пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » мы сами как произведения искусства [marvel]


мы сами как произведения искусства [marvel]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1


https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/455/716267.png https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/455/531701.png
https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/455/515094.png https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/455/860221.png



Анна Мари и Реми Лебо
— Давай уйдём?
— Как ты... Я только хотела предложить.
— Понял по твоим глазам.
— Звучит романтично.
— Да ты же просто сидишь
и спишь в театре!

Настоящее время;
США, Нью-Йорк

Отредактировано Anna Marie (2022-07-20 02:07:14)

+3

2

[indent] -...ну и ты понимаешь же, да, что любимый напиток порно звезд это ну... - Реми приподнял брови и чуть подался вперед, как будто объяснял школьнице про дроби, как будто тема была элементарная и обыденная, - ну сперма же, да? И джин или джин с тоником тоже популярный напиток. То есть любимый джин Саши Грей это ну... сперма, да! А если убрать ее имя и оставить только фамилию, то получается, что джин Грей это... да-да! Она самая! - Реми широко улыбнулся, сверкнув белыми зубами, и поиграл бровями. Стоило ли в этот момент думать, что он одобряет выбор своего друга? О, конечно, он желал Логану исключительного счастья. Буквально до следующей амнезии! Он ведь не сказал ничего плохого?
[indent] Стоило только надеяться, что Анна-Мария не заговорит опять об обучении и необходимости проверить его профессиональную компетенцию. Тут стоило заметить, что однажды она таки сходила на его урок послушать, как все проходит и посмотреть на Реми своим выразительным взглядом, который выражал вопросы вроде: "Ну, ты совсем конченный что ли?" Конечно, со временем она поймет, что и конченный, и совсем, но это она должна понять и про себя. Тут ЛеБо выражался вполне четко и ясно: свояк свояка. А ее он видел. С ней они ловили одинаковые волны и вайбы, и сколь бы ни была мерзкой его шутка, она могла смеяться над ней так громко, что никто бы и не заподозрил в этом смех леди.
[indent] Но выглядели они сейчас как истинная леди и настоящий джентльмен, хотя подготовка не заняла много времени, а решение выбраться в свет было весьма спонтанным.

[indent] - Прошу прощения, что прерываю вашу беседу... - раздался голос сзади, и Реми с Анной-Марией синхронно обернулись. Гамбит спрятал глаза за очками, так что ничего не выдавало в нем мутанта, - но вы не могли бы поговорить о сперме потом?
[indent] - Почему это? - каджун вскинул бровь, - не понимаю, почему в нашем обществе эта тема все еще табуирована? Мы в двадцать первом веке.
[indent] - Потому что мы в театре! И это Князь Игорь! И сейчас плач Ярославны!
[indent] - Ой, давайте будем честны, плакать по второй половинке это не достойно. Мы же в двадцать первом веке, феминизм должен чему-то учить!
[indent] - Вы в театре! - давил мужчина, и Реми закатил глаза. Почти так же, как делала Роуг, а она демонстрировала в этом восхитительное мастерство.
[indent] - Ну, я понял, что не в жопе. Не театр, а какой-то притон, где охрана? Кошмар. Пойдем, дорогая. Кстати, я вас, кажется, видел? Синий ягуар, да? Пойдем, дорогая, - Рами подал руку Анне-Марие, которая была сегодня в перчатках к платью, помогая подняться. Они словили еще с десяток возмущений за хождение по залу во время представления, но Гамбит внутренне ликовал удачно подвернувшемуся поводу свалить побыстрее.

[indent] Вообще-то, Князя Игоря он видел раза три или четыре, а плач Ярославны почти дословно смог бы достать из памяти,  потому что для вора важно умение запоминать что-то с одного раза, особенно если это многозначный код от сейчас, и слышишь ты его сквозь помехи и весьма отдаленно. Вообще-то, Гамбит действительно хорошо разбирался в искусстве и истории. Он преподавал социологию, и там нужны были эти знания, ведь все тесно связано. А еще он много крал различного антиквариата, артефактов и культурных памятников, и в те времена много читал, изучал и вращался в соответствующих кругах, так что мог на равных поговорить с каким-нибудь профессором. В образованности Анны-Марии он тоже не сомневался, пусть она и была на десять лет его моложе, это ведь ничего не значит, вопрос в начитанности и стремлении к знаниям. Недавно они часа полтора разговаривали о семантике бранных слов. Вышло занимательно, пока они не поняли, что находятся в общей столовой, а вокруг сидит кучка студентов.
[indent] К слову, и на свои уроки он попросил ее больше не приходить: его старшеклассницы как-то странно реагировали на присутствие южанки. Вели себя так, будто глаза ей хотели выцарапать, а к чему лишнее напряжение в сложнейшем процессе разгрызания - или разлизывания - гранита науки?

[indent] - Я не то чтоб всегда такой... просто мне показалось, что ты засыпаешь, и я решил развлечь тебя разговором, - оправдался Гамбит, открывая для Роуг дверь автомобиля. Он завел его и присмотрелся, выискивая взглядом тот самый синий ягуар. Красивая машина, что сказать.
[indent] То есть была красивой, пока он не пристроился аккуратно, чтоб въехать в нее задом, сминая весь перед к чертям. На его машине след остался тоже внушительным, но тут был один нюанс: она его-то и не была вовсе.
[indent] - Может, бургеров пойдем поедим? - предложил он, спокойно выезжая из подземного паркинга.

Отредактировано Remy LeBeau (2022-01-31 11:08:30)

+2

3

[indent] — Они же самые обычные люди, Реми. Может ты ещё скажешь, что ради этого они и работают там? Так и вижу заголовки объявлений: «Приходите, у нас самая свежая и вкусная сперма», — Анна театрально закатывает глаза и громко цокает языком. Кажется, ей его не переубедить, но что за ерунда? Да она уверена на все сто, что многих девушек просто тошнит от того обилия спермы, которое им приходится ежедневно глотать. Это равносильно тому, что её бы заставили каждый день пить молоко, а ведь Анна обожает молоко. Но ей самой становится даже интересно, через сколько бы она его возненавидела.

[indent] Но его дальнейшие аналогии и умозаключение не оставляют здравому смыслу в её голове ни единого шанса. Спорить с ним бессмысленно, да и эта пошлая, да чего уж так, просто отвратительная шутка… Ужасно смешная.

[indent] — Реми, прекрати, — Анна пытается держать себя в руках. Прикрывает рот ладонью и прижимая её, старается сдержать смех. Но у неё ничего не получается. Она срывается и надрывисто, звонко хохочет, чем привлекает к себе лишнее внимание, которого им и до этого хватало. Так, на них начинают оборачиваться люди с самыми недовольными лицами, а одна серьёзного вида взрослая женщина, что сидит рядом в компании такого же сухого с виду мужчины, что-то ей шипит, прикладывая указательный палец к губам.

[indent] Но, кажется, терпению особенно преданных фанатов театра, а в частности «Князя Игоря», приходит окончательный конец. Их окликает мужчина, что сидит позади них, но, к удивлению Анны, не делает колких замечаний, а пытается образумить. Ох уж эта интеллигенция. Но это делает ему честь, он куда лучше этой крашеной стервы, которая сидит и продолжает шипеть на Анну.

[indent] — Пойдём. Оставь их, — с того момента как Анна стала проводить время с Реми… Нет, не так. С того момента как Анна стала проводить практически всё своё время с Реми, эта фраза стала неотъемлемой частью её обыденной речи. Они то и дело умудрялись встревать в разного рода ситуации и не стоит уточнять, что большинство из них заканчивались помятыми машинами или лицами. И не их, разумеется.

[indent] Они поднимаются со своих мест и привлекают к себе столько же внимания, сколько плачущая на сцене Ярослава. Не хватает только аплодисментов, но едва ли Анну и Реми это смущает. Есть ли вообще что-то, что способно их смутить? Ведь, разговоры о сексе, порно и сперме в театре… Это уровень, которым они могут гордиться, вот только к которому не нужно стремиться их молодым студентам.

***

[indent] — Всё хорошо, — Анна не хочет, чтобы Реми оправдывался. Никогда. Она… ценит его таким какой он есть. Со всеми шутками и подколами, со всеми мыслями и разговорами. И с его котами в придачу. Он такой какой он есть и именно это привлекает, именно это заставляет её снова и снова возвращаться к нему не только мысленно, но и наяву. Приходить, болтать ни о чём, слушать музыку или смотреть телек. И она искренне надеется на то, что вызывает у Реми такие же чувства. Ведь, он не похож на человека, который терпит что-то или кого-то, кто ему не по душе.

[indent] Анна кивает и молча соглашается на его предложение. Она действительно голодна и совсем не против сейчас отведать нею обожаемых, сочных и жирных американских бургеров. Нет, конечно, она ест всю эту правильную пищу: стручковую фасоль, спаржу и брокколи… Но именно сейчас ей хочется набить свой рот картошкой фри и запить пепси. Да. Хочется именно этого.

[indent] — Давай заедим в торговый центр, что находится тут недалеко, — Анна показывает пальцем на экран навигатора и точка их пункта назначения обновляется. Она довольно улыбается и смотрит на Реми, который её этому научил. В её машине нет такой роскоши, а на «новую» она не соглашается. Хотя он предлагал, и не раз. И чёрт возьми, знал бы он только, как сложно ей отказываться от столь заманчивого предложения. Но она изо всех сил старается и дальше придерживаться правильных жизненных принципов и ориентиров, хотя бы в этом плане.

[indent] Они пересекают несколько перекрёстков, где-то на зелёный, где-то на красный, и оказываются на месте. Въезжают на очередной подземный паркинг и заглушив машину, Реми любезно помогает Анне выйти из машины. Да, сегодня она чувствует себя настоящей принцессой. Давненько с ней такого не случалось. И дело во всем. В том как она выглядит, например. Ведь, обычно Анна ходит в куда более скромных нарядах: джинсах, толстовках. Голову покрывает кепка, а глаза закрывают тёмные очки. Про перчатки и говорить нечего, она в них разве что не моется и не спит. Хотя иногда спит, когда устаёт и засыпает на диване у Реми окружённая котами, что мурчат и сопят рядом.

[indent] Но сегодня Анна выглядит совершенно по-другому и Реми видит её такой впервые. Так, её с виду хрупкое тело обтягивает короткое и узкое чёрное платье, с высоким воротом. Оно полностью скрывает от любопытных глаз высоко поставленную грудь и тонкую шею, а также спину и руки. Но это совершенно не лишает его прелести. Наоборот. Платье подчёркивает красоту тела Анны и привлекает внимание к плавным изгибам. Ещё, в цвет платья, на ней тонкие и прозрачные перчатки и колготки, а на ногах не кеды, а красивые босоножки на высоком каблуке.

[indent] В общем, со стороны всё выглядит так, что это малышка просто не хочет, чтобы к ней лишний раз прикасались. И если хорошо подумать… То, возможно, даже если бы Анна не имела своих способностей отнимающих чужие жизненнее силы, то всё равно оделась бы точно так же. Не разрешила бы посторонним без повода прикасаться к себе. А поглазеть… Есть на что и сейчас.

[indent] — Пошли, — Анна берёт Реми под руку, и они поднимаются на лифте. Выходят на одном из этажей и садятся за столик ничем непримечательной кафешки, в меню которой самый разный фастфуд.

[indent] — Я хочу картошку и чесночный соус, — всё-таки в её способностях есть плюсы… Целоваться ей приходится крайне редко, а потому ей совершенно ничего не мешает пахнуть чесноком. А даже если бы мешало… Что за чушь. Ей нужен тот, кто будет есть чесночный соус вместе с ней, а если нет, то зачем ей тогда вообще такой парень? — Всё остальное на твой безупречный французский вкус.

Отредактировано Anna Marie (2022-02-20 04:48:58)

+2

4

[indent] Гамбиту начинало казаться, что его актуальным именем было "все хорошо". В последнее время так часто бывало между ними, что он творил какую-то дичь или около того, потом извинялся и пояснял свое поведение, и это было кратким экскурсом в богатый внутренний мир каджуна, а Анна-Мария отвечала, что все хорошо. И все было просто отлично, пока дичь не начинала творить уже она сама, а потом смотрела непонимающе, хлопала ресницами, пожимала плечами и говорила, что все же хорошо. И тут, конечно, ЛеБо тоже пожимал плечами и соглашался. В самом деле. Ведь все же хорошо.
Он бы даже сказал, что все идеально. У них гармония. Ему плевать, что ее нельзя коснуться, он считает это некоторым шармом в их пикантной ситуации, но он ее не жалеет, потому что черт возьми... Ему было бы крайне неловко, если бы кто-то пожалел его за босоногое детство. Это чертова жизнь, и они прожили не самые худшие годы по сравнению с другими. Если кто-то на этой планете считал, что мир будет к нему благосклонен и добр просто за то, что он соизволил вылезти на свет между ног своей мамочки, то он был полным кретином. Здесь всегда приходилось бороться - с обстоятельствами, с другими людьми, с собой.

[indent] Она никогда не говорила ему "завязывай". Она говорила, что все хорошо, и это было бесконечно прекрасно. Она отказывалась от новой тачки s-класса от немецкого концерна, и ей не нужен был телевизор во всю стену, который стоил дороже, чем ее бывший. Бывший парень, а не бывший плазменный экран. Не удивительно, ведь на свалке недалеко от школы можно было обнаружить целое кладбище ее старых сломанных телеков. Сломанных ей самой, а не временем и усталостью материалов. Ей не нужно было лишнего, но она искренне улыбалась, когда принимала какие-то небольшие подарки от него. Она умела отвечать на знаки внимания. И никогда не говорила, что ему нужно завязать с воровством, что ему нужно стать законопослушным мальчиком, потому что так правильно, и, может, качество его жизни существенно ухудшится, зато совесть будет чиста. Как будто его беспокоила совесть! Во всяком случае, не из-за этих вещей: он пережил много сложных  и мучительных моментов.

[indent] Она тоже пережила. Поэтому понимала, что украденная феррари не смертный грех. К тому же ей нравилось на них ездить.
[indent] - И кстати, насчет нашего разговора, щери... - он поджал губы, обдумывая свои слова, - ну... я не считаю, что актеры идут в порно за спермой. Я знаю, что они идут туда ради искусства и денег. И да, они, конечно, тоже люди. Скромные, милые люди, гораздо скромнее, чем Эмма Фрост. Она один раз проходила мимо, и все, мой урок у старшеклассников был завален: парни пребывали в глубокой задумчивости интимного характера, а девчонки закатывали глаза. Дааа, у мужиков всегда так. Стоит увидеть короткую юбку и длинные ноги, и все. Что? Да женщины не лучше.
Стиль вождения у Гамбита был соответствующий. Соответствующий настроению. Например, когда он подвозил красотку до дома, и ему хотелось подольше пообщаться, то ехал он медленнее последнего старого деда на несчастной албее, когда он убегал от погони, то не ехал, а просто летел, а когда они были с Анной-Марией, вроде бы скромной девушкой, но любящей разнообразить свою жизнь, то светофор тоже не оказывался помехой.
Они оставили тачку на парковке, и ЛеБо уже знал, что к этой они не вернутся. Во-первых, у нее теперь был мятый бампер, и это мягко говоря. Во-вторых, она числилась в угоне. Так что ключи он любезно оставил внутри, и они дошли до лифта.

[indent] То, что все смотрят на него, было привычно. На него смотрели с детства, когда он еще не мог просто нацепить на себя очки и скрыть странный цвет глаз, сразу выдававший в нем "нетакого". Когда он подрос и понял, что обладает довольно привлекательной внешностью, то не зациклился на этом, скорее осознал, как этим правильнее пользоваться. Да, он любил себя, он хвалил себя, но эта любовь внутри соседствовала со жгучей ненавистью к себе же и болью от потерь, и все же похвалу ЛеБо предпочитал принимать за то, чего добился сам, а внешний вид был всего лишь следствием сочетания генов от родителей, которых он даже не знал. Весьма трусливых и подлых родителей.
[indent] То, что все смотрели на Анну, его... не задевало. Потому что он был уверенным в себе взрослым человеком, который бы не оскорбил ее подобным поведением. И пока это не задевало ее - а, может, и где-то веселило - ему было спокойно. А, может, и весело. Если кто-то перегнет палку, то она могла бы попросить его прописать кому-то госпитализацию за углом. Не то чтоб он был ручном псом на поводке, нет, она никогда бы не попросила этого сделать с хорошим человеком. Да и с плохим вряд ли, потому что, как выяснилось, пользоваться кулаками любила сама. Свалка телевизоров как бы намекала.
[indent] - Я взял два бургера, два чесночных соуса, еще сырный и тысяча островов. И две большие картошки. И колу. И еще наггетсы себе, большие, потому что ты у меня поклюешь. Ну, тебе, короче.
Смотрелись они здесь в любом случае комично. Она в вечернем платье, демонстрирующем достаточно, но оставляющем огромное поле для фантазии, и элегантный перчатках до локтя. Он в костюме-тройке и солнцезащитных очках. В фудкорте торгового центра. Колоритно.
[indent] - Котята растут, - сообщил Реми, когда бургеры уже были надкусаны, а первые картофелины с соусом отправлены в рот, - мне кажется, они толстеют, но я не даю им столько еды. Мне кажется, они поджирают по ночам, пока я сплю. Они убегают к Логану, и он их кормит. Я спросил его прямо, он все отрицал, но на его плече я нашел... кошачую вибриссу! Это не может быть совпадением.
[indent] Он покачал головой, и где-то в этот момент по всему центру погас свет. Вместе с музыкой, погрузив зал в тишину. Гамбит потянулся к телефону, включил фонарик и положил его на стол, чтоб продолжить есть.
[indent] - Как думаешь, нам стоит переживать по этому поводу?.. Ну или мы хотя бы успеем доесть?

+2

5

[indent] Анна-Мари отправляет в рот очередную дольку жаренного картофеля и думает о том, к чему давно пришла. О том, что она бесконечно может наблюдать за тремя вещами: за тем, как горит огонь, течёт вода, и за тем, с каким счастливым и восторженным упоением Реми Лебо рассказывает про своих котят. Непременно излишне живо жестикулируя. И это никогда не оставляет Анну равнодушной, это заставляет её широко улыбаться и звонко смеяться.

[indent] — Ты прав! Таких совпадений не бывает, — с самым участливым видом кивает, соглашаясь с догадкой. Реми уже давно стал что-то подозревать, а Анна стала внимательно наблюдать за Логаном. И несмотря на его внешне специально напущенную холодность, она не могла не заметить того, насколько Логан неравнодушен к котятам. Чёртов шифровальщик.

[indent] И так, за лёгкой ненавязчивой беседой и калорийной едой, они проводят приятный вечер пока не гаснет свет.

[indent] — Не думаю, что нас выгонят. Это торговый центр в самом центре Нью-Йорка, — демонстративно обводит указательным пальцем пространство, как бы вырисовывая в воздухе невидимый круг. — Клиенты для них всё. Едва ли владельцы поскупились купить и установить парочку генераторов. Ведь включив их, они продолжат набивать карманы шуршащими купюрами.

[indent] — И что скажешь, отдадим им ещё немного из своего кармана? Я бы зашла в Тиффани на первом этаже, — Анна кидает взгляд на Реми и улыбается совсем не так как прежде. Эта игривая улыбка касается не только её губ, но и глаз, заставляя те блестеть. — Каждый раз как я прохожу мимо витрины, то как будто заново влюбляюсь.

[indent] — А одно колечко… — вытягивает перед собой руку и рассматривает «голую» ладонь», будто мысленно примеряет что-то. — Белое золото с россыпью крошечных бриллиантов по кругу… Думаешь оно бы мне пошло?

[indent] И зачем она только спрашивает, ведь Анна сама прекрасно понимает, что никогда не сможет позволить себе что-то подобное. Но тут же ловит себя на интересной мысли, что Реми как раз может. И что дело не в том, что на его банковском счету, в отличии от её, лежит не одна сотня тысяч долларов. Нет. Дело в том, что он может позволить себе всё благодаря своему «таланту» вора и беспринципности.

[indent] Может предложить ему авантюру? Спуститься и зайти в магазин? Он бы мог включить свои чары, перед которыми просто невозможно устоять. Природное обаяние, а ещё эту свою естественную сексуальность, которая будит внутри какое-то первобытное чувство непреодолимого влечения к нему... Нет. Анна никогда так не поступит, зная, что за её украшения кому-то всё-таки придётся заплатить. И этим кем-то окажется несчастная консультанша, которой придётся выложить за блестящее колечко свои честно заработанные.

[indent] — Забудь, — в рот отправляется ещё одна долька, беседа продолжается, но в один момент радостная улыбка сходит с лица Анны, а сама она бледнеет. Замирает и чувствует, как пересыхает во рту и пропадает голос. Ею завладевает чувство страха и невидимая опасность, которая предстаёт перед ней, пугает её не хуже приставленного к горлу лезвия.

[indent] Так, мир, что только что был полон красок — исчезает. Всё вокруг поглощает не просто темнота, а беспросветная тьма, внутри которой не остаётся ничего кроме неё самой и Реми, на лбу которого «красуется» появившаяся словно из неоткуда ярко-красная точка. Есть ли у неё на лбу точно такая же, ей остаётся только догадываться.

[indent] — Не двигайся, — едва переставляя ноги под столом и пытаясь шевелить руками, Анна слышит биение собственного сердца. Слышит каждый удар, и он кажется ей таким невыносимо громким, будто может спровоцировать неизвестных и вызвать выстрел. И эта мысль заставляет её вздрогнуть и почувствовать, как тревога отдаётся болью в висках.

[indent] Но продолжать бездействовать нельзя. Каждая в пустую потраченная секунда может оказаться последней и тогда им двоим из тьмы уже будет не выбраться. А потому, нужно взять себя в руки и не дать страху победить. Нужно вспомнить, что они не обычные люди, а мутанты — сильнейшие представители своего вида, кто бы что ни говорил и не утверждал.

[indent] Так что нужно трезво оценить ситуацию и работать с тем, что есть. Информации, конечно, мало, или если точнее — совсем никакой, но абсолютно ясно одно: что это заранее хорошо спланированная «акция». Против кого вопрос остаётся открытым. Является ли это актом терроризма против мирного населения, спецоперацией по уничтожению мутантов или сведение личных счетов с Лебо… И если не исключать последнее, то Анна может надеяться на то, что сам Реми может что-то знать об этом всём или по крайней мере догадываться о чём-то.

[indent] — Насчёт три, — шепчет одними губами, но вместо счёта сразу же произносит: три. И делает она это потому что, во-первых, у них нет на лишнего времени, а во-вторых, Анна не может быть уверена в том, что кто-то кто не должен сейчас не подслушивает их. Потому лучше быть на шаг впереди и действовать неожиданно даже для самих себя.

[indent] — Прости, — резко дёргает предплечьем, подаётся корпусом вперёд и хватает мужчину за руку, причиняя боль. Не прикладывая особых усилий Анна толкает Реми в грудь, заставляя «отъехать» от стола прямо на стуле к стеклянным перилам позади него. Она слышит, как разбивается стекло, видит, как разлетаются осколки и как Реми падает куда-то назад и вниз. Одна женщина при этом вскакивает со своего места и не понимая, что тут происходит, начинает громко визжать. Так пронзительно, что режет слух.

[indent] Сама же Анна, что в мгновение ока оказывается у самой дальней от неё стены в тени, не волнуется за Реми. Он ловкий, а его навыкам акробатики может позавидовать любой, не говоря уже о том, что она знает наверняка: падать с высоты второго-третьего этажа ему не впервой.

[indent] Так, если сегодня жертв не избежать, этими несчастными точно не окажутся эти двое.

Отредактировано Anna Marie (2022-06-21 17:31:10)

+1

6

Если бы Гамбиту пришлось подать объявление о своих котятах, о том, что они ищут добрые руки, то непременно бы написал что-то вроде "хорошие, ласковые, ходят в лоток, слегка жирные, как твоя мамка". Их бы никто не взял за такое откровенное хамство, но оно и понятно, он бы сам не потерпел таких высказываний о своей родительнице, защищая ее честь до последнего. Несмотря на то, что в глаза ее не видел и видеть не хотел, потому что она сама за его те самые глаза, в которые он и не видел, бросила его в роддоме и весело свалила, перекрестившись три раза. Последнее было художественным домыслом, ну да впрочем. Не то чтоб Реми чувствовал, что должен был так поступать, вообще-то, ему было глубоко плевать на ту женщину, что вытолкала его на этот свет, потому что он не был таким ангелочком, как некоторые из иксов, кто считал, что нужно любить и прощать ну абсолютно всех. Благо, команда не состояла сплошь из таких. Например, Профессор своего дружочка-пирожочка Магнето прощал, но в тюрьме ему сидеть не мешал и побеги не организовывал. Тот и сам успешно справлялся с этой задачей. Так что каджун не страдал. Но точно знал, что защита чести мамки это просто хороший тон среди пацанского и бандитского контингента. А так же околобандитского. Он тоже сидел в тюрьме, и это роднило его с друзьями Ксавье, так что отлично разбирался, как правильно себя вести.

Черт, да он грабил на улицах. О том, по каким принципам полагалось жить в его среде, он узнал раньше, чем родился самый младший коп из тех, что отправляли его за решетку. Тогда он не был каким-то героем, не был каким-то злодеем. Даже приставка супер подходила ему только рядом со словом "вор". Сильно ли он изменился?.. Ну, пожалуй, он мог сказать, что хотел стать лучше, и именно это желание толкало его притворяться современным Робин Гудом. Он хотел бы меньше себя ненавидеть.
Так что на его объявление бы не клюнули, но он бы точно мог сказать Саммерсу, что пытался. Кажется, тот был уже сыт по горло его попытками что-либо сделать - а чаще все таки что-либо не делать - но такие уж у них сложились отношения. По мнению Реми - абсолютная идиллия и гармония, потому что он буквально горел в этой жизни, делая все, чтоб меньше рефлексировать, а Скотт жил идеей о необходимости преодолевать и взваливать на себя ответственность абсолютно за все.

Анечка вот была нормальная. Она просто ломала телевизоры, гнула машины и могла помять чужие кости.
- Я думаю над тем, потух ли свет просто так, - Реми пожал плечами, но было видно, что даже если и так, то... какая ему разница? Что еще должно произойти в его жизни, чтоб вызвать какое-то удивление? Разве что сам Сатана полезет из земли, хотя... Да не, что в это особенного? Логан полюбил котят, вряд ли что-то могло переплюнуть это событие. - Но да, колечко... Окей, знаешь, это мысль, - он соглашается, глядя на ее руку и игривое выражение лица, он буквально чувствует исходящую от нее мечтательность и настоящее желание получить это кольцо. Он вместе с тем чувствует физическую необходимость это сделать, - то есть ты предлагаешь пойти и купить? Никогда так не делал, - он качает головой, потому что вообще-то редко носит украшения, но на самом деле у него столько ювелирки - водопад Анхель, - да почему забудь? Но вообще, почему Тиффани? Они модные, но я могу показать тебе кое-что другое, - он подмигивает и уже точно знает, в какие места стоит заглянуть, чтоб найти действительно восхитительные кольца. Нет, не музей, она ему не простит такое. В общем, ей просто лучше не знать, он посмотрит на ту витрину и точно поймет, что ей понравилось, следует только положиться на интуицию.

Он мысленно удовлетворился своей идеей, наверное, он бы уже ее мысленно воплотил, построил план, и уже завтра к вечеру они бы пошли гулять с ней вечерком вокруг поместья, старательно обходя то место со свалкой поломанных телевизоров, и он бы так небрежно между делом вручил ей кольцо... у него не было чутья, как у Человека-Паука, он не читал мысли, как профессор Ксавье, он даже не видел будущее, как кто-нибудь еще, просто вокруг было темно, и она была так напряжена, и он чувствовал ее ногу, и не было вообще времени подумать, но смерть была почти что где-то тут...
- Знаешь, мои глаза боятся яркого света. Очень чувствительные, - он пробормотал это между делом, потому что отлично ловил боковым зрением то, что было у него на лбу, он уловил это "три", и - о! - как классно, что она не думала, будто он сахарный и растает. Он не таял. Он выживал когда-то в таких местах и условиях, о которых бы не хотел ей никогда рассказывать. Она бы узнала и жалела его в лучшем случае, в худшем не захотела бы стоять рядом, ведь, в самом деле, он не должен пачкать собой других людей.

Об этом он думал, когда стул разбил стеклянное заграждение позади него, и они вместе полетели вниз под аккомпанемент  бьющихся осколков и крики женщины. Женщин. Этот ладный стройный хор женских возгласов всякий раз, когда что-то происходило. Реми хотел бы покачать головой, но было трудно, потому что он падал. Вместо этого он перекрутился, как будто в самом деле был котом, его позвоночник изогнулся, он сгруппировался и приземлился на пол в эффектной позе Черной Вдовы из Мстителей.
Здесь уже тоже визжали, и он отряхнулся от осколков стекла, понимая, что этот прекрасный и безумно дорогой костюм вовсе не самая походящая вещь для таких акробатических этюдов, но в его руке была колода карт, а из кармана не упал мобильник. Вокруг уже сновали люди, какие-то сотрудники говорили про эвакуацию, и он постарался не выделяться из толпы.
- Алло, дорогая, - игривым тоном поприветствовал он Анну, как только она ответила на вызов, - я на этаж ниже, эффектный был бросок. Ммм... Спасибо тебе... слушай, думаю, надо валить отсюда. Спускайся, и мы... - он не договорил, потому что где-то внизу раздался выстрел, - Иисус... Помнишь того хама из оперы сегодня? Ты бы хотела вдарить ему по морде? Хама нет, но есть альтернатива. Жду тебя возле неработающих эскалаторов. Я буду в черном костюме, - он нащупал под пиджаком маску и отключился, двигаясь у упомянутому месту встречи и надевая убор, чтоб волосы не лезли в глаза. Следом в дело пошли перчатки. Уже удобнее, чем ничего.

+2


Вы здесь » Crossbar » фандом » мы сами как произведения искусства [marvel]