пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » в осколках звёзд мерцает юная гроза :: genshin impact


в осколках звёзд мерцает юная гроза :: genshin impact

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[nick]Keqing[/nick][status]скептическое равновесие[/status][icon]https://i.imgur.com/wdZqs2f.jpg[/icon][nm]Кэ Цин[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impat</fan> жизнь - лишь краткий миг, поэтому <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=403">ломать голову</a>, обрушится <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=398">небо</a> или нет, не стоит</div>[/lz]

[html]
<style>
.episode_title {top: 70%;}
.episode_pic img {height: 250px !important;}
</style>
[/html]

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/404/761493.jpg

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/404/263706.jpg

в осколках звёзд мерцает юная гроза

После атаки Осиала; Ли Юэ

Их история переплетается тысячей нитей в тысячи лет. Их жизни полны боли, утрат и смертей. Архонты. Боги процветающих и забытых королевств. Кто-то из них пал, кто-то отошел от дел, а кто-то только вчера узнал о том, что переродился... воспоминания саднят подобно нефритовой лозе, пробуждая ото сна старые раны. Осколки звёзд разбиваются об скалы во время молодой грозы, что предвещает бурю перемен для царства древности и постоянства... но даже буря не в силе затмить сияние звёзд... ведь даже самая строптивая гроза не может противится их блеску. 

нин гуан & чжун ли & кэ цин

Отредактировано Kaedehara Kazuha (2021-10-10 04:28:48)

+4

2

Простота – в абстрактных образах. Я сам себе так говорил.

Порой приходит понимание, что сила не в количестве, а знания уж точно не могут исчисляться числом страниц, если все они пусты, даже когда на них что-то написано. Можно быть маленьким, но оставаться гигантом для снующих под ногами муравьёв. Быть немым, но нести свой слог другим способом – гениям для этого не нужен голос. В конце концов, даже шёпот может быть оглушающе громким. Нельзя охватить взором весь мир, но вполне возможно уместить мир внутри себя. Одни слова ломаются о другие, создают между собой бесконечную, но ничуть не надоедающую игру, и в этой простоте становится тесно, но при этом можно ощутить настоящую свободу, когда ничто другое уже не может удержать. Единственное, что никак нельзя представить как совокупность простоты и гармонии – загадки. Древние руины, полные нажимных плит с хитроумным устройством, когда один неверный шаг может означать смерть. Почти высохшие, истлевшие под неумолимой дланью времени письмена, открывающие суть тому, кто достаточно смекалист, чтобы их понять. Артефакты, которые заточены в достаточно загадочную оболочку, чтобы можно было просто так от неё избавиться.

Порой даже оболочка могла таить в себе немало секретов.

Моракс неслышно вздохнул. Не таким он представлял себе возможное воссоединение с Гуйчжун. Оставив после себя лишь загадки, на которые он мог бы потратить не одну тысячу лет, его верная спутница предпочла выйти из игры, породив много других событий, которые сделали Властелина Камня таким, каким он виделся ей сейчас. Чжун Ли был мудр, но принципиален, и – Селестия тому свидетель! – принципов у него было не так уж много. Некоторые из них покоились в прошлом, некоторые он сам предпочитал никогда не использовать, однако... сейчас перед ним стояла, наверное, единственная женщина, которая знала его слишком хорошо. Но, возможно, тот самый Моракс уже давно подвергся эрозии. Возможно, всё то, чем был обязан ей Властелин Камня, давно уже было погребено под слоем земли. Как и его желание разгадать, наконец, все те загадки, что она ему оставила.

Этот спор продолжался, наверное, уже с час, и едва ли он был похож на рыночную ругань продавцов в гавани Ли Юэ. Чжун Ли часто прогуливался там и со стороны хорошо видел, как ведут спор торговцы. Повышенные тона, никакой возможности хоть немного подумать над словами оппонента, чтобы использовать их против него. Они стремились как можно быстрее выплюнуть свою реплику, не понимая того, как изящно и изысканно можно наказать человека за его ошибки. Любой спор можно было выиграть или как минимум повернуть в свою сторону. Такой истине Моракс обычно учил людей, которым посчастливилось (или, напротив, не посчастливилось) с ним столкнуться, однако сейчас спор был заведомо проигран. И, вполне вероятно, что им давно стоило перейти на повышенные тона, поскольку этот спокойный, практически светский обмен аргументами, пусть и напряжёнными, больше напоминал партию в шахматы, когда на доске постепенно появлялись новые и новые фигуры, а масштаб самой доски увеличивался с течением времени. Но всё-таки даже у споров, стремящихся в бесконечность, было одно уязвимое место. Им нужен был оппонент. Грубо говоря, всегда нужен оппонент, которого стоит убедить в своём мнении или отказаться вести с ним дискуссию.

- Эти загадки, - в очередной раз многозначительно произнёс Чжун Ли, - Это всё, что ты пожелала тогда оставить? Никаких инструкций, никакой надежды, ничто из того, что ты так долго создавала, не уцелело. Повсюду была пыль, - неиронично заметил он, - И это не самая лучшая инструкция к такой загадке.
- Впрочем, если бы посыпание пылью этого замка сработало, я бы сейчас сказал, что слишком хорошо тебя знаю.

За столько столетий он бы никогда не подумал, что какая-то ситуация сможет вновь вызывать у него вполне конкретные чувства, которые будет тяжело заглушить. Чжун Ли злился, но едва ли так, как злился в былые времена. Прежде его гнев мог легко стереть с Тейвата несколько безымянных островков - поменьше тех, на которых иной раз ютились люди. Потопить несколько фрегатов, которым не посчастливилось оказаться в открытом море, куда устремился его гнев. Каменные копья и огромные булыжники не были пределом его возможностей, но всё же отсутствие гнозиса имело в себе и плюсы – временная резиденция Цисин была не готова к чему-то такому. А Моракс, как и подобает, легко мог подавить свои эмоции. Гнев был не более чем реакцией на его, скажем так, самый бесчестный контракт, потому что только Гуйчжун могла его нарушить и не бояться последствий. Раньше он так и считал, совершенно спокойно воспринимая её мнение, которое как будто противоречило его правилам. А сейчас почему-то всё равно пришёл в ярость, когда она это и сделала.

Мир погрузился во тьму, когда Чжун Ли просто прикрыл глаза на несколько мгновений. И хотя ощущение утекающего сквозь пальцы песка – а именно таким было для Моракса понятие времени – он воспринимал слишком незначительно, это позволило ему вовремя отвлечься от своих мыслей, которые пока не слишком получалось направить в открытый спор. Он знал, что контракт всё же имеет свою силу, и всё, что он сейчас ставил как своё преимущество, имеет в себе и слабость. Всё та же простота, абстрактно красящая себя то в ночь, то в день, меняющая обличья подобно мистической кицунэ.

- Знала ли ты наперёд, - полуутвердительно начал Моракс уже громче, - Я думаю, не могла не знать, что делала тогда. Твои идеи и мысли простирались далеко сквозь века, и в тот самый вечер, когда я только увидел это, - его рука небрежно задела шкатулку, в которой теперь было мало смысла, - то понял, что это только уловка. Твоё последнее желание, чтобы я не забыл про обещание. Контракт, если хочешь. Ты буквально привязала меня к себе одним предметом, но так не могло продолжаться вечно. Столько веков – и я считал, что там сокрыта твоя суть, твои силы, твой лучший мир внутри одного предмета. Что ты – настоящая ты – всё это время ждала меня там. Но ты предпочла уйти, забыть, скрыться. Скажи, какие твои слова могут хоть немного это сгладить?

- Ты хотела, чтобы я не забыл тебя. Но я бы не забыл и так, только вместо светлой и приятной памяти теперь чувствую лишь горечь.

Его глаза засветились золотом, прежде чем он вымолвил следующие слова.
- Если бы я уходил во тьму, то хотел бы попрощаться с тобой совсем иначе. Особенно зная, что в конце концов смогу вернуться.

Моракс поднялся со своего места, снова дотронулся до шкатулки, взял её в руки.
- За столько лет я изучил все письмена, каждый скол, все неровности, и, честно говоря, её устройство было далеко от совершенства, но, - он горько усмехнулся уголками губ, - Это всё было неважно. Теперь я даже сомневаюсь, что ты оставила что-то внутри. А если даже так, то, - он хмурился, глядя в родные глаза, которые были спрятаны в плену чужого тела, - Не могу обещать свою помощь.

Впрочем, последнюю фразу Моракс не произнёс вслух. Даже сейчас он не мог злиться на неё так, как злился на самого себя в прошлом. Совершая много ошибок и спотыкаясь об них на своём долгом пути, Властелин Камня приобрёл то, что называлось мудростью. Ещё одно умение, что создаётся из чего-то, совершенно противоположного. Ошибки всегда ведут к успеху, но успех часто становится причиной ошибок.
- Если спустя столько лет ты тоже забыла, как её открыть и что сокрыто внутри, то, полагаю, нам едва ли есть что обсуждать. Пока ты спала, многое изменилось. И я теперь уже не тот, кем ты меня запомнила.

Чжун Ли бросил последний взгляд на шкатулку и подвинул её по столу ближе к Гуйчжун. Расстаться с этим предметом было для него в радость – за столько лет это осталось единственной загадкой, которую Моракс не смог разгадать. Не смог выбросить в океан, как опасные артефакты, не мог постоянно держать при себе. Этот предмет стал многовековой ношей, от которой он был рад избавиться. Только долгожданного покоя на душе не было.
- Если бы внутри лежало твоё сердце, это было бы лучшим, что ты могла мне оставить. Но в то же время и самым худшим, ведь за столько веков я так и не смог до него добраться.

[nick]Zhongli[/nick][status]it's raining stones :moaiface*[/status][icon]https://i.imgur.com/Jyr0evq.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Чжун Ли</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>you used to stare the <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=398">night</a> for distant <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=404">thunder</a></div>[/lz]

+4

3

Когда она в первый раз увидела образы из своего прошлого, то посчитала их благословением от Властелина Камня. Ей казалось, что ей показывали прошлое с безмолвной просьбой не повторять его и лишь укреплять позиции Ли Юэ. Кто бы знал, что ощущая себя главной героиней историй прошлых лет, она действительно ей окажется.

Первое время было сложно смириться с мыслью, что ты уже больше не ты, а совсем другой человек. Да даже и не человек вовсе. Привыкшая держать всё под контролем, Нин Гуан не могла справиться сама с собой, постепенно утопая в образах прошлого. Сначала было страшно, потому что все воспоминания хлынули на неё слишком быстро. Она думала, что всё это сны от Гео Архонта и даже злилась на него за то, что так нагло вторгался в чужой сон, показывая то, что ей казалось таким бесполезным. Ну какая ей польза с того, что она узнает историю другого Архонта? Особенно с учетом того, что это уже давно забытые легенды, которые даже не продать никому. Но воспоминаний становилось всё больше и больше, складываясь в какую-то более цельную картинку. Воля Небес любила загадки и ей не составило труда быстро сложить одно с другим. Странные воспоминания начали появляться после смерти Властелина Камня, а значит в этом был ключ ко всему. Она могла бы пообщаться с Путешественником или с Адептами, но тогда ответ был бы слишком легким. К тому же Нин Гуан четко прослеживала во всей этой истории след еще одного персонажа, с которым была незнакома лично. Помощник юной владелицы ритуального бюро «Ваншэн» был ответственен за проведение Церемонии Прощания. И было в его образе что-то смутно знакомое. И после первой разговора с ним в привычной жизни Воли Небес всё поменялось. И сложно было отделаться от мысли, что этот симпатичный мужчина был не причем.

Честно говоря бывший Архонт Пыли не сразу разглядела в Чжун Ли того, ради которого когда-то была готова отдать свою жизнь. Определенно за прошедшие столетия он изменился, но это были скорее едва заметные штрихи, которые сделали его только лучше. Он был всё такой же статный, величественный и молчаливый. Даже в его образе обычного человека проскальзывали все эти вещи. Впрочем, в характере и в поведении прослеживалось нечто новое. И это давало надежду на то, что их возможный будущий разговор будет более успешным. Раз Моракс всё-таки изменился, то и его реакция будет станет отличаться от той, что могла последовать несколько сотен лет назад. Нин Гуан понимала, что своей новостью ошарашит его, но она не могла больше молчать. С каждым днём в её голове всплывали новые образы и воспоминания, которые мешали нынешней жизни. Да, когда-то давно перед своей смертью ей приходилось задумываться о том, как бы оставить свой след в истории. И для этого была создана шкатулка, которая стала посмертным подарком для Моракса. И будучи еще Гуй Чжун она вложила туда все свои знания, которые могли помочь в будущем её спутнику. Для её открытия не нужно было делать ничего кроме как быть честным с самим собой. И честно признать все свои чувства по отношению к ней, о которых Гео Архонт никогда не говорил. Тогда ей казалось, что её возможная смерть даст ему мотивацию наконец-то раскрыться и стать мягче, потому что потери всегда делают уязвимыми. Но кто же знал, что это лишь сильнее закроет Моракса и даже после своей смерти она не услышит ту фразу. ради которой держалась до последнего.

Она не ждала от своего собеседника полного понимания и сочувствия, когда позвала его на встречу и рассказала о том, кем действительно являлась. Нин Гуан выглядела иначе, да и характер претерпел изменения, но мудрости и чуткости хватало, чтобы понять чувства Моракса. Первые три часа. А потом пришло раздражение, которое плескалось у самого края её внутренней чаши. В неё буквально сыпали тысячу обвинений во всем. Сначала она молчала, потом парировала особенно колкие фразы. Сейчас её раздражение граничило с тем самым моментом, когда хотелось просто вызвать охрану и выгнать бывшего Гео Архонта из её кабинета. Она пришла к нему сама, рассказав свою самую сокровенную тайну в надежде на помощь и поддержку, а получила лишь упреки и обвинения. Главная была претензия в том, что по мнению Моракса, всё это было спланировано. И это ужасно раздражало, потому что ничего подобного ни в прошлом в роли Гуй Чжун, ни сейчас в другом теле, ей бы не пришло в голову. Она действительно не знала, как всё это произошло и почему. И думала, что один из старейших из Семерых ответит на её вопрос. Но последний предпочел вести себя, как несносный и обидчивый мальчишка, высказывая ей за обиды прошлых лет, хотя у неё к нему вопросов было не меньше.

Очередное обвинение, что она не оставила инструкций, Нин Гуан встретила громким фырканьем. Будто бы это было её обязанностью. Еще тогда Пыль положила всю свою жизнь ради будущего тогда еще безымянной земли. Все её действия были посвящены ему, но даже этого показалось Мораксу мало. По его мнению тогда перед своей смертью, когда счет шел на секунды, она должна была ему рассказать всё. Ну да, ведь других целей у неё не было в жизни. Будто бы ей не было страшно умирать тогда на его руках, чувствуя, как бессмертие капля за каплей покидает её. И все её силы направлены на то, чтобы продержаться еще чуть-чуть, чтобы запомнить навсегда лицо самого близкого ей создания. Она не думала, что вернется к жизни, но вместо радости получила гнев. Обойдя стол по кругу и замерев напротив своего собеседника, Нин Гуан в очередной раз фыркнула, едва ли скрывая собственное раздражение на эту ситуацию.

— Моя инструкция была довольно понятной и четкой, Моракс. Не мои проблемы, что ты плохо слушаешь тех, кто ради тебя был готов умереть.

И снова очередной выпад в её сторону. Они будто бы перекидывались мячом, который каждый раз изящно отбивали в обратную сторону. Но это не могло длиться вечно и кто-то должен был оступиться. Вот только в чем, если изначальная причина их спора была глупой. По крайней мере, так казалось Нин Гуан. Когда к ней вернулись все воспоминания и у неё получилось уложить это в своей голове, то она тут же назначила встречу некоему господи Чжун Лин. И почти с порога вывалила на него всю правду. И, честно говоря, ожидала немного другой реакции. Наверное, собственная эйфория от осознания того, что спустя столько тысяч лет она снова живая, пусть в другом теле и с другим именем, затмила всё остальное. И поэтому ей было сложно понять злость собеседника, хотя спустя стольких часов обсуждений она поняла в чем была причина. Моракс думал, что это все её план еще с тех самых времен, когда она носила другое имя. Злая шутка, которая вскрылась только сейчас. И это больно ранило, потому что ни тогда, ни сейчас Гуй Чжун не позволила бы себе быть такой жестокой. Особенно по отношению к нему. И весь этот диалог был для неё невероятно неприятным, хоть Воля Небес и держала маску, которая грозилась треснуть.

Небреженое касание к до сих пор закрытой шкатулке, заставило Нин Гуан нахмуриться. Спустя столько лет Моракс так и не смог открыть её подарок для него, а значит и не знал всей правды, которую она там скрыла. Отчасти, лишь отчасти, он был прав в том, что она тогда его обманула. Но это было не в тех масштабах, о которых Чжун Ли говорил. Тогда Архонт Пыли знала, что её смерть была лишь вопросов времени. И знала, сколько боли это доставит её другу. И эта шкатулка была создана, чтобы проститься с ним. Там было небольшое послание, в котором Гуй Чжун признавалась в своих чувствах и прощалась, рассказывая еще все свои секреты, делясь самым сокровенным. Ей не хотелось говорить об этом заранее, потому что Моракс бы взбесился от одной мысли, что может её потерять, поэтому держала свой прощальный подарок при себе. Она не хотела умирать, как и многие другие. И в те последние секунды перед тем, как предаться забвению, рассыпавшись в мелкую пыль, Гуй Чжун поняла, что её подарок навсегда лишит Моракса возможности хоть кого-то полюбить. Своим посмертным признанием она навсегда привяжет его к себе. И поэтому просила его забыть о шкатулке. Кто бы знал, что спустя столько времени тот, ради кого Архонт Пыли погибла так и не сможет подобрать ключ буквально к её сердцу.

Она складывает руки на груди, всем видом защищаясь от любых нападок, хоть её внутренняя броня дала глубокую трещину.

— Я и уходила во тьму. И тогда в твоих объятьях я не думала о том, что когда-то мне повезет еще раз увидеть тебя. И уж точно не предполагала, что ты будешь настолько не рад встречи со мной.

В золотистых глазах Чжун Ли плещется обида и непонимание, а с губ слетают очередные обвинения. Да, он изучил всё, что мог изучить, но даже ни на секунду не задумался о том, каким легким и изящным было решение. Всего лишь три слова, которые бы помогли ему пережить всю боль и не обвинять её сейчас ни в чем. Одна фраза, которую Гуй Чжун уже больше не может посвятить ему. Небрежный жест и вот шкатулка лежит уже на половине Нин Гуан. Она аккуратно берет её в руки, перебирая механизм, который за столько времени не изменился. Можно было бы гордиться своей работой, но лишь от одного взгляда на головоломку ей хотелось расплакаться от беспомощности и злости. Как создатель этого предмета Воля Небес могла одной лишь силой стихии открыть шкатулку. Пусть теперь ей подчинялась гео-стихия (какая ирония), но остатки собственных сил потихоньку пробуждались. Так что от одного лишь прикосновения к предмету он засветился мягким светом, а затем приподнялся над ладонью, медленно раскрутившись. Стоило лишь напрячься, чтобы шкатулку раскрылась полностью, явив образ из прошлого. Но был ли в этом смысл? Нин Гуан не знала и не могла никак решить, а хочет ли раскрыть свою тайну или это больше не имело смысла.

— Я ни разу не дала тебе в прошлом повод усомниться в себе, Моракс. Ни разу. Так во имя Селестии, почему ты сейчас не веришь мне и обвиняешь во всём? Думаешь я планировала свою смерть? Или, может быть, это я виновата в той Войне? В чем ты еще обвинишь меня? Я не планировала свое возрождение. И пробуждение уж тем более, потому что мне нравится моя нынешняя роль. Я счастлива увидеть город, который мы мечтали построить вдвоем. Но все твои обвинения и слова обесценивают всё. — Она откладывает шкатулку обратно на стол и опирается на него, смотря прям в глаза напротив, которые когда-то были для неё всем. — Ты всегда плохо разбирался в вопросах чувств и эмоций, когда для меня это было легко. И это был мой вызов тебе, Моракс. Я хотела, чтобы ты принял его и признал свои чувства. Решение было сокрыто не в старых свитках, подземельях или еще где-то. Оно всегда было в твоем сердце, но ты так и не позволил себе сказать то, что должен был. И, может быть, скажи ты это сейчас, то узнаешь что в этой шкатулке.

Она передвигает шкатулку обратно в сторону Чжун Ли и не знает услышали её в этот раз.

[nick]Ningguang[/nick][status]останусь пеплом на губах[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/398/912997.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Пыль</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan><center>если <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=403">ты</a> <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=404">её</a> хочешь, <br><s>нет-нет-нет-нет-нет,</s><br> я больше не буду ждать</center></div>[/lz]

Отредактировано Yae Miko (2021-11-10 18:30:25)

+3

4

[nick]Keqing[/nick][status]скептическое равновесие[/status][nm]Кэ Цин[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impaсt</fan> жизнь - лишь краткий миг, поэтому <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=403">ломать голову</a>, обрушится <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=398">небо</a> или нет, не стоит</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/KjCD0EZ.jpg[/icon]

song of storms

Если утро начинается не с трёпки, значит, утро выдалось непродуктивным. Стройная молодая аристократка шагает по мраморной плитке террасы Юйзцин. Её поступь полна гордости и самоуверенности, не смотря на сломанный каблучок одной из изящных дорогих туфель. Штатные работники Цисин расступаются перед ней, удивленно раззявив рты и обеспокоенно перешептываясь.

- Госпожа Нефритовое Равновесие... что случилось...

- Во имя Властелина Камня, ваши одежды... кто посмел напасть на вас?

Точеное лицо девушки остаётся абсолютно равнодушным к всеобщей озабоченности – она продолжает уверенно шагать вперёд, прихрамывая.

- Доброе утро, пожалуйста, вернитесь к своей работе. У нас нет времени на безосновательные беспокойства, - грозно нахмурив брови, аристократка раздраженно взмахивает рукой, подавая знак пойти прочь с дороги и не заслонять путь. Агенты Цисин же послушно расступаются в учтивых поклонах, однако продолжают тревожно смотреть вслед своей начальнице.

- Неужели, госпожа Кэ Цин снова отправилась вести расследования в одиночку? – в полшепота говорит одна из секретарей.

- Похоже на то... её платье всё в саже и пыли, а на ткани видны следы от порезов. Кажется, и на этот раз не обошлось без сражения. Ей стоит быть более осторожной, - едва слышно отвечает второй секретарь, прикрыв рот рукой и покачивая головой.
   
Будто услышав разговор, девушка сбавляет шаг и останавливается, её голова медленно поворачивается в пол оборота, одаривая «шептунов» раздраженно-пренебрежительным взглядом. По спине секретарей пробегают мурашки. Тот самый знаменитый суровый взгляд Юй Хэн из Цисин, пронзающий нутро, словно, громовой стилет. Резкий и безжалостный, этот взгляд так и норовит озвучить мысли своей обладательницы: « - Неужели, у вас есть время на праздные разговоры? Кажется, мне стоит пересмотреть ваше рабочее расписание». Словно, прочитав вопрос в прищуренных глазах аристократки, секретари синхронно сглатывают, после чего делают быстрый поклон и спешат потеряться за высокими полками архивов. Удовлетворенно хмыкнув, Кэ Цин продолжает идти к кабинету. На полпути её перехватывает ассистент, встревожено жестикулируя и говоря, ожидаемо, взволнованные фразы.

- Госпожа Кэ Цин, ох, боги... что случилось с вашей одеждой? Весь департамент обеспокоен – двое суток прошло, а от вас никаких вестей со дня отбытия в Долину Дуньюй!

- Довольно хлопот, Чжимин. Со мной всё в порядке. Нин Гуан у себя? – вновь небрежно фыркнув, девушка отворила дверь и уверенно дохромала до стола, положив на него длинный тканевый свёрток.

- А... эм, - вопросительно сконцентрировав взгляд на свертке, Чжимин неуверенно почесывает затылок, а затем утвердительно отвечает на поставленный вопрос. – Госпожа Воля Небес у себя в кабинете. Кажется, у неё встреча с одним из аристократов Ли Юэ. Вот уже как час длятся их переговоры. Она строго-настрого наказала не беспокоить её до окончания встречи, чтобы не случилось.

Устало упав в кресло и сбросив испорченную обувь с ног, Кэ Цин было расслабилась на мгновение, но услышав отчёт ассистента, вновь начала напоминать грозовую тучу.

- «Чтобы не случилось»? – нервно вздернув дёргающуюся бровь, прошипела Кэ Цин в полголоса. – Даже если на Ли Юэ обрушится каменный дождь? Да что она себе только думает... Небось, снова воркует с какими-нибудь богатыми простофилями из знатных семей, убеждая вложиться в финансовый фонд Цисин. Её, как обычно, ничего не волнует кроме собственной выгоды, - недовольно проворчала девушка, подтянув сверток поближе и начав его разворачивать.

- Гм, а как прошло ваше расследование инцидента в долине Дуньюй? Удалось найти что-нибудь? – пытаясь не сболтнуть лишнего про высшее начальство при присутствии  другого не более значимого начальства, Чжимин тактично решает сместить фокус разговора в другое русло.

- Более оживленно, чем планировалось. Помимо Похитителей Сокровищ руины просто кишат Фатуи, ведущих раскопки. К счастью, мне удалось перехватить добытый ими артефакт, - девушка полностью убрала ткань, дав лицезреть находку, из-за которой она сейчас выглядела, так как выглядела – ритуальный меч, вырезанный из чистейшего нефрита и покрытый изящными гравировками.

- О-о-о, - восторженно протягивает Чжимин, поправляя очки и наклоняясь ближе к мечу, - Я не профессиональный оценщик, но без сомнения могу сказать, что это тонкая и дорогостоящая работа. И его материал... цвет нефрита такой чистый и яркий, словно, цвет реки Бишуй. Никогда не видел ничего подобного.

В ответ Кэ Цин приподнимается со стула и ухватывается за рукоять меча, мастерски прокручивая его в ладони. От чего ассистент опасливо уклоняется в такт ловким движениям девушки.

- Он легко лежит в руке и отлично сбалансирован, а его остриё, не смотря, на явную древность происхождения, остаётся острым как бритва, - очарованная красотой меча, Кэ Цин сама того не понимая, едва касается кончиком пальца его острия, от чего на коже выступает кровь. На мгновение, всё происходящее вокруг будто становится незначительным, а сама аристократка погружается в лёгкий транс. Не моргая, она не в силе оторвать взгляд от того, как красиво проступают алые капли на нефритовой поверхности. Может даже показаться, что меч разговаривает с ней. Резонирует в такт её мыслям. Побуждает к тому, чтобы его использовали по назначению...

- Госпожа Кэ Цин... госпожа Кэ Цин! Ваша рука, - встревожено зовёт начальницу Чжимин, неуверенно потянувшись рукой к нефритовому клинку.

Девушка очнувшись, пару раз моргает и в её фиалковые глаза приходит утерянная ясность и привычная серьёзность. Опасливо отдернув меч от ассистента, Кэ Цин сворачивает его назад в ткань, не желая, чтобы кто-либо из менее опытных агентов прикасался к странной находке.

- Этот меч - бесспорно великолепен, но что-то в нём... присутствует такое... не знаю, как объяснить. Зловещее... полное ненасытной жажды от тоски и лишений. Не хочу звучать излишне драматично, но чувствую, что этот меч при долгом обращении способен свести с ума даже самых сильных волей воинов. Я должна исследовать его происхождение, но сперва мне нужно обговорить с Нин Гуан скопление Фатуи в долине Дуньюй. Пора выдворить их оттуда. Одним богам известно, что ещё они могут выкопать, пока мы бездействуем, - серьёзно молвит Кэ Цин, подходя к шкафу и доставая оттуда новую пару туфель.

- Но госпожа Воля Небес сейчас занята и она точно дала понять, что её... – неуверенно начал Чжимин, вспоминая холодные рубиновые глаза самой влиятельной женщины Ли Юэ и поёжился.

- Нельзя беспокоить? Ха, плевать я хотела на её фамильярные директивы! Дело не терпит отлагательств, - ловко запрыгнув в туфли, Кэ Цин бесцеремонно прервала своего ассистента. Небрежно встряхнув пыль с подола платья двумя громкими хлопками, девушка откинула рукой один из растрепанных локонов за спину, а затем уверенно направилась к выходу, прихватив свёрток меча с собой.

Чжимин так и остался стоять на месте, растерянно перетаптываясь с ноги на ногу. Ни для кого в Цисин не было секретом то, что Госпожа Воля Небес и госпожа Нефритовое Равновесие часто не ладили друг с другом. Их подходы в работе и ведение дел отличаются так же, как и характеры. Что день изо дня порождает в их кабинетах бесконечно затяжные дискуссии и пререкания друг с другом. Часто их споры заканчиваются тем, что в одном из департаментов намертво останавливается работа. И восстановить её удаётся лишь храбрейшему секретарю во всей группировке Цисин – госпоже Гань Юй. Почему храбрейшей? Потому что только ей хватает смелости вмешаться и напомнить двум начальницам о том, что пока они спорят, работа в Цисин стоит. Будучи бесконечно практичными и одержимыми работой женщинами, что Нин Гуан, что Кэ Цин, не в силе терпеть столь сильный аргумент, тот час же прекращают препирательства, часто не приходя ни к чему или заключая «временный», по их словам, компромисс. Кто бы знал, что на таких «временных» компромиссах держится восемьдесят процентов всех принятых ими решений в Цисин... кто бы знал, помимо, госпожи Гань Юй, конечно же...

Однако не смотря на различия характеров и явную неприязнь друг к другу, Нин Гуан и Кэ Цин осознавали, что обе работают на благо Ли Юэ, а значит, не смотря ни на что, оставались партнёрами. Самыми надёжными партнёрами. Ибо только благодаря их совместному усердному труду и руководству, Цисин по сей день удавалось удерживать благосостояние и безопасность Ли Юэ на достойном уровне после ухода Властелина Камня. Преисполненная мыслью о том, что нет ничего важнее безопасности Ли Юэ, Кэ Цин могла себе позволить нагло ворваться в кабинет Нин Гуан и прервать ей встречу. Конечно, она делала это не из-за желания напакостить, или ещё чего... она ведь была не настолько мелочна, как сама Нин Гуан...  которая, например, совершенно точно знала о партии тех лазурных месяцев, что Кэ Цин заказала в ювелирном доме Мин Син не так давно! И специально их выкупила по двойной цене прямо в день получения заказа! Что это, если не проявление властности и склонности к мелочным пакостям? 

- Надеюсь, тебе были очень нужны тогда эти лазурные месяцы, потому что мне, ой, как нужно сейчас прервать твою «очень важную» встречу! Надеюсь, на твоё понимание и деловое сотрудничество, госпожа Воля Небес!  – раздраженно надув губы, Кэ Цин с непоколебимой решительностью отодвинула с дороги прислуг Нин Гуан, подойдя вплотную к её кабинету. Но собираясь громко и эффектно распахнуть дверь, она, почему-то, резко замерла, словно, окаменев от тембра знакомого голоса.

Рука аристократки дрогнула, и она нерешительно отстранила её от дверной выемки, сжав в кулак и напряженно прижав к груди. Всё внимание Кэ Цин сосредоточилось на едва слышном разговоре, исходящем из кабинета Нин Гуан.

- Этот мужской голос... я узнаю его, может ли это быть...

***

Нежные лучи уходящего красного солнца согревают мягким воспоминанием о тёплом летнем деньке. Выходной. Возможность беззаботно провести вечер вместе в кругу друзей. Редкая роскошь, даже для такой богатой и влиятельной аристократки, как Кэ Цин. Девушка очень ценит эти дни, не смотря на то, что является заядлой трудягой, до мозга и костей. Возможность расслабиться и отдохнуть иногда так же важно, как и сконцентрироваться на усердной работе.

Да.

Несомненно, эти дни очень важны в её жизни. Или может быть стали чуть более важны после того как...

- ... а что на счёт тебя, Кэ Цин? Ты годами прозябаешь на работе, а мы ведь все уже в том возрасте, когда пора связать себя узами брака. Что скажешь? У тебя уже есть жених на примете? – одна из подруг лукаво ухмыляется, разглядывая непривычно витающую в облаках трудягу-аристократку.

Кэ Цин растерянно хлопает ресницами, словно, не сразу поняв вопрос, но, с осознанием, её щеки быстро багровеют под стать уходящему в закат солнцу.

- Что... Пф, пф, пф! Как будто у меня есть время на подобную чепуху! Да и к тому же что – узы брака? Говоришь словами родителей, Минчжу. Как тебе вообще в голову только это пришло. Жених... какая несусветная глупость, - скрестив руки от груди и отвернувшись в сторону, девушка нахмурилась, продолжая ворчать и недовольно фыркать. Нетрудно было понять, что этот вопрос заставляет Кэ Цин смущаться чуть больше обычного.

- Хо-о-о-о, как ты занервничала... значит, точно кто-то есть, - издевательски протянула рядом сидящая девушка, игриво хихикая от бурной реакции подруги.

– Кстати, я заметила, что это уже третьи выходные, когда мы приходим в чайный домик «Хэюй». Почему мы здесь? Сказочные истории доктора Лю Су любят слушать только старики и дети, - подпирая рукой подбородок, скучающе отмечает ещё одна девушка.

- ... и Кэ Цин с недавнего времени, - лукаво добавляет Минчжу, не прекращая сверлить подругу пытливым взглядом. 

Чувствуя на себе голодные глаза уже обеих подруг, Кэ Цин рефлекторно ёжится и начинает отмахиваться руками, пытаясь оправдать себя и опровергнуть их нелепые теории.

- Ну, а что в этом такого?! Я часто ходила на подобные выступления вместе с дедушкой. Неужели, это настолько плохо, что мне нравится слушать истории? – пальцы Кэ Цин, что есть силы, сжимают подол платья. Она хмурится. Её голос звучит уязвленным за живое и раздраженным, а на лице читается почти детская обида, перемешанная с тоской. Кажется, вот-вот, и из покрасневших фиалковых глаз проступят слёзы... столь неприсущие для спокойного и решительного образа Нефритового Равновесия Цисин.

- Кэ Цин, мы не хотели... – взволнованно говорит одна из девушек, мягко ложа ладонь на сомкнутый кулак подруги.

- ...старый друг, чьё имя забыто, некогда горевал и тяжело вздыхал, но судьба, которой невозможно препятствовать, в конце концов, заглушила слова сочувствия, - на фоне театрально вещает рассказчик и детвора внимательно слушает его, вскрикивая от сюжетных поворотов.

С таким же напряженным вниманием, слушает его и маленькая Кэ Цин в своих воспоминаниях, комично раззявив рот и напоминая со стороны лупоглазого котёнка. На её макушку ложится тёплая ладонь самого дорогого ей человека. И от чувства утраты сдерживать слёзы становится уже непосильной задачей. Девушка вскакивает из-за стола и молнией убегает прочь из чайного домика. Она, что есть силы, бежит вперёд, сомкнув глаза до боли, дабы те перестали производить слёзы. Но тщётно.

Почему она так внезапно срывается? Почему ей так тяжело в последнее время? Слишком много забот, слишком много ожиданий от себя самой... страх не оправдать надежды семьи. Надежды дедушки.

Страх оказаться слишком слабой в лице своих подчиненных. В лице жителей Ли Юэ.

В лице треклятого Властелина Камня, в конце концов... который... так... так... ослепительно величественен и недосягаем для усилий простой смертной.
Душевная боль прерывается физической. От столкновения с кем-то, Кэ Цин неуклюже падает на пол. С трудом раскрывая заплаканные глаза, она видит перед собой протянутую ладонь и голос, такой заботливый и спокойный, прямо как у её самого родного человека когда-то...

***

- Господин Чжун Ли? Что он здесь делает? - озадачивается Кэ Цин, сильнее сжимая ладонь, и, старательно пытается разобрать обрывки фраз, доносящиеся из кабинета.

Но непонятный диалог между Чжун Ли и Нин Гуан вызывает больше вопросов, чем даёт ответов. Сильнее прижимаясь к ширме, Кэ Цин старается лучше сосредоточиться на словах говорящих. Четко разобрать разговор остается, всё также, трудно, однако некоторые услышанные фразы едва не заставляют девушку ошарашено вскрикнуть.

- Голос господина Чжун Ли... такой раздраженный. Как необычно, ведь он всегда такой сдержанный и до тошноты спокойный... Он чем-то расстроен? Неужели, они с Нин Гуан... – Кэ Цин нервно сглатывает, и от мысли о том, что Чжун Ли с Нин Гуан могут состоять в отношениях, отдаёт какой-то неприятной резью в сердце, причину появления которой Нефритовое Равновесие никак не может себе объяснить.
 
- И Нин Гуан... впервые слышу её такой чувственной и уязвленной... обычно, она всегда скрывает истинные эмоции за своей этой гадской лисьей ухмылочкой. Даже в те моменты, когда готова разорвать собеседника на тысячу кусочков, подобно бумажке со своей пресловутой доски. Что же такой произошло между ними? – вновь озадаченно мысленно комментирует Кэ Цин. И её разум охватывает переживание, кто бы мог подумать... за эту бессердечную женщину. Почему-то слышать её такой, кажется, неправильным... нестабильным... наверное, ей тоже бывает тяжело.

- Моракс? Мне не послышалось? Хм, нет, наверное, я, всё-таки, не расслышала, - отрицательно помахав головой из стороны в сторону, Кэ Цин ещё сильнее наклоняется. Но забывается о том, что бумажные ширмы, хотя и кажутся очень красивыми и величественными, при этом таки являются тонкими и неустойчивыми, если налегать на них полным весом. Тонкое древко лопается, а бумага ширмы рвётся, а Нефритовое Равновесие... буквально потеряв равновесие... с криком падает, и вместе с проломленной ширмой оказывается распластавшейся в кабинете Нин Гуан. Тканевый сверток попутно ускользает из рук, и меч оказывается на полу, упираясь рукоятью в ботинок Чжун Ли.

Осознание происходящего приходит к Кэ Цин с заметным опозданием, однако, когда она понимает всю трагичность ситуации, то вскакивает на ноги, как ошпаренная. Покраснев как лепесток пылающего цветка, девушка, пытается быстро исправиться и объясниться.

- Твои двери такие же неустойчивые, как и расписание, Нин Гуан! Стоит дотронуться до них, они тут же ломаются. Пф! Не ожидала, что человек подобный тебе, будет экономить на интерьере, - кашлянув в кулак от нелепой отмазки и осознавая то, как эта отмазка нелепо звучит, Кэ Цин, всё же, прилагает максимальные усилия, дабы не потерять лицо. В конце концов, в любой лжи главное самому верить в то, что говоришь. Или... по крайней мере, очень сильно пытаться это сделать. ОЧЕНЬ сильно.

- В общем, уж извините меня за вторжение, но я здесь по срочному делу, - лучшее отвлечение внимания от насущной проблем – это проблема масштабом посерьёзнее. А потому, Нефритовое Равновесие, как и подобает настоящему стратегу в подобных ситуациях, решает пойти в лобовую атаку – и выложить «на повестке дня» без лишних пауз и разъяснений.

- Фатуи ведут раскопки в долине Дуньюй и мы должны пресечь их деятельность, как можно скорее, - Кэ Цин старалась выглядеть максимально серьёзной, но её глаза предательски бегали по комнате, а лицо оставалась покрасневшим от неловкости ситуации. Нервно сглотнув, девушка сделала несколько шагов навстречу Чжун Ли, у ног которого лежал выскользнувший меч и наклонилась, чтобы поднять его.

Отредактировано Kaedehara Kazuha (2022-01-21 09:27:57)

+3

5

- Это так глупо. Но раз за разом, словно образы прошлого, мы продолжаем соперничать. Даже в такой никчёмной беседе. Но если она кажется нам надоевшей игрой, стоит ли её продолжать?

Вопреки гнетущей атмосфере, Моракс не обратил внимание Гуйчжун на то, что они продолжают контактировать – и, возможно, что это самый долгий разговор за всё время их общения. В прошлом слова были её оружием; Гео Архонт больше молчал, ведь за него говорили поступки. Острый клинок. Его действия – тогда ещё не самого старшего, не самого мудрого, но уже подающего большие надежды. Архонт Пыли знала его совсем другим, и сейчас, снова общаясь с ней, Чжун Ли уже ставил себя на место проигравшего. Не потому, что Гуйчжун могла понять его настроение так легко, а потому, что он так делал и раньше.

- Образы прошлого, хватающиеся за уже привычные верёвки, чтобы не упасть вниз, где зияющей пастью не ждёт ничего, кроме бегущего времени. Его неумолимый ход раскалывает даже камни. Не так уж важно, о чём и сколько мы говорим, важно то, что ждёт впереди. Знаю, ты не заслужила такого, но я так зол, потому что ты не пришла раньше. И то, сколь хитрой может быть ухмылка судьбы, говорит о том, что теперь тебе нужно проводить меня. Вот только едва ли я сам смогу вернуться.

А ещё эта шкатулка...

Моракс видел, как она страдала от того же неумолимого времени. Сделанная самой Гуйчжун, она была не более чем безделушкой поначалу. Она пыталась заинтересовать его хитроумными устройствами, но Гео Архонту была интересна лишь война. Чжун Ли никогда не смотрел на это иначе, но... вопреки тем воспоминаниям, где Пыль холодно отзывалась о людях, она была добра, благосклонна и именно от неё исходили все предложения по укреплению региона, в то время как Властелин Камня был поглощён сражениями. Он будто бы смотрел сквозь века на эту шкатулку – тогда совсем новую - и пробегающие годы оставляли на ней сколы и трещины, полировали покрытие мельчайшими песчинками и жестокими ветрами. Как будто вживую ощущал то, как через очередной скол к нему струится энергия его единственной любимой. Как она протягивает к нему белёсые призрачные руки, надеясь на понимание. Всё то сострадание и преданность, что она к нему испытывала. Эти эмоции вполне могли сточить камень.
И, подобно своему прошлому образу...
Моракс дрогнул.

Он пока ничего не сказал, лишь только отвёл взгляд, но Гуйчжун наверняка поняла, в чём дело. Больше всего отрицая необходимость быть частью её плана, Моракс понял, что его действия тогда могли погубить ту, кого он больше всего боялся потерять. Его затуманенный взор, который смотрел выше, чем самые высокие горы, но не мог наклониться, чтобы посмотреть, что происходит совсем рядом, буквально под ногами, сыграл в этом не последнюю роль.
Чжун Ли понимал, что Гуйчжун хочет услышать сейчас, но стремительное течение разговора (иронично, ведь последние несколько часов он был совсем не об этом) заставляло его медлить. Объединяя других для выполнения общей цели, Властелин Камня мог бы гордиться Ли Юэ, но... он злился. Конечно, не на любимую – только с ней он бы построил совсем другие земли, принял бы совсем другие решения. Ему было спокойно, когда она была рядом. Все эти тысячелетия он был один, и даже скажи он об этом вслух, Пыль бы не поняла его. Он вспомнил её резкие слова насчёт приближённости к людям; "так будет проще" – говорила она. И сейчас он мог ответить так же, закрываясь от неё до конца жизни. Но Моракс не сделал этого. Он был упрям – особенно для архонта, но не мог позволить себе пойти на жертвы, когда дело касалось Ли Юэ. Да, порой это было необходимо, но теперь, волею случая и божественной иронии, Гуйчжун правила этими землями. И он надеялся, что она сохранит всё то, что они когда-то начали, а он превратил в процветающее государство.

- Если бы я только сделал, как ты просишь, - слетело с его губ, - Ты бы позвала меня встретиться в руинах. Я бы не смог вынести того, что было в шкатулке. Но поставив меня в положение вечного поиска ответа, ты дала мне куда больше, чем я мог найти внутри. Я не знал, что там – способ тебя воскресить, прощальный подарок или то, чем была наполнена твоя жизнь. Как раз это давало мне надежду.

Шкатулка задрожала, когда он, только подумав об элементарной теперь разгадке, коснулся её. Решение виделось ему мгновенным, однако он не мог так поступить с Гуйчжун. Не сейчас.

- Своими действиями я однажды уже привёл всё к твоей гибели. Тогда я даже не успел найти слов, чтобы извиниться, а ты бы пошла за мной куда угодно. Но раз уж те извинения опоздали на многие столетия, сегодня я бы хотел сказать тебе, что жил этим днём. Не днём нашей ссоры, но я предполагал, что всё так случится.

Признаваться было легко, но Моракс всё равно тщательно подбирал слова, понимая, что многое Гуйчжун поймёт даже по абстрактным фразам. Например, его желание оттолкнуть её, чтобы после такого долгого сна архонт Пыли смогла насладиться тем, чего у неё не было. Уже ушедший со своего места, Чжун Ли понимал, что это будет куда лучше, чем пытаться сохранить в иллюзорных песочных часах последние крупицы жизни. Да, раньше он бы задумался о том, что Гуйчжун, возможно, могла бы замедлить эрозию, но теперь Моракс ответил бы на такое предложение совсем иначе.

- Я ничего не успел тогда, Гуйчжун, понимаешь..? Даже сейчас я понимаю это и не могу представить, каково тебе самой было уходить. Ты оставила после себя это, а я не дал тебе ничего. Прости меня.

Он снова взял шкатулку в руки, но теперь она уже не выглядела загадкой всей его жизни. Он был уверен, что даже стоит ему только подумать, как она сама раскроется. И что обида в голосе Пыли напрямую говорит о том, что и как ему нужно сказать.

- Скажи, неужели тебе хотелось, чтобы я произнёс эти слова, когда тебя не будет рядом..? Чего бы тогда стоила открытая шкатулка с твоими секретами..? Может, мы хотя бы представим, что после её открытия здесь снова окажешься ты? Что мы станем прежними, но только безо всяких загадок. Без ненужной бравады в пользу войны. Без испытаний, которые мы не можем исполнить. Но с осознанием того, что у нас отобрали все эти столетия..?

- Я люблю... – начал Моракс, глядя на то, как замки шкатулки открываются один за другим, неподвижные механизмы соединяются, а сама шкатулка трансформируется в открытую книгу. Но прежде чем она открылась, пугая его их совместным с Гуйчжун прошлым, Моракс остановил её трансформацию с помощью Гео элемента, чуть только услышал, как их бесцеремонно потревожили. В прошлом Чжун Ли бы обрушил на того, кто посмел так прервать важный разговор, весь Гнев Камня, но сейчас он только смог закончить фразу, начало которой незваная гостья наверняка слышала. Особенно если какое-то время пыталась подслушивать.

- ... оcмантусовое вино, - с печальной улыбкой закончил он, взглянув на Гуйчжун и переводя взгляд на потревожившую их девушку. Меч, который она выронила, привлёк внимание Моракса не меньше, чем вся эта ситуация в целом. Сама того не зная, Кэ Цин дала им время на передышку. Чжун Ли планировал оставить главу Цисин и её помощницу в покое, прикидывая в голове, куда бы он мог податься в рамках своего бессрочного отпуска, однако решил дождаться конца разговора - теперь уже официального. Ему, до сих пор упрямому в некоторых моментах, казалось, что Пыль не простит ему эти качества, но он ждал хотя бы намёка на это.

Клинок, который так соблазнительно лежал рядом, Чжун Ли успел поднять чуть раньше, избежав неловкого касания головами и, осторожно взвесив в руках, вручил Кэ Цин, рукоятью вперёд. Нефрит, казалось, переливался теперь как-то по-особенному, но это можно было списать и на освещение. Давно уже прошли времена, когда Властелин Камня привычным движением рассекал этим мечом всех несогласных. Тогда клинок был не в пример лучше, но, несколько раз утерянный, он непостижимым образом возвращался в этот мир, к достойным людям. Очередное оружие, которое было не так уж нужно Мораксу, чтобы карать несогласных, но именно этот меч был дорог его сердцу. Возможно, даже больше, чем то оружие, которым когда-то в прошлом пользовалась Гуйчжун.

- Изысканная работа, - задумчиво произнёс Чжун Ли, - Похоже, кто-то пытался нарушить целостность гравировки, но это очень интересный клинок. И он куда сильнее, чем то, что выпадает на его долю.

Наверное, в светской беседе он мог рассказать об этом мече куда больше, приводя в пример сохранившиеся с незапамятных времён записи, но сейчас это было лишним. К тому же, проблема, на которую обратила внимание Нефритовое Равновесие, требовала куда более серьёзных методов решения, нежели отряд миллелитов. Фатуи выглядели довольно серьёзными противниками, а их методы ведения дел зачастую не вязались с дипломатией. Во всяком случае, пока Чжун Ли чувствовал, что этот вопрос ещё требует его вмешательства. Или посильной помощи, которую простой консультант похоронного бюро может оказать Цисин, просто потому что его ввели в курс дела, а он как раз был неподалёку.

- Слухи о деятельности Фатуи подтвердились, - заметил Властелин Камня, - Некоторые купцы и искатели приключений в порту видели, как они что-то ищут, нередко блокируя торговые пути и мешая торговле. С этим действительно нужно разобраться.

[nick]Zhongli[/nick][status]it's raining stones :moaiface:[/status][icon]https://i.imgur.com/Jyr0evq.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Чжун Ли</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>you used to stare the <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=398">night</a> for distant <a href="https://barcross.rusff.me/profile.php?id=404">thunder</a></div>[/lz]

+2


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » в осколках звёзд мерцает юная гроза :: genshin impact