пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » над Мертвым морем;


над Мертвым морем;

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/bVGVnqg.png

так мы стояли, вжав головы в плечи, над Мертвым морем
мой длинный хвост уходит в вечность,
и я возвращаюсь в черный

https://i.imgur.com/TXevE1X.png

андромеда и нимфадора

+1

2

Папа уже все знал. Папа узнал первым, и, к счастью, реакция отца оказалась самой лучшей из всех возможных. Впрочем, могло ли быть иначе? Тед всегда поддерживал Дору, что бы она ни вытворила. В детстве покрывал ее проделки вроде разбитых ваз, в Хогвартсе — ее драки с однокурсниками, о большинстве которых мама даже не знала, и после окончания школы волшебства не перестал становиться на сторону дочери, при этом умудряясь не ссориться с женой, а договариваться с обеими, в то время как между двумя женщинами, в которых текла кровь семьи Блэк, буквально перья летели — каждая была уверена, что права именно она, каждая отстаивала свою точку зрения, каждая не собиралась сдаваться.

Тонкс любила маму. Она очень сильно любила маму, так же, как и папу, она не могла бы сказать, кого любит больше {да и какой ребенок из полной благополучной семьи может это сказать?}, просто с папой она общалась почему-то чаще, и отец баловал ее сильнее. А с мамой они были очень схожи характерами, вот и летели искры, когда соприкасались коса и камень.

Сначала — Аврорат. Опасная работа, не женская работа, тем более — не работа для леди. Потом — Орден Феникса, подпольная организация, гораздо опаснее официального и легального Аврората. Каждый раз Нимфадора и Андромеда ругались, каждый раз Дора отстаивала свое право принимать решение и жить собственной жизнью чуть ли не с палочкой в руках {о, сколько же они разбили в процессе семейных сервизов}, каждый раз она побеждала, мама уступала, папа обнимал жену за плечи, целовал в висок, успокаивал. Нимфадора добивалась своего. Она стала аврором, потому что обожала боевую магию и никем другим себя не видела. Она примкнула к Ордену Феникса потому, что там был Сириус, и, увидев дядю, узнав, что он ни в чем не виноват, Тонкс уже не смогла не стать частью Ордена. А уже в Ордене...

float:leftВ Ордене состоял Ремус Люпин. Симпатичный, добрый, хороший, чем-то для Доры невероятно привлекательный — все началось с того, когда Тонкс на очередном патруле убила Пожирателя Смерти. Впервые убила человека, у нее случилась истерика, Стерджис буквально на руках унес Нимфадору на площадь Гриммо, и до самого рассвета Люпин сидел с Тонкс, утешал ее, поил чаем и гладил по голове. Ей стало лучше, и она пригласила его выпить кофе, а там уже попыталась с ним заигрывать — Ремус ей понравился, и Дора кожей чувствовала, что он тоже к ней неравнодушен. Но Люпин сказал, что им не стоит сближаться, еще раньше, чем Тонкс предложила сблизиться. Она уже думала, что он женат, но нет — не женат, и не был, и детей у него тоже нет. Все было проще — и намного сложнее. Оборотень.

Тонкс невероятно психовала. В первый раз — сбежала, соврав, что должна что-то передать Аластору. Во второй, когда они с Ремусом вместе ходили на патруль, и он снова начал старую песню о главном, Тонкс в ярости заявила, что он все равно ее полюбит, и перед тем, как гордо удалиться, сказала, какие у нее любимые цветы и конфеты. Расчет был верен — Люпин извинился, купив ей именно такие цветы и конфеты. И сдался — да, он ее любит. Да, он на ней женится.

А потом еще раз сдался — в Кабаньей Голове. И не один раз.

То, что Ремус и Дора поженятся, уже было делом решенным. Папа отреагировал спокойно. А вот мама... кто знает, что она скажет, узнав, что жених ее дочери, во-первых, оборотень, во-вторых, временно безработный, и в-третьих — на тринадцать лет ее старше? Последнее папу смутило больше всего. Что больше всего смутит маму?

Делайте ваши ставки, господа.

Дора заходит в гостиную с таким видом, как будто в очередной раз разбила мамину любимую вазу, и починить репаро на этот раз вещь почему-то нельзя. Ее волосы приобретают ярко-зеленый цвет, что громко сигнализирует — Нимфадора нервничает. Глаза — и те становятся зелеными, как у кошки в темноте.

— Мам, — зовет Тонкс. — Нам надо поговорить. Очень серьезно поговорить, это очень важно, я...

Она чувствует себя так, словно вот-вот прыгнет с моста в холодную воду. Ну что ж, разве Нимфадора боится родной матери?

Немного боится, на самом деле.

— Я выхожу замуж.

+1

3

[nick]Andromeda Tonks[/nick][icon]https://i.imgur.com/wIZfZhI.png[/icon][sign]
`torrance[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Андромеда Тонкс</a>[/nm][status]беззвёздная[/status][lz]<div class="lz"><fan>harry potter</fan> не ищи, я вновь с ума сойду изнутри взорвусь</div>[/lz]

Быть матерью тяжко, особенно, когда твоя дочь с самого детства была ещё тем чертёнком от которого можно было многое ожидать. Но Андромеда удавалось сдержать пыл и запал дочери, нежели её мужу. Строгая. Серьёзная. Но справедливая: пряник за понимание и исправление своих же поступков, или кнут, когда Дора заходила хоть одной ногой за границы//рамки. Но Меда безумно любила свою дочь и души в ней не чаяла, пуская та была ближе к отцу, ведь Тед мягкий и продал всё. С ним всегда можно было договориться и найти общий язык: он в семье ангел, а Меда тот ещё дьявол в обличие прекрасной нимфы. Родные побаивались любительница порядка и уюта, ведь злить главную в их семье было уж больно опасно, можно и веником по голове схлопотать. Особенно, после долгой уборки когда кто-то из домашних забывал об этом и даже не говорил спасибо же, либо успевал нашкодить, не убрав за собой, тем самым нарушив всю идиллию, что была создана Андромедой.

Но за строгой мамой всея дома, скрывалась чуткая и нежная натура, заботящаяся о своей семье, боясь, что с ними может что-либо приключиться. Она всегда переживала за мужа и дочь, и одной из причин был её выбор в прошлом. Ведь аристократическая волшебница из семьи Блэк отдала своё сердце Теду Тонксу, который никаким боком не должен был появиться в семье Блэков. Ведь Меда сделала свой выбор в пользу его несмотря на то, что это навсегда отстранило её от семьи, сделав чужой и Н И К Е М. Меда придала чистокровную кровь, выбрав того, чьи родители никоим боком не были связаны с миром магией. Да и Андромеда никогда не была так зависима от статуса и чистоты крови, нежели её родные, что были просто помешаны на этом, не считая Сириус – вот он, единственная родственная душа, которую постигла та же участь в семье Блэков, что и её.

Любовь ведь куда важнее и значимее оказалась для Меды. Тед стал для неё всем. Да, конечно, ей было тяжко закрыть глаза и отпустить семью, и все то, что связывало её с громкой фамилией Блэк, но сердце изнывало от боли и тоски без Тонкса. Быть может, она бы не смогла пережить, если бы не сбежала тогда с ним из семьи, сделав свой выбор в пользу зова своего сердца. И Меда никогда не жалела о своём выборе, ведь, что может быть лучше любящего мужа и дочери, радующая глаза матери//но в тоже время и делая из неё ходячего монстра своими выходками.

«Неужели ты могла подумать, что я не приму твой выбор?... ПРОСТИ, КТО ОН?»

Маленькая дочь – это цветочки, а вот уже подросшая, чьё сердце было открыто для любви и авантюр. И ладно ещё этот цветочно-конфетный период, он не столь страшен, нежели замужество. Хотя, чёрт с ним. Рано или поздно это всё равно произошло бы… Проблема была в том, что Эдвард обо всём узнавал первым, как обычно, и это задевало Мёду. Было обидно, что дочь так страшилась сообщать родной матери столь важные новости первой, а не второй или… какой там по счёту?

Перед тем, как Дора всё-таки решилась сообщить радостную весть своей матери, Тед ненароком проговорился буквально за день до этого, но Андромеда пропустила всё мимо ушей, ведь куда лучше всё услышать лично из уст любимой дочери. – Ты что-то опять натворила, а отец отказался прикрыть? – Меда на минуту отрывается от домашних дел, повернувшись к дочери. Цвет её волос говорил сам за себя, тут даже эмоции читать на лице не нужно, ведь Дору всегда выдавал иное, как и её мысли//чувства. Волшебная девочка. Необычная. Всегда была такой, чему свидетельствует и её имя – Нимфадора.

Андромеда вновь возвращается к домашним делам, но тут же, в следующую секунду тарелка падает на пол, разбиваясь на осколки. Новость была ошеломительной, а сама Меда не готова к ней. Женщина не знала, как реагировать – это было столь неожиданно, непредсказуемо, заключив Меду в состояние растерянности. – Что? За кого? – Распахивает глаза, тонким голосом интересуюсь. Её дочь та ещё загадка, никогда не знаешь, что Дора может выкинуть, включая любовные приключения. Но так или иначе, видимо Тед и в самом деле был прав, проговорившись о столь значимой новости. Только вот неразумно так резко сообщать об этом матери, не подготовив её заранее. Сигналы цветом волос и глаз в счёт не идут, это лишь подсказка для матери, которая отчасти благодаря особенности собственной дочери узнала о тех или иных событиях, которые напрямую касались Доры.

0


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » над Мертвым морем;