пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » the light is coming


the light is coming

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/5VXfeYc.jpg
obi&any

[nick]obi-wan kenobi[/nick][status]one more light[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/106318.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/615726.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/932492.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">оби-ван кеноби</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>star wars</fan>Это не сон, это вся правда моя, это истина.
Смерть побеждающий вечный закон - это любовь моя</div>[/lz]

Отредактировано Han Solo (2022-01-27 20:24:23)

+2

2

В себя он приходил долго, мучительно, то выныривая из вязкого марева, то проваливаясь обратно, пока окончательно не смог выбраться наружу и открыть глаза. Яркий свет резанул по глазам, пришлось зажмуриться, а потом попытаться проморгаться, прежде чем понять, где он, кто он, и зачем он тут. Тело казалось ватным, уставшим, как после слишком долгого сна и изнурительной работы перед, но он не чувствовал себя больным, не чувствовал боли, кроме вялости. Судя по интерьеру, он был в знакомых Залах Исцеления, а подошедшая знакомая тви'лечка только подтвердила его догадку.
- Магистр Че, - он вспомнил ее имя и обратил внимание, что вот так вблизи она выглядит старше, чем он привык. Удивительное открытие.
- Оби-Ван. Наконец-то, ты пришел в себя, - ему показалось, что голос ее звучал и облегченно, и как-то печально, и это насторожило Кеноби. Что-то было не так, он чувствовал и попытался понять, свел брови и глубоко вдохнул, слушая о том, что ему не стоит нервничать и напрягаться, пока не понял ужасное.
- О... Эта пустота внутри... - да, где-то внутри себя он ощущал что-то вроде дыры, а от нее оборванную тонкую-тонкую и истлевшую нить. Разве так бывает? Он знал, что если связь рвется насильно, то это ужасное чувство, а пустота остается на всю жизнь, но разве могла она истончиться сразу настолько? И откуда внутри неге были другие, мощные и крепкие Узы? Кто их установил? Разве вообще могли они быть такой силы? Оби-Ван, следовавший всегда Кодексу и наставлениям, не мог удержать сейчас зародившийся приступ паники, он дернулся, резко садясь, оглядываясь по сторонам, будто рассчитывая кого-то увидеть. Но никого не было.
- Где... где мастер Джинн? Что с ним? - он осторожно задал этот вопрос, но почему-то было ощущение, что ответ ему не понравится. Это был тот самый момент, когда ты понимаешь, что произошло что-то ужасное, но еще надеешься, что это не так, что тебе показалось, что все не так плохо, что если и случилось, то нечто незначительное.
- Оби-Ван, прошу, успокойся. Тебе нужно многое узнать...
- Нет! Нет-нет-нет! Этого не может быть! - он потянул за связь, буквально дернул за нее, никогда раньше не имея дел с узами такой силы и не зная, как с ними обращаться, как быть деликатнее и как пользоваться. Он ощущал чужое сознание, он как будто мог спокойно нырнуть в него и прочесть все, что только хотел, но не делал этого. Это было не сознание Квай-Гона, от него всегда ощущалось ровное спокойствие, граничащее с безразличием, его мало что-то выводило из себя, и это Оби-Ван чаще становился причиной эмоциональных всплесков в ниточке Силы между ними, сейчас же на той стороне был какой-то комок из всего, и Кеноби охнул от непонимания.
- Покой, Оби-Ван, - как примерный падаван, он кивнул, пытаясь подавить нарастающую внутри истерику. К счастью, в зале показались Йода и Мейс Винду, а уж они точно должны были объяснить, что происходит. И где его мастер.
- Магистры! - он хотел кинуться навстречу, но все же сохранил в себе дисциплину, - что произошло? Где магистры Квай-Гон? Почему я... почему...
- Что помнишь последнее ты? - вопрос гранд-мастера ввел его в ступор, и Оби-Ван с минуту пытался собрать в кучу воспоминания.
- Мы с магистром Джинном преследовали Марка Лунди, потом меня ранили в плечо... - послышался шум, и в палату буквально вломился молодой джедай с копной русых волос, шрамом у правого глаза и с дюрасталевой рукой, и вид у него был такой, будто он как минимум был готов кого-нибудь убить, - это он! - воскликнул Кеноби прежде, чем успел подумать. Но это точно был тот человек, с кем его соединяла связь.
- Скайуокер! Тебе нельзя сюда! - Вокара Че явно его знала, его тут все явно знали, кроме одного падавана.
- Ты его помнишь? - Мейс Винду спросил это так, будто помнить этого джедая было самым страшным грехом в мире, так что Оби-Ван тут же решил внести ясность во избежание конфликта:
- Нет! - он посмотрел на изменившееся лицо этого Скайуокера, который проявлял дивную настойчивость в нежелании покидать палату, и ему не понравилось, каким отчаянно грустным оно стало, как будто человек в раз лишился надежды, так что он на всякий случай пояснил для всех, - я просто... просто что-то чувствую. Узы...
- Верно, - кивнул магистр Йода, и его уши поникли, - то связь ученическая еще осталась, времени немного прошло, чтоб до конца она исчезла.
"Исчезла?!" - хотел было спросить Оби-Ван, потому что эта связь не походила на умирающую или исчезающую, она была живее, чем он сам. Он прямо сейчас мог точно сказать, что чувствует другой человек, и это пугало. Но в словах гранд-мастера его привлекло другое.
- Ученическую? Но магистр Джинн...
- Послушай, Оби-Ван. Многое сейчас узнать придется тебе. Многое будет неясно тебе. Но придется поверить и принять.
Кеноби еще раз оглядел всех присутствующих - кажется, этот джедай Скайуокер то ли сумел убедить Вокару, то ли ему проще было разрешить остаться, чем объяснять, почему нет - и кивнул.


Квай-Гон мертв, вокруг война, Скайуокер - его бывший падаван, сам он давно не падаван, а уже магистр, но он мало того, что не помнит ничего из этих событий, так еще вернулся в тело довольно юное, хотя ему должно быть около тридцати семи. Оби-Ван бы не поверил, если бы не авторитет Йоды и Винду, рыцарь Скайуокер с их связью и карточки из голонета. Но это было несущественно: он не оправился от первой новости и хотел узнать, как так случилось. Что произошло с его мастером? Как умер Квай-Гон? Когда это случилось? Где он, Оби-Ван, был в этот момент. Он так хотел это узнать, что ему было почти все равно, о чем спорят трое джедаев. Его планировали оставить в палатах, но он очень твердо сообщил, что чувствует себя хорошо - физически - и лежать тут не хотел бы. Йода было заявил, что пока они не решили, как нейтрализовать действие артефакта, из-за которого он попал в такую ситуацию, они найдут ему мастера, который закончит его обучение. Кажется, он не до конца верил, что нейтрализовать действие получится. И тут уже вспыхнул Скайуокер - о том, что он вспыхнул, Оби-Ван узнал через связь, внешне он продемонстрировал твердое как его металлическая рука спокойствие - и заявил, что он сам будет его учителем. Спор длился какое-то время, Кеноби переживал смерть Квай-Гона и только по затянувшейся тишине понял, что все уже решилось.
- Хорошо. Будешь учить ты юного Кеноби.
"Видимо, проще разрешить, чем объяснить... и это я его учил?!"

В голове не укладывалось. Он не мог представить себя старше, не мог поверить, что прошло столько лет, не мог понять, что ему делать дальше. Пока что он просто плелся за Скайуокером по знакомым коридорам, видимо, к их комнатам. Этот путь Оби-Ван знал. Что-то осталось неизменным. Из общей гостиной он толкнул по привычке свою дверь, но понял, что там - не его комната. Что вон те странные запчасти в углу вряд ли стали его интересом, а вот этот слой пыли... Кеноби провел по нему пальцем. Не мог он вдруг перестать чтить чистоту. Да и вообще было чувство, что тут в принципе никто не жил, на кровати виднелось только сиротливое покрывало, даже подушка отсутствовала.
- М... ошибся, - пробормотал он, прикрывая дверь, - извините... - он хотел скрыться за второй, возможно, помедитировать или залезть в голонет, чтоб узнать о происходящем в мире, об упомянутой войне, а потом удрать в библиотеку, где мог бы узнать, что стало с его учителем. - Мастер Скайуокер. Если вы уже закончили обучение, то почему Узы такие? Разве они вообще бывают такими, или со мной что-то не так?

[nick]obi-wan kenobi[/nick][status]one more light[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/106318.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/615726.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/932492.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">оби-ван кеноби</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>star wars</fan>Это не сон, это вся правда моя, это истина.
Смерть побеждающий вечный закон - это любовь моя</div>[/lz]

Отредактировано Han Solo (2022-01-27 20:24:15)

+2

3

"Оби-Ван!", - он ощущал Силу своего бывшего учителя, её ровное течение, вместо сбивчивой пульсации за последние недели и уже шагал по просторным коридорам храма джедаев в сторону залов исцеления. Его походка и манера двигаться уже давно изменились, ровно как и взгляды на определённые вещи в своей жизни. Для Республики настали тяжёлые времена, оказавшись втянутой в войну с Сепаратистами, теряя бойцов батальонами. Все полевые джедаи командовали войсками, рассредоточившись по галактике, в том числе и Энакин. Он больше не был тем юнцом, вспыхивающим как спичка при малейшем ощущении несправедливости и всё меньше приходилось времени на то, чтобы побыть в тишине или вернуться на Корусант. Очередная операция уже назначена, через три дня он должен вылететь на Адумар дабы попытаться склонить ператора Картанны примкнуть к Республике, тем самым обеспечив ей доступ к важнейшим планетарным ресурсам. Скайуокер подчинился велению Совета, хотя и понимал, кто на самом деле лучший парламентёр которого он знал с детства. Именно к нему рыцарь-джедай сейчас спешил. Оби-Ван был прав, когда высказывал тревогу там, на Стьюджоне больше полутора лет назад. Они и правда теперь виделись с ним значительно реже, различные миссии разбрасывали в разные уголки галактики и это оказывало своё влияние на их отношения. Связь учителя и ученика постепенно таяла, перерождаясь в нечто иное, что уже никогда и никому не разорвать, однако несколько недель назад Энакин едва не потерял всё. Оби-Ван был тяжело ранен и к тому же подвержен воздействию какого-то артефакта, за которым и был послан в ходе одной из миссий. Что произошло никто не знает толком, его привёз на Корусант Коуди, передав джедаям, а Энакин не мог простить себе, что не пришёл на выручку. Он чувствовал возмущение в Силе, но был слишком далеко, чтобы успеть примчаться.
Тёмная тяжёлая ткань плаща струилась с плеч, едва касаясь кромкой пола. Полы разлетались при каждом шаге, а меч, висевший на бедре в покое мерно едва заметно стукал при ходьбе. Энакин узнал о том, что бывший наставник пришёл в себя с помощью Силы, ощущая сильнейшую тревогу, граничащую с паникой и теперь желал лично справиться о его здоровье, оказать поддержку, входя в помещение залов исцеления, где у кровати раненого уже стояли магистр Винду и гранд-мастер Йода. Нужно сказать, что отношения с Мейсом немного изменились после возведения Скайуокера в ранг рыцаря, можно быть на равных с ним и ощущать его уважение. То ли ему удалось унять собственную заносчивость, то ли наконец Мейс признал мощь Энакина, решив, что прений было в своё время достаточно. Скайуокер кивнул магистрам, включая Че и где-то внутри сердце дрогнуло и сжалось в тугой узел от боли. Это первый раз, когда ему официально позволили увидеть Оби-Вана даже не смотря на всю настойчивость. И теперь Энакин понимал почему. Вместо бывшего наставника на кровати лежал ещё совсем подросток, каким когда-то был он сам. Разум отказывался понимать и принимать этот факт, однако собственные эмоции рыцарю удалось подавить в себе довольно быстро. Он молчаливо выслушал всё, что сумел припомнить Оби-Ван, уже зная, что будет делать дальше, ощущая решимость и твёрдость в своих желаниях. Он также, уже привычно потянулся к нему через ослабевающий поток в силе, насыщая спокойствием, постоянством и комфортом, так необходимым сейчас юноше.
- Я обучу его, магистры, - Скайуокер уже всё решил, а значит сделает так, как хотел и все присутствующие, даже магистр Че, за исключением теперь Оби-Вана, знали и понимали, что будет просто невозможно что-либо запретить избранному. А ещё, очень хотелось остаться подольше с наставником, посидеть у его кровати, пусть даже если совсем молча, взять его за руку и сказать, что всё будет хорошо и он обязательно отыщет средство, позволяющее вернуть реальность на круги своя. Однако Вокара Че встретила это желание твёрдым отказом и попросила покинуть зал, потому что больному нужен был отдых. Оби-Вана продержали там ещё день, дабы убедиться, что раны зажили окончательно и не представляют угрозу здоровью, чего нельзя сказать о психологической составляющей. Свыкнуться с новостью о смерти своего учителя ему было не так просто, Энакин ощущал поселившуюся печаль, в которую примешались и другие чувства, такие естественные для обычного человека. Скайуокеру и самому было не просто, ведь их связывало нечто намного большее, чем просто бывшая нить учителя и ученика, однако в данных обстоятельствах это более чем не уместно. Учитель даже не помнит его, различая лишь отзвуки былой связи в Силе и постоянно думал о Квай-Гонне. Это не было ревностью или завистью, просто щемящая грусть, которую теперь он не имеет права показывать, ибо обязан поддерживать и направлять своего нового ученика. Для Оби-Вана он должен стать оплотом спокойствия и непоколебимой уверенности, примером и живым доказательством того, что Энакин стал хорошим джедаем. А пока они вместе направлялись к своим апартаментам, в которых уже давненько не жили, пребывая постоянно в разъездах. Своего падавана Скайуокер пропустил первым, с замиранием сердца размышляя о том, как много осталось в памяти воспоминаний, приятных и волнительных, а теперь это всё изменилось. К вопросам он не был готов, останавливаясь возле входной двери в апартаменты, как и слышать в свой адрес характерное обращение "мастер".
- Узы бывают разными,- негромко и после непродолжительной паузы ответил рыцарь, проходя во вторую комнату с кроватью, - одни из них нельзя разорвать даже после окончания обучения, а другие..,- молодой человек обернулся к подростку, взглянув на него с едва различимой тоской во взгляде, - мы не хотим разрывать сами. Почему ты решил, что с тобой что-то не так? - Пара подушек отыскалась в небольшом отсеке для постельного белья. Очевидно, теперь ему придётся что-то придумать другое, ведь джедай не мог делить кровать с таким Оби-Ваном, это будет не понято и не воспринято, да и сам Энакин просто не мог. Он испытывал непреодолимое желание коснуться щеки пальцами, прижать к себе и не отпускать так долго, пока кто-нибудь не устанет первым так сидеть, потому что любил своего бывшего наставника. Всем сердцем любил, но не имел возможности проявить свои чувства, кто-то вероломно забрал это и этот кто-то поплатится за собственные деяния. Совершенно внезапно пришло понимание, а ведь Скайуокер понятия не имеет, что делать дальше с учеником и как это ответственно, наставлять его в Силе. А справится ли? Должен! - Пути Силы неисповедимы. Доверься, позволь ей вести тебя и со временем ты во всём разберёшься, а я всегда буду рядом, - Энакин улыбается несколько скованно, потому что не привык собственному бывшему учителю быть учителем. Он рассматривал падаванство Оби-Вана под собственным началом исключительно как возможность всегда быть рядом и искать способ обернуть воздействие чар вспять.
- Ты можешь спать здесь, теперь это твоя комната, - "наша, она всегда была нашей, но...теперь твоя, мой дорогой Оби-Ван", - давненько Скайуокер не бывал здесь и ещё столько же его не будет, потому что после окончания падаванства и с началом клонической войны времени медитировать годами в позе лотоса у него не было, - тебе потребуется время, чтобы принять ситуацию и наверняка захочешь помедитировать, - да-да, забыть об этом просто нереально, в этом весь его бывший учитель, поэтому ему даже не стоило пытаться спорить и убеждать в обратном, если вдруг появились подобные мысли. Энакин умолк на некоторое время, словно решая про себя: сказать о миссии или пока оставить всё как есть, но потом принял единственное верное, по его мнению, решение.
- После завтра я лечу на Адумар с дипломатической миссией и так как ты теперь мой падаван, значит тоже летишь, будь готов к этому, - кивнул, вспоминая о недавнем разговоре с Коуди, но решив выдавать новости порциями, хватит уже одного того, что Оби-Вану придётся повторно смириться со смертью своего учителя, мастера Джинна, - сейчас я должен переговорить с магистром Че. Скоро буду, -  с этими словами Скайуокер вышел за дверь, прижимаясь к ней спиной с другой стороны и закрывая глаза. Не смотря на источаемое спокойствие и уверенность, джедай ощущал внутри слишком сильную гамму эмоций, чтобы и дальше подавлять её в присутствии падавана как ни в чём не бывало.  Хотелось просто стоять так и надеяться на то, что колени сами перестанут дрожать от напряжения и волнения, но, помня о связующей его и Оби-Вана нити в Силе, Энакин собрал волю в кулак, зашагав в сторону залов исцеления, коротко переговорив с магистром Че относительно жизни и здоровья своего падавана, возвращаясь с бактой и мешочком восстанавливающих трав.

[nick]Anakin Skywalker[/nick][status]моя Сила с тобой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/679583.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/45929.gif
[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Энакин Скайуокер</a>[/nm]

Отредактировано Luke Skywalker (2022-01-23 20:38:07)

+2

4

Его новый учитель - его старый ученик, как ему сказали - говорил почти так же, как его старый. И как остальные. Как магистр Йода. Очевидно, с получением звания рыцаря в джедаях что-то менялось, они вспоминали период жизни юнлинга, когда гранд-магистр учил всех, и начинали подрожать его манере отвечать загадками. Он ведь задал вполне простой вопрос о том, что скорее всего знал, что просто не мог не знать, пока был взрослым, но Энакин Скайуокер решил подкинуть ему вариантов. И какой был верным? Что раз узы так сильны, то их и разорвать невозможно? Или что они сами не захотели? Оби-Ван вложил в свой взгляд немой укор, но мастер задал неожиданно сложный вопрос, если на него действительно пытаться ответить. Оби-Ван только предполагал. С ним часто оказывалось что-то не так. Он слишком быстро учился и легко схватывал любую информацию, потому слишком быстро перерос всю группу юнлингов, с которыми занимался. Это было первое не так. Второе не так заключалось в том, что он хоть и демонстрировал некоторую заносчивость, все же был добрым, а мастера, которым нравились такие падаваны, обычно выбирали девочек. Это тоже было не так. И когда он решил продемонстрировать, что тоже может быть яростным и упорным, что этого в нем достаточно, что он очень отважный, и будет хорошим падаваном, а после и джедаем-защитником, но... для Квай-Гона это было чересчур, и это тоже было не так. Оби-Ван поджал губы, отвел взгляд и пожал плечами, перекатываясь с пятки на носок. Он ведь ничего не знал о своем падаване. Он и о себе, получается, не знал ничего того, что знал Энакин.
"Ну, конечно, еще надо медитировать", - мрачно подумал Оби-Ван, припомнив слова Йоды, который всегда всех убеждал, что нужно только сесть поудобнее и отключить сознание, подавив все лишние чувства и эмоции, и тогда ответы придут сами собой. Но он спохватился, что если их связь так сильна, то и его мысли могут быть открытой книгой, если желать их читать. Он в общем-то не хотел, чтоб отношения с учителем начинались с чего-то подобного. С другой стороны, он ведь и понятия не имел, какими эти отношения в принципе были, а ведь у Энакина что-то же должно было быть. Оби-Ван был мысленно ему благодарен за то, что тот сразу высказал желания заняться его обучением, потому что по понятной логике должен был лучше всех остальных знать Кеноби и его стиль, и это несмотря на войну и напряженную обстановку, где явно не до того, чтоб брать на себя дополнительную ответственность. Не хотелось быть навязанным падаваном, так что он был просто обязан продемонстрировать себя хорошим учеником.
- О, это для меня? - Кеноби удивлено вскинул брови, понимая, что мастер возился с поиском постельных принадлежностей для ученика. Получается, он был таким же добрым и внимательным, как сам Оби-Ван, и потому учился у него? К тому же он так ласково улыбнулся, что даже пришлось немного наклонить голову вперед, выражая свое согласие, но на деле просто смущаясь от увиденного. Внутри неожиданно потеплело. "А. Он сказал про медитацию. Ну да", - падаван кивнул согласно. Он и сам чувствовал, что это может ему пригодиться, но раз и его новый учитель настаивал...
Он заговорил про миссию, и после первых же слов внутри поднялась волна обиды, потому что Оби-Ван был готов услышать о том, что ему придется остаться в Храме и самостоятельно подтянуть какие-то навыки. Потому что у него была травма, он ничего не помнит, слишком опасно, неизвестно, на каком он сейчас уровне, и другие восхитительные причины. Потому что так точно бы сделал Квай-Гон в такой ситуации, хоть никогда и не отличался особым трепетом перед безопасностью ученика. Кенобы был готов отбивать каждый из аргументов, но Энакин и не сказал, что он останется, напротив, просто поставил в известность, что и он теперь тоже летит.
- Я готов! - весь свой пыл, который он был готов потратить на спор, пришлось вложить в одну эту фразу. Оби-Ван сразу же успокоился и даже устыдился за свой внутренний неоправданный порыв. Ему не стоило делать поспешных выводов. И даже если бы Энакин решил оставить его тут, ему следовало просто согласиться. Все остальное - не путь джедая.
- Да, учитель, я буду вас ждать тут.
Уходить из комнат пока что не хотелось. Короткая беседа с Энакином немного успокоила бушующий внутри ураган тревог, боли и слабости, да и связь, как оказалось, отлично работала, чтоб быть некоторым якорем. Оби-Ван так-то научился брать себя в руки, следуя наставлениям Йоды, он вернул себе сдержанность и спокойствие, но все эти новости обрушились слишком внезапно, и можно было оправдать себя тем, что они бы любого выбили из колеи.
Как только его учитель ушел, падаван первым делом решил навести небольшой порядок. Он еще в юные годы узнал, что физическая деятельность отлично помогает при каких-то моральных нагрузках. Если не получалось думать, им советовали отжиматься, если появлялось много свободного времени, их отправляли помогать в архивах, в ясли или... убираться у себя. Так что он вытер всю пыль, разложил валяющиеся предметы по тому, что могло быть их местом - или новым местом - и как-то автоматически дошел до мысли, что скорее всего и не перепутал комнаты изначально, думая, что заглянул к мастеру, а не себе, а просто тут давно никого не было. В самом деле, идет война, возможно, тут ноги джедайской не ступало несколько месяцев. Так что заодно он убрался в общей гостиной, а потом толкнул дверь во вторую комнату, с удивлением отмечая, что электронные замки тут не работают. Они просто отключены, причем явно жильцами, и единственный включенный был на входной двери, ведущей в коридор, чтоб никто лишний не проник внутрь. Выходит, у него взрослого были такие доверительные отношения со своим учеником Скайуокером, что им не приходилось отгораживаться друг от друга? Не то чтоб Квай-Гон нарушал его личное пространство, но все же отсутствие замков значило что-то важное.
После он полез в шкаф, в котором должны были храниться его вещи, и обнаружил там скучный набор похожих туник, которые сейчас ему определенно были не по размеру. В глубине обнаружился тайник, и он ожидал его там увидеть, потому что еще с начала ученичества завел его. Джедаям не полагалось иметь имущества, но Оби-Ван собирал памятные безделушки и заметки, считая, что это не будет нарушением Кодекса, так как не несет материального и практичного смысла. Первое, что он увидел, были две падаванские косички. В одной он тут же признал свою - хотя сейчас она благополучно росла за ухом - по нескольким неприметным, но дорогим сердцу бусинам. Он помнил только одну, что подарил ему Квай-Гон после одной успешной миссии, видимо, еще три появились позднее. А вот вот вторая косичка по логике и своему цвету должна была принадлежать Энакину. Подарить косичку мастеру - вот высшая степень признания и благодарности, Оби-Ван не знал, откуда, но внутри него проснулся какой-то трепет и теплая радость, граничащая со странной грустью. Грустью расставания, понял он. Это знание просто пришло к нему и не подлежало сомнению. Но почему же он сам не отдал свою мастеру Джинну? Он ведь думал об этом.
Кеноби убрал их обратно в футляр и открыл следующий, невольно ахнув и чуть было не выронив его. Внутри был световой меч, который он не мог не узнать. Большой для собственной руки, с насечками, появившимися со временем, видимый им множество раз. Меч Квай-Гона. Почему он лежал тут? Острое чувство боли накрыло его с головой, оно тоже было как будто и не его, но точно не передалось по связи, а шло изнутри. Оби-Ван убрал меч в футляр и спрятал тайник обратно, механически продолжая осматривать шкаф с одеждой и другие, что здесь были.
Совсем скоро появился Энакин - было слышно, как он вошел в общую гостиную - и сразу оказался у него. Видимо, узнал что-то у Вокасты Че и пришел сообщить.
- Мастер, - Оби-Ван обернулся и приветственно наклонил голову, как будто они не виделись совсем недавно, - я тут убирался... Мастер, это вы столько пьете? - он указал на коллекцию алкоголя в разных бутылках, которую нашел, но еще до озвученного ответа понял все по лицу Энакина, округлив собственные глаза в удивлении, - я?! Ох... моя жизнь была интересной. А это? - он открыл еще один шкафчик, набитый лакомствами всевозможных мастей, - это блок-пост от магистра Винду? У него же аллергия на сладкое... Или я тоже его полюбил? В смысле, сладкое, а не магистра! То есть... вы так стойко с ним разговаривали! Мастер, а где вы родились? Просто я... я пытался включить свой датапад, но на нем стоит пароль, а подсказка говорит о том, что это ваш родной мир. Может, скажете мне сразу и дату рождения? Я, кажется, не очень хорош в шифровании. И, мастер, еще... - Оби-Ван осадил себя. Это на него свалилось столько информации, а у Энакина Скайуокера была война и другие обязанности, у него миссия послезавтра, наверняка, ему нужен отдых. - Ох... я сожалею, что вам приходится разбираться с последствиями моей неосторожности на миссии. Я вас не подведу, - возможно, он был слишком формален для одного из тех, кто даже отключил свой замок и использовал личные сведения в качестве пароля, но привычное воспитание не давало переступить через себя, - магистр Че сказала, что мое тело вернулось в такое состояние из-за воздействия артефакта, но внутри воспоминания должны были сохраниться, просто они каким-то образом заблокированы. Связь с Силой осталась на том уровне, которого я достиг, и действительно - я чувствую ее так, как никогда не ощущал. Она сказала, что должна быть мышечная память, и что тело должно вспомнить то, что я успел выучить за эти годы. Она предполагает, что это может быть толчком для восстановления ментальной памяти. Так что я буду признателен, если мы успеем потренироваться перед отлетом на миссию.
У него были еще вопросы. О том, что случилось с Квай-Гоном он собирался узнать сам. Если он погиб на этой войне, то в библиотеке должна быть информация. И как минимум магистр Джокаста Ню обладал этой информацией. А вот как у него появился падаван, стало очень интересно. Ему озвучили текущую дату, и ему не составило труда посчитать, в каком он сейчас должен быть возрасте. Тридцать шесть, и Энакин уже закончил обучение к этому моменту. То есть он взял его в юном возрасте, и объяснение было только одно.
-...я с кем-то подрался, чтоб взять вас в ученики? Ваше отражение в Силе такое... я раньше никогда не видел, - Оби-Ван зажал себе рот ладонью. Даже если и подрался... А как бы он еще мог получить кого-то настолько ярко сияющего в Силе, как не устранением конкурентов? Видимо, он настолько захотел видеть рядом с собой именно его, что не побоялся ответственности и других претендентов. Неудивительно, ведь он не только был силен, но еще и добр, отзывчив, заботлив. Оби-Ван сразу вспомнил, как ощутил прилив тепла и поддержки накануне в палате во время разговора с магистрами. Он не сразу понял, что это, но уже после осознал. Так работала связь. По ней он не натыкался ни на какие щиты - хотя предполагал, что может найти их где-то глубже, но все же чужой разум как минимум на поверхности оставался открыт - и не выставлял свои, хотя умел, но посчитал, что это будет грубо и неуважительно по отношению к тому, кто сам ему доверяет и настолько внимателен.
Нутро не воспротивилось такому предположению, выходит, оно было правдиво?

[nick]obi-wan kenobi[/nick][status]one more light[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/106318.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/615726.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/932492.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">оби-ван кеноби</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>star wars</fan>Это не сон, это вся правда моя, это истина.
Смерть побеждающий вечный закон - это любовь моя</div>[/lz]

Отредактировано Han Solo (2022-01-27 20:24:05)

+2

5

Энакин предполагал, что будет трудно, когда Совет сообщил об особенном состоянии Оби-Вана, но даже не предполагал насколько. Этот юноша был совсем не таким, каким был учитель и каким он сам в годы ученичества. Пытливый ум, готовность трудиться и чему-то учиться очень тонко переплеталось с ощутимой сдержанностью и эмоциональностью, которую Скайуокер ощущал по связи. Возможно ещё несколько лет назад он воспринял бы реверс интересным опытом, но сейчас.. Всё как-то изменилось и к этому джедай оказался не готов, однако назад отступать не привык. Кто ещё знает Оби-Вана настолько близко, чем он? Кто сможет защитить лучше чем он? Кто проявит нечеловеческое упорство и настойчивость в поисках ответов, дабы вернуть своего мастера, пусть и бывшего уже, назад? Только Энакин.
Джедай немного помедлил, прежде войти в апартаменты, не ожидая увидеть относительную чистоту и порядок. Удивляться не стоило, Оби-Ван всегда проявлял в этом отношении особенный трепет, в то время как сам Скайуокер зачастую пренебрегал мелочами во имя других, более значимых целей. К тому же, последний несколько недель апартаменты пустовали, сохранив первозданность тех последних дней, когда они с мастером ещё пересекались после миссий и проводили время вместе. Чашки из-под кафа, стоявшие не в шкафчике, а на столе, разобранная наполовину кровать и хлам во второй комнате, который Энакин гордо называл запчастями. В каждый мелочи чувствовалась щемящая грусть, ведь никто не давал гарантий, что воздействие артефакта удастся обратить вспять и всё вернётся на круги своя. Нужно быть готовым принять любую реальность, а не гробить себя и всех вокруг ради собственного упрямства и не согласия с положением вещей. А именно на это и был настроен Скайуокер, потому что сделает всё возможное и невозможное, дабы отыскать способ вернуть Оби-Вана. Вот только для начала было бы неплохо привыкнуть к переменам хотя бы отчасти и не стоять столбом у входа в апартаменты, а за одно к обилию вопросов на самые разные, а подчас неожиданные темы. Например алкогольным. Джедай не сразу нашёлся с ответом, желая не вываливать на парня всю правду сразу, а делать это постепенно, щадя его психику и восприятие. Ведь даже не смотря на то, что широкий ассортимент спиртного, имевшегося в наличии и принадлежит Оби-Вану, юноша мог сделать совершенно неправильные выводы и задуматься, какой же трудной была его жизнь, если приходилось так много пить. Благо, отвечать на вопрос ему так и не пришлось, внутренне собираясь ещё вернуться к нему, в будущем, не успевая отбиваться от вопросов, обилия предположений и, таких милых, оговорок.
- Кажется, ты решил всё о себе за последние девятнадцать с лишним лет за один раз? - На губах Энакина появилась улыбка. Он постарался выдать самую лучшую, на которую сейчас был способен, придавая голосу как можно больше убедительности. Падаван не должен ощущать смешанные чувства своего мастера, как не должен видеть навалившихся разом сомнений, печали, боли, тревоги и радости от того, что учитель всё же жив и здоров. - Магистр Винду.., - Скайуокер взял паузу, чтобы описать Мейса, тщательно подбирая слова, - временами бывает строгим, - "если быть точнее, то всегда", - но он всегда справедлив, - "да, уж, когда ему это бывает нужно", - подумал про себя, вспоминая бытность падаваном и те разногласия, которые между ними происходили в достаточном количестве, чтобы избегать столкновения в храме чаще, чем это необходимо, - понимание этого приходит со временем, но даже сейчас я не рискну показать ему наш маленький запас, - ещё одна улыбка и попытка пошутить, намекая на общую тайну, которую они с учителем никому не открывали и не слишком боялись, если что-то пойдёт не так. В конце концов на то, чтобы провести обыск даже магистрам Совета потребуются достаточно весомые аргументы. Джедай всё же прошёл немного дальше, садясь на диван в общей комнате, выставляя на кофейный столик баночку с бактой, оставляя мешочек с травами при себе. Ему не слишком хотелось касаться собственного прошлого и уж тем более посвящать в него прямо здесь и сейчас, но стоило признать, что пароль от датапада, установленный на устройстве от несанкционированного доступа чужих людей его удивил.
- Я знаю, - мягкий голос Энакина был наполнен уверенностью, словно рыцарь-джедай видел будущее, поэтому эту уверенность не сломить ничем. Конечно Оби-Ван его не подведёт, в этом он даже не сомневался ни секунды, - и мой родной мир Татуин.
В разные периоды своей жизни он по-разному относился к планете, на которой родился и вырос. Где впервые встретился с мастером Квай-Гонном, Оби-Ваном и Падме, предопределив свою дальнейшую судьбу. Где потерял ламу и впервые ступил на тёмную сторону. С Татуином связано много неоднозначных чувств, на то, чтобы понять и принять которые понадобилось время. И пусть эта тема по-прежнему оставалась довольно болезненной, Энакин научился не переживать собственные воспоминания вновь и вновь. Научился не дёргаться и не вздрагивать всякий раз, когда кто-то упоминал его в собственной речи. В груди что-то кольнуло, но также быстро перестало, уступая место разливающемуся по телу спокойствию. Оно ему ещё понадобится, ведь собственный ученик довольно любознателен. Казалось, он хочет знать всё и вся прямо здесь и сейчас, засыпая вопросами, словно боялся что-то забыть спросить. Скайуокер обязательно наберётся терпения и сил, дабы ответить на каждый из них, начиная пока с самых простых, вроде родного мира и дня рождения Оби-Вана. Можно сказать, что в "должности" учителя он всего ничего, а уже начал задумываться о том, сколько потребовалось терпения, сил и упрямства учителю, чтобы выучить такого как он сам. Это привычное чувство заботы об учителе теперь возросло стократно, а вместе с ним и чувство ответственности.
- Мы пока не знаем, как почему артефакт воздействует настолько избирательно, - Энакин вдруг осознал, что не смотря на всю абсурдность ситуации, если не получится найти решение и обратить процесс, для Оби-Вана это может стать ещё одной возможностью жить как-то иначе, не быть обременённым учительством и теми проблемами, с которыми оно сопряжено. Собственно, возможно это эгоистично, но даже не смотря на возможные плюсы, хотелось прежнего Оби-Вана, родного Оби-Вана, - но думаю, что не стоит в чём-то торопиться, особенно, учитывая твои ранения и их последствия. Тренировки полезны только тогда, когда тело восстановилось и готово к нагрузкам. Думаю, что остаток вечера мы сможем провести с приятной пользой для дела, - джедай отвёл взгляд от падавана, погружаясь в свои собственные мысли, убирая руки в широкие рукава плаща, - кое-кто очень интересовался твоим здоровьем, - он растянул губы в сдержанной, немного печальной, улыбке. Ещё один отклик из прошлой жизни Оби-Вана, который оказался забыт как и сам Энакин, но это вовсе не означало, что так должно продолжаться и дальше. Стоит заново познакомиться, чтобы лучше понимать Кеноби себя. Вообще, нужно признать, что ощущать себя учителем в принципе довольно странно, а быть учителем своего учителя вдвойне, поэтому, дабы окончательно не потеряться в собственных ощущения и мыслях, Скайуокер поднялся, посмотрев на юношу перед собой, - ну что, ты готов прогуляться? - "Мы же почти ровесники с ним! Это не должно так сильно тревожить, ведь он всё тот же Оби-Ван, которого я знаю!", - в этот раз джедай улыбнулся уже не натянуто и не сдержанно, а напротив, открыто и искренне понимая, что не может избегать его только потому, что самому больно. Он не хочет избегать Оби-Вана, потому что знал по рассказам о мастере Джинне и их непростых отношениях и не хотел повторения. Сердце не позволяет установить дистанцию, оно не хочет принимать новые условия реальности и болезненно откликается на всё происходящее. Джедай очень хотел окутать бывшего учителя Силой, как делал раньше, но сдерживал себя в желаниях, потому что не хотел пугать. Боялся того, что не сможет вести себя с ним как подобает, позволит чувствам взять верх и это оттолкнёт такого важного человека в жизни. - Если тебе необходимо время на то, чтобы собраться, дай мне знать, - Энакин хотел было убрать баночку с бактой, а за одно прихватить из буфета чего-нибудь сладкого, но следующая фраза Оби-Вана пригвоздила его к месту. Он замер, немного не понимая как реагировать на смысл сказанного. Разум подкидывал ярчайшие картинки того, как бы всё происходило в реальности и сдерживать улыбку становилось всё сложнее. Один вид учителя, закатившего рукава своей туники и раздававшего тумаки всем остальным мастера кого встретит в храме только ради того, чтобы показать, что он лучший и этот падаван ЕГО, вызвал смех. Не то, чтобы это какая-то ирония, вовсе нет, просто живое сознание Скайуокера и богатая фантазия не оставили и шанса сохранить серьёзность. Смех джедая, искренний, озорной, заполнил сбой апартаменты. Оби-Ван даже будучи падаваном вёл себя как взрослый сознательный и рассудительный джедай, а с учётом нынешнего возраста это казалось крайне забавным и милым, но дабы не смущать юношу, Энакин шумно выпустил воздух из лёгких, повиснув на ручке шкафчика, куда таки убрал мазь.
Вдох-выдох.
На самом деле, обстоятельства возложения обучить Энакина как падавана вовсе не располагали к смеху, причиной стала смерть Квай-Гонна и вываливать всю эту истину прямо сейчас, в первый же вечер вместе не очень хотелось. Эта информация воспримется куда лучше в других обстоятельствах и условиях, поэтому джедай помассировал переносицу пальцами, не скрывая улыбку.   
- Нет. К счастью драться тебе не пришлось вообще, - воспоминания о том, как он стал официально падаваном Оби-Вана, вовсе не были смешными, если не сказать трагичными. Навязанный погибшим мастером Джинном, Энакин, возможно, изменил его судьбу, повернув в другое русло. Никто не спросил, а хотел ли Оби-Ван себе ученика? Связанный по рукам и ногам обязательством, ему ничего не оставалось, кроме как поставить Совету ультиматум, собственноручно возложив громадную ответственность на собственные плечи, - ты пообещал мастеру Джинну меня обучить, - он не сказал, что перед смертью, намеренно скрыв часть правды, - пойдём. Мы сможем поговорить по пути, - Энакин качнул головой в сторону двери, предлагая уже оставить душные апартаменты с запахом пустоты позади. Корусант по вечерам особенно прекрасен. Дневная суета постепенно упорядочивалась, но никогда не уходила бесследно, планета жила круглые сутки и нижние ярусы в особенности. Здесь можно было найти всё, что душе угодно, однако рыцарю-джедаю и его падавану нужно было вполне конкретное место, куда они и направлялись, минуя длинные коридоры Храма. Так уж получилось, по пути почти никого не встретили, Энакин поймал аэротакси и указал пилоту конечную точку маршрута, устраиваясь удобнее, развернувшись к пареньку. Обычно, когда им с Оби-Ваном выдавалась возможность выбраться куда-нибудь, он предпочитал сам водить, но не сегодня. Скайуокер взглянул на своего новоиспечённого ученика, благо до необходимого яруса, располагавшемуся ниже двумя уровнями ниже, поэтому высасывать из пальца какой-то разговор, чтобы не прятать взгляд, никому не пришлось.  Энакин не просто так выбрал именно это место, здесь они с Оби-ваном любили прогуливаться, обсуждая дела или очередную взбучку в Советом. Здесь изредка влипали в неприятности и заходили попробовать новую сладость. Это место было только его и Оби-Вана, казалось, что родные места и связанные с ними воспоминания могли помочь. В это очень хотелось верить.
- Ты голоден?

[nick]Anakin Skywalker[/nick][status]моя Сила с тобой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/679583.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/45929.gif
[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Энакин Скайуокер</a>[/nm]

+2

6

Что Энакин может отказаться тренироваться по каким-то причинам, Оби-Ван предполагал. Нет, он вовсе не думал, что это может быть связано с какой-то предвзятостью или чем-то подобным, в конце концов, отношения между учеником и учителем могут быть тяжелыми, и он со своим наставником был далеко не единственным примером, хотя они вроде как наладили контакт. В конце концов, ни один мастер точно бы не отказался обучать падавана бою на световых мечах, да и сейчас речь шла о травмах и необходимости восстановления. Наверняка, в этом было зерно истины, и пусть Оби-Ван чувствовал себя хорошо, как ему казалось, он все же сдержано кивнул. Тем более в разговоре промелькнула фраза только про сегодняшний вечер, значит, завтра утром он снова поднимет вопрос, а к вечеру сможет настоять ввиду предстоящей миссии, в которой он бы хотел трезво оценивать свои возможности. Кеноби кое-что понимал в том, как правильно строить речь, и какие аргументы приводить, чтоб убедить в своей правоте.
- Возможно, мне необходимо время, чтоб собраться с мыслями о моем настоящем, а к прогулке я готов.
А вот что он так будет позабавлен на такой закономерный логичный вопрос, Оби-Ван не ожидал. В его голове вспыхнули забавные картинки с ним самим в главной роли бойца за право обучать падавана, но принадлежали они не ему - кажется, он учился различать то, что приходило по связи - и они действительно были смешными, но улыбнулся он не им. А тому, как смеялся мастер Скайуокер. Искренне, честно и заразительно. Его лицо в этот момент стало таким удивительно приятным, притягательным и красивым, что Оби-Ван завис приблизительно на минуту, забыв, о чем спрашивал, и опомнился, только когда получил ответ. Странный и удививший его.
- А что, так можно было? - он вскинул брови, представляя, как Квай-Гон закончил его обучение, а потом сам выбрал ему падавана и сам же сообщил об этом Совету. Нет, вообще-то, зная мастера Джинна, такой вариант был более чем возможен, уж у него-то в принципе не было проблем с тем, чтоб настоять на своем мнении перед другими магистрами.
Куда они собирались, мастер не сообщил, а Оби не стал допытываться - все равно скоро узнает. Вопросы и так сыпались из него, как из рога изобилия, возможно, стоило бы и поумерить пыл. Да и задавать он предпочитал действительно те, что были насущными.
Они взяли аэротакси и совсем скоро оказались на очень знакомых уровнях Корусанта - Оби-Ван тут был и не раз и даже удивился, что и Энакин решил добраться именно сюда. Этот уровень и эта улица не была "падаванской", куда сбегали все, чтоб развлечься, это он и его маленький круг друзей иногда здесь бывали, но и не только тут. Выходит, либо он сам показал ученику любимые места, либо тот их открыл для себя, но в любом случае это могло значить схожесть их вкусов.
- О, я тут был! - тут же сообщил Оби-Ван и ткнул на одно из заведений, - там я первый раз напился. Ну, если вы не в курсе, - он посчитал, что такая информация точно не должна скрываться, потому что, во-первых, это было давно, во-вторых, он уже сам был магистром, просто не помнил об этом, а в-третьих, они выглядели почти как ровесники, и такая информация должна была восприниматься ими одинаково, - и вон там я тоже напивался... А там раньше было другое место, но я его плохо помню, я туда уже пьяный приходил обычно. Мда... Я понял, мастер, вопрос про мини-бар теряет свою актуальность: дело не в моей интересной жизни, а во мне, - Оби-Ван цокнул языком и покачал головой, - надеюсь, я не делал чего-то неподобающего? - меньше всего он хотел бы узнать, что представал перед падаваном упитым до беспамятсва.
На вопрос о том, хочет ли он есть, Кеноби ответил утвердительно и указал в сторону одного из заведений. Вывеска была немного другой, но концепция кухни видимо осталась той же. Специфичные блюда с интересными специями, многие из которых были довольно острыми, но и достаточно того, что может есть каждый.
- И все же, мастер... Ваше родство с Силой выше, чем у гранд-магистра, это же видно невооруженным взглядом. Разве вас не должен был учить кто-то уровня хотя бы Мейса Винду? - Оби-Ван хоть и был насторожен к нему, но естественно признавал мастерство этого джедая. А вот Энакин задавал отвеал крайне уклончиво, что в комнате, что сейчас, и это наталкивало на определенные мысли. - Вы не хотите говорить. Мне все эти знания не принесут радости, да? - Кеноби поерзал на диванчике, который они заняли, и подогнул одну ногу под себя, устраиваясь удобнее, - что же... Наверное, вы правы, и стоит вернуться к разговору позже, - несмотря на сведенные брови, падаван кивнул, ведь были же у мастера причины не говорить сейчас, он понимал, что на Кеноби и так свалилось слишком много информации, и дополнительная сегодня может стать просто лишней. - Вам должно быть не просто сейчас, так? - он пожал плечами, рассуждая, - падаваны учатся не меньше десяти лет, моих прошло уже пять, и я вырос, стал самостоятельным, конечно, я думал о том, что звание рыцаря не за горами. Да и чем больше мне становилось лет, тем быстрее текло время. Но я всегда приходил к выводу, что даже после окончания обучения смогу прийти к Квай-Гону за советом, если мне потребуется. Может быть, мне бы и не требовалось, но сама мысль успокаивала меня перед неизвестностью будущего, добавляла уверенности. А вам сейчас не к кому обратиться: магистр Йода говорит загадками, магистр Винду во всем ищет подводные камни. Эта его способность видеть точки уязвимости в Силе... Она меня тревожит: никогда не знаешь, в какой момент он что-то увидел и не сказал. Надеюсь, магистры в Залах Исцеления разберутся с действием артефакта и смогут обратить его вспять. Или хотя бы вернуть мою память.
Оби-Ван четко понимал, что не особо хочет оставаться в таком состоянии - все вокруг было вроде и знакомым, но совершенно другим, те, кого он знал, были гораздо старше, а те, кого не знал, знали его. Вокруг шла война, и на ней нужен был генерал-джедай, а не недоученный падаван, и его долгом было разобраться с этой проблемой и вернуться к своим обязанностям. К тому же он не просто так думал о том, что Энакину тяжело. Пока что все указывало на наличие между ними привязанности, которую запрещал Кодекс. И пусть Оби-Ван чтил все правила и нередко спорил об этом с Квай-Гоном, который, напротив, куда более вольно обращался со всякими запретами, в отношении привязанностей он все же предпочитал с мастером сходиться, потому что и к нему умудрился прикипеть за это время и теперь болезненно ощущал его отсутствие и знание о смерти. Выходит, и Скайуокеру было тяжело, тем более он смотрел на молодого Оби-Вана, а видеть хотел человека, которого знал.
- Вы говорили, что кто-то интересовался моим здоровьем. Бант? - он ожидал, что подруга должна была справиться о его здоровье, но ответ был отрицательным, и Кеноби улыбнулся, предполагая следующий вариант, - Сири? - он успел уловить в их связи промелькнувшую мысль и охнул, - нет... ну, нет же! - Оби-Ван закрыл лицо ладонями, пытаясь совладать с окатившими его эмоциями. Известие о смерти девушки, которую он так сильно любил, но с которой никогда не смог бы быть вместе, напрочь выбили его из колеи. - Как... как это произошло?
Энакин знал немного, похоже, либо он-взрослый не торопился посвящать даже близкого ему ученика в такие личные драмы, либо успел разлюбить и пережить этот момент куда проще. Оби-Ван не знал. Но зато у его нового мастера был такой успокаивающий, обволакивающий голос, что его звук помогал не впасть в печаль окончательно. Аппетит пропал, но Кеноби заставил себя есть, потому что не хотел разочаровывать Скайуокера, который был достаточно добр к нему, чтоб потратить свое время на него, его проблемы и прогулку по этим местам.

В Храм они вернулись уже совсем вечером - Оби-Ван чувствовал усталость, которая сохранилась после двух недель без сознания в больничной палате, а Энакину, по мнению все того же Оби-Вана, нужно было отдыхать перед будущей миссией. Он ведь воевал, а не прохлаждался в Залах Исцеления.
- Лисенок! - Кеноби вздрогнул, сразу узнавая голос, и поразился, почему это прозвище осталось даже спустя столько лет, - а говорят, что в одну реку дважды не войдешь! Крифф, а я даже не верил, когда мне сказали, но ты действительно стал мелким, как пенис москита, - Квинлан Вос оказался рядом с ними так быстро, как только смог, а Оби-Вану показалось, что он уловил в Связи некоторое недовольство. Еще он переживал, что те эксперименты, что были между ним и Восом - а в его памяти-то они были не так давно - остались в прошлом, но не знал, как ему это выяснить и нужно ли вообще выяснять.
- А тебя годы не пощадили, - отбил подачу он, но тут же посерьезнел, - но я рад, что ты жив, - по лицу Воса стало очевидно, что он понял, к чему Кеноби клонит: они ведь дружили вчетвером, и это была общая потеря, - мы с мастером Скайуокером спешим...
- О! - Квинлан ощутимо вскинулся и посмотрел уже на Энакина, - а тут все неизменно, да, Скайуокер? Ладно, спешите. Надеюсь, завтра ты будешь спешить куда-нибудь один.
Вос напоследок хлопнул Оби-Вана по плечу и поспешил удалиться, оставив его в недоумении. Кеноби свел брови к переносице и посмотрел на Энакина.
- Мастер? О чем он? - скорее всего у них действительно мог быть какой-то конфликт, но это вообще не удивительно, учитывая, что Квинлан не особо-то и изменился. А характер у него был будь здоров.

В комнатах Скайуокер предупредил, что надо обработать его раны после душа, и Оби-Ван не стал возражать. В шкафу он нашел подходящую для сна тунику темного цвета, единственную, в такой цветовой гамме, которая к тому же была довольно длинной и доходила ему до середины бедра. Кеноби понятия не имел, куда он носил ее в своем взрослом возрасте, как и не имел понятия о том, что вообще-то она принадлежала Энакину. После душа он присел подождать мастера и почти сразу решил прилечь, и стоило ему удобно устроиться на подушке, как сон тут же взял свое, сморив его в свои крепкие объятия.
Проснулся Оби-Ван только среди ночи, садясь на кровати в приступе паники и страха. В комнате было темно, на нем было одеяло, но это сейчас не имело никакого значения. Ему приснился кошмарный сон, а обычно такие вещи никогда его не посещали. Он мог бы подумать, что сон принадлежал не ему. Конечно, чтоб видеть чужие сны, нужно было не только иметь связь, но еще и спать рядом, только вот в его случае Узы были такими крепкими, что спать можно было, кажется, на разных концах Корусанта и все равно все почувствовать. Но в его сне он видел Энакина со стороны и смотрел на происходящее своими глазами.
И ему срочно нужно было куда-нибудь спрятаться.
Оби-Ван вскочил с кровати и выбежал в общую комнату, но там резко затормозил, понимая, что не может просто взять и разбудить Скайуокера. Он замер в нерешительности и осторожно потянулся к нему в Силе, с удивлением обнаружив, что тот тоже не спит. Это было сигналом к действию, Кеноби практически вломился к нему, подлетая к кровати, на которой тот лежал. И, кажется, спал совсем недавно.
- Мастер! Мастер! - он сел боком, глядя Энакину в глаза, и вцепился обеими ладонями в его дюрасталевую руку, - я видел сон. Он был очень странным, там были вы и я, и магистр Дуку. Это учитель Квай-Гона. И почему-то он был с красным мечом. Сначала я был один, и он звал меня присоединиться к нему, а потом мы сражались с ним в какой-то то ли пещере, то ли ангаре, и он одерживал верх. И ваша рука! Он отрубил вам руку, и вы упали без сознания. Потом нас спас грандмагистр, - Оби-Ван опустил некоторые детали, рассказав в общих чертах, и теперь это не казалось таким страшным, хотя липкие лапы ночного кошмара все еще удерживали своего пленника. Кеноби поежился, отпуская руку мастера, и поежился, хмурясь. В комнате было довольно прохладно, а он был босой и в одной тунике. - Извините, что разбудил...

[nick]obi-wan kenobi[/nick][status]one more light[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/106318.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/615726.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/932492.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">оби-ван кеноби</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>star wars</fan>Это не сон, это вся правда моя, это истина.
Смерть побеждающий вечный закон - это любовь моя</div>[/lz]

Отредактировано Han Solo (2022-01-27 20:23:55)

+2

7

Было приятно выбраться куда-нибудь ещё из храма кроме как на фронт. Энакин уже не помнил, когда они с Оби-Ваном делали это последний раз перед началом войны, но сейчас решил воспользоваться подвернувшимся случаем. Эмоциональный фон тогда и сейчас был разным, слишком разным, чтобы чувствовать себя комфортно, однако рядом с ним по-прежнему шёл Оби-Ван. И пусть он ещё совсем мальчишка, джедаю уже удалось почувствовать всю его обстоятельность и деловитость, сдержанность в некоторых моментах, так присущей его учителю. Бытует мнение, что самые сдержанные и правильные джедаи в молодости отрывались по-полной и вряд ли предполагали стать в будущем другими, Энакин ожидал подобного и от Оби-Вана, но пока не находил тому подтверждения. Они шли по улочкам Корусанта открыто, не скрывая того, кто такие и просто беседовали, хотя больше всего это походило на допрос с пристрастием. Вопросов поступало так много, а ответы на них отнюдь не простые, что приходилось как-то уворачиваться, хотя рвение всё вспомнить предельно понятно, вот только иногда знать всё и сразу вредно. Скайуокер чувствовал всю тяжесть и ответственность, но даже и не предполагал, что будет настолько тяжело. Хотелось приблизить уже время вылета на Адумар, отвлечься от происходящего, ибо на сердце было слишком тяжело и муторно и нужно с этим как-то справляться, не показывая при этом Оби-Вану.
Рыцарь-джедай взглянул на идущего рядом юношу, стараясь очистить разум и впервые задумываясь об одиночной медитации. Кажется теперь до него доходил её смысл и предназначение. Он вдыхал воздух, наполняя им лёгкие и слегка задерживал дыхание, выпуская вместе с ним часть переживаний и тревог. Где-то в толпе прохожих обывателей удалось различить скепсис в отношении себя, а некоторые и вовсе не стеснялись вслух обсуждать, что джедаи наверняка совсем в отчаянии, раз падаван обучает падавана, ведь Энакин и Оби-Ван не слишком далеко ушли друг от друга в возрасте. Однако одного взгляда в сторону сплетников хватало, дабы заткнуть их, но чаще ему просто не было до них дела, ведь доказывать куму-то что-то не собирался, ровно как и оправдываться. Он поворачивает голову в сторону, реагируя на комментарий своего бывшего учителя и нынешнего ученика, но на первый раз промолчал. Когда Оби-Ван продолжил делиться собственными воспоминаниями брови джедая взметнулись в удивлении. Теперь-то он наконец понял пристрастие своего наставника в спиртном, ведь его молодость проходила куда разнообразнее, чем собственная, замкнутая в своём собственном мирке имя которому Оби-Ван. Пришлось приложить усилия, дабы наблюдения и самоанализ Оби-Вана отразились лишь в улыбке и тактичном кашле. И это самый лучший джедай галактики. Он хотя бы просыхал хоть иногда? Энакин обязательно напомнит об этом бывшему учителю, когда тот снова станет собой в полном смысле этого слова. 
- Кхм...,- Скайуокер кашлянул в кулак, стараясь подобрать правильные слова, дабы ответить на вопрос. Неподобающего. Это относилось к бытности падаваном или уже к наставническому периоду? И подпадают ли отношения с учеником в эту категорию? Не хотелось, дабы юноша травмировал свою психику такими подробностями, поэтому, спустя некоторое непродолжительное время ответил, - нет, уверяю тебя, - и это было правдой. Своей, особенной, но правдой, потому что Энакин не считал их связь и отношения неподобающими, хотя кодексом они были запрещены. Между тем в любимой, а именно так можно было назвать заведение, в котором он и Оби-Ван любили посидеть, кантине в этот вечер посетителей было не так много как обычно. Выбирая куда сесть, джедай предпочёл приватную кабину в удалении от входа, дабы никто не смог их потревожить и где вполне безопасно разговаривать обо всём. Конечно, быть полностью в этом уверенным нельзя, однако это намного лучше, чем обещать на ходу, пытаясь обсудить довольно деликатные и сложные вопросы. Энакин сделал заказ не глядя, а потом подождал, пока Оби-Ван определится в свою очередь, украдкой разглядывая его миловидное лицо. Он даже не сомневался в том, что его наставник в молодости был довольно популярен среди женского, а в свете их отношений, и мужского контингента, но не думал, что настолько. Однако Скайуокер больше тяготел к привычному Оби-Вану. Спокойная, взрослая мужская красота нравилась больше смазливых черт, приправленных изрядной долей наивности. Годы джедайства придавали ему особенный шарм и привлекательность. Рыцарь вздохнул, припоминая образ наставника, на мгновение прикрывая глаза, прежде чем вновь окунуться в ворох вопросов. Вот только теперь Оби-Ван почему-то испытал сомнение за очередную попытку прояснить некоторые аспекты собственного прошлого, довольно быстро отступая и Энакин нахмурился.
- Меня вообще не хотели учить, - он опустил взгляд на сцепленные в замок пальцы и пожевал нижнюю губу, - сказали, что уже поздно и я слишком стар, но...,- было сложно говорить об этом, ведь его вины в том, что Квай-Гонн рассмотрел в нём восприимчивость к Силе лишь в девять лет, не было. До сих пор, когда он задумывался о том времени, когда ещё пацаном стоял в самом центре огромного зала перед магистрами, не мог понять и принять того факта, что если бы не настояние мастера Джинна, Энакин не стал бы джедаем вовсе. Его банально отказались учить даже не взирая на предельно высокий уровень мидихлориан в крови. Он был просто не нужен в храме, потому что джедаи опасались его неконтролируемой Силы и не знали, смогут ли выучить правильно, - благодаря тебе я стал джедаем. Я тот, кого ты видишь перед собой, - грустная улыбка тронула губы, потому что Скайуокер слышал, как спорили мастер Джинн и Оби-Ван относительно него. Если бы не предсмертное желание Квай-Гонна и желание отдать должное своему учителю Оби-Вана, вряд ли Энакин вообще стал бы хоть кем-то. Чувство долга было настолько подавляющим, что не осталось иного выхода, кроме как обучить мальчонку. Однако Скайуокер никогда не поднимал этой темы, просто старался не думать и не анализировать того, как могла бы сложиться его жизнь. Им принесли еду и после короткой благодарности джедай продолжил, - и ты прав, эти воспоминания не принесут радости, но и закрываться от них нельзя, потому что всё имеет значение. Ты знаешь, что Квай-Гонн погиб, - он сделал паузу, - на смертном одре он попросил пообещать меня выучить, ты согласился, а потом сказал об этом Совету и настоял на моём обучении. Мне было тогда девять, а тебе немногим за двадцать пять.
Они замолчали и это молчание тяготило обоих. Легче не стало даже после вдохновенной речи Оби-Вана о его понимании как тяжело не иметь возможности обратиться к кому-то за советом. И в этом он был прав, однако Скайуокер всё же промолчал, потому что не собирался плакаться на какие-то сложности в жизни, потому что в таком случае не осталось бы времени на саму жизнь. Его судьба не простая, однако бывало и многим хуже.  И то, что разговор поменял своё русло, уходя с одной темы на другую, это немного разрядило обстановку, правда не на долго. Оби-Ван принялся гадать кто из друзей мог интересоваться его здоровьем, однако всё, на что наткнулся - очередная порция боли и зародившаяся в душе Энакина чувство ревности к его многочисленным знакомым и подругам, сменилась новым витком сложностей и напряжения. Было видно, что аппетит у юного падавана совсем пропал, но тот с прилежанием и упорством отправлял очередную порцию в рот. Энакин вдруг и сам ощутил эту боль. Всепоглощающую, разъедающую изнутри к которой примешивалась своя собственная и которую он постарался задушить в зародыше, сцепив зубы. Энакин не думал, что будет ТАК сложно, чёртов эгоист опять решил, что со всем справится и не справлялся ни черта! Он постарался рассказать всё, что помнил и знал о гибели Сири, но информации оказалось не много, аппетит тоже пропал окончательно, поэтому вскоре они приняли решение вернуться в храм, а Энакин всю дорогу думал о том, что эта прогулка стала отнюдь не такой, какой он хотел её сделать, вероятно отчасти поэтому возвращение оказалось куда молчаливее, чем могла бы быть. Хотелось уже закончить этот день наконец, но нет, разве в этой жизни могло бы быть что-то так просто? Остатки внутренних душевных сил джедая уходили на то, чтобы обеспечить своего ученика и бывшего наставника поддержкой и теплом, оставляя собственный раздрай в глубине души, в клетке. Голос Квинлана Воса заставил Оби-Вана вздрогнуть.
- Магистр, - Энакин учтиво поприветствовал его, склонив голову, однако этого казалось бы не заметили вовсе. Всё внимание Воса было приковано исключительно к Оби-Вану. Он бы специфическим джедаем, со своим собственным отношением к жизни, ситуации в галактике и многому прочему, отличая от остальных. Энакин не раз замечал, что для магистра существовал лишь Оби-Ван, а все остальные словно букашки, со временем и получением звания магистра ничего не изменилось. Совсем, поэтому  Скайуокер смолчал на колкость и высокомерный взгляд, дожидаясь возможности увести ученика, лишь после пожимая плечами, мол не имеет понятия о чём говорил магистр. Только показавшись в собственной комнате получилось облегчённо выдохнуть, упираясь руками в столешницу. Единственное, чего хотелось - напиться, но не при ученике. Он оставил его в комнате готовиться ко сну понимая, что намазать бактой сегодня уже не получится, как и попробовать помедитировать вместе, потому что ещё необходимо было связаться с Рексом и обсудить детали предстоявшей миссии, а когда вернулся, то обнаружил Оби-Вана спящим и не стал будить, накрывая его одеялом и ещё какое-то время оставаясь рядом. Свою тунику на нём не заметить сложно, вероятно просто не совсем ещё разобрался с тем, где чьи вещи лежат, но Энакин был вовсе не против. Это грело душу и успокаивало. Однако уснуть сразу оказалось не так просто. Энакин долго ещё стоял на террасе, устремив взор на ночной Корусант, вечно шумный, вечно не спящий, слышал как ворочался Оби-Ван в своей комнате и чувствовал его в Силе. События последних дней и преимущественно сегодня держали в напряжении, вынуждая лечь спать только глубокой ночью и ворочаться во сне в беспокойстве, пока в комнату не влетел взволнованный падаван. Он торопился передать события своего сна, в то время как Энакин ещё не до конца проснулся, садясь в кровати.
- Это не сон, Оби-Ван, - голос казался хриплым и тихим, - это воспоминание,- он приподнял руку, вернее её протез, обращая внимание Оби-Вана, - нас с тобой тогда действительно спас магистр Йода, но..., - Энакин взглянул на своего падавана,- я рад, что ты всмомнил меня хоть немного, вспомнил...нас, - хотя это воспоминание далеко не то, о чём думал и чего хотел джедай, но всегда нужно начинать с меньшего.
- Теперь уже всё хорошо, не стоит беспокоиться, - улыбнулся ободряюще, но немного устало, накрывая руку Оби-Вана своей, - сегодня был насыщенный день, а завтра утром летим на Адумар, так что, тебе стоит попытаться уснуть, - Скайуокер улыбнулся, но эта улыбка растворилась в ночи, он немного подумал, а потом решил, что стоит рискнуть, - возможно, это покажется странным, но..., - он всё ещё не был уверен, - ты можешь лечь рядом, кровать большая. Только ничего не подумай, ладно? Просто, когда я был маленький и видел ночью кошмар, ты всегда ложился рядом и это успокаивало. Так что, можешь тащить подушку и одеяло. Если хочешь, - и нет, Энакин ни на что не намекал, лишь хотел, чтобы Оби-Ван выспался хоть немного. А утром, ещё в предрассветных сумерках, оставив его спать, быстро оделся, заправляя постель, решил сварить им каф. Будить Оби-Вана так не хотелось. Его лицо было таким умиротворённым, с правильными мягкими чертами, любимыми губами, что он невольно засмотрелся, скользя взглядом по телу и голым ногам из-под одеяла. так хотелось коснуться бархата кожи, но пришлось себя одёрнуть, а порывы сдержать, касаясь, впрочем, мягких волос.
- Доброе утро, - негромко проговорил, огладив тыльной стороной пальцев щеку до уха, - Оби-Ван, - утром как на зло спится слишком сладко, - я приготовил каф, правда...если честно, он у меня выходит не очень, но, у нас не так много времени до отлёта, а тебе ещё нужно собраться. Давай не будем никого заставлять себя ждать, - джедай улыбнулся, оставаясь сидеть на краю постели.

[nick]Anakin Skywalker[/nick][status]моя Сила с тобой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/679583.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/45929.gif
[/sign]

+2

8

Оби-Ван чувствовал себя мягко говоря странно. Как будто все вокруг что-то знают, что-то связанное с ним, важное, но ему не говорят. Хотя и понимал, что ему бы все сказали, просто десять лет, на которые он откатился - большой срок, за который произошло множество событий. Например, он воспитал такого славного падавана как Энакин Скайуокер, хотя новость о том, что его никто не хотел учить, его, мягко говоря, удивила. Да, если он сказал, что попал сюда только в девять лет, то это действительно немного противоречило привычной форме, но как можно было оставить такой самородок и отказаться от него? Кеноби просто не понимал. Зато отлично понимал самого Энакина, потому что его самого никто не хотел брать в ученики. Знал ли тот об этом? Стоило ему сказать на всякий случай, ведь некоторые душевные раны могли зарубцеваться со временем, но все равно иногда болели, и их стоило залечить. Он знал это по себе.
- Я подумал, что это ваш сон, который я увидел по Связи, но если вам это не снилось, получается, мои воспоминания... А что если просто... хотя нет, - Кеноби качнул головой своим же мыслям, - дурная идея, - он поначалу решил, что Энакин мог бы по этой же связи просто показать ему хотя бы то, что помнил сам из их жизни, но понял, что это не решит вопроса, его мозг все равно откатился в развитии, и у него нет полученного опыта, чтоб правильно воспринять эти события, значит, он должен вспомнить все сам, - но по крайней мере моя память действительно где-то во мне. О, мастер, у вас была такая милая косичка... Подождите. Магистр Дуку! То есть это правда? Он пал на темную сторону?! О, Сила! О, нет. Он всегда был так добр ко мне с самого начала в отличие от Ква... Кхм. Подождите! Ваша рука! То есть я... я... Мне так жаль, - он снова вцепился в дюрасталевую руку, прижимая ее к своей груди, будто хотел убаюкать, чем неловко дернул Энакина. Так подвести своего падавана да еще в сражении со своим же грандмастером. Похоже, он был не лучшим учителем, а Скайуокеру пришлось довольствоваться тем, что досталось. А ведь если бы он попал в Орден раньше, как все юнлинги, то его бы точно учил кто-то более умелый и надежный.
- Да, конечно, не стоит беспокоиться, все хорошо, - он кивнул, соглашаясь. Энакин это уже пережил, уложил в своей голове, оставил позади, и в его словах не чувствовалось обиды, но Оби-Ван не знал, как ему воспринимать эти новости. Зато мастер предложил ему остаться, наверняка встревоженный волнами страха, которые исходили от падавана из-за увиденного, и рассказ о нем, маленьком, был довольно трогательный, но в то же время тревожный. Оби-Вана вот кошмары как раз не мучали никогда, может, пару раз в детстве, значит, Скайуокеру действительно было не легко. Хорошо, что он, Кеноби, нашел способ как-то с этим справиться. Правда, он чуть было не сказал, что не маленький уже, а, следовательно, обязан уметь справляться с такими вещами как джедай, но живо представил себе снова путь по холодной комнате обратно к себе в темноту, к тому же вспомнил, как весь вчерашний день от Энакина исходило спокойствие по Узам.
- Отличная мысль, мастер, так я смогу проследить, что вы отдыхаете перед полетом, - он тут же забрался на кровать с ногами, влез под одеяло и занял немного места с краю подушки: за своими идти никаких не хотелось, ноги прилично замерзли, а раз кровать достаточно большая, то и все остальное тоже. - Спокойной ночи, мастер, - безапелляционно заявил Оби-Ван и сделал вид, что уснет прямо сейчас. Как ни странно, но именно так и получилось, его быстро разморило теплом, исходящим от Энакина, и вся остальная ночь прошла без кошмаров и каких-либо сновидений в принципе.

Утром он сначала почувствовал шевеление рядом с собой, проснувшись всего на несколько мгновений, но тут же нырнул обратно и просыпался еще пару раз на шум из-за чуткого джедайского сна, но внутри ощущал спокойствие и продолжал дремать, пока не ощутил, как матрас рядом прогибается, а щеки не касается рука, об которую он инстинктивно потерся, желая продлить приятные ощущения. Голос Энакина мягко выводил его из сна, и Оби-Ван изобразил что-то вроде кивка.
- Мастер... - не открывая глаз, позвал он, - может, приляжете еще... я умею собираться быстро.
Он буквально чувствовал, как молодому здоровому организму не хватило времени, чтоб отдохнуть, и подозревал, что и Энакину не лучше, но все же пришлось открыть глаза, потому что до него долетел характерный запах.
- Мастер... вы его сожгли. Немного. Давайте, лучше я сделаю, - Кеноби закутался в теплое одеяло и поплелся в свою комнату, чтоб одеться, умыться и заняться приготовлением кафа. Когда две кружки были готовы, Оби-Ван потратил еще минут десять на то, чтоб собрать вещи для себя и для Энакина тоже. В тот момент к нем закрались подозрения, что темная туника принадлежала не ему, но он решил проигнорировать эту догадку, очень уж она оказалась удобной для сна.

Миссия была дипломатической, предполагалось, что никаких конфликтов им не встретится, но Оби-Ван все равно выразил свои опасения Энакину по этому поводу.
- Мы же на войне, всякое может случиться. Я бы действительно хотел потренироваться с вами, чтоб понимать свой уровень, если случится что-то непредвиденное. Мне сказали про мышечную память, будет нехорошо, если мое тело начнет делать то, чего не сможет опознать мой мозг, - Оби-Ван собирался говорить про тренировки мастеру столько, сколько будет нужно, он вообще выражал терпение по этому поводу, предпочитая не давить. Холодная логика действовала всегда лучше, к тому же он понимал, что Энакину не лень или не до него, а он действительно опасается за его состояние. Эта мысль неожиданно грела и отзывалась искренним теплом в сердце, так что он даже не забыл положить с собой тот пузырек бакты. Магистр Че говорила про обработку ран, но вчера он благополучно уснул, а теперь они спешили на вылет.
А спешили не потому, что он был запланирован рано, а потому что мастер Скайуокер хотел со всеми переговорить и все перепроверить раз десять. Оби-Ван даже восхитился его внимательности, подумав, был ли он сам таким же дотошным. Генерала Кеноби пока что не списали со счетов, он считался временно выбывшим игроком, формально на лечении, потому что не было какого-то однозначного ответа по его восстановлению, пока артефакт изучался, но как падавану ему дали звание коммандера, а это значило, что все солдаты пятьсот первого полка попадали к нему в подчинение, кроме коммандера Рекса. Оби-Ван посчитал это довольно странной системой, ведь получалось, что у полка было аж три командира, но спорить не стал: он в любом случае не планировал куда-то лезть. Время полета он собирался потратить на то, чтоб изучить политическую обстановку вокруг того места, куда они летят, чтоб быть в курсе всех видных фигур, ситуации, заинтересованности республики и экономическую составляющую вопроса. К тому же он успел попросить в библиотеке для себя задания и материалы как для падавана, уточнив те курсы, которые изучал в этом возрасте: мозг должен был работать в том же активном режиме.
Шокирующей информацией стал факт, что все солдаты были клонами. Специально выращенными, послушными и заточенными на войну. Вся их жизнь была посвящена тренировкам и сражениям, и этот факт поразил юного джедая. Да, он и сам вырос в Храме и должен был стать хранителем мира в Галактике, и за него это решили те, кто его завербовал и забрал у родителей, но в то же время его никто не держал, оставляя возможность уйти. К тому же хранить мир хоть и опасно, но не значит постоянно подставляться под пули. Да и в его случае была Сила. И ему стоило срочно поговорить об этом с Энакином. Но тот продолжал находить себе все новые и новые дела, пока Оби-Ван не поймал его на мостики.
- Мастер. Если вы продолжите все время так носиться, то я буду вынужден заставить вас отдыхать Силой, - придав лицу скорбное выражение, сложив руки за спиной и слега наклонив голову вперед в покорной позе, сообщил он, - вы ни разу не медитировали с того момента, как я осознал себя в таком состоянии. Пойдемте. К тому же мне нужно соблюдать предписания магистра Че. И, боюсь, что если соблюдать не буду я, достанется все равно вам.
То ли аргументы были весомыми, то ли Энакин действительно все закончил, но когда падаван ухватил его покрепче за дюрасталевую руку и увел ото всех в сторону каюты, он сопротивляться не стал. Своей Оби-Вану пока не выделили, не было времени даже задуматься об этом, но он не особо настаивал и как-либо переживал, учитывая, что Скайуокер в основном находился где-то не здесь.
- Мастер... - Оби-Ван сел на кровать, которую сам же не так давно разложил, потому что занимался лежа. Такая поза была для него комфортной, и качество знаний совсем не терялось. - Вам не кажется, что проверить системы корабля могут и без вас? Вообще-то, вы могли поручить это мне, или вы мне не доверяете?
Он еще в первый день заметил, что несмотря на внешнюю бодрость и передаваемую ему, Оби-Вану, уверенность по Узам, сам Энакин под всем этим был уставшим, и теперь становилось понятно, почему. Он был одновременно везде и делал абсолютно все.
- Раз уж я не могу быть для вас полноценным учителем, то по крайней мере в этом могу взять часть обязанностей, - ему на самом деле было плевать на бакту и свои ранения, потому что чувствовал он себя довольно хорошо, а физическую боль приучал себя игнорировать, зная, как это может пригодиться в будущем, - я ведь правильно понимаю, что мы... что республика выращивает живых клонов, чтоб воевать с роботами конфедерации, мастер? Эта мысль не дает мне покоя с начала полета.

[nick]obi-wan kenobi[/nick][status]one more light[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/106318.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/615726.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/932492.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">оби-ван кеноби</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>star wars</fan>Это не сон, это вся правда моя, это истина.
Смерть побеждающий вечный закон - это любовь моя</div>[/lz]

Отредактировано Han Solo (2022-01-27 20:23:40)

+2

9

Пожалуй, для Энакина эта ночь оказалась одной из самых трудных. Потому что гораздо проще биться на фронтах Республики, зубрить Кодекс и спорить с магистром Винду, чем спать в одной кровати с собственным падаванов. Да, рядом лежал Оби-Ван, тот самый человек, которого Скайуокер любил всей душой, с которым они не раз проливали кровь, отстаивали интересы Республики в скучных дипломатических миссиях, который познакомил его со Стьюджоном, своей семьёй, искусством любви, но... Чёрт возьми! Это безумие, потому что Энакин не мог сделать того, чего хотел, а падаван был преступно хорош. Всё могло быть намного проще, если бы бывший учитель пусть и оставался в теле подростка, но помнил всё, что было и не только между ними, а тут...
Больше в эту ночь молодой рыцарь-джедай не уснул, рассматривая причудливые тени на потолке. Рядом мирно посапывал самый красивый в мире парень, в его тунике на голое тело, если судить по задравшейся на боку одежде. И не просто спал, а регулярно забрасывал на него свои руки и ноги, перекладывал голову с подушки на плечо, словно на нём было мягче. "Мышечная память, да?", - он смотрел на юношу и медленно втягивал носом воздух, выпуская также медленно на выдохе. Скайуокер был не против всего, если бы не маленькое уточнение. Долгое время воздержания ввиду разных затяжных миссий в разных местах не играло на руку. Напряжение, нагнетаемое возбуждением только росло, заставляя джедая уже подумывать об одиночной медитации. Стараясь хоть как-то отвлечься, он думал о войне и своих солдатах из 501-го, Рексе, с которым ему было комфортно работать и которому доверял как самому себе. Плавно переключался на Падме, которая как-то сказала, что они в Сенате тем и занимаются, что стараются найти тот вариант урегулирования событий, который устроит всех и свой ответ ей о том, что нужно просто заставить их всех принять единственное мнение, даже если это не правильно и не по-джедайски. Мысли также вращались и вокруг канцлера, продолжавшего проявлять заботу и внимание ему, Энакину Скайуокеру при каждой возможности, нахваливая заслуги и утешая в поражениях, хотя по сути молодой человек в этом не нуждался. А если совсем становилось невмоготу, прокручивал цепочку событий, при которых Оби-Ван откатился почти на пару десятков лет назад. Хотелось увидеть этот артефакт и поискать информации о нём в архивах, однако утром вынужден улететь. Он считал минуты и посматривал в небольшое окно под потолком в надежде увидеть там первые проблески зари. Эта ночь оказалась слишком томительной, но даже она должна была закончиться. Именно из-за неё Скайуокер встал раньше мастера, и пожалуй, что впервые за долгое время, потому что успел приготовить завтрак и каф, который хотелось вылить, чтобы не позориться, прежде чем отправиться будить Оби-Вана. 
- Этим всегда занимался ты, - он пожал плечами с улыбкой, признавая очевидное поражение от кафа. За столько лет в ученичестве Оби-Вана Энакин так и не научился готовить каф правильно, разумно отдавая наставнику должное, потому что ни один напиток не сравнится с его. Какое-то время джедай ещё смотрел в сторону уходившего падавана, оставаясь при этом на месте. Он очень хотел откинуться на постель, ощутить остатки тепла, собирая их по крупицам с белья и подушки, но это было бы крайне странно, если его увидят в такой компрометирующей ситуации, поэтому Энакин лишь провёл рукой по углублению в подушке, оставленному головой бывшего наставника и сокрушенно выдохнул. А после короткого завтрака, решив не заставлять себя ждать, Энакин и Оби-Ван собрались к отлёту, вернее, оба рюкзака собирал ученик, даже не осознавая, что действует так потому что привык заботиться об Энакине, хотя возможно в данный момент мотив был совершенно иным.
- У нас будет возможность потренироваться, - "уж тело твоё точно помнит как обнимать меня по ночам, вспомнит и техники", - мысленно про себя произнёс джедай, аккуратно положив руку на плечо юноши, - официальная часть приёма назначена только на завтра, поэтому по прилёту времени останется достаточно для того, чтобы не только потренироваться, но и посмотреть город. Говорят, что там очень красиво, - улыбается, проверяя в собственном рюкзаке банку с бактой и мешочек с травами. Тревога Оби-Вана вполне оправдана и меньше всего хотелось, чтобы он ощущал себя не способным помочь в трудной ситуации. Да и Энакин не отказывался от тренировки, просто за последние пару дней событий навалилось слишком много, чтобы всё учесть и найти время даже для мелочей, а ведь совместный спарринг вовсе не мелочь. Он чувствовал, что совсем никчёмный учитель, если не может выделить момент на такое важное мероприятие и постоянно отвлекается на что-то иное, нежели падавана, однако рассчитывал компенсировать упущение на Адумаре, а пока хотя бы организовать отлёт, тем более, что Рекс уже подготовил необходимое.
В космопорт, где стоял их фрахтовик, они прибыли аккурат за пол часа до отлёта. Скайуокер позволил падавану располагаться в каюте, отведённой для него, просто потому что отдельной для Оби-Вана там не нашлось, хотя спать там и не придйтся. Но прежде, представил своего ученика капитану Рексу, так сказать, дабы соблюсти протокол, ведь клону не раз приходилось помогать 212-му батальону под командованием Коуди и Оби-Вана. Теперь, ввиду некоторых обстоятельств батальон на время оказался приписан к другому джедаю, однако все ждали возвращения своего генерала. Энакин не мог не заметить выражения лица Рекса, прекрасно понимая, что воспринимать магистра в таком свете несколько неловко и тем не менее, клон почтительно кивнул.
- Прошу на борт, мы ждали только вас, - он поднялся по трапу только после джедаев, удерживая шлем рукой. Не смотря на то, что рыцарь предпочитал сам пилотировать корабли, в этот раз ему придётся забыть об этом. Дипломатическая миссия не предполагала привычных кульбитов, которыми изобиловал особый стиль пилотирования Скайуокера, хотя адумарцы большие фанаты соревновательных битв, поединков и пилотажного мастерства. Откровенно говоря, это задание доставляло неудобства, ведь он отнюдь не дипломат как Оби-Ван, а скорее любитель агрессивных переговоров, но может это и к лучшему. Молодой человек рассчитывал на помощь своего наставника. Шанс что-либо вспомнить может случиться в любое время и в любом месте, а уж долгие переговоры это вотчина Оби-Вана. На подготовку всегда уходило много сил и времени и, откровенно говоря, Скайуокер воспользовался занятостью своего падавана, дабы решить кое-какие насущные проблемы, как делал это множество раз в более привычной обстановке.
- Идёт война, Оби-Ван, у меня нет времени на безделье, пока на фронтах гибнут люди, - спокойно ответил Энакин, заканчивая важную проверку показаний на приборной панели, примерно рассчитывая длительность оставшегося пути и лишь вздохнул, мало пугаясь угрозе падавана, но всё же пошёл следом, отдавая последние указания Рексу, - ты должен заботиться о своём здоровье не ради магистра Че или того, чтобы мне не досталось от неё, - джедай качнул головой, входя в каюту.   
- Когда мы куда-то летали вместе ты не очень-то часто горел желанием перехватить штурвал, - мягко улыбнулся, припоминая всё больше за приборами себя, чем мастера, однако это вовсе не означало, что Оби-Ван этого никогда не делал. Насколько было известно, то в бытность падаванства он довольно сильно увлекался кораблями и пилотированием в целом, а потом это прошло, трансформируясь в более необходимые качества для джедая, - а вовсе не в недоверии. - Последующая фраза ученика немного позабавила, позволяя Энакину отпустить часть напряжения. Он уже получил рыцаря и состриг падаванскую косичку, а значит не нуждался в наставнике. Теперь он и Оби-Ван были друзьями для всех и близкими людьми друг для друга, и пусть, в ранге по-прежнему разном, но с его мнением не могут не считаться в Совете. И тем не менее, поправлять парня Скайуокер не стал, сосредоточившись на другом. - Родная планета всех клонов - Камино. Именно каминоанцы обладают всеми необходимыми средствами и ресурсами для воспроизводства солдат. Республике они обходятся, порой, слишком дорого, - качнул головой, будто сокрушаясь, однако это было необходимо для столкновений с дроидами. Энакин ценил каждую жизнь, клоны никогда с самого начала войны не были для него лишь расходным материалом. Каждый был уникален по-своему, каждый был личностью и за это отношение 501-й любил своего командира и был готов умереть, если потребуется, - но в целом ты прав, да. Скажи, ты помнишь Падме? - Скайуокер взглянул на юношу напротив в тайной надежде. Хотелось определить границы отката памяти Оби-Вана, хотя, если бы помнил, то обязательно бы запомнил и мальчишку с соломенными волосами, который выиграл гонки Бунта Ив ради помощи незнакомым джедаям. - Она сенатор от планеты Набу. - На всякий случай пояснил, вдруг просчитался с откатом. - Так во она выступает за прекращение войны и переговоры, однако Сенат пока не поддерживает билль о сокращении производства клонов, да и сепаратисты не спешат протягивать оливковую ветвь мира, поэтому Республика вынуждена идти на такие меры. И наша миссия на Адумаре позволит получить ей доступ ко всем необходимым ресурсам для производства протонных торпед. Адумар - мир сугубо индустриальный, и производят они по большей части военную технику. - Энакин впервые подумал о том, что Республика не одна, кому нужны протонные торпеды и минералы, поставляемые отсюда. Стоило сохранять бдительность и ожидать гостей. - И раз уж ты так рвёшься в бой, то будь так добр снять тунику, чтобы я мог обработать места ранений бактой, для быстрейшего заживления, он вытащил из рюкзака баночку, показывая, что не шутит ничуть, - времени до прилёта не так много, поэтому медитация и тренировка откладываются пока, но ты всегда можешь задавать мне интересующие вопросы. Их, должно быть очень и очень много. Ах да, забыл сказать о том, что до миссии с артефактом, ты командовал вверенным тебе 212-м батальоном клонов под командованием клона-коммандера Коуди. Это он интересовался твоим здоровьем и тем, как скоро сможешь вернуться, - на губах появилась добрая улыбка, - пусть они и клоны, но они прежде всего люди, каждый из них уникален, с индивидуальной личностью и...они скучают по тебе, - Скайуокер сел на кровать рядом с Оби-Ваном, ожидая пока тот стянут с себя тунику, хотя раньше мог сделать это сам, вот только вряд ли это закончилось бы намазыванием бакты на места ранений. В каюту постучали. Джедай отложил банку и поднялся, выходя в коридор, однако долго так не пробыл, вскоре вернувшись.
- Рекс доложил, что мы на подлёте, расчётное время прибытия сорок минут, - этого времени должно хватить на то, чтобы намазать раны и дождаться, пока бакта впитается, а за одно обсудить некоторые интересующие Оби-Вана вопросы.


Ближе к поверхности Адумара их взору открылись  промышленные города с небоскрёбами и много зелени, совсем не так как на Корусанте. Тут было поистине красиво. Было слышно, как щёлкнуло переговорное устройство и клон запросил разрешение на посадку:
- Свобода_1  Центру управления Адумара, прошу разрешение на посадку. - Город был действительно красив, обилие балконов с витиеватой лепниной, фонтаны и скопище небоскребов, даже не смотря на явную направленность в области промышленности. Из динамика раздался голос диспетчера, сообщавшего номер платформы. Клон снизил скорость, отключил дефлекторное поле, заходя на вираж. Вокруг столько народа, будто у адумарцев великий праздник. Фрахтовик зашел в док, мягко приземляясь, некоторые члены экипажа останутся на корабле некоторое время, дабы провести диагностику систем, а затем вернутся к остальным. Делегацию уже ждало аэротакси, которое довольно быстро домчало до нужного места, если быть точнее, до одного из многочисленных балконов с площадкой под крестокрылы и небольшие транспортные средства. Джедаев и их спутников встретили представители адумари, показывая апартаменты на несколько комнат. Они были довольно просторными и отдельными для каждого с выходом в общую гостевую, где располагался широкий диван окружной формы перед небольшим столом, чтобы каждый сидевший мог до него дотянуться при желании. Им также настоятельно посоветовали переодеться в местную одежду, прежде чем выходить наружу или на приём, который будет устроен вечером следующего для в честь прибытия дорогих гостей. Все "наряды" можно было найти в двух больших сундуках и нужно сказать, что ничего скромного там не находилось. Цвета самые пёстрые, яркие, блестящие материи, выглядеть джедаи и клоны будут несколько странно, но это настояние принимающей стороны.
- Что ж, располагайтесь, - бросил Энакин всем, включая Рекса и Оби-Вана, - у нас есть время до завтра, чтобы осмотреться, но главное, - он привлёк внимание к следующим словам, - тщательно избегайте любой конфронтации. Я подозреваю, что сепаратисты тоже будут тут, не стоит нагнетать обстановку. Адумари не любят конфронтаций, поэтому планета до сих пор сохраняет нейтралитет, а все возникающие споры здесь решаются с помощью дуэлей. Они, - он замолчал, подбирая нужные слова, - любят путём состязаний, выявлять лучшего и состязаются здесь до смерти одного из дуэлянтов. Адумари гордятся этим и всегда не прочь показать собственное мастерство.
- Генерал, а нам тоже нужно в это, - Рекс кивнул на сундуки,- переодеваться, мы ведь солдаты?
- Мне это тоже не по душе, но таково их пожелание, - Энакин кивнул и сморщился, но лишь тогда, когда уходил в свою комнату. Опять придётся носить на себе всякую дрянь.

[nick]Anakin Skywalker[/nick][status]моя Сила с тобой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/679583.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/45929.gif
[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Энакин Скайуокер</a>[/nm]

+2

10

Было интересно, это Энакин так преисполнился во время обучения у него, Оби-Вана, что считал банальное восстановление сил и отдых пустой тратой времени. Они на войне, они поклялись защищать мир, но уставший и валящийся с ног генерал, работающий на пределе сил принесет куда меньше пользы, чем отдохнувший и бодрый. К тому же его ошибки оплачиваются жизнями солдат, приоритеты очевидны. Впрочем, он мог говорить об этом и дальше, но Кеноби уже принял решение на этот счет и, кажется, имел отличные шансы двигаться согласно нему, потому что они все же были в каюте.
Энакин отвечал терпеливо и спокойно, как делали лучшие учителя среди джедаев, но его вопросы отзывались внутрь чем-то не очень хорошим. Оби-Ван хотел бы услышать другое, он хотел бы услышать о том, что война скоро кончится, что они просто защищаются, что им нужно сохранить свои планеты. Но то, что он успел прочитать пока что, указывало совсем на другое: республика активно захватывала те планеты, которые ей были нужны. И сейчас ей были нужны ресурсы Адумара, потому генерал Скайуокер летел туда.
- Ммм... Мастер, мы же должны хранить мир в галактике, а воевать за мир это... ммм... как трахаться за девственность, извините, - он развел руками, мол, лучшего определения подобрать не мог. Это с Квай-Гоном он бы не позволил себе такое высказывание, хотя кто знает, пару лет, и, может, многое изменилось, а вот с Энакином, который был почти ровесником, вполне. Тот не мог не понять.
Была мысль, что он, взрослый, воспринимал это иначе. Наверняка, пройдя свой путь, думал по-другому, а, может, был занят, слишком устал от жизни, или что там еще бывает у взрослых, которые в полной мере познали все тяготы и невзгоды? Хотя Оби-Вану не хотелось думать, что он стал чертсвым и закостенелым, чтоб спокойно принимать происходящее и не задаваться вопросами. Он ценил Орден, следовал Кодексу, но не менее ценил чужую свободу и независимость, потому что к своим восемнадцати видел, что бывает с другими людьми, оказывался в плену и даже подобии рабства, рвался на передовую чтобы кого-то спасать, а что теперь? Вел людей умирать? Ему это совершенно не нравилось.
- Учитель... - Кеноб болезненно свел брови к переносице, - клоны обходятся слишком дорого, но... дешевле, чем дроиды. Разве может человеческая жизнь измеряться в деньгах? Республика отрицает рабство. Квай-Гон говорил, что надо беречь каждую жизнь, что ценны все живые существа, и что потоки Живой Силы пронизывают нас всех, надо только ощутить. У нас, конечно, были разногласия на этот счет, потому что я больший сторонник наших классических учений, но все же... все же, как так получилось? - он покачал головой, понимая, что с самого начала своего пробуждения после прикосновения к тому артефакту, то есть к возвращению памяти его молодой версии, он в основном задается двумя вопросами: как и зачем? - чья вообще была идея выращивать клонов для армии? Сенат? Канцлера? Орден? И как это случилось? Они же не за месяц в инкубаторе взрослыми появляются... И да, я слышал про коммандера Коди. Он спас меня. Передайте ему мою благодарность, если будет такая возможность.
Он вскинул бровь и отрицательно помотал головой, потому что не помнил Падмэ, но судя по всему она была очередной, с кем он был знаком. Хотя имя он это уже знал, потому что ознакомился с текущей политической обстановкой в мире. А вот Энакин... кажется, он в этом плане был схож с мастером Джинном, потому что политика, очевидно, не была его сильным коньком, и то, как просто и наивно он говорил про поддержку билля и протонные торпеды...
- Наша миссия на Адумаре никак не приблизит Республику к принятию этого билля, напротив. Потребуются те, кто будет управлять этими торпедами. Адумар не единственная планета с военной техникой, многие сенаторы с таких планет, а война - повод увеличить объемы военного производства, потому что делать этого просто так они не могут по политическим соображениям. Продажа техники это деньги. Деньги это власть и сытая жизнь. Я не помню Падмэ, но слышал ее имя: она была королевой Набу, родной планеты нынешнего Канцлера, который получил должность сенатора после внезапно возникшего вооруженного конфликта. Из всех, кто был на поверхности, Шив Палпатин единственный, кто получил с этого выгоду. Поэтому нужно покопаться глубже, чтоб понять, кто там был еще. Ни одно вооруженное нападение, тем более такая оккупация, не проходит без цели, - он пожал плечами, - не тупые же они совсем, чтоб так бесславно прогореть просто так.
Оби-Ван рассуждал вслух, но тунику стянул без вопросов, благо, сейчас-то он был в штанах, только сапоги снял, чтоб скрестить ноги на кровати. Он не испытывал никакого смущения или стеснения, даже если бы ему пришлось раздеться полностью, ведь его разум был связан с Энакином Скайуокером, щиты они оба не держали, а когда ты пускаешь человека вглубь своих мыслей, позволяя ему находиться там, знать твое настроение, твои эмоции, то это куда более глубже, чем простая нагота.
Он чуть продвинулся вглубь кровати, разворачиваясь спиной, чтоб Энакину было удобнее, но в каюту к ним - о, как он быстро решил, что это их каюта! - постучали, и пришлось ждать, пока мастер поговорит и вернется. Оказалось, что прилетят они довольно быстро, а ведь Оби-Ван рассчитывал, что они успеют провести побольше времени друг с другом, чтоб поговорить и обсудить все то, что Кеноби успел накопить. Ну, что же, стоило потратить на это ближайшие сорок минут, потому он приготовился, думая, что же еще хочет услышать. Мастер как раз расположился сзади него и принялся за дело, размазывая по его коже бакту. То есть он начал. Мягко, нежно, аккуратно.
Оби-Ван даже глаза распахнул от удивления, настолько это оказалось приятно. Он вообще не думал, что хоть чьи-то касания могут отзываться внутри такой гаммой эмоций, таким удовольствием, что оно даже разлилось по их связи, не сдерживаемое щитами.
- Ох, мастер... - Кеноби зажмурился и закусил губу, - нет-нет, не больно, наоборот... у вас так отлично получается. Я больше не пойду в Залы Исцеления. Вы же просто профессионал...
Он хотел рассказать, что интересуется политикой, что начал ей интересоваться, потому что Квай-Гон ее не любил и не очень-то хорошо разбирался вне рамок их миссий. Он больше любил жизнь, свою Живую Силу, зверушек и биологию. И политика оказалось той единственной сферой, в которой Кеноби мог бы его переплюнуть, потому что во всем остальном его снисходительное отношение сильно давило и сбивало. Он всегда смотрел немного свысока, и дело было вовсе не в росте. Так что в политике и общественных связях падаван достиг внушительных успехов.
Но когда Скайуокер гладил его спину, прикасался своими пальцами, делился теплом рук, все отходило на второй план. Внезапно, перестали быть интересны Клоны, война и мир, Республика и даже Орден. Вселенная сократилась до каюты и них двоих в ней. Но ничего удивительного. Оби-Ван еще в первый раз сумел отметить, что рыцарь Скайуокер безумно красив и привлекателен. Мечта любого падавана, потому что кто бы что ни говорил, что хочет только учиться и учиться, когда им исполнялось по двенадцать-тринадцать лет, то начинали появляться мысли об отношениях и, конечно же, секса. Каждый ученик мечтал, что его учителем окажется кто-то достаточно привлекательный, надежный, в кого можно влюбиться и добиваться взаимности.
- Наверное, все хотели быть вашим падаваном? - Кеноби даже не попытался скрыть в голосе самодовольство, - я здорово спутал их планы...
Энакин был в меру терпелив, очень добр и достаточно заботлив, что чувствовать его надеждой и опорой, чтоб хотеть его защищать, уважать его и учиться у него. Он внушал трепет, двигался уверенно, смотрел серьезно и говорил убедительно. Он был очень внимателен к Оби-Вану. А уж как он приятно пах! А теперь еще и касался так правильно, что Кеноби даже задышал чаще, но постарался это подавить. Все же не стоило быть таким откровенным, вдруг это покажется невежливым.
- Мастер... я думаю, нужен еще один слой бакты. Для эффективности, - вряд ли в такую ерунду можно было поверить, но Энакин почему-то решил его побаловать и втер второй слой, но и после этого Кеноби не успокоился, повел плечами, и так жалобно попросил, как только мог, - мастер! - протянул он, - поделайте так еще... - он сидел с нему спиной и мог себе позволить.
После он еще минут десять лежал поперек кровати и думал, что Энакин бы здорово лежал тут рядом с ним, и что это как-то неправильно - испытывать желание к своему падавану, являясь сейчас его падаваном. Странно, непонятно, но имеет место быть.
А потом они зашли на посадку.


Уже на Адумари Энакин выдал им инструкции по пребыванию тут, и удалился, впрочем, и остальных не держал, хотя обещал кое-что своему падавану. Кеноби посмотрел ему вслед, потом на коммандера Рекса и кивнул:
- Я попробую отговорить его, - но все же сам в сундуки залез и несколько минут копался там, пока не достал два комплекта одежды, после чего так же ушел, собственно, в поисках мастера. У него были мысли о том, чем можно занять, но, во-первых, они с ним говорили о том, что будет время потренироваться, во-вторых, он решил не заниматься самодеятельностью без четкого указания на то своего мастера. И пусть тот вряд ли был знаком с его возможностями в такой форме и не знал, что именно стоит доверять ученику из насущных дел, все же не стоило лезть куда-либо без его ведома. Дурной тон. Лишние хлопоты.
Он попросил отвести его в те покои, что выделили генералу, но ему сообщили, что для всех есть свои комнаты, они предупреждены о том, что он пребудет с коммандером-учеником. Кеноби закатил глаза и потребовал его отвести к нему, удивленный такой принципиальностью, но ему снова отказали. Тогда пришлось применить убеждение Силы, и только после этого его проводили. "Подозрительно", - подумал Оби-Ван и тут же озвучил свои мысли, когда вошел в шикарные богатые покои Энакина.
- Меня не хотели к вам пускать, мастер. У них какие-то предубеждения по данному поводу? Это все подозрительно. Я буду вынужден остаться с вами, чтоб расстроить коварные замыслы, если таковые имеются.
Он уложил на диван одежду, которую подобрал для мастера, постаравшись найти в сундуке что-то максимально простое и скромное. Из всего этого была только черная рубаха вроде тех, что некоторые сенаторы носили под свои наряды и камзолы, и светлые, почти белые, прямые брюки немного сужающиеся к низу.
- Если честно, я думаю, что это плохая идея - прогибаться. Мы тут с дипломатической миссией, имеем полное право не выражаться в их тряпки, если нас не пригласят на религиозное или особое культурное мероприятие. Таков этикет. Вспомните правителей Набу, раз мы говорили о них: они ведь всегда в своем церемониальном облике. А если вы последуете их пожеланию, то они решат, что можно прогнуть нас и в остальном, но я прихватил вещи, потому что вы обещали мне прогулку, и есть смысл послушать какие-нибудь сплетни, мало ли. Ну... только если вы по каким-то причинам не хотите провалить эту миссию. Но тогда можете посвятить меня в детали, - Оби-Ван и так сел рядом с ним, а теперь нашел достойный повод подвинуться вплотную. Вплотную значило чувствовать его тепло и запах, а этого ну очень хотелось. И одновременно было стыдно, и трудно себе отказать.

[nick]obi-wan kenobi[/nick][status]one more light[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/106318.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/615726.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/932492.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">оби-ван кеноби</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>star wars</fan>Это не сон, это вся правда моя, это истина.
Смерть побеждающий вечный закон - это любовь моя</div>[/lz]

Отредактировано Han Solo (2022-02-02 22:43:14)

+2

11

Энакин никогда не бежал от трудностей или опасности, мог попытаться убежать от себя, но вряд ли это когда-либо получалось, а сегодня всё могло стать иначе. И нет, ему не хотелось прятаться от Оби-Вана за дверьми комнат или прикрываться срочными делами, но глоток свежего воздуха не помешал бы. С того дня, как он настоял на обучении бывшего наставника под своим началом, Энакин понял одну простую истину - быть учителем не просто. Наставник, прежде всего, должен обладать уважением и неким авторитетом у падавана и быть готовым дать ответ на любой вопрос. Не всегда образцовые джедаи способны обучать других и грамотно вкладывать полезную информацию в голову ученику, гораздо большее можно почерпнуть из личного опыта тех передряг, куда иногда попадаешь самостоятельно. Наставник, он, своего рода, родитель, который оберегает своё дитя от невзгод, помогает справляться с трудностями и всегда готов прийти на выручку. Наставник обязан быть мудрым и понимающим, в меру чутким и отзывчивым, который сможет дать совет с вершины своего опыта, а какой у Энакина опыт? О каком уважении может идти речь, если они с Оби-Ваном всего на пару лет друг от друга различны, уж скорее друзья, нежели наставник и ученик. Перелёт до Адумара показал ему всю несостоятельность как наставника. Скайуокер ещё слишком молод и неопытен, чтобы обучать, даже Оби-Ван, взявшись за его обучение периодически считал себя плохим учителем и не был уверен, что справится. Да, Скайуокера называли избранным, пророчили восстановление баланса Силы и чувствовали её в большем количестве, чем у других джедаев и даже магистров, но это не означало, что он сумеет всех победить. Как не означает и того, что справится с наставничеством Оби-Вана. Как-там говорилось, мышечная память? Вполне возможно, что это же определение вполне подходит и к разуму. Бывший учитель не стал глупее, его воспоминания прочно заблокированы,  но не знания и с каждым новым вопросом это проявлялось всё ярче. ОН задавал такие опросы, ответов на которые у Скайуокера не было. В отличие от него, Энакин не углублялся в проблему появления самой идеи выращивать клонов для военных действий, принял как должное, хотя и не считал Рекса или 501-й пушечным мясом. Да и нет в этом никакого смысла, всё равно время обратно не повернуть, а историю не переписать заново как ни крути. Ощущение собственной некомпетентности как наставника лишь упрочилось. Ему нечего ответить Оби-Вану относительно Адумара, хотя бы потому, что дипломатические миссии не его конёк вообще, хотя не редко приходилось наблюдать за тем, как это делает учитель. Поэтому все рассуждения вслух осели глубоко внутри Скайуокера совершенно ненужным грузом. Конечно отказывать от учительства он не станет по многим причинам, одна из которых - его собственное настояние на этом, однако сомнения в себе станут лишь расти. Он просто не сможет грамотно привести доводы или же в принципе ответить на подобный вопрос. Скайуокер был джедаем немного иного рода, более прямолинейный, в чём-то твёрдый и даже агрессивный, он абсолютно не горел желанием протирать штаны на скучных переговорах и совершенно не умел быть убедительным, если не использовать Силу. И пусть к привлечению Адумара на свою сторону конфликта в войне он приложит максимум усилий, гарантий никаких нет. Молодой человек ненавидел копаться в политических интригах, потому что считал всех политиков лжецами. Честных и неподкупных в Сенате единицы и они вряд ли имеют достаточный политический вес, дабы склонить чашу весов в сторону мирного разрешения конфликта, особенно если Сепаратисты к этому не стремятся от слова "совсем", разжигая новые и новые очаги диверсий по всей галактике. Возможно пацифизм, на котором настаивают отдельные миры и имеет право на жизнь, однако очень сложно не брать в руки оружие, когда на твоих глазах убивают твоих родных и близких. Так или иначе, когда-нибудь каждый пацифист выберет свою сторону, это всего лишь вопрос времени, но Энакину было трудно донести свои собственные взгляды до Оби-Вана, особенно под напором его мысли. Он понимал, что быть его учителем очень и очень трудно и явно это не для такого как он. Именно поэтому, размазывая бакту по спине падавана Скайуокер сохранял относительное молчание, кивнув согласием на все просьбы Оби-Вана даже не подумав о том, что глаз на затылке у того нет. Однако даже в личных покоях на Адумаре перевести дух не получилось. Гиперактивный ученик едва ли не с боем прорывался в его комнату с кучей разношёрстного тряпья, выбрать из которого что-то менее похабное довольно сложно. Скайуокер выдохнул за секунду до появления Оби-Вана, поднимаясь с небольшого довольно жёсткого диванчика навстречу. 
- Не думаю, что у местных существуют какие-либо коварные замыслы, - он улыбнулся и потёр шею, скрывая собственную усталость и неловкость. Ничего против пребывания бывшего наставника Энакин не имел, в конце концов отвечать на вопросы это  одна из его обязанностей как учителя. Времени на обдумывания и выбора дальнейшей модели поведения было предостаточно, однако слов как всегда не хватало, поэтому джедай просто жестом предложил положить выбранные вещи на любую поверхность, дабы не держать в руках, - располагайся, - сам тоже сел и несколько удивился, когда ученик присоединился к нему, сев довольно близко, намного ближе, чем некогда делал сам.
- Мы не прогибаемся, Оби-Ван, - он качнул головой, тщательно подбирая слова, - наша задача показать, что для Адумара союз с Республикой наиболее выгоден, чем с Сепаратистами. Проводить собственные расследования о том, кто наживается за счёт войны не наша задача. Мы можем посетить официальный приём в честь делегаций в своих нарядах, а можем выбрать что-то из предложенного и тем самым расположить адумарцев к себе. Это не значит, что мы прогнёмся. И думаю, что для вечерней прогулки по городу их национальная одежда подойдёт намного лучше. Мы сольёмся с коренными жителями и будем меньше привлекать внимание, а уж на официальную часть завтра решим, что надеть. Ты согласен? - Не то, чтобы Энакин до потери пульса боялся провалить миссию, однако он понимал, насколько важны ресурсы планеты для Республики и, что не всегда есть место и время для проявления собственного мнения. Сейчас у них с Сепаратистами равные шансы, но если Адумар примкнёт к ним, вести войну станет ещё тяжелее, не говоря уже за возможность победить. Глядя на Оби-Вана, сидевшего рядом, Энакин понимал, что учитель проявил бы чудеса дипломатии, потому что понимал бы всю необходимость и серьёзность ситуации. Его мудрость нередко вытаскивала их всех из беды, однако в данный момент был слишком молод и горяч, чтобы размышлять как джедай, прошедший слишком много трудностей и перенесший достаточно потерь в своей жизни, накапливая опыт и мудрость. - Любой спор здесь выясняют в состязании и как правило до первой крови, иногда до первой смерти, а мы будем привлекать слишком много к себе внимания, если останемся при своём. Каждый будет стремиться возвыситься в собственных и глазах окружающих, даже если это будет стоить жизни, лишь поэтому я прошу тебя что-то надеть из традиционного адумарского. - Самому крайне не хотелось выглядеть клоуном, ибо даже среди тщательно подобранных вещей Энакину ничего не нравилось. Он предпочёл переодеться в сдержанные пастельные цвета, хотя определиться в многообразии расцветок было очень сложно. Головной убор, не смотря на разнообразие, надевать не стал, не хотелось носить на голове нечто из перьев и атласных лент. И кстати говоря, даже не обратил внимание на то, что рядом ученик, совершенно не стесняясь оголять торс. Оби-Ван и не таким его видел, так что ни к чему стеснение.
- И ещё, - Энакин посмотрел на ученика, несколько нахмурив брови,- ты прекрасно знаешь, что я был твоим падаваном до всей этой ситуации с артефактом, хоть и закончил обучение. К тому же между нами сейчас разница всего лишь в пару лет и со стороны это смотрится довольно странно, когда ты называешь меня "учитель" со всем необходимым уважением, - видя восхищение собой Оби-Вана Скайуокер терзался сомнениями в необходимости данного разговора. Ему крайне не хотелось, чтобы этот прекрасный человек вдруг решил, что один мастер погиб, второй отказывается от обучения, словно он не нужен вообще и это при том, через что пришлось пройти до Квай-Гонна, но в тоже время ощущать к себе такое уважение Энакин тоже не мог. Потому что знал, так быть не должно, он не учитель и сомневался, что хоть когда-нибудь в будущем будет готов к этому, - поэтому, предлагаю оставить этикет и регалии для Совета, а здесь зови меня по имени, даже при Рексе. Договорились? - Так должно быть комфортно всем. Скайуокеру не хотелось строить из себя того, кем на самом деле он не являлся, к тому же под своё крыло он брал бывшего наставника исключительно исходя из собственных умозаключений, некоторой доли волнения и ревности, а также спокойствия. Ну кто ещё кроме него сможет обеспечить Оби-Вану защиту, если не любимый человек? Кто ещё будет за него бороться с остервенением и всей страстью, на которую способен Скайуокер? Он из тех джедаев, которые никогда не сидят в креслах магистров, разговаривая на пространные темы и ощущения в Силе, а из тех, кого посылают в самое пекло или какую-нибудь дыру Галактики в надежде разрешить конфликт, подавить силы Сепаратистов, отбить планету. Да, джедаи защищают мир и справедливость, но всем известно, что добро должно быть с кулаками.


Некоторое время спустя Энакин, в сопровождении Оби-Вана прогуливались по уютным улочкам Картанны, почти не привлекая внимание местных. Рекс остался в апартаментах, тактично отказавшись, ссылаясь на необходимость подготовиться к приёму и уход за табельным оружием. К тому же, если придут какие-либо новости от Ператора Картанны, то Рекс сможет оперативно передать их по комлинку. Повсюду велась довольно оживлённая подготовка к празднику: улицы украшались гирляндами из живых цветов и лентами, жители выглядели счастливыми и умиротворёнными, живо обсуждая предстоявший приём у Ператора. У одной из кантин толпились адумарцы, заинтересовав Скайуокера.
- Пойдем посмотрим, что там? - Завсегдатаи обсуждали возможный исход дуэли, а некоторые и вовсе выражали собственное желание принять участие. - Похоже, что тут все просто повернуты на состязаниях. - Негромко произнёс Энакин, чтобы никто, кроме Оби-Вана его не слышал. Не хотелось бы оскорблять местных неуважением к их обычаям и когда развязка была близка, толпа ликующе взревела, поздравляя победителя. Впрочем и проигравший, зажимавший рану на плече тоже проявлял признаки радости, хотя по-хорошему ему стоило бы обратиться к лекарю. После чего, вся толпа втянулась в кантину, оставляя джедаев в лёгком недоумении. Теперь становилось понятно, почему Адумар сугубо индустриальный мир. Если обычные жители готовы сражаться, дабы доказать превосходство во всём, то почему бы и планете всей не последовать общему направлению. - Думаю, лучше не стоит нам пока туда ходить, - пожимая плечами бросил Скайуокер с шутливой полуулыбкой на губах. Они решили продолжить прогулку, беседуя о разных важных мелочах.
- Ты спрашивал про детали миссии, - Энакин оправил рубашку, чувствуя себя несколько неудобно, - как я уже и говорил, это дипломатическая миссия. Наша цель предложить Адумару лучшие условия, чем Сепаратисты, тем самым заполучить ресурсы и дополнительных союзников. Это будут трёхсторонние переговоры на следующий день после официального приёма. Другими словами здесь мы пробудем трое суток минимум, дальше по обстановке, хотя я бы предпочёл поле боя, - добавил джедай уже намного тише, словно размышлял вслух, - и, как ты уже мог заметить, адумари необычный народ, со своими традициями и обычаями как у всех, вот только спровоцировать их намного проще, поэтому, желательно этого не делать, - он сомневался, что всё пройдёт гладко. Не хорошее ощущение внутри только нарастало. - Нам, как и делегации от Сепаратистов предоставлены личные апартаменты, охрана и питание. Местные очень щепетильны в вопросах правильности, поэтому нужно набраться терпения. - "И прежде всего мне",- подумал Скайуокер, вздыхая. - Завтра, во время официального приёма будут оглашены детали и место переговоров, но у меня нехорошее ощущение. Не может всё пройти гладко, - он качнул головой, желая избавиться от него, но не смог, решив перевести разговор в другое русло, - если ты захочешь, мы можем сегодня вечером перед сном потренировать твою мышечную память, что скажешь?

[nick]Anakin Skywalker[/nick][status]моя Сила с тобой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/679583.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/45929.gif
[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Энакин Скайуокер</a>[/nm]

+1

12

Как бы Оби-Ван ни намекал и ни говорил прямо, что отдых необходим всем, даже джедаем, он все равно заметил, как трет шею и ведет плечами - характерные жесты для того, у кого довольно сильно устали мышцы. Кеноби недовольно покачал головой и демонстративно вздохнул:
- Мастер, это я подавал плохой пример или был так невнимателен к вам, что вы себя не бережете? - проворчал он, пытаясь выбрать что-то наименее вычурное из одежды для себя.
- Конечно, я с вами согласен, но давайте договоримся, что все, что произойдет на Адумаре, останется на Адумаре, и вы никому никогда в жизни не расскажете, что видели меня в... ну... вот в этом! - он достал какую-то тунику, больше напоминавшую полу-прозрачную блузу с разрезом почти до пупка, и выкинул ее небрежным жестом куда-то за кровать. Мало того, что это была сплошная пошлость, недостойная настоящего джедая, так еще и абсолютно безвкусная. А Кеноби, хоть и был довольно юн, все же понимал разницу между дешевыми шлюхами и элитными проститутками, и как-то не хотел превращаться в первую категорию просто ради того, чтоб кого-то к себе расположить, а в такой одежде он бы именно так и выглядел. Но раз его учитель говорил, что у них миссия и задание, то во имя демократии и Республики можно и постараться.
- Может, сразу голыми пойти... - продолжал ворчать он, пытаясь разобраться, что вообще из себя представляла очередная тряпка в его руке, и на что именно ее одевать. И это ведь он еще откинул изначально все пестрые цвета, а ведь бедный Рекс, если ему придется надеть на себя то пончо цвета фуксии... - Как думаете, коммандеру пойдет розовое?
Оби-Ван вскинул голову как раз в тот момент, когда Энакин снял с себя свои вещи и не особо быстро надевал новые. Его мышцы плавно перекатывались под кожей, и Кеноби мог рассмотреть каждую из них. Его плечи так и манили, обещая почувствовать его силу, и даже дюрасталевое предплечье не портило это великолепие его рук, гармонично вливаясь в общую картину. Поджарый живот слегка подрагивал при движении, а широкая грудь красиво выделялась, будоража фантазию. Узкая талия тянула положить на нее ладони и провести ниже до литых узких и крепких бедер, и джедай затаил дыхание в надежде, что сейчас его учитель стянет белье, показав ему сокрытое под ним, он сможет увидеть подтянутые ягодицы и даже его расслабленный член, но этого не случилось. И все равно Оби-Ван так и замер с приоткрытым ртом, продолжая завороженно смотреть на совершенство перед собой, который теперь сиял не только в Силе, но и наяву.
Из оцепенения его вырвали серьезный голос и хмурый взгляд, только Кеноби все равно не сразу понял, что ему говорят. А когда понял, то вернул в ответ такие же сведенные в непонимании брови. Но потом до него дошел весь смысл сказанного, и он еще пару раз глупо моргнул, а потом резко отвернулся. Все верно, Энакин взял его с собой только из уважения к тому, что тот был его учителем, и хотя это было вовсе не обязательно, особенно, если исходить из Кодекса, который не предполагал какой-то глубокой связи между мастером и падаваном по окончанию обучения, но все же его внутренняя доброта ощущалась и в этом жесте. И он, очевидно, рассчитывал, что это временно, и Оби-Ван скоро все вспомнит, или они найдут способ обернуть действие артефакта вспять, и все снова встанет на круги своя. Но если этого не случится... то он не будет обучать его. Он слишком молод, он не хочет, у него есть свои генеральские дела, и ему это вообще кажется странным. А ведь Кеноби по всем правилам еще минимум пять лет пребывать в статусе падавана, а пока что он совершенно бесполезен и не нужен, кругом война, рыцари и магистры гибнут, некому брать себе учеников. Значит, его либо отправят к той кучке несчастных уже не юнлингов, ждущих предназначение, либо в аграрный корпус, куда уже в свое время отправили однажды.
- Хорошо, - буркнул он, делая вид, что очень занят выбором одежды, и поднял ментальные щиты. Он испытывал страх и тоску и очень не хотел, чтоб Энакин почувствовал эти недостойные настоящего джедая эмоции и сильнее убедился в том, что не следует брать его на обучение, пусть он по какому-то недоразумению когда-то уже выучился и даже воспитал такого прекрасного ученика. Ведь если он все же ничего не вспомнит и останется таким, то у него будет крохотный шанс уговорить Скайуокера так и остаться его мастером, и лучше бы продолжить показывать хорошее поведение и свои лучшие стороны. Потому он наскоро переоделся, уже не особо выбирая во что - внешний вид отошел на второй план и стал такой незначительной проблемой по сравнению с будущими перспективами, что Оби-Вану стало все равно. Он спрятал под тканью меч и кивнул, показывая свою готовность.


У них была просто прогулка, и Оби-Ван шел рядом с Энакином, угомонив свое желание поболтать с ним и забросать очередной порцией вопросов. Если он будет слишком навязчив и чересчур много говорить, то это пойдет ему в минус при принятии решения. Лучше быть падаваном, который не доставляет хлопот. Так что он старательно делал вид, что ему очень интересно знакомиться с местной культурой, но на самом деле был глубоко погружен в свои мысли. Он помнил, как его никак не выбирали потенциальные мастера, хотя в то время никакой войны и не было в помине. И даже Квай-Гон, который все же стал его учителем, с первого раза его отверг. Кажется, он и решился-то на его обучение только потому, что посчитал в конечном итоге все произошедшее каким-то знаком Силы и потом постоянно подсознательно ждал подвох. В Храме Оби-Ван держался, не позволяя себе демонстрировать свои опасения, потому что тогда бы его собственная внутренняя надежда, что его все же выберут, умерла бы окончательно. Да и поймай его Вос за нюнями, потом бы всю жизнь припоминал, пусть и беззлобно. А вот на Бендомире в аграрном корпусе уже после прилета он, получив собственную комнату, проревел пару часов, не понимая, почему так случилось. Его связь с Силой было достаточно сильна в отличие от тех, кто обычно сюда попадал, и он демонстрировал хорошее ее владение. Он был умнее и обучаемей всех в его группе, к тому же показывал трудолюбие и исполнительность. Что же с ним было не так?! Он до сих пор так и не понял, ведь у многих учеников имелись те или иные черты характера, что отдаляли их от идеалов.
Отчаяние и тоска тех дней - а для него прошло всего-то пять лет - вновь захлестнули его, так что Оби-Ван не торопился опускать щиты, хотя это был первый раз, когда ему вообще пришлось их поднять. Он попытался было себя успокоить, что если у них с Энакином даже после ученичества осталась такая мощная связь, то он его не бросить, но быстро напомнил сам: связь Скайуокера была с тем Кеноби, которым он еще не стал. А этот его вполне может глубоко разочаровать, да так сильно, что он даже не захочет пятнать память об этом человеке, и видеть падавана перед собой.
Даже бой у кантины не вызвал у него должного отклика. Он только отметил, что все было добровольно, по согласию и не до летального исхода.
- Да, вы правы, - согласился он, хотя ему в общем-то было все равно, идти туда или нет. Но он следовал за Энакином и пытался отпустить все свои переживания в Силу. Стоило бы остаться в отведенных им апартаментах и помедитировать, а не идти куда-то, но он бы не смог толком объяснить такую срочную необходимость и перемену в планах, не выдав настоящей причины.
Энакин заговорил с ним сам, рассказывая о деталях их безусловно сложной миссии. Это звучало не как переговоры, а как какие-то торги, где местная власть хотела посмотреть, как они с сепаратистами будут лезть вон из штанов, чтоб унизить оппонента и предложить кусок полакомей. Да уж, очень потешно, ничего не скажешь.
- Но почему? - все же не выдержал он, - почему поле бое, а не стол переговоров? То есть... ведь на поле боя всегда кто-то умирает, и даже если сепаратисты используют дроидов, достаточно потерь среди мирного населения планет. И наши клоны. Ведь переговоры могут остановить это. Вы сами упоминали сенатора Амидалу, - странно, почему Энакин назвал ее Падмэ. Обращение по имени к такому высокопоставленному чину было верхом фамильярности. Может, их что-то связывало? Хотя нет. Скайуокер образцовый джедай, нельзя думать о нем подобным образом.
- О! Ярмарка! Давайте посмотрим, что там есть, - Оби-Ван даже не дождался ответа, а уже зашагал к пестрым и ярким палаткам.
Как-то время они бродили по торговым рядам, иногда немного отставая друг от друга, увлеченные каждый разными товарами, и снова сближаясь. В какой-то момент Оби-Ван с интересом остановился возле палатки, где продавались одежды, имитирующие джедайские, и даже были игрушечные световые мечи, накладные косички, кристаллы, подобия голокронов и прочая бутафорская атрибутика. Скайуокер был совсем неподалеку - они видели друг дуга и могли бы услышать, если повысить голос - когда к джедаю подошли двое каких-то мужчин. Молодых, но явно старше лет на семь или больше.
- Что, красавчик, один тут гуляешь? - Оби-Ван напрягся, но в голове четко звучали слова о том, что им нельзя нарываться на конфликт, и он сначала промолчал, думая, что в таком случае от него отстанут, но не сработала, - хей, красавчик, ты не слышал? - Оби-Ван почувствовал касание к своему плечу и резко отпрянул.
- Я занят, - почти прошипел он и увидел, что говоривший смотрел за его спину, значит, к ним приближался Энакин.
- А твой приятель вообще одеваться не умеет, - адумаранцу, похоже, показалось это смешным, а вот Оби-Вану оскорбительным, он вскинул подбородок и развернулся как раз вовремя, чтоб ухватить Энакина за руку.
- Он мне не приятель! Мы вообще-то... женаты! Да? Пойдем, дорогой, - и потащил учителя за собой раньше, чем это успело перерасти в махание настоящими световыми мечами. Вот была бы реклама для лавочки с соответствующими товарами!
- Извините. Местные очень социально активны, - недовольно сообщил Кеноби, когда они немного отошли, но руку Скайуокера так и не выпустил, а тот не торопился ее забирать. Зато инцидент отогнал мрачные мысли, и Оби-Ван наконец-то смог отвлечься. - Давайте где-нибудь поедим.
Странно, что красавчиком назвали его, когда рядом был по-настоящему красивый Энакин.


Они вернулись уже сильно затемно, и Оби-Ван сначала явился в покои учителя, потому что оставил там свои нормальные вещи.
- Давайте помедитируем с утра и потом потренируемся. Я что-то очень устал, - попросил Оби-Ван. Из-за своего душевного раздрая, не прошедшего бесследно, он понимал, что покажет не лучшие результаты, и это будет для будущего куда хуже, чем просто сказать об усталости. Его не посчитают слабаком, он ведь буквально три дня как  больничной койки, пока что еще можно.
- Давайте, разомну, - предложил он, указывая на шею Энакина, вспомнив, как тот ее сам периодически касался. Впрочем, предложение было безапелляционным, Оби-Ван нашел какой-то крем, чтоб просто не натереть кожу, и похлопал по месту рядом с собой. Вздохнул, потому что учитель был очень уж несообразительным, и пришлось с него снять рубашку.
Чего уж скрывать, Оби-Ван просто хотел его потрогать и не знал, будет ли еще возможность когда-либо в будущем. А сейчас он имел шанс трогать его стальные мышцы и горячую кожу в рамках абсолютного приличия. Падаван просто оказывает помощь своему мастеру, все именно так и должно быть.
- Не застудите, - когда он понял, что процесс затянулся, то натянул на плечи учителя плед, вежливо кивнул и удалился побыстрее, смущенный собственным поведением.
У себя он понял, что его щеки горят, но в то же время снова подумал о том, что, может, его время рядом с этим богоподобным создание, сияющем ярче, чем самое огромное солнце во всей галактике, может быть слишком ограничено и скоро кончиться, а на Корусанте он самолично предложил ему поспать вместе, так почему бы не воспользоваться этим моментом? Еще немного поколебавшись и сходив в освежитель, чтоб смыть с себя пыль прошедшего дня, Оби-Ван переоделся в пижамные штаны, но тунику оставил ту, черную, и, прихватив подушку, вернулся обратно в апартаменты Скайуокера.
- Извините. Мне, кажется, собирается присниться плохой сон, - тихо, но твердо заявил он, быстро приблизившись к кровати, где уже лежал и засыпал Энакин. Главное, это действовать внезапно, пока его не успели выгнать. Он бросил подушку и забрался под одеяло, устраиваясь поудобнее, правда, для этого пришлось слегка потеснить мастера.
- Спокойной ночи.


Энакин входил в него размашисто, вдавливая своим весом в матрас и придерживая его ноги на своих плечах. Его лицо раскраснелось, на лбу собрались капельки пота, но он все равно так жадно смотрел Оби-Вану в глаза, не останавливаясь и ловя каждый его стон. Короткие волосы на висках прилипли к коже, а падаванская косичка покачивалась на каждое движение.
- Быстрее, Эни, - попросил Кеноби, и тот моментально среагировал на его просьбу, двигаясь в нем с большей скоростью, и на каждый толчок по телу разливалось острое, затапливающее удовольствие. Чувствуя приближающийся оргазм любовника, Скайуокер ускорился еще сильнее, и когда он вошел особенно глубоко, Оби-Ван не сдержался и излился с громким стоном, - Эни...
Приятная волна захлестнула его, и джедай... проснулся, не понимая первые секунды, что происходит, и где он находится. Ему потребовалось несколько секунд, чтоб понять, что он в кровати, Энакин Скайуокер лежит рядом, но вовсе не трахает его зад - к его огромному сожалению - а спит, и это все плод больной воспаленной фантазии. Похоже, он действительно не достоин стать джедаем, раз в его голове рождались подобные мысли, и именно это с ним было не так, просто остальные чувствовали червоточину. Нужно было аккуратно встать, чтоб не разбудить спящего рядом с ним мастера, и снять мокрые штаны, спрятать их куда-нибудь и привести себя в порядок, но он был так ошеломлен, что не мог пошевелиться. Ему стало безумно стыдно перед Энакином. Если бы он узнал, то не захотел бы смотреть в его сторону. Слезы молча покатились по лицу на подушку, и Оби-Ван даже толком не знал, от чего плачет - то ли от всего сразу, то ли от того, что все его нутро так мучительно тянулось к Скайуокеру, что он даже не знал, что с этим делать, и, кажется, потому ощущал себя так разбито.
- Эни, - шепотом пробормотал он имя из своего сна и подавил всхлип, только как можно тише шмыгнув носом. Да, он действительно будет бесполезным, если останется в таком состоянии.

[nick]obi-wan kenobi[/nick][status]one more light[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/106318.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/615726.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/932492.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">оби-ван кеноби</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>star wars</fan>Это не сон, это вся правда моя, это истина.
Смерть побеждающий вечный закон - это любовь моя</div>[/lz]

Отредактировано Han Solo (2022-02-09 05:52:42)

+1

13

- Потому, что таково условие Ператора Картанны и мы обязаны его выполнить, если хотим, чтобы встреча состоялась, - мягко ответил джедай Оби-Вану Скайуокер, растягивая губы в улыбке. Ему и самому не до конца понятна эта тяга адумарцев к состязаниям и пёстрой вычурной одежде, но гораздо легче принять как есть, чем пытаться отыскать логику во всём этом. Вообще переговоры обещали быть запоминающимися, учитывая тот размах, с которым местные жители готовились к празднику, словно это настоящее событие века. Возможно так и есть, просто что-то подсказывало, что вряд ли Совету стоило отправлять сюда именно его, в делах дипломатии он не слишком искусен и явно не чета Оби-Вану, ему вообще никто не ровня в этом вопросе. Даже Падмэ или Бейл Органа. Однако в данный момент джедай беспокоился не об этом. Поначалу казалось, что всё в порядке, неспешная прогулка, вялотекущие мысли, усталость после перелёта и многое прочее. И вряд ли Энакин вообще заметил бы перемены в Оби-Ване при других обстоятельствах, однако сейчас, они как нельзя ярче нагнетали обстановку. Эмоциональный фон бывшего учителя заметно переменился. Этого энергичного, вдохновлённого парня словно выключили, превращая в молчаливого и подавленного. Скайуокер слишком поздно спохватился, пытаясь осторожно коснуться Силой учителя по связи, не без удивления отмечая поднятые щиты. Такого вообще никогда не происходило. Да, они закрывались барьером от Совета, от неприятеля или обстановки, но не от друг друга, во всяком случае Оби-Ван. Энакин всегда мог коснуться его в поисках понимания, поддержки и собственного спокойствия, всегда чувствовал открытость мастера и готовность помочь в любой беде, а что теперь? И недели не пробыл мастером, как наткнулся на ментальный щит своего же ученика. Это ощущение неприятно и болезненно кольнуло в груди, склоняя чашу весов не в пользу падаванов в будущем, но тем не менее, он сумел подавить это в себе хотя бы на время. Отпускать эмоции в Силу по примеру Оби-Вана Энакин так и не научился, ему гораздо ближе было уничтожать себя изнутри, оставляя очередную засечку на душе. В то время как разум старательно метался в поисках ответов. "Где же я оступился?", - между ними повисло неловкое гнетущее молчание, пока Оби-Ван не решил потащить его на ярмарку. Да, конечно, где ещё можно скрыть собственные эмоции как не в балагане других чужих. Энакин смотрел в спину удаляющемуся ученику так и не ответив на его предложение ни согласием, ни протестом. Ему было сложно совладать с собой и отражаться в Силе ровным потоком, не посечённым сомнениями, тревогой и чувством вины, быть поддержкой для падавана в сложные времена не смотря ни на что. Смотреть на Оби-Вана и мучиться от непонимания граней допустимого невероятно сложно. Ведь дело вовсе не в физической близости между ними и том, как невыносимо тяжело быть рядом с родным человеком и не иметь возможности его коснуться так, как хочешь. А в том, что искренние чувства настолько сильны, что в буквальном смысле ломали изнутри от невозможности найти привычный выход через объятия и ласку.   
Скайуокер зашагал следом, вливаясь в поток людей, бесцельно переходя от одной лавки к другой. Он периодически останавливался и даже брал в руки вещи, но мыслями и разумом пребывал далеко отсюда, то и дело находя Оби-Вана взглядом в толпе. Если бы только знал этот юноша, насколько сильно Энакин любит его, как невыносимо быть рядом и не иметь права рассказать правду. Хотя, почему нет? Ведь это же истина! Но Скайуокер боялся, что узнав об отношениях недопустимых не только для мастера и ученика, но и для джедаев, а в некоторых мирах и даже просто для представителей одного пола, Оби-Ван больше не захочет даже смотреть на него, не говоря уже за то, чтобы быть рядом и быть учеником. И всё же, сказать ему правду будет честнее и перед Оби-Ваном и перед самим собой, а дальше, пусть будет как будет. Энакин даже не смотрел, к чему прикасался и, что именно бесцельно вертел в руках, пока хозяева торговых лавок не заставляли себя услышать. Не здесь был Скайуокер. Он раз за разом испытывал Силу, потянувшись к бывшему учителю по связи, но натыкался на барьер и отступал, огорчённо поджимая губы.
- Нет, спасибо, - хрипло прозвучал ответ очередному торговцу и джедай с трудом узнал собственный голос. Очередная безделушка вернулась на прилавок, Скайуокер отошёл в сторону и внезапно испытал сильное желание спрятать руки в широкие рукава плаща, как делал это постоянно и даже не аудиенции с канцлером, позабыв, что собственная одежда осталась в апартаментах. Отвлечься не получалось и гулянье между прилавками, громкая музыка и обилие пёстрых оттенков и фасонов в одежде Скайуокера лишь угнетали. Он вспомнил их прогулки на Стьюджоне и ту радость, которую испытывал тогда, болезненно выдыхая и находя в толпе Оби-Вана. Брови сползаются к переносице от недовольства, к мастеру кто-то опять клеился, хотя в этом нет ничего удивительного. Оби-Ван всегда притягивал к себе взгляды, очаровывал мягким голосом и безграничной добротой во взгляде, чистотой помыслов, он всегда был тем идеалом для Энакина, к которому он стремился ещё с детских лет. Такой недосягаемый и яркий, словно ангел. Сердце в груди сжалось. Он не позволит никому касаться учителя, особенно без его на то согласия, поэтому вся дребедень моментально была забыта, джедай целенаправленно двигался сквозь толпу к двум выскочкам, которые позволили себе навязать собственное общество его падавану. Не было сомнений, Оби-Ван мог справиться сам, но чувство ревности и желания защитить любимого, скрыть его от проблем и неприятностей всей галактики были выше голоса разума. Глядя на него, такого юного и красивого все сомнения отпадали вообще.
- Что? - способ выйти из ситуации, выбранный Оби-Ваном настолько ошеломил Скайуокера, то тот не сумел отреагировать правильно, если на это вообще можно было реагировать правильно, позволяя себя утащить с ярмарки. "Женаты?", - Энакин не мог поверить в то, что довелось услышать. Означало ли это, что даже сейчас, будучи запертым в теле подростка, учитель помнил о их чувствах? Может они пробиваются сквозь мощную силу заклятия артефакта? Он сжимал руку Оби-Вана в своей и не хотел отпускать, хотел прямо сейчас притянуть его к себе и плевать, как это будет выглядеть со стороны. Даже если он оттолкнёт и назовёт ненормальным, а связь порочной и неправильной, недостойной джедая. - Оби-Ван...,- полный решимости сделать так, как наметил, рыцарь джедай оказался перебит своим же падаваном, - хорошо, давай. Можно вон там, - сдался Энакин, кивая на ближайшую кантину, незаметно опуская взгляд на их сплетённые вместе руки, огладив большим пальцем руки участок кожи тыльной стороны ладони падавана. Благо больше в ничего экстраординарного до возвращения в апартаменты с ними не случилось, хотя эмоциональный фон по-прежнему оставался довольно напряжённым. Он не умел в таком состоянии существовать долго, не умел и не хотел мириться с трудностями в общении, предпочитая лёгкость и комфорт. Конечно, до идеального ученика, джедая, человека ему слишком далеко, иногда приходилось бороться со своими внутренними демонами, а иногда идти у них на поводу. Временами, а считай зачастую, Энакин проявлял эгоистичность, несдержанность в каких-то вопросах, эмоциональность и даже не стеснялся этого, но всегда пытался отыскать оптимальных выход из ситуации, как-то подбодрить не только себя, но и поднять моральных дух своих бойцов, считая, что вполне справляется со своим званием генерала. Считал, что и в отношениях тоже справляется, но теперь сомневался. Сомневался в том, что был к себе не предвзят. и связывал текущее настроение Оби-Вана только с собой, как бы самонадеянно это не казалось. Естественно, что не вся жизнь замыкается на нём, таком распрекрасном, вовсе нет, однако трудно отрицать тот факт, что именно после разговора в апартаментах всё изменилось. И возвращаться в них не хотелось совершенно. Гнетущая атмосфера стала едва ли не осязаемой, отгораживая его от Оби-Вана. И пусть завтрашний день предстоял быть тяжёлым, Скайуокер не думал, что сможет уснуть.
- Конечно, - чуть кивает в ответ, тепло улыбаясь, хотя эта безмятежная улыбка давалась слишком тяжело. Он так надеялся на совместную медитацию и попытку познакомить ученика с их общими воспоминаниями или напомнить бывшему мастеру о забытом прошлом, что едва сдержал тяжёлый вздох, принимая решение Оби-Вана, - в другой раз.
Энакин с удовольствием подставлял шею и плечи мягким рукам, мысленно прося время немного замедлиться и позволить ощутить эти приятные мгновения как можно дольше, будто и не было никакого напряжения между учителем и учеником. Оби-Ван всегда знал, каким способом можно переключить внимание падавана в любой момент, заставить выбросить весь негатив и просто получать удовольствие и с этим глупым откатом ничего не изменилось. Приятное тепло разливалось по телу, не имея ничего общего с вожделением, Энакин улыбался, прикрыв глаза и наклонив голову вперёд, растворяясь в моменте. Он оказался не готов к пледу на плечах, потому что это означало конец всему, но проявлять настойчивость не стал, поблагодарив падавана за заботу о себе, хотя скорее это ему нужен был расслабляющий массаж с втиранием бакты. Сон накатывал удушливыми волнами, пригвоздив тело к кровати, в которой джедай ощущал себя одиноким. Поддавшись ощущениям, он почти уснул, когда в комнате появился Оби-Ван со своей подушкой и устроился рядом, негромко желая спокойной ночи.
- Доброй ночи,- "мой любимый Оби-Ван", - вовремя успел прикусить язык, поворачиваясь на бок, однако уснуть уже не получалось. Мысли и чувства роились в голове, джедай пытался заново проанализировать и переосмыслить этот первый день на Адумаре и понять где оступился. Лишь урывками и только под утро получилось беспокойно уснуть и то не на долго, поэтому тот момент, когда Оби-Ван вновь лёг под одеяло Скайуокер слышал, пребывая в полусне. Кажется, что он ещё больше устал, нежели отдохнул, но собственное имя различил достаточно чётко, чтобы не осталось даже малейшего шанса спутать реальность со сном. Он обнял Оби-Вана сначала руками, развернувшись к нему, а потом в Силе, вместе с его щитами, окутывая собой и теми сильными чувствами, что разрывали сердце. Понимал, что очень рискует наткнуться на непонимание и отчуждение, но оказался слаб перед любовью. Не смог сдерживаться, как сдерживался учитель до того полёта на Стьюджон. "Даже если ты меня совсем не вспомнишь, я всегда буду рядом. Даже если оттолкнёшь, не перестану любить, Оби-Ван. Всё хорошо", - прижался к его плечу губами, прикрывая глаза, сказав через связь учителя и ученика то, что не смог словами. Это было неправильно, Энакин не должен был, но всё же пошёл на поводу собственных эмоций, ему слишком сложно видеть любимого человека подавленным, чувствовать это и оставаться равнодушным или делать вид, что ничего не замечает. 

[nick]Anakin Skywalker[/nick][status]моя Сила с тобой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/679583.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/45929.gif
[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Энакин Скайуокер</a>[/nm]

+2

14

В конце концов, ему пришлось взять себя в руки. Он усилием воли заставил себя прекратить плакать, чтоб не разбудить Энакина - тот не виноват, что кое-кто так и не стал хорошим падваном, чтоб хорошенько контролировать свою импульсивность. Он более ответственный за миссию как мастер, и Совет спросить по всей строгости, к тому же он понимает ответственность на этой войне. Ему точно надо выспаться и отдохнуть, а беспокойный ученик мог этому помешать. Да и потом, Кеноби же решил быть идеальным для него и не доставляющим хлопот. Ну, и стоит невзначай напомнить Скайуокеру, что выученный падаван это одно из условий становления мастером. Тот, конечно, не выказывал какого-то тщеславия, но все же каждый джедай хотел повысить свой ранг. Это давало чуть больше свободы.
И хотя Оби-Ван эмоционально метался между желанием быть лучшим конкретно для этого рыцаря и пощупать, прижаться к нему, потому что больше может не представиться возможности, он все же аккуратно поднялся и бесшумно дошел до освежителя, где снял с себя штаны со следами "преступления" и спрятал их как можно дальше, а потом умылся и обтер себя влажным полотенцем. Он даже мысленно настроился быть сильным, пытаясь проанализировать свой эмоциональный всплеск, и понял, что дело было куда хуже, чем ему показалось на первый взгляд - он вообще не очень контролировал какие-то из своих реакций и даже до конца не мог понять их природу. Вряд ли он был плаксой в будущем, где стал мастером-джедаем, но это точно было связано с его нынешней проблемой.
Оби-Вану в голову пришла отличная мысль о том, что коврик в ванной выглядел достаточно мягким и удобным для того, чтоб помедитировать. Ему срочно нужно было очистить свое сознание и отпустить эмоции в Силу, потому он уселся в подходящую позу и для начала выровнял дыхание. Но у него никак не выходило погрузиться в медитативный транс, и каждая попытка была сбита возвращающейся тревогой. Было бы здорово, если бы учитель ему помог, но было бы совсем стыдно просить его о таком базовом наставничестве, как эта помощь. Тем более, когда он спит. Хотя сам Кеноби помнил, что договорился с ним на утреннюю медитацию и тренировку, значит, сейчас можно было вернуться в кровать и попытаться уснуть, чтоб не облажаться совсем в упражнениях со световым мечом. Он и так не питал иллюзий и понимал, что его мастер - его бывший ученик, только не совсем его - должен находиться на много ступеней выше в искусстве фехтования. Как минимум, он обучался дольше, к тому же имел самый большой потенциал в Силе, а это это многое значило. Ну, или Оби-Ван просто успел идеализировать его в своей голове и поставить на один пьедестал с такими магистрами как Йода и Мейс Винду. Но лично в голове этого падавана Скайуокер заслуживал подобной славы. Он полностью очаровал его собой. Своей манерой держаться, говорить, своим проникающим до самого нута спокойным голосом и терпением, озорным блеском в глазах и ощутимой внутренней энергией.

По крайней мере, его истерика немного улеглась. То есть он перестал плакать. Он напомнил себе о том, что подобные всплески и эмоции ведут на темную сторону, и даже если это действительно было следствием диссонанса из-за воздействия артефакта и запертой памяти, ему нужно было сделать больше упора на самоконтроль. К тому же этот диссонанс провоцировался вполне конкретной вещью - страхом остаться без учителя и конкретно без Скайуокера. Стало как-то проще думать, когда он отчетливо признал себе, что погряз в симпатии к этому молодому рыцарю-джедаю, которого к тому же воспитывал и учил сам, просто не помнил этого. Что он мог дать ему теперь? Немногое на данный момент. И тем не менее собирался это самое немного посвятить ему и впитать в ответ то, что он захочет в него вложить.
Лишь бы захотел.
Оби-Ван тихо вернулся обратно к кровати и забрался под одеяло по самую макушку, сворачиваясь в позу эмбриона под боком Энакина. По какой-то странной причине, но мастер - ученик - его тепло и запах ассоциировались у Оби-Вана с абсолютной безопасностью. Если это были отголоски его памяти, то скорее должно было быть наоборот, хотя ведь это задача падавана - беречь мастера. Но, может быть, он это путал с чувством абсолютного комфорта. Потому что ему сегодня пришлось возвести щиты, чтоб не потопить Энакина Скайуокера в том, с чем он сам не мог побороться, а до этого Узы казались вполне естественным дополнением и ничуть не смущали. В то же время от Квай-Гона Кеноби закрывался всегда с того самого момента, как научился поднимать щиты, а научиться он постарался как можно раньше. Раз со своим учеником он и не думал делать чего-то подобного, то им действительно было вместе спокойно, они действительно доверяли друг другу, делили на двоих эмоции, ощущения, чувства, мысли. Это тесные отношения. Это... привязанность.
- Эни, - пробормотал он, пробуя это произношение. Имя у Энакина было такое же красивое, как и вообще все в нем. То заворочался, кажется, падаван его все же разбудил, но он не стал досадовать на это, а придвинулся к нему и плотно обхватил своими руками, едва не заставив Оби-Вана застонать от щемящего чувства, восторга и банального физического удовольствия. Он не любил, когда его трогали другие, не важно, знакомые или не знакомые, просто потому что сторонился прикосновений, но если уж он действительно хотел их от кого-то, хотел, чтоб кто-то его трогал, то получал от этого очень большое наслаждение. Касаний Энакина он хотел. И его всего тоже.
Следом на него навалилась Сила, запирая в плотный кокон и практически сминая его щиты. Это была мощь Скайоукера, то, что он демонстрировал, когда ему чего-то очень сильно хотелось. И тут Оби-Ван понял, откуда шло это ощущение защищенности - если Энакин делал с ним так и раньше, если делал так часто или вообще всегда, то ничего удивительного, что даже его запах ассоциировался с безопасностью. Падаван был закрыт от всего мира. От всех тревог и страхов, от угроз, от чужих людей, от ударов судьбы, был только этот момент, тепло чужого тела, кольцо сильных рук и чувство безграничной любви.
Поцелуй на плече вызвал дрожь, и нет, Оби-Ван был бы полным дураком, если бы решил, что это какие-то целомудренные успокаивающие джедайские поцелуи. Квай-Гон так никогда не делал. Даже если им приходилось вместе спать, между ними всегда существовала граница. Даже если Джинн оказывал ему поддержку, это никогда не выглядело... вот так.
Ему точно стоило воспользоваться моментом.
Он резко перевернулся в чужих руках и навалился на Энакина всем телом, придавливая его к кровати и для верности упираясь обеими руками ему в грудь, чтоб лишить какого-либо шанса на побег. У них была небольшая разница в возрасте, только в Кеноби еще осталась юношеская худоба, а вот у Скайуокера она уже перешла в мужественную стройность. И он от того казалось еще большим совершенством.
- Мастер... я звал тебя Эни? Ты правда... правда не оставишь меня, даже если я ничего не вспомню? - он смотрел очень жадно в чужие глаза, буквально требуя ответ здесь и сейчас, дыхание была частым, а сердце билось гораздо быстрее обычного. - Выходит... я зря распереживался... - Оби-Ван свел брови к переносице. Он не стал уточнять, что распереживался он до той степени, что был готов провалиться сквозь землю. Ни к чему кому-либо этого знать. Особенно, Энакину. Но после его ответа, после его объятий и тех слов, что Кеноби уловил в Силе по их связи, стало лучше. Теперь хотелось дышать и вдыхать вполне определенный запах. Падаван перекину ногу через бедро Скайуокера и оседлал его, по-прежнему разглядывая его красивое лицо и упираясь ладонями ему в грудь.
- Мастер... - он все же не внял той просьбе звать его по имени, с которой на него и навалился этот снежный ком. Точнее, сейчас он просто обо всем забыл. Энакин не пытался его столкнуть или намекнуть на неподобающее поведение. Оби-Ван на пробу провел рукой от его груди к шее и погладил ее пальцами. Так было еще лучше, и он по-прежнему не встретил сопротивления, продолжая исследовать границы. - Вы такой сильный. Я никогда не встречал кого-то сильнее... И такой красивый... - его голос перешел на тихий шепот, - самый красивый во всей Галактике. Мне так повезло.
У него были гладковыбритые щеки, как будто он зачем-то специально побрился перед сном, и от мысли о том, зачем бы он мог вдруг это сделать - горячей фантазии - Оби-Ван подобрался и стиснул его колеями.
Взрослые падаваны не приходят в постель к своему наставнику, потому что боятся увидеть кошмар.
Кеноби подхватил пальцами тунику и медленно потянул вверх, снимая ее через голову. Под ней у него совсем ничего не осталось, и холод тут же неприятно пощекотал кожу. Оби-Ван взял дюрасталевую руку Энакина - ему было все равно, просто она оказалась ближе к его ладони - и положил себе на бедро. Скайуокер мог его оттолкнуть или что-то сказать про Кодекс, но... он уже пообещал всегда быть рядом, а Оби-Ван лишь хотел, чтоб это "рядом" прямо сейчас стало "вплотную".

[nick]obi-wan kenobi[/nick][status]one more light[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/106318.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/615726.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/932492.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">оби-ван кеноби</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>star wars</fan>Это не сон, это вся правда моя, это истина.
Смерть побеждающий вечный закон - это любовь моя</div>[/lz]

+1

15

Всё могло получить иной вариант развития событий. Если бы Скайуокер тогда не настоял, всё было бы совершенно иначе. Соблазн переступить черту слишком велик для любящего сердца, хотя отголоски разума по-прежнему твердили о необходимости держаться. Кодекс джедаев, который Энакин не раз нарушал и трактовал по-своему, теперь словно кость в горле. Он не позволял вот так взять и рассказать юному Оби-Вану всю правду без риска травмировать психику этой самой "правдой", а от постоянного близкого соседства и длительной разлуки мутнел разум. И всё таки Скайуокер ни о чём не сожалел. Оби-Ван был прекрасным учителем на протяжении долгих лет падаванства и меньшее, что теперь Энакин может сделать, это беречь его не хуже. Быть рядом и во всём поддерживать. Временами казалось, что Оби-Ван на короткие мгновения перестаёт быть подростком, словно вся мудрость прожитой жизни вкладывалась в отдельные предложения, мысли, идеи.. А потом всё откатывается назад и перед Энакином предстаёт обычный мальчишка, который боится, что его отвергнут. Кто же с ним сейчас лежал рядом, вздрагивая от прикосновения губ словно осиновый лист?
Он никогда не видел Оби-Вана настолько неуверенным, ранимым, беззащитным и сердце сжималось в груди. Молодой человек не умел смотреть на это с присущим джедайским равнодушием, которое почему-то называют спокойствием и выдержкой. Не мог и не хотел, поэтому окутал Силой. Поэтому сжимал в объятиях, нежно, почти невесомо целуя, с трудом сдерживая себя от того, чтобы не отдаться во власть чувств. Слишком боялся шокировать своего ученика такими откровениями, как отношения учителя и ученика, двух джедаев, которые намеренно нарушают кодекс. Достаточно уже и того, что Оби-Ван довольно сложно воспринимал правду о погибшем Квай-Гонне, хотя это было так давно, но для него то нет. И тем не менее, объятия и поцелуй казались единственным разумным выходом, пусть потом будет не мало вопросов, как-нибудь выкрутится.
- Правда. Ты так называл меня только когда мы оставались наедине, - губы тронула ностальгическия улыбка, хотя Скайуокер уже лежал под весом своего падавана. Всё же это было действительно странно: называть падаваном и относиться так к своему учителю, даже бывшему учителю и нынешнему любимому человеку. Он не любил слово "любовник", оно звучало для него как нечто продающееся и покупающееся, в то время как их отношения были далеки от рыночных. Энакин смотрел снизу вверх в красивые добрые глаза напротив, приподняв руку, дабы погладить нежно щёку юноши большим пальцем, - не брошу. Пока я жив, не брошу, - Оби-Ван был настолько трогательным, что джедай быстро позабыл о своих сомнениях относительно его обучения. В такие мгновения ему хотелось стать самым лучшим учителем, другом и спутником по жизни, даже если он не вспомнит себя и не станет прежним Оби-Ваном. Этот парень будет куда лучше. Он всегда лучше остальных. И пусть это странное соседство по кровати увело их дальше от задания, чем могло, было приятно, просто лежать рядом и чувствовать его в своих объятиях. О своём учителе Энакин знал очень многое, если не всё, но даже не подозревал, насколько он может быть отчаянным и смелым одновременно, позволяя оказаться уже не только рядом, но и сверху. Джедай немного напрягся, задерживая дыхание для того, чтобы успокоить собственное гулко бьющееся сердце в груди. Не пытался остановить ученика, не пытался читать морали о кодексе и неправильности происходящего, хотя уже видел, к чему всё клонится. Лишь надеялся на благоразумие Оби-Вана, но занимал всякий раз, когда его руки касались груди и кожи. Кажется, его соблазнял собственный ученик. Скайуокер на мгновение подумал, какой он, должно быть, тугодум, если Оби-Ван брал ситуацию в свои руки сейчас. Чувствовал Оби-Ван как сжимает его коленями и даже забыл, что вообще-то, чтобы жить нужно дышать. И нужно бы сказать хоть что-то, только что именно, если не было никакого желания сопротивляться. "Ты же учитель!",- назойливая мысль сверлила черепную коробку, а он упрямо молчал, прикасаясь протезом бедра Оби-Вана. Возможно ещё не поздно всё остановить, быть просто мастером, а не поддаваться соблазну, только сделать это гораздо труднее, чем подумать о таком, особенно наблюдая перед собой обнажённого падавана. "Скажи ему, Энакин! скажи о том, что это ошибка, о которой потом будет сожалеть!", - Энакин умело игнорировал голос разума, проводя по бледной нежной коже второй рукой, желая чувствовать то, что делает, если уж всё же решил не отталкивать.
- Оби-Ван, - на выдохе произносит имя, подтягивая юношу ближе за ягодицы, скользнув рукой по пояснице и спине. Всё ещё можно остановить, нужно только лишь немного твёрдости и решительности, но это гораздо правильнее, чем мучиться потом последствиями. И кажется, Скайуокер что-то хотел сказать. Как сильно любит его? Как хочет его? Что он должен сказать этому юноше, чтобы не потерять достоинства учителя, хотя внутри буквально ломало тело от желания вновь ощутить его любовь, его страсть. Слышать прерывистое частое дыхание и видеть разливающийся по щекам и скулам румянец, чувствовать жар тела и не важно, кто будет сверху. "Что, если он делает это просто в благодарность за то, что от него не откажутся по прилёту? Если это не его собственное желание, а лишь обрывки желаний своего мастера в Силе?", - слишком поздно Скайуокер подумал об этом, приподнимаясь навстречу желанным губам. Для Оби-Вана это не те же эмоции и чувства, что были раньше, когда оба понимали, что делали и что слишком долго к этому шли, постепенно раздвигая привычные понятия отношений. Этот юноша говорил с ним как ученик с мастером. О, как же мерзко будет просто воспользоваться моментом. Энакин любил Оби-Вана и относился к нему как любимому человеку, в то время как сам Оби-Ван видел в нём пока лишь красивого сильного мастера, который ему понравился. Он быстро сменил положение, подминая ученика под себя, чувствуя как внутри разгорается самый настоящий пожар. Как же это всё было не правильно, - ты ведь не знаешь всего. И вот это....не так.
И это было правдой. Скайуокер, не смотря на свой взбалмошный характер, безрассудство и привычку идти наперекор правилам, не понимал, почему задаётся всеми этими вопросами сейчас, когда первый шаг сделал не он. Почему ему так важно было не потерять себя перед учеником и не стать просто тем, кто воспользовался ситуацией ради удовлетворения физиологических потребностей. Как не шокировать его сказав, что любит и как потом простить себя, за попытку столкнуть ученика с пути истинного. Энакин не хотел говорить, что слышал всхлипывания, но очень хотел поддержать, не сломать и разрушить, а сберечь. Поэтому не мог сейчас сделать того, чего так страстно хотел. Оби-Ван просто не понимал, что потом будет жалеть, а если даже и не будет, то мысли о нарушении кодекса, который так чтился в ордене будет постоянно преследовать его. В комнату постучали и Скайуокер в этот момент испытал всю гамму эмоций от облегчения, до сожаления. Рекс доложил, что только что пришло новое сообщение от адумарцев. Им следовало незамедлительно прибыть на предварительную деловую встречу с председателем правления Картанны и как бы не хотелось, провести время с учеником не получится. Возможно и к лучшему. Это единственное, что удерживало от продолжения начатого. Джедай смотрел на своего ученика и понимал, что не может переспать с ним по-быстрому, потому что прибегал к этому крайне редко в принципе, предпочитая отдаваться целиком и полностью процессу. И не мог избавиться от стойкого ощущения, что они совершат ошибку, пусть лучше для начала Оби-Ван всё узнает, а потом уже решит, всё ещё хочет ли этого. И эта мысль, что они женаты, брошенная на ярмарке только ради того, дабы избавиться от приставал местных, теперь засела в голове навязчивой идеей.
- Скоро буду, - твёрдым голосом произнёс джедай, смотря на губы падавана, добавляя немного тише, - нам пора.
Коснувшись губами нежно щеки Энакин поднялся, на мгновение зажмурившись, прежде чем потянуться к одежде. Сдержаться было чертовски сложно и он почти сожалел об этом.


к тому времени, когда джедаи были готовы, внизу их уже ожидал транспорт, после чего все втроём прибыли в назначенное место. Председатель правления выглядел точно также как и все остальные адумарцы, разодетый в пёстрый камзол, шляпу с покатыми полями и широких, похожих на шаровары штанах. Он предложил сесть, попросил клона подождать в специальном помещении и немного ввёл в курс дела, предварительно поинтересовавшись, всё ли понравилось или чего-нибудь не хватает? После чего уже перешёл к сути дела, объявив, что вечером состоится приём в честь двух делегаций, после которого будет произведён праздничный салют и оглашены условия принятия Адумаром одного из предложений. Очень важно соблюдать дресс-код, а также сдержанность, так как пикировка с сепаратистами не прибавит республиканцам очков. После этого они ещё немного побеседовали, уточняли нюансы. Выходило, что весь день практически свободен. Рекс попросил разрешения вернуться в апартаменты и таким образом Энакин остался наедине с Оби-Ваном.   

[nick]Anakin Skywalker[/nick][status]моя Сила с тобой[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/679583.gif[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/45929.gif
[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Энакин Скайуокер</a>[/nm]

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » the light is coming