пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » mistery box


mistery box

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/975988.jpg

mistery box

новое королевство

Переезд - задача не из легких, когда содержимое каждой следующей коробки опаснее предыдущего.

madeleine cookie & espresso cookie

+1

2

Экспрессо не боится переезда, как и не боится жить вместе с Мадленом. А вот за свои вещи, склянки, банки и коробки трясётся больше, чем за самого себя, перепроверяет каждую из сумок, что рыцарь оставляет у входной двери, и вздыхает облегчённо лишь убедившись, что всё дошло в целости и сохранности.

Магу не нужно много места, и он вполне доволен тем, что новый дом они вдвоём как будто собрали из двух старых жилищ. Кровать в их общей спальне была Мадленова, крепкая, надёжная, проверенная на прочность не одной бурной ночью. Ковёр в гостиной – подарок от Латте на новоселье, а последняя комната отдана волшебнику под лабораторию и пока что кажется самой необжитой, но однажды и в неё кофейный маг вдохнёт своё собственное очарование, наполнит ароматами зёрен и молока, корицы, специй и кардамона. Сделает место своим, но не будет закрывать дверь, будто говоря, что Мадлен может навестить его в любое время и потребовать к себе внимания, если Экспрессо будет чем-то увлечён.

Чаще всего, конечно, он попросту поднимает возлюбленного из-за стола и уносит спать.

Этот небыстрый процесс, идущий параллельно с избавлением от ненужного старья и хлама, растягивается на несколько дней, и сегодняшний улов – это пару коробок с боевыми трофеями воина и высоченный, едва не упирающийся в потолок стеллаж, на котором маг хранил зелья и ингредиенты для них. Экспрессо начинает со всякой мелочёвки, стоя на коленях перед вещами копается в них, то и дело предаётся воспоминаниям, но весь напрягается и начинает крутить головой из стороны в сторону, когда слышит подозрительный треск, будто яичная скорлупа ломается, когда сжимаешь её в кулаке. Но вот так просто найти источник звука не удаётся, маг встаёт на ноги и поправляет на переносице очки, чтобы видеть лучше, щурится немного и как будто даже дышать старается тише.

«Может показалось?» - сомневается в своих чувствах, уже думает оставить эту затею, но странный звук повторяется.

- Да что такое, чёрт подери? – как печенюшка любопытная по своей натуре, он просто обязан со всем разобраться, начинает копошиться ещё больше, отодвигает тяжёлые коробки, пока источник шума не являет себя сам.

Маленький дракончик с золотой переливистой чешуёй довольно рыча врезается в него, начинает бодаться, будто требует то ли таски, то ли поиграть с ним, а Экспрессо настолько офигел, что даже не может подобрать слов и хватает воздух открытым ртом. Дракон. Живой дракон в его собственном доме.

- Ты здесь откуда?! – вопрос риторический, не то чтобы он ждал ответа от умной ящерицы, гонится за ней, пытается схватить, но спотыкается о ковёр и чудом удерживает равновесие. Ещё одна попытка – маг едва не разбивает себе лицо, запутавшись в полах собственного плаща, который не предназначен для бега. В третий раз уже заметно уставший, и уставший настолько, что на лбу выступил пот, он бросается на мелкую гадину и пытается схватить за хвост, поднимает ещё больше шума, но юркий малыш выскальзывает из рук и врезается в едва собранный стеллаж.

Маг с ужасом смотрит на то, как накреняется его любимая вещь, вытягивает руки вверх, чтобы защититься, когда с натужным скрипом полки вместе с расставленными на них побрякушками, начинают падать вниз. В последний момент пытается наколдовать себе твёрдый как кофейные зёрна щит, но понимает, что опоздал, жмурится и отворачивает лицо, готовится к удару.

Отредактировано Espresso Cookie (2021-12-22 15:02:07)

+1

3

Хотелось бы Мадлену сказать, что их переезд в новый дом – решение взвешенное и осмысленное; что они были готовы к нему или хотя бы планировали заранее, а не сорвались с места в карьер лишь по причине резко появившегося места, пришедшегося им по душе и во всех смыслах удобного по расположению. Небольшой участок в Новом Королевстве, двухэтажный с пристройкой, погребом и прилегающим участком выглядел как всё, о чем они оба могли мечтать – настоящая любовь с первого взгляда. Впрочем, мечтали о нем не они одни. Сразу стало понятно, что возможность нельзя упускать, иначе дом мечты рискуют увести прямо из-под носа, и пришлось принимать поспешные меры по покупке и упаковке, ведь любая задержка была равносильна лишним тратам на съем предыдущего жилья, которые они могли, но не хотели себе позволить, понимая, что новому дому не повредит вклад любой «лишней» монеты.

Работа оказалась отложена, все дела были убраны в долгий ящик, а внимание сосредоточено на то одно ужасающее слово – переезд. Мадлен, впрочем, не пожалел ни мгновения тяжело дающейся ему упаковки вещей, коль вскоре это означало возможность жить с его «принцессой» под одной крышей.
Неожиданное решение, конечно, аукнулось им не раз в процессе подготовки, однако даже в спонтанности рыцарь находил своё очарование, пока рядом с ним был серьезный Эспрессо, известный своей скрупулезностью в работе и педантичностью в любом другом аспекте жизни. С ним полное отсутствие данных качеств Мадлена несколько скрашивалось. Не приходилось переживать, что они забудут на старом месте что-нибудь важное, или перепутают адрес, или потеряют несколько коробок, потому что многие из них содержали труды Эспрессо, которые, как казалось иногда паладину, маг готов оберегать больше себя самого.

В отличие от своего кофейного чародея, Мадлен не обращал большого внимания на то, в каком виде и как складывает свои вещи. Он сбрасывал в коробки всё, что мог, не сортируя и не пытаясь разобрать. «Мы выбросим всё ненужное, когда будем дома» - обещался он, с тяжестью на душе ожидая тот день, когда ему всё же придется перебирать и выкидывать своё барахло. Много раз рыцарь уже слышал от Эспрессо упреки в том, что тащит в дом много ненужных и лишенных смысла вещей, начиная от трофеев с походом крайне сомнительного происхождения и заканчивая безделушками, купленными в первой попавшейся сувенирной лавке. И всё же совсем ничего не мог с этим поделать! Каждая побрякушка так и манила его, будто просила приютить и забрать с собой домой.

Стоило коробкам переехать в новый дом, как причин откладывать их разбор у рыцаря попросту не осталось. Белокурый воин со вздохом утрамбовал их вдоль стены и начал процесс разбора, вытаскивая подряд всё, что так слепо запихивал внутрь, немного жалея, что даже не подписал содержимое каждой отдельной.

На пол его комнаты вываливались предметы невообразимого содержания; склянки с неизвестными магическими зельями и коллекции королевских столовых приборов, книги сказок и пожелтевшие от времени письма, старые гномьи журналы, руководства по готовке, праздничные одежды, а вместе с ними вперемешку лежали остро заточенные ножи, мечи, осколки щитов, комплекты брони, эмблемы и гербы, рога чудищ и клыки шоколадных гончих.

Мадлен восхищался каждым найденным предметом первый десяток секунд, последующую минуту придавался ностальгическим воспоминаниям о том, как получил данную вещь, а еще десять боролся с собой, держа оную над мусорной корзиной с выражением боли на лице… прежде, чем вздохнуть, признать поражение и положить очередную совершенно не нужную ему вещь на полку, запихивая ее туда с большим трудом и усилием.

Уже очень скоро шкафы его комнаты ломились от тяжести, будучи забитыми до отказа, просто потому что у бедолаги Мадлена рука не подымалась их выкинуть. Слишком много воспоминаний оказывалось связано даже с самыми ненужными и невзрачными вещицами в его коллекции. Рыцарь уже даже не пытался скрыть своего отчаяния, смотря за тем, как заглядывающий в комнату Эспрессо кривит губы при виде его барахла и требует выбросить хотя бы половину из опасений, что вскоре сам Мадлен перестанет помещаться в собственной комнате.

- Но этот рог я получил в бою против… - начинал было паладин, тотчас замолкая, когда за спиной раздавался резкий хлопок двери. Нет, Эспрессо не хочет слушать его оправданий и не потерпит пререканий, и воин понимает это… как и понимает то, что будет вскоре вынужден еще раз проходить все уже убранные в шкаф вещи, выбирая, что же из них всё же выбросить.

Мадлен тянет руки к самой дальней из коробок, собираясь убрать туда рог, но вдруг осекается. До его ушей доносится чудовищный грохот, будто в соседней комнате взрывается миниатюрный вулкан, сотрясая собой землю и разбрасывая по окрестности камни. Инстинктивно воин вскакивает на ноги и бежит на звук, стараясь не поскальзываться о разбросанный по полу хлам.

В лабораторию Эспрессо открыта дверь, и Мадлен готов с лета вбежать туда со всей набранной в коридоре скоростью, однако тормозит резко у самого входа, по инерции врезаясь грудью в стену. Осекается, словно пешеход, только сейчас заметивший красный сигнал светофора.
«Если я что-нибудь сломаю по неаккуратности, то из меня сделают очень горький кофе», - напоминает себе Мадлен, потому, несмотря на собственные опасения, заставляет себя заглянуть в комнату аккуратно и медленно. Оценив увиденное быстрым взглядом, паладин переводит дух.
«Фуф, ничего страшного» - думает Мадлен с улыбкой, неловко моргая, - «Просто Эспрессо не может поймать дракона…»
И вдруг до него доходит смысл данных слов. Особенно то последнее, что начинается на «д».
«Др… ДРАКОН!»
Мадлен выпучивает глаза и, ахнув, так и остается стоять в двери с открытым ртом, во все глаза наблюдая за тем, как по комнате, нарезая круги, носится его возлюбленный волшебник, пытаясь угнаться за крупной крылатой ящерицей с золотистой чешуёй и гребнем из сливочной помадки.

- Э… Эспрессо… - паладин не может найти слов, не способен даже привлечь к себе внимание. Он наблюдает, как Эспрессо делает еще один круг, пытается схватить дракона за хвост, но вынуждает его прыгнуть прямиком в один из стеллажей с колбами и склянками.
Только теперь Мадлен, даже не успевая подумать дважды, бросается вперед. Все его действия происходят инстинктивно, практически на автомате; то, как он резко хватает железный поднос из-под чашек с кофе со стола, как подскакивает к Эспрессо, утягивая его в объятия, и отталкивает вместе с собой прочь, укрывая собственным телом и железным подносом от упавших прямо за их спинами полок.
Мадлен жмурится, крепко прижимает мага к груди и хмурит брови от ужаснейшего грохота и звука разбитого стекла. Они вместе упали на пол, но рыцарь успел выставить поднос над головами, оберегая их лица от осколков.

Грохот постепенно стихает, и воин получает возможность перевести дыхание, тихо спрашивая:
- Ты в порядке? – голос его звучит встревожено, немного озадаченно, но всё же облегченно. По-крайней мере, кофейная магия не погребла их под собой сегодня.

+1

4

Пускай Эспрессо и поглядывал украдкой на боевые трофеи своего благоверного и гордился им, но всё же продолжал настаивать, что часть из них должна быть выставлена на мусорку, иначе им попросту будет негде спать. И Мадлену пришлось согласиться с этим утверждением, по крайней мере после долгого молчаливого взгляда в свой адрес, который если бы мог, то прожёг в нём дыру.

Сейчас кофейный маг больше всего жалел о том, что не занялся этим самым яйцом в первую очередь и позволил ему слишком долго находиться в стенах их нового логова. Мир перед глазами пролетает за доли секунд, он даже не успевает понять что произошло, как оказывается поваленным на пол, рыцарь, что даже без своих доспехов, а в одной рубашке, остаётся всё равно очень тяжёлым сверху и грохот разбивающегося стекла вокруг.

Все его наработки исчезли, но об этом колдун побеспокоится позже. Явным признаком того, что Мадлен для него важнее всего остального в этом мире является то, что первым делом он сжимает в ладонях лицо напротив, смотрит встревоженно в глаза и отнекивается:

- Чёрт со мной. Ты как? – пытается считать с лица эмоцию боли, но рад её там не найти, потому что знает наверняка: среди колб были и взрывные смеси, и прожигающие, и те, что попав на кожу могли оставить на теле воина шрамы на всю жизнь. Но видимо даже в бытовых вопросах за Мадленом по пятам ходила нечеловеческая удача.

Эспрессо подтягивает вверх, обняв руками его шею, целует коротко в губы, выдыхает шёпотом:

- Спасибо, что закрыл собой, - в очередной раз убедившись, что полюбил этого печеночного война не только за его золотые волосы и безупречную репутацию, но и за доблестный, порой может быть даже чересчур характер. Но чтобы окончательно не утащить рыцаря вниз маг первым разрывает хватку и выбирается из-под него аккуратно, чтобы не угодить ладонью в стекло или неопознанную жидкость, с сожалением осматривается вокруг и понимает, что практически ничего не уцелело и все его опыты стали в одночасье пустым звуком из-за одной твари, на которой и задержался взгляд.

Чародей заметно хмурится, брови сходятся над переносицей, а голос становится шипящим, когда он цедит сквозь зубы:

- Я прикончу этого засранца, - сгибает руку в локте, чувствуя, как на кончиках пальцев снова собирается сила, сжимает пальцы в кулак, не разрывая зрительного контакта с драконом, который умостившись на одной из коробок смотрит на него самыми преданными, самыми невинными глазами, словно это не он виновник воцарившейся вокруг разрухи и беспорядка.

+1

5

Знать, что Эспрессо в порядке – большое облегчение. Рыцарь успевает прикрыть его собой и старается лишний раз не думать о худшем варианте. Они целы, они живы, всё остается позади. Хоть Мадлен редко думает о собственной безопасности, он довольно часто в последнее время ловит себя на мыслях о благополучии чародея. И в этом самом благополучии не последнюю роль играет сохранение его в целости, со всеми руками и ногами, чему более чем могут помешать магические склянки. Паладин слабо представляет себе их содержимое, но знает наверняка, что они могут сотворить с телом живого существа: растворить, расщипить, поджечь, взорвать, превратить в кофе с молоком... От таких мыслей по телу пробегает волны мурашек, а с души как-будто осыпается сладкая глазурь.
Нет, настоящие рыцари Республики не побоятся ни одного врага! Потому и своё беспокойство Мадлен старается скрыть за беззаботностью и решимостью.

- Мой дорогой Эспрессо, - начинает он своим привычным самоуверенным тоном, но быстро осекается и замечает тише, смущенно прищуривая глаза, когда чувствует теплые ладони на своих щеках, - Со мной всё в порядке, честное слово. 

И это не было ложью. Мадлен не чувствует себя как-либо задетым упавшими за его спиной склянками, чудом отделавшись без последствий, если исключить легкую боль в коленях. Рыцарь уже готовится нескромно похвастаться своим маневром, но не успевает вставить и слова, утонувший мгновенно в последовавшем поцелуе. Когда руки Эспрессо обвивают его шею, а мысли заполняет аромат крепкого кофе, паладин забывает обо всём на свете, включая собственный героизм и безмерную любовь время от времени его выставлять на показ.
В конце концов, ради этого конкретного кофейного мага Куки готов на любые подвиги независимо от того, получат ли они в дальнейшем героическую огласку или останутся еще одной шутливой историей прошлого, которую влюбленные смогут вспоминать долгими вечерами у камина, лежа под одним пледом.

Мадлен отвечает на благодарность широкой улыбкой искреннего счастья и тихо посмеивается, будто говорит «а разве может быть иначе?». То, что кофейный маг остается невредим, само по себе является для него достаточной наградой, чтобы повторить этот трюк еще раз, если потребуется. Впрочем, рыцарь всё же надеется обойтись без повторений и делает пометку в своей голове прикрутить все полки в лаборатории Эспрессо к полу да покрепче.

И только, когда чародей пытается выбраться из-под него, Мадлен замечает, как именно лежит. Непроизвольная мысль щелкает в голове и отражается краснотой неловкости на кончиках ушей, на что рыцарь издает короткое «ой» и послушно привстает с чужого тела, позволяя магу выкарабкаться из-под себя. Сам же спешно вскакивает на ноги, чтобы протянуть ему руку и помочь подняться, но с легким сожалением замечает, что Эспрессо опережает его и подымается сам.

Воин опускает ладонь обратно, обходит мага стороной и смотрит из-за его плеча на образовавшийся погром.
«Мне очень жаль твои вещи» - хочет сказать, но фраза эта застревает в горле, так и не оказавшись озвученной. Что-то тревожит паладина, хоть он и не может до конца понять – что же конкретно. Увы, и подумать об этом Мадлен не успевает, вырванный из размышлений голосом мага. Подняв на него свой взгляд, рыцарь невольно поеживается; Эспрессо бывает по-настоящему страшен, когда надвигается вот так, с зажженным кофейным ядром над ладонью. Один выстрел раскаленным снарядом способен пробить стену… или голову.

Несчастную маленькую ящерицу вдруг становится невыносимо жаль.
- Постой! – Мадлен удивляется сам себе, когда хватает мага за запястье, пытаясь задержать его действия. Он делает решительный шаг вперед и окидывает взглядом сначала возлюбленного, а затем дракончика: такого маленького, невинного, с большими глазами-блюдцами и кремовой помадкой на голове.
- Мы не можем ему навредить! Просто… просто посмотри на него. Он же совсем… совсем…
Рыцарь выпускает из рук чужое запястье и описывает руками невообразимые фигуры в воздухе перед собой, изображая по-настоящему щенячье выражение на лице:
- Совсем кроха! Такой маленький и милый! Эспре-е-е-ессо-о-о-о-о.

Мадлен сцепляет ладони перед собой в жесте умиления:
- Я убивал всяких монстров. Драконов среди них было не счесть! Но… но… но я не прощу себе, если мы навредим этому малышу! Мы должны придумать другой способ!
Рыцарь резко складывает руки на груди и насупливается:
- Ты же не станешь вредить ребенку, Эспрессо? Кроме того, - в глазах его отражается озадаченность, - Откуда вообще у тебя взялся драконий торт?

+1

6

Летающая, спасибо что пока что не выдыхающая пламя гадина методично разносила его будущий кабинет, и принять это вот так спокойно Эспрессо не мог. Ну и что, что драконы редкие создания? Ну и что, что правилами королевства запрещено их уничтожение только если гигантская ящерица не угрожает мирным жителям королевства печенек? В настоящий момент из-за неё чуть не пострадал Мадлен, что по меркам кофейного мага было куда страшнее. Ради рыцаря он был готов надрать задницу кому угодно, хоть самому Тёмному королю.

И если бы отважный воин вовремя не схватил его за руку, то кофейное зерно так бы и отправилось в голову ничего не подозревающему дракончику, что смотрел на мир своими огромными глазами-пуговками и непонимающе склонил голову на бок. Эспрессо едва успевает потушить заряд, чтобы ненароком не ранить им возлюбленного, шипит сердито и смотрит на него через стёкла чудом уцелевших очков как на предателя или по меньшей мере врага, что переметнулся на сторону врага:

- Если мы не остановим эту тварь, то скоро от нашего нового любовного гнёздышка камня на камне не останется! – возмущается громко, уже готовый вступить в перепалку и подготовив аргументы в свою защиту, однако переводит взгляд с рыцаря на дитёныша дракона и, кажется, впервые смотрит на него теми же глазами, что и Мадлен.

Ещё совсем крошечный. Такой дурашливый. И чертовски милый, даже не смотря на то, что юрким хвостом, что шнырял вправо-влево уже скинул с полки его драгоценные старые книги.

Честь нет-нет, а свербит где-то в груди. Очевидно, что силы между ними и дракошей сейчас не равны, у последнего мало шансов выстоять в бою, да и к тому же Эспрессо он явно не боится, потому что именно чародей стал тем, кого едва вылупившийся засранец увидел первым. Даже как будто старался держаться ближе к нему, считая своей мамой?

Кофейный маг тяжело вздыхает, расправляет напряжённые плечи и снисходительно говорит:

- Я его не трону, - но снова заводится, услышав совершенно абсурдный вопрос: - У меня? У меня взялся? – повторяет сердито и тычет пальцем в широкую грудь рыцаря, - Это среди твоего барахла я кажется видел драконье яйцо, так что давай проверим, - и не желая больше медлить маг срывается с места, подходит ближе к коробке, где среди прочего разместились те скромные пожитки, которые Эспрессо любезно разрешил Мадлену оставить, и первым же делом обращает внимание на огромную скорлупу, расколотую надвое.

- Сам полюбуйся, - с долей самодовольства указывает на улику и снова фыркает, - Так что это твой малыш.

Однако «малыш» явно совсем иного мнения. Золотой дракончик, покрытый сладкой помадкой, набрасывается на свою новую маму со спины, цепляется маленькими коготками за волосы кофейного мага и утробно урчит, явно довольный тем, что его больше не пытаются оттолкнуть и не замахиваются. Эспрессо будто смирился со своей судьбой и принял то, что пусть лучше эта чудная ящерица будет рядом, чем разрушит что-нибудь ещё.

+1

7

Мадлен до сих пор поверить не может, что судьба решила связать их с драконом. С настоящим маленьким крылатым ящером! Хотя род их не был редким ни в Республике, ни в лесах близ Нового Королевства, представителей данного вида нечасто удается отыскать. Обыкновенно взрослые драконы находят поселения печенья сами, сея хаос и разрушения вокруг себя.
Для борьбы с ними в более давние времена даже создали специальный Орден, ведущий на опасных взрослых особей охоту. И, хотя Мадлен не относил себя к опытным драконоборцам, защиту людей от драконов он считал и своей заботой тоже, пусть и имел очень мало понятия о том, как с ними бороться, уж не говоря о том, чтобы содержать. Наверняка, в Королевстве существовали законы и порядки, относящиеся к крупным животным. Не исключено, что сейчас своими действиями они нарушают многие из них, но ведь речь идет не о большом и страшном ящере! Это – всего лишь малыш, только сбросивший с себя скорлупу. У паладина рука не повернется навредить ему даже, если через несколько десятков лет кроха превратится в настоящую бестию. Однако и Эспрессо прав, отчего рыцарь только тихо вздыхает. Они не могут просто решить оставить дракончика, наблюдая молча за тем, как непослушный ящер крушит их новый дом. Решение требует серьезного подхода и изучения вопроса!

Рыцарь понимает, что кофейный чародей сердится, но в его глазах юноша видит принятие. Мадлен облегченно вздыхает, радостный, что ему не придется сегодня проливать ничьей крови. У дракончика появляется шанс даже, если они оба еще не знают – какой. Хочется поблагодарить любимого за терпение, однако Эспрессо выглядит так, будто еще не договорил, и рыцарь изумленно вскидывает брови, шутливо обороняясь ладонями.
- Хочешь сказать, это – мой дракон? – изумляется он, вдруг призадумываясь. Может ли такое быть, что среди его вещей завалялось настоящее драконье яйцо? Что же… вполне. Хотя Мадлену тяжело смириться с подобной мыслью, яйцо дракона звучит как трофей, который он мог забрать с одного из походов и по неряшливости своей забыть. Или, того хуже, выиграть в таверне в карты у какого-нибудь пьяного пройдохи, к утру не придумав, что с ним делать, и просто запихнув в одну из коробок в совершенной уверенности, что яйцо уже никогда не вылупится. Впрочем, ни одну из этих историй Эспрессо будет лучше не слышать – так кажется Мадлену.

Он спешно нагоняет мага, заглядывая через его плечо в коробку со своим именем.
- В самом деле! Выходит… - рыцарь растерянно прищуривается, нервно потирая шею и робко посмеиваясь, - Извини. Я совсем о нем забыл.
Что не было ложью. Он совершенно забыл об этом яйце.

Тем временем «пропажа», окончательно разгромив деревянную полку, переключает своё внимание на них. Если Мадлену оказывается чудовищно легко позабыть о яйце, то вылупившийся из него дракончик, кажется, не забывает о них ни на секунду, признавая по природе за своих родителей. Малыш переключает своё внимание быстро и бежит к любимой кофейной "маме", забираясь на нее с ребячьим довольством и искренним доверием. При виде открывшейся взору картины рыцарь не может сдержать умиления.
- Он считает тебя своей матушкой! – восклицает Мадлен с восхищением. Несмотря на погром и предстоящие хлопоты, ситуация видится ему одновременно милой и чертовски забавной. Посмеиваясь, рыцарь добавляет, - Выходит, я – папа дракон?

Однако смех его прерывается, стоит еще одной колбе с магическим зельем не удержаться на покосившейся полке и рухнуть со звоном на пол. Юноша морщится, озираясь по сторонам с опаской в страхе, что еще что-нибудь сломается или даже взорвется. Когда он, наконец, возвращает свой взгляд Эспрессо, во взоре его нет прежнего задора, однако остается решимость.
- Не беспокойся, мы что-нибудь придумаем, - смущенно произносит Мадлен, с виноватой улыбкой взмахивая руками. В конце концов, они же герои Республики! Неужели им не дано справиться с одним малышом дракона? «К тому же», - думается рыцарю, - «Справляться самим вовсе не обязательно». У них есть связи и знакомства, есть друзья, знающие о драконах намного больше и способные дать совет. Есть, в конце концов, собственная голова на плечах. В основном – кофейного мага, потому что своим знаниям Мадлен не готов доверять в полной мере, хоть и не признает этого вслух.

- Может, отправить письмо с синей птицей? – наконец, предлагает рыцарь, осторожно протянув ладонь к голове Эспрессо в попытке погладить дракона по макушке и с радостью обнаружив, что кроха не возражает почесываниям между золотых чешуек со стороны своего "папы", - Твоим коллегам из Академии или, может… мистеру Чаю? Как охотник на драконов, он сможет что-нибудь посоветовать. Или кого-нибудь, кто помог бы нам определить его вид. Так мы сможем решить, сумеем ли содержать малыша, или как лучше будет с ним поступить. До тех пор кроха может остаться с нами! В новый дом же принято первым впускать животинку! Ну, знаешь... на счастье!

Рыцарь вдруг хмурит брови, озадаченно потирая подбородок:
- Вот только  ума не приложу, чем его можно будет покормить. Я, конечно, купил нам еды на обед, но никак не рассчитывал на дракона!

+1

8

Эспрессо немного осведомлён о привычках и поведении драконов, поэтому догадывается, что этот хитрый ящер и впрямь будет прилипчивым к нему теперь как банный лист, потому что увидел первым и свято верит, что он является мамой. Малыша не смущает ни размер мага печенья, ни отсутствие чешуи, ни то, что голова его покрыты не острыми рубцами, а пушистыми волосами, в которые дракоша уже запустил свои коготки и вцепился мертвой хваткой, чудом не столкнув очки с лица.

В их будущем, пока что непонятно насколько чистом и светлом, кофейный маг мог представить, что они с Мадленом заведут какую-нибудь милую животинку, но даже не думал, что этот момент настанет так быстро. Радует одно – рыцарь не теряет своего оптимизма и предлагает на удивление дельные решения.

Когда от прикосновений чужой руки маленький паразит успокаивается, Эспрессо пользуется моментом, резко разворачивается полукругом, стряхнув ящера с головы, срывает плащ с плеч и закутывает это маленькое стихийное бедствие в него как младенца, прижимая кулёк крепко к груди.

- Есть! – объявляют торжественно о своей победе и разворачивается всем телом снова к возлюбленному, вручая ему прямо в руки эту ценную ношу, у него и сил побольше будет, и навыков общения с подобными тварями. Какова ирония, отважный воин, возможно будущий охотник за драконами, стал родителем одной из таких ящериц!

- Академики эти будут разбираться кому лучше переадресовать письмо целую вечность. Чёртовы бюрократы, - закатывает глаза маг и отмахивается рукой от этой идеи, - А вот сэр Чай точно сможет помочь. К нему и идти ближе.

Наставник Мадлена и едва ли не персональный тренер, взявший юного воина под своё крыло, вызывал у кофейного мага доверие и уважение. Не только потому, что о его подвигах ходило много легенд, часть которых успели уже попасть на страницы книг.

Но прежде чем отправиться к нему в лес действительно стоило подумать о провианте и покормить ребёнка, который только-только увидел свет своими собственными глазами. Маг вспоминает, что у него в запасе было немного вяленого мяса, которое осталось ещё после последнего неблизкого путешествия в снежное королевство, спешит в комнату, роется в сумке, попутно с ужасом отметив своё отражение в зеркале и тот бардак, что дракончик оставил после себя на его голове, а в будущий кабинет возвращается уже с добычей и протягивает малышу несколько кусочков провизии.

Ящер слизывает их с ладони, тщательно пережёвывает и довольно урчит, будто ещё больше укрепившись в мысли кто его истинный родитель. И смотрит преданно, настолько, что даже в сердце у Эспрессо что-то щёлкает. Но маг встряхивает головой, словно отгоняет эту мысль, напоминает себе, что дракон остаётся драконом, чудовищем, что способно сжечь всё новое королевство жарким пламенем своего дыхания, пусть сейчас он ещё совсем кроха и едва способен распалить малюсенький огонёк.

+1

9

Мадлен не привык колебаться при решении даже самых сложных задач. Уж что-что, а свои идеи он без ложной скромности считает за «не просто, но очень дельные», в том числе самые сомнительные. И, хотя готовый в любой момент принять строгое «нет» нередко скептически настроенного в отношении задумок рыцаря Эспрессо, юноша рад, что на сей раз маг соглашается. Нет-нет, паладин никогда не сомневается в силе своей предприимчивости и проницательности! Просто придумывать еще один такой же дельный план было бы для него немного затруднительно. Совсем немного. И дело вовсе не в том, что за «дельные мысли» в их дуэте чаще отвечал кофейный чародей.

Блондин протягивает руки и неуклюже ловит обернутого в плащ малыша, удерживая его всё равно, что мешок с горячей картошкой – опасливо, на расстоянии, пока дракончик окончательно не успокаивается. Ему и раньше приходилось иметь дело с драконами, но до опыта настоящего охотника на огнедышащих ящеров паладин не дотягивал даже самой макушкой. Будучи паладином, он привык разбираться со всем, что доползало или долетало до Республики, и, хотя некоторые чудища из печи заглядывали в ближайшие к городским стенам леса, драконы предпочитали просторы шире и королевства, что источают сладкий ягодный аромат.

Малыша, еще не способного толком летать, Мадлен и подавно видит впервые в жизни, смотря на дракончика столь же широкими и изумленными глазами, как сам ящер – на него. Пусть рыцарь не был большим охотником до чужой помощи, не прося лишний раз поддержки со стороны, сейчас даже он понимал, что совет профессионала станет лучше слепых попыток. Как минимум, для самого малыша. Если только им удастся придумать суровому и непоколебимому старому охотнику причину, по которой он должен сохранить «опасному чудищу» жизнь.

- Тогда не будем терять ни секунды! – восклицает Мадлен, беря обернутого дракончика подмышку и гордой походкой устремившись прочь из комнаты. Про себя он решает, что погром устранит обязательно… после. Быть может, завтра, или послезавтра, или после-после…

Аккуратно укладывая свою поклажу на пуфик в прихожей, Мадлен торопливо собирает по углам разбросанные вещи. Даже, если дело не терпит отлагательств, выходить на улицу огородным пугалом будет не к лицу командиру рыцарей Республики. Особенно, когда речь идет о встрече с таким человеком, как Чай, который никогда не скажет, что у него на уме, но обязательно что-нибудь подумает. Это пугает страшнее всего, ведь даже по лицу порой не скажешь, о чем же подумал глава Чайного Ордена. Однако Мадлен точно может сказать, что к нему уровень критического взгляда и строгости будет заметно выше, ведь с недавних пор паладин решил «записаться» на обучение к опытному охотнику на драконов и узнал на собственном горьком опыте, что Чай не славится двумя вещами: мягкостью и поблажками. У паладина до сих пор тело ломит от отжиманий, которые он делал в наказание за предыдущие ошибки, держа своего сидящего учителя на спине, и, думается ему, еще одного такого урока за несмышленость его спина может попросту не пережить.

«Лучше будет придумать оправдание заранее», - думает Мадлен с тяжелым вздохом, оборачивая шарф вокруг шеи, пока дракончик, еще недавно сидевший смирно, решает вытянуть голову и начать пожевывать его штанину. К счастью, кофейный маг возвращается с едой быстрее, чем малыш успевает отгрызть от одежды Мадлена кусок-другой. Рыцарь вырывает свою штанину и с благодарностью кивает, не сумев сдержать очарованного «ов», когда заметил, как трогательно детеныш дракона поглощает еду и смотрит на них своими широкими глазами-блюдцами.
- Какой прелее-е-е-естный, - протягивает Мадлен, широко улыбнувшись. Кажется, даже спина его перестает ломить так сильно о мысли от встречи с наставником. И всё же им стоит поспешить, если они хотят успеть застать его дома.

Паладин вновь подхватывает дракончика на руки, закутывает его сильнее в плащ и, пропуская Эспрессо вперед, выходит за ним из дома. Идти до нового жилища чайного рыцаря взаправду не так далеко, что было бы для паладина досадой в обычное время, ведь не найдется по пути случайных знакомых, способных польстить его приветствием и вниманием. Однако сегодня Мадлен оказывается чертовски рад, что ни одна случайная печенюха не попадается им на пути до дома Чая, иначе уже завтра им пришлось бы слышать, как весь город щебечет об их новом «питомце».

Практически без хлопот (если не считать пары укусов) дойдя до нужного дома, Мадлен тормозит на пороге и, резко передавая в руки Эспрессо дракона и закрывая их собой, стучит фигурным кольцом о дерево. «Будет лучше, если дракон не будет первым, что он увидит», - думается рыцарю, однако дверь не распахивается прямо перед их носом. Вместо этого голос – басистый и спокойный – раздается со стороны приоткрытого окна:
- Открыто. Проходите.
Мадлен издает тихий, нервный смешок и толкает дверь плечом, спешно разуваясь и помогая Эспрессо пройти в дом. Их встречает скромная по убранству парадная, тотчас ведущая в небольшую гостиную, где за столом  сидят двое. Мадлен тотчас различает знакомые силуэты и мгновенно «буксует», отходя на шаг и вставая за Эспрессо. Он перекидывается с ним взглядом, говорящим «кажется, мы не вовремя, но отступать уже поздно».

На небольшом столе разложена шахматная доска. Подле нее вместо часов, отчитывающих время, лежат столовые приборы и небольшие блюдца с десертами, да старый, видавший виды чайник. По одну сторону от доски сидит знакомая высокая и крепкая фигура охотника на драконов, одетая в просторную белую рубаху. Сидя к ним лицом, он отрывается от своих белых пешек и переводит свой взгляд на нежданных гостей. Мужчина, что сидит к ним спиной, оборачиваться не спешит, однако Мадлен с легкостью узнает зеленый, пышный берет.
- Смотритель музея? – тихо шепчет паладин, озадаченно почесав затылок, - Не думал, что мы и его здесь встретим.
Однако, будто почувствовав, что говорят о нем, Эклер также поворачивается, одаривая гостей широкой улыбкой, из-за чего Мадлен теряется еще сильнее, озадаченно смеясь и кланяясь.
- Доброго вам вечера! – выпаливает он, вдруг вспомнив, кем является и как давно привык быть на всеобщем обозрении, - Надеюсь, мы не помешали? У нас к вам… кхм… дело, не требующее отлагательств! Вернее, мы пришли за советом. Или парой-тройкой советов.
Мадлен вдруг воодушевляется и начинает спешно тараторить, взмахивая руками:
- Понимаете, мы только переехали, прибирались дома, нашли мои старые вещи, а там яйцо, да как вылупится, и погром, и… и… и вот!
С этими словами он кивает на Эспрессо, одновременно показывая их «добычу» и надеясь, что кофейный маг подхватит его сбивчивую мысль и закончит ее так, чтобы еще больше не запутать собеседников.

+1

10

Всё же огромная удача, что в одном с ними королевстве живёт такой замечательный человек, как сэр Чай. Эспрессо не устанет благодарить судьбу за это, потому что понятия не имел что делать с молодым драконом и весьма быстро шёл со своим благоверным к дому его учителя, даже не путался в длинных полах своего плаща, хотя обычно они доставляли уйму дискомфорта при быстром шаге. Вела его вперёд одна-единственная мысль – избавиться от этого недоразумения как можно скорее, а чтобы не пугать жителей городка и не привлекать им обоим ненужное внимание кофейный маг завернул свою ношу в ещё один плащ.

Разумеется, дракоша наотрез отказывался сидеть спокойно у него на руках и то и дело пытался вырваться, но Эспрессо упрямо смотрел прямо и будто бы не замечал косых взглядов с свою сторону. Просто два лучших друга и спутника по жизни прогуливаются быстрым шагом, ничего необычного.

К счастью, и идти оказалось быстро, и дверь любезно распахнулась перед незваными гостями, впуская их в не очень большой, но довольно уютный дом. В каждой детали интерьера чувствовалась рука воина, для которого всегда на первом месте удобство, а красота и уют едва ли играют хоть какую-то роль в жизни. Пожалуй, единственным исключением служила ваза с ароматными цветами на подоконнике, запах которых повис в воздухе, и тут же был обнаружено печенье, которое могло бы отважному рыцарю принести столь странный подарок.

- Сэр Эклер! Рад вас видеть, – приветствует коллегу радостным возгласом и невольно делает шаг вперёд, обходя своего широкоплечего любимого и делая некое подобие реверанса. Видимо дракон чувствует эту неуверенность в чужих руках, поэтому воспользовавшись моментом вырывается из рук, будто призрак, подхвативший чужой плащ, подлетает к потолку и ударяется о него своей шипастой головой, и только после нескольких кругов у самой крыши во всей красе предстаёт перед храбрым рыцарем и его гостем.

Сверкающая чешуя, глаза с вертикальным зрачком и острые как лезвия клинка зубы. Нет никаких сомнений, что это дракон.

Эспрессо словно вынырнув из своего состояния оцепенения делает ещё несколько шагов в комнату, останавливается прямо под парящим проказником и упирает руки в бока, приказным тоном ему веля:

- А ну вернись назад, иначе будешь наказана, - звучит совсем как строгая мамочка, которая отчитывает своего непутёвого сына. Учёный даже не думал, что это сработает, однако же услышав его строгий голос и заметив хмурое выражение на лице дракончик клокочет виновато и медленно парит вниз, садится на плечо кофейного мага словно папугай у пирата и пристыжено тычется мордочкой в его волосы, - Что, стыдно за своё плохое поведение? Поделом, - не может успокоиться, пусть и понимает, что малыш уже сполна осознал свою ошибку и боится печенья, которое считает своей мамой, когда тот в гневе.

Эспрессо меняет гнев на милость и свободной рукой гладит зверя легонько по спинке, чешет холку и, вернув взгляд хозяину дома, смотрит молча какое-то время на опешившего Чайного рыцаря через стёкла очков, прежде чем кашлянуть тихо и подтвердить:

- И вот что из этого получилось. Кто бы мог подумать, что из яйца, лишённого материнской любви, ещё может кто-то появится.

+1

11

Наблюдая за тем, как обходительно Эспрессо подступает к двум сидящим за столом печенюхам, рыцарь только и может, что пожать плечами. Будь он хоть трижды великий Мадлен, чей свет известен всей Республике и дальше, его красноречие всегда куда-нибудь пропадает, стоит только взгляду столкнуться с «наставником». Чай кажется совсем не впечатленным его сумбурным объяснением, о чем ясно говорят слегка нахмуренные брови и скрещенные руки.

Столько времени прошло со времен их первой встречи, а паладин всё никак не привыкнет к строгому и спокойному взору Чайного Рыцаря. Вот уж точно – человек, которого не побеспокоит ни один дракон, даже самый пугающий. И всё же они пришли к нему за советом, и будет глупо упустить подобную возможность. Какое счастье, что Мадлен все реже выходит из дома без Эспрессо. Хотя кофейный маг бывает горяч и подчас резковат на вкус (и на слова), в час великой необходимости он становится сама обходительность, какой позавидует любая…

Мадлен качает головой. Отвлекаться оказывается его огромной ошибкой, ведь, воспользовавшись замешательством, дракончик решает выпорхнуть из рук «непутевого отца» и пуститься в свободное плавание… вернее, полет по дому под восторженный возглас Эклера и молчаливое недоумение Чая. Мадлен тщетно подпрыгивает следом за дракончиком, надеясь подцепить его, да вот только малыш оказывается расторопнее и смелее. Всё, что остается рыцарю – смотреть за тем, как безымянное чудо бьется головой об потолок, не умея еще толком держать себя в воздухе.

Паладин готовится совершить еще один прыжок, думает даже попросить у наставника лестницу, но возлюбленный опережает его стремления сердитым восклицанием. Заслышав его, дракон и Мадлен замирают единовременно, во все глаза смотря на кофейного мага. Мысленно рыцарь признается себе, что и сам не смог бы противиться Эспрессо, когда он говорит что-либо ТАКИМ тоном! «Но знать ему, конечно, об этом вовсе не обязательно», - думается Мадлену тотчас, пока он наблюдает за спуском дракона с потолка на землю.

Почетный рыцарь Республики с любопытством заглядывается на малыша из-за плеча Эспрессо, одаривая его виноватой понимающей улыбкой, пока «дорогая матушка» отчитывает непутевого чешуйчатого отпрыска за детские проказы. Кто бы мог подумать, что это сработает? И всё же паладин рад, что недавний полет дракончика не обернулся катастрофой. Не то, чтобы он испытывал беспокойство за ящера! Нет, конечно же! Разве что совсем немного…

-«Вот беда», - вздыхает Мадлен, с опаской поглядывая на сидящего за столом Чая, успевшего излечиться от изумления и спокойно вернувшегося к распитию своего горячего какао. Тихо кашлянув, паладин продолжает говорить следом за магом:
- Так уж вышло, что мы обзавелись драконом. И будем благодарны любому совету, который…
- Пастилочный Лиходей, - коротко бросает Чайный Рыцарь, без интереса отпивая какао из своей чашки.
- Что-что? – перебитый Мадлен теряется еще сильнее, и, верно, легко дает понять это своим сконфуженным видом, так как охотник на драконов продолжает говорить своим обыкновенно строгим тоном:
- Пастилочный Лиходей. Название его. Можете считать, вам крупно повезло, - Мадлен замечает, как Чай переглядывается с Эклером прежде, чем заметить ворчливо, - Они не вырастают больше собаки. Обитают в болотах у Королевства Холиберри, питаются мелкой дичью. Считаются вредителями огородов, но не более того.

Герой облегченно вздыхает, гордо взглянув на дракончика, будто «вредительство огородам» является настоящим достижением. Однако улыбка его быстро пропадает с лица, стоит Чайному рыцарю продолжить:
- И всё же ради вашего блага я бы советовал от него избавиться.
- К… как это избавиться? – паладин смотрит то на наставника, то на дракончика. Нет, конечно же, совет кажется разумным. В конце концов, драконы опасны для печений, даже самые крошечные из них, и всё же… Мадлен смотрит на малыша с сожалением прежде, чем отрицательно покачать головой.
- Нельзя же так просто… он же еще совсем кроха!
- Когда он перестанет быть крохой, решение принимать будет поздно, - слышит Мадлен усталый вздох Чая, - Я не предлагаю его убивать. Только выпустить как можно дальше от королевства… и огородов.
- Н-но… но! Он может пораниться! Встретить хищников, других драконов или того хуже, – паладин вытягивается как по струнке, возмущенно качая головой и складывая руки на груди зеркально своему наставнику, - Это наш дракон. Кроме того, он вылупился из моего трофея! Что, если это Судьба? Не иначе, как дар Света, должный помочь мне в подвигах.

Игнорируя то, насколько сильно закатились глаза к потолку Чая, Мадлен разворачивается и обращается к Эспрессо:
- Неужели ты тоже хочешь от него избавиться?

Отредактировано Madeleine Cookie (2022-08-29 16:30:46)

+1

12

Эсрпессо чувствует себя в самом невыигрышном положении, в каком только мог оказаться. На одной чаше весов лежит здравый смысл, который подсказывает, что даже совершенно безобидному и очаровательному дракончику будет куда лучше на воле, чем в компании двух почти женатых печенюх и их скромной лаборатории, всё же это вольное создание и ему необходимо много места, чтобы расправить свои крылья. На другой же был умоляющий взгляд Мадлена, который совершенно не был готов отпустить свою удивительную находку в большой мир.

Маг старается слушать Чайного рыцаря, чему мнению доверяет почти безоговорочно, и в то же время прекрасно понимает, чем чревато идти наперекор своему благоверному и его «хочу». Нет, виду он на людях не подаст и сцены устраивать не станет, но ещё несколько дней будет ходить как в воду опущенный, словно гигантский обиженный лабрадор опустив уши, возможно даже откажется от тёплых объятий в постели и будет вздыхать так громко и драматично, что даже в Новом королевстве услышат.

Готов ли Эспрессо, едва переживший кошмар переезда, к такой пытке? Определённо нет.

Алхимик прикрывает глаза рукой в перчатке, потирает гудящие от напряжения виски, прикрывает ненадолго глаза и, прежде чем опять посмотреть на весь свет знаний и науки города, собранный в одном месте, разминает пальцами переносицу, с которой уже никогда не сходит отпечаток от очков, возвращает такой необходимый аксессуар на место и обращается к рыцарям:

- Спасибо за ваши ответы, сэр Чай, мы перед вами в необъятном долгу. Что же касается дракона, то его судьбу мы решим вдвоём. Если позволите, то мы пойдём.

У кофейного чародея получается очень неплохой пируэт, для которого он отводит чуть в сторону свой длинный плащ, а затем жестом подзывает к себе маленького шкодника, покрытого чешуёй, и смотрит сурово. Дракон явно рассмотрел в нём уважаемую фигуру, раз без лишнего сопения и писка тут же вцепился в руку, а затем по рукаву плаща вскарабкался вверх и уселся на плечо. Эспрессо похлопал его по попке как послушного мальчика и, подхватив под локоть ещё одно чудо природы, которое без его присмотра может потеряться, увёл Мадлена прочь, обдумывая в тишине всё услышанное и перепаривая.

Верить в такое удачное стечение обстоятельств тоже не хотелось. Кому-то за всю жизнь не доводилось видеть дракона, а у них теперь был свой, почти ручной, да ещё и к тому же достаточно мелкий, чтобы содержать самим. Алхимик тормозит очень резко, упираясь каблучками ботинок в брусчатку, разворачивается к любовнику и вручает ему в руки их новообретёние, говоря твёрдо, не терпящим споров тоном:

- Мы оставим его, но при условии, что ты будешь о нём заботиться и выгуливать. А ещё следить, чтобы он, - тычет пальцем в мягкое брюшко дракона, - Ни за что не заходил в мой кабинет. Там слишком опасно для ребёнка.

Решение за рыцарем. Свои условия он сказал, раз уж Мадлен так переживает, что малыш появился из его трофея, то и большую часть ответственности обязан взять на себя.

0


Вы здесь » Crossbar » фандом » mistery box