пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » night at the museum


night at the museum

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/512536.png

night at the museum

Squeal with glee at each acquisition
Who says you can’t teach facts with fiction?
This museum has a speaker system
Pumping out beats ‘bout your ecosystem

[nick]Tea Knight Cookie[/nick][status]заварен крепко[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/43907.jpg[/icon]

[nm]<a href="https://barcross.rusff.me/" class="ank">чайный рыцарь</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cookie run</fan>я герой
скажите мне, какого романа</div>[/lz]

Отредактировано Madeleine Cookie (2022-01-29 05:14:03)

+1

2

К приходу особых гостей Эклер готовится тщательно: заваривает свой лучший чай, выставляет на столик самую свежую и ароматную выпечку, то и дело поправляет огромное перо, что так и норовит утянуть за собой следом вниз берет целиком, а монокль на глазу отполирован до такой степени, что при желании в нём можно рассмотреть собственное отражение как в зеркале. Быть может, он слишком драматизирует, но ради такого великого человека, как Чайный рыцарь, смотритель музея даже закрыл свою обитель пораньше, выставив на улицу не очень довольных такой новостью детишек. Вслед им летело только: «Я делаю это для вас, ребятишки!», потому что у такого великого воина наверняка в запасе много трофеев и потрясающих историй.

К слову, с разрешения гостя он бы охотно их все записал и даже подготовил для этих целей бумагу и перо, но пока что держал в секрете свой план.

Когда в массивные двери раздаётся стук, хотя в обычное время они открыты для всех желающих, Эклер спешит ко входу, однако снова задерживается напротив зеркала, поправляет свои одежды, стряхивает несуществующие пылинки и, улыбнувшись очаровательно собственному отражению, с этим же выражением лица спешит впустить гостя, однако замирает опешив при первом же взгляде. Глупо с его стороны было полагать, что раз господин Чай рыцарь, то и в этот раз он явится в полном доспехе, гремя им будто консервными банками в походе, однако видеть его таким уютным и повседневным было крайне необычно.

- Я… Ох, что ж это я, совсем растерял свои манеры, - начинает суетливо оправдываться, понимая, что неловкая молчаливая пауза висит слишком долго, - Так рад нашей встрече, мистер Чай, чудесно выглядите!

И не лукавит ведь даже, сразу понятно, что его выкованное в боях и сражениях против драконов тело краше, чем у любой статуи, спрятавшейся в многочисленных комнатах музея. Эклер отступает на шаг в сторону и жестом руки приглашает зайти, а затем подсказывает:

- Следуйте прямо до конца коридора, а затем направо, прямиком в мой кабинет.

И всё это ради того, что каких-то пару минут поглазеть на сексуальный накаченный зад, снящийся ему в самых непристойных снах, раз уж подвернулась такая возможность держаться чуть позади и идти следом.

Как не трудно догадаться, Чайный рыцарь уже давно стал объектом наблюдения для одного любопытного учёного, и не простого учёного, а одного из самых выдающихся знатоков древностей и алхимических зелий. Сперва это были взгляды украдкой, затем – будто случайные встречи в одних и тех же местах, будь то овощная лавка или парк во время обеда, пока наконец Эклер не набрался смелости заговорить и не предложил такому симпатичному и крепкому войну рассказать ему больше о подвигах былых лет и возможно даже пополнить чем-нибудь постаменты музея, запечатлеть на них память о сражениях и старых друзьях. Сказано это было сумбурно, на одном дыхании, после того, как Эклер чужом не развернул на широкую грудь напротив стаканчик крепкого кофе, поэтому можно только гадать, как Чай его понял, но получив согласие учёный заволновался, что от радости упорхнёт прямиком на небеса.

И что бы там не говорили про Чайного Рыцаря и то, что ему уже давно пора на покой, драконов практически не осталось, да и сам он потерял сноровку ещё когда обрёл первые седины, Эклера почему-то чертовски прельщала его простота и прямолинейность, о которой говорили все без исключения, а сам воин казался чертовски сексуальным.

Выходит, не только профессиональный интерес он преследовал сейчас? Возможно, но признаваться в этом не обязательно, как и в том, что в качестве хитрости он припрятал в тумбочке своего письменного стола два билета на завтрашний концерт, чтобы заранее иметь повод встретиться ещё раз. Вот ведь досада, его лучшая подруга Латте не сможет пойти, как жаль. Только кофейная ведьма об этом не в курсе.

[icon]https://b.radikal.ru/b35/2201/43/e0bf80f3b3b8.png[/icon][nick]Eclair Cookie[/nick][status]сладкий[/status][lz]<div class="lz"><fan>Cookie Run</fan>с кремом внутри</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Печенье Эклер</a>[/nm]

+1

3

С тех самых пор, как Чайный Орден был расформирован, его единственный здравствующий представитель привык вести отстраненный образ жизни. «Отшельнический» – сказали бы многие, с чем рыцарь не сможет поспорить, да и не станет возражать, признаваясь откровенно, что не тяготится уже давно желанием связывать свою судьбу с другими людьми. В тишине леса его намного меньше заботят старые раны и почти не тревожат бесконечные проблемы молодых поколений с их извечной суетой и попыткой самореализации, с их желанием выстроить новое будущее и сделать прорывной шаг навстречу судьбе. Сам охотник на драконов уже давно не прельщает себя никакими амбициями и надеждами. Юношеские мечты его покинули с гибелью друзей, новых он себе не создавал, а будущее? Что же, Чай убежден, что своё «светлое и хрустящее будущее» он собственноручно похоронил в сырой земле у того злосчастного драконьего логова.

Иногда ему хотелось, чтобы окружающие, наконец, забыли о существовании Чайного Ордена, оставив его спокойно доживать своё в чаще леса, пока он не станет достаточно слаб, чтобы пасть от когтей диких зверей. Однако судьба решила иначе, и в покое его не оставили. Наоборот, силой обстоятельств заставили надеть доспех и вернуться в строй. Вернуться в жизнь.

Вот уже некоторое время Чай является советником Альянса по защите от наступившей на их земли угрозы в лице множества драконов. И его тихая жизнь превращается в бьющее ключом действо – полное событий и новых знакомств, в которых рыцарь теряется и боится утонуть, сомневаясь, что ключ его жизни не является гаечным и не бьет его точно в темечко. Мужчина отвык от речей, от взглядов и интереса к своей персоне; от восприятия себя героем или хотя бы просто воином. Он не любит славу и внимание; он хлопает дверью и ворчит «я уже слишком стар для этого дерьма», потому что Чай сам так решил.

Что он слишком стар, что хочет отдохнуть… и больше не хочет ничего приобретать и ни за чем гнаться, потому что терять всегда оказывается больнее. Однако они просто не хотят оставить его в покое! И где-то в самой глубине души рыцарь благодарен им за это, хоть и не посмеет назвать всё происходящее с ним «вторым шансом».

Чай пытается сделать всё правильно несмотря на то, что иногда чувствует себя паршиво. Так, будто всё его существо противится социализации и обустройству жилища в Новом Королевстве, куда его пригласили жить, дабы быть в доступной близости от главного здания нового Альянса, с их величественным парком, фонтанами… и музеем! Великая Печь, у них даже есть чёртов музей! Рыцарь смущен тем, как быстро Альянс смог подняться с колен и стать силой, с которой необходимо считаться. Столько талантливых людей вовлечено в его устройство, и даже музей не кажется лишним… впрочем, Чай признает, что может быть необъективным. В конце концов, до сих пор он никогда не был в стенах музея. Зато не раз встречался с его смотрителем. И не два. И не три…

Мужчина до сих пор считает это странным стечением обстоятельств, ведь из всех вынужденных новых знакомств с участниками Альянса именно один конкретный человек попадается ему на глаза во сто крат чаще других! И Чай не может сказать, что это были неприятные встречи, отнюдь! Сэр Эклер Куки высоко ценится в научных кругах и имеет широкие познания в областях истории, археологии, зельеварения и прочее-прочее – так понял рыцарь со слов других волшебников. И рыцарь готов был им поверить, пару раз имея честь заметить, как профессор даёт исторические справки или оценивает принесенные ему реликвии. Да, у ученого, вне всяких сомнений, светлый ум и зоркий глаз, но… Чай не мог отделаться от странного ощущения, что эти зоркие глаза смотрителя музея часто оказываются именно на нем из всех людей. Смотрят всегда так внимательно и пронзительно в его сторону; с интересом, который рыцарь считает незаслуженным со своей стороны.
Однако всякий раз, когда он пытался осведомиться о причине такого внимания, ученый уводил разговор в иное русло, отшучивался или подавно в спешке уходил прочь.

Затем они обязательно встречались вновь. Чай был человеком привычек и очень быстро выбрал ежедневный маршрут под свою жизнь в Новом Королевстве; поход из дома в торговую лавку, в парк за углом, в стены Альянса… и вскоре он привык, что обязательно встречает Эклера хотя бы в одном из этих мест. Это тоже стало его привычкой; простой формальностью перекинуться с профессором парой дружеских слов и вновь смотреть, как он неловко улыбается и упархивает прочь словно птица, позволяя пышному «оперению» шляпы развеваться при движении. «Какое необычное печенье» - думалось Чаю в первую пору, пока эта мысль не стала всё сильнее укореняться в его голове. Рыцарь не привык копаться в сердцах других и всё же хотел понять ученого в его стремлении с ним заговорить… в его внимательном взгляде, под которым отвыкший от внимания драконий охотник чувствовал себя как в свете ярких прожекторов.

Чай, может, и не копался в чужих сердцах, но не мог отделаться от мысли, что историку хотелось с ним говорить и видеться. Как и ловил себя на ответном осознании, что и ему, в свою очередь, стало приятно находиться в легком ожидании того, как знакомая шляпка снова покажется в поле зрения, и профессор подкрадется ближе, делая вид, что выбирает выставленные на витрину сладости. Рыцарь невольно начал задаваться вопросом, способны ли они стать друзьями? И, если да, готов ли он принимать чужую дружбу, окончательно отказавшись от одинокой жизни? Эти мысли мелькают в его голове сумбурным потоком, когда Эклер предлагает ему посетить музей. Такое незамысловатое приглашение, и такое непростое решение, которое, однако же, дается Чаю очень просто.

Он соглашается, чувствуя себя так, будто камень валится с плеч. Соглашается и наблюдает со сдержанной улыбкой за тем, какой радостью от одного простого согласия посетить его музей способно осветиться лицо именитого профессора. "Мило".

Рыцарь так давно не принимал ничьих приглашений. Еще дальше в прошлом оставил торжественные наряды и аккуратные черные ленты, которыми повязывал свои волосы. Однако появляться в музее в боевом облачении кажется бессмысленным, если не прямо кощунством, потому Чай с готовностью надевает простую белую рубаху и подпоясанные черные штаны. Даже волосы всё же повязывает черной лентой – одной из немногих, что сохранились в его гардеробе. И, хотя охотник старается лишний раз не смотреть в зеркало, один раз всё же заглянув туда, он остается относительно доволен. Отсутствие тяжелых лат, может, и делает его безоружным, но в простоте есть своя прелесть… он больше не выглядит, как лидер Чайного Ордена и будто немного освобождается от этого давления, став простой и ничем не примечательной печенюхой, каких много на улицах Королевства. Да, конечно, едва ли он может скрыть свою громадную фигуру и шрамы на теле, но маленький шаг лучше, чем никакого. По-крайней мере, так бывалый воин имеет шанс надеяться, что его грозный вид перестанет пугать случайных прохожих и привлекать к себе излишнее внимание.

Чай прибывает на место за несколько минут до назначенного времени и единожды стучит об дверной косяк, беспристрастным взглядом окидывая мраморные колонны, что держат своды здания. Когда дверь приоткрывается, мужчина выходит из наблюдений, переводя внимание на стоящего подле ученого. Рыцарь хочет было поздороваться, но молчит, замечая, с каким неожиданным изумлением на него взирает профессор.

«Что-то не так?» - воин чувствует себя застигнутым врасплох. Его не смущает выражение чужого лица, но вызывает вопросы, и Чай хотел было спросить в лоб, если профессора беспокоит что-то в его внешнем виде, но посчитал подобный запрос глупым и невежливым. Вместо этого рыцарь решает набраться терпения, со спокойной душой ожидая, когда Эклер всё же озвучит свою мысль или решит поздороваться. Что случается, конечно, пусть и с заминкой.

- Взаимно, - коротко отвечает борец с драконами, сдержанно кивая и проходя внутрь здания. Только теперь можно заметить, что в руках своих всё это время рыцарь удерживал повязанный тугой веревкой мешок, к которому, однако же, не привлекает внимания, вместо этого окидывая глазами убранство музея, пока внимание его вновь не привлекает к себе единственный собеседник.

На его предложение Чай изумленно вскидывает одну бровь, но вновь согласно кивает и тяжелой поступью, словно в ритме медленно марша, шагает по вычищенному до блеска плиточному полу в указанном направлении. По пути его взгляд цепляется за развешенные по стенам картины и убранные в стеклянные ящики реликвии. Множество и множество реликвий от чьих-то личных писем до старых банок из-под зелий. Для воина до сих пор остается загадкой, как профессор умудряется держать в чистоте такое количество старого хла… то есть, ценных древностей.

Чай слегка растерянно качает головой, заходя в чужой кабинет и вставая в самом углу, чтобы не загораживать дверь и дать Профессору пройти внутрь. Он видит расставленный на столе чайный сервиз и два стула, но не решает садиться за него без приглашения, вместо этого кашлянув и заметив тихо:
- У Вас тут очень… - рыцарь на мгновение задумывается прежде, чем добавить, - … уютно.

Еще спустя мгновение мужчина с тяжелым вздохом опускает на пол принесенный с собой мешок и произносит задумчиво:
- Вы выражали интерес к моим так называемым "трофеям", - Чай вновь вздыхает и, покачав головой, стягивает с мешка веревку, позволяя содержимому открыться свету, - Драконы – заядлые барахольщики, и наш Орден в былые времена уносил с собой множество краденных вещей из их гнёзд. Некоторые возвращались хозяевам, но большинство оставалось брошено на нашем попечении.

И, будто в подтверждение его слов, сложенные в мешок предметы с тихим звоном начинают высыпаться на пол. Среди них – гравированные кубки и чаши, песочные часы, орнаментные блюда, причудливые сервизы и тарелки под печенье. Всё это Чай давно обозвал простым барахлом, используя в своей хижине по назначению или складируя на чердаки. И он не видел особой важности ни в одной из этих "безделушек" даже, если они носили на себе королевские орнаменты и гербы важных фамилий древности.
- Мне не хотелось приходить с пустыми руками. Взял с собой некоторые из них. Вряд ли хоть одна из этих безделиц имеет ценность, но историки всегда находили интерес в непостижимых мне вещах. К тому же не исполнить Вашу просьбу было бы несправедливым решением. Так что я отдаю все эти вещи в Ваше распоряжение, - рыцарь пожимает плечами с короткой усмешкой, - Можете смело отнести весь мешок на мусор, если сочтете его бессмысленным хламом. Мне, право, всё равно.

[nick]Tea Knight Cookie[/nick][status]чайный пакетик[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/43907.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.rusff.me/" class="ank">чайный рыцарь</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cookie run</fan>я герой
скажите мне, какого романа</div>[/lz]

+1

4

Внутри у Эклера настоящий праздник. Значит, все его блукания вокруг да около, томные вздохи и неловкие попытки заговорить не прошли даром, раз теперь своими глазами он может лицезреть Чайного рыцаря в своём кабинете, хоть и чувствует он себя явно не комфортно. То ли не привык бывать в подобных местах, то ли захламлённая всякой всячиной комнатушка, где яблоку негде упасть, а стены заставлены стеллажами со старыми свитками и книгами, ему слишком мало места.

Но это соизмеримая цена за такое роскошное тело! Учёный ловит себя на мысли, что щёки опять горят пунцовым, а мысли уходят явно куда-то не туда, поэтому он торопливо ныряет в кабинет следом, закрывает за ними и настойчиво предлагает, указывая рукой на стул напротив:

- Да вы садитесь, садитесь! – никак не ожидая, что благородный рыцарь вот так скоро перейдёт к сути разговора, обделяя вниманием его благородную коллекцию чаёв и изысканные угощения, добытые с таким трудом. Между прочим, чтобы получить их свежими и самым первым Эклеру пришлось потратить весь свой обед и остаться голодным.

Сам смотритель музея древностей Нового королевства заходит за письменный стол и через него, как через стенку, за которой чувствует себя в безопасности, смотрит на гостя внимательно, наблюдает за его несмелыми попытками начать разговор и даже сделать комплимент. Как хозяину этого места, Эклеру чертовски льстит такое упорство, с чужих слов он знает, как нелегко одиночке далось возвращение в город и с каким трудом Чай привыкал вновь к печенькам вокруг, голосам, необходимости говорить, чтобы получить желаемое.

И пусть в руках у объекта его исследований одна за другой появлялись действительно диковинные вещи, думать благородный деятель науки мог только о крепких ногах да округлой заднице, что дразнили его всякий раз, когда Чайный Рыцарь наклонялся к мешку и что-то из него доставал. Видимо, ударившее в голову возбуждение напрочь лишило его всякого здравого смысла и рассудка, раз в ответ он только издал глухой смешок, прикрыл рот ладонью и неожиданно даже для самого себя выдал:

- Мой дорогой друг, даже ваши штаны достойны того, чтобы стать экспонатом в музее, если вы изволите снять их прямо сейчас.

Пауза.

Долгая пауза.

Эклер меняется в лице за считанные секунды от осознания сказанного, глаза становятся огромными от смятения, а краснота расползается уже не только по щекам, но и по ушам и шее.

- Я… То есть… Я хотел сказать… - не может даже связно говорить, лепечет бездумно, жестикулируя оживлённо руками, - Не то чтобы я не хотел, чтобы вы сняли штаны! Безусловно, такой вид порадовал бы меня как мужчину, которому вы безумно нравитесь, но такой уважаемый и благородный человек уже одним своим присутствием делает это место интересным для посетителей! Седой волос с вашей головы уже настоящая находка для любого коллекционера, а говорить с вами – настоящая честь!

Мысли рвутся наружу наперебой, спотыкаются друг о друга, превращаясь в путаницу из слов, среди которых и восхваление боевых подвигов именитого охотника на драконов, и личная симпатия, выраженная в столь похабной форме. Эклер злится на самом себя, сжимает пальцы в кулаки и ударяет ими по столу, из-за чего крошечные чашечки на блюдцах мелко дрожат и звенят, а затем обессилено приседает и забирается под собственной стол, закрывая уже ярко красное лицо собственным беретом. Воздуха катастрофически не хватает.

Уже не первый раз что-то подобное слетает с его губ, но будь это улица, лавка с фруктами или кузница, он бы с лёгкостью сослался на важные и не терпящие отлагательств дела, сбегая прочь. А сейчас получается сам себя загнал в ловушку, потому что куда бежать из кабинета, на двери которого табличка с собственным именем, учёный не знал и мог только прятаться под столом, протяжно выть от отчаяния и прижимать колени к груди, надеясь, что может быть наконец Чайный рыцарь поймёт, что он не в себе, и сам уйдёт?

- Почему, почему я так жалок и неказист? – причитает и ругает сам себя, с ужасом думая о том, что за сказанное придётся оправдываться.

[icon]https://b.radikal.ru/b35/2201/43/e0bf80f3b3b8.png[/icon][nick]Eclair Cookie[/nick][status]сладкий[/status][lz]<div class="lz"><fan>Cookie Run</fan>с кремом внутри</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Печенье Эклер</a>[/nm]

+1

5

Чай думает, что должен бы испытывать нечто особенное в окружении древностей и редких реликвий. Радость ли? Восхищение? Он не знает наверняка, зато убежден, что ощущает свое присутствие совсем не должным образом, ведь до сих пор находит себя здесь попросту не к месту. Совсем лишним присутствием среди настоящих ценностей старых лет; такой неотесанный и крупный зверь в уютном и уединенном кабинете элегантного ученого. Чай видит себя настоящим слоном в посудной лавке, даже без своих гремящих доспехов боящимся лишний раз выдохнуть или шагнуть в сторону, чтобы, не дай Первая Печь, не смахнуть ничего ненароком с забитого пространства полок. Каждая стоящая на них диковинка должна стоить в десять раз более его пустой старой головы – в этом Чай не сомневается, неуклюже топчась у входа.

Ставшее за годы отшельничества непривычным ощущение чужого присутствия и уюта, к которому рыцарь не принадлежит, держит его в ежовых рукавицах. Быть может, поэтому Чай не спешит; слышит радушное приглашение подойти ближе и присесть за стол, но намеренно растягивает время за вытаскиванием содержимого из холщёвого мешка. Не хочет слишком быстро преодолевать последнее расстояние и садиться в кресло напротив, видя на себе внимательный взгляд Профессора, будто нашкодивший на лекции студент.

Однако приглашение уже было дано, и совсем игнорировать его кажется охотнику на драконов в крайней степени несправедливым в отношении человека, бывшему к нему столь вежливым всё это время. Чай тяжело вздыхает и совершает несколько тяжелых шагов вперед, оказываясь за спинкой предложенного ему стула, обитого зеленой тканью. Рыцарь опускает на него сверху ладонь, но не садится, в свою очередь окидывая взглядом Профессора. За своим письменным столом да среди рабочих принадлежностей Сэр Эклер выглядит в полном облачении, будто настоящий воин в доспехах; наконец в своей родной среде. Чай не может сдержать короткого смешка, довольного и слегка изумленного от представившейся глазу картины. Только сейчас мужчина понимает, что никогда до сих пор не видел Эклера в месте, что так соответствовало бы ему по духу.
Здесь, среди древних книг, аккуратных побрякушек и гусиных перьев, опущенных в чернильницу, он выглядит по-настоящему на своем месте.

«И сидит так спокойно в своем кресле. Как рыба в воде», - думается Чаю, всё еще слишком большому и нелюдимому для того, чтобы чувствовать себя подходящей рыбой для столь аккуратного пруда.
Однако вид улыбающегося Профессора дарует свою толику успокоение. Воин задумчиво смотрит в эти счастливые, восторженные глаза напротив и не может сдержать собственной едва заметной улыбки. Он рад, что пригласивший его Сэр Эклер счастлив встрече или, по-крайней мере, достаточно вежлив, чтобы не демонстрировать своего возможного огорчения.
«Соберись!» - командует себе мысленно рыцарь, наконец, присаживаясь на стул, - «Оставь своё старческое дребезжание для других. Веди себя подобающе доброму имени Чайного Ордена»

- Спасибо… за приглашение, - тихо кашлянув, добавляет Чай, только теперь опуская свой взгляд на стол, кроме всего прочего забитый тарелками со сладостями и прелестными закусками. Всё кажется поразительно свежим и даже еще теплым; Профессор, вне всяких сомнений, постарался к приходу гостя, что одновременно льстило рыцарю и немного смущало. Никогда он не считал себя фигурой настолько важной, чтобы позволять ради себя подобную суету.

Рассмотрев все лежащие на тарелках угощения, Чай уже готов выразить свою благодарность, но собеседник опережает его, и слова, которые он говорит, вынуждают рыцаря вновь обратить к нему свой внимательный взор, со строгостью эмоций в котором старый воин ничего не может поделать.
- Что? – переспрашивает Чай с заметным непониманием, немного хмуря брови, будто всерьез обдумывает услышанное. "Снять мои штаны?"
- Нет, не изволю, - наконец, говорит рыцарь спокойным, решительным и строгим тоном, складывая руки на груди и наблюдая за тем, как в миг раскрасневшийся Эклер начинает бессвязно лепетать… многое. Слишком много всего! Рыцарь растерянно смаргивает, во все глаза наблюдая за тем, как пытающийся оправдать свои неловкие слова ученый заходит всё дальше в лес, теряя нить, а вместе с ней и самого Чая, изумленно наблюдающего за ним со своего места.
- Эклер, вы… - пытается позвать или, быть может, прервать его рыцарь, но всё без толку. Он уже успевает услышать то, что слышать из уст ученого никак не был готов.

Первое интуитивное желание – осадить, упрекнуть в абсурдности происходящего, дурном юморе и откровенности слов, защищая себя скрещенными руками и хмурыми бровями от не ускользающих значений. Однако Чай не набирается решимости сделать больше того, что творит Профессор с собой сам, оседая и упрекая, сердясь за сказанное впопыхах и забиваясь в угол, словно раненый дикий зверек, убегающий из-под ног просто проходившего мимо охотника. Хоть рыцарь мог добавить сверху к чужим терзаниям, он не считал себя столь жестоким и, кроме всего прочего, не мог перестать испытывать толику жалости к сжавшемуся в комок и сползшему под стол Профессору. Ему не хотелось вредить сильнее, чем есть; скорее наоборот, желалось попытаться ободрить и успокоить.

Чай невольно вздыхает. Быть может, рыцарю даже хочется извиниться за то, что разговор идет по накатанной; он так давно не делал ничего подобного, что давно забыл, как реагировать в подобных ситуациях. Может, не будь его взгляд таким строгим, а поза - сдержанной, получилось бы избежать неловкой ситуации. Однако что уж гадать теперь, когда всё уже случилось! "Нет смысла жалеть себя и плакать у разбитого корыта" – этот урок Чай усвоил уже очень давно и сейчас считает как нельзя кстати пришедшим на ум. Потому, отодвигая со скрипом стул, он медленно подымается с места.
Его крепкие пальцы аккуратно цепляют ручку стоящего на столе чайника, наливая в пустующую чашку Эклера успевший крепко завариться напиток. Второй ладонью рыцарь кладет на соседствующее блюдце несколько симпатичных бисквитных печений со стола, укладывая их ровно у ажурной ножки теперь полной чашки.
Закончив с приготовлениями, рыцарь подымает со стола блюдце, ровно умещающееся у него на ладони, и обходит широкий письменный стол со стороны, чтобы вскоре оказаться у пустующего кресла.

Чай подгибает ноги под себя и опускается на одно колено, заглядывая под стол. Его взор с сочувствием окидывает забившегося в крошечной пространство Эклера, уткнувшегося носом в собственную роскошную шляпу. Какими бы ни были его слова, всё это – просто звук, который не должен сейчас иметь такого же значения, как его поступки в прошлом. Профессор ведь ни разу не делал ни рыцарю, ни окружающим дурного и был, вне всяких сомнений, хорошей печенюхой. Охотник на драконов не способен игнорировать сей факт, как и то, что по себе прекрасно знает, как тяжело порой бывает говорить с другими людьми... тем более о своих чувствах.
Сам Чай пока не знает, как ему реагировать на эти чувства, но понимает, что предпочтет оставить этот вопрос до поры, более к тому подходящей. Сейчас намного больше его занимает проблема того, что Профессор сидит на полу под собственным столом, и это в долгой перспективе едва ли способно хорошо сказаться на его здоровье.

Мужчина медленно протягивает руку, аккуратно постучав пальцем по широкой зеленой шляпе в надежде привлечь к себе внимание. Следом за этим рыцарь молча протягивает взятое со стола блюдце с чаем и печеньем, удерживая его подле Профессора в немом предложении угоститься.
- Осторожно, горячее, - тихо предупреждает он, прикрывая глаза, не выражающие ни единой лишней эмоции.
Крепкий чай еще никогда не подводил воина; ни в долгих походах, ни в одиночестве в его хижине в лесу, ни даже на дружеских попойках с теперь уж давно почившими братьями по оружию. Рыцарь доверяет этой чашке с налитым в нее напитком, как своему старому другу, который сможет убедить Профессора хотя бы посмотреть на него, и уж потом, согревшись и приободрившись, они смогут, быть может, продолжить разговор уже за столом, а не под ним. Однако до тех пор Чай решает, что не будет настаивать давать ответы, если сам Эклер того не пожелает, потому что добрый ученый не дракон, за которыми воин привык охотиться со всей жестокостью.

[nick]Tea Knight Cookie[/nick][status]чайный пакетик[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/43907.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.rusff.me/" class="ank">чайный рыцарь</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cookie run</fan>я герой
скажите мне, какого романа</div>[/lz]

Отредактировано Madeleine Cookie (2022-02-01 05:52:44)

+1

6

Со своим беретом Эклер чувствует себя как за каменной стеной. Увы, он никак не поможет ему провалиться сквозь землю и проснуться в каком-нибудь другом королевстве, где никто не будет осведомлён о его позоре, но здесь и сейчас хотя бы ненадолго позволяет почувствовать себя в условной безопасности от осуждающего взгляда.

А другого коллекционер древностей почему-то и не ждал. Ведь так опрометчиво он позволил светлому чувству прорасти в своей груди, дал ему жизнь, вовремя не придушил как надоедливый сорняк и обрёк себя на боль, когда получит отказ. Благородный рыцарь ни за что не посмеет ранить его намеренно, но и навряд ли станет потакать чужой симпатии, не ощущая взаимности в ответ.

Так ведь?

Но громоздкий силуэт оказывается совсем близко, падает на него тяжёлой тенью, отрезая от единственного источника света. Эклер нехотя опускает берет ниже, шмыгает громко носом, будто вот-вот расплачется, но глаза у него совершенно сухие. Даже монокль держится крепко на том же месте и не покосился. Чай само очарование, когда протягивает чашечку, которая кажется ещё более крошечной в его огромных ладонях, смотритель музея просто не может сдержать улыбки и идиотского комментария:

- А знаете, сэр, кто ещё чертовски горяч? – давится смешком, запоздало понимая, что если сейчас же не остановится, то нанесёт своей репутации непоправимый ущерб. Суетливо мужчину возвращает головной убор на место, дрожащими ладонями принимает предложенный ему напиток и, поднеся блюдце к лицу на манер аристократов с отставленным мизинчиком, делает несколько маленьких глотков. Тепло внутри и впрямь помогает немного успокоиться, расправить плечи, но чтобы не обременять своего гостя Профессор отставляет блюдечко в сторону и снова смотрит внимательно на лицо, покрытое очаровательными по его личному мнению шрамами.

Даже хочется назвать их красивыми, потому что за каждым из них скрывается захватывающая история героического подвига, о которых он мог читать разве что в книгах. Не из того теста сделан, чтобы с голыми руками или вооружившись книгой идти на дракона, то ли дело вытирать задницей стулья в магической академии или трепетать вокруг своих значимых драгоценных находок.

Перо на шляпке такое огромное, что упирается в крышку стола и лезет в рот. Прежде чем начать говорить приходиться сдуть его с лица:

- Я не надеюсь на ваш ответ прямо сейчас, мистер Чай, но буду благодарен, если вы подумаете над возможностью составить мне компанию на концерт Мятного печенья, - и, будто бы желая доказать серьёзность своих намерений, ворчит тихонько под нос, обхватив свои колени руками, явно чувствуя себя вполне уютно как за столом, так и под ним, когда можно вот так щебетать будто ещё совсем маленькие печенюшки, - Два билета в моём ящике стола, можете убедиться, если не верите в серьёзность моих намерений.

Но есть ещё один момент, о котором Эклер не подумал: как же вся эта ситуация выглядит со стороны. Лицо опять бросает в жар, а воздуха начинает как будто не хватать, оправдания сами собой льются из него:

- Не подумайте, что я позвал вас только за этим! Я правда восхищён вашей историей, подвигами и считаю выдающимся человеком, - хватает ртом воздух, но всё равно делает паузу, прежде чем взглянуть прямо в глаза, поджать тонкие грубы и смело выпалить: - И именно поэтому испытываю к вам симпатию больше, чем к просто приятелю.

До откровенного «я вас люблю» не дотягивает, но лицо Профессора настолько алое, будто он вот-вот потеряет сознание. И попытки сохранить зрительный контакт никак не способствуют улучшению его состояния, смотритель музея начинает дышать ещё реже, чувствует, как подступает нарастающая паника, трясётся то ли от ужаса, то ли от предвкушения, не зная что же будет дальше: рыцарь Чай поставит точку в этой истории навсегда или любезно примет его приглашение, чтобы не задеть?

[icon]https://b.radikal.ru/b35/2201/43/e0bf80f3b3b8.png[/icon][nick]Eclair Cookie[/nick][status]сладкий[/status][lz]<div class="lz"><fan>Cookie Run</fan>с кремом внутри</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Печенье Эклер</a>[/nm]

+1

7

Если уважаемый профессор пытается защититься от «страшного дракона» в лице охотника, то ему стоит очень постараться. До сих пор единственное, что ему удается скрывать безоговорочно удачно – это взгляд зеленых глаз, похожих в своем оттенке на мятную глазурь. Чай жалеет об этом, но не теряется и не чувствует себя побежденным, упрямо оставаясь под столом подле Эклера. В пространстве, куда мужчина с трудом помещается даже без своей брони, вынужденный сгибаться в три погибели, чтобы не биться затылком о дерево над головой. И всё же чайный рыцарь остается непреклонен, терпеливо дожидаясь, пока пригласивший его историк решится взять чашку из широкой ладони. Чай невольно беззвучно усмехается; до сих пор ему казалось, что он единственный – нелюдимый и забывший о жизни в обществе – затрудняется идти на контакт. Однако, столкнувшись с подобной нерешительностью в интеллигенте Эклере, за словом как правило в карман не лезущим, рыцарь немного приободрился. Как-будто пропасть между аккуратным, таким изящным магом и неотесанным им стала чуть меньше.
Впрочем, ненадолго длилось его маленькое торжество, потому что своими словами волшебник удивительным образом умудряется вышибать землю из-под ног собеседника, вынужденного дивиться тому, как только нечто подобное приходит в голову историка. Чай выдыхает сипло, издавая фыркающий звук, однако края его ушей краснеют от смущения. Он не считал себя особо смекалистым, когда дело касалось любовных намеков, но сейчас был уверен, что всё понял, может, даже слишком хорошо.

- Вы говорите… -  «такие смущающие вещи» думает, но не высказывает вслух рыцарь, удрученно складывая руки на груди.
Слова не были ему неприятны, напротив, однако легкой рукой заводили в тупик, из которого Чай не мог найти простого выхода. За долгие годы отшельничества он отвык от прямой похвалы в свой адрес, уж не говоря о непосредственных комплиментах его внешним качествам. Себя охотник на драконов не находит особенно красивым и тем более не считает, что возраст добавляет ему что-либо кроме старческих морщин и седин. Однако Эклер хвалит его, и Чай не представляет, как с этим быть.

Раньше так говорил только…

Рыцарь вздыхает, благодарный хоть тому, что профессор решает пойти ему навстречу и начать пить чай, пока тот не остыл. Мужчина всё еще беспокоится о холодном полу, на котором сидит историк, рискуя замерзнуть, и горячий напиток хоть немного облегчает ношу переживаний, как и, судя по открывшейся взору картине, возвращает самому Эклеру бодрость духа. Теперь, немного придя в себя, профессор начинает снова напоминать печенюху, с которой Чай познакомился сразу после зажжения фонаря света: уверенный в себе мужчина с прямой осанкой, но теплым взглядом.

Рыцарь неловко покашливает. Ему стыдно признать, но и в своей нерешительности, и в уверенности Эклер оставался мил в самых простых вещах, даже в тех, что смущали охотника на драконов. То, как он говорил, робко вздрагивал, лукаво улыбался… если это не есть настоящая магия волшебников, то что тогда? И теперь, будто в противовес собственной недавней неловкости, профессор пытается убедить своего собеседника, что такой очаровательный чародей со множеством достоинств и в полном достатке мог заинтересоваться таким старым корытом, каким видит себя борец с монстрами. Чай хмурит брови, пытаясь погнать прочь легкий язвительный укол в сердце.

- На концерт? – мужчина переспрашивает с недоверием, хоть и быстро осекается. Он не сомневается в серьезности чужих намерений, нет, но весьма удивлен самому приглашению. Рыцарь не помнит, когда в последний раз бывал на концерте и был ли хоть раз по своей воле. Все мероприятия, проводящиеся в больших городах, редко оказывались в планах Чая на вечер, и единственные разы посещений им концертных залов происходили из невозможности отказать королевским семьям, желающим видеть героя рядом с собой на балконе театра.
Чай осознает, что ничего не смыслит в музыке, не знает ныне популярных исполнителей и едва ли станет хорошим слушателем…

- Я… хм… - он отводит взгляд в сомнении, не решающийся признать свою неосведомленность. Ему не хочется падать в грязь лицом перед Эклером, но и кривить душой рыцарь не умеет. Рыцарь быстро находит себя в очередном тупике, однако собеседник, похоже, читает эмоции на его лице по-своему, и продолжение его слов заставляет уже лицо самого Чая залиться, хоть и слабым, но алым румянцем.

Он солжет, если скажет, что совсем не замечал очевидного, но получать признание вслух не то же самое, что догадываться. И это не всё. Есть что-то другое в чужих словах, невольно задевающее старые раны. Нечто такое, что рыцарь помнит в своем прошлом; из слов других людей, смотрящих на него горящими глазами. «Я знаю, какой вы» - говорили историки прошлого все как один, делая быстрые заметки на клочках бумаги. Вот только они никогда не знали его настоящего, даже не интересовались, и Эклер сейчас так напоминает ему своих коллег. Похожий на них в своем восторженном задоре и, быть может, обреченный столь же сильно разочароваться реальности.

Чай вздыхает, слегка хмуря брови и подымая взгляд вверх, чтобы не смотреть в эти смущенные глаза перед собой:
- Этому вы симпатизируете, Профессор? Образу "великого героя" из старых книжек? – в его голосе слышится несколько огорченный тон, с которым мужчина никак не может совладать, – Я не хочу разочаровывать вас, Эклер, но мы оба – взрослое печенье. Вы должны получше меня знать, что легенды часто приукрашивают действительность. Я не выдающийся герой и никогда им не был. Да, мой Орден защищал королевства от драконов, но тем только выполнял свою работу. Если он и был величественен, то лишь как единое целое. Без них рядом с собой мне не пристало говорить о героизме.

Мужчина отстраняется, начиная вылезать из-под стола, но вдруг замирает и добавляет тихо:
- Я могу не оправдать ваших ожиданий.

Однако, собравшись с мыслями, Чай вдруг замечает с легким изумлением, будто сам не ожидает от себя подобной наглости:
- Так или иначе, я благодарю вас за приглашение и, если оно все еще в силе, обещаю подумать. Но только, если вы сейчас выберетесь из-под стола.

[nick]Tea Knight Cookie[/nick][status]чайный пакетик[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/43907.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.rusff.me/" class="ank">чайный рыцарь</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cookie run</fan>я герой
скажите мне, какого романа</div>[/lz]

Отредактировано Madeleine Cookie (2022-02-28 11:16:47)

+1

8

Эклер бы хотел с жаром возразить, да не может. Или попросту боится быть неверно истолкованым, ведь поначалу он и правда влюбился в образ героя из книг, в своего кумира, обожаемого благородного рыцаря, на чьих руках кровь десятка опаснейших драконов. 

Но так было только вначале. Он наблюдал украдкой за рыцарем очень долго, подмечал детали, которые казались совсем не очевидными, не мог сдержать улыбку, когда видел, с какой заботой и любовью Чай рассказывает детишкам о своих похождениях, как каждый раз он выбирает к горячему травяному напитку самый крошечный десерт, что смотрится в его огромных ладонях просто нелепо, но ест его с непередаваемым наслаждением. Никогда не отказывает в помощи, если попросить, да и голос у него мягкий, ласковый, хоть и пропитанный тяжёлым басом. Не говоря уже о том, что кто-то мог бы посчитать шрамы уродством, но смотритель музея видел в них исключительно отметки чужой доблести, лучше всяких трофеев и медалей.

Мужчина растеряно теребит пышный хвост волос, но доверяет случаю. Начало уже положено – Чайный рыцарь практически принял его предложение, да ещё и на таких элементарных условиях, а уж под красивые мелодии и мелодичные песни разговор пойдёт сам собой, дав им шанс узнать друг друга получше.

- Мой дорогой друг, разумеется я согласен! – оживившись Эклер опирается ладонями и коленями о пол, на четвереньках выползает из-под стола и отряхивает с роскошного наряда налипшую пыль, а следом поправляет сползший на бок берет, - Не преуменьшайте свои заслуги. А что касается узнать получше – для этого я и пригласил вас на свидание. Уж позвольте самому мне решить, достойны ли вы моих чувств.

Говорит бойко, поставив руки в боки, будто не он ещё недавно жался в угол стола и держал чашку с успокаивающим чаем трясущимися руками. Удивительное преображение, а ведь всего и нужно было, что подарить ему надежду.

Эклер и вовсе забыл уже о реликвиях, да и не денутся они никуда, ведь столько лет никому до них не было дела. Мужчина протягивает руку и помогает своему гостю подняться на ноги, оказавшись с ним практически нос к носу снова чувствует трепет от того, насколько рыцарь выше его и какая у него крепкая мускулатура, что её видно даже невооружённым взглядом. Взгляд мечется от широкой груди к лицу и обратно, после чего учёный добавляет, прокашлявшись себе в кулак:

- Не забудьте про костюм. На такие мероприятия положено наряжаться торжественно!

По самому Эклеру можно было бы подумать, что каждый его костюм подходит под это описание, и это будет почти что правдой. А вот что он подготовил для концерта пока что останется пикантной тайной.

- Завтра. Я буду ждать вас у ратуши в семь вечера, - напоминает, посмотрев снизу вверх в глаза, нисколько не скрывая того, насколько очарован величественным и мужественным мужчиной напротив.

[icon]https://b.radikal.ru/b35/2201/43/e0bf80f3b3b8.png[/icon][nick]Eclair Cookie[/nick][status]сладкий[/status][lz]<div class="lz"><fan>Cookie Run</fan>с кремом внутри</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Печенье Эклер</a>[/nm]

+1

9

Для человека, еще недавно по своей воле сидевшего под столом, профессор удивительно быстро соглашается с поставленным ему условием да с такой охотой, что невольно ставит Чая в тупик. Неужели пойти с ним куда-либо может быть настолько желанной перспективой? Особенно, когда речь идет о концерте, в которых охотник на драконов разбирается чуть больше, чем никак. Чаю кажется, что от такого слушателя как он музыкантам толку будет, как от полена. И все же, отбрасывая свою необразованность в вопросах музыки, рыцарь считает возможность выбраться в город в компании Эклера не такой плохой затеей. Одно его вдохновленное лицо стоит десятка нотных листов.
Чай выдыхает через нос с оттенком усмешки, когда профессор ловко выбирается из-под стола и отряхивается, тотчас беря диалог в собственные руки. «Интересно, все чародеи такие?» Рыцарь наивно полагал, что историк взят врасплох всем тем, что успел наговорить. Однако его нынешняя напористость говорит об обратном и вызывает еще один смешок со стороны Чая – сдержанный, но задорный, с толикой немого восхищения чужой амбициозностью. Вот уж точно «взять быка за рога», хах?
«И когда это я успел стать таким послушным?»

- Значит, теперь это - «свидание»? – как бы невзначай молвит охотник, потирая ладонью подбородок. Нет, не теперь. Он прекрасно знает, что это и должно было стать им. Подобные мотивы читались в том, с каким тоном и видом Эклер делал ему предложение сходить на концерт. И все же Чай удивлен в который раз за прошедший час, что волшебник открыто говорит об этом. «Свидание». Возложенные ожидания. Всё то, чего рыцарь так долго избегал, но почему-то решил согласиться. Что же, он не тот, кто бежит от трудностей сломя голову, хоть и очень слабо представляет себе «торжественность» наряда, если этот наряд не доспех.

Только, когда Эклер смотрит на него с такой убежденностью, решительно протягивая руку, Чай сдается намного быстрее, чем планировал. Он кладет свою широкую ладонь в чужую и поднимается с колена, даже не думая отряхиваться.
На его фоне профессор кажется маленьким и хрупким, как уважаемая дева, которым рыцаря учили подносить платки. Однако говорит историк бодро и уверенно; в нем чувствуется сила, каких еще поискать. Чай невольно улыбается уголками рта. Да… он узнает чародеев. На вид хрупкие, но на деле эти хитрецы способны мановением руки превратить тесто в желе. И речь у них такая складная – заслушаешься. Кроме того, манера Эклера отличает его от многих коллег. Охотник на драконов никогда не спрашивал его происхождения, но предполагает нечто особенное. Впрочем, едва ли в смотрителе музея вообще есть хоть одна не выделяющаяся черта.
Чай складывает руки на груди, на мгновение задумавшись, но следом направляет в сторону Эклера тяжелый взгляд из-под бровей; спокойный и безмятежный, как утесы, омываемые морем.
- В семь, - рыцарь берет со стола небольшое пирожное и, сделав укус со стороны вытекающего из бисквита заварного крема, разворачивается и направляется прочь к двери, - Не опаздывай… и спасибо за угощение.

Вернувшись домой, Чай заглядывает в свой полупустой гардероб и приходит к неутешительным выводам: ничего торжественного в нем не лежит. Старые белые рубахи, просторные серые штаны, однообразные ботинки. Вся одежда неброская, практичная, чтобы служить своему хозяину в тяжелых природных условиях. Ему уже давно не требовалось ничего парадного, ведь Чай редко оказывался в городе, еще реже – принимал приглашения, которые бы располагали к тому, чтобы приодеться понаряднее. Единственным исключением была Холиберри, но она, будучи сама бывалым воином, никогда не возражала видеть Чая в полном вооружении даже на пирах.
Единственным, что охотник на драконов с трудом добывает из самых углов своего старого сундука для одежды, не использовавшейся в повседневной жизни, оказывается маленький черный галстук-бабочка. Чай уж и не вспомнит, откуда у него сей непривычный ему предмет, но толку? У него нет ничего, что он мог бы надеть вместе с этой бабочкой, и нет достаточно времени, чтобы отправиться за покупкой нового костюма. Да и должен ли он?
«Эклер сказал, что сам решит, подхожу ли я его вкусам», - думается охотнику, рассматривающему без интереса лежащий на ладони аксессуар, - «В таком случае, нет смысла казаться тем, кем я не являюсь».
Чай притворщиком никогда и не был, хоть и рад бы постараться выглядеть наряднее. Однако сейчас приходится решить в пользу простоты и аккуратности. Рыцарь надевает свою самую белую рубашку, приводит в порядок волосы, гладит аккуратно штаны и надевает, хоть и с тяжестью на сердце, злосчастную бабочку, что оказывается довольно тугой на шее.

К семи часам у ратуши – настоящая толпа. Чай и не знал, что в Новом Королевстве бывает настолько людно по вечерам; не то, чтобы он пытался узнать, конечно же, да и едва ли хоть одна печенька видела его раньше на центральной площади в нерабочий час. Чаю и самому с трудом верится, но несколько встреченных по пути знакомых подтвердили, что это не сон, не бред и «его бабочка выглядит очаровательно». Льстят, должно быть. Однако рыцарь принял похвалы с суровой готовностью, сопровождая трудно скрываемый скептический взгляд легким кивком головы и игнорируя любопытные взгляды, направленные на букет роз в его руках.
Когда стрелки часов на ратуше показывают точно семь, Чай уже стоит на условленном месте, по привычке складывая руки на груди. И даже букет не мешает ему выглядеть мрачной горой на фоне аккуратных клумб и застиланных коврами дорожек. «Паршивое дело», - думается ему, отчего рыцарь старается сменить позу на более располагающую, а заодно лишний раз не думать , что по пути сюда он так и не вспомнил ни одного композитора, именем которого можно было ответить на вопрос о его отсутствующих предпочтениях в музыке.

[nick]Tea Knight Cookie[/nick][status]чайный пакетик[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/43907.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.rusff.me/" class="ank">чайный рыцарь</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cookie run</fan>я герой
скажите мне, какого романа</div>[/lz]

Отредактировано Madeleine Cookie (2022-02-28 11:37:26)

+1

10

Эклеру кажется, что время бежит слишком быстро. Ещё недавно они с сэром Чаем ворковали в его кабинете, а вот минутная стрелка уже приблизилась к девятке на циферблате часов, оставляя ему от силы минут пятнадцать, чтобы закончить свой образ для выхода в свет и добраться до ратуши. Благо что идти совсем близко, но по смотрителю музея сразу видно, что на подготовку он потратил уйму времени: вроде бы тот же берет, те же одежды с пышными рукавами-фонариками, но всё как будто лучше, украшено камнями, имеет более торжественный изумрудный цвет, привлекающий куда больше внимания, и так точно сочетается друг с другом, будто собрался он не на концерт, а на приём к её высочеству. Даже монокль и тот другой, с золотой цепочкой. Для особых случаев.

Свидание с предметом его уже не тайной симпатии именно таким случаем и был. Разговор в кабинете он по умолчанию добавил в копилку успешных решений, и чтобы в копилке сегодняшних побед прибавилось нужно было постараться ещё, не ударить в грязь лицом на глазах у половины города. А примерно столько мог вместить в себя сверкающий концертный зал.

Громко цокая каблучками по каменной мостовой учёный ловко обходит лужи, что остались на дороге после недавнего дождя, придерживает длинный подол своего наряда, чтобы ненароком не намочить или не испачкать грязными брызгами, и едва ли сильно задержавшись в указанный час приходит к назначенному месту. От непринуждённого вида сэра Чая, что казался таким обыденным с этой симпатичной бабочкой, по всему телу проходит волна жара, на лице сама собой появляется широкая улыбка и Эклер спешит подойти ближе, радостно здороваясь:

- Я польщён, что вы всё таки пришли, мой дорогой друг, - взгляд ценителя древних диковинок мечется от как-то по другому уложенной бороды к букету в руках чуть хмурого рыцаря и обратно, он словно ждёт, когда охотник на драконов одарит его красивым жестом, но чересчур нетерпелив и спрашивает первым: - Это мне или для музыкантов? – кивает на пышные ароматные цветы, вспомнив о традиции вручать букеты понравившимся исполнителям.

Но видя, как торопятся другие печенья в зал, чтобы занять свои места, Эклер не даёт ответить и подхватывает сэра Чая под локоть словно прекрасная дама, командует:

- Идёмте-идёмте, нам уже пора. Представление вот-вот начнётся, - будто не осознаёт, что крутись он у зеркала чуть меньше, то и спешить бы никуда не пришлось. Сам себе это недоразумение он давно простил, считая, что красота не может быть наказуема.

Их места настолько близко к сцене, что при желании можно рассмотреть какого цвета пуговицы на жилетке у дирижёра или сколько веснушек на носу у ещё совсем юного пианиста. В расширенных от восторга глазах Эклера отражается восторг, его восхищает всё, что он видит перед собой: украшенные бархатом и золотом кулисы, купол потолка, увенчанный расписной мозаикой, а рот не закрывается от желания рассказать всё, что он знает о каждом музыканте, который будет выступать этим вечером. Вероятно, он продолжил бы говорить до тех пор, пока первый смычок не коснулся струн, если бы сидящая впереди хмурая женщина не зыркнула на него сердито и не попросила вести себя потише.

Только после этого знаток истории смотрит на сэра Чая пристально, будто пытается понять интересно ему хоть что-то из того, что он рассказал, или же рыцарь просто слишком вежливый, чтобы подняться с места и уйти прямо сейчас. Но пытка взглядом не длится долгом, потому что на сцену выходит первая группа артистов, Эклер восторженно тычет легонько локтем в бок печенья по соседству, шепчет восторженно:

- Вот оно! Начинается! – и очень надеется, что объект симпатии сможет разделить с ним эти эмоции, а если и нет, то хотя бы неплохо проведёт время в его компании.

[icon]https://b.radikal.ru/b35/2201/43/e0bf80f3b3b8.png[/icon][nick]Eclair Cookie[/nick][status]сладкий[/status][lz]<div class="lz"><fan>Cookie Run</fan>с кремом внутри</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Печенье Эклер</a>[/nm]

Отредактировано Espresso Cookie (2022-03-06 12:55:06)

+1

11

На площади у ратуши всё знакомые лица - соседи, коллеги, друзья.

Несмотря на гордое название, Новое Королевство еще не успело разрастись до уровня своих предшественников, оставаясь небольшим поселением, где люди знают друг друга в лицо. Даже Чай, давно отвыкший быть частью общины, быстро отличает стоящих поодаль печенюх, отвечая им коротким кивком головы. Они, в свою очередь, улыбаются, тихо перешептываясь друг с другом. Слов их не разобрать, и это могло бы напрячь, но охотник на драконов тверже скалы и холоднее камня. Он не видит причин переживать, потому что живет здесь не первый день и по опыту может сказать, что многие из местных и букашки не обидят, не говоря уж о нем. Да и осталась ли у старого воина репутация, о которой стоит переживать? 
Однако для Чая стало удивлением, какое внимание и почтение ему оказывают окружающие. «Здравствуйте, Мистер Чай», «Хорошего вечера, Мистер Чай», «И ты пришел на концерт, Чай?» так и сыпется на него градом, скрашивая минуты ожидания. На все мимолетные вопросы проходящих мимо людей мужчина отвечает односложно, с трудом скрывая короткую улыбку.

Жители Нового Королевства представляются ему радушными и мирными; Чай успевает в том убедиться и, может, потому смущается меньше, обращая к себе многие взгляды. А люди его узнают и часто, ведь охотник на голову выше многих присутствующих и достаточно широк в плечах, чтобы выделяться в толпе. Уж чему, а попытке не отличаться никак не помогает букет цветов, что Чай неуклюже мнет в своей ладони; всё никак не знает, как лучше его ухватить да и как вручать такую ношу. Эклер прибывает не сразу, но мужчина и не замечает задержки. Кажется, он бы и не против потянуть время, невольно замечая в уме, что охота на драконов была проще… понятнее.

И всё же Чай находит себя здесь несмотря на все неловкие слова и неуклюжие движения. Должно быть, правду говорят, что приятная компания лучше любой работы, раз он решает закрыть глаза на собственное стеснение ради общества ученого. Было в Эклере что-то, как сказал бы Чай, «эдакое». Эдакое по-разному: интересное, примечательное, привлекающее внимание, а еще теплое, как горячий, крепко заваренный напиток; подчас смущающее своими прямолинейными и внезапными комплиментами, но всё равно приятное. Не такое, как все и не такое, как сам Чай; очаровательное по-своему. 

«Хм» - рыцарь задумчиво потирает подбородок, вдруг подымая голову и замечая знакомый силуэт, всё еще одетый в зеленое, однако выглядящий заметно наряднее и ярче. Охотник на драконов смаргивает, неловко вздохнув, когда припомнил, что сам из нарядного надел одну несчастную бабочку.
- Вечера, - отвечает Чай, кивком головы приветствуя подоспевшего историка. Он хочет уж протянуть ему букет цветов, но оказывается опережен, чем несказанно удивлен, а еще – в который уж раз – введен в тупик. «Музыкантам?» Вот те раз. Выходит, он должен был взять цветы и им тоже? Мужчина впервые слышит о подобной традиции, однако не до конца успевает оценить масштаб трагедии одного букета, потому как силой воли Эклера быстро оказывается подтолкнут в сторону концертного зала. Так и не подарив цветы, Чай нехотя цепляется за них снова и жмет к груди, пытаясь пробиться грузным телом сквозь узкое пространство между спинками кресел и уже сидящими на своих местах печенюхами.
- Прошу меня извинить… простите… - охотник морщит лоб, наконец, проталкивая свои ноги сквозь полы платья сидящей по соседству дамы и тяжело опускаясь на мягкую обивку.
«И куда ей столько слоев ткани на это одно несчастное платье?» - изумляется Чай, переводя дыхание – «У капусты и той…»

- Оу, - чайный рыцарь вдруг вспоминает об Эклере и прислушивается к его монологу. Даже пропустив начало, мужчина легко понимает, что всё равно не смог бы уловить и половины смысла сказанных слов, однако же слушает внимательно и с любопытством. Даже будучи далеким от мира музыки, он всё же ценит искусство и новые знания… особенно те, о которых Эклер говорит с таким воодушевлением. Ему даже немного жаль, что женщина-капуста решает пришикнуть на них за нарушение тишины, однако понять ее позицию можно, поэтому Чай устраивается поудобнее на стуле и решает прислушаться на сей раз к концерту.

Свет гаснет, и, озаренные светом прожекторов, музыканты начинают играть. Скрипки тихо поют в унисон, ласково касаясь ушей своей трелью, к ним присоединяются духовые, а вскоре – рояль. Чаю и прежде доводилось слышать хорошую музыку, но редко он позволял себе услышать ее. Прочувствовать. Расслабиться и закрыть глаза, слыша, как мелодия уносит его далеко за собой – в мир приятных грез.

Озорная мелодия все равно, что пшеничное поле. Такое же бескрайнее, с синим небом над головой, где не летают драконы. Чаю приятно сидеть на траве, касаясь ладонью колосков и тихо улыбаясь, когда музыка начинает становиться громче. Он понимает, что задремал, но просыпаться ему совсем не хочется, ведь именно здесь среди воображаемых им просторов наслаждаться мелодией так приятно и просто. Одна печаль – сон гонит время вперед быстрее, и Чай, спящий удивительно чутко, все же открывает глаза, когда в зале раздаются бурные овации. Хлопки доносятся со всех сторон, и рыцарь охотно к ним присоединяется, аплодируя гулко и размашисто прежде, чем встать с места и подойти ближе к сцене.

Ближе всех к краю стоит юнец со скрипкой в руках. Не долго думая, Чай вручает ему букет и спешно возвращается к своему месту, надеясь, что своим поступком смог окупить вину и поддержать «великую традицию дарения цветов музыкантам», о которой всё еще не имеет ни малейшего понятия. Однако краснеть перед Эклером совсем не хочется, потому рыцарь надеется, что поступил верно, поблагодарив музыкантов за действительно хорошее выступление.

Заметив, что другие печенюхи уже покинули свои места, Чай окликает Эклера:
- Пойдемте, профессор. Полагаю, представление уже закончилось, - немного поразмыслив, рыцарь протягивает руку, решив помочь ученому подняться и вывести его из зала на свежий воздух. Времени к ночи, и отчего-то охотнику кажется заманчивым прогуляться под усыпанным звездами небом с историком да поблагодарить его за билет.

[nick]Tea Knight Cookie[/nick][status]чайный пакетик[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/43907.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.rusff.me/" class="ank">чайный рыцарь</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cookie run</fan>я герой
скажите мне, какого романа</div>[/lz]

+1

12

За своим монологом Эклер совсем позабыл о такте и приличиях и упустил момент, когда тяжёлые бархатные кулисы разошлись в стороны, открывая взглядам восторженных зрителей целый оркестр. Учёный виновато улыбается женщине в нарядном платье, видимо, специально припарафиненом для этого случая, отворачивается к сцене и поправляет монокль, чтобы лучше всё увидеть своими глазами.

Звуки. Хитрые сплетения мелодий. Такт, от которого то бросает в жар и хочется танцевать, то успокаивается сердце, окуная мыслями в тёплое давнее воспоминание. Эклер не замечает, как быстро утекает время, но не упускает возможности прижаться плечом к своему соседу, накрыть руку Чая своей и легонько сжать, нисколько не смущаясь того, что спутник позволил себе прикрыть глаза и вздремнуть. Это даже мило, думается ему с усмешкой, ведь благородный рыцарь наверняка не был знатоком и любителем таких событий, но всё равно пришёл.

Хотелось верить, что ради его прекрасной компании и никак иначе.

Когда последняя нота обрывается, смотритель музея в числе первых встаёт со своего мягкого кресла и хлопает громко в ладони. Его переполняет восторг, а глаза сияют. Настроение омрачняет лишь тот факт, что букет был адресован не ему, мужчина провожает печальным взглядом и лёгкой улыбкой пышные цветы, которые Чай вручает талантливому скрипачу, и охотно выходит к нему навстречу из рядов, чтобы перехватить в и без того узком коридоре. Эклер тут же цепляется за подставленный локоть, а свободной рукой поправляет чуть накренившийся на бок берет.

- Надеюсь вы не заскучали, мой друг? – вроде и шутит, а вроде спрашивает серьёзно, ни в коем случае не думая упрекать рыцаря за такую вольность. Его компания уже счастье и редкая удача. Чтобы легче лавировать между потоками людей и поскорее вырваться на свежий воздух учёный вопреки этикету подхватывает полы своего одеяния, задирает его практически до середины бедра, невольно приоткрывая вид на конец чулка, и вырывается на улицу вместе со своим спутником.

Лёгкая непогода сменилась приятной тишиной уснувшего Нового королевства под чернильным полотном ночного неба с россыпью серебряных звёзд. Эклер не задаёт вопросов и просто идёт следом, кажется, готовый довериться беспрекословно, куда бы Чай не решил его отвести дальше. Чел глубже проходит их путь в парк, в отдаление от дороги, вдоль которой ещё горят фонари, тем теснее учёный прижимается к крепкому боку рыцаря, обычно разговорчивый сейчас он не решается нарушить тишину и глубоко дышит, наслаждается моментом, пока не спотыкается каблучком своего ботинка о чуть торчащую плитку.

Схватиться за широкие плечи рядом – рефлекс. И самую малость желание из его подсознания.

Эклер смотрит снизу вверх на охотника на драконов, что так вовремя успел подхватить его под поясницу, подтягивается выше и неловко бормочет:

- Прошу прощения, совсем ноги не держат, - чуть отворачиваясь, чтобы скрыть смущённое лицо. Ситуация похожа на сцену из любовного кино, где ему отведена главная роль – прекрасной дамы, оказавшейся в беде и так вовремя спасённой дивным героем. А дальше что? Поцелуй?

Мужчине хочется пойти на поводу у этого желания, но не слишком ли он спешит?

Видимо, нет. Эклер подтягивается на носках вверх, метит в губы, но будто в последний момент изменив своё решение прижимается поцелуем к щеке, где белее след светлого шрама. А вновь опустившись на пятки продолжает смотреть в глаза напротив, ждёт чего-то, но чего именно сам не понимает: толчка в грудь и сердитого «уйдите прочь» или крепких обьтий, после которых с сэром Чаем никогда больше не захочется расставаться?

[icon]https://i.ibb.co/JtSj6Gf/Screenshot-217.png[/icon][nick]Eclair Cookie[/nick][status]сладкий[/status][lz]<div class="lz"><fan>Cookie Run</fan>с кремом внутри</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Печенье Эклер</a>[/nm]

+1

13

Рыцарь покидает зал, ведя профессора под руку за собой в сторону ближайшего парка. Выйти на свежий воздух оказывается приятно; теснота помещений сменяется вечерней прохладой, а голоса печенюх – завыванием ветра. Эклер нарушает тишину шутливым вопросом, но рыцарь воспринимает его серьезно, слегка хмуря брови в привычном выражении глубокой задумчивости, которая нередко появляется на его лице:
- Это было… - «что-то» хочется добавить Чаю, но он прекрасно понимает, насколько абстрактным и нелогичным ответом будет служить простое «что-то», потому, немного поразмыслив, замечает, - неплохо.

«Неплохо» все равно, что «отлично» для человека, непривыкшего к подобным мероприятиям. Хоть Чай и оказывается достаточно скуп на слова, не способный расщедриться на долгий монолог о достоинстве и тонкостях прекрасной музыки, он все же имеет это ввиду одним простым «неплохо». Слово, может, и короткое, но произнесено тихо и одобрительно. Рыцарь совершает еще несколько шагов прежде, чем добавить честно:
- Я не знаю всех этих традиций – пышных капустных платьев, светских бесед, даже цветов музыкантам. Дошло до того, что пришлось отдать букет, который я принес для тебя, - Чай качает головой, задумчиво окидывая взглядом аллеи парковой зоны, уходящие тонкими каменными дорожками дальше вдоль деревьев, - Быть может, я не подходящая печенюха для того, чтобы учиться.

Охотник на драконов движется тяжелым, размеренным шагом, ведя за собой под руку историка. Да, быть может, он не такой, как Эклер – не аккуратный и не элегантный, и всё же посещение концерта показало ему другую сторону медали. То, о чем Чай до сих пор не задумывался, однако осознал, вдруг остановившись, повернувшись к профессору лицом и заметив с короткой улыбкой:
- И всё же музыка была приятная.

Ведь, на самом деле, все эти пышные платья и беседы не имеют значения. Да, для кого-то они являются главной вишенкой на торте; причиной приходить на светские мероприятия, крутиться в обществе любителей, готовых поделиться с такими же увлеченными слушателями новой информацией и обсудить услышанное, но в конце дня все они слушают музыку. Каждый может воспринимать ее по-своему, готовиться по-разному, однако каждый услышит и, если повезет, насладится. Для этого не нужно знать традиций, наряжаться или быть особенным знатоком, способным перечислить имена великих композиторов.

Нужно просто слушать. И Чай, сколь сильно бы он ни был далек от мира музыки, смог прийти и насладиться ей как и все. Просто, по-своему, без необходимости становиться кем-то другим или пытаться предварительно впитать в себя сотню строк новой информации, которую он вероятно не вспомнит уже завтра.

Быть может, именно это Эклер хотел ему показать? То, что необязательно становиться кем-то особенным, чтобы получать удовольствие от тех же вещей и открывать для себя новое небольшими шагами, не чувствуя себя обремененным? Рыцарь опасался этого больше всего, но сейчас осознал, что не должен был.

Ему не перед кем ударять в грязь лицом, как и нет смысла переживать за то, чего он понимает или нет до тех пор, пока пригласившему его человеку нравится проводить с ним время. И Чай не возражает против того, как тесно прижимается к его боку чужое плечо, и как близко к его лицу порой оказывается пышный локон, выбивающийся из-под зеленой шляпки. Мужчина чувствует себя комфортно, спокойно и свободно, как когда-то давно, молча сидя у костра рядом с другими чайными рыцарями. И, хоть парк не был лесом, он дарит похожее ощущение близости с природой, продолжая играть свою музыку; шелестом листьев, шорохом травы, тихим щебетом встрепенувшихся на нижних ветках синих птиц.

Чай гуляет в этом парке не впервые, но в первый раз в чужой компании, и, быть может, по этой причине замечает намного больше из своего окружения. Вместо того, чтобы окунуться с головой в собственные мысли, охотник на драконов окидывает взглядом дорожку из плиток, по которой они идут, да одинокие скамейки, подсвеченные тусклым светом фонарей. Парк оказывается милее, чем Чай его помнил; как и многое в жизни, быть может, что он не позволял себе замечать, непростительно много времени проводя в прошлом, а не в настоящем.

Рыцарь смотрит на небо в тот миг, когда замечает, что профессор спотыкается и чуть не падает носом вперед. Хотя мужчина не видит этого момента, на автомате он подставляет свои ладони и тянет чужое тело ближе к себе, стараясь не дать упасть. Только тогда Чай переводит свой взгляд на ученого, окидывая его взглядом, будто проверяя на целость. И, хотя положение их могло показаться смущающим, лицо рыцаря не изменило мирно выражение, смотря на Эклера терпеливо, непоколебимо и спокойно. Если охотник и испытывал неловкость, то никак это не показал своим видом, а, может, и вовсе не заметил, как романтично и влюбленно они должны выглядеть со стороны.

- Ничего, - замечает и с интересом наблюдает, как Эклер отводит взгляд. Не чувствуя смущения за ситуацию, Чай однако же ощущает легкое замешательство от реакции профессора и решает, что слишком долго позволяет себе держать его на своих руках. Быть может, историк считает это смущающим фактором, а Чай как-будто и не торопится поставить его обратно на ноги. И ведь рыцарь действительно не спешит, спокойно удерживая ученого на своих руках, как перышко.

Однако же держать на весу несчастного профессора ученый все же не решается, аккуратно подтягивая его и ставя обратно на ноги, но отчего-то все никак не решаясь выпустить из рук.
В тот же самый момент Чай видит, как Эклер подтягивается и оставляет поцелуй на его щеке. Прикосновение практически невесомое, но рыцарь чувствует его отчетливо, уводя взгляд в землю и прикрывая глаза. Ощущение такое, будто к щеке приложили уголек, хоть на деле то просто кровь прилила к месту поцелуя, добавляя щеке едва заметную розовизну.
Охотнику кажется, что он должен бы испытывать смущение, но на самом деле на душе его удивительно спокойно. Хотя всё происходящее развивается для него с необыкновенной скоростью, Чай будто и не удивлен. Или, может, наоборот был удивлен сегодняшним столь сильно не вписывающимся в его обычную жизнь днем так сильно, что к вечеру попросту успел привыкнуть ко всему необычному и неожиданному, принимая с готовностью.

И он ни разу еще об этом не пожалел.
Чай мог не понимать музыку, но она ему понравилась. Он мог не понимать романтики, но, смотря в зеленые глаза напротив, все равно испытывает симпатию к человеку, быть может, совсем не его круга и даже не его интересов, однако независимо от этого доброго, искреннего и приятного в общении – настоящего рыцаря по духу даже, если никогда в жизни не возьмет в руки меч и не отправится на поле брани. Это отличает хорошую музыку и хороших людей…

Чайный рыцарь тихо хмыкнул и вдруг улыбнулся. Он не сказал о поцелуе ни слова, но, может, это и не нужно.
Профессор был прав, когда говорил, что лишь они сами могут определить, стоит ли выбранный ими путь времени и сил.

Охотник протягивает ученому ладонь, будто предлагает взять его за руку и продолжить путь вместе.
- Если повезет…, - говорит рыцарь спустя короткую паузу, кивая в сторону главной дороги, - …мы успеем дойти до фонтана в центре парка, когда включат разноцветные огни и подсветку. Там должно быть красиво в это время дня, а к скамейкам обычно выносят палатки с горячими напитками. Я угощаю.

[nick]Tea Knight Cookie[/nick][status]чайный пакетик[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/43907.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.rusff.me/" class="ank">чайный рыцарь</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cookie run</fan>я герой
скажите мне, какого романа</div>[/lz]

+1

14

Быть может по мнению самого Чайного рыцаря пара из них не могла сложиться, но Эклер уже считал хорошим знаком то, что его спутник отважно вытерпел несколько часов игры на музыкальных инструментах, принял его поцелуй и даже сейчас, стоя совсем близко, улыбался, а не кривился от отвращения. Значит прикосновения учёного и историка ему не были противны, быть может даже наоборот. Очень хотелось в это по крайней мере верить, потому что улыбку на обычно хмуром изуродованном шрамами лице редко доводилось видеть.

Много кого отталкивали эти следы былых подвигов, но смотритель музея будто бы не замечал их, оценивал крепкий силуэт, широкие плечи, смуглую от солнца кожу и тронутые сединой волосы – всё вместе, восхищаясь Чаем не только как героем, но и как мужчиной. Довольно привлекательным и подходящим под его вкус, надо признать.

Хотелось бы Эклеру спросить прямо, есть ли у него хоть малейший шанс в борьбе за сердце рыцаря, сможет ли он стать для него больше, чем просто приятелем, другом или близким по духу, но смелости не хватает. Учёный продолжает смотреть прямо в глаза, пытается дышать глубоко и сам не замечает, как начинает хватать ртом воздух от волнения. Если бы он только был смелее…

Но протянутая навстречу рука становится той зацепкой, уликой, что указывает на возможное продолжение вечера и что его компания мужчине не противна. Эклер смело вкладывает свою ладошку в его огромную, привыкшую держать не корешки книг, а рукояти двуручных топоров руку и сдувает упавшую на лицо белокурую чёлку, щебеча восторженно:

- С радостью! Должно быть, там очень романтично и мы можем встретить знакомых, - но осекается, запоздало поняв, что последнее для Чая может вовсе не казаться каким-то весомым преимуществом. По натуре своей не слишком людимый, да и не похожий на человека, что выставляет свои отношения напоказ. Но с выводами историк не спешит, идёт следом, сохраняя неторопливый шаг, как и его спутник, к тому же напоминает себе о недавней нерасторопности и старается ступать аккуратно, чтобы острые каблучки ботинок не застревали между камней.

- Сэр… Чай! – так и не разобравшись, как правильно будет обратиться к нему и может ли из речи убрать излишнюю формальность, Эклер смущённо хватается за его локоть второй рукой и прижимается щекой к плечу, кокетливо улыбаясь, - Мне по душе ваша компания и хочется думать, что это взаимно.

Маленький шаг вперёд. Ещё не признание, но ступень на долгом пути к этому. После пыльных залов музея, заполненных древностями и старыми реликвиями, воздух кажется особенно свежим, почти сладким. Или виной тому любовь, что расцветает в воздухе быстрее, чем набухшие почти на деревьях после дождя?

[icon]https://i.ibb.co/JtSj6Gf/Screenshot-217.png[/icon][nick]Eclair Cookie[/nick][status]сладкий[/status][lz]<div class="lz"><fan>Cookie Run</fan>с кремом внутри</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Печенье Эклер</a>[/nm]

+1

15

Чай улыбается. Давно ему не доводилось этого делать. Рыцарь уже и не вспомнит то время, когда мог себе позволить подобную роскошь, ведь недавняя бытность отшельника, хоть и была спокойна, не приносила ему настоящего счастья. А что было до нее, то давно покрылось пылью времени, оставшись далеким воспоминанием из прошлого, в котором охотник на драконов еще радовался жизни и своему месту, будто уготованному ему судьбой.

Сейчас уж нет Чайного Ордена, нет тех боевых товарищей, что могли его развеселить. И, быть может, нет уже «того самого Чая», с громким ревом несущегося в бой со сдержанной улыбкой на лице. Однако кто-то всё равно остался и этот некто вдруг ловит себя на желании попытаться снова. Он слишком долго винил себя в произошедшем с Орденом, еще дольше – упрямо не верил, что жизнь способна продолжаться без того, к чему он привык, и без тех, с кем он желал ее проводить. Вот только жизнь не спросила его разрешения и продолжилась сама собой, а он, вытянутый насильно из своего угла, вдруг обнаружил себя… другим. В новом месте, с новыми печеньками, которые не были теми, к чьим лицам он привык, и всё же не оказывались на проверку хуже.

Чай долгое время упрямо настаивал на том, что не сможет получить радости, оказавшись выброшенным на незнакомый ему берег, но вот он здесь и он по-своему счастлив. Искренне. Быть может, не точь-в-точь как раньше, не с тем же знакомым ему привкусом терпкого травянистого напитка, но не все ли равно? Глупо бы было надеяться, что новое окажется давно забытым старым. Новое есть новое, и впервые за долгое время рыцарю правда хочется постараться набраться терпения, привыкнуть, приложить усилия и стать частью большего, к созданию которого его привлекают жители Королевства.
Он хочет быть частью этого общества. Желает стать привычным для этих людей и, если Первая Печь благоволит им всем, сослужить добрую службу, как и прежде.

Чай улыбается, потому что хочет. Потому что верит. И, хотя аккуратная ладонь с тонкими пальцами в его собственной даже близко не напоминает руки воина, охотник на драконов испытывает спокойствие и умиротворение, держа ее в своей.

Эклер становится олицетворением всего нового, с чем Чаю приходится столкнуться; он шумный, воодушевленный, эмоциональный, такой быстрый, что подчас Чай теряется и не может взять в толк, что ему делать.  Однако кроме всего прочего историк внимательный, радушный и мягкий, такой прекрасный по-своему: даже несмотря на столь ярое увлечение прошлым, он продолжает смотреть в будущее, и это вселяет в Чая надежду.
Будущее. Столь непонятное, неизведанное, но такое любопытное будущее, к которому рыцарю хочется приобщиться. Он может не осознавать происходящего в полной мере, не всегда понимать Эклера, однако благодаря нему совсем не переживает о собственной потерянности, потому что историка хочется узнать. И даже, когда Чай не вполне его понимает, он ловит себя на мысли, что просто рад наблюдать за профессором. Сейчас наблюдение вызывает в рыцаре желание тихо засмеяться, которое он спешно подавляет, отделавшись беззвучным смешком. Мужчина не знает, о чем думает ученый, но он определенно чем-то взволнован, ловя ртом воздух подобно золотой рыбке. Рыцарю любопытно, какие мысли крутятся в его голове на этот раз, но он не решает тревожить собеседника расспросами, вместо этого молча прокладывая путь в намеченную им сторону.

Только, когда Эклер обращается к нему со словами, Чай немного сбавляет шаг и оборачивается:
- Можем, - подтверждает мужчина, прикрывая глаза. Пусть лицо его остается неизменным, в душе он ожесточенно борется с чувством тревоги за необходимость встречаться с другими жителями Королевства. И, как ему кажется, начинает делать успехи в преодолении себя и своей устоявшейся привычки находиться в одиночестве. Никто не обещает чайному рыцарю простое решение, но он не возражает наступить на свои стеснения и беспокойства просто, чтобы провести время с Эклером и не показаться остальным гуляющим в парке загнанным и забитым зверем. Ведь он не такой, а они в свою очередь не заслужили подобного к себе отношения после всего, что сделали для вернувшегося в город Чая.

- И… кого бы ты хотел встретить? – спрашивает мужчина тихо, стараясь поддержать беседу. Признаться, сам он едва ли смог бы ответить на данный вопрос, хотя парочка имен ему на ум все же приходит.

Тем временем, огни в парке загораются ярче, и издалека начинают долетать отголоски смеха и чужих голосов.
- Можно просто «Чай».
В последнее время, рыцарю редко приходилось слышать комплименты подобного рода. И всё же он рад, если они были правдой. Чувствовать себя нужной и приятной компанией оказывает на него крайне положительный эффект. Охотник на драконов словно начинает сиять ярче и сильнее убеждается в том, что новые времена способны приносить свою щепотку радости. Другую, но всё еще чудесную.
Однако готов ли он дать свой ответ и подтвердить, что ему тоже приятно общество ученого? Станет ли это простым выражением правды или прозвучит, как нечто большее? Чай не знает, готов ли он к серьезным решениям уже сейчас. Не убежден даже, что понимает в полной мере, каким станет его будущее, если он даст вещам идти своим ходом, а чувствас - раскрыться. И все же считает справедливым жить моментом, наслаждаться им и не кривить душой перед человеком, делающим возможным ему чувствовать себя на своем месте.
Чай согласно кивает, чуть сильнее сжимая чужую ладонь в своей и замечая:
- Да, это… славно.

Кажется, он хочет сказать намного больше, но, заслышав смех поблизости, теряется и замолкает. Мужчина переводит свой взгляд на открывшийся взору пейзаж, в центре которого расположился фонтан, изображающий пятерых героев древности. Статуи стояли на постаментах, окруженные водой и сверкающие в брызгах от столпов воды, выбивающихся из-под них.
Чай коротко вздыхает, с заметным трепетом смотря на фонтан, изображающий знакомых ему людей. Однако, не захотев утонуть в воспоминаниях прошлого, он заставляет себя осмотреться внимательнее, замечая стоящую поодаль группу печенюх, за ней – пару занятых скамеек, а еще чуть дальше – то, что он искал. Палатку с напитками.
- Холодает. Будет лучше согреться горячими напитками, - рыцарь кивает в сторону палатки, - Выбери что-нибудь для нас двоих, профессор, и не смущайся брать столько, сколько пожелаешь. После такого концерта, будет… справедливо, если я угощу тебя чем-нибудь.
Охотник смущенно кашляет в сторону, досадливо вздыхая:
- Пусть это станет моей работой над ошибками. За букет.

[nick]Tea Knight Cookie[/nick][status]чайный пакетик[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/43907.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.rusff.me/" class="ank">чайный рыцарь</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cookie run</fan>я герой
скажите мне, какого романа</div>[/lz]

Отредактировано Madeleine Cookie (2022-04-01 16:06:06)

+1

16

По правде, Эклер бы выбрал никого не встречать и уделить всё своё внимание одному единственному рыцарю, для которого и затеял этот вечер, но и не мог отрицать, что шанс встретить знакомое лицо крайне велик. А воспитание и чувство такта не позволят ему попросту оборвать разговор, уйти в спешке или же не ответить на вопрос, который он само собой получит, если встретит знакомого.

- Думаю, моя подруга Латте может быть там. А ещё сэр Эспрессо и его пресловутый возлюбленный Мадлен. С тех пор, как они начали жить вместе, мой старый друг начал чаще бывать на свежем воздухе, видимо его пассия заботится о его здоровье.

Историк сам не замечает, как начинает улыбаться, рассуждая о своих близких товарищах по академии. И всё таки он быстро возвращает себя с небес на землю, сжимает крепче крепкую ладонь Чая, переплетает их пальцы, стоит голосам в отдалении стать отчётливее. Теперь можно даже разобрать отрывки фраз. Эклера же больше поражает то, насколько рука рыцаря огромная в сравнении с его крошечной ладошкой, привыкшей к корешку книги, а не к тяжёлому мечу.

Сила и выносливость этого пресловутого героя, кажется, никогда не перестанут его восхищать.

Спутник не соврал – фонтан действительно редкой красоты зрелище, от которого захватывает дух. Глаза смотрителя музея загораются от восторга, отражая радостные прыгающие огоньки. Погружённый в науку, исследования и поиски старых реликвий, Эклер не может вспомнить, когда в последний раз видел что-то настолько романтичное, лишь по рассказам сердцеедки Латте знал, что где-то там, за стенами музея, есть жизнь, которая всегда казалась ему чуждой, и вот он здесь, жмётся боком к печенюхе, к которой определённо испытывает симпатию больше, чем просто к другу или приятелю.

Низкий голос вырывает его из раздумий. Эклер дарит рыцарю самую очаровательную из своих улыбок и согласно кивает, чудом не потревожив берет на голове:

- Тогда доверься моему выбору, Чай, - обращается по имени, словно закрепляет озвученную ранее договорённость, и уводит их в сторону напитков.

Видимо, не такой уж он и умник или просто слеп к проявлению чужих чувств, если историку потребовалось дойти до места назначения, заказать большой стакан чёрного крепкого чая с бадьяном и американо с вишнёвым соком себе, прежде чем в голове сложился смысл сказанных слов. Улыбчивая девушка начинает готовить их заказ, а Эклер разворачивается на каблучках лицом к своему спутнику и смотрит во все глаза.

- Букет? – кажется, что прошло слишком много времени с тех пор, как сэр Чай упомянул его, но учёного это не останавливает от расспросов: - Так значит, изначально он был для меня?

На смуглых щеках румянец почти не заметен, но Эклер ужасно смущён. Непередаваемая гамма чувств подталкивает его на очередную глупость, наплевав на то, сколько печенек могут их увидеть, мужчина подходит ближе, кладёт ладони на широкую крепкую грудь рыцаря и подтягивается на носках вверх, то ли пытаясь пошутить, то ли говоря совершенно серьёзно предлагает:

- Ну вы можете загладить свою вину поцелуем. Вернее, ты, - исправляется и складывает губы трубочкой, словно только этого и ждёт. Не поцелует же его Чай в самом деле?

[icon]https://i.ibb.co/JtSj6Gf/Screenshot-217.png[/icon][nick]Eclair Cookie[/nick][status]сладкий[/status][lz]<div class="lz"><fan>Cookie Run</fan>с кремом внутри</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Печенье Эклер</a>[/nm]

+1

17

Несмотря на близость к городскому центру, в парке было спокойно. Тихо. Только легкое жужжание мерцающих в темноте фонарей да шелест листьев от слабого ветра сменялись шорохом шагов двух пар ног о кирпичную дорожку, ведущую к фонтану Древних. Чаю нравилось это место; оно напоминало ему лес, где рыцарь провел долгие годы одинокой жизни вдали от суеты поселений. Время, которое нельзя было назвать счастливым, но к уединению которого он успел привыкнуть, нехотя прощаясь с тем, что могла предложить лачужка в лесу.

Однако тишина парка не длилась вечно, прервавшись голосом ученого, шедшего подле Чая – яркое напоминание о том, что он больше не один и уже не бродяга. Это непривычно рыцарю, давно потерявшему связь с королевствами, но охотник на драконов не назвал бы ощущение плохим. Компания Эклера разбавляла тишину его застоявшейся жизни, и теперь, смотря на далекие фонари, Чай думал, что это неплохо... снова чувствовать себя полным жизни и готовым на подвиги.

- Мадлена сильно заботят окружающие и недостаточно – его собственные дела, - заметил рыцарь с неприкрытой укоризной в голосе, скребя пальцем свою белоснежную бородку. О двух юнцах с Республики ему было хорошо известно, и, хотя Чай считал их друзьями, он разделял желание профессора не пересекаться со «старыми-добрыми» знакомыми. Охотнику нравилось проводить время так; под руку с щебечущим Эклером. Наедине. Большего не было нужно, но, выйдя на главную площадь, Чай сходу подметил несколько знакомых фигур вдалеке, столпившихся у ларька с напитками.

Немного поразмыслив, мужчина повернулся к собеседнику лицом и кивнул уверенно:
- Выбирай, - согласился он. Несмотря на то, что рыцарь хорошо знал весь ассортимент напитков и закусок, предлагаемых в парке, сейчас он не испытывал голода и не хотел думать о еде. Хотелось думать лишь о будущем и о профессоре, уверенно направившемся в сторону прилавка.
Чай направился следом, молча вручая продавцу звонкие монеты, пока Эклер забирал с прилавка два больших стакана. Рыцарь ответил благодарным взглядом и коротким кивком, принимая в ладони порцию горячего чая и глубоко вдыхая терпкий аромат. «Прекрасно». Случайность или понимание, но выбор Эклера пришелся ему по душе.

Кажется, профессор и сам был доволен своим напитком, пока сказанное рыцарем не дошло до него в полной мере. Чай не дернулся, заметив на себе изумленный взгляд, но плечами пожал, припоминая своё злоключение с букетом.

- Был, - признался рыцарь, не привыкший врать и изворачиваться. Всё равно скрывать его позор было бессмысленной задачей, - Мне редко доводилось бывать на концертах. Только по приглашению Ее Высочества Холиберри. И я никогда не носил музыкантам цветов. Если бы я знал, что так нужно…
Чай скривил губы, сердито фыркнув себе под нос. Мысль о том, что он мог бы подготовиться лучше ради Эклера, не уходила у него из головы. Как и то, каким дураком он мог казаться, обученный рыцарским причудам, но никогда не воспользовавшийся своей известностью, чтобы крутиться в «высшем свете». Чай надеялся лишь, что Эклер понимает его и принимает таким неотесанным и неуклюжим.

Мужчина настолько погрузился в свои мысли, что не позволил обыкновенной бдительности взять верх. Он заметил приближение профессора лишь тогда, когда почувствовал ладони на своей груди и лицо, оказавшееся…  слишком близко… черт подери!
- Что, прямо сейчас? – изумился Чай тихо, вскидывая брови. Подобное предложение явно застало его врасплох. Рыцарь даже не попытался скрыть того, как рассеянно моргал, блуждая взглядом по чужим щекам. У профессора было миловидное лицо, аккуратный нос, красивые глаза. Он был умным и очаровательным печеньем; не таким, как Чай, но, может, в самый раз для того, чтобы… но чтобы в парке, на виду у других печенюх!
- «И всё же велика ли беда?» - задался вопросом рыцарь. Велика ли беда, что думают остальные, ведь ему никогда не было дела до чужого мнения о себе. Охотник на драконов привык опираться лишь на факты, на необходимость, на долг, который обязан исполнить.

Чай наклонился, но, пропуская чужие губы, поцеловал профессора в щеку. Поцелуй получился неаккуратный, размашистый, а густая щетина каснулась чужого лица, когда мужчина спешно отстранился, выражая спокойствие и непроницаемость. Быть может, если он сделает вид, что ничего не было, никто и не заметит легкой красноты его ушей и шеи.
- Я не люблю оставаться в долгу, - заметил рыцарь с короткой улыбкой, но тотчас посерьезнел и добавил, - Ну-ну, хватит поедать меня взглядом, твой кофе ведь скоро остынет! Щека то уже холодная как лед, Эклер, а ветер не становится слабее.

[nick]Tea Knight Cookie[/nick][status]чайный пакетик[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/43907.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.rusff.me/" class="ank">чайный рыцарь</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cookie run</fan>я герой
скажите мне, какого романа</div>[/lz]

Отредактировано Madeleine Cookie (2022-06-07 15:54:32)

+1

18

Осмелится или нет?

Эклер уже было хотел приоткрыть один глаз, чтобы полюбоваться забавной смущённой мордашкой своего обожаемого рыцаря, но не успел этого сделать, потому что оцепенел. Почувствовал, как горячее дыхание касается щеки, затем – мягкая щетина проходится щекоткой по подбородку, вызывая у него тихий смешок, и такое долгожданное робкое прикосновение чужих губ к коже. Разумеется, хотелось бы куда больше, но для первого раза очень даже неплохо.

Лицо смотрителя музея светится от счастья, когда он открывает глаза и смотрит снизу вверх на своего спутника. Если кто-то из проходящих мимо печенек и заметил этот трогательный жест внимания, то предпочёл сделать вид, что очень занят своими делами. Да и будто бы они единственная парочка в парке, которая представляет интерес для обсуждения?

Чуть заметно поджав губы Эклер снова подходит ближе, идёт на уловку и отдаёт свой стакан с напитком во вторую руку Чая, делая его полностью безоружным с двумя занятыми напитками ладонями, осторожно наступает на носки его ботинок и подтягивает вверх, обхватив за шею кольцом рук, успев только лукаво промурлыкать:

- Кто же так целуется, сэр Чай? Мы же с вами не маленькие печеньки. Всё приходится делать самому.

В голосе звенит лёгкий упрёк, но это не мешает ему нисколько прижаться к губам рыцаря поцелуе нежным, бережным. Без чрезмерного напора, но явно давая понять, что он готов зайти дальше. Так и стоит на носочках несколько секунд, пока густая щетина его бороды не начинает покалывать кожу, снова опускается вниз, как ни в чём не бывало отступает на шаг и забирает свой стаканчик, весьма лихо перескакивая с темы на тему:

- Я очень люблю цветы, поэтому надеюсь получить букет на следующем свидании. Или вы можете навестить меня в музее когда захотите, уж ваза в моём кабинете точно найдётся.

По интонации легко понять, что он волнуется, взбудоражен, щёки порозовели ярко, а монокль на глазу приходится поправить, потому что после столкновения их носов аксессуар чуть перекосился. Сам же ведёт себя как нетерпеливый подросток, но ничего с этим поделать не может. Да и не хочет, если говорить правдиво, потому что ждал слишком долго этой возможности и теперь хотел получить всё и сразу.

Прикосновения. Внимание. Поцелуи.

Всё то, что в его фантазиях Чай мог ему дать, нужно лишь слегка направить этого очаровательного героя.

[icon]https://i.ibb.co/JtSj6Gf/Screenshot-217.png[/icon][nick]Eclair Cookie[/nick][status]сладкий[/status][lz]<div class="lz"><fan>Cookie Run</fan>с кремом внутри</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Печенье Эклер</a>[/nm]

+1

19

Чай и не вспомнит, когда в последний раз подпускал кого-либо так близко к себе – к своему лицу, к своим мыслям, к чувствам, что с годами одиночества становились всё черствее. Без друзей, способных подставить товарищеское плечо. Без возлюбленного, утешающего мягкой улыбкой даже самой темной ночью. Все они, как один, исчезли на его глазах, оставляя своего капитана позади. Это было его бремя, его жертва, и какая «удача», что он – единственный должный остаться сражаться до последней капли крови – видит рассвет следующего дня. Чай всегда считал это злой шуткой судьбы, долгие годы не понимая, зачем еще топчет землю в мире, где его служба закончена… где больше нет тех, кто был ему дорог; где нет опасности, от которой он мог бы эффективно защищать жителей четырех королевств. Долгие годы охотник, сложивший оружие, не жил, но существовал, жалея о прошлом и редко задумываясь о будущем.

После гибели всех, кто мог поддерживать свежесть его духа, Чай и не рассчитывал однажды столкнуться с необходимостью одаривать поцелуями и проявлять знаки внимания. Впрочем, ровно так он не рассчитывал стирать пыль с доспеха… о, жизнь полна неожиданностей. Однако на всю львиную долю пришедших на его несчастную голову сюрпризов встреча с Эклером была особенной. Приятной.

Даже, если борьба с собственными барьерами дается рыцарю чертовски тяжело, он едва ли жалеет о совершенном поступке, видя, какую радость оно за собой приносит. Чай всегда любил такие моменты. Не героические подвиги, не необходимый риск своей жизнью, но возвращение домой после боя, когда можно насладиться проделанной работой; видеть радость на чужих лицах, благодарность в глазах, счастье и надежду на будущее.
Чай коротко улыбается, отстраняясь от чужой щеки и делая глоток крепкого напитка из стакана.

Рыцарь теряется перед вопросом о своем будущем, всё еще не до конца понимая, что способен дать ученому. И всё же, если его неуклюжий поцелуй способен вызвать блеск в чужих глазах и слабый румянец на щеках, оно стоит каждого неуклюжего шага вперед и впопыхах обороненного слова. Однако его крошечных попыток кажется безумно мало; недостаточно, чтобы описать весь тот огонь, что бушует внутри. Охотник понимает это, но не может сделать еще несколько шагов в направлении неизвестности – слишком привык рассчитывать каждый свой шаг, чтобы срываться на бег, когда счастье оказывается так близко.

Мужчина знает, что Сэр Эклер решительнее него, и не удивляется, когда историк вручает ему в ладони стакан, подтянувшись на мысках ближе. Так близко, что рыцарь чувствует его дыхание на своих губах, видит блеск в глазах и игривую улыбку. Кажется, охотник даже задерживает дыхание, стоит чужим губам коснуться его собственных – в жесте желанном, но успевшем стать непривычным.
Чай моргает рассеяно прежде, чем выпустить из рук чужой стакан и посмотреть на отстранившегося Эклера.
- Я… - начинает он, не зная, как лучше закончить. Сказать хочется так много, и в то же время ни одно слово не кажется подходящим.
- Следующим свиданием? – вдруг осознает рыцарь, невольно протягивая руку и беря чужую ладонь в свою, будто в попытке замедлить чужой бег, за которым Чай никак не поспевает несмотря на то, что оба они стоят ровно на одном месте.
- Какой торопливый, - бормочет охотник с легкой укоризной, но короткая улыбка на лице выдает его радость перед открывшейся перспективой. Наконец, он кивает и, отпивая еще немного горячего напитка из стакана, соглашается спокойно, - Я донесу следующий букет до получателя. Слово чайного рыцаря.

Чай не оглядывается, но замечает, как несколько проходивших мимо печенек оборачивается, верно, сочтя его последние слова слишком громкими в образовавшейся тишине улицы. Рыцарь несколько смущенно кашляет в поднесенный к губам стакан, отпивая еще немного прежде, чем спросить с искренним интересом:
- Какие цветы нынче в почете у великих историков? Розы? Или, быть может, лилии?
Охотник на драконов сжимает чужую ладонь чуть крепче прежде, чем продолжить говорить, словно пытается успокоить тем самым продолжающее безумный бег сердце и поскорее убрать оставшуюся розовизну на щеках.
- Цветов я не большой знаток, но, бывало, срывал их в подарок на праздник-другой, - Чай тихо усмехается, качая головой, - Тогда еще я был желанным гостем на королевских приемах, что любили отправлять нас на сбор редких цветов и продуктов для банкета. Давно это было…

[nick]Tea Knight Cookie[/nick][status]чайный пакетик[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/43907.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.rusff.me/" class="ank">чайный рыцарь</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cookie run</fan>я герой
скажите мне, какого романа</div>[/lz]

Отредактировано Madeleine Cookie (2022-08-02 08:10:49)

+1

20

Их контраст поражал и очень радовал Эклера – в то время как учёный и историк, успевший изучить время, его скоротечность и ограниченность спешил жить, разгонялся слишком быстро, старался взять как можно больше с каждого мгновения, проведённого вместе, наученный опытом битв и сражений Чай, холодный, рассудительный и знающий как никто другой, что горячая голова до добра не доведёт, тормозил своего спутника. Для этого ему не обязательно что-то говорить, достаточно сжать крепко тонкую ладошку в своей сильной руке, будто прося остановиться, насладиться моментом и сполна прожить его, пока ещё такая возможность у них есть.

Вероятно, потеря многих родных людей и соратников на полях сражений научила ценить такие спокойные вечера, чтобы потом было что вспомнить с теплотой и лёгким сожалением, ведь оказалось их ничтожно мало.

Эклер оказывается немного смелее и переплетает пальцы на руках с чужими, не обращает ровным счётом никакого внимания на то, как на это смотрят окружающие их печенья, даря внимание одному единственному воину, ставшему отрадой не только для глаз, но и для сердца.

- Мне по душе тонкие сладкие ароматы, уверен, что в цветочной лавке на Мармеладной улице сумеют порекомендовать хороший букет, - ненавязчиво рекламирует знакомое местечко, а заодно и гарантирует себе отличный подарок и красоту, что безусловно украсит его пыльный кабинет. Да и не важной казалась эта деталь сейчас, когда в усталом взгляде рыцаря внезапно загорался огонёк воспоминаний о былых подвигах, триумфальных похождениях и шумных пирах, что служили им наградой. Кажется, что даже мелкие морщинки на лице разгладились ненадолго, Эклер намеренно замедляет шаг в надежде так услышать больше о приключениях этого удивительного человека, внимание которого не мечтал получить, а теперь вот так нахально повис на его руке и прижался к тёплому плечу щекой:

- Расскажите мне больше, мой дорогой друг, о тех приёмах и банкетах. Ну же, не стесняйтесь.

Хотелось бы, чтобы прогулка длилась вечно, но в рейтинге свиданий не слишком падкого на любовные похождения историка этот вечер уже занял надёжное первое место. И трудно представить, что могло бы пошатнуть уверенность Эклера в этом и перераспределить позиции.

[icon]https://i.ibb.co/JtSj6Gf/Screenshot-217.png[/icon][nick]Eclair Cookie[/nick][status]сладкий[/status][lz]<div class="lz"><fan>Cookie Run</fan>с кремом внутри</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Печенье Эклер</a>[/nm]

+1

21

Чай провел многие годы в сражении с драконами, за что простые печенюхи почитали его за героя, а барды то и дело приукрашивали похождения чайного отряда, известного своими бесстрашными подвигами. Для самого же Чая битвы даже тогда не являлись героическим поступком; сложно было ему романтизировать кровавую бойню, из которой любой из них мог не вернуться живым. Да и себя героем Чай никогда не считал. Намного больше сражений он любил тишину обычных дней, наступающих после победы, когда можно было вернуться в ближайшую деревеньку, наблюдая результаты своих трудов – спокойную жизнь да счастливые лица.

Спокойствие всегда было ценнее сражений, но счастье, пусть даже скоротечнее, запоминалось Чаем намного лучше. Им и хочется делиться сейчас, спустя столько лет, идя по парку рука об руку с человеком, так непохожим на него, но всё равно напоминающим ему то счастливое прошлое. Даже разговор про букет, в выборе которых Чай не смыслит, воспринимается им легко и свободно. И, хотя мужчина никогда не был на Мармеладной улице, он прекрасно знает, о какой лавке идет речи. Потому, утробно усмехнувшись, согласно кивает в ответ. Сдается ему, Херб будет рад визиту старых знакомых.

- Это напомнило мне… одну историю, - замечает вдруг Чай, поворачивая голову в сторону идущего неподалеку историка. Видя в его глазах блеск жажды знаний, обыкновенно молчаливый рыцарь вдруг вновь чувствует себя хвастливым юнцом, готовым охотно погрузиться в воспоминания о прошедших подвигах. Не хвастовства ради, но потому что так хочется поделиться знакомым его счастьем давно минувших дней.
И, может, история их запомнит «героями», но Чаю приятно оставаться простым собой в компании человека, готового послушать о паре-другой его похождений под светом уличных фонарей на одной из лавочек парка Нового Королевства. На этот раз, без приукрашиваний. Потому Чай ведет Эклера под руку чуть дальше от фантана – прочь от суеты, шума и разговоров других печенюк – на дальнюю скамейку, что стоит на небольшом холмике под старым дубом, с которого открывается чудесный вид на площадь.

Здесь в тишине и покое Чай рассказывает о своих приключениях. Одно за одним истории о драконах и охотниках всплывают в его памяти, обрисовываясь самыми красочными подробностями, детали которых имеющий хорошую память рыцарь легко воспроизводит. Однако, рассказывая о прошлом, Чай ни разу не забывается мечтами и не желает вернуться назад. Вместо этого он смотрит в горящие восторгом глаза Эклера и мягко улыбается ему в ответ. Впервые после раскола чайного отряда он рад оставаться здесь и сейчас – в своем не менее счастливом настоящем.

[nick]Tea Knight Cookie[/nick][status]чайный пакетик[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/43907.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.rusff.me/" class="ank">чайный рыцарь</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>cookie run</fan>я герой
скажите мне, какого романа</div>[/lz]

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » night at the museum