пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Until we go down


Until we go down

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Until we go down

Райнер... Сядь.

Ruelle - Until we go down

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/30/321570.jpg

Корабль с символическим названием "Титаник", затем - гетто Либерио

Reiner Braun & Mikasa Ackerman

Альтернативная история о том, как бы всё сложилось, избери Гриша Йегер другого исполнителя для своих стремлений и целей.

+1

2

[sign]http://pa1.narvii.com/6781/709fcb2465f334592f649b4a7b5a7faf3e5f3e61_00.gif[/sign][nick]Reiner Braun[/nick][status]Агония. Страх. Боль.[/status][icon]https://i.pinimg.com/236x/f5/6e/d3/f56ed3aa72c344c6982d139eb5bb2f3f.jpg?nii=t[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Райнер Браун</a>[/nm]

   Повод опустить руки и забыться в череде событий и воспоминаний, которые превратили меня в то, кем сейчас являюсь. Многое произошло в Марлии, о многом пришлось умолчать, о многом говорить не стоит. Ночами сплю плохо, не могу найти себе место, и постоянно сводит мысли к недавнему прошлому, которое стало похоже на дурной сон, в котором существовала одна девушка, затмевающая все ужасы бессмысленной жестокой войны и собственные амбиции другого человека, живущего во мне. Солдат и Воин – две разные грани, разрывающие меня на части. Сбивает с толку перемена во взглядах и отношении, но Микаса. Моя любовь, выросшая из влюбленности, она никуда не исчезла и иногда в кошмарах только Аккерман способна меня спасти. Заветная цель, невесомость во всем этом недоразумении, единственная и неповторимая, ради кого стоит совершать любые подвиги.
   Кто я? Предатель, отступник, двойной агент, запутавшийся в личностях, которые множились из-за разрыва шаблона и желания сохранить себя настоящего, спрятаться от потрясений и проблем. Понимаю это. Сложно переключиться и заново вернуться в строй, не идя на поводу у сомнений и очередных сдвигов. Боюсь попасться на банальном, показать своим родственникам и начальству истинную природу, ставшую камнем преткновения в минувших событиях. Я не я, но я все же. Главное не оступиться, не забыться в очередной раз, сочувствуя дьяволам с острова. Я Воин.
   Громкое слово, срывающееся с губ уверенно. Махнув головой, ставлю себе зарок и успешно следую к цели быть изначальной версией себя, не испорченной порядками Элдии. Всё рушится в один прекрасный момент, пока наше прошлое нас не настигает. Заявляется, на корабле и поднимает шум, который проносится по всему Либерио волной, залетает в каждый уголок Вселенной. Помню, как уходили, поджав хвост, помню, как навещал Микасу и после прощался. Думал, что навсегда, не позволил себе лишнего, а теперь и не уверен, что сумею держаться в стороне, быть вдалеке от любимой девушки. Сомнения грызут гранит сердца, и в итоге, чувства берут верх.
   Дьяволов с Парадиза встречают на высоком уровне, знают, какую мощь может нести за собой Атакующий Титан, несущий в себе и Титана – Основателя. Координата важна, но никто не знает, как сильно та может подействовать на Либерио и тех, кто хранит в себе элдийскую кровь. Всё может порушиться в любой момент, а мне все равно будто бы. Иду напролом, миную толпы людей, дабы уличить Микасу в полном одиночестве. Пока есть возможность и все еще вечер. Чувствую себя глупо с букетом цветов в военном форме Воина в Марлии. Отрастил бороду и усы, возмужал, стал сильнее, а мнусь как новобранец и зеленый юнец. Упорно иду дальше и оказываюсь рядом с Аккерман. Скучал безумно.
- Микаса, - это имя с нежностью проносится по воздуху, слышится тяжелый вздох, протягиваю букет цветов изящный своей собеседнице. Темные синие цветки, смешанные с фиолетовыми колокольчиками. Красиво, и так идет этой прекрасной девушке.
- Я скучал, - кратко и так неловко. До сих пор кулон с прядью волос храню на своей груди. Мой талисман и моя защита от дурных слов, о чем, конечно же, вслух не скажу. Безусловно, положить на грудь ладонь можно, чтобы ощутить обещание помнить, но не настаиваю и молчу некоторое время.
   Бросаю взгляд на горизонт, где виднеется порт и огромное судно. Марлия создала «Титаник». Гордость страны, в которой Воины миротворцы и разрушители границ. Думаю, Микаса с друзьями здесь надолго и время стерпит один круиз.
- Вас наверняка пригласили погостить сезон в Марлии. Пока Эрен будет вести переговоры, вместе с остальными, ты согласилась бы поехать со мной в морской круиз? Со временем, подобные корабли могли бы связать Парадиз и Марлию. Сможешь посмотреть сама, - мне столько сказать надо Микасе, столько объяснить. На нейтральной территории, где мы будем просто гостями, а не солдатами по разные стороны баррикад.
- Со мной ты будешь в безопасности, я обещал тебе, - Микаса должна помнить. Я обещал тогда и теперь обещаю. Девушка со мной будет в полной безопасности. Никому не отдам Аккерман, и ни за что.

+1

3

Оглядываясь назад в поисках правильного ответа на вопрос о том, когда мне перестало нравится всё, что мы делаем, я, к превеликому сожалению своему, не могу определиться с точкой отсчёта. Если задуматься, мне в принципе никогда не импонировала безумная тяга Эрена и остальных к свободе, однако у судьбы в лице "заботливого" Гриши Йегера были на меня совсем другие планы. Он не сумел взвалить на плечи сына тяжкий груз в виде силы титана, не смог обречь того на жизнь сроком в тринадцать лет, однако меня принёс в жертву собственным целям безо всяких колебаний, а я... У меня что, выбор был? Нет, да и вряд ли я отказалась бы, это ведь было прекрасной возможностью отплатить Эрену и его семье за спасение и уют их дома.
Жалею лишь о том, что доктор Йегер не оставил мне никаких заметок, дабы могла разобраться во всём. Уж не знаю, каков был расчёт, но мне пришлось всё узнавать самостоятельно, начиная от способности превращаться в гиганта (спасибо тому десятиметровому уроду, который сожрал меня по моей же невнимательности) и заканчивая неприятными открытиями о сущностях некоторых наших товарищей. Энни, Имир, Бертольд, Райнер... Внезапно столько шифтеров и все как один лишь притворялись нашими друзьями! Пусть я и не питала к ним особую привязанность, но всё же оказалась слаба, дабы противостоять Бронированному и Колоссальному, а  первому ещё и наглости хватило потом являться ко мне с объяснениями.
Будь ты проклят, Браун. – Знаю, что его слова не были уловкой, дабы усыпить мою бдительность, и всё же была слишком зла на него, дабы позволять себе лишние эмоции. Да, он выполнял поручение. Да, он не знал ничего о моём доме, однако сделанного не изменить, мы с ним сражаемся друг против друга и я, право, не особо-то верю в возможность мира.
Похоже, только я. – И почему-то осознание подобного факта причиняет мне боль. Мы ведь все видели, на какой ужас способен враг, а дневники отца Эрена, найденные в подвале его дома, лишь подтвердили враждебность Марлии по отношению к элдийцам. Проклятье, да они детей не пожалели, отправляя на остров, готовые на любые жертвы, лишь бы заполучить силу, которая волей обстоятельств оказалась в моих руках, а наши лучшие умы наивно думают, что сумеют решить вопрос мирно. Даже Эрен со временем поддался, согласившись быть одним из представителей мира, как сын человека, родившегося в Марлии.
А ведь ты так хотел уничтожить их. – С немой грустью подмечаю, вместе с остальными ступая на чужую землю. Встретили нас хорошо, за что следовало благодарить в первую очередь представителям семьи Азумабито, моим дальним родственникам, как выяснилось. Они позаботились обо всём, и всё же высокопарность приёма, оказанного нам по прибытию, настораживает меня. Слишком двулично, слишком подозрительно. Люди, желавшие получить Координату любой ценой, сейчас лопнут от вежливости, наверняка мысленно они десятки клинков в мою спину вонзают, но я стараюсь об этом не думать. Благо всё внимание приковано к Ханджи и остальным, "главным миротворцам", что меня целиком и полностью устраивает. Никогда не любила лишнее внимание к своей персоне, потому лишь радуюсь возможности побыть обычным гостем, прибывшим в обществе остальных жителей острова.
Отвлекаясь на компанию из троих детишек, выпрашивающих у кого-то из взрослых денег на мороженое, не замечаю, как отстаю немного от своих, оттого вздрагиваю слегка, стоит лишь услышать рядом голос, произносивший моё имя, но успокаиваюсь, узнавая его владельца.
– Райнер, – утверждаю без тени сомнения, после чего поворачиваюсь к нему и смотрю некоторое время, не веря до конца, что не ошиблась. Изменился, как и все мы, из подростка превратился в красивого молодого человека. Такой же высокий и статный, непривычно серьёзный, но я по глазам вижу, что не смотря на внешние перемены он всё тот же Райнер, которого я помню.
– Это ваша форма? Тебе идёт, – даже больше, чем та, которую носил, притворяясь солдатом, – спасибо. – Уголки губ дрогнули в лёгкой улыбке, когда я приняла подарок в виде букета цветов. Небольшой, но очень красивый, а аромат, исходящий от тёмных цветов, и вовсе завораживал.
Я не должна. – Едва уловимый внутренний голос велит не терять бдительность, стараться не отставать от моих друзей и помнить, что я всё ещё являюсь его целью. Нужно быть готовой ко всему, но мне сложно смотреть на него, видеть, как Браун испытывает ту же неловкость, что и я, слушать его и подозревать в дурных намерениях.
Если узнаю, что обманывает, заставлю заплатить, а до тех пор постараюсь ослабить бдительность. – Утвердив собственный порядок действий я не думала, что Браун в считанные мгновения вернёт меня в былую тревогу. Морской круиз? О чём речь вообще? Поворачиваю голову вслед за собеседником и догадываюсь, что речь о путешествии на корабле. Он хочет увести меня подальше от товарищей? Зачем? Отдать своим командирам? Вряд ли они осмелятся на подобные выходки, когда сами выступили инициаторами мирных переговоров, присутствовать на которых, к слову, у меня нет никакого желания. Речь держать будет Эрен и остальные, а зная моё мнение относительно этого фарса, они лишь обрадуются возможности упоминать Атакующего лишь на словах. В перерывах между официальными мероприятиями все и каждый будут вдоль и поперёк исследовать красоты новых земель, а я... Буду плестись следом, глядя на чужое веселье отсутствующим взглядом.
Хотя обещала хорошо провести время, – личный приказ Хистории, которую никак не обманешь.
– Обещал, – даю понять, что не нуждаюсь в напоминании, после чего осторожно тяну к нему руку и касаюсь груди, чувствуя очертания медальона под одеждой. Наверняка тот самый, с крохотной частицей меня. Глупо хвататься за подобные мелочи, но всё же не могу отрицать, что мне стало на порядок проще ему довериться.
– Всё зависит от того, как пройдёт встреча с представителями Марлии, но глядя на их любовь к обмену любезностями, это может затянуться надолго. – Да и круиз этот вряд ли продлится долго, верно? – Раз ты помнишь о данном мне слове, я поеду с тобой. Нам ведь о многом нужно поговорить, а здесь явно не самое подходящее место, – осторожно беру его за руку, переплетая свои пальцы с чужими. Пусть видит, что пока я ему доверяю. –  Когда ты хочешь отправиться?

[icon]https://i.imgur.com/qTCYKeZ.jpg[/icon]

Отредактировано Mikasa Ackerman (2022-05-03 23:50:47)

+1

4

[nick]Reiner Braun[/nick][status]Агония. Страх. Боль.[/status][icon]https://i.pinimg.com/236x/f5/6e/d3/f56ed3aa72c344c6982d139eb5bb2f3f.jpg?nii=t[/icon][sign]http://pa1.narvii.com/6781/709fcb2465f334592f649b4a7b5a7faf3e5f3e61_00.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Райнер Браун</a>[/nm]

   Я рад видеть Микасу, чувствую, что ждал этой встречи и мечтал о ней, не смотря на то, как попрощались в прошлом, которое кажется плохим сном, несущим за собой смерть и разочарование, опускающееся на мои плечи тяжелым грузом. Это Война. Война, на которой все средства хороши, и мы на ней разменная монета, пешки в руках мира сильных сего. Я не могу обещать мир, но могу показать то, что никак не увидишь на острове, надеяться поговорить открыто, не рискуя быть услышанным теми, кому не следует знать о произошедшем на Парадизе, и о том, что я испытываю к Микасе Аккерман. Всё достаточно просто и сложно при этом. А остальное… не имеет уже значения.
   Улыбаюсь смущенно. Девушки любят военных, мог бы пошутить, но самому неловко от того, что встречаю в таком виде нашу именитую гостью. Хотелось бы простоты без нашивок алых на предплечье и без стандартной формы Воина. Отличительный знак, почетное звание и должность, от которых, не по себе. На кончике языка ощущается горечь и привкус металла. Мы похоронили душу и многих друзей на пути к славе Марлии, и что в итоге?
   Изящная ладонь Микасы на моей груди заставляет сердце биться гулко и сильно, ударяться о стенки ребер неистово, желать вырваться на волю, прямо в руки прекрасной особы. Я, как и тогда, не могу совладать с бешеным пульсом и успокоиться, сделать вид, что так и должно быть. Не могу. С Аккерман всё в первые, всё играет в других тонах и цветах, и хочется большего, открыться и иметь право прикоснуться. Обнять, поцеловать и не бояться осуждения. Я хочу быть больше, чем просто враг и оппонент, я хочу быть большим, нежели друг или собеседник, и эти тиски, невидимые границы, они угнетают, обрезают крылья за спиной. «Я ношу крылья свободы с гордостью, почему их обрезают так жестоко?»
   Снова мысли путаются, я становлюсь прежним растерянным мальчишкой, что пытается поймать птицу в небе. Мечусь от стороны в сторону и после делаю глубокий вдох. Волнуюсь, оно и понятно. Предлагаю Микасе провести со мной время, наедине, на отдаленном от суши корабле-гиганте, что с легкостью может преодолевать большие расстояния. Пойму, если откажется – похоже всё на идеальную ловушку, с той, лишь разницей, что нет западни. Моя идея и моё желание, никто не станет препятствовать моему заслуженному отдыху, когда все военные компании временно прекращены. Марлия желает мира, вроде бы. Им нужен мир, очень нужен, пока не будет наращен военный потенциал, где Воины лишь инструмент.
- Подобные мероприятия всегда занимают много времени, более того, представители многих стран захотят познакомиться с лидерами Парадиза, - молва быстро выйдет за пределы Либерио и Марлии тоже. Никто не останется в стороне, остров лакомый кусочек, который каждый попытается использовать в своих интересах. Акулы атакуют кита, да и ресурсы тоже имеют значение. Такой визит продлиться долго – прием на приеме, которым не будет конца. Так что, у нас есть время, да.
    Кратко выдыхаю, улыбаюсь уголками губ. Она согласилась. Это прекрасно.
- Да, ты права. Спасибо, что согласилась, - едва заметно покраснел. Я хотел этого, надеялся, что согласится, но не мог сказать наверняка. Когда дело касается Микасы сложно что-то предположить, она умеет удивлять и убеждать тоже.
- Завтра утром отбытие. Успеем уладить свои дела, - я и Аккерман должны оповестить своих об отъезде, чтобы не было накала страстей и не объявлено военное положение из-за нашего исчезновения. Есть свои плюсы в этой поездке, и для нас, и для тех, кто стоит во главе наших маленьких компаний.
   Когда наши пальцы переплетаются, улыбаюсь искреннее и широко. Позволяю себе притянуть чужую ладонь к губам, оставить на тыльной стороне поцелуй горячий. Прикрыл глаза, запоминая этот жест, накрыл свободной ладонью наши руки. Самое меньшее, что могу сейчас сделать, самое большее, что могу сейчас показать.
- Мне очень не хватало тебя, Микаса, - и не важно, в каком ключе. Её просто не было рядом, и я сходил с ума медленно и верно. А теперь, когда она рядом, все демоны спрятались, остался только я. Я ждал её, и только её.

0

5

– Так ли уж познакомиться? – Не без сомнения интересуюсь, вспоминая лица встретивших нас людей. Кто-то на самом деле был доброжелательным (или просто умело притворялся таковым), но едва не половина глядела на нас со смесью недоверия и страха. Будто опасались нас, демонов, ожидая то ли коварной выходки, то ли внезапного превращения нашего в гигантов.
Хотя право, соблазн велик. – Одним махом покончить с теми, кто желает мне и моему дому гибели, только здесь подобного рода демонстрации не возымеют должного эффекта. Умрут одни и на их место придут другие, более обозлённые и радикальные. Эти по крайней мере сумели наступить на горло своим страхам и явиться сюда. Может, и правда сумеют прийти к согласию, отыскать способ договориться, решить всё мирным путём, доказать, что мы, жители острова Парадиз, не представляем угрозы для остальных.
Но если нападут – ответ себя ждать не заставит. – Ведь сколько не улыбайся, сколько рук не пожимай, а от жестокой правды не убежать: случись беда, никто не поможет, и доказательством тому являюсь я сама. Обещала ведь своим близким забыть временно о том, кем являюсь, а в конечном итоге всё равно возвращаюсь к прежним мыслям. Напоминаю себе постоянно о долге, взваленном на меня доктором Йегером, понимая прекрасно, что должна сделать всё, от меня зависящее, ради окончания этой дурацкой войны.
– Хотя неважно. Мы тоже хотим познакомиться с представителями внешнего мира. – Даже улыбку лёгкую из себя выдавливаю, не желая показывать Райнеру, чего стоило произнести проклятое «мы». Они, мои друзья, мои боевые товарищи,  желают узнать как можно больше, а я… Я человек достаточно простой, даже ко встрече с Азумабито на острове отнеслась довольно сдержанно, хотя история азиатского клана оказалась вещью довольно занимательной.
Но даже родство с ними не способно изменить меня. – Солдат всегда остаётся солдатом, верно? Вот и я не знаю для себя иной судьбы до тех пор, пока не буду уверена в нашей безопасности. Хотя Райнер, будь он трижды проклят, невольно заставляет меня менять приоритеты. Довольно странно, учитывая нашу с ним историю, но с другой стороны настолько естественно, что хочется поддаться. Заглушить голос доктора Йегера и те жуткие видения, побыть простым человеком, не обеспокоенным ничем и не обречённым ни на что.
– Тебе не за что благодарить меня, – разве я могла отказать ему? – Скорее я должна сказать «спасибо» за возможность избежать лишнего внимания.
Как ни крути, а роль местной знаменитости мне претит. Только могу ли избавиться от неё? Конечно нет. Клеймо, поставленное много лет назад, ничем не смоешь и никак не сотрёшь,  и всё же я по-прежнему хватаюсь за любую возможность оказаться в тени. Правда, пускаться в бегство, не успев толком приехать, вряд ли можно назвать достойным поступком, но видят Стены, я не смогу справиться с грузом напускной торжественности, никак.
И когда я такой стала… – Право, раньше ведь получалось держаться, а сейчас я мало чем отличаюсь от Эрена. Разница между нами лишь в направлениях: если он хотел мчаться вперёд, не оглядываясь, то я с трудом заставляю себя сделать шаг в нужном направлении, а сейчас вовсе хватаюсь за возможность сменить направление, убежать и почувствовать себя свободной. Хотя бы на несколько дней забыть о том, кто я такая и какой тяжкий груз повесили на мои плечи много лет назад.
Интересно, ты тоже это чувствуешь, Райнер?
– Вполне, – как я сама недавно заключила, даже если мои товарищи будут недовольны, то в конечном итоге всё же позволят мне распорядиться собственным временем самостоятельно. Даже оценят возможность расписывать меня как личность в высшей степени приветливую и миролюбивую, готовую на любые (в пределах разумного) шаги во имя гармонии и сотрудничества на благо всех остальных.
– И мне тебя не хватало, Райнер. Сильнее, чем ты можешь себе представить, – пальцы свои сжимаю чуть крепче, не испытывая, к собственному удивлению, ни стыда, ни какой-либо неловкости за произнесённые слова. В этом же нет ничего такого, правда? – Но сейчас ты рядом и это уже не имеет значения. Скажи, ты здесь живёшь? – Любопытство вряд ли красит меня сейчас, но сдержаться от банальных вопросов довольно трудно, да и... Не стал бы он специально сюда приезжать ради возможности увидеться. – И твоя повязка, что она значит? Какое-то высокое звание?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/30/679152.jpg[/icon]

+1

6

[nick]Reiner Braun[/nick][status]Агония. Страх. Боль.[/status][icon]https://i.pinimg.com/236x/f5/6e/d3/f56ed3aa72c344c6982d139eb5bb2f3f.jpg?nii=t[/icon][sign]http://pa1.narvii.com/6781/709fcb2465f334592f649b4a7b5a7faf3e5f3e61_00.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Райнер Браун</a>[/nm]

   На вопрос Микасы я вынужден, натянуто улыбнуться, поджав губы. Её сомнения понятны, более того, я скорее завуалировано объяснил пожелания лидеров стран, и это далеко от истины, что будет править мероприятием.
- Скорее, понять, что из себя представляют люди с Парадиза, - тут же объяснил свое выражение лица и кивок головы. Врать этой девушке я не собирался, никоим образом. Это было табу для меня. С Аккерман мне хотелось говорить открыто, без утайки, так как я ценил её и она жила глубоко в моем сердце, даже, когда рядом не могла быть. Солдат Элдии, Воин Марли. Что у нас может быть общего, помимо проклятой крови Имир? Ничего. Однако жизнь доказала обратное и отменить привязанность, возникшую из пустоты, стало невозможно. Эта девушка, сотканная из моря росы и темноты ночи, сумела отвоевать часть моей души, моего естества, моего сердца. И, честно говоря, мне не хотелось ничего менять.
   От одной лишь улыбки и прикосновения Микасы мне становится хорошо. Будто так и должно быть всегда, будто моя жизнь должна состоять из таких вот моментов, когда мы можем просто побыть собой, не заботясь об условностях и положении вещей, нас окружающих.
- Есть много всего, за что мне стоило бы тебя поблагодарить, Микаса, - я с пониманием отношусь к словам своей спутницы. Носители Титанов всегда вызывали излишнее внимание со стороны тех, кто управлял этим миром. Каждый день находиться под бдительным контролем вышестоящего руководства невыносимо. Ощущение, что каждый твой шаг протоколируют и заносят в определенный перечень. Ты не можешь быть свободен, пока обязан чем-то своей стране, своему дому. Не скажу, что это плохо, но не могу и утверждать обратное. Мы инструменты, способные разрушить целые города и вряд ли у кого-либо может возникнуть идея, что у нас тоже есть чувства и есть желания, связанные с кем-то другим. Являться машиной для убийства и устранения конфликтов – это не правильно, но это принято за абсолют и считается первостепенным.
   Сжатая ладонь, аккуратное касание и слова девушки вызывают на моих губах новую улыбку. Счастливую, немного застенчивую, но я смотрю прямо в карие глаза Микасы и не могу отвести взор. Её слова значат для меня очень многое и здесь я не могу отрицать, что очень люблю её. Время нашего расставания больше походило на время пыток и душевной пустоты. Все подвиги, все пережитые сражения – это ничто, по сравнению с долгой разлукой. Я так часто представлял себе, что мы снова будем рядом, что, когда это случилось, не могу всецело выразить радость от этого. Кратко вздыхаю, бросая взгляд на город и согласно киваю головой.
- Я живу в соседнем районе, в Либерио. Услышал, что прибудут в гости и сразу поспешил сюда, - говорю чистую правду, без утайки. Ехать не далеко, дойти можно и пешком, но путь не самый быстрый. Либерио находится на отшибе практически, чтобы не мешать марлийцам наслаждаться своим величием и размеренной жизнью. Меня спасает повязка на плече, на которую и обращает внимание Микаса.
   На пару мгновений я опускаю взор, чтобы всмотреться в знак отличия и потом поднять взгляд на собеседницу.
- Эта повязка… она означает почетного Воина Марли, - кратко выдохнув, я понимаю, что этих слов недостаточно и стоит объяснить всё это.
- Когда мы были детьми, нас отдали солдатам для специальной подготовки. Если ребенок становится приемником Титана, у него и семьи появляется шанс на лучшую жизнь, нежели у простых элдийцев. В Марли всё сложно. И эта повязка… - я горько усмехаюсь, вспоминая наши деяния на острове. В этой войне нет правых, и нет ничего, о чем бы нельзя было бы не сожалеть.
- Увидев многое и повзрослев, начинаешь видеть мир под иным углом. И этот взгляд не сулит ничего хорошего, - на этот раз я аккуратно сжимаю хрупкие пальцы девушки. Я сожалею, что так вышло на острове, но у нас не было выбора. Мы, как и любой элдиец в Марли, боялись, что демоны с острова сожрут нас, а вышло всё наоборот. За стенами живут такие же простые люди, как и в Либерио. Так ради чего это всё?
- Ты знаешь, где вы остановились? Я могу проводить тебя, - тем более что нам по пути.

0

7

Что ж, всё оказалось до банальности просто: наши «благодетели» желают лишь понять, что собой представляют демоны, которыми их пугали едва не с пелёнок. Проверить хотят, можно ли нарядить исчадие ада в человеческую одежду, поместить в окружающую обстановку и тем самым превратить его в человека. Причём они ведь искренне пытаются верить в положительный исход, однако страх есть эмоция, которую практически невозможно скрыть, как не пытайся. Взгляд, жест, настороженность выдают его с головой и я, право, думаю, что среди встретивших нас людей найдётся несколько вооруженных. Так, на всякий случай, вдруг кому-то потребуется защита, не так ли? Лучше бы мы приезжали инкогнито. – Не без грусти подмечаю, считая данный вариант правильным. Наш первый визит, наше знакомство с этим миром должно было пройти иначе: тихо, спокойно, без всех этих взглядов. Мы ведь могли просто смешаться с толпой, провести здесь несколько дней, а потом уехать, дабы спустя время вернуться с официальным поручением? Мы бы тогда могли смелее выглядеть, взгляды, что на нас направлены, игнорировать. Впрочем, что толку мутить воду, предполагая исход, который нам уже не суждено увидеть? Всё происходит именно так, как должно произойти, и никак иначе, да и мне нужно учесть наличие положительного момента: без всего этого официоза встреча с Райнером могла не состояться, а он… Он всё же то немногое, чему я могу искренне обрадоваться. Пусть он продолжает оставаться моим врагом, пусть мы наверняка ещё будем сражаться друг против друга, отстаивая интересы наших государств и защищая своих близких, владелец Бронированного дорог мне. Настолько, что я, всегда уверенная в любом действии, опасаюсь собственных чувств. Они ведь коварны, да? Могут в самый неподходящий момент напомнить о себе, помешав нанести решающий удар, чем приведут меня к поражению. Боюсь думать обо всём этом, не хочу пускаться в бесконечное путешествие из выборов и возможных последствий оного. Я готова идти на уступки, позволяя своим друзьям играть в миротворцев, но если затея провалится (а она точно провалится, не верю в хорошие намерения от Марли), и мне придётся сразиться с ним… Что ж, постараюсь сделать всё, дабы он ограничился ролью пленника.
– Получается, тебя не задействовали в качестве официального представителя? – Странно, даже очень. Райнер, помимо того, что воин, долгое время проживал на острове. Разве не логично привлечь его? – Хотя это даже к лучшему. Вряд ли мы смогли спокойно прогуляться и уж тем более уехать куда-то при таких обстоятельствах.
Пришлось следить за каждым шагом и жестом, дабы не подумали лишнего. Сейчас, разумеется, тоже не без этого, но я чувствую себя более свободно. Даже совестно становится за свой вопрос, но радуюсь, что из нас двоих хоть кто-то не будет обременён лишними формальностями. Хочется больше расспросить о Либерио, узнать как можно больше о месте, являющемся домом для всех элдийцев, но порыв любопытства гаснет, уступая другой ветке разговора. Значит, алая повязка на предплечье Райнера вовсе не пустой элемент военной формы, а отличительный знак почётного воина Марли. Честно говоря, я эту фразу через себя пропустила без особого понимания смысла, у нас ведь всё проще: есть кадеты, затем солдаты, а дальнейшее распределение званий и рангов зависит уже от личных достижений. У Марли, быть может, тоже всё не так сложно, как кажется, однако себя и элдийцев они чётко между собой различают, верно?
Да они вообще не считают нас за людей. – Как можно позиционировать себя великой державой, стремящейся к миру, с таким-то отношением? Я всё могу понять, ведь тоже отправилась в кадетский корпус вследза друзьями, но у нас просто не было выхода: титаны проломили Стену Мария, лишили нас дома, а единственным способом выжить в Тросте, где за кусок хлеба приходилось чуть ли не драться, было поступление на службу. Преувеличиваю немного, разумеется, но из-за бараньего упрямства Эрена любые альтернативы для меня попросту не существовали. Райнер же, похоже, с самого детства не видел для себя иных вариантов, с самого детства вынужденный бороться за право жить наравне со всеми.
– Все мы взрослеем и начинаем смотреть на мир под другим углом. – Особенность жизни, от которой вряд ли можно избавиться. – Прости.
Знай я (или догадывайся по крайней мере) о том, что тема окажется настолько сложной для Брауна, не стала поднимать её ни в коем случае.
– Да, знаю. Нам достаточно просто развернуться и пройтись назад. Там были лавки с едой, а значит Сашу я точно отыщу без проблем, и остальных тоже.
Мне было приятно побыть в обществе Брауна ещё немного, оттого не стала возражать, попросту потянув его за руку вместо ответа. На обратном пути у нас появилось немного больше возможностей отвлечься на общие темы, хоть немного сгладив мрачность недавних рассказов. Попрощавшись с парнем, я ещё немного побродила по окрестностям с друзьями, а вечером решительно направилась к Ханджи за разрешением ненадолго покинуть нашу делегацию ради скромного путешествия по воде. Та, правда, устроила мне самый настоящий допрос, но после долгого диалога (и цветов, подаренных Райнером) майор сменила гнев на милость, разрешив мне временно не присутствовать на мероприятиях. Правда, она ещё выудила из меня обещание периодически докладывать обстановку (и отыскать способ это сделать), а по возвращению я обязана поступить в её полное распоряжение. Хотя я её легко отделалась, право слово. «Титаник», следовало отдать должное инженерам Марли, был поистине завораживающим. Огромный, сильный, такой впору демонстрировать гостям, дабы лишний раз блеснуть превосходством перед остальным миром. Мне было достаточно лишь назвать корабль, как несколько вежливых людей указали на него пальцем, вынудив с минуту смотреть на него с немым восхищением. И представить страшно, как много сил и ресурсов нужно для запуска подобного механизма, что говорить о поддержании работоспособности, но мне и не нужно беспокоиться о таком, верно? В конце концов, я всего лишь гость, дожидающийся на палубе своего спутника.
– Я уже начала беспокоиться, – не без улыбки обращаюсь к подоспевшему Брауну. – Отсюда «Титаник» кажется ещё больше, словно маленькое поселение на воде. Тебе приходилось раньше путешествовать на таком? 

[icon]https://i.imgur.com/NPNorRw.jpg[/icon]

+1

8

[nick]Reiner Braun[/nick][icon]https://i.pinimg.com/736x/47/b9/a7/47b9a7c878a6a084b84a6f6349fa82ed.jpg[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Райнер Браун</a>[/nm]

   Великая Марлия, вызывающая страх и опасения наших врагов! Сильное замечание, лишенное эмоционального окраса, но имеющее долю излишне громких слов. Времена меняются, как и отношение к страшной силе титанов. Это всё игра о двух концах, в которой каждый пытается поймать журавля в небе. Нереальная, и, возможно, абсурдная картина, вызывающая кучу вопросов, но стоит ли заморачиваться этим? Не думаю. Есть люди, несущие определенные обязанности и ответственность, влезать в их деятельность не собираюсь. Вопрос Микасы логичен, но, это ничто, по сравнению с истинным положением дел.
- Руководство решило, что на, потенциально, двух титанов, хватит троих, для общего спокойствия и защиты населения, - Аккерман уедет вместе со мной, так что, останется, потенциально, один. О Бертольде стараюсь не думать, но, сдается мне, девушка не смогла бы его спасти. Я не виню её и не собираюсь задавать вопросы по поводу погибшего друга. Это излишне. Мы обговорили всё, ещё тогда, на острове, в последнюю нашу встречу.
- Поднимать шум никто не станет. Если сейчас открыто устроить противостояние, это не будет выгодно Марлии. В этот ваш визит, руководство присматривается к вам, - пытаются понять, что ожидать от элдийцев с Острова, куда много лет подряд, сбагривали неугодных Марлии, людей. Если бы сейчас атаковали мирную делегацию, это ушло бы далеко за пределы Либерио. Враги решили бы, что Марлию разрывают внутренние конфликты, а это значит, можно атаковать. Мы одержали победу в войне, но новое противотитановое оружие легко могло бы перевернуть ход конфликта. Будь кто-то умнее  на месте наших противников, и наверняка, мы понесли бы существенные ощутимые потери. Всё то, что я сказал Микасе, это лишь вполне обоснованная информация, направленная на спокойствие девушки. Мало ли, она бы испугалась некоего заговора или умышленного разделения её и остальных ребят с острова. У меня и в мыслях не было подобных планов, и все же, лучше показать сразу свои истинные мотивы. Это не так уж и сложно, если хорошо подумать. Перед Микасой Аккерман я максимально открыт.
- Я рад, что могу побыть здесь с тобой, вместо того, чтобы соблюдать устав и следить за каждым, кто входит в помещение, где будут проходить переговоры, - усмехаюсь. Нелюбовь к построению и официозу между строк читается. Не любитель я светских раутов и прочей ерунды. И все-таки, возможно, мне хотелось бы с Микасой оказаться в иных обстоятельствах, где можно было бы не притворяться, что всё хорошо. Как это делают все сейчас. В Либерио все пытаются улыбаться, выглядеть счастливыми и довольными, чтобы не попасть в тюрьму или ещё в какое-нибудь, не самое приятное место. Возможно, кто-то из них рассчитывает, что люди с Парадиза спасут их, положат конец произволу Марлии, а кто-то наоборот, побоится потерять привычный мир. Сколько людей, столько и мнений, и этого нельзя никак изменить. Этому противостоянию Элдии и Марлии слишком много лет, чтобы всё кончилось в один единственный момент.
- Это верно, - грустно улыбаюсь, позволяя себе добродушную усмешку. Ничего ведь не произошло, - тебе незачем извиняться.
   Мы все стали вынужденными заложниками судьбы, не стоит лишний раз думать о грустном. Тем более, в компании такой прекрасной девушки. Находясь рядом с ней, я забываю о том, что мы титаны и у нас не так, чтобы много времени, чтобы увидеть жизнь. На следующий день я пришел к Микасе с букетом хризантем, вручил который сразу, едва оказавшись на палубе рядом с ней.
- Я не мог не придти, - возвращаю улыбку девушке, ощущая легкость и свободу, которые всегда были для меня недопустимой роскошью.
- Честно говоря, это моё первое плаванье на таком огромном корабле. Он первый в своем роде, единственный, - Марлия любит показывать своё превосходство. «Титаник» - это новое слово в кораблестроении. И тем удивительнее плыть на нем сейчас.
- Мы отплываем через полчаса. Можем пока спуститься в каюты, оставить вещи и потом занять наиболее удобную точку обзора, - смысл толкаться со всем своим багажом, когда можно устроиться с удобством и только потом гулять? Мне хотелось бы, чтобы Микаса получила максимум удовольствия от нашего приключения.
- Тебе помочь с багажом? – будет приятно поухаживать за ней. Более того, это будет не хлопотным, у нас соседствующие каюты. Конечно, не высший класс, но лучше среднего. Мы занимает места, ниже на один ярус от богачей Марлии и ее почетных гостей. Не придется долго плутать, чтобы найти свои комнаты. Марлия всегда остается Марлией, и даже почетного своего Воина ставит на ступень ниже самых влиятельных людей нашей маленькой страны. К этому привыкаешь. Я надеюсь, что Аккерман это волновать не будет. Плюс к тому же, перед нами будут открыты, практически, все двери, за что нельзя не порадоваться. Много увлечений будет в полном нашем распоряжении.
- Там будет прекрасный вид на море и Либерио, - указав рукой на верхнюю палубу, улыбаюсь и поднимаю сумки в руки, совершенно не ощущая их тяжести. Мы отдыхаем, мы свободны, мы не обременены ничем и это прекрасно. У нас появилась возможность побыть простыми людьми, и от этого нужно извлечь максимум пользы для себя.

+1

9

Райнеру следовало отдать должное, впечатлять он умеет. Словно чувствует на подсознательном уровне, когда нужно появиться и как это сделать, дабы он недавнего беспокойства не осталось и следа. Даже позаботился о том, чтобы обстановка царила максимально непринуждённой, вручив мне очередной букет цветов. Белый, едва не под стать моему костюму, и пахнет очень приятно.
А ведь я и забыла, каково это. – Точнее, и не знала никогда, поскольку в детстве никто особо не баловал меня подобными вещами, разве что Эрен во время сбора  хвороста мог приметить хорошенький полевой цветок, сорвать его, а затем вручить, нарочно отвернувшись куда-то, будто стеснялся собственного поступка. Ни в коем случае не упрекаю его за это, однако отрицать комичность ситуации не смею, да и воспоминание всё равно приятное, некая отсылка к дому и былым временам. До того, как хворост заменили клинки и тренировки по сбору УПМ, а большинство растений затоптали гиганты.
– Рада это слышать и знать, что не зря принесла тот букет Ханджи в качестве подношения.
Странно я выгляжу, скорее всего. Знаю ведь, что он врёт, а рада обманываться и поддерживать его, внося свой скромный вклад в историю на двоих. Снова хвалёный пессимизм? Отнюдь, лишь трезвый реализм, поскольку исходя из увиденного и услышанного мне трудно поверить в то, что Браун прорвался бы ко мне вопреки всему. Марлийцы явно не жалуют элдийцев, даже тех, кто готов проливать пот и кровь во имя чужих идеалов. Даже тех, кто выбивал себе право стать воином, обрезав собственную жизнь до несчастных тринадцати лет, львиная доля которых будет проведена в бесконечных сражениях и военных операциях. Противно от одной мысли о том, что подобная самоотдача никак не поощряется. Они ведь могли не отпустить его, верно? Или передумать на следующий день, поручив ему какую-то миссию, невероятно срочную и не требующую отлагательств.
Ты бы не смог поставить меня выше приказа. – И я не виню, правда, так уж устроен мир, в котором нам пришлось родиться. В любом случае, Райнер сейчас здесь, со мной, а при худшем раскладе вещей сумел либо найти пару минут на встречу, либо передать через кого-то сообщение. Я бы, кстати, ничего из перечисленного не смогла сделать из-за незнания как окрестностей, так и мест, в которых можно застать мужчину.
– Значит, будем знакомиться с ним вместе. – Так даже интереснее выйдет, правильнее. В конечном итоге решение отправиться в небольшое путешествие было обоюдным, вызванным желанием побыть вдвоём, избавившись как от городской суеты, так и лишних глаз, следящих за каждым жестом и взмахом ресниц. Здесь я могу спокойно взять Брауна за руку, когда захочу, идти с ним туда, куда захочу и говорить о темах, за которые никто не попрекнёт, назвав выдачей строжайших секретов врагу.
Или мы не так свободны? – Всё же на билете, кажется, была какая-то пометка, обличающая во мне не марлийку, однако я как не придавала ей значение, так и не придаю. Размеры корабля достаточно внушительны, дабы вселять в меня подобие страха, а значит нам вполне хватит места и времени.
– Согласна, так будет лучше, и... Я буду благодарна за помощь. – Хоть мой багаж довольно скромен и состоит из одного небольшого чемодана, с которым и в одиночку можно справиться, отвергать предложение своего спутника я не стала, да и не захотела, если быть совсем уж откровенной. Это ведь не преступление, побыть обычным человеком хоть раз, а не солдатом, таскающим тяжёлую амуницию едва не каждый день? И это я молчу о том, что иногда приходилось превращаться в гиганта, помогая отстраивать Шиганшину путём переноски различных тяжестей.
А ведь даже непривычно нести один лишь букет...
– В любом случае я вряд ли доберусь туда без тебя. – Не без улыбки подмечаю, следуя за Райнером и отмечая про себя мелочи, которые в случае разлуки помогут добраться до моей каюты, хотя по мере путешествия понимаю, что бояться нечего: при всей внушительности размером "Титаник" вовсе не похож на лабиринт: достаточно отыскать лестницу и запомнить, что наши места расположены на несколько этажей ниже.
Наверняка, чтобы мы не мешали многоуважаемым марлийцам. – Да и плевать, я на их физиономии уже вдоволь насмотрелась, лучше взгляну на каюту повнимательнее, хотя спустя мгновение понимаю, что устройство её чем-то напоминает комнаты в штабе Разведкорпуса. Небольшое, но довольно уютное помещение, лишённое излишеств, что является несомненным плюсом. Мне, как человеку не особо искушённому, вполне достаточно удобной кровати и наличия небольшой вазы, в которую можно поместить цветы. Остальное приложится.
– Кажется, мы всё ещё успеваем полюбоваться твоим домом. – Подмечаю задумчиво, после чего дожидаюсь, пока Браун позаботится о собственном багаже, а затем беру его за руку, намереваясь проверить собственную память. – Только не подсказывай, я хочу сама. Расскажи мне пока о Либерио, своём доме. Он чем-то похож на наши города или нет?
Теперь, когда мы, можно сказать, отпустили собственное прошлое, можно дать волю любопытству, заодно скрасив мои попытки добраться до верхней палубы любопытным разговором. Даже рассказом, пожалуй, невежливо будет прерывать его своими вопросами.
– Надо же... – Замираю, крепче сжимая чужую ладонь, стоит только найти долгожданный путь и занять место, на которое указывал владелец силы Бронированного. Настолько прекрасного вида я никогда не видела, даже море не производило столь непередаваемого впечатления. Лишний раз убеждаюсь в том, насколько наш мир всё же прекрасен, а ведь достаточно только взглянуть на одну и ту же местность с другого ракурса, дабы та открылась с неожиданной стороны.
– Мы с тобой толком ничего здесь не изучили, а я уже не могу подобрать нужные слова, – страшно и подумать, что будет дальше. – Поистине волшебный вид, и твоё общество делает его ещё лучше.
Правильная компания способна украсить любое место, тут и спорить не о чем.
– Если ты не устал, давай побудем здесь ещё немного, – насладимся видом перед экскурсией по кораблю. – Может, хочешь поговорить о чём-то? От меня и без того слишком много вопросов было.
Даже напрочь забыла о том, что не я одна устанавливаю темы для разговоров.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/30/679152.jpg[/icon]

+1

10

[nick]Reiner Braun[/nick][icon]https://i.pinimg.com/736x/47/b9/a7/47b9a7c878a6a084b84a6f6349fa82ed.jpg[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Райнер Браун</a>[/nm]

   У нас есть в запасе лишь тринадцать коротких лет, половина, из которой уже пройдена, пережита, исправлена под чутким руководством генерала Магата и жизни, к которой нас и готовили не один год. Будь у меня выбор или встань кто-то у меня на пути, я бы прорвался с боем, сюда, к Микасе. Приказ важен и нужен, но, после острова, появляется осознание чего-то более необходимого для души. Я вкусил сладостный плод эмоций и чувств и совершенно не желал от них отказываться в угоду Марлии и руководства, для которых мы лишь разменная монета, временный курс. Даже, если бы после возвращения меня бы скормили более удачливому и расторопному, послушному кандидату, я бы пришел сюда. Подобный приоритет возникает только сейчас, когда я вижу Микасу и осознаю, что я счастлив. В этом отрезке времени нет ничего важнее Аккерман. Новые ощущения, они дарят чувство спокойствия и умиротворения, что все это правильно. Я улыбаюсь девушке и забываю, кто я есть на самом деле, впервые за долгое время, принимая себя за самого обычного человека, который влюблен.
   Когда мы поднимаемся обратно, я ласково касаюсь кончиков пальцев девушки, что держит меня под локоть, и после мы идем наверх, как какая-нибудь, пара молодоженов, это так необычно и приятно, что я усмехаюсь немного в усы и после бросаю взгляд, полный восхищения, на свою очаровательную спутницу.
- Либерио – это сплошной лабиринт, наполненный людьми. Внутри Стен больше зелени, больше жизни, дома разноцветные. У нас всё проще, однотонные дома. Если не запоминать расположение улиц и кто где живет, можно легко заблудиться. У нас меньше свободы, больше страха, меньше того, что есть на Острове. За границами Либерио все очень похоже на то, как внутри Стен. Разница лишь в технологиях, и всё. Я люблю свою семью, когда мы собираемся вместе, общение складывается легко, и свободно и нет серых понурых взглядов от того, что скоро кто-то уйдет и не вернется из-за Титанов, - я пожимаю плечами. Рассказ не выходит жизнерадостным или поучительным.
- Везде живут люди. Со страхами и непониманием. Между нами не такая уж и большая разница, если присмотреться лучше, - мы все люди, которые исполняют приказы или пытаются выбраться из западни. Это особенность не позволяет нам выдохнуть свободно и забыть о вражде, война будет всегда, и все же, хотелось бы дожить до её окончания, чтобы осознать свободу будущих поколений, где им не придется выживать.
   Стараюсь улыбаться, а оказавшись на палубе, приобнимаю немного Микасу за талию, чтобы с таким же восхищением осмотреть Либерио со стороны и сверху, указываю свободной рукой на небольшой клочок района.
- Там мой дом, - пальцем очерчиваю небольшой квадрат, в котором расположено мое жилище. Недалеко оттуда живет Бертольд, Энни и Пик. Но об этом не распространяюсь, после переводя линию в иное место, - а там наш штаб Воинов.
   Стратегически, это не несет за собой никакой смысловой нагрузки. Микасе по поводу себя я доверяю, касаемо прочего, не думаю, что она станет наведываться туда. Это наш штаб, а не Магата и там мы собираемся достаточно редко все вместе. Разве что, ради дачи показаний по протоколу и обсуждения следующего задания. В остальное время мы находимся либо в штабе руководства, либо тренируемся, либо занимаемся своими делами. Времени на общий сбор отряда носителей Титанов практически не остается. Бывает, живем в нашей общей казарме, и там уже проводим необходимый слет. Штаб Воинов, скорее, служит целям генерала Магата, когда он хочет с нами поговорить, в остальное время мы и не нужны ему вовсе.
- Расскажешь, что было после моего ухода? – времени прошло много, я хочу знать правду, какой бы они ни была. Ради себя хочу знать.
   На просьбу Микасы я согласно киваю головой и улыбаюсь. Мне тоже не хочется отсюда уходить, здесь хорошо и чувствуется запах соленой свободы. Вздохнув, я опускаю на пару мгновений взор.
- Сегодня будет балл со званным ужином. Пойдем туда? Если нет подходящего наряда, я слышал, здесь есть ателье, - а у меня есть деньги, полученное жалованье за всё время службы. Накопилась внушительная сумма. Часть я отдал семье, а вторую часть не знал куда потратить. Вот и представляется хорошая возможность.

+1

11

– Все мы любим наших близких, это естественно. – С пониманием комментирую, считая необходимым вставить хоть какой-то комментарий, пусть сие и даётся мне с трудом, поскольку моей семьи так-то не существует. Первую отняли грабители, вторую растоптали гиганты, не без участия Райнера. Круг людей, которыми я дорожу, весьма ограничен, их можно буквально по пальцамодной руки пересчитать, и ради них, уж простит меня весь мир, я пойду на всё.
Люди... Они и правда живут везде, как выяснилось. Добрые, злые, двуличные, искренние, понимающие, полные ненависти... Каждое государство содержит в себе как минимум по одному экземпляру из вышеперечисленных, и я, возможно, готова понять каждого из них – история Элдии такова, что нас приходится ненавидеть, однако да простят меня все, включая Брауна, за эгоизм, но мне плевать на чужие беды. Кому какое дело до произошедшего несколько тысяч лет назад? Почему я должна расплачиваться за грехи, к которым не имею никакого отношения? Почему Эрен и Армин вынуждены бороться то с гигантами, то с напуганными неизвестностью людьми? Из-за чьего-то приказа?
Не допущу. Не позволю. – Довольно с меня лживых обещаний и надежд на перемены к лучшему. В интересах Ханджи и остальных сделать всё возможное ради успешности грядущих переговоров. Пусть клянутся, давят аргументами, доказывают нашу великую доброжелательность – любой вариант им на откуп, но если я вернусь и узнаю, что Марлия и внешний мир не готовы раскрыть свои миролюбивые объятия кучке элдийцев с острова Парадиз...
– Вон там? – Мгновенно отвлекаюсь от недавних размышлений, указывая пальцем в очерченный мужчиной квадрат, едва сдерживая порыв схватиться за голову. Как не пытаюсь забыться рядом с Райнером, а всё не получается, мысли о долге навязчиво проникают в сознание, вытесняя всё хорошее, что я вижу вокруг себя. Бесконечное напоминание о моей миссии, о борьбе, которая мне и не нужна по большому счёту. Кабы могла, давно уже сбежала от всех этих дрязг куда подальше. Отыскала себе укромный уголок, спряталась и жила до тех пор, пока тринадцать лет не пройдёт. Одна или с Райнером – не так уж важно, главное не бороться, а жить для себя. В конце концов мир слишком жесток для того, чтобы отдавать ему всю себя без остатка.
– После твоего ухода... – задумчиво повторяю, пытаясь вспомнить события, происходящие после того, как битва за Шиганшину была выиграна, – мы побывали в доме Эрена, открыли подвал. Там оказались дневники Гриши Йегера, посвящённые всей его жизни в Марлии. Как выяснилось, он родился и вырос в гетто Либерио, который и тебе приходится домом. – Поразительно даже, насколько тесен мир. – Он довольно подробно описывал то, с каким пренебрежением относились марлийцы к потомкам Имир. В частности, там есть история о том, как маленький Гриша Йегер вместе со своей младшей сестрой покинули территорию, чтобы взглянуть на дирижабли. Их заметили, но если Гришу привели домой, то его сестру растерзали собаки, на потеху марлийцам. – И право, я начинаю понимать, за что он ненавидел их. – Затем он переходит к более зрелому периоду своей жизни, о знакомстве с молодым человеком, который привёл его к местным революционерам. О женщине, ставшей его женой, и о первенце, для которого он был довольно паршивым отцом. Он открыл нам правду о мире, таившемся за Стенами, и у нас ушло немало времени на осознание столь жестокого откровения.
Усмехаюсь, прервавшись ненадолго, и невольно прижимаюсь к Брауну, чувствуя необходимость в защите от своих же слов. Мне интересно, как Райнер прокомментирует, и захочет ли вообще развивать неприятную тему, но чегоя точно не хочу, так это подробного разбора поведения отца Эрена. Ошибок совершено немеренно – факт, однако некоторые можно понять.
– Затем мы избавлялись от титанов, увидели океан. Организовали там небольшой штаб, поскольку опасались повторного вторжения, уничтожали корабли, которые вы отправляли на остров. Поначалу пытались найти общий язык с некоторыми марлийцами, но часть из них отказывалась идти на контакт, а затем... Один из кораблей привёз нам Елену. Она была на удивление миролюбивой. Привезла с собой других таких же волонтёров, всё рассказала, всячески способствовала развитию острова. Даже познакомила меня с представительницей клана Азумабито. Как выяснилось, у нас давнее родство.
О том, что Елена и всё, с ней связанное, неминуемо ведёт к Зику Йегеру, я тактично умалчиваю. При всей моей симпатии к Райнеру, при всей красоте этого места существуют вещи, о которых даже ему знать не следует. Откуда я знаю о том, как здесь связь налажена? Вдруг он только услышит имя шифтера, владеющего силой Звероподобного, и кинется искать способ доложить своему командованию о предателе в рядах верных солдат Марлии? Да, сводномубрату Эрена нет веры, однако ещё слишком рано списывать его со счетов. Потом расскажу, если посчитаю нужным.
– Может, у тебя есть более конкретные вопросы? К примеру, о Кристе? Эрен и Армин рассказывали, как ты ей восхищался. – Беззлобно подмечаю, памятуя прекрасно об очаровании нашей юной королевы.
– Конечно, почему нет. – Кто не захочет побывать на таком мероприятии? – Не беспокойся, у меня есть кое-что. В таком случае, вернёмся к нашим каютам? Перед таким вечером нам явно требуется отдых.
Признаться честно, я испытала неподдельное облегчение в момент, когда голова коснулась подушки. Удивительное чувство, но приятное, словно обретаешь свободу после непростого испытания. Говорить о делах прошлого, когда не имеешь права полностью открываться, очень непросто. То и дело приходится слова подбирать, недоговаривать, ограничиваться короткими предложениями... Я будто самозабвенно лгу человеку, хотя он не вытаскивал из меня информацию; утаиваю мелочи, поскольку считаю их потенциально важной информацией для противника. Вижу искренность Брауна, но не могу забыть о том, кем он мне приходится.
Врагом. – Даже здесь, на нейтральной территории.
– Ладно, пора идти. – Понятия не имею, когда начинается тот самый ужин, но поднимаюсь со спального места и, прихватив с собой чемодан, покидаю каюту. Не без помощи услужливого персонала (и некоторых гостей) нахожу то самое ателье, дожидаюсь момента, пока его сотрудники освободятся, а после и сама захожу туда с просьбой помочь мне одеться. Неловкая ситуация, максимально, однако мне ещё ни разу не приходилось самостоятельно надевать наряд, подаренный госпожой Киёми, а значит самостоятельно не справлюсь.
Благо здесь есть люди, знающие толк в подобных вопросах. –Подмечаю мысленно, со всех сторон оглядывая собственное отражение. Непривычно видеть себя в таком но, кажется, мне идёт, осталось только занести чемодан обратно, что и делаю, после чего стучусь в дверь Брауна.
– Райнер, ты здесь? Прости. если мешаю, я просто хочу сказать, что уже готова и буду ждать тебя в своей каюте.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/30/679152.jpg[/icon]

+1

12

[nick]Reiner Braun[/nick][icon]https://i.pinimg.com/736x/47/b9/a7/47b9a7c878a6a084b84a6f6349fa82ed.jpg[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Райнер Браун</a>[/nm]

- Да, - согласно киваю головой, ощущая внутри пустоту и грусть. Мы все любимым своих близких, и все же, не каждый из нас может повлиять на происходящее, хоть как-то утихомирить молодую кровь, что желает выбиться вперед, на передовую, став достойной заменой увядающим носителям Титанов. Нас сожрут при любой представившееся возможности и самое страшное, что может случиться – тебя поглотит твой родной человек. Малышка Габи, она такая маленькая и беззащитная, на первый взгляд, а на самом деле… та ещё проблема для вражеских подразделений. Она рвется вперед, желает стать моим приемником, а я чувствую из-за этого пустоту и беспокойство за племянницу. Я был бы рад, откажи генерал Магат семье Райнеров в том, чтобы они отдали в ряды кадетов ещё одного ребенка, но, я такого голоса не имел, и моё заявление могли принять за трусость и предательство Родины. Внутри меня роятся противоречия и второе определение не слишком далеко от истины, и всё-таки, я не хочу подобной судьбы для Габи. Она совсем кроха, куда ей становиться Воином? Ей бы семью завести, детей и радоваться жизни, а не ограничивать себя тринадцатью годами.
- Верно, это Либерио, - на этот раз я отвечаю более задумчиво, вспоминая, какими были наши первые дни в лагере для потенциальных носителей Титанов. Потерянные, но такие уверенные, что будем нести свет в будущее Марлии. Я уже тогда мечтал найти отца, став Почетным Марлийцем, сказать, что мы можем наконец-то быть вместе, но тот и слушать меня не хотел. Я для него по-прежнему был изгоем. А вот мама, ей я обеспечил лучшую жизнь. И что теперь? Габи планирует идти по моим стопам, ставя меня в пример. Самому неловко. Порой возникает желание сделать вид, что ничего этого нет и сбежать, но не могу. Семья, Либерио, Марлия – это взаимосвязано и ничего нельзя исключить. Как живой зверь, Марли не отпускают тех, в ком течет проклятая кровь.
   Микаса рассказывает про отца Эрена Йегера и я могу лишь плотно сжать в губы и посмотреть внимательно на собеседницу, которая рассказывает о том, что мне и без того известно. Не про Гришу Йегера, нет, про марлийцев, про их отношение к потомкам Имир.
- Он говорил правду. С тех пор ничего не изменилось. Даже Почетные Марлийцы, которыми стали мы – Войны, не имеют особой свободы. Нас любят за подвиги, но, стоит тебе вернуться из военной части и Марлийцы смотрят на тебя так, будто ты грязь под их ногами. Мой отец не хотел меня знать даже, когда я стал носителем Бронированного Титана. Я для него мусор. Я потомок Имир – он чистокровный Марли, – я горько усмехаюсь. Маленьким мальчиком пережить подобное нелегко, и всё же, тот разговор с отцом сильно задел меня тогда. Я сместил приоритеты, стал больше заботиться о матери, ведь она единственный родной человек, который гордится мной и никогда не бросит.
- Я рад, что Вы справились с Титанами, и ты смогла найти свои корни, - я прекрасно понимаю, что многое Микаса не может рассказать, а я и не расспрашиваю её, так как вижу, что легкое недоверие плещется на дне темных глаз. Аккерман может и не говорить даже о подозрениях в мою сторону. Если я и спросил что-то, то чисто ради интереса и для самого себя. Задавать компрометирующие вопросы стал бы только засланный шпион, каковым я не являюсь.
   Когда девушка упоминает про Кристу, я поворачиваю голову в её сторону, кратко, усмехаясь. Вспомнил про тот случай в разрушенной крепости, когда обещался жениться на столь отважной заботливой красотке. В шутку. Правда, но факт остается фактом – такое было.
- Она прекрасна, но, мои мысли, и сердце занимает лишь одна девушка и это ты, - говорю серьезно, даже не допуская и тени шутки. Мои чувства к Аккерман искренни, и никуда не делись за время нашей разлуки.
- Хорошо, вернёмся, - соглашаюсь я, после чего согласно киваю головой и провожаю девушку до её каюты. Время до ужина я провожу в своём маленьком тесном мирке, ближе к концу одеваясь в праздничный костюм, взятый на всякий случай. Не знал, захочет ли Микаса пойти со мной или нет. А потом, она стучится, и я успеваю открыть дверь до того, как она уйдет. То, как она выглядела, поражает до глубины души. Первые несколько секунд я не знаю, что сказать.
- Микаса, ты прекрасна! – срывается с губ, я смущенно опускаю глаза и кратко выдыхаю. В руках всё ещё находится не завязанный галстук.
- Поможешь? – неловко, но так не хочется от себя отпускать столь неземную красоту, -мучаюсь уже полчаса. На самом деле, я не всегда такой растяпа.

0


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Until we go down