пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » crash course [dragon age]


crash course [dragon age]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

2

[indent] Ноги эльфа глубоко зарывались под снег, отчаянно пытаясь зацепиться за спрятанную под зимним покрывалом землю, но ситуации это не сильно помогало. От каждого промаха по тренировочной кукле Алларос всё равно заметно проскальзывал назад, почти теряя равновесие. Когда замах был особенно не удачным, то ему приходилось опираться на тяжелый меч, как будто это была трость. Хвала Богам, он ещё не рухнул носом в сугроб. И хвала единственной извилине Лавеллана, которая подсказала ему отойти подальше от основного лагеря рекрутов. 
[indent] Ему самому не до конца было понятно, зачем он взялся за это дело. Может быть от безделья. А может быть потому что он почувствовал себя особенно идиотки, когда на пол дороги назад в Убежище у него закончились стрелы. За это время у них было три стычки с разрывами, а Лавеллан мог только стоять с глупым видом и пытаться что-то сделать против трехметрового демона ужаса небольшим охотничьим кинжалом. Кассандра моментально после прибытия отправилась издать какой-то указ, чтобы во всех лагерях разведчиков лежал калчан-другой стрел, как раз на такой случай.
[indent] У Аллароса никогда раньше не кончались стрелы.
[indent] Казалось, только чувствуя пустой колчан за спиной он начал в полной мере осознавать, насколько плоха ситуация.
[indent] Но он точно не хотел больше никогда стоять и ждать, когда появится возможность закрыть разрыв чужими усилиями. Это было задание, за которое он взялся. И если у него нет стрел, то он должен придумать что-то ещё.

[indent] В клане Лавеллан не было мечников. Редкие эльфы, что не выбирали лук, полезный и для защиты, и для охоты, выбирали оружие полегче. С мечом тяжело было передвигаться и он был полезен в основном для сражения с шемами, которых клан встречал не так часто. Сейчас, конечно, ещё и с демонами, но... кто же знал? Алларос вот точно не знал большую разницу между мечами. Когда кузнец предложил ему на выбор несколько оружий, которые он подготовил для Вестника, эльф долго хлопал глазами и дергал ушами, пока не попросил сначала дать ему что-то, что не жалко.
[indent] Идея была правильная с той точки зрения, что бастардский клинок бился чаще о камни, которыми была закреплена кукла, чем о саму цель. Но когда лезвие все-таки поражало цель, то это было не так удовлетворяющее, потому что тупой клинок даже складки не оставлял на мятой мешковине.

[indent] Алларос много смотрел за тем, как тренируются рекруты Инквизиции, особенно в убежище. Поляна, на которой раскинулись казармы и тренировочные ряды была совсем рядом с домом, в который поселили эльфа. В дороге без стрел его подготовка лучника была не сильно полезна, но показывала себя во всей красе при разглядывании мелких движений на расстоянии. Лавеллан видел, как беспощадно издевается на тренировочным куклами и тренировочными рекрутами Кассандра, крепко стоя на ногах и махая тяжелым щитом. Хоть он и был очаровал зрелищем, стойка ног с одним мечом почти не отличалась от некоторых, которым его учил старина Гилл ещё в клане. Да и казалось проще будет привыкнуть именно уворачиваться от атак, а не разбивать удар о тяжелый щит.
[indent] Правильно ставить ноги было совсем не достаточно, когда всё остальное тело не привыкло к настолько сильно смещенному центру тяжести. Не говоря уже о том, что половину раз для уверенного замаха эльфу приходилось держать меч двумя руками.
В очередной раз царапнув камень у основы тренировочной куклы, Алларос мотнул головой, опуская её. Он тяжело вздохнул, в шаге от того, чтобы кинуть меч, развернуться и уйти. Нужно было ещё посмотреть за рекрутами. Может быть поспрашивать Пентагаст, хотя она как-то раз давала понять, что не будет с ним махаться и возможно никому не даст. Его рука была слишком ценной, чтобы случайно сломать её об тренировочный меч. Ну, или так она говорила, по крайней мере.

[indent] Алларос снова мотнул головой. Меч он не отпустил, он развернулся, собираясь тащить оружие за собой. И шага пройти у него не получилось, потому что за спиной оказался Каллен. Эльф дернулся и поспешил вскинуть голову. Одной рукой он смахнул прилипшие ко лбу рыжие волосы, пытаясь сделать вид, как будто он тут гулял. Так сказать, наслаждался видами Морозных Гор.
[indent] - Командор Резерфорд, - кажется, натянутая улыбка и слегка дрожащий голос с головой выдали эльфа в том, что он тут не просто гулял. Большие уши несколько раз дернулись, заметно опускаясь. Долиец понадеялся, что Каллен поможе ткак-то не делать ситуацию неловкой, задавая вопросы. Не правильные вопросы. Вот Алларос задал вопрос, который его сейчас устроит:
[indent] - Погода хорошая, правда?

Отредактировано Allaros Lavellan (2021-10-07 18:59:57)

+4

3

[indent] «Он крепче, чем кажется,» — вот, что сказала Кассандра, когда Каллен мысленно уже простился с Вестником, слёгшим после первой же победы.
[indent] «Увидим,» — сказал ей Каллен. И они действительно увидели немало. Алларос Лавеллан оказался стойким — слово, которое использовалось в любых более-менее публичных обсуждениях — и чертовски живучим — в приватных обсуждениях с Кассандрой. Иногда Каллен наблюдал за тем, как Алларос тренируется с луком, что, впрочем, с трудом удерживало внимание, потому что исход каждого выстрела был предсказуем — стрела попадала именно туда, куда эльф её направил. Пожалуй, если бы Вестник не был так занят, Каллен попросил бы его о помощи с обучением остальных рекрутов, пусть у него и было подозрение, что было в навыках Аллароса что-то, чему научить просто нельзя. Что-то, что дано только тем, кто вырос в Долах, кто был отмечен спрятанными от чужого мира богами.

[indent] Жаль только, что ни демоны, ни обезумевшие от крови отступники не желали всегда держать деликатную дистанцию, достаточную для демонстрации талантов Вестника. И, кажется, в своём сожалении Каллен был не одинок.

[indent] Весть о том, что Лавеллан защищает Тедас от демонов тем, что не жалко разлетелась по Убежищу быстро. Впрочем, неудивительно — любое слово, любое действие и суждение Аллароса моментально становились предметом обсуждения. Каллену казалось, что теперь, когда Вестник живёт среди обычных солдат, мистический ореол, окутавший его, слегка развеется, но вышло иначе. Наверное, Каллена сплетни о самом интересном эльфе столетия не так занимали, потому что он уже переживал что-то схожее в Киркволле, когда про Защитника ходили самые безумные слухи, которым не было конца. При личной встрече, впрочем, становилось понятно — всё ложь. Или, по крайней мере, почти всё — Каллен так и не понял, существует ли на самом деле демон дурных шуток.

[indent] Строго говоря, личных встреч с Вестником у Каллена пока насчитывалось не так много. Он не мог припомнить ни одного случая, чтобы беседа между ними завязывалась без присутствия Жозефины и Лелианы. Наверное, так бы продолжалось ещё долго — если бы Каллен одним особенно ясным днём не забыл свои записи на тренировочной площадке.

[indent] Тренировочный манекен, возвышавшийся перед Алларосом, выглядел чрезвычайно самодовольным. Ещё бы — даже не двигаясь с места, он смог полностью вымотать своего противника и не понести никакого серьёзного ущерба. Хотя моральная победа, пожалуй, оставалась за Вестником. Каллен позволил себе восхититься — не каждый смог бы так. Не каждый смог бы открыто, на глазах у всех, кто ждёт от него невозможного, заниматься чем-то новым и неосвоенным.
[indent] Наверное, именно это укрепившееся уважение и заставило Каллена подойти к Вестнику поближе и не оставить ему путей для отступления. Получилось даже слишком решительно — эльф едва не впечатался прямо в нагрудник Каллена, что непременно закончилось бы прискорбно.

[indent] — Вестник, — Каллен ответил на приветствие лёгким наклоном головы.

[indent] Кажется, Алларос был не слишком ему рад. Кажется, Алларос пытался притвориться, что между ними с манекеном никаких размолвок не было.

[indent] Каллен постарался не смотреть прямо на уши Вестника — что было сложно, потому что они сообщали о чувствах их владельца куда больше, чем слова — и миролюбиво улыбнулся.

[indent] — Хорошая, — согласился он. — Боюсь только, что вон та зелёная туча может слегка подпортить нам день.

[indent] И он кивнул в сторону Бреши. Кто-то непременно бы пошутил про дождь из демонов. Каллен не решился.

[indent] — Вы решили присоединиться к тренировкам? Хорошо для боевого духа солдат.

[indent] Он хотел на этом остановиться, он правда хотел. Но светские беседы давались ему скверно, и тогда он сказал так прямо, как только было возможно:

[indent] — Кажется, вам не помешает помощь.

+4

4

[indent] - Это не т-... Лавеллан начал говорить, переведя взгляд в сторону названного тучей разлома в небе, но быстро прикусил язык. Он выразительно моргнул разок, а потом нервно и достаточно фальшиво хохотнул. - А, я понял. - Поспешил добавить эльф. - Забавно.
[indent] Разговор о погоде вышел неловкий. На этот раз шутку он правда понял, хоть и с запозданием, просто был сейчас слишком взволнован, чтобы подобающе отреагировать. Волнения точно не уменьшались от мысли, что командор обидится на такую не выразительную реакцию. Наверное, это было грубо.  Алларос мог представить, что рекрутам, которые не смеялись над шутками учителя нужно было тренироваться на пол часа больше.
[indent] Вестник опустил взгляд, ненадолго. Его план попытаться скрыть свои потуги с мечом провалился моментально, поэтому дальше он и не пытался. Неудача в общении быстро заменилась неудачей в обращении с клинком, куда более выразительной. Меч напоминал о себе тяжелым весом в руке, приковывая эльфа к земле крепче, чем тяжелый взгляд Резерфорда. Лавеллан коротко кивнул - фраза командора не звучала как вопрос, это был факт, она не требовала ответа или какого-то подтверждения сама по себе. Наверное, эльф просто хотел согласиться, показать, что он и сам понимал насколько плачевны отношения между ним и оружием ближнего боя.
[indent] Он перевел меч перед собой, неловко подхватывая его так, чтобы держать горизонтально, другой рукой чуть придерживая клинок за лезвие. Порезаться он совсем не боялся, даже не вооруженным взглядом можно было заметить настолько тупыми были оба края меча.

[indent] - Без понятия, как с ним обращаться, - с толикой грусти в голосе, но без стыда или стеснения произнес эльф. Все в Инквизиции знали о том, что он больше по части луков и стрел, если не все в Ферелдене. Как-то же люди во Внутренних Землях признавали в нем Вестника спустя даже пару недель после взрыва. Могли же вместе с историями о том, что он поцелованный Андрасте ещё и стреляет освященными стрелами. Новости странно распространяются.

[indent] - Я хотел... - Алларос не смог правильно сформулировать свой мысленный процесс. Он хотел быть выше, сильнее, полезнее, умелее. Он хотел уметь всё, что от него потребуется, чтобы никто не мог посмотреть на него и подумать о том, что лучше рискнуть потерять метку в попытке пересадить его на другого, чем видеть её на этом недоразумении.
Уши эльфа снова предательски опустились.
[indent] - Кассандра рассказала Вам, что произошло по дороге назад? - Лавеллан, наконец, поднял взгляд и посмотрел прямо на командора. Ему казалось, что если Каллен знает историю с закончившимися стрелами, то он должен понять, как эльф в итоге оказался в этой ситуации.

[indent] - Мне бы выяснить, как его правильно держать, а дальше я справлюсь.

+4

5

[indent] Попытка разрядить обстановку шуткой сработала примерно так же хорошо, как попытана закрыть Брешь целебными припарками. Каллен принял удар, как ему показалось, спокойно, будто бы вовсе и не заметил неловкой реакции Вестника. Ничего, решил он. У Аллароса и без того достаточно проблем, нет ничего удивительного в том, что беседа с незнакомым почти человеком даётся нелегко.

[indent] Кассандра, конечно, всё ему рассказала. Пожалуй, Кассандра рассказала даже слишком много, поведав Каллену всё, что она думает о перспективе потерять Вестника в бою с мелкими демонами. Тогда ему очень хотелось поинтересоваться, когда демоны для Кассандры стали, что разбойники на дороге, но он сдержался. Видимо, в такие времена они живут — когда чудовища из Тени ближе, чем когда-либо были.
Ему не хотелось напоминать Вестнику о неудаче — с этой задачей он несомненно справлялся и сам. Хотелось сказать, что его вины в произошедшем не было и быть не могло, что он для мира, которому не должен ровным счётом ничего, делает и так очень много. Но вдохновляющие разговоры у него складывались отчего-то только с солдатами, ко всем остальным найти подход было слишком сложно.

[indent] — Кассандра многое мне рассказывает, — ответил Каллен уклончиво. — Мне жаль, что я не могу сам сопровождать вас и принимать участие в этих историях. Должен сказать, Кассандра неплохо о вас отзывается, — он бросил быстрый взгляд на стоящую вдалеке Искательницу; Кассандра пристально смотрела в их сторону. — Дыхание Создателя, только не говорите ей, что я проболтался.

[indent] Пусть это и было правдой.

[indent] — Вы позволите? — спросил Каллен и, не дожидаясь ответа, взял дарованный Вестнику меч.

[indent] Меч, конечно, был скверный, Алларосу совершенно не подходящий. Каллен взвесил его в руке, пару раз рассёк тупым лезвием воздух и воткнул его в подмёрзшую землю.

[indent] — Думаю, вам стоит попробовать одноручный меч. Поначалу будет желание держаться двумя руками, но с правильной тренировкой это быстро пройдёт. Вот, — Каллен вынул из ножен свой меч и, осторожно взявшись за клинок, протянул Вестнику. — Попробуйте.

[indent] Каллен надеялся, что его энтузиазм не слишком напугает Аллароса. Но ведь это было тем, что он делал по-настоящему хорошо; то, чем ему так нравилось заниматься в Инквизиции — помогать солдатам отыскать их сильные стороны. Видеть в них уникальных по-своему воинов, а не единую, ощерившуюся мечами, массу. Алларос, конечно, рядовым солдатом не был, но в тот момент, пожалуй, об этом легко было забыть.

[indent] — Частая ошибка — слишком крепкая хватка, — продолжил Каллен. — Не стоит слишком напрягать кисть, большой и указательный палец должны лежать легко. Иначе, если у вас из рук выбьют меч, можно потерять не только оружие.

[indent] По крайней мере, теперь риск неловких пауз был не так высок — говорить о правильной технике боя было куда проще, чем о погоде.

+4

6

[indent] - Она... - Лавеллан начинает говорить, но с ужасом понимает, что могут означать слова командора. Это же был комплимент, да? За спиной не было смысла говорить ложь. Эльф уже в полном масштабе прочувствовал, что за спиной люди готовы говорить что угодно, обилие странных, образовавшихся легенд про Вестника тому подтверждение. Даже в Убежище, где с Вестником можно было поговорить лично.
[indent] Лавеллан поджимает губы и мотает головой, делая настолько доверительное лицо, насколько возможно.
[indent] - Я - могила, - заверяет командора Алларос. Лелиана и Жозефина уже поняла, что их Вестник - находка для шпиона и может держать секретную информацию в секрете примерно до момента, как ему зададут вопрос напрямую. Но сейчас он всё равно уверен, что постарается сделать всё, что в его силах, чтобы не подставлять доблестного советника.

[indent] Советника, который дает Лавеллану поиграться с мечом. Глаза Аллароса сразу загораются, когда он видит клинок Резерфорда. Не новый, но ухоженный настолько, что не было видно ни одной царапины. Эльф уверен, что даже слышит легкий свист от того, как острый клинок скользит по воздуху даже от таких плавных движений.
[indent] Алларос долго решается. Он не уверенно перекидывает взгляд с меча на командора и обратно несколько раз, пока всё-таки не тянется в рукояти. Не смотря на усталость в руках, взять его оказывается легко. Алларос с азартом улыбается и отходит на пару шагов - он идиот, но не полный идиот. Он понимает, что сейчас, с настоящим оружием в руках, ему стоит держаться подальше от людей, когда будет им глупо махать.
[indent] А глупо махать он будет. Он берет меч в руки и пытается провести им так же, как Каллен делал до этого, когда пробовал ту болванку, с который Лавеллан тренировался до этого. Проводя рукой по воздуху, он слушается совета Разерфорда и слегка расслабляет руку... не проходит и мгновения, как меч выскальзывает из его пальцев и падает на снег.

[indent] Лавеллан моментально хмурится и зажимается. Новый уровень неловкости был разблокирован. Он виновато опускает плечи и спешит наклониться, чтобы поднять меч.
[indent] - Слишком расслаблять кисть тоже не надо, я догадался, - до того, как это скажет Каллен, говорит Алларос. Он поднимает меч с земли и второй раз уже не спешит им замахиваться, как будто ожидает разрешения продолжить. Может быть совета, с чего лучше начать. А может быть фразы о том, что это гиблое дело и даже пытаться не стоит.

[indent] - Среди... рекрутов много эльфов? - спрашивает он, честно не зная ответа. Пока все разведчики, которых он видел были людьми, как и не тренировочных площадках если и были остроухие, то прятались от взора своего собрата. - Нас вообще имеет смысл обучать... как вас? - он кивает в сторону Резерфорда, описывая его всего разом. Он не знает, как лучше описать словами то, что имеет ввиду.

Отредактировано Allaros Lavellan (2021-10-10 13:29:56)

+3

7

[indent] Звук, с которым меч падает в примятый упражнениями Лавеллана снег, отдаётся у Каллена в голове эхом. На лице застывает вежливая улыбка, но во взгляде, если присмотреться, можно различить что-то похожее на панику. Возможно, он всё-таки не такой хороший учитель, как ему раньше казалось. Возможно, он и другим солдатам дал немало советов, которые в бою обернулись скверными последствиями. От воодушевления Вестника не остаётся и следа, и он снова выглядит так, будто вместо кожи у него настоящая броня.

[indent] Отличная работа, Каллен.

[indent] Нельзя позволять неудаче сбить себя с пути, и Каллен готовится продолжить инструкции, но слова как будто встают поперёк горла. Он что-то делает не так, он явно делает хуже. Тогда помощь вдруг приходит из самого неожиданного источника — от самого Лавеллана. Какой же он болван! Не Лавеллан, конечно — Каллен. Обучать эльфа так, как он стал бы обучать человека, тактика не слишком хорошая и заведомо проигрышная. Он же сам себе говорил — каждый солдат уникален по-своему, так почему же он так легко проглядел уникальность Аллароса? В конце концов, она не ограничивается одной только меткой.

[indent] — Немного, — отвечает Вестнику Каллен. — Но я считаю, что нам стоит ожидать наплыва добровольцев из эльфинажей.

[indent] И тут же Каллен осекается, и лицо у него делается такое, будто он с разбегу влетел в стену. Никогда в жизни он не смог бы придумать ничего более неловкого, чем разговоры с эльфом об эльфинажах. Знает ли вообще Алларос о том, как живут его собраться в людских городах? Видел ли когда-нибудь это печальное зрелище?
Впрочем, рано или поздно дела Инквизиции заведут его чуть дальше окрестностей Убежища. Может быть, это даже будет хорошо. Может быть, Лавеллан захочет что-то для других эльфов поменять. Но сейчас, глядя в потерянное лицо Аллароса, Каллен думает, что хорошо бы этот момент наступил попозже. Пока этому эльфу достаточно и тревог о судьбе всего Тедаса.

[indent] Каллен легко качает головой, будто сбрасывает с себя дурные мысли, и его взгляд светлеет — кажется, ещё есть шанс всё исправить.

[indent] — Вестник, вы правы. Нам следовало начать именно с этого вопроса, — говорит Каллен так бодро, будто кислого выражения лица Лавеллана не замечает. — Может быть, вы можете мне рассказать, как тренируют воинов в долийских кланах? В общих чертах, — спешно добавляет он. — Я не охочусь ни за какими секретами.

Отредактировано Cullen Rutherford (2021-10-11 19:02:05)

+3

8

[indent] На свой вопрос Каллен получает невинное пожатие плечами в ответ. Алларос останавливается, подумать о том, что какие конкретно детали могут волновать Командора, но не находит чего-то особенного. В его представлении обучение было просто тренировками, тренировки, которые он видел в лагере Инквизиции только отличались обилие оружия, когда в клане всё было достаточно однообразно.

[indent] - Да, примерно так же, - он снова пожимает плечами, в сопровождение своих слов, и продолжает мысль. - Мастер Вир делал для нас цель и давал практиковаться, а потом ворчал, если мы что-то делаем не так.
[indent] Воспоминания накатывают на эльфа и он мягко улыбается. В Инквизиции, в Морозных горах среди, среди шемов ему было интересно, он даже не думал уходить, особенно когда в нём так нуждались, но он всё равно скучал по всем своим старым друзьям, учителям, соперникам и старшим. В клане все были как родные, даже если не все уживались.
[indent] - Я справлялся намного лучше Махаона, даже заслужил валласлин на год раньше, - с гордостью произнес эльф, но потом надул щеки, добавляя явно с толикой обиды в голосе, - а потом мама подарила ему отцовский кинжал, потому что с луком он не так хорошо обращался.

[indent] Алларос готовится продолжать рассказ, который был увлекательным только для него, но тут, подобно взрыву церкви посреди конклава его осеняет.
Речь шла про тренировку воинов, а не воинов.
Он смотрит на Разерфорда немного растерянно, несколько раз выразительно хлопая глазами, перед тем как решается всё-таки уточнить у него.

[indent] - Вы... вы имели в виду тренировки с мечом, да? - Алларос неловко улыбается. Конечно, об этом сейчас речь. Воины у шемов представляли из себя совершенно другое, чем в долийском клане. - Мы не... я не... - выражение лица его становится максимально глупым, он мотает головой, пытаясь сказать это как-то умело.
[indent] Очевидно, что Жозефине придётся тренировать молодого Лавеллана над мастерством слова столько же, сколько Каллену над мастерством меча.
[indent] - Я никогда даже меч в руках не держал до этой поездки в Морозные Горы...

+2

9

[indent] Всё складывается прекрасно — Каллен слушает про тренировки, про ворчливого учителя, про соперничество, и думает, что теперь всё должно наладится. Теперь Вестник с ним говорит на одном языке, говорит о вещах, которые заняли изрядное место в его жизни так давно, что вспоминать почти страшно. Затем, впрочем, Лавеллан вдруг признаётся в неожиданном, и Каллен не может сдержать первой своей реакции.

[indent] — Совсем?

[indent] И тут же мысленно себя укоряет — какая часть слова «никогда» показалась ему понятной?

[indent] Впрочем, удивление Каллена быстро растворяется в морозном воздухе. В Ферелдене каждый почти мальчика мечтает о том, чтобы стать самым выдающимся мечником своего поколения. В Ферелдене воспеваются закованные в доспехи генералы минувших войн и пишутся сказки про благородных рыцарей. Но Алларос вырос с иными героями. Каллену очень хочется о них знать, но спросить он не решается. Хотя, пожалуй, стоило бы.

[indent] Ему казалось, что это хорошо — то, что он Вестником Андрасте называет эльфа. Ему казалось, что это правильно — не видеть его отличий от людей, потому что Андрасте тоже не стала бы их замечать. Каллен знает, что не все с ним согласны, что не все верят в то, что эльф может нести с собой волю вечной Его Невесты. Но теперь ему думается, что он всего лишь не видел дальше своего носа и своих же убеждений.

[indent] Алларос другой. Из другого мира, из другой жизни, которая Каллена никогда раньше не касалась. Но теперь это кажется почти несправедливым — в конце концов, Алларос ведь узнаёт мир, в котором живёт Каллен.

[indent] — Не беда, Вестник, — говорит он. — Вам вовсе не обязательно учиться обращению с мечом только потому, что большинство солдат его выбирает. Всё-таки, вы вряд ли станете маршировать вместе с пехотой и с ней же вступать в бой, верно?

[indent] Каллен надеется, что его слова не прозвучали угрожающе, и спешно добавляет:

[indent] — Можем заглянуть в кузницу и посмотреть, нет ли у Харритта кинжалов. Как вы считаете, стоит попробовать?

Отредактировано Cullen Rutherford (2021-10-14 19:46:52)

+2

10

[indent] Поменять лук на пару кинжалов будет не так сложно, как взяться за меч и щит. Лавеллан умом это прекрасно понимает. В клане были эльфы, которые предпочитали такое оружие, вместе лука, хотя это и считалось менее выгодно с тем образом жизни, который они вели. Отец у него принёс кинжал в клан, это тоже было аргументом в пользу того, что если и выбирать оружие полезное не только на приличном расстоянии, то у Аллароса будет куда больше шансов с чем-то легком. Эльфы известны своей ловкостью, ловкость никогда не идет в компании с тяжелыми доспехами.
[indent] Умом он это понимает.

[indent] Но вот на слова Каллена он только ещё больше опускает голову и долго молчит. Его глаза проскальзывают по блеску гладкого клинка Резерфорда. Кажется, от одного этого взгляда меч становится ещё тяжелее. Лавеллан думает о том, что сейчас он отдаст меч назад Каллену и они пойдут вместе выбирать короткий нож или кинжал, который не будет таким тяжелым, не будет таким блестящим, который не будет мечом.

[indent] - Я хочу научиться обращаться с мечом.

[indent] Он не поднимает головы, но голос ему звучит спокойно и уверенно. В своем стремлении он уверен, полном решимости, такой, что даже если все Советники разом скажут, что ему не нужно это от слова совсем, Лавеллан их не послушается.
[indent] Ему это не нужно было. Вокруг него было достаточно воинов, с мечами, со щитами. Как правильно сказал Каллен, ему не придется маршировать, никто не вынуждает его использовать определенное оружие. Всем всё равно куда интереснее его рука, а не то, что в ней лежит.

[indent] - Меч идёт вместе с уважением, - Алларос коротко поднимает взгляд, пытаясь увидеть на лице Резерфорда понимает ли тот, о чем эльф сейчас говорит. Лавеллан снова опускает взгляд, потому что знает, что его следующие слова не понравятся командору.

[indent] - Я не думаю, что я правда Вестник Андрасте, но с тем, что твориится вокруг, - эльф перехватывает меч, поднимая вертикально перед собой, гладя в собственное отражение в лезвие. Он крепче сжимает пальцы, держа меч одной рукой и не давая ему дрогнуть, даже не смотря на то, что ему тяжело. - Я сделаю больше, если буду вести себя как таковой.

+2

11

[indent] Интересно, думает Каллен, как порой обычные совсем моменты ощущаются так, будто они однажды войдут в историю.

[indent] Кассандра была права. Даже если рука у Вестника не так тверда, когда держит меч, голос его звучит так, что не поверить ему невозможно. И в него не поверить — тоже.

[indent] Он прав во всём. Алларос не мальчишка, он не нуждается в особом отношении, не нуждается в поблажках. Он не ищет того пути, который пройти будет легче, и Каллен это отмечает с уважением. Он Алларосу говорит:

[indent]  — Вера такая непростая вещь, Вестник. Многие считают, что она непременно должна быть безусловной, такой, чтобы доказательства были без надобности. Но мне не кажется это честным. Разве можно винить людей за разумные сомнения? — он улыбается; меч в руках Аллароса отражает изумрудный свет Бреши. — Вы можете не верить, что вас нам послала Андрасте. Но я точно знаю, что вы здесь не случайно.

[indent] Наверное, он сказал вовсе не то, что надо было — со словами у Каллена хуже, чем с делами. Надо было сперва поделиться своим открытием с Жозефиной, она бы нашла более изящную форму для его размышлений.

[indent] — Что ж, Вестник, я вижу, вы настроены решительно. Продолжайте пока тренировать хватку. А завтра на рассвете буду вас ждать у лесопилки. Начнём настоящую работу.

[indent] И он позволяет себе ободряюще похлопать Вестника по плечу. В конце концов, одного навыка для меча мало, нужна ещё сила, нужна выносливость. И раз уж Вестник согласился принять его помощь, парой советов Каллен не ограничится.

+2

12

[indent] Пару мгновений Алларос чувствует себя виноватым. Он постоянно забывал о том, что вокруг него полно верующих и сильно верующих. Командор Резерфорд не носил идиотские шапочки, на касался святых символов во время разговор и даже не упоминал Создателя или Андрасте на выдохе в конце предложений, но у того была история с церковью. Лавеллану кажется, что каким-то образом оскорбил командора - своим отсутствие веры или своим желание быть тем, кем он не является. Но он не хочет зарывать себя ещё глубже. Монтилье уже много раз просила не обсуждать религию. 

[indent] Тем более, Резерфорд так быстро подкидывает другую тему для переживаний - тренеровки. Причем, не просто где-то в отдалении от остальные, наедине с самим с собой, а под началом командора. Остальные не одобрят. Лавеллан представляет все слова, что они скажут и в глазах его сверкает отдельный огонек упрямости. Решимости. Он сделал выбор, поменять его мнение ни у кого уде не поучится.

***

[indent] Плечи болят уже минут двадцать. Ноги Лавеллан перестал чувствовать ещё час назад. Первый раз за всё его время в Убежище он думает о том, чтобы надеть сапоги - казалось, как будто вокруг лесопилки снег холоднее. Скорее всего просто его ноги сильнее зарываются в землю от всех тяжестей, которые Каллен заставляет таскать.

[indent] На пятом круге, уже по дороге вниз с холма эльф сдается. Он роняет палку, на которой висели ведра с тяжестями, а сам садится на землю, тяжело дыша, но первым делом хватается за свою левую ладонь, начиная её растирать. Это никогда не помогало - когда рука болела, она болела, не важно пытаются её лечить магией, припарками, массажем или добрым словом. Лавеллан считает, что если избавится от усталости и жжения мозолей, то хотя бы чуть-чуть, станет полегче.

[indent] - Пять минут, - на выдохе говорит Алларос, когда командор оказывается ближе. Глаза он на него не поднимает. Ему кажется, что это сидение на земле Каллен расценит как отлынивание и будет осуждающе смотреть на эльфа. - Я не устал... - пытается заверить капитана Алларос, хотя тяжелое дыхание говорит об обратном.

- Это просто... не хочу, чтобы она отвалилась, - он неловко улыбается, понимая, что оправдание у него слабое и куда проще признать, что он немного устал.

+2

13

[indent] Каллен опускает на подмороженную землю мешки с песком, которые нёс, как Алларос нёс свои вёдра, и потирает уставшее плечо. Он давно не был так к себе суров на тренировках, но для того боя, в которой его ведёт Инквизиция, ему нужно быть в достойной форме. Кроме того, — Каллен смотрит на измученного Лавеллана украдкой и тут же отводит взгляд к окрашенным светом Бреши горам — что бы Жозефина ни говорила, он никогда не станет от своих солдат требовать того, чего не делает сам. И Вестник не исключение.

[indent] Он с удовольствием тянется, чувствует, как каждая мышца в спине отзывается знакомой обжигающей болью, и так Каллену становится легче. Так ему удаётся своё тело отвлечь от боли иной, от той, которую ему разделить не с кем. Ничего, говорит себе Каллен. И этот путь он преодолеть сможет, если будет верен себе и Создателю.

[indent] Алларос звучит не просто уставшим — он вымотан. Каллен знает, когда стоит остановиться, и в ответ на просьбу Вестника он только улыбается, он хочет сказать, что если Алларос не устал, значит, они что-то делали неправильно. Но тогда он вдруг замечает, как старательно Вестник трёт горящую изумрудным светом ладонь.

[indent] Каллен опускается рядом, и поначалу ледяная земля, укрытая едва ли не таким же обледеневшим снегом, ощущается даже приятно.

[indent] — Пожалуй, я бы тоже хотел эту руку видеть к вам прикреплённой как можно дольше, Вестник, — говорит он и, немного помедлив, спрашивает: — Вы уверены, что всё в порядке? Я могу позвать Соласа, может быть, он сможет помочь.

[indent] Теперь, когда он об этом думает, Каллен вдруг понимает, что и на тренировках с мечом Алларос часто хватался за левую руку, будто её вдруг пронзало болью. Он хмурится. Он не помнит, чтобы Алларос обращался к лекарям — Кассандра бы непременно узнала. Вспыхнувший в голосе вопрос Каллен всё-таки не задаёт. Ему не хочется, чтобы Вестник себя чувствовал, как на допросе — снова.

+1

14

[indent] - Уверен, - быстро и коротко отвечает Лавеллан. Как только слова из него вырываются, он понимает, что звучат они, возможно, даже неправдоподобно заученными. Он опускает руки и поясняет.

[indent] - Ничего нового, - уже более размеренно поясняет Алларос, всё равно растирая пальцами метку. Ни капельку не помогает. - Солас и остальные посмотрели на неё уже со всех сторон. Думаю, она всегда будет немного болеть.

[indent] Эльф пожимает плечами, пока сам задумчиво начинает рассматривать слабо светящийся зеленым след на руке. Метка болела всегда. Иногда больше, иногда меньше. Когда она болела мало, Лавеллан её уже не замечал. Вспоминал о том, что на руке тоже болит только когда ударялся другой частью тела или, как сейчас, сильно уставал. О том, что она болит он говорил только когда прямо спрашивали. И то, по большей части, он уже не считал боль такой уж странной или сильной. Когда он только приходил в себя казалось, что его рука взорвется. Едва получалось даже пару шагов пройти, даже в сознании оставаться было сложно. А теперь он может пробежать по горам с лишним грузом.

[indent] - Я не хочу жаловаться, - говоря еще тише добавляет Лавеллан.
[indent] Сложно было жаловаться на то, что спасло ему жизнь.

[indent] Угрюмого воина поначалу Алларос боялся не меньше, чем Лелиану. На первом Совете все казались ему такими серьезными. Одна Жозефина казалась теплой, но даже на ней отображался ряд волнений. В какой-то момент эльфу казалось, что они так и останутся все страшными. Кассандра обмякла почти сразу, стоило только поговорить с ней в менее нервной обстановке. Теперь Командор. Он без проблем согласился обучать глупого долийца и даже сам с ним занимался, не осуждая. Хотя, угрюмым всё равно немного казался. Может быть это просто особенности шемского лица.

[indent] Говорить про взрыв Алларосу не хочется. Он боится, что снова начнутся допросы о том, что он знает и что там было, на что он ответить не сможет. Но движение мыслей его всё равно заметно, когда он, посмотрев через плечо, все-таки спрашивает.

[indent] - У вас была своя "сторона" на Конклаве?

0


Вы здесь » Crossbar » фандом » crash course [dragon age]