пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » LOVE YOU (NOT)


LOVE YOU (NOT)

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

LOVE YOU (NOT)

«Как больно знать, что все случилось
не с тобой и не со мною»

Caprice - Because you asked me why I love you

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/211366.jpg

новое королевство

madeleine cookie & espresso cookie

«прекрати говорить всему городу, что мы встречаемся»

Отредактировано Madeleine Cookie (2021-11-03 01:44:56)

+1

2

«Вы проводите с Мадленом так много времени вместе!»

От щебета подруги-портнихи Эспрессо уже готов драть волосы клочьями на голове. Неужели у неё нет других забот кроме как сидеть под боком в мастерской и щебетать о всякой чепухе, не упуская возможности подначить кофейного соратника и напомнить какие слухи сейчас в топе в Новом королевстве и не собираются утихать. А ведь стоило всего раз отправиться на задание с этим благородным рыцарем в сверкающих доспехах.

Если бы тогда волшебник знал сколько проблем это за собой повлечёт, то отказался бы не раздумывая или сымитировал приступ тяжёлой астмы, лишь бы не отправляться в далёкое путешествие вдвоём. А теперь золотоволосый олух отшивался подле каждый день, приходил под ночь и гнал трудоголика спать, не упускал возможности подойти и перекинуться парой слов, если они пересекались на улице, и не слишком охотно спорил, когда кто-то в шутку называл их парочкой. Щёки Мадлена лишь загорались румянцем, как будто ему нравилось представлять их отношения в таком статусе.

- Мы. Не. Вместе, - выделяя интонацией и паузами каждое слово ворчит маг и с ужасом вскрикивает, когда понимает, что из-за собственной рассеянности и болтовни Латте добавил в котелок не тот ингредиент, пенящаяся жидкость пошла пузырями, которые лопались и брызгались на руки, оставляя капельки ожогов, - Вот же напасть! Провались оно всё!

Девчонка только звонко смеётся и смахивает назад белоснежную гриву волос, чудом не скинув на пол шляпу с широкими полами. Вот уж кому нет равных по расшатыванию нервов.

- А что благородный защитник королевства думает по этому поводу? – продолжает ёрничать, перекидывая ногу за ногу, - Готова поспорить, что если ты его поцелуешь, то он не раздумывая позовёт тебя под венец. Если, конечно, на месте не умрёт от счастья.

И Эспрессо ведётся. Совершенно глупо и безрассудно, раз соглашается:

- Хорошо! Давай проверим.

Потушив огонёк под котелком он спешно надевает круглые очки, забыв о плаще вылетает из лаборатории и уверенным шагом идёт в направлении главной площади. Отчего-то он уверен, что найдёт жадного до внимания и разговоров воина именно там, возможно среди толпы обожательниц, а может быть помогающим в очередном благородном деянии какому-нибудь ребёнку или пожилой бабушке. Совершенно не умеет отказывать, когда его просят о чём-то.

И почему эта мысль заставила его улыбнуться? Волшебник старается не думать об этом и побыстрее убрать с лица улыбку, потому что чувствует затылком по поднявшемуся ветру, что Латте верхом на своей метле спешит за ним.

Чутьё (или может быть знания) его не подвели. Однако Мадлена он застукал за более непосредственным и неожиданным делом – в тени дерева он читал детишкам книгу, то и дело жестикулируя, размахивая руками и что-то им показывая, войдя в роль главного героя сказки. Эспрессо это не останавливает, он подходит со спины и хлопает рыцаря по плечу, а дождавшись, когда он посмотрит на него, хватает за грудки и тянет вверх, скорее ударяясь о чужие губы своими, нежели целуя. Дети, окружавшие их, и все люди в радиусе сотни метров замолчали. Кажется, что даже листва начала шуметь тише, охренев от происходящего.

Тёмный кофе отстраняется первым и смотрит пытливо в глаза, словно спрашивает «ну и? Что дальше?», вот только забывает, что Мадлен совсем не в курсе их с подругой спора. Латте же в это время смеётся так громко и звонко, что заглушает собой бой часовой башни, отсчитывающей четыре часа дня.

+1

3

Мадлен солжет, если скажет, что не скучает по родной Республике. В городе, где ему кланяется каждая собака, а на слуху всегда имя прославленного рыцаря, тяжело почувствовать скуку или ощутить себя не в своей тарелке. Жизнь течет в привычном русле, традициями уходящем корнями в глубокое прошлое, из которого ведет своё существование его родовитая семья. Разве может быть лучше?
Обычный день Республики – та история, в которой Мадлен обречен быть победителем и прославленным героем, купающимся в славе, что досталась ему, быть может, слишком просто. Воспитанный занять отведенное ему место в жизни, рыцарь привык вариться в котле далекой страны, с ее нравами и правилами, с системой ценности, привитой ему практически с молоком матери. А еще он привык быть популярным и собирать вокруг себя толпы зевак, улыбаясь им своей коронной «очаровательной улыбкой» или приветствуя легким взмахом руки. Всегда подобный свету, что притягивает в ночи.
В Новом королевстве складывается совершенно другой быт, новый для Мадлена. Намного более спокойный и тихий, нежели тот, с которым рыцарь сроднился. Здесь, как в маленькой деревеньке, все друг друга знают и у каждого на слуху, не строят себе героев и не чертят чётких границ между людьми.
Мадлен больше не центр внимания, не окружен преданными паладинами ордена и почитателями, желающими отдать дань уважение знатному роду.  Однако он с искренней надеждой учится наслаждаться уютом новой земли. И, кажется, совсем не смущается переменам, продолжая в большей или меньшей степени успешности жить по-старому, потому что иначе не умеет. Блондин вновь открывает закрытые для него двери, ставя на первое место желание считаться настоящим героем, а на второе – всё остальное.

Каждое утро в обычной манере Мадлен обходит улицы, улыбается новым знакомым и машет рукой молодым девам, далеко не всегда обращающим на него внимание; никогда не отказывается от любой работы, даже не самого рыцарского порядка, не брезгает и выполнением мелких просьб жителей с доски объявлений. Настоящие походы против монстров выпадают всё реже, но Мадлен не демонстрирует грусти по этому поводу, с готовностью обменивая их на снятие кошек с деревьев. Сегодня, впрочем, кошки послушно остаются на руках своих хозяев, а старушки уже давно оказываются по другую сторону дороги, что освобождает рыцаря для новых занятий.

Мадлен сидит на каменной скамье главной площади, оставивший дома свой любимый доспех. Сегодня ему не предстоит сражений, а вот удобная одежда приходится очень кстати, чтобы удобно разместиться в окружении целой толпы ребятишек. На коленях своих рыцарь удерживает старую книгу, что сам выбрал в местной библиотеке, когда согласился развлечь детвору во время их прогулки по городу.  «О Героических Подвигах из Печи» - одна из его любимых книг, написанная в Республике и чудом дошедшая до Нового Королевства. От корки до корки она полна того, что так любит и ценит Мадлен; пропитана духом рыцарства и родного дома. Может, и видавшая виды, и пожелтевшая с давно выцветшими иллюстрациями, но всё еще любимая сердцем, а потому не имевшая конкуренций книга становится сердцем компании в лице одного взрослого и десятка детей. Мадлен не пугается тому, что «Подвиги» не предложат ярких картинок, что способны привлечь юнцов. Он сам привлекает всё их внимание, пуская в ход свою богатую фантазию и экспрессию, обрисовывая всё написанное в книге на словах. Детей же, кажется, особо сильно развлекает вид того, как Мадлен взмахивает руками и активно жестикулирует, пока рассказывает очередную легенду, воодушевленный сам, словно маленький мальчик, получивший возможность поделиться чем-то, что так нравится ему самому. Он помнит абзацы книги наизусть, может пересказать практически все истории в ней, чем и спешит заняться, начиная со своей любимой – истории о подвигах Настоящего Рыцаря.

Настоящий Рыцарь – сказочный образ, но он всегда был его кумиром. Мадлен с детства хотел быть, как он; героический, величественный, идеальный в своём книжном существовании. Так в одной легенде герой побеждает клубничного дракона, в другой – сражается с ордой лакричных демонов, а в третьей – преодолевает кисельные реки, чтобы не дать темному магу забрать сокровища его родного королевства.

Мадлен улыбается всякий раз, замечая краем глаза, как дети, затаив дыхания, ждут развязки очередной истории и даже не удивляются тому, что все они заканчиваются одинаково. Настоящий Рыцарь возвращается домой с победой, а с порога к нему в объятия бежит принцесса, одаривая героя поцелуем. Однако, стоит Мадлену дойти до финала одной из последних глав в книге, как один мальчишка всё же подает голос, смотря на паладина своими большими, небесно-голубыми глазами:
- А что, у всех рыцарей есть свои принцессы?
Паладин тихо посмеивается, но все же уверенно кивает, отвечая с готовностью:
- Конечно, есть! Быть может, не все из них по роду принцессы, но дамы сердца однажды и навсегда. Таков путь настоящих рыцарей, - Мадлен откладывает книгу и театрально прикладывает руку к груди, - Защищать свою суженную и любить её всем сердцем, ждать своего к ней возвращения, дарить ей одной свой сердечный поцелуй… разве это не прекрасно?
Мадлен улыбается, когда замечает, что момент с поцелуем не был принят детьми с восторгом в полной мере, и вспоминает, как некогда сам кривил лицо при мысли о том, что ему придется целовать в пухлые алые губы какую-нибудь «принцессу».
- Вы поймете, когда подрастете, - замечает он благосклонно, потрепав мальчика по волосам, но не ждет, что это произойдет слишком скоро, готовый поскорее сменить тему.

Только вот дети не решают отпустить его так просто.
- И у вас тоже есть принцесса, мистер Мадлен? – спрашивает вдруг одна рыжая девочка, чьи веснушчатые щечки тотчас загораются румянцем, - Вы же самый настоящий рыцарь! Ну и я подумала...
Мадлен одаривает ее удивленным взглядом. Вопрос застает врасплох, ведь на него совершенно нечего ответить. Паладин совсем не хочет вдаваться во всю подноготную своей отсутствующей личной жизни, но не может не признать, что до сих пор намного больше интересовался собой и своими геройскими подвигами, нежели поиском «той единственной», появление которой в его семье ждут уже очень давно.

Стыдно признать, но герой Республики даже толком не общался с девушками своего круга лицом к лицу, умело обходя их стороной в личных встречах, а в последний год и вовсе не встречал жителей Республики кроме одного небезызвестного мага, при мысли о котором рыцаря невольно бросает в легкую краску…

Эспрессо... Нет, никакая любовная интрига их с ним не связывает и связывать не может, хоть Мадлен и в курсе всех слухов, что распускают о них в городе. И совершенно осознанно даже не отрицает чужих предположений, забавляясь всякий раз, когда слышит подобное из уст знакомых.
Их отношения с «магистром кофейных зерен» можно описать не иначе, как сложные, и всё же белокурый герой находит в этом знакомстве нечто крайне примечательное для себя. Эспрессо – интересная и яркая личность, вкусы которого временами удивительно совпадают с его собственными. С таким человеком очень хотелось бы оставаться в добром отношении.
Впрочем, Мадлен даже не пытается отрицать тот факт, что знаменитый основатель школы кофейной магии относится к нему в лучшем случае – терпимо, в худшем – открыто пренебрежительно. Однако самому паладину нравится думать о нем, как о близком друге в чужом для себя обществе. Даже, когда Эспрессо в очередной раз попрекает его или дразнит своим черным и крепким, как кофе, юмором, мужчина только и может, что глупо улыбаться или отвечать шутя ему в ответ, уверенный, что где-то на духовном уровне они уже хорошо ладят друг с другом, оставляя глупые распри далеко в прошлом.
Пускай ворчливый чародей всеми силами демонстрирует своё неприязненное отношение каждой их встрече! Мадлену проще не замечать его сердитого настроения и наслаждаться обществом человека, который привносит в жизнь на чужбине что-то знакомое и родное.

Впрочем, едва ли его упоминание хоть как-нибудь поможет объяснить детям отсутствие у него «дамы сердца»… если только…
«Нет, чепуха», - поскорее открещивается от неловких идей рыцарь, собираясь уж было с мыслями, чтобы дать на поставивший его в тупик вопрос свой уклончивый ответ, да только не успевает. Неожиданно, будто судьба так велела, позади него оказывается тот, о ком он думает. Сам Эспрессо! Мадлен даже не сразу успевает поверить в то, что маг решает сам подойти к нему на площади, как случается что-то, во что поверить еще сложнее.

Эспрессо целует его. Рыцарь неуклюже поддается вперед, чуть не сталкиваясь с магом лбами и изумленно вскидывает брови, чувствуя, как их губы соприкасаются. Секундное удивление сменяется смущением, а затем и отчаянием. Мадлен спешно отстраняется, на вопросительный взгляд отвечая неподдельным шоком и растерянностью. К ужасу своему, мужчина быстро вспоминает, что находится здесь не один, и мурашки пробегают по его спине. Рядом с ним на площади не только дети, но и взрослые жители города… целая толпа людей, и все видели,как они…
Мадлен замирает в ужасе, изображая статую, которая как хамелеон меняет цвет с белого мрамора на красный помидор за считанные секунды. За бешенным стуком сердца в ушах он даже не слышит смеха Латте высоко в облаках, не понимает шутки... осознает только то, что в произошедшей немой сцене он становится центром внимания. Единственный раз, когда Мадлен предпочел бы им не быть.

Первыми приходят в себя дети. Одни смеются, другие – хлопают в ладоши, озорно переглядываясь друг с другом так, будто смогли стать свидетелями по-настоящему знаменательного события и немного приобщиться к городским слухам, а вместе с ними - ко «взрослой жизни». Мальчик, что сидел ближе всех, тянет ошарашенного рыцаря за рукав и радостно сообщает:
- Ваша принцесса выглядит совсем не так, как мы думали!
Белокурый паладин неуклюже вырывается из его хватки, растерянно мотая головой:
- Что? Нет. Он не… - растерянно бормочет Мадлен, но не находит слов, понимая, что дыхание сперло, а покрасневшее лицо выдает всю его растерянность и смущение. Он нервно окидывает взглядом толпу людей, пока осознание постепенно приходит в его голову и пытается сжиться с местным окружением.
В конце, Мадлен останавливает взор на Эспрессо и смотрит на него долго, как загнанный на охоте зверь, пока детская речь вновь не привлекает его внимание.
- Так Вы всё же настоящий рыцарь! – восхищенно щебечет голубоглазый мальчишка.
- А я думал, принцессами только девчонки бывают! – вдруг встревает другой мальчик, хлопая ресницами в немом вопросе.
- Моя мама говорила, что мистер Эспрессо – очень могущественный маг! - тотчас перебивает сидящая вдалеке девочка, важно задрав нос к небу, - Если он захочет, то может и принцессой стать!
Эта идея мгновенно захватывает детские умы и воображение, принятая с особым восторгом. Дети начинают наперебой делиться мыслями о том, как конкретно мистер Эспрессо может «становиться принцессой», что окончательно вводит в шок и без того растерянного рыцаря.
Мадлен роняет книгу на траву и спешно подскакивает с места, даже не пытаясь скрыть своих алеющих ушей и щек.
- Кажется, нам пора! – вскрикивает он впопыхах и вырывается из толпы, подхватывая стоящего позади Эспрессо на руки. Разум, погубленный эмоциями, отказывается анализировать произошедшее, потому Мадлен действует на чистых эмоциях, готовый только к одному из доступных ему действий – позорному отступлению. Рыцарь резким рывком подымает чародея с земли на руки и спешно бежит прочь с главной площади.

- Ты! – наконец, восклицает Мадлен громко и резко ставит мага на землю, когда главная площадь остается далеко за спиной, а его нога ступает на тихую улочку, - Что ты творишь! Что это было? Что вообще на тебя нашло, Эспрессо?
Он не замечает, что, переполненный эмоций, не только не выпускает мага из рук, но еще и сильно трясет руками за предплечья, с каждым вопросом встряхивая всё больше:
- Ты хоть понимаешь, что случилось? Ты же не можешь вот так просто…!
Рыцарь вдруг резко расжимает ладони, закрывая ими лицо и делая глубокий вдох. «Спокойно, успокойся…» - просит он себя, приглаживая рукой растрепавшиеся волосы и с трудом обдумывая произошедшее. Однако одного воспоминания достаточно, чтобы вновь залиться краской и возмущенно промолвить:
- Я поверить не могу, что ты… ! Что ты меня… - Мадлен вдруг хмурит брови и складывает руки на груди, выглядя неожиданно серьезно и вместе с тем комично насуплено, словно обиженный ребенок, - Ты украл его на глазах у всего города! Первый рыцарский поцелуй…  и даже не подумал о последствиях, да? Поцелуй, положенный даме моего сердца! Ты же…ты не…
«Не дама», - хочет сказать Мадлен, но не находит слов. Да, это может быть до боли глупо и комично, но разве может Эспрессо упрекать его в чтении традиций, не им установленных? Или же… может ли такое быть, что он знал?
«Быть того не может», - думает Мадлен, смотрит на мага внимательно, все еще сердито, но как-будто с толикой надежды. Может ли быть такое, что он не просто знал, но и хотел этого…?

Отредактировано Madeleine Cookie (2021-11-08 11:53:10)

+1

4

Эспрессо не слушает щебетание детей, только чувствует, как его глаза от удивления становятся всё больше и больше, а из-за толстых стёкол очков этот эффект усиливается двукратно. Рыцарь? Принцесса? О чём они говорят?

Кофейного мага до этого момента не смущало даже то, что он сам вырвался в центр площади и сделал что-то настолько постыдное, поцеловал Мадлена, пусть и поцелуем это даже не назовёшь. Но количество удивлённых взглядов, обращённых к ним, росло с каждым мгновением, от позорной смерти спасало только то, что на смуглой любимой солнцем коже почти не видно румянца. А вот благородный воин выглядит так, будто схватил тепловой удар и вот-вот свалится прямо на траву без сознания. Лицо стало такого же цвета, как яблоки на дереве над ними, от щёк до самых ушей.

«Мило».

Чародей не хочет даже расспрашивать, что тут произошло и чему он помешал, его пугает мысль, что Мадлен, тот самый Мадлен, что хуже занозы в заднице и громкий до ужаса, вечно показушничает и действует необдуманно, лишь бы следовать кодексу чести, который Эспрессо уже неоднократно угрожал ему запихнуть в самые неожиданные места, кажется ему именно милым. Трогательным. Чертовски раненным его поспешным поступком, идущим даже не от всего сердца, а ради глупого спора.

Ещё одно пугающее осознание шкребёт затылок – если бы не Латте, то он бы все равно поступил точно так же, но позже. И будь у него выбор отмотать время вспять и ещё раз пережить всё заново, то ничего не поменял бы.

Всё тело становится деревянным от ужаса, осознания того, какие эмоции бушуют внутри и как бешено стучит из-за них сердце, словно хочет выпрыгнуть наружу, разорвать чёрную ткань рубашки и упасть прямиком в сердце придурка, чья физиономия его раздражала каждое мгновение рядом. Но без него было ещё хуже, чертовски скучно и слишком обыденно.

Чародей не чувствует, как земля уходит из-под ног, только когда оживлённая толпа детворы становится всё меньше и меньше Эспрессо осознаёт, что его бесцеремонно волокут прочь с главной площади подхватив на руки, каменная брусчатка отбивает быстрый темп бега сильного рыцаря, а сложившаяся картина наверняка ещё долго будет будоражить умы жителей Нового королевства и тех, до кого дойдут слухи о произошедшем. А они конечно же будут, в последнее время наступило такое затишье и покой, что зеваки уже заметно начали скучать без свежей порции новостей. Мадлен почти в прямом смысле принёс им их в руках, хотя и кофейный маг не безгрешен, поскольку заварил эту кашу, пусть и не сам, а подначенный и возбужденный.

Он так и хлопает глазами ошарашено, когда твёрдая земля снова оказывается под ногами, стоит прямо, напряжённо, трясётся, когда сильные руки хватают его за плечи, и не моргает. В себя приходит только когда слышит, как что-то ударяется о землю, а затем характерный звук ломающегося стекла. Рыцарь так сильно его мотал из стороны в сторону, что сбил очки с лица, а затем сам же на них и наступил.

Но чувство такое, словно это раздавили каблуком туфли его чувства.

Конечно, он не может.

Сделав глубокий вдох, маг спрятал немного печальную улыбку обратно, присел на одно колено и на ощупь нашёл свой испорченный аксессуар. С погнутой оправой и паутиной трещин по всему стеклу едва ли очки справлялись со своей задачей, рыцаря в его глазах перестал быть отчётливым и теперь казался нестерпимо злым, таким, что Эспрессо не может вспомнить подобного даже на поле брани. И там светлая энергия шла из него, а битва невольно скрашивалась дурацкой шуткой или очередным неуместным комплиментом самому себе.

- Я… мне… мне жаль, - Эспрессо уверен, что не до конца осознаёт всю серьёзность своего проступка и какие последствия за ним последуют, но сжимает запястья воина, пробует опустить его руки вниз, чтобы Мадлен перестал так от него защищаться, - Если я могу что-то исправить…

Однако с каждым словом становится всё более понятно, что драматизирует мечник почём зря. Злость вспыхивает будто горячее облако пара, поднявшееся вверх от чашки раскалённого кофе:

- Да, я не дама твоего сердца, и что с того?! Это ведь просто поцелуй, самый обычный и ни к чему не обязывающий! Мог бы и дальше читать сказку, словно ничего не произошло.

Нападение лучшая защита? Мадлен может винить только самого себя, что научил Эспрессо этому. Чародей невольно делает шаг вперёд, заставляя рыцаря пятится к стене, сам же наступает на разбитую линзу из второго глазка, что совсем раскрошилась в стеклянную крошку, тычет пальцем в широкую грудь воина, шипит на него:

- На кой чёрт было нужно меня уносить? Да ещё и так… Смущающе.

Чуть не давится воздухом, осознав, что впервые в жизни его носили на руках, и кто это сделал? Сегодня они оба были друг у друга в чём-то первыми.

+1

5

Эспрессо с ним всегда такой, сколько рыцарь его помнит. Стоит ему понадеяться, что уж в этот раз маг точно поймет и признает существование других точек зрения и правил кроме его собственных, как вновь получает крепкий удар по лбу. Собственной злости не хватает, чтобы идти против сердитого волшебника; Мадлен делает шаг назад, поднимая воображаемый щит и надеясь, что «сила света» защитит его от летящих в его сторону оскорблений… которых, к его удивлению, не последовало. Однако от непонимания спастись не удается, и каждое слово обижает паладина всё сильнее.

- Обычный? – Мадлен сердито выпячивает грудь и, остановившись, вновь начинает теснить Эспрессо вплоть до того, что чуть не сталкивается с ним. Сложенные руки рыцарь тоже не убирает, напротив скрещивает их только сильнее, показательно отворачивая голову, - Для тебя всё и всегда обычно! Моя честь обычна. Мой рыцарский кодекс обычен. Даже моя служба обычна! Всё так просто и бестолково для такого «великого мага» как Эспрессо, что не касается его работы и кофейной магии! А то, что это важно для меня, тебя не волнует!

Мадлен хмурит брови и рассеянно сдувает упавшие на лицо светлые локоны. Он не пытается играть огорченного: рыцарь взаправду опечален этим фактом. У него никогда не стояло задачи преуменьшить значимость «кофейной магии» или пытаться сделать вид, будто Эспрессо не является величайшим магом из тех, что он встречал. Однако с первого дня их знакомства паладин не мог понять, чем заслуживает подобное пренебрежение своим правилам и традициям семьи, своим чувствам, в конце концов! Разве он не старается на благо окружающих? Не стоит на их защите, ослепляя врагов светом своего меча?

- Ты хоть представляешь… - продолжает Мадлен досадливо, в расстройстве качая головой, - … сколько лет я ждал того, что подарю первый поцелуй той единственной, кто однажды станет моей женой? Следуя своему собственному кодексу, я никого и никогда не целовал так раньше за тем, чтобы однажды… чтобы… и что теперь? Кому сдался второй, третий или даже десятый поцелуй! Это уже не будет так особенно.

Мадлен сам не понимает, почему его так огорчает подобное обстоятельство. Не то, чтобы ему тяжело давалось не затевать любовных интриг и не обмениваться поцелуями в мимолетном чувстве с окружающими его барышнями. Иногда хотелось, но герой мог всегда отвлечь мысли размышлениями о себе самом – своих подвигах, славе, геройствах и образе. Многие считают Мадлена самовлюбленным выскочкой, однако сам рыцарь не может с ними согласиться в полной мере. Действительно ли он так любит себя самого, или же того, кем он хотел бы стать? И, если он перестанет быть героем света, продолжит ли с такой же охотой думать о себе? Да он, быть может, и рад думать о ком-нибудь другом, только нет у него в толпе почитателей так уж много друзей, как хотелось бы, о которых он мог бы думать.

В последнее время, впрочем, рыцарь часто замечает, что думает об Эспрессо. И ведь совсем не против думать о нем, но был ли в том толк, если всякий раз маг лишь сильнее толкает его от себя.
- Может, для тебя ничего не произошло, но для меня – да, - замечает Мадлен, окончательно успокоившись. Он вновь подымает на собеседника взгляд и смотрит задумчиво, вопросительно, - Ну и зачем? Зачем тогда ты это делал, если для тебя это ничего не значило? Я думал, ты человек занятой, и нет у тебя времени шутить над другими людьми.

Воин не может сердиться долго, тем более – на Эспрессо. Он уже не выглядит грозным, будто знает, что начинает переходить границы, которые устанавливает сам. Ему не хочется ссориться с кофейным магом, и врагом его быть тоже нет ни малейшего желания.
Рыцарь опускается и подымает с земли разбитую линзу очков. Не то, что Эспрессо в его глазах не был виноват в произошедшем, но за очки ему всё же стыдно. Мадлен бубнит виноватое «я куплю тебе новые» прежде, чем достать из кармана белый платок и обернуть в него разбитую линзу. Сам же подходит к магу и резким движением снимает с его лица разбитые очки, убирая их в платок вместе с кусочками стекла, а затем спешно запихивая их в карман.
- Не нужно тебе это носить. Еще поранишься, - поясняет нехотя белокурый герой, ожидая, что маг вновь накинется на него с недовольством за подобный поступок, - Всё равно с такими трещинами ничего, небось, в них не видишь.
Мадлен не носит очки, но почему-то не сомневается, что с подобным заявлением волшебник едва ли станет спорить. Очкам надо искать замену так или иначе, однако озаботить себя ими паладин никак не может. Из головы не идет произошедшая ситуация, а Эспрессо своими словами лишь подливает масла в огонь, вынуждая его вновь напрячься, недовольно взмахивая руками:
- И ты еще спрашиваешь? – возмущается Мадлен, прищуривая глаза, - Да если бы я тебя сюда не притащил, ты бы сразу ушел под любым предлогом! И не делай вид, будто не знаешь, о чем я говорю. Ты всегда так поступаешь! Ну нет… на сей раз я не дам тебе так просто закатить глаза к небу и улизнуть, сделав вид, будто ты всех умней. Мы будем вместе расхлебывать заваренную тобой кашу!

«Вот только как?» - вопрос, что остается без ответа. Рыцарь даже не хочет его озвучивать, ведь понимает, что толкового ответа от упрямца Эспрессо не дождется. Он итак прекрасно себе представляет, какое решение чародей может ему предложить. «Просто сделать вид, что ничего не было». Мадлена подобный вариант, конечно же, не устраивает. Его честь не позволит забыть о потраченном первом поцелуе и о том, что его собственное долгое воздержание от любовных интриг любого рода в конечном счете может пропасть напрасно. И это без учета колкого желания научить негодяя мага думать и о его чувствах тоже, а не принимать его за назойливую собачонку, которая стерпит любую шалость.

И вдруг идея приходит в его голову. Нелепая, даже странная, но удивительно рабочая! Мадлен вспоминает детей, хлопавших в ладоши, и называющих его «настоящим рыцарем», а еще рыжую девчушку, которая говорит о том, что Эспрессо может и принцессой стать, если захочет.
«А что, если правда? Что, если может?» - думает Мадлен и не замечает, как губы его растягиваются в довольной лисьей улыбке.
- Знаешь, ты прав, - соглашается рыцарь вдруг, подходя к Эспрессо практически вплотную и заглядывая ему в глаза, - Может, ты и не дама, но пора тебе поучиться тому, что у поступков бывают последствия. В конце концов, кто сказал, что принцессами только дамы бывают?
Рыцарь окидывает мужчину напротив внимательным взглядом, будто приценивается, хоть и прекрасно помнит, как чародей выглядит со стороны. «Привлекательно» - сказал бы Мадлен, не будь сейчас так увлечен своей новой затеей.
- Ты же украл мой первый поцелуй. Разве после этого я могу ответить тебе отказом, моя дорогая «принцесса», - Мадлен улыбается еще шире, подымая руки и накрывая щеки мага своими ладонями, - Радуйся, кофейный! Не каждый может стать моей «дамой сердца». Кхм… вернее… «парнем сердца»… ? Я еще поработаю над подачей!
С самоуверенной ухмылкой на пол лица герой резко наклоняется и прижимается своими губами к губам мага, а затем сам слегка отталкивает его от себя, довольно захохотав от осознания своей выходки.
- Теперь мы будем встречаться с тобой на радость всех, кто распускал эти слухи! Надеюсь, ты доволен? И я не приму твоего отказа, Эспрессо!
«В конце концов», - думается Мадлену, - «Это уже не имеет значения. Хуже, чем сейчас, моей чести не сделается, да и не припоминаю, чтобы в книгах уточнялось, что дамой сердца должна быть… дама. Кажется логичным, что да, но, с другой стороны, станет ли кто-нибудь возражать иному развитию событий? В Новом Королевстве, кажется, всем только и хочется видеть нас вместе, так почему бы нет?»

Рыцарь тихо покашливает, слегка краснея в лице. Может, всё-таки, он поспешил с ответным поцелуем, еще не привыкший к ощущению чужих губ и аромату терпкого кофе, который чувствует, оказываясь с Эспрессо так близко. Мадлен понимает, что, задумайся он об этом еще дольше, начнет смущаться сильнее, потому спешит отвлечь себя другой немаловажной темой.
- Ну что, "принцесса"? Позволишь проводить тебя до дома? Своим первым подарком я…
Герой вдруг смущенно краснеет и отводит взгляд, приглаживая волосы на затылке:
- По дороге куплю тебе новые круглые очки. Что скажешь?

Отредактировано Madeleine Cookie (2021-11-09 12:37:17)

+1

6

Кофейный маг только хлопает своими прекрасными глазами, слушая новый поток несуразицы, что говорит своим прекрасным ртом рыцарь, и втягивает глубоко воздух носом. Ему нечего ответить. Обычно логика, здравый смысл и рассудительность были на его стороне, но этот поступок выбивался из обычного поведения Эспрессо и совсем не характеризовал его, был чересчур спонтанным, сделанным на эмоциях, под аффектом провокации, жертвой которой он стал. И ведь знал же с какой хитрой лисицей имеет дело, но не смог вовремя остановиться.

Чародей жмурится первый раз, когда рыцарь тянет к нему руки и снимает очки, то ли испугавшись, то ли ожидая, что за такую выходку нервы Мадлена наконец лопнут и он получит звонкую оплеуху. Но как такое может быть? Это же благородный воин, самое светлое создание во всём Новом королевстве, само воплощение слов благородство и чистота. Да ни в жизнь он не сможет ударить невинного, даже если тот как Эспрессо будет играть на его нервах и испытывать их на прочность. Не сосчитать сколько раз основатель кофейной магии шёл наперекор Мадлену, и порой это спасало жизни, а иногда приводило к ещё большим неприятностям. Почему-то последние разы запомнились лучше.

Второй раз он закрывает глаза снова чувствуя поцелуй на губах. Если бы на его месте была миловидная такая же белокурая девушка, то скорее всего она ухватилась бы за шею своего героя и согнула ножку в колене, но маг только задержал дыхание и весь оцепенел, боясь пошевелиться. В первую очередь он слушал своё сердце, и оно снова выдавало реакцию тела на такую близость, на самого Мадлена, который за каких-то несколько минут из занозы, которую стараешься видеть как можно реже, стал захватчиком, занявшим целиком его мысли.

Пускай издевки звучат безобидно, без тени злобы, Эспрессо всё равно смотрит обиженно й кошкой, вытирает рот рукавом рубашки и шипит:

- Чёрта с два я буду твоей принцессой! С радостью уступлю это место любой твоей фанатки, что выстроились в очередь за твоим вниманием!

Его импульсивность превосходит все ожидания и возможности, маг вновь хватает за грудки рыцаря, тянет на себя и сам ударяется о его губы своими, а затем чуть наклоняет голову на другой бок и целует смазано второй раз.

- Вот, я вернул твои два поцелуя. Иди и вешай эту чушь на уши какой-нибудь дурёхе, а мне не нужны отношения без чувств!

В себе-то он уверен, но что насчёт рыцаря? Для него это просто дело чести и принципа?

Столько пылкости как за последние минуты он не выдавал за всю свою жизнь. Ещё пару секунд юноша смотрит в голубые глаза напротив, затем отталкивает воина от себя и разворачивается на пятках, всем своим видом показывая, что намерен вернуться в своё логово и как можно скорее. Но забывает одно – что без очков он ужасно слеп и едва ли может рассмотреть дорогу под своими ногами.

Стоит Эспрессо вынырнуть из-за угла, смахивая рукой волосы со смущённого лица, как площадь разразилась воем пса, которому он отдавил хвост, а затем и криком его хозяйки, испугавшейся за любимца. Маг удивился ничуть не меньше, рванул по инерции вперёд, но не рассмотрел бордюр и споткнулся. Только инстинктивно он успел выставить руки вперёд, когда падал, и не разбил лицо, а всего лишь счесал ладони до крови и порвал брюки на коленях. Понадобилось буквально мгновение, чтобы чародей снова вскочил на ноги, стряхнул пыль с одежды и попытался сделать вид, будто так и было задумано, и всё это под детский вой и пристальным вниманием удивлённых зрителей, что с интересом наблюдали за всей ситуацией с самого начала и запоминали мельчайшие подробности, чтобы потом рассказать другим.

Маг старается идти быстро и твёрдо, но каждый шаг отзывается болью. Даже пальцы в кулаки сжать не может, потому что руки болят, а ещё щурится нелепо, но всё равно видит перед собой лишь размытые пятна, скорее по памяти идёт к лаборатории. Слишком гордый и обиженный, чтобы вернуться назад и всё же согласиться с предложением Мадлена провести его, хотя в этом нет ничего обидного или зазорного. «Главное не свернуть шею,» - эта перспектива становится ещё более реальной, когда через несколько шагов Эспрессо чуть не проваливается в цветочный куст споткнувшись о корзину с фруктами.

+1

7

Мадлена не потрясает тот факт, что его предложение не принимают с распростертыми объятиями. Зная нрав своего давнего знакомого, намного больше рыцарь удивился бы тому, окажись Эспрессо не против побыть его «принцессой».  Однако, ожидая негативной реакции со стороны кофейного мага, Мадлен всё же не смог рассчитать, насколько эмоциональной она окажется. Глаза воина становятся похожими на два блюдца под чашки с кофе, пока он сам отходит назад, виновато выставляя раскрытые ладони перед собой в защитном жесте. Мадлен и представить себе не мог, что Эспрессо бывает... «таким». У рыцаря света даже не хватает слов описать то, что он видит, уже давно привыкший кроме нагоняев и раздражения видеть в маге лихую долю безразличия. Теперь же он кажется удивительно непохоже на себя заинтересованным в том, чтобы отмахнуться от поступившего глупого предложения, хотя было бы намного проще проигнорировать и уйти.
Паладин никак не может понять, почему маг реагирует так, будто это важно. Неужели, ему мешают слухи о том, что они встречаются?

Мадлен невольно улыбается, хотя ситуация тому совсем не способствует; слишком привык отвечать так на любой пинок в свою сторону, будто надеется смягчить собственные промашки. Впрочем, улыбка его быстро пропадает, когда Эспрессо вновь тянет его за ткань обернутого у шеи плаща – чувство, к которому он мог бы уже давно привыкнуть – и снова целует его. Мадлен послушно позволяет ему это сделать, шокированный настолько, чтобы в ответ лишь растерянно хлопать густыми ресницами. Он слушает мага вполуха и, кажется, улавливает в его словах логику, но в конце всё равно упускает её.

- Поцелуй нельзя вернуть, - отнекивается вяло рыцарь, озадаченный, вне всяких сомнений, совершенно другими вопросами. Из его головы никак не идет факт того, что Эспрессо по собственной воле поцеловал его аж третий раз за день и даже не поморщился! Мадлен не может отделаться от ощущения странности происходящего, хотя собеседник умудряется придумать аргумент на каждое свое исполненное впопыхах действие.
«Я никогда бы не поцеловал того, кто мне не нравится», - думается рыцарю, - «Даже в доказательство».

Лицо невольно заливается краской. Мадлен  тщетно старается не думать о том, что это говорит о его собственном поцелуе Эспрессо, ведь вывод напрашивается сам собой. И, пока воин тщетно пытается заставить себя прекратить мыслить в направлении, поезд фантазии которого уже было не остановить, маг умудряется воспользоваться его замешательством и сбежать с поля боя.

Паладин только хмурит брови и складывает ладони на груди, выражая лицом искреннее недоумение. Разве он не говорил, что просто так его не отпустит? Это вопрос чести! Нет… достоинства! Кроме того, Мадлен не позволяет себе забыть о недавней потере Эспрессо его пары очков, разбитой в неловком противостоянии. Рыцарь невольно задается вопросом, способен ли маг дойти до своей лаборатории без них? Он так мало знает о кофейной магии, что не исключает возможности ее быть своего рода шестым чувством для всех академиков.

Неужели великий и могучий Эспрессо может обходиться без очков?

Резкий шум с улицы служит весьма красноречивым ответом на вопрос. Паладин резко разворачивается на звук и, изобразив на лице неподдельный ужас, сломя голову летит в том направлении, куда успевает уйти маг. Понимает, что не простит себя, если этот "вор поцелуев" сломает себе что-нибудь.
Рыцарь резко тормозит у самого угла дома, наблюдая за тем, как маленькая белая собачонка с визгом бросается на руки своей хозяйки, а небезызвестный кофейный чародей валится вперед, перед этим задевая еще несколько попавших под его ноги предметов.
Мадлен зажмуривается перед самым ударом тела о землю. Затем приоткрывает один глаз, смотря на упавшего Эспрессо, но невольно прикрывает ладонью лицо, тяжело вздыхая. «Такой гордый. И ради чего?»

Паладин терпеливо ждет, пока маг поднимется, отряхнется и продолжит свой путь. Сам же со вздохом направляется следом, держа расстояние между ними в несколько метров, чтобы посмотреть, как дальше пойдут дела. Попадать под горячую руку Эспрессо сейчас ему совсем не хочется, ведь одну свою неудачу маг легко может списать на случайность.

Однако не проходит и десятка шагов, как волшебник создает еще одну, когда находит своей ногой корзинку с фруктами. В этот момент Мадлен совершенно забывает о том, что собирался держать безопасное расстояние в несколько метров. Он резко бросается вперед, отталкивая ногой несчастную корзинку, и ловит мага за шиворот, резко дергая назад до момента, пока с колючим кустом столкнется что-то кроме носа чародея.

Мадлен ловит завалившегося назад по инерции Эспрессо и ставит его на ноги.

- Хватит с тебя на сегодня подвигов! – неожиданно строго замечает он, ощутивший себя поразительно уставшим. «И с меня – потрясений», - добавляет рыцарь мысленно, только сейчас осознавший, что переживал за чужую надменную физиономию намного больше, чем за себя вместе взятого в любом героическом походе, - Никуда не уходи!

Мадлен выпускает Эспрессо из рук и возвращается назад, чтобы поправить упавшую корзинку и собрать попадавшие из нее на землю наливные яблоки.
- И почему ты всегда такой принципиально упрямый? – вопрошает рыцарь, не ожидая, впрочем, получить ответ.
Он ставит корзинку в стороне от дороги, стряхивает белые перчатки и поворачивает голову, смотря на спину Эспрессо:
- Знаю, нет у тебя ко мне взаимных чувств, - наконец, вздыхает Мадлен, возвращаясь к воспоминаниям об их предыдущем разговоре, - Однако я уже принял решение.

Рыцарь подбирается ближе и кладет свою ладонь чародею на плечо:
- Кроме того, хочешь или нет, а проводить тебя до лаборатории я должен. Не в моих правилах сложа руки смотреть на тех, кому нужна помощь, - Мадлен покачивает головой осуждающе, - Да и очки твои сломал я, так что и ответственность лежит на мне.

+1

8

Если бы не цепкая хватка, вцепившаяся в ворот его изумительного плаща, то Эспрессо снова бы повалился плашмя, только на этот раз неизвестно с каким исходом. Мадлен его спас. Впрочем, не впервой, но благодарить его за это маг точно не собирался, не сейчас, когда скорлупа спокойствия спала и показала ту часть его натуры, которой кофейный совсем не гордился. Порой он был чересчур импульсивен и вспыльчив, что могло привести не к самым лучшим последствиям, и разбитые очки – лишь малое из них.

На рыцаря можно положиться. Это он осознаёт слишком отчётливо, когда смотрит во все глаза на размытое пятно, которое ударяется на пару шагов, поднимает корзину и складывает в неё рассыпавшиеся по дороге яблоки, просит прощения за них обоих у улыбчивой продавщицы, прежде чем вернуться к нему. На озвученный вопрос у кофейного мага нет ответа. Слишком привык жить одиночкой, ни с кем не сближаться, получать насмешки в спину, а не поддержку. Может оттого и оцепенел настолько, что лишился на какое-то время дара речи, а когда смог говорить вновь, то опять вскипел будто магическое зелье в котелке:

- Это у меня нет чувств?! – удивляется так, словно клялся при всех в обратном, фыркает возмущённо и сжимает пальцы в кулаки, разве что ногой не топает, - Тебе откуда знать, безмозглый кретин! Между прочим, есть они, а про тебя я этого сказать не могу! Только и можешь, что твердить про свой долг.

До Эспрессо медленно, может быть даже слишком доходит, что он только что сказать. Лицо молодого мужчины становится пунцовым, хоть и на смуглых щеках это не слишком заметно, маг закрывает испуганно рот рукой и пятится, стряхивает чужую ладонь со своего плеча, чуть не спотыкается о яблоко, которое прикатилось прямо к его ногам, и не придумав ничего лучше приседает и подхватывает его, после чего бросает спелый фрукт прямо в Мадлена, угодив ему точно в лоб.

Бежать – единственное, что приходит в голову, но, чтобы больше ни в кого не врезаться по дороге махом руки чародей поднимает себя в воздух, позволяя полам лёгкой мантии развиваться на ветру.

- Не думай даже идти за мной! – сломанным от ужаса голосом выкрикивает и улетает как можно дальше. Сейчас задача одна – скрыться, а уж потом найдёт путь к своему пряничному домику.

Разумеется, без очков на это уходит много времени, к тому же покрытые сахарной глазурью крыши как назло выглядят одинаково, однако Эспрессо узнаёт лёгкий тюль штор на втором этаже, где открыто окно, вваливается в свою комнату и падает лицом вниз на кровь, пряча его в подушку. Хочется кричать. Бить по ней кулаками. Отвесить себе подзатыльник, наконец, но маг только устало вздыхает.

Кажется, что хуже этот день стать уже не может.

Чувства, которые он так тщательно скрывал, старался ни к кому не привязываться, боясь снова столкнуться с горькой потерей, послужили едва ли не достоянием общественности, но главное одно – Латте была права. Ему действительно нравится Мадлен, больше чем просто друг, хоть он и полный идиот. Иногда кажется, что эта девчонка знает его лучше, чем сам Эспрессо, и видит людей насквозь.

+1

9

Мадлен не успевает обидеться на кофейного мага или хотя бы сложить два и два в своей голове, чтобы начать охватывать происходящее. Он даже не может понять, что делает не так, и совсем  не поспевает за эмоциональными изменениями на лице Эспрессо, сконфуженно пуча глаза и хлопая густыми ресницами в полной растерянности. Ему хочется спросить, чем теперь не доволен его старый знакомый, но слов не находится. «Может, и к лучшему», — кажется Мадлену с неизменным ощущением того, что, стоит ему вставить слово невпопад, и тогда уже он полетит в кусты, сраженный кофейными снарядами.

Впрочем, Эспрессо не повременил с тем, чтобы донести до него свои мысли очень четко и открыто. Настолько прямолинейно, как никогда до сих пор, отчего Мадлен ойкает и растерянно отшатывается назад. Ладони в перчатках невольно разжимаются, выпуская из цепкой хватки драгоценный длинный плащ, который никогда не выходит у волшебников из моды. Если до сих пор у паладина не было понимания, то в момент раскрытия «страшной тайны» этого самого понимания оказывается слишком много для него одного. Настолько, что некий «здравый смысл», которым Мадлен в принципе не был щедро одарен, окончательно ломается и зависает, страдая от непосильной задачи.

Сказать, что маг ломает воина света, значит, не сказать ничего. Он отправляет его в безоговорочный словесный нокаут, вышибая последние остатки прыти и готовности упираться рогом. Дать собеседнику уйти оказывается единственным доступным вариантом. Мадлен послушно не преследует поднимающегося в воздух чародея, вскоре ставшего далекой точкой высоко над головой прежде, чем пропасть из вида.

И ведь Мадлену хватило бы реакции на то, чтобы остановить мага. Однако он даже не пытается этого сделать, полностью пропавший в своем маленьком вакууме мыслей, которые никак не могут примириться друг с другом. Потому что сам паладин никак не мог подумать, что Эспрессо признается ему в своих чувствах! Представить, что маг положил на него глаз или хотя бы испытывает не такое отвращение, какое хотел бы – легко. Сама возможность симпатии часто посещает его и не кажется Мадлену странной, но… он никогда бы не подумал, что тот самый сердитый и несговорчивый Эспрессо просто скажет ему об этом в лицо!

— Этого… не может быть, — блондин ахает, складывая руки на груди и невольно заливаясь краской.

Вот так просто, на пустом месте, без какой-либо задней мысли.

«Значит, я ему нравлюсь?»

— Но ты тоже мне… — вдруг восклицает Мадлен, но что толку? Эспрессо уже нет рядом, чтобы услышать его отрицание, — … нравишься.
Рыцарь озадаченно лохматит ладонью «гриву» на затылке, раздраженно мыча на себя самого. Он жалеет, что не сказал хоть что-нибудь, пока Эспрессо еще был рядом. Сейчас же его и след простыл, а самому Мадлену потребовалось чудовищное количество времени, чтобы до конца осознать всю важность сказанных впопыхах слов. Теперь же придется преследовать его и стучаться домой в надежде, что маг захочет его выслушать.

По старой памяти Мадлену тяжело дается поверить, что кофейный волшебник может согласиться поговорить, но не попытаться тоже кажется рыцарю глупостью. Терять всё равно нечего, да и разве может настоящий герой сдаваться перед трудностями?

«Может, я бы и сдался», — думает юноша, придя в движение и медленно направившись вдоль по улице. Он бы сдался, не будь ставки так высоки, а желаемое – как никогда близко. Ведь впервые за всё время их знакомство Мадлену кажется, что у них действительно может что-то получиться. Без шуток о «принцессе» и даже не ради чести! В конце концов, рыцарю хочется верить, что он не такой, каким его пытается выставить Эспрессо. Да, честь и достоинство очень важны командиру рыцарей Республики, но не ими одними Мадлен существует… или очень хочет, чтобы было в его жизни и другое. Простая любовь не за подвиги, например.

«Быть моей принцессой не так уж плохо», — убеждает себя рыцарь, окидывая глазами пустые улочки. Уже завтра слух о них расползется по новому королевству, но Мадлену, к собственному удивлению, совсем не хочется этого внимания. Напротив, он рад оказываться незамеченным, пока идет в направлении дома Эспрессо, куда и раньше нередко забегал за чашечкой крепкого кофе по утрам. Сейчас маг ему точно не предложит взбодриться, но Мадлен старается сам подбодрить себя, пока шагает по улице.

Путь получается долгий, но герою чудится, что приходит он к лаборатории даже слишком быстро, не успев толком придумать, о чем будет говорить. Рыцарь подбирается ближе и с сомнением смотрит на дверь. «Стучать или не стучать – вот, в чем вопрос».

— Мне… не стоило являться с пустыми руками, — вдруг без причины решает Мадлен и разворачивается, сделав немалый круг для того, чтобы забежать в ближайшую кондитерскую и купить сладкого к столу.

Рыцарь возвращается к дому и вновь сталкивается с несчастной дверной ручкой, которая пугает его не меньше, чем огромные драконы-торты.

— Одних угощений… может не хватить, — бормочет он, разворачивается и уходит вновь, сделав еще один почетный круг по району, чтобы прикупить букет цветов, что занимает еще пятнадцать минут времени.

На третий подход Мадлену кажется, что дверная ручка смотрит на него с осуждением.

— Ладно, хватит тянуть время! На раз… два…
Мадлен резко толкает дверь и вваливается внутрь, неуклюже споткнувшись о порог.

Тотчас рыцарь выпрямляется и окидывает взглядом убранство лаборатории, замечая мгновенно, что на рабочем месте Эспрессо отсутствует. Воин подавляет облегченный вздох, быстро пригладив ладонью растрепавшиеся волосы и поправив одежду. По такому случаю он должен выглядеть особенно хорошо!
— Кхм… кхм-кхм, — Мадлен сам приглашает себя пройти дальше, кладет цветы на стопку исписанных бумаг и находит глазами свое отражение в одной из множества туб для подачи кофе.
— Позволь мне, дорогой Эспрессо… — начинает он, одаривая собственное отражение своей коронной улыбкой, но тотчас отмахивается, — Нет, не так… дорогой Эспрессо, я давно хотел тебе сказать…
«Нет, тоже не то», — насупливается Мадлен, с прищуром прицениваясь и поворачиваясь с разных сторон к отражаемой поверхности. И почему признаваться в любви вдумчиво так сложно!

Отредактировано Madeleine Cookie (2021-11-28 03:43:28)

+1

10

Кофейный маг не замечает, как проваливается в сон. Собственный трудоголизм, стресс и перепады эмоций точно не идут на пользу его режиму дня, поэтому закрыть глаза и отдаться желаемой неге кажется не такой уж и плохой идее. В дремоте он по крайней мере не будет думать о том, что раскрыл свой секрет тому, кто просто обязан был узнать об этом последним, а ещё лучше не узнать вовсе.

В тайне Эспрессо надеется, что когда он проснётся всё, что случилось на площади, окажется его дурным сном, кошмаром, явившимся в ночи, когда он заснул на стопке своих записей, и можно будет растереть щеку от отпечатавшихся на ней букв, расправить затёкшие плечи и сделать вид, что фантазии лучше остаться фантазией. Однако спустя какое-то время он всё так же чертовски уставший, ладони счёсаны, а очков на переносице нет. Приходится найти запасную пару, не такие стильные и в более толстой оправе, но всё равно лучше, чем ничего.

За шумом воды, пока маг ополаскивал себе лицо, он не услышал шагов на первом этаже или стука в дверь. В таким уровнем защиты совсем не удивительно, что Латте привыкла ходить к нему как к себе домой, но Эспрессо слишком привык доверять жителям нового королевства и даже не напрягается, очень мала вероятность, что кому-то интересны его с трудом читаемые записи или многочисленные склянки с зельями, о назначении которых знает лишь сам кофейный чародей.

И всё же густая светлая шевелюра заставляет его ненадолго остановиться на ступенях, придерживаясь за перила рукой, и виновато потупить взгляд. Мадлен не замечает его и продолжает репетировать речь, притаившись в тени юноша позволяет себе немного послушать, что он бормочет, и чувствует, как щёки горят ярче от каждого разобранного слова. Если так продолжить, то к рыцарю он явится совсем пунцовым, поэтому вежливым кашлем в кулак Эспрессо предупреждает о своём появлении и подходит ближе.

- Пришёл поиздеваться? – спрашивает едко первое, что приходит в голову, и только потом замечает ароматный букет и его любимый шоколадный торт в руках. Человек, который бы хотел просто поиздеваться, точно не стал бы напрягаться так сильно. Непонимание слишком отчётливо читается на лице мага, на подкашивающихся ногах он подходит к своему любимому креслу, практически падает в него и опирается локтем на столик, подперев рукой голову. Всё идёт кругом и кажется не собирается останавливаться, утягивая его следом в водоворот безумных событий, за которыми Эспрессо перестал поспевать ещё там, под деревом, когда на глазах у дюжины детишек поцеловал светлого рыцаря впервые и без стеснения повторил свой трюк ещё раз.

С обнажённой правдой, забыть которую никак не получится, он чувствует себя полностью беззащитным, ранимым, боится, что его чувства поднимут на смех, но всё равно убеждён, что Мадлен – не такой человек и никогда не воспользуется его слабостью. К тому же по пылкой речи и подаркам стоит предположить, что намерения его куда чище, чем показалось сразу.

И всё же перспектива получить ответное признание немного пугает. Оно поставит точку на его безответной любви, скрывать которую Эспрессо слишком привык.

Придя в себя маг отталкивается от подлокотников, встаёт на ноги и бормочет заведённо:

- Ты принёс торт, да ещё и мой любимый. Я сделаю кофе, если ты не возражаешь.

Прячется за столом и начинает суетливо копаться в ящиках со всевозможной утварью, словно это может спасти его от внимательного взгляда, нежданного гостя и собственной откровенности, которая сегодня вышла ему боком.

+1

11

Мадлен не считает себя трусом, но всё же пугается шума за своей спиной; подскакивает и резко оборачивается на голос, чуть не сбивая рукой несколько стеклянных колб с кофе, стоявших в опасной близости от края стола. Появления Эспрессо в собственной лаборатории стоило ожидать, однако рыцарь слишком забывается за своей бесцельной репетицией и не оценивает умом ситуацию.

- Я не… - Мадлен быстро моргает, смотря на подошедшего мага с искренней растерянностью. Пойманный с поличным, воин так удивляется, что не успевает расслышать обращенных к нему слов и, как следствие, даже не представляет, как ответить. Стоит ли переспросить или сделать понимающий вид? Мадлен не может принять решение и пораженчески протягивает руки вперед, будто предлагает взять из них оставшуюся в ладонях коробку со сладостями.

Однако маг просто проходит мимо него. Озадаченный еще более таким "приветствием", рыцарь прижимает коробочку обратно к груди и тяжело вздыхает. Может, он ошибся со вкусом подарка? Купил, конечно, по привычке свой любимый, но почему-то был уверен, что и Эспрессо может понравиться ароматный шоколад с терпким кремом. Ведь вкусы на пирожные, как он успел узнать, у них с волшебником схожи.

Мадлен не спешит оборачиваться, но всё же искоса поглядывает на спину сидящего за столом мага, будто пытается понять его настрой на общение с собой. Он не боится, что чародей начнет на него сердиться, и даже не опасается перспективы получить кофейным снарядом по темечку. Намного больше пугает перспектива быть проигнорированным вовсе после всего, что случилось на площади. Мадлен сможет отпустить ситуацию со временем, и всё же будет невыносимо обидно уйти вот так, с пустыми руками.

«Наверное, всё же торт...»

Голос Эспрессо выводит из ступора. Рыцаря всегда удивляло, как маг мог быть совершенно спокойным и непоколебимым еще секунду, а затем вскочить и говорить, как заведенный. Сам Мадлен не имел таланта так быстро перестраиваться на новый лад, но по-своему привыкнуть к изменчивой кофейной натуре успел за время их долгого, полного неловких ситуаций знакомства.

Мадлен выражает всю широту своих мыслей коротким «угу», спешно отступая к стене и смотря с расстояния за тем, как Эспрессо копошится за шкафами и полками. В руках своих рыцарь продолжает держать коробку с тортом, будто представляет ее в уме своим щитом, которым сможет уберечь себя от любой напасти. Как жаль, что в придумывании речей что торт, что щит бесполезны.
Ему хочется продолжать оставаться немой статуей, наблюдая с улыбкой за суетой хозяина лаборатории, но немного погодя Мадлен всё же ловит себя на мысли, что стоит проявить вежливую инициативу и предложить свою помощь.

Герой он, в конце концов, или тесто песочное?

- Может, я мог бы помочь чем-нибудь? – говорит и на всякий случай прищуривается, опасаясь, что маг поспешит припомнить ему все сегодняшние «попытки помочь». Затем, кашлянув, добавляет осторожно, - В этот раз я справлюсь лучше, доро… кхм… Эспрессо.

Герой вдруг обиженно надувает щеки и ворчит едва слышно:
- Знаешь, я бы и тогда помог, если бы ты не сбежал, - он подходит чуть ближе и все же расстается с коробкой торта, поставив ее на стол и развязав аккуратный узелок, держащий края картона, - Мы бы просто поговорили о случившемся. Честное слово, я никогда бы не стал делать ничего, что может повредить твоей жизни в королевстве.

Отредактировано Madeleine Cookie (2021-12-06 09:02:57)

+1

12

Эспрессо забывается в мелкой суете. Для него кофе – не просто бодрящий ароматный напиток, а целое искусство, его бесценный источник магии и знаний. Оттого и приготовление этого лакомства само по себе целое искусство, тонкое, изысканное. В кофейник отправляется щедрая щепотка корицы, немного кориандра и гвоздики, мускатный орех и молотый имбирь. Запах в комнате стоит потрясающий, хотя кофейный маг и не надеется, что его гость распознает эти тонкие нотки, Мадлену сгодится и залитый кучей молока кофе, да ещё и с сахаром.

Такое положение дел колдун считал преступлением против кофейной маги, но никому не навязывал собственную этику и мировоззрение. Его личные причуды не должны сказываться на других.

К счастью, этот болван молчит, пока Эспрессо проводит свой незамысловатый и доведённый до автоматизма ритуал, снимает турку с накалённой плитки и разливает горячий напиток по кружкам, проворчав только:

- Лучшей твоей помощью будет не мешать. Ну и нарезать торт.

Уж с этим благородный рыцарь должен справиться, кому, как не ему известно чувство справедливости, а значит лакомство будет поделено на ровные куски, чтобы никто не остался обиженным, пусть их тут всего двое.

Но стоит ему подойти ближе, и кофейный маг весь напрягается, сводит вместе лопатки и втягивает голову в плечи, сдувает упавшую на лицо прядь белых волос и искоса поглядывает на мечника. Спасибо хоть щёки не горят как при лихорадке, поэтому немного осмелев Эспрессо всё же поворачивается к нему лицом и вручает в руки кружку, предварительно поставленную в картонный подстаканник. Чтобы не было горячо.

Чашка в руках Мадлена – щит, гарантия того, что этот похожий на гигантского лабрадора дурак не вытворит чего-то лишнего.

Маг взволнованно сжимает пальцы в кулак и разжимает, делает глубокий вдох, прежде чем посмотреть в светлые глаза и сказать как можно более уверенно:

- Давай поговорим сейчас, - немного хмурится, неосознанно, но очки всё равно сползают вниз по переносице, - Ты же за этим пришёл, а не сладостями баловаться? Ну же, вперёд. 

Ему хочется казаться расслабленным и беспечным, таким, какой он обычно, но ещё слишком свежи воспоминания о том, как он сгоряча рассказал о своих чувствах, как прижимался к тонким губам Мадлена своими и как постыдно после этого сбежал. Маг опирается одной рукой на столешницу и делает глубокий вдох, пытаясь справиться с паникой, готовится принять отказ, ведь никогда и представить не мог, что он и рыцарь… В голове не укладывалось.

+1

13

Задачи оказываются распределены по способностям, чего и стоит ожидать от Эспрессо. Сам он берется за дело ответственное и важное, а паладина оставляет со всем остальным, чем вызывает невольный вздох.

Рыцарь не хочет убеждать в том, что мог бы заняться чем-нибудь более внушительным. Решительности не хватает даже на то, чтобы обратить внимание копошащегося мага на то, что торт уже был предварительно нарезан в кондитерской перед упаковкой. О, великая мука, нет! Отвлекать творца от его детища – копание себе могилы, а Мадлен не сомневается ни секунды, что слишком молод и героичен для такой позорной смерти.

Он складывает руки на груди и следит взглядом за тем, как ингредиенты отправляются в турку, подключенную к причудливому прибору. Машина пыхтит и гудит, подобная огромному чайнику, подавая в узорный носик кипяченую воду. Турка принимает струю кипятка, смешивая ее с кофейными зернами в ароматный напиток. Мадлен не знает технологий и едва ли хоть немного разбирается в кофе, но даже так не может не заметить терпкой пряности, витающей в воздухе.

Пахнет бодростью духа и экспрессией. Точно, как и сам создатель кофейного напитка.
Рыцарь тянет ладони, забирая чашку и невольно начиная греть о нее руки. Легкая дымка щекочет нос, а яркая пряность вынуждает громко чихнуть, поеживаясь от контраста горячего пара и холодного воздуха вокруг. Мадлен подносит чашку к губам и делает осторожный глоток, потягивая напиток с характерным хлюпающим звуком.

- Вкусно, - признается он добродушно, тихо посмеиваясь. Эспрессо умеет варить один из лучших кофе в королевстве, что, впрочем, не удивляет. Стоит ли ожидать иного от создателя школы кофейной магии? Даже в родной Республике о талантах волшебника ходит молва. Мадлену остается лишь радоваться тому, что высокое качество не влияет на доступность, и любой прохожий может оказаться на его месте с чашкой горячего кофе в руках, если только попросит любезно и не оторвет мага от важной работы.

Впрочем, рыцарю иной раз кажется, что он всегда отрывает чародея от работы. Недовольство следует по пятам за каждой их встречей, и Мадлен не всегда способен понять, чем конкретно сердит именитого волшебника. Иной раз он даже не находится, что ответить, постепенно привыкающий к ворчанию и закатыванию глаз к потолку. Впрочем, необыкновенно взволнованный Эспрессо сейчас никак не помогает словам отыскаться проще.
- За этим, - соглашается Мадлен, понимая, что очевидное скрывать глупо. Если он не готов поговорить об этом сейчас, то не сможет никогда – это факт. В защите ли или нападении, но рыцарь не должен отступать перед лицом трудностей. Уж этот урок герой усвоил за свою жизнь.
- …
Паладин делает еще один быстрый глоток и тотчас выпаливает:
- Ты мне тоже нравишься!
Точно, как тогда, в переулке, где уже не было Эспрессо. Фраза оказывается произнесена тем же тоном, с той же интонацией и ударением – так, будто Мадлен повторяет ответ на давно высказанную фразу, которой уже и не вспомнить. И всё же быстро произнесенные слова не теряют своей силы, сколь бы рыцарь ни надеялся на обратное. Он смущенно пожимает плечами и торопливо отпивает еще горячего кофе, но берет слишком много и обжигает рот.
- МХМ!!! - Мадлен тут же болезненно морщится, побежденно вытягивая обожженный кончик языка между зажатых губ и по-ребячески обдувая его свободной ладонью.

Отредактировано Madeleine Cookie (2021-12-07 13:40:43)

+1

14

Его учили принимать отказ. Да и никогда прежде юному магу не давалось всё легко, приходилось приложить толику усилий. Самым бы разумным сейчас было забрать свои слова назад или обернуть всё в шутку и попробовать вернуться к тому, с чего они начали: хороший дуэт, напарники, пусть и ругаются как кошка с собакой, но всегда прикрывают друг другу зад, когда дело доходит до настоящей заварушки.

Но Эспрессо будто сносит волной, когда он слышит признание. Глаза распахиваются широко, очки сползают на бок, весь он невольно отклоняется назад, словно пытается увернуться. Сердце начинает биться быстрее то ли от злости, что Мадлен посмел его дурачить, настолько не верилось в искренность его слов, то ли от радости, что всё не так скверно, как он думал.

Прежде чем кофейный маг успевает что-то сказать приятель делает большой глоток кофе и, как и следовало ожидать от не привыкшего к горячим напиткам печенья, обжигает себе язык и нёбо. Эспрессо кривится, будто он сам опалил себе весь рот, в два шага оказывается рядом и перехватив его руку за запястье чтобы не мешал дует легко на высунутый кончик языка. Так всегда успокаивали его самого, когда в экспериментах с заклятиями чародей терпел неудачу и зарабатывал ещё один ожог или ссадину.

Лишь спустя пол минуты он понимает, в какое неловкое положение их загнал, краснеет, пусть на смуглых щеках это не так заметно, и хочет отступить назад, но одёргивает себя, наоборот прижимается к крепкому телу и целует сперва в один уголок рта, а затем и второй. Жест кажется почти невинным после того, как он поцеловал Мадлена в губы на глазах у всего города.

Не говоря ничего Эпрессо резко разворачивается на пятках, кидается к столу, наводит снова суету и делает вид, что ничего важнее, чем разложить торт по тарелкам, в его жизни сейчас нет. Наклоняет голову так низко, как только может, лишь бы спрятать румяные щёки, бормочет себе под нос:

- Какой свежий, видимо только с утра испекли. И глазурь удалась, так блестит.

Точно сложно сказать, когда маг успел стать истинным ценителем и гурманом кондитерских изделий, но ни за что другое ухватиться не мог, лишь бы не начинать первому неловкий разговор. Почему-то казалось, что если признавшись в своих чувствах они поднимут эту тему вновь, то всё поменяется раз и навсегда, а такой убеждённый скептик как Эспрессо не верил, что перемены бывают к лучшему.

Отредактировано Espresso Cookie (2021-12-08 01:18:26)

+1

15

Мадлен плохо разбирается в горячих напитках, особенно – в кофе. Семья приучила его отдавать предпочтение остывшему чаю, ядреному рому и травяным настойкам, от которых иной раз хочется передернуться. Однако традиции велят терпеть и привыкать. Чтить то, что обязывают почитать предшествующие ему поколения.

Кофе становится для него открытием лишь благодаря новым течениям магии, оказавшимся на слуху, и постепенному распространению его в Республике. Не привыкший пробовать новое, Мадлен долгое время изучает вопрос издалека и убеждается в одном: ни один напиток не выйдет по-настоящему прочувствовать, если просто смотреть на него со стороны. Кофе не исключение. Он раскрывается только, если его пробовать, вдыхая терпкий аромат. Однажды паладин собирается с духом и пробует напиток чародеев. Один раз, другой. Начинает постепенно входить во вкус, успевает пристраститься к чему-то, так непохожему на традиции его семьи. И все же, не привыкший пить горячее, Мадлен всегда легко обжигается. Кажется, совершение ошибки должно его научить не наступать на те же грабли впредь, но рыцарь всё равно делает щедрые глотки из раза в раз, привыкший залпом осушать кружки на торжественных пирах.

Горячий напиток наказывает его за спешку сейчас, как и всегда. Однако рыцарь не ожидает, что Эспрессо заинтересуется происшествием. Никогда еще Мадлен не был так далек от понимания его поступков, как в настоящий момент. И, оставь паладин себе возможность мыслить здраво, невольно бы сравнил Эспрессо со своенравной кошкой. В один момент шипит и царапается, в другой – ластится, прижимаясь щекой к ладони. Паладин тихо вздыхает, убирая язык и невольно краснея от осторожных поцелуев. От такого поведения мурашки бегут по спине, но Мадлен не возражает. Да и можно ли быть? Ему кажется, даже ожог начинает жечь намного слабее.

Магия на самом деле творит чудеса.

Еще два. Целых два поцелуя в копилку, что стала полной чашей всего за день. Юноша улыбается в спину уходящему Эспрессо, складывая руки на груди. «Сочту за согласие». Еще вчера он не мог бы поверить в возможность поцеловаться с Самим Кофейным Чародеем, известным на всю Республику и дальше. Теперь же и сам готов потянуть его за добавкой. Не зря говорят, что к хорошему легко привыкаешь.

Мадлен подходит ближе, но мага не трогает. Только тянет ладонь вперед, получая свою порцию десерта. Торт не увлекает его так, как раскладывающий его по тарелкам Эспрессо, но паладин решает подыграть. Знает по себе, насколько сильно тянет убежать от важной темы, скрываясь в мелких разговорах от подступающего волнения. Мадлен любит их за это; не видит ничего дурного в том, чтобы отложить серьезную беседу на время, находя приют в простой болтовне. В конце концов, минуты не сыграют значения теперь, когда он знает, как обстоят дела на самом деле. Он не даст Эспрессо никуда от себя убежать ни спустя минуту, ни через час.

- Мой любимый сорт. Напоминает работу старого кондитера, жившего по правую руку от моего дома. Еще ребенком я бегал к нему после занятий фехтованием, тайком тратя деньги на сладости,  - Мадлен обходит мага и присаживается рядом на край стола, окидывая десерт взглядом. Торт выглядит иначе: совсем не так, как дома, что не удивляет. В конце концов, в каждой работе, даже созданной по одному рецепту, будет чувствоваться рука своего мастера. Новое королевство, подобно этому торту, имеет свой особый вкус, отличный от родной Республики. И сейчас, как никогда, сидя под боком Эспрессо, рыцарь начинает ценить его уникальность.
- Напоминает дом, - Мадлен призадумывается, тотчас со смешком качая головой, - Впрочем, недостаточно сильно, чтобы вызвать у меня тоску! Здешние жители знают толк в хорошей еде и напитках!

Юноша подпирает ладонью щеку и спрашивает вдруг, склоняя голову набок:
- Тебе они тоже пришлись по душе, так ведь? Гостеприимство жителям Королевства не занимать, а везде поспевшая Латте даже помогла с лабораторией, - герой берет ложку и цепляет край торта, сразу отправляя его в рот и говоря с набитыми сладким щеками, -  Планируешь остаться в Королевстве на долгий срок? В конце концов, артефакт мы так и не нашли.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » LOVE YOU (NOT)