пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » я улыбнусь тебе, перед смертью, твоей


я улыбнусь тебе, перед смертью, твоей

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/8/889106.jpg

Лондон, 2021 год

Она любила его. Он любил её. Но жизнь реальная слишком реальна для жителя чудесной страны. И он сходит с ума. Он улыбается. Всё так же улыбается. И с губ срывается одно желание - убить.

Чешир & Алиса

+2

2

[nick]Alice Liddell[/nick][status]Агония. Страх. Боль.[/status][lz]<div class="lz"><fan>alice in wonderland</fan>за гранью разума</div>[/lz][icon]https://i.gifer.com/3BPB.gif[/icon][sign]https://i.gifer.com/8Iq4.gif https://i.gifer.com/8Ipq.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Алиса Лидделл</a>[/nm]

   Раз. Два. Три. Шесть. Пять. Четыре. Посчитать навыворот - шиворот, склонить голову в бок, улыбнуться и поскакать вниз по лестнице. Винтовая, длинная, широкая, с вензелями золотыми, с красными ковровыми дорожками. Мама не любит, когда я прыгаю, когда с ветром в голове гуляю, самой себе улыбаясь. Мама занята, работает много, а порой, мне кажется, что я не знаю её настоящую, что мои сны раскрываю правду, которую мне никогда не постичь всецело. Я не помню, как мы были счастливы вместе, я не помню, когда в последний раз не ощущала холодную руку на своем плече. Ощущение, что блуждаю в лабиринте из снов и не могу найти выход. Реальность путается под ногами, ломается.
   Топ. Топ. Топ. Прыжок, вокруг себя покрутилась. Снова Топ. Топ. Топ. Прыжок и круговорот захватывает мысли. Картины на лестничном пролете, потолок изукрашен какими-то мотивами. Из памяти сбежало знание, что это такое, лица людей кажутся злобными и то же незнакомыми. Мужчина со странной повязкой – красным сердцем на глазу. Строгий, нелюдимый, враждебный. И все эти люди странные. Порой, похожие на диковинных зверей. Раньше они казались забавными, глядя на мать, думала, что, возможно, в нашей жизни были люди со странностями во внешности. Странноватые, лишенные красивости и безупречности. Легкости не было во взглядах, а теперь ощущение, что пытаются меня съесть.
    После отвлекаюсь. Хихикнув, перепрыгиваю через ступеньку, топаю громко, даже для бархатной дорожки, лечу вниз, создавая потоки ветра. Раз. Шесть. Два. Пять. Главное себя не потерять. «Если хочешь куда-то успеть, просто, надо куда-то идти. Если хочешь куда-то придти, просто, надо быстрее вдвое бежать». Смешок срывается с губ, вижу картинки перед глазами. «Ты тут, ты там, кто я? Тебя не отдам. Невидимкой беги, успеть должен на чай». Встряхнула головой, сама не своя. Хочется прыгать, бегать, дать безумству свободу, зеленый цвет и сигнал. Шагая по большому холлу, так и чувствую на своей спине взгляды злых картин, понимаю, что не хватает роста, чтобы стереть глупые коварные усмешки с оживших портретов. «Выпей меня».
- Что?! - резко обернулась, свела брови к переносице. «Я схожу с ума, я схожу с ума. Хочу увидеть кота, хочу увидеть кота».
   Становится душно в этом роскошной доме, так сильно похожем на замок. Тесно в нем, душно, такое чувство, будто я в нем заперта и эта реальность придумка, глупая издевка, слова ни о чем, как и я. Блуждаю между сном и явью, вижу странное и для меня невиданное, но такое знакомое. Сомневаюсь, теряюсь, не нахожу слова и постоянно думаю про невидимого кота. «Кота». Хмурюсь. Полосатый. Разный. Улыбка отдельно. Тело отдельно. Хвост отдельно. Половинчатый кот, или кот частями, редко собранный кот. «Странноватее и странноватее».
   После мыслей об улыбке, вспоминаю Чешира. Он улыбается так же обворожительно, как и улыбка без кота. А люди, которые улыбаются так обворожительно, должны, по определению, знать ответы на все вопросы мира. Да и, как еще я могу пропустить из виду, что нечто странное происходит в доме и со мной тоже? Мир перевернулся с ног на голову, показывает свое нутро, сдвинувшееся с места. Я хочу уснуть и проснуться нормальной, но знаю, что это уже невозможно. Пыталась. Пробовала. Ломала голову над загадками. К мистеру Бамби тоже не хочу идти. Он сильно похож на злобные лица на портретах.
«Решено».
   Подхватив пальто, быстро одеваюсь и бегу по тропинке перед домом. Хочу найти Чешира, поговорить с ним обо всем. Он не посчитает меня сумасшедшей, я знаю. Он единственный человек, которому я верю и которому я доверяю. «Чешир. А что если он будет Чеширским котом?»  Смеюсь, улыбаюсь, считаю это забавным. Вряд ли это так, скорее фантазия разыгралась, и просто Чешир с самой красивой улыбкой на свете, что западает в душу и сердце и рисуется в снах в разных обличиях. Было бы здорово. Но я Алиса Лидделл, а он мой Чешир, самый любимый человек на свете.
   В его жизнь врываюсь, без стука, без долгих и нудных игр в этикет. Мать разозлилась бы и в укор мне выставила ненадлежащее леди поведение. Морщу носик. Оправляю платье, улыбаюсь.
- Чешир? – вопрос в пустоту, надеюсь, с ним увижусь. «Дном вверх. В нору летим. Раз. Три. Два».

Отредактировано Erwin Smith (2022-07-25 22:01:44)

+2

3

[indent] Этот мир не для них. Они здесь чужие. Совсем чужие. Их мир должен быть другой. Их мир полон красок и безумств. Их мир где-то далеко, но не здесь. От этого мира хотелось бежать. Он был неприятен. Он был черно-белый. Может в начале и были краски, но они все поблекли и исчезли. Серый. Исключительно серый мир. И все попытки его раскрасить рассыпались пеплом у ног. Им надо покинуть этот мир. Им надо вернуться в свой собственный.
Tuba mirum spargens sonum
Per sepulcra regionum,
Coget omnes ante thronum.

[indent] Одна мысль порождает другую, цепочкой они формируют одно сознание, будущее направлений мысль. Одна неверная мысль может разрушить всё сознание, как карточный домик. Стоит только сделать одно не верное движение, и он за мгновение разлетится. Так и с мыслями. Человеческий разум беззащитен. Одна неверная мысль, может его разрушить, стоит только ей соприкоснуться с основанием здравого смысла. 
Mors stupebit et natura,
Cum resurget creatura,
Judicanti responsura.

[indent] Сойти с ума легко. Легче, чем можно предположить. Вчера ты смотрел на мир одним глазами, сегодня он уже совсем другой. И можно скрывать это ото всех, пытаться жить дальше, будто всё хорошо, словно всё вокруг правильно. Но один день будет сменять другой, а ничего не изменится, всё станет только хуже, но ты продолжишь ходить и улыбаться, стараясь не замечать тумана в собственных глазах. Окружающие тоже стараются не замечать. Проще отмахнуться и сказать, что человек просто устал, чем увидеть, как ясное сознание покидает, чем увидеть, что перед ними уже другой человек. Свидетели множеств передач, говорили одну фразу: он был нормальным, только в последнее время замкнулся в себе, был не разговорчив, начал вести странно себя. И тогда в их голове щелкает, это было не нормально. Но уже поздно. Пути обратного нет. У кого-то это путь в одно безумие, у кого-то в другое. Кто-то этим безумие вредит только себе, кто-то другим. Сложно предугадать каким путем оно пойдет. Сложно предугадать что оно прошепчет заманчиво на ухо: "умри" или "убей". 
Liber scriptus proferetur,
In quo totum continetur,
Unde mundus judicetur.

[indent] Спасти всех невозможно, да и не нужно это миру. Об ушедших память сохраняется не долго. Сначала о них прольют слёзы, потом пару раз вспомнят, потом все воспоминания рассеются пеплом в бесконечном потоке жизни. Это циклично, это круг жизни. В этом нет ничего такого. Таков этот мир. Он жесток. Очень жесток. Смогут ли они сбежать? Смогут ли покинуть его и оказаться там, где им место? Их мир должен быть иным. Он должен быть ярким и красочным. И принадлежать только им двоим. Только ему и ей. И больше никто не нужен. Все остальные лишние. 

[indent] Он вздрагивает, услышав собственное имя. Взгляд зеленых глаз, что был прикован к разбитому зеркалу напротив, стремится в сторону откуда доносился звук. Голос знаком. Он эхом проносится по заброшенному зданию. Она говорила, что ей сюда нельзя, но всё равно приходила. Каждый раз. И звала его. А он улыбался. Всегда улыбался ей. Только ей. 

[indent] Взгляд возвращается к разбитому несколько минутами ранее зеркалу. На костяшки и в центре трещин ещё не застыла собственная кровь. Она яркая. Такая яркая. Красная. И кажется такой теплой. Она словно источник жизни. Словно источник, к которому стоит стремится. И в душе разливается тонкими струйками тепло. Его ещё мало, чтобы согреть замерзшую душу, но тончайшими нитями, оно начинает заполнять нутро. И Чешир понимает. понимает, что им нужно, как он может их спасти. Её и себя. Их двоих. Они навечно будут вместе. 

[indent] Одна эта мысль заставляет его привычно улыбнуться. И в тоже время в глазах отражается страх. Разве он может? Разве это единственный выход. Страх окутывает сознание, окутывает красные нити, заставляя цепенеть от желаемого. Он сжимает руки в кулаках, царапая собственную кожу до крови ногтями. Мысли шепчут, что это нужно. Страх говорит, что это безумие. 

[indent] Чешир резко вскакивает, когда слышит поднимающие шаги. В голове начинается отсчет. "Три. Два. Один." Но стоит двери открыться, как перед девушкой предстаёт совершенно пустая комната. Он исчез. Исчез за пару мгновений, перебравшись через балкон в соседнюю комнату. Биение собственного сердца оглушает. Он смотрит вниз на свою руку, в которой сжимал осколок разбитого зеркала и тут же отбрасывает его в сторону. Надо сбежать. Надо защитить Алису. Он ведь обязан это сделать, или всё же спасти?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/8/109249.png[/icon]

+2

4

[sign]https://i.gifer.com/8Iq4.gif https://i.gifer.com/8Ipq.gif[/sign][nick]Alice Liddell[/nick][status]Агония. Страх. Боль.[/status][lz]<div class="lz"><fan>alice in wonderland</fan>за гранью разума</div>[/lz][icon]https://i.gifer.com/3BPB.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Алиса Лидделл</a>[/nm]

   Дом смотрит на меня черными пустыми глазницами, в которых когда-то давно сияли маленькие солнца ламп. Местами здание ощерилось, будто репетируя хищную ухмылку, краска фасада поблекла, обратившись в старую облезлую шкуру змеи. Ощущение, что это обветшалый замок Червонной Королевы, когда-то радовавший взор приезжих гостей. Отчего-то, возникает странное чувство, что стоит спуститься в подвал и в нос ударит металлический привкус застоялой крови и взгляду предстанут закрытые камеры с кучей мертвых тел, ставших белоснежными костями, обгрызенными до такого состояния толпами крыс. Встряхнув головой, отгоняю от себя наваждение. Перекатываюсь с носка ботинок на пятку, и, наоборот, из-за чего юбка платья колышется из стороны в сторону. Поджимаю забавно губы, задумываюсь о том, когда же Чешир откликнется на мой зов.
   Проходит минута, две. Ничего не происходит, мне становится скучно, и я делаю шаг вперед. Сначала один, потом ещё один. Каждый новый отрезок пути намекает на бессмысленность попыток. «Если хочешь чего-то достичь, нужно бежать вдвое быстрее». Истина, звучащая в моей голове, побуждает быстрее, бежать вперед, а то я уже начала думать, что каждый новый шаг лишь отдаляет меня от цели. А так, я врываюсь в здание легким ветром с ароматом свежих зеленых яблок и корицы, чтобы затем резко остановиться и перевести дух. Дом изнутри не менее страшный, нежели снаружи. Всё какое-то забытое и брошенное, озлобившееся на весь остальной мир. Раньше мне нравилось здесь находиться, теперь же я чувствую что-то другое. Чужие невидимые взоры шепчутся за спиной, в скрипе половиц я слышу крики о помощи, а дуновении ветра в щелях я могу разобрать приказы срубить несчастные головы. В холе, будто бы, прошла война, в ходе которой сбили шахматные фигуры с каминной доски, сломали изящные рисунки перил и навершия на них в виде карточных мастей. Местами тонкие изящные балки поломали на части, всё равно, что тяжелым железным шаром для боулинга решили сыграть в баскетбол. Это здание стало совершенно иным, как запущенный забытый замок, оно желает жестоко отомстить.
   Выдохнув, стараюсь держать себя в руках, на этот раз неспешно поднимаюсь по каждой ступени, не желая торопиться. Мало ли, в один прекрасный момент, дерево надломится, и пригласит меня упасть прямо вниз. Это будет не кроличья нора – скорее, путь прямиком в камеру для пыток, где Труляля и Траляля неустанно станут щекотать пятки, стараясь узнать правду о Красной Королеве. Ту, что позволит ей отрубить твою голову и после позвать Бармаглотика сжигать дома и селения. Во рту пересохло и захотелось нещадно пить. Я хватаюсь за перила в поисках спасения, ожидая увидеть улыбку Чеширского кота без тела, что подскажет, как мне дальше быть.  Но время идет, и ничего не происходит, зато я достигаю верхней ступеньки и с опаской смотрю вниз. Всё, как всегда, находится в безмолвной спячке.
- Чешир! – в голосе звучит легкий каприз, и надежда на встречу. Этот дом мне не нравится, теперь не нравится. Он будто бы напоминает  мне о том, что я должна вспомнить, и никак больше не забыть. Я думала, эта неопределенность покинет меня, когда я увижу любимого человека, но вместо этого, она толкает меня дальше в пропасть, как какую-то ненужную вещь. Мне кажется, я чувствую тонкий аромат мужского парфюма, с облегчением улыбаюсь и захожу в комнату, где стояло большое зеркало, нынче разбитое. Десятки Алис смотрят на меня озадаченную, нахмуренную, потерявшуюся в этой череде неизвестных событий.
- А ведь я принесла тебе твой любимый рыбный пирог! – с тяжелым вдохом достаю из кармана длинной юбки заветное лакомство и оставляю его на ближайшей горизонтальной поверхности, мне кажется, я слышу что-то в соседнем помещении, но предпочитаю не думать о том, что какой-то монстр решил ожить из моих видений. Увидеть Бармаглота живьем мне никак не хотелось.
   Оказавшись на небольшом балконе, я облокачиваюсь на парапет, не страшась его хлипкости – он выглядит надежным. В мыслях внутри шумит народ, требующий освобождения, по факту же, там - внизу, снуют редкие облезлые кошки и бродяги. Та ещё компания.
- Если покрасите белые розы в красный, она вас не тронет, я обещаю, - странные слова срываются с губ, будто это говорила другая я, но и не я вовсе. Зажав рот хрупкой ладонью, отступаю на несколько шагов назад, в шоке, желая скрыться во тьме помещения и после бежать. Бежать быстрее, чтобы успеть больше. Это все странненько очень.

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » я улыбнусь тебе, перед смертью, твоей