пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » 《 ad meliora 》


《 ad meliora 》

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/392616.webp

ad meliora

unspecified, наши дни


Feel my face hit the floor, cold hardwood stings but you pick me up
Hold my hand, show me love, fill my lungs oh never good enough
Free my mind, clear my head, motionless, fall to oblivion
Cell by cell, thread by thread, every piece breaks into millions

break into millions

Wei Wuxian & Jiang Cheng

Отредактировано Wei Wuxian (2022-05-10 19:35:45)

+3

2

[icon]https://a.radikal.ru/a24/2104/df/cd453e3e5740.png[/icon]

Пока Усянь выздоравливал, Чэн мотался к нему в больницу так часто, как мог, и все равно ему казалось, что это редко. Он бы и ночевал там, если бы отец в очередной раз не отругал за рассеянность и усталый вид, и не намекнул, что не стоило бы сильно навязываться выздоравливающему. А-Чэн тут же задумался, а не мешает ли и правда лучшему другу своим присутствием, но тут, к счастью, Вэй Ина из больницы выписали.
Под это радостное событие Чэна и поймали друзья Усяня, с которыми он обещал выступить, и теперь некоторые вечера пришлось посветить репетициям. Вопреки своим страхам, Чэн убедился, что ладить с ними можно, в душу не лезут, играют прекрасно и к новичкам относятся терпеливо. Если отбросить мысли о выходе на сцену, можно было хорошо проводить время за любимым занятием. Видела бы его матушка...
После каждой репетиции Чэн писал другу короткий отчет в стиле "все живы-здоровы, пока не оглохли, скучаем по тебе" и ловил себя на том, что улыбается, больше не чувствуя за это вины. К нему постепенно возвращалась радость жизни, казалось бы, безвозвратно потерянная со смертью А-Ли. Понадобилось второе потрясение, чтобы осознать, насколько они все хрупкие, и насколько сильно нужно ценить каждый момент.
Как бы ни ругался он на А-Сяня, этот шебутной и упрямый человек был самым лучшим подарком судьбы.
Примерно через неделю после выписки А-Чэн наконец-то смог выкроить время и выбраться в гости, как обещал. Недели же должно было хватить другу, чтобы попрятать все свои секреты и тайны? Нет бы позволить помочь после возвращения из больницы!
Все сам, все сам. Большой мальчик!
Будто Чэн не знает, что если бы сломал руку, Усянь окружил бы заботой и не давал ничего сделать! А сам, наверное, еще и в магазине помогает, совсем себя не бережет.
Вооружившись двумя большими пиццами, А-Чэн заглянул в магазин в поисках Вэй Ина, привычно сморщив нос от запаха благовоний. Тонкий аромат щекотал ноздри, а тихий перезвон нескольких колокольчиков "музыки ветра" неожиданно расслаблял и успокаивал. Домой может купить себе? Повесить на окно, будет звенеть или шелестеть от сквозняка, разгонять тишину пустой квартиры. Засмотревшись на бамбуковые трубочки, покачивающиеся и стучащие друг о друга под изящным деревянным цветком лотоса, Чэн чуть не забыл о цели прихода.
- Сколько это стоит?

+3

3

https://i.ibb.co/9vVTVft/293a46af7d3e.png

               Kак же много радости принесло Вэй Ину возвращение в родной дом. После очередного осмотра у врача в больнице он снова ступил за порог волшебного магазина, о чем немедленно известил приветливый звон дверного колокольчика, и вдохнул насыщенный аромат благовоний. Никогда не перестанет скучать по нему. Рукою проведя по деревянной стойке, за которой находился кассовый аппарат, юноша с благоговением оглядел наполненный различными артефактами зал. Благополучно припарковавший машину Дино зашел в магазин следом и зорким взглядом окинул помещение, предвкушая желание Вэй Ина немедленно начать помогать ему по дому. Только мальчишка успел обернуться к нему с горящими глазами и набраться воздуха впрок, чтобы засыпать вопросами о том, как без него справлялись целую неделю, Дино с ухмылкой его опередил:
Ну как видишь, дом еще стоит, — его театральный прищур обращенный к заставленным магическим добром полкам давал понять, что он размышляет над подходящей работенкой для Вэй Ина. Мальцу следовало беречь себя после той ужасной трагедии, что с ним приключилась. У него все еще заживала рана на виске и оставшиеся на память синяки по всему телу. О сломанной руке речь даже не шла.
Тем более Карлос приходит помогать, он, кстати, утром занес тебе в комнату пару новых пластинок, — он повесил проверенную временем кожаную куртку на дальний крючок и встал за стойку, — Вот как переслушаешь их все, тогда приходи выпрашивать у меня работу.
Вэй Ин досадно цокнул языком и закатил глаза.
Я же руку сломал, а не шею или голову, — начал было возмущаться он.
Этого еще не хватало, — ответил Дино, надев очки и открывая учетную книгу, чтобы проверить собственные записи. Видя, что Вэй Ин не уходит и продолжает стоять у него над душой, пожилой индеец приопускает линзы, чтобы посмотреть на него в упор, — Ты хоть знаешь, как заставил всех нас волноваться? А если бы ты погиб там на углу? Разбился бы насмерть, малыш, ты понимаешь?
Недовольно покачиваясь на ногах, Вэй Ин отвел глаза и поджал губы. Он мог егозить сколько угодно, но в душе прекрасно понимал почему Дино не позволял ему брать на себя слишком много и чувствовал себя виноватым.
Не называй меня малышом, мне уже не пять лет, — тихо возмутился он, надувая губы и глядя виноватыми глазами.
Да будь тебе хоть сто, захочу и дам щелбан. Иди с глаз моих и отдохни нормально, — хозяин магазина не оставлял цифры без внимания.
Не злись, — попросил Вэй Ин и вздохнул, — Просто.. ты же знаешь, что я...
Его голос прервался неожиданным звоном дверного колокольчика и любопытным вопросом о цене музыки ветра.
Цзян Чэн! Ты так быстро, — радостная улыбка тут же засияла на лице встречающего, — О, ты принес пиццу! Она с грибами и пеперони? Уже чую аромат! — он подбежал и устремил взор на висящие за витриной колокольчики, — А... это, тут цена зависит от размера и качества материала. А тебе какой понравился?
О, Цзян Чэн, решил зайти в гости? Давно тебя тут не было, хорошо выглядишь, — Дино отвлекся от работы, чтобы присмотреться к сыну семьи Цзян, — Как отец и матушка поживают?
Да, кстати, они знают, что ты ко мне с ночевкой? — воодушевился Вэй Ин, протягивая руку вперед, чтобы взять коробки с пиццей у друга, — Пойдем на кухню или сразу ко мне?
Неудобно просить тебя об этом, но, Цзян Чэн, присмотри за ним, пожалуйста. Ему еще месяц в гипсе нужно отходить, — старый хитрый лис обратился к более серьезному молодому человеку, который, как он знал, мог своей строгостью повлиять на непоседу в лице Вэй Ина. Надувшись от такой перспективы, приемный сын тем не менее принимать это близко к сердцу не стал.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-03-08 23:41:44)

+3

4

[icon]https://a.radikal.ru/a24/2104/df/cd453e3e5740.png[/icon]

Как всегда, не улыбнуться в ответ на искреннюю улыбку друга было невозможно. Чэн слегка кивнул, ошарашенный радостным напором Усяня.
- Все, как ты любишь! Только перец потом отдельно насыпешь.
А то в рот взять невозможно будет. Да что там в рот, к носу не поднесешь, обчихаешься заранее. И если он преувеличил масштабы бедствия, то только чуть-чуть!
- Вот этот, - Чэн неловко показал пальцем на самый большой из колокольчиков, толстые трубочки издавали самый приятный для его ушей стук. Сразу представлялось, как уютно будет звучать, если устроиться в кресле с чашкой горячего шоколада и книгой. - Я хочу его купить.
Обернувшись на голос, Цзян Чэн смущенно потер шею.
- Здравствуйте, Дино. Работы много и... ну, не до прогулок мне было.
Наверное, Вэй Ин успел поделиться с владельцем магазина бедой, случившейся в семье Цзян, но говорить об этом все еще было выше сил. Если говорить, значит, признать, что все произошло на самом деле. А если молчать, то вроде как и не было ничего. А-Чэн всегда был силен в самообмане.
- У них все хорошо, благодарю. Матушка уехала на отдых с подругой, отец весь в работе. И нет, не знают, - отдавая коробку, ответил уже Усяню. - Я не маленький, не отчитываюсь, где ночую.
И неважно, что дело не в том, что возраст, а в том, что родителей не слишком-то заботило, где их сын. Дома или у друзей, в баре или под кустом. Лишь бы не опозорил репутацию семьи. А в крайнем случае всегда есть телефон.
- К тебе.
Свинячить так спокойно, на территории, где Чэн чувствовал себя комфортно. Где можно было расслабиться и не ждать, что кто-то вдруг заглянет. Дино ему нравился, но хотелось наконец-то пообщаться с А-Сянем без помех.
- Обязательно присмотрю! Это шило в заднице в надежных руках.
Надувшийся друг выглядел настолько мило, что едва удержался от того, чтобы потрепать его по щеке, как всегда делала сестра. Правда, Цзян Чэн не был так уж уверен, что ему удастся удержать Усяня от всех проделок, но хотя бы от части он точно сможет.
- Будешь вести себя как следует, расскажу, как проходят репетиции.

+3

5

https://i.ibb.co/9vVTVft/293a46af7d3e.png

Может ты мне еще его в чистом виде предложишь? — саркастично ответил Усянь, делая при этом обиженный вид, но спустя всего пару минут забывая о причине для того, чтобы похмурить лишний раз свои соболиные брови. Яркие карие глаза тотчас устремились к выбранному Цзян Чэном колокольчику и чуть расширились от удивления. Надо же было господину Цзян было выбрать один из самых изысканных! Но Вэй Ин был уверен, что сможет выпросить у Дино скидку на него, в конце концов он сам приложил к нему руку около двух месяцев назад, когда их посещал один китайский ремесленник. Вместе со своими диковинными работами он принес дюжину раритетных колокольчиков, у каждого из которых была своя легенда происхождения. Двое из них оказались в паре и были в форме лотосов, но поскольку жизнь их потрепала больше всего, то их были готовы продать за цену одного. Не в силах расстаться с их мелодичным звучанием, Дино выкупил их и позже поручил Вэй Ину придать им если не прежний, то новый лоск. Так, легшая на цветочные лепестки дуохромная эмаль, которая в случае первого переливалась алым на фоне черного, а в случае второго играла разными оттенками лилового, создавала подлинное колдовство. Небольшие вкрапления хрусталя в форме капель воды чудесно дополняли вставки из белого золота, играя радужными зайчиками на стенах магазина в солнечный день. Конечно, теперь их можно было продать дороже, но в этот момент Вэй Ин понял, что они куда лучше будут смотреться в их комнатах. Так что вместе с лиловым, решил не оставлять черный на витрине.
У господина Цзян хороший вкус, — покачал головой Дино, чуть ухмыляясь, но не говоря ни слова о том кто помогал привести вещицу в порядок.
Определенно! — быстро нашелся Вэй Ин, — Только сегодня я могу продать тебе его за смешную цену, всего каких-то двадцать долларов и мы в расчете.
Владелец магазина лишь приподнял брови, вслушиваясь в дружеский разговор. И на то, что ценник там был не в двадцать долларов, он решил тоже не указывать. Раз его воспитанник так хотел сделать другу приятно, то пусть сам назначает цену за свою работу.
А если учитывать, что у нас проходит скидка на покупку от двух единиц и выше, то... тогда за десять, а второй куплю я! Дино, можешь вычесть его из моей зарплаты.
Из той, что через месяц? Ну как скажешь, — легко согласился индеец, посмотрев на обоих и тоном бывалого голиарда продолжив, — Говорят, они оба прибыли из некоего дворца, что когда-то стоял у озера лотосов. Что стало с дворцом неизвестно, но их, видимо, украли до того, как он был потерян в летописях. Поэтому у вас в руках будет частица истории, джентльмены, — он подошел к витрине и снял оба колокольчика, убирая с них ценники. Затем он вручил их двум ценителям искусства, — Идите развлекайтесь. Если будете нужны я вас позову.
Довольно рассмотрев полученные колокольчики и, особенно уделив внимание реакции Цзян Чэна, Вэй Ин заулыбался.
Спасибо! — поблагодарил он дядю и затем направился на второй этаж, ворча на друга — У кого еще тут шило в заднице!

Минутой позже дверь в просторную комнату распахнулась. Коробки с пиццей были поставлены на стол, а очаровательный колокольчик повешен у него же. Далее Вэй Ин всего за несколько минут "магическим" образом преобразил свою спальню, включив красную неоновую подсветку и колонки, из которых заиграла тихая фоновая музыка,чтобы они совсем уж не сидели в тишине. Приземлившись на кровать, он удивился размеру коробки с пластинками, которую для него оставили ранее.
Да тут слушать не переслушать! Он издевается, — с улыбкой проговорив это, Вэй Ин покачал головой, прежде чем обратить взгляд на друга, — Тебе правда нравится колокольчик? Куда его повесишь? И расскажи мне про репетиции наконец, а то ходишь только обещаешь!

Отредактировано Wei Wuxian (2022-03-08 23:41:52)

+3

6

[icon]https://a.radikal.ru/a24/2104/df/cd453e3e5740.png[/icon]

Поглощенный колокольчиком, А-Чэн оставил вопрос друга без внимания. Хотя мог бы возмутиться, сказав что-то вроде "ты же потом им на меня дышать будешь!". И вообще, перец нужен, чтобы подчеркнуть вкус, а не чтобы внутри все сжигать, подобно лаве, вырвавшейся из жерла вулкана. Не у всех крепкие желудки. Спасибо, что Усянь никогда не забывал про "неженку" Чэна, когда готовил на двоих.
- Двадцатку? - не отрывающий взгляда от переливов цвета на лиловых лепестках Цзян Чэн очень удивился. - Мне кажется, он должен стоить намного дороже.
Даже со обещанной скидкой, все равно слишком дешевую цену друг назвал. Вещь выглядела шикарно. А-Чэн был на редкость нетребовательным и оценивал прежде всего с точки зрения удобства и нужности, но эта музыка ветра прямо с первого взгляда запала в душу. Только этим можно было объяснить невнимательность, потому что второй колокольчик он заметил лишь после слов А-Сяня. Они и правда составляли чудесную пару, разных цветов, но в одном стиле.
Прямо как они с Усянем...
Друзья всегда были на одной волне, несмотря на то, что характеры были почти противоположными. Многие удивлялись, как они могли сосуществовать относительно мирно (драки не в счет, не со зла же, а по-дружески).
- Еще и с такой историей. Ох, мне кажется, дуришь ты меня, брат, - Чэн покачал головой.
Колокольчик, висящий во дворце возле озера с лотосами... В глазах Цзян Чэна он стал выглядеть еще более привлекательно и был трепетно прижат к груди хозяином, у которого был вид дракона, которому вернули его потерянное сокровище. Теперь никакая сила не заставит их разлучиться. Вот бы у него тоже был свой дворец. Просторные комнаты, окна, выходящие на зеленые дворы, и обязательно рядом озеро или река. Он был бы серьезным и ответственным, засиживался в кабинете над свитками и писал изящные иероглифы кистью с тушью. Слуга подавал бы ароматный чай в чашке тончайшего фарфора, а колокольчик тихонько позвякивал от легкого ветра.
Но пока на собственный дворец не заработал, Чэн радостно топал за другом в его комнату и заранее облизывался на пиццу.
Избавившись от коробок, А-Чэн так и держал колокольчик в руках, не зная, куда его пристроить, в итоге положил на подоконник, напоследок погладив кончиками пальцев. И немедленно приземлился на кровать впритык к другу, чтобы удобнее было отбирать у него лучшие куски.
- Ты сделал в слове "заботится" кучу ошибок, - пихнув Усяня плечом, Чэн рассмеялся.
Повезло, что у друга был тот, кто искренне заботился о нем, не забывал, когда сам Вэй Усянь забывал о себе.
- На кухне. Или нет, в комнате. Или нет! А! Я не знаю... - запустив обе руки в волосы, А-Чэн совсем растрепал прическу, паникуя от того, что не знает, куда лучше пристроить сокровище. И там хотелось видеть, и там. - На кухне.
С некоторым сомнением определился, представив, как приятно будет утром выползать сонным за чашкой кофе и видеть солнечные блики на колокольчике. Или яркие лиловые лепестки на фоне серого неба.
- А репетиции, расскажу, конечно. - Глаза Чэна загорелись воодушевлением. - Поначалу сложновато было. Они к тебе привыкли, а я тормоз. Но они меня хвалили, представляешь?
Хвалили! Даже когда косячил, не ругали, а по-доброму посмеивались и помогали расслабиться. Чужие, посторонние люди, ну ладно, не совсем посторонние, друзья друга все же, но никто из них не был обязан подбадривать и успокаивать. Для Чэна было странно, что бывает и так. Что не тыкают носом в недостатки, а замечают достоинства.
- Репертуар такой клевый! Многие песни для моего голоса подходят. Так что подольше лечись, - тут А-Чэн запнулся и вскинул на друга испуганные глаза. - Черт, дурной язык мой. Поправляйся скорее, просто... - он неловко сжал лежащие на коленях руки в кулаки, - ...мне там так нравится.

+3

7

https://i.ibb.co/9vVTVft/293a46af7d3e.png

               Kогда его уличили в лексико-семантической ошибке (или все же орфографической?), Вэй Ин задумчиво свел брови к переносице, однако согласился без всякого спора. Ему крайне повезло с Дино, он это прекрасно осознавал, ведь кто еще взял бы на себя тяжелую ношу в его лице и возложил на свои плечи ответственность за воспитание чужого ребенка? В мире не так много добросердечных и самоотверженных людей готовых действительно помочь кому-то, кроме себя. И то, что бывший байкер ведущий абсолютно параллельный семейному образ жизни по итогу выбрал семью не могло не заставить содрогнуться человеческое сердце, а в особенности сердце Вэй Ина. Он был обязан Дино всем, хотя именно это осознание толкало его вперед на новые подвиги невзирая на полученные травмы. Даже сломанную руку Вэй Ин не видел достаточным оправданием, чтобы не помогать Дино в его магазине.
Да. Ты знаешь... Сам удивляюсь своей пятерке по языкам, — он пожал плечами, безобидно отшутившись.
Его дражайший друг был особой чрезвычайно ответственной в любой ситуации, даже в той, где ему всего лишь следовало решить куда повесить новое украшение в своем доме. Изумительной красоты колокольчик действительно просился во все уголки комнат, но Вэй Ин знал, что Цзян Чэн справиться и с этой нелегкой задачей, выбрав для него самое лучшее место.
На кухне? Отличная идея, А-Чэн. Теперь все, кто придет к тебе в гости смогут его увидеть, — обрадовался второй по старшинству хозяин магического заведения, добродушно усмехнувшись, — Будешь устраивать лучшие чайные церемонии! Не забудь хоть прислать приглашение, если решишься.
Внезапно проявившийся энтузиазм друга стоило лицезреть. Вэй Ин уже не помнил когда мог видеть Цзян Чэна таким увлеченным, с эмоциями повествующим ему о чем-то, что с ним приключилось. Даже то, как он запнулся из-за ужаса перед сказанным показалось ему невероятно милым, вызывая благосклонную и, как всегда, солнечную улыбку. Усянь был искренне счастлив за то, что А-Чэн смог так хорошо себя проявить. И он успел об этом узнать гораздо раньше, ведь остальные члены группы никогда не переставали держать его в курсе происходящего. Но он хотел услышать о впечатлениях А-Чэна из уст самого А-Чэна.
Все в порядке, — мягко рассмеялся временно оставивший свои полномочия гитарист, — Конечно они тебя хвалили, ты так нам помог! Я рад, что тебе там хорошо. Но тебе необязательно оставлять группу, когда я вернусь в нее. Можем репетировать вместе и выступать тоже. Мы с ребятами мечтаем в следующем году попасть на прослушивание. Вроде как есть студия, которая была бы не прочь нас услышать, ты представляешь? Но пока у нас в запасе целый год на репетиции, — поделился он планами на будущее. Конечно, Вэй Ина полностью устраивала его настоящая жизнь и люди, которые были в ней. Однако было бы попросту глупо не попробовать себя в качестве профессионального музыканта, вдруг ему повезет?
Если захочешь, то можешь поехать с нами. Ну это, если правда очень захочешь, я тебя ни к чему не обязываю, я знаю как тяжело тебе пришлось совмещать репетиции и работу. Кстати, как на работе дела? Что отец, не против твоего нового увлечения, ты ему не рассказывал? И какая твоя любимая песня из тех, что вы сейчас играете? — следующий вопрос не заставил себя ждать, ведь не стихающее любопытство брало свое. Вэй Ин взял себе аппетитный кусочек пиццы и взглянул на Цзян Чэна.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-03-08 23:41:59)

+3

8

[icon]https://a.radikal.ru/a24/2104/df/cd453e3e5740.png[/icon]

Представив, как к нему в гости приходят толпы, Чэн содрогнулся.
- Ну уж нет! Никого не пущу, кроме самых близких.
То есть, получается, кроме Усяня и никого. С приятелями и знакомыми Чэн предпочитал встречаться на нейтральной территории, считая свой дом своей крепостью. Родителям едва ли придет в голову навестить сына, и отцу, и матушке удобнее вызвать его к себе. Нет, конечно, А-Чэн был полностью сам виноват в сложившейся ситуации, он и не пытался заводить друзей, они как-то сами заводились, если не убегали от тяжелого характера. Один вон рядом сидит и улыбается так хитро, будто все наперед знает.
- Ловлю на слове! Буду на тебе проверять. Только когда перелом заживет, а то и не стукнуть нормально.
Как обычно же будет, Чэн будет волноваться, проливать воду мимо, заваривать слишком горячей водой или еще что-нибудь, а Усянь смеяться и поправлять, тогда и подерутся, потому что кое-кто смеется слишком много, а кое-кто другой не умеет иначе свое возмущение и смущение прятать. Сестра бы смеяться не стала, ее ласковые ладошки поддержали бы неуверенные руки брата, и все бы получилось. Лучший друг не такой, и слава всем богам вообще-то, что не такой. Двоих настолько нежных людей колючка-Чэн не выдержал бы.
Хотя, Усянь тоже не обижался на глупые слова, как и А-Ли. Прощал, понимая, что сказано не со зла, улыбался широко и этим ужасно смущал. Разве такой как Чэн достоит таких солнечных улыбок? Да ни в жизнь.
- Да перестань. - Как они будут вместе выступать, когда А-Сянь настолько замечательный? Чэн заранее уже был готов отступить, чтобы не занимать чужое место и не путаться под ногами. Да, ребята добрые и классные, и Усянь лучше всех, но зачем им там Цзян Чэн? Пока помогает с репетициями, а потом...
- Ого, здорово как! - Чэн заулыбался, расслабляясь. - Вы отличная группа и обязательно понравитесь. И прославитесь.
И он будет скромно гордиться тем, что лично знаком с популярной группой.
- А я буду ваши автографы продавать и куплю себе небольшой остров, - Чэн рассмеялся и потянулся к пицце, остывает же.
Неплохой бизнес. Правда, насколько он помнил, Усянь никогда не стремился к славе и богатству, но попытаться же стоило. Раз выпал шанс, нужно хвататься за него обеими руками.
Успев откусить кусок пиццы, А-Чэн немедленно подавился и возмущенно уставился на друга. Не обязывает, конечно. Машет красной тряпкой перед быком, а так нет, не обязывает. Чэн всегда стремился к свободе, но никогда не был достаточно смел, чтобы ее получить. Привык к жизненным планам, с трудом вписал туда то, чем ему действительно нравится заниматься, и вроде как был счастлив. И тут опять Усянь ставит все с ног на голову. Как жить теперь и перестать думать о том, что можно все бросить и уехать?
- Нормально на работе. - Говоря об этом, Чэн резко поскучнел. - Отчеты, планы, проверки. Ничего нового или необычного. Я с отцом почти не вижусь, да и не интересно ему, где я провожу вечера, лишь бы с утра на рабочем месте был. А сам я делиться не пойду, знаешь же.
Раньше маленький А-Чэн бежал делиться чем-то важным с родителями, после перестал, наконец осознав, что это важно только для него, не для них. Матушка иногда выслушивала его, еще реже гладила по голове и смотрела всегда грустно. Отец кроме дел ни о чем говорить не хотел. Старшая сестра не слишком разделяла восторги, девчонка же. В итоге Чэн замкнулся, и единственным спасением стал внезапный шебутной друг с улыбкой, на которую невозможно было не ответить.
- А любимая песня... - задумавшись, Чэн прикусил нижнюю губу. - Нет, не могу выбрать. Они же все под настроение. Сегодня одно, завтра другое. А ты нового ничего не написал?

+3

9

https://i.ibb.co/9vVTVft/293a46af7d3e.png

« — Ну уж нет! Никого не пущу, кроме самых близких.»

               Услышав это категоричное замечание из уст друга, Вэй Усянь снисходительно улыбнулся. Все потому, что он знал правду о неприступности Цзян Чэна как личности, а подобное качество многих могло обескуражить при знакомстве с ним. Многих, но только не Вэй Ина или его друзей, которые обладали особым чутьем на занимательных людей. Не исключено, что Цзян Чэн недооценивал свои возможности из-за сложных взаимоотношений с родными, вот только закопать свои таланты где-то на заднем дворе как это было раньше отныне ему не позволят. Этому миру есть что узреть в лице молодого господина Цзян.

Улыбка не сходит с лица хранителя магических древностей, когда речь заходит о чаепитии. Когда А-Ли была жива, то в ее доме нередко царила атмосфера китайских посиделок. Ароматы жасмина, лотоса, иланг-иланга — все это она любила нежно и делилась этим с другими, вкладывая в каждую чашечку горячего напитка самый особенный ингредиент, а именно свою любовь. Та согревала лучше всякого перца, хотя сладкой была как ваниль. Расстаться с этими мгновениями счастья не хотелось ни за что, поэтому каждая деталь способная возродить уют былого береглась Усянем и вдыхалась им же с надеждой. Казалось, он служил своего рода медиумом среди них троих стоило ему в очередной раз потянуться к обожаемым вещам А-Ли. Его руки невольно творили ритуал с целью вернуть ее дух ненадолго в этот суетливый мир, чтобы Цзян Чэн мог тоже вспомнить какого это иметь рядом любящую семью.
Ну спасибо, что хоть больного не бьешь, — хмыкнул Усянь, покачал головой и снова откусив пиццу. Та была невероятно вкусной, отчего он довольно зажмурился. Как хорошо, что Цзян Чэн все еще помнил их любимую пиццерию.
Ну чего ты? Хорошо, если в группе есть два или три вокалиста. Можно замутить классные вещи, — с воодушевлением протестует он, зная о своей правоте. Почему кто-то вдруг должен занять чужое место, если ему положено свое собственное? Усяню думалось приобщить друга к группе исполнителей не только из-за острой необходимости в замене, поскольку где-то во вселенной существовала вероятность, что попробовав выступать на сцене, Цзян Чэн наконец-то поймет от чего на самом деле отказывался все это время. Поймет и перестанет давать заднюю.
Для тебя найдется место. И... может, ты сможешь купить себе еще один остров, — предлагает Вэй Ин и расплывается в искренней улыбке, — Ты всегда можешь вернуться туда, откуда начинал. Если тебе не понравится, кто сможет тебя удержать? Но я хочу, чтобы мир услышал нас обоих.
Слава, богатство, обожание толпы — все это проходящее. Вэй Усянь счастлив и сейчас. Счастлив, что у него есть добрая и крепкая семья из самых разных людей на свете, невероятно талантливые друзья и самая лучшая пицца в руке этим вечером. Он не пропадет, но жизнь достойна того, чтобы ее хотелось прожить на полную. Увидеть новые места, узнать больше об интересующих вещах, стать чем-то большим в собственных глазах, осознать себя, прежде чем потерять на смертном одре.
С грустью поджав губы, Вэй Ин слушал рассказ Цзян Чэна о его делах на работе и общении с отцом. Как бы ему хотелось, чтобы господин Цзян сумел разглядеть в сыне потенциал. Сколько он знал эту семью, столько наблюдал странный холод и излишнюю строгость в отношении единственного оставшегося наследника. Это очень удручало, внушая сердцу боль за близкого человека, но вместе с тем вызывало острое негодование: как даже такое большое горе не смогло объединить этих людей? Разве не следовало дорожить родным сыном больше из-за потери дочери?
Вздохнув, полный сочувствия Усянь потянулся свободной рукой к плечу друга и похлопал по нему с пониманием.
Может оно и неплохо... Если решат тебя отругать, то ты будешь уже в другом конце страны, — постарался развеять атмосферу уныния он доброй шуткой. Дальше разговор ушел в сторону репертуара и к своей радости Вэй Ин обнаружил, что его другу полюбились все песни одинаково. Будь в его руке бокал, он бы поднял его за это не задумываясь.
Хороший ответ, — одобрительно кивнул Усянь, — Из нового.. ну.. я не могу сейчас играть, сам понимаешь. Но пока приходилось лежать в постели, я кое-что придумал.. — он призадумался, а потом его глаза обвели всю комнату пытливым взглядом в поисках гитары. Найдя ее в футляре у шкафа, находчивый музыкант произнес:
Слушай, возьми мою гитару. И возьми Ля Минор, а потом мажорный от Ре и снова в Ля, потом Соль Минор и в До Минор.. Попробуй просто, а потом вот с таким ритмом вот так, — он постучал ладонью по столу и постарался напеть ясный мотив.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-03-08 23:42:06)

+3

10

[icon]https://a.radikal.ru/a24/2104/df/cd453e3e5740.png[/icon]

- Не бью, но и не нарывайся!
А то расслабится кое-кто и начнет подкалывать, как обычно это бывало. На самом деле, Чэну не хватало именно этого легкого общения с тем, с кем можно посмеяться, шутливо повозиться, как в детстве. Даже с сестрой он не мог себе позволить вести себя так, девчонка же, хрупкая и нежная, можно и поранить ненароком. А одного балбеса не жалко!
К сожалению, они оба росли и взрослели, уже нельзя было многое позволить, как раньше, когда "трава была зеленее, деревья выше, родители умнее". Но А-Чэн все равно радовался каждому проведенному вместе моменту, ведь рядом был человек, готовый подставить плечо и прикрыть спину. Да просто выслушать уже бывало достаточно.
- Если ты уверен... - Чэн смущенно почесал кончик носа и потянулся за пиццей, чтобы чем-нибудь занять руки. Воодушевление Усяня было искренним, и от этого на душе потеплело. А-Сянь ему никогда не врал, и раз говорил, что все нормально, значит, все нормально. И ребята в группе вроде бы были не против, если бы Чэн остался и после возвращения Вэй Усяня.
Самому бы Чэну еще поверить в то, что он может. Что его жизнь и решать должен только он, а не следовать на поводу у устоев и желания родителей. Матушка хотела для него лучшего, может быть, когда она увидит, что ее сын действительно счастлив на сцене, а не в скучном офисе, она сменит гнев на милость? Может быть, если он добьется успеха и признания, отец его заметит?
И так ли уж нужно ему, взрослому парню, их одобрение?
- Два острова лучше, чем один, - А-Чэн рассмеялся, чуть не подавившись крошками. - Ты подбиваешь меня на бунт, бессовестный ты тип!
Но слова Усяня удивительно совпадали с собственными мыслями. Пути отступления есть, так почему бы и не попробовать шагнуть вперед? Никто не требует "прыжка веры", рядом будет тот, кто поддержит. Когда-нибудь Чэн наберется решимости, обязательно!
- Ахаха, да, я всегда могу просто повесить трубку и не брать ее.
Не помчится же отец ловить и возвращать блудного сына домой. Одна мысль об этом вызывала хохот до слез. Вот же коварный А-Сянь! Знает, на какой крючок ловить.
Закатив глаза и продолжая хихикать, Чэн изволил подняться и вытащить гитару, немного непривычно легшую в руки. Конечно, ему было очень интересно, что там успел придумать лучший друг.
- Ля Минор, Ре, Ля, - бормоча себе под нос, попробовал взять аккорды, запутался, но упрямо начал сначала, стараясь соответствовать напеву и отстукивая ногой нужный ритм. - Красиво.

+3

11

https://i.ibb.co/9vVTVft/293a46af7d3e.png

Гипсом получишь по башке! Ты хоть знаешь какой он тяжелый? — возмутился Усянь как всегда игриво, а после поморщил аккуратный нос и смахнул всякое негодование пальцем с его кончика. У мальчишек всегда были их бестолковые забавы, которые могли не знать возрастной категории. Вэй Ин так вообще в детстве мог придумать игры из ничего, потому что всегда был генератором идей любого сорта гениальности. С годами улучшалось только их исполнение, к которому юноша подходил с большей тщательностью. Собственно, он никогда бы не предложил старому доброму А-Чэну то, в чем не питал и толики уверенности сам. Сейчас увести этого брюзгу в большой город и расширить круг их возможностей казалось лучшей перспективой на будущее. А станут они по итогу великими звездами или нет — какой смысл гадать сидя здесь, если можно просто рискнуть и узнать?
Уверен, Чэн-Чэн, и не отступлю, даже если ты будешь вредничать, — хохотнул Усянь с присущим ему добродушием. Родители друга не смогут держать его на коротком поводке всю жизнь, наступит день и им придется ослабить хватку дисциплинарного кнута. Цзян Чэн уже был достаточно взрослым, чтобы гулять поздно вечером не отчитываясь о своем местонахождении, достаточно ответственным, чтобы выполнять рутинную работу и поддерживать друга после тяжелой травмы, достаточно серьезным, чтобы вчитываться в мелкий шрифт контрактов от музыкальных студий. Усянь думал, что А-Чэн нужен ему точно так же, как и он нужен А-Чэну. Что они стоят друг друга и их сильные стороны способны нивелировать их слабости. Вряд ли что-то могло убедить его в обратном.
Во-о-от! — он одобрительно помахал пальцем в воздухе и широко улыбнулся, когда друг сказал об отсутствии связи с абонентом, — Так что вряд ли стоит сильно переживать, — он пожал плечами, мол «будь что будет». Его глаза уже пристально наблюдали за тем, как А-Чэн обращается с гитарой. Действительно куда более умело, чем мог бы до всех репетиций и концерта. Это заставило улыбку задержаться на лице Усяня.
Ага, — без сомнения подтвердил он, — Теперь играй так секвенцию, а я напою слова... — его целая рука потянулась за телефоном в кармане кожанки, которая свободно висела на втором плече. Вытянув гаджет, он быстро отыскал в его памяти набранный ранее текст. Стопы сами начали отбивать четкий ритм и поймав нужную ему долю, Вэй Ин стал дарить новую жизнь написанным строкам. С легкой хрипотцой и там, где посочнее, давая немного гроула, чтобы песня зазвучала как можно ближе к желаемому результату и Цзян Чэн мог представить что кроется за этой необработанной композицией. 

I know my hesitation gets you down
It's talking quiet loud
A silent rise in me lately
Stuck third degreeing on this couch somehow
You always sit me down
It's called a living room lad
y

Surface emotions under hurt somehow
Invisible the frown
Got to reveal myself baby
Our cornered elephant is restless now
You wanna talk it out
But don't sit me down cause

I drink wine with the devil
You know that I'll play you like a level
And vices are the driver, two feet on the pedal
Searching for the reason why, that's just the devil I know

По-моему неплохо, если еще добавить стоящие басы. А ты что думаешь? Подойдет для первого прослушивания? — он улыбнулся другу, немного откинувшись на спинку кровати, — Могу еще вторую мелодическую линию прописать для акустической версии, м? — темные брови заиграли, а улыбка не сходила с лица, — Слу-у-у-ушай, а что ты думаешь по поводу того, чтобы порепетировать тут и потом сыграть ее ребятам? Хочу услышать, что они скажут, но для этого нужно дать им более полное впечатление.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-03-20 15:31:50)

+3

12

- Нет, не знаю, - ребячески показав язык, Чэн на всякий случай отсел подальше.
Что угроза была шуткой, было ясно, но с друга сталось бы хотя бы замахнуться, а перелом еще не зажил, лучше не тревожить. К счастью, Цзян Чэн и правда не знал, насколько тяжелым и неудобным может быть гипс. Все падения и травмы заканчивались максимум растяжениями и вывихами. И заживало, как на собаке. Хотя, он и в аварии не попадал...
- Надеюсь на тебя в этом, - пробурчал, смущенно отворачиваясь.
Не все идеи Усяня были прекрасными, что не мешало А-Чэну следовать за ним, а после ругать, если что-то не получалось. Но и хвалил он, если выходило, тоже. Скупо и будто недовольно признавая чужую гениальность, но старался же! Не умел он хвалить как следует, примера перед глазами не хватало. А-Ли была другая, светлая, у нее всегда находились нужные правильные слова, чтобы поддержать и воодушевить. И как так получилось, что их воспитывали одни родители? Наверное, дело в том, что когда родилась старшая сестра, господин Цзян и госпожа Юй еще на что-то надеялись в своих чувствах, пытались быть настоящей любящей семьей. Младшему сыну уже ничего не досталось.
Зато у него был шилопопый и вечно неугомонный лучший друг и самый близкий человек. Который сидел сейчас с горящими глазами, не замечая пятнышек соуса от пиццы вокруг рта, и улыбался так, что смотреть на это сияние было почти больно. Видимо, в прошлой жизни Чэн все же сделал что-то хорошее, раз его так наградили.
К своему удивлению, к чужой гитаре приноровился быстро. Пальцы привычно брали аккорды, следуя за мелодией в голове, а после за сильным голосом, уводящим за собой и мысли.
Я знаю, что моя нерешительность расстраивает тебя...
Тоже самое А-Чэн мог сказать А-Сяню. Удивительно, что после стольких лет знакомства другу еще не надоело бросаться на панцирь и колючки, чтобы добраться до настоящего и прицельным пинком придать нужное направление постоянно сбивающемуся с пути. Что бы он делал без Вэй Усяня? Уже давно находился бы в белой комнате с мягкими стенами, наверное.
Ты знаешь, что я буду играть с тобой как с ровней...
Чэн немного сбился, нахмурился и постарался выправиться. Все же мелодия непривычная, пока совсем сырая. Но перед А-Сянем не стыдно.
- Неплохо? Да ты мастер приуменьшать! - фыркнув, Чэн опустил гитару, оставляя ее на пол возле дивана.
Вроде бы незамысловатые слова и достаточно простая музыка, но было в этом что-то цепляющее за душу, не дающее забыть. Это точно может стать хитом.
- Это прекрасная песня, и если ее не оценят, то у них там совсем мозгов нет!
А? При чем тут репетиции? Чэн чуть не хлопнул себя по лбу. Точно, он же согласился участвовать в этом авантюрном безобразии. Паника накатила удушающей волной. Боже, ну кто его за язык тянул? Но одно дело рассуждать о том, что случится когда-нибудь, и другое - обнаружить, что это "когда-нибудь" наступило. Подышав минутку и покусав губы, Цзян Чэн нерешительно кивнул. Он обещал, значит, должен сделать.
- А Дино мы не помешаем? Он у тебя, случаем, не тонкий ценитель? Не выставит на улицу с вещами?

+3


Вы здесь » Crossbar » фандом » 《 ad meliora 》