой.

[indent] - Давай ты просто вернешь мне силу, а дальше, я уже сам разберусь, что мне делать. Я не трус, чтобы сбегать, - он фыркает на него и скрещивает руки на груди, чуть хмурится, и от возмущения таким предложением, и от боли в животе. Теперь Сет точно знал, какого его врагам. Стоило признать, Анубис был хорошим учеником. Фирменные приемы Сета он явно освоил идеально. Только Сет учил его не для того, чтобы испытать их на собственной шкуре. Надо было бы дать втык Анубису, но тот ведь даже не вспомнил его. Даже Сет не был столь жесток к Осирису. Так не поступают с теми, кого знаешь. В сердце вновь кольнуло. 

[indent] - Лети уже за моими способностями, что расселся? - Сет поднимается на ноги, подходит к Гору и без какого-либо стыда, пинает его в бок, - давай, лети, - всё в его обычной привычной манере. Он пытается быть собой, пытается не выдать всю ту боль, что разрушает его изнутри. Если все поверят, что он не сломлен, Сет и сам в это поверит. Наверное.

 

[indent] Храм Исиды навеивает много воспоминаний из прошлого. В одиночестве бывший бог пустыни полностью погружается в них. Вспоминает многое, видит все образы четко, некоторые моменты, вспоминает диалоги, вспоминает их смех. Они процветали тогда. Задумывается о настоящем. Может у этого пацана выйдет вернуть прежние золотые года. Может он действительно заслужил трона? В любом случае, ему стоило заниматься делами Египта, а не им. Сломленным бывшим богом. Но тот всё равно продолжал быть рядом и заботиться. Да. Именно это он и делал. И его мотивы до сих пор были не понятны Сету. Но в чём он точно был уверен, Гор действует по собственным причинам, а не по приказу Осириса. В этом сомнений почему-то не было. Хотя своей заботой, он мог ослепить внимание Сета и затащить его подарком в Дуат отцу. Может тогда бы тот его заметил. Если тот в это верил, он был глупцом. Но глупым он не казался, поэтому такой исход он отметает сразу. Как и другие мысли, ведь слышит шаги на входе.

[indent] - Наконец-то, и так задержался, - он ворчит, направляясь к входу. Нет, конечно, он ждал не так много, но для образа стоило это сделать. Вот только на пороге был совершено не Гор. Караванщики. И как они его нашли? Сета это удивляет. С другой стороны, это его удивляет. А вот их удивляет, что на нём бинты. Он же бог, его невозможно задеть. Как же они в этом ошибались. Даже богов можно убить. Сет уже испробовал как-то это действие на брате. Вот только смертным это сложно объяснить. Потому моментально у них возникло сомнение в божественности Сета, и вот это уже начинало раздражать. Он ведь уже доказал, что он тот самый бог пустыни и войны. Вот только это ведь люди...

[indent] Если бы у него были силы, ничего бы этого не было. Если бы он тогда стер весь Египет с земли, это бы тоже не было. Если бы он залил весь мир кровью, это бы тоже сейчас не было. И хотелось кричать, но во рту кляп. И тысяча прикосновений к телу. Сету больно. Чертовски больно. Внутри. В сердце. Он смотрит на изображение Исиды, и кажется, она смеется, злорадствует, говорит, что это меньшее что он заслужил. Он закрывает глаза, но тут же вспоминает те самые моменты с Осирисом, его прикосновения, его проникновения. Не уже ли он действительно это заслужил? Надругательство братом, надругательство простыми людьми? 

[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] А МЫ ЗАСЛУЖИЛИ ЭТО?

[indent] Голос, словно молния прошиб всё тело. Храм и все люди растворились. Вокруг одна темнота. Он больше не чувствует ничего.  Только слышит какой-то шепотом, что становился громче. Он не может различить слова, оглядывается. Пытается понять кто говорит. А потом видит их. Тысячи людей окружили его. Их темные силуэты и горящие белым глаза. Все они говорили, все они тянули к нему руки. Сет подходит ближе и слышит уже четко слова. Обвинения. Обвиняли его. В войне, в разрушение, в насилии. Во всём том, что нёс он, как бог войны. Сет хотел бы сбежать, но не может. И потому он слушает. Слушает каждого. И чувствует, всё то, что пережили эти несчастные души из-за него. Его убивали, насиловали, издевались. И всё это по кругу. Бесконечное количество раз. Сет не знал, сколько времени прошло с самого начала, всё было как в тумане. Туман что окутывал лишь сильнее, и голоса, обращенные к нему. С одним вопросом: почему он убивал их? Почему бог, который должен защищать убивал их, мужчин, женщин, детей... Собственного безразличия к ним? Страха после предательства? Ненависти к жене и сыну после правды? Или потому, что он совсем не бог? Ведь они все ничего плохого не сделали. Но Сет уничтожил всех, заставлял их страдать и испытывать боль. Тысячный шепот превратился в крик. Сет пытается не слышать, остановить их. Но они лишь громче. 

[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] ХВАТИТ!

[indent] Долгожданная тишина и он рассыпается на мелкие песчаные кусочки. Его душа рассыпается. И он исчезает. Исчезает до теплого касания к себе. Светлый образ Нефтиды возрождает его. Она ведь всегда была его опорой. Ради него она пошла к Осирису тогда. И сейчас она вновь рядом. Собирает по частичкам его душу, чтобы он вновь прошёл через это? Он просит. Падает на колени и молит дать ему исчезнуть. 

[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] ИСКУПЛЕНИЕ

[indent] Он открывает глаза, приподнимаясь и потирая лоб. Черный цвет сходит с руки, возвращая вид браслета. Сет понимает, что это было то самое искупление, о котором говорилось на суде. Но метка проклятья не ушла, а значит это повториться вновь. Он поджимает губы и осматривается. Вокруг были тела, убитые песком, все те, кто до этого осквернял его были убиты. И лишь многочисленные следы на собственном теле, говорили о том, что происходило до этого. Сет сжимает пальцами песок, чувствуя, как гнев переполняет его, но уже через мгновение в его глазах читается истинный страх. Он не сразу заметил явно лишние ветви деревьев рядом. Но когда тело главного жнеца поднялось, Сет даже отполз назад. Осириса он узнает в любом обличие. Тот тянул к нему руку, звал с собой. Он чувствует его прикосновения, зовёт с собой в Дуат, обещает, что всё закончится, что он защитит его. Исцеляет его. Говорит, что любит. Но Сет не верит ему. Больше не верит.

+1

15

Гор не обижается, когда дядюшка совсем не ласково пинает. Отправляя за силой. Понимает. Осознает все сложность потери силы для бога. Слабым не подходит быть для бога войны. Гор же полубог, поэтому привык ощущать человеческое тело — его легко ранить и заставить почувствовать боль. На его теле расцветает синяки и появляются кровавые подтеки. Кровь не моментально прекращает течь из раны. Но Исида прекрасно прячет этот изъян. Хотя больше сил прикладывает сам сокол. Ему стоит сил прятать свое лицо под маской спокойствия и уверенности. Он и забыл как это — показывать свои истинные чувства. Не так уж и страшно. Внешняя боль лишь остаток, она не сравнится со внутренней. А внутри у Гора бушует песчаная буря. И только присутствие дядюшки уменьшает масштаб тоски и боли.

Парень не считает Осириса важным для своего сердца. Он прекрасно знает правду и не может не ненавидеть. Испытанные чувства гложат и не дают принимать отца правильно. Да и новый правитель пантеона не желает ничего общего с ним иметь. Для него Осирис опасный объект, которого нужно держать Дуате и не позволять приблизиться к дядюшке.

-  Я скоро вернусь. Дождитесь меня дядя. - парень раскрывает свои крылья и пикирует вниз, исчезая в тени. Не оборачивается, знает — никто не смотрит в след. Сет все также не доверяет. Огорчает. - Я должен это сделать.

Ему совсем не хочется думать, что скажет мать, когда узнает. Исида мудрая женщина, но вспыльчива. Гор прекрасно осознает ее характер с малых лет. Она поучает и тут же нежно обнимает, замахивается для легкого удара и содрогается от своих действий, убаюкивает в своих руках сына. Хрупкая, но такая же сильная. Если уж смогла выдержать предательство братьев, вырастила в одиночку молодого полубога и решила добиться справедливости. Любила ли она также сильно Осириса? Да, конечно. Но больше ее задевали свои чувства и неопределенность их любовного квадрата. Печальная история родных людей.

Гор же лишь одна из лишних деталей, которая посмела вмешаться в ход действий. Спутав карты всем. Пока все кажется лишь стечением обстоятельств, но для бога земли и неба — это действительно долгая работа. Опасная, хрупкая. Не всегда известно, к чему в итоге приведет тот или иной выбор. Но тут все зависит от каждой фигуры в этой истории. Гор лишь является больше наблюдателем. Лишь изредка он вмешивается, хотя и не может отрицать, что попытки матери добиться трона — выставили на некоторое время его на свет для обозревания другим богам. Они любуются, изучают. Ра же смотрит с усмешкой смотрит прямо в глаза и лукаво закусывает губу. Она знает о каждом шаге своих детей. Но Гор ее не так боится, как мать.

Пробраться в комнату, где находится источник не так и сложно. Магический барьер пропускает сына Исиды — нежный свет окутывает и пропускает в защищенную комнату. Стражи так таковой нет, Гор нежно касается силы Сета и прячет среди своего сердца. Так никто не найдет и не заподозрит. Тихо покидает обитель и молится, чтобы никто не появился на его пути на обратном пути. Внутри у него возникает тревога. Но не за себя, а за дядюшку. Непредсказуемый и невероятный мужчина — от него проблем больше, чем от других богов. Гору хочется закатить глаза и потереть переносицу. Но он продолжает вести спокойный диалог внутри себя, успокаивая. Выдыхает и позволяет взять свои эмоции в узду. Выдыхает пару раз.

Его путь обратно кажется долгим. Хотя размахивает он крыльями быстрее и резче, пересекая несколько километров за раз. Внутри разгорается тревожная тревога. Что-то не так и Гор спешит. Он не желает давать возможности лишним действиям навредить Сету. Дядюшка и так настрадался. Оставалось лишь отдать ему силу и попросить скрыться на время вдали от Осириса, Исиды и других богов пантеона Египта. Слишком уж сложная партия складывается. Нужно было поспешить и решить все без жертв и страданий.

- Дядя, - Гор замирает лишь на секунду, когда видит развернувшуюся картину перед ним. Сердце пропускает удар, а в руках возникает меч. Пару шагов и Гор закрывает своим телом Сета и разрубает руки. - Уходи. Тебе здесь не место. Он не пойдет с тобой.

Он не обращается учти к отцу. Смотрит со злостью и срубает одну за другой ветви. И как только силуэт отца рассыпается, даже не поворачивает головы. Смотрит на деревянные щепки и выдыхает. Переводит взгляд и думает. Это было опасно.

- Все хорошо? Я могу отдать сейчас вам ваши силу. - Гор поворачивается и присаживается на одно колено. Он старается не смотреть, отдает покрывало, слегка укутывает и не касается кожи. Нервно сжимает руки в кулаки и прикусывает губу. Он зол. Но больше на себя. - Простите. Я опоздал.

0


Вы здесь » Crossbar » фандом » Песчаное море страданий [Ennead]