пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » январь внутри


январь внутри

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

/ / / / / / / / / / / / Я звёзды твои сложила в свои коробки
и все надписала, и все сохранила вместо
того, чтобы их развеять холодным пеплом \ \ \ \ \ \ \ \ \ \ \

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/916/571869.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/916/998088.gif

kim shin & eun tak

пусть за окном пожаром горит рябина

+2

2

[nick]Eun Tak[/nick][status]невеста токкэби[/status][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/916/998088.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Ын Так</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>dokkaebi</fan> Песнь голубого пламени и горячего сердца.</div>[/lz][icon]https://64.media.tumblr.com/73f9f389d80dbe938e497af56a7460d6/tumblr_okrcd47Thb1tg4vilo1_500.gifv[/icon]

Memory Loss - V.A. [Goblin OST]

   На плечи опускается тяжелый груз, я не могу отпустить от себя чувство, что мир вокруг меня рушится на мелкие осколки. Я нахожусь на пороге страшных свершений, которые лишат меня всего, дорогого сердцу, важного для жизни. Что я могу? Я – простой смертный человек, видящий призраков? Как я могу исправить несправедливость этого мира, если при этом должен умереть любимый человек? Мне так больно. Жнец сказал, что это моя святая обязанность – вытащить меч из груди Ким Шина. Из груди токкэби, демона, живущего на земле не первое столетие. Но, я не могу. Меня разрывает на части безысходность, заставляет течь слезы по щекам, бежать без оглядки из дома, где я была счастлива, пока не узнала страшную правду.
   И разбивает меня не ложь, меня убивает правда о моем предназначении. Я не хочу этого делать, я это не сделаю, не посмею себе это позволить. «Зачем жить ради того, чтобы убить любимого человека? Лучше я умру, чтобы он жил». Собрав свой скудный скарб, принадлежавший лишь мне одной, приобретенный на собственные деньги, я ухожу. Ухожу, чтобы спасти, чтобы оградиться от всего мира, чтобы не чувствовать давление судьбы, требующей отобрать жизнь. Уж лучше так. Это единственный способ отсрочить, отменить, изменить историю, которая изначально была обречена на провал. Жестокость Богов излишняя, они играют судьбами людей, как пешками, и это злит настолько, что, стоило любимому человеку появиться передо мной, и я тут же пригрозила ему убийством, которое он так жаждет. Снова эта неопределенность – хотелось обнять и поцеловать его, и в то же самое время, оттолкнуть, прогнать, лишь бы его не было перед моими глазами. На последних силах, держа себя в руках, я требую его уйти, и он уходит.
   Когда его не стало, я разрыдалась и пошла домой, сжимая руку на груди в районе сердца. Оно болело, молило о помощи, о любви, которая будет разрушена одним лишь движением, знаменующим расправу над токкэби. Я не могу представить этот мир без него. «Ну почему всё так?!» Молчаливый крик в пустоту, ненависть к миру, потерянность во времени. Я иду домой через снегом усыпанный лес, и мне хочется плакать. Слышу, как хрустит снег под ногами позади и оборачиваюсь. Это опять Он.
- Я же сказала, ещё раз явишься, и я убью тебя. Уходи. Я не хочу, чтобы ты был здесь, - гордо поднимаю подбородок, знаю, что ложь срывается с моих губ, но это необходимо, чтобы вновь остаться одной, не смотря на то, что мне хочется больше всего оказаться в надежных теплых объятиях.
   Стоило мужчине оказаться совсем рядом, и я замираю на месте, вглядываясь в его глаза. Замирает дыхание, к горлу подступает ком, не дающий говорить, возмущаться, обороняться. Когда запястье оказывается зажатым в мужской руке, я испугалась, очень сильно испугалась и сжала пальцы в кулак, не смея поднять взгляд. Страх переполняет всё естество, меня трясет, слезы текут по щекам, я не могу остановиться.
- Отпусти, меня, слышишь?! Отпусти! – пытаюсь вырваться, свободной рукой стараюсь оттолкнуть от себя мужчину, но такое ощущение, что он изваян из гранитного камня – сдвинуть его в сторону невозможно. Я чувствую себя такой слабой, беспомощной, испуганной.
- Пожалуйста. Не надо, - я умоляю не просить меня сделать это. Я не хочу вынимать меч. Я не хочу убивать. Не хочу оставаться одна. Не хочу отбирать жизнь любимого человека. Я злюсь на Богов, что так жестоки. Злюсь на себя.
- Дай мне умереть, - свободная рука безвольно повисает вдоль тела, я больше не вырываюсь из сильной хватки Ким Шина. Стою, опустив голову, из-за чего волосы закрывают лицо, и тихо всхлипываю, не имея сил больше на слова. «Я не могу так. Я не хочу выбирать, между твоей жизнью и своей. Я не хочу, чтобы тебя не стало. Я люблю тебя. Зачем ты меня нашел? Зачем ты мучаешь меня?» Вопросы и слова, что не будут озвучены вслух. Я всего лишь человек, попавший в игру Богов, полюбивший того, кто должен умереть от моей руки. И я не знаю, как мне быть, как отвратить злой рок от мужчины, и смогу ли. Я та, что взяла у времени взаймы. Может, и правда, лучше всего умереть? Моя жизнь ничто, если в ней нет Его. 

+1

3

до её появления всё было гораздо проще. привычнее. спокойнее. жизнь шла своим чередом, не одаривая яркими красками, оставляя только серый, блеклый след на белом полотне. он успел узнать уже столь много о мире, но в то же время так чертовски мало. линии жизни всех, кого он знал обрывались каждый раз, когда из срок подходил к концу; прошлая жизнь//новая//следующая. всем тем, кого он встречал, давал выбор - закидывал удочку, отдавая тем самым своего рода долг. долг за то, что во времена Корё они стали жертвой неповиновения генерала и расплатились за его грехи. их жизни тогда оборвались - его же продолжилась. пусть и проклятая. ненастоящая. наполненная желанием мести, но продолжилась. и, самое худшее не столько ожидание собственной смерти, сколько наблюдать за тем, как уходят важные тебе люди, вновь обретённые.

комфорт, что был нарушен;

дал себе слово не привязываться. держаться подальше от вездесущей школьницы, которая то и дело задувала свечки, вызывая к себе демона. у него было чувство, словно он её личный “подай//принеси”. сам не замечал, как всё чаще шёл на поводу, хоть первое время умело удерживал планку, и отодвигал от себя девчонку на расстоянии вытянутой руки. странная. другая. не такая как все. заявила, что его невеста. что видит меч. он не верил. до последнего не верил и надеялся на то, что это ошибка. но она доказала обратное. Ын Так невольно принесла не только яркие краски, убирая то серое пятно с холста, но и приблизила смерть - покой. то, чего он так ждал и хотел, но теперь боялся. внезапно понял, что ещё не готов. ещё рано. каждый раз находил всякие отговорки. пятился. вспоминал что-то. и тут же сам её подталкивал к тому, чтобы  она уже вытащила этот чёртов меч, выполнив договор по правилам которого он должен будет исполнить три её желания. на здоровье. не жалко. только покончить со всем поскорее и не слышать эту шумную школьницу, вечно жужжащую над его ухом и толком от которой ноль. Шин считает, что собака была бы полезнее, она хоть тапочки принести может. да и от Док Хва больше толку. а эта только высказывает своё недовольство, морщит лицо, показывая своё “я” тыкая пальцем в его грудь, когда он в чём-то не прав.

раздражала,
и в то же время вызывала бурю эмоций,
что были чужды и казались лишними;

привык. привязался. пытался уберечь. не раз переходил дорогу смерти, давая красный сигнал её приговору. не мог позволить ей умереть. знал, что такова судьба, но в то же время: если умрёт он - Ын так будет жить. так было сказано. обязан отпустить. но эгоистичная сторона его души не могла так поступить. борьба с самим собой велась ежедневно, ежечасно, не прекращаясь ни на секунду. знает, что должен делать, но то и дело отступает на шаг назад из-за чего ухудшаются взаимоотношения, которые и без того не выстроены толком. она всего лишь ребёнок. эмоциональная. капризная. требовательная. отказывается доставать меч. ведь миф о том, что это сделает его красивым быстро рассеивается, открыв горькую правду о том, что став свободным от меча, он умрёт и обретёт покой. покой, в котором так нуждался. но и в Ын так тоже была нужна.

она уходит и он даёт ей время;

трудно вот так переступить и позволить уйти. сбежать. спрятаться. скулил. раскидывался пафосными речами о значимости Ын Так, чем вызывал гнев о Жнеца. обошёл, наверное, все места, где могла находиться девушка, но без толку. и начальница ничего не рассказывает. ещё и прогнала. упрямая девчонка. его сестра не была настолько вредной в прошлой жизни - словно два разных человека теперь. просил. нет. требовал, чтобы Жнец нашёл её. рассказал, где она, но тот не менее упрямо молчал, отнекивался, мол пусть сам ищет - его же заноза в заднице.

и он находит;

он слушает её, но не уходит. сначала останавливается, даёт ей возможность высказаться, а затем вновь продолжает свой путь к Ын Так. медленно и уверенно. знает, что не особо вникает во все эти взаимоотношения. понимает, что может быть достаточно грубым, не зная, как в той или ситуации действовать. его никогда не интересовали девушки в том плане, чтобы завести семью//любовь. вся его жизнь - долг, битва. проклятие. и места для чего-то светлого он не оставил, да и не хотел привязанностей, но эта девушка была иная. не такая как все. и его манило к ней, к той, что словно лепесток кружилась на ветру всё дальше и дальше от него улетая прочь. а он хватает, достаточно грубо, но не вредит, ослабляет хватку, когда Ын Так пытается вырваться и вновь возмущается.

обиделась. понимает и в то же время нет. чего нужно было убегать; у неё своя миссия, а у него своя, и у каждого из них свой путь, который лучше пройти по разные стороны друг от друга. так будет лучше, но в то же время больно. они оба эгоистичны, а он вдвойне, ведь взрослый мужик, и не может направить девчонку на верный путь. не может сказать твёрдое нет, поставив точку. чёртов слабак.

— так нужно, — отпускает её, когда девушка перестаёт трепыхаться словно рыба, выброшенная на берег. легко хлопает по макушке, пытаясь проявить хоть какое-то внимание//чувства со своей стороны. в груди у него тайфун, но он умела сдерживает его. привык за сотни лет. — ты должна вытащить меч. так будет лучше для всех. — успокаивает скорее себя, нежели её. ведь сам Ким Шин уже не первый раз сомневается в желание покинуть этот мир, обратившись в прах. — идём домой? — выдыхает холодный воздух, руку так и держит на её макушке, словно она маленький ребёнок. без неё, конечно, не уйдёт. надо будет, взвалит на плечо и несмотря на все возмущения вернёт обратно. негоже школьницам разгуливать среди снегов, авось всякое произойти может, в особенности для Ын Так о чьей карточке успел сообщить Жнец, ведь сейчас девушка стояла на грани из-за своего дня рождения о чём не раз предупреждал фетишист чёрных шляп.

+1

4

Мне хотелось бы, чтобы мое сердце обернулось в лед и не смогло ощущать ту страшную боль, что приносит мне осознание действительности. Мне хотелось бы исчезнуть совсем, призвать Жнеца, попросить меня забрать, я готова, умолять его на коленях, чтобы он сделал то, что должен. Забрать одну простую человеческую жизнь – в этом нет ничего страшного, если токкэби сможет жить. Я ещё совсем юна и неопытна, но даже я знаю, как важна жизнь, особенно, дорогого тебе человека. В моей жизни всё казалось не правильным, ужасным, неверным, и только появление Ким Шина в ней, показало обратное, подарило надежду на лучшее будущее и жизнь. И теперь, что я теперь должна сделать, чтобы сохранить всё это? Не важны ни богатства, ни подарки, важен только он – человек, которого я люблю.
   Эта зима запомнит многое. Она наблюдает со стороны, но я не чувствую её холода, не ощущаю шалостей мороза, желающего ущипнуть за щеки. Я вижу снег под нашими ногами, снежинки, что падают неспешно на обувь и больше ничего. Я представляю себе, как таю на чужой ладони, оставляя после себя холодный безжизненный след, и после закрываю глаза, ощущая мужскую ладонь на макушке. Она теплая, а мне хочется зажмуриться, спрятаться от всего мира, скрыться. Крепко сжимаю глаза, руки прикладываю к груди, прижимаю к себе хрупкие запястья, будто уберегая от всех невзгод мира. Защищаюсь от эмоций, что разбивают сердце, отрицательно киваю головой, когда мужчина говорит о моем долге, о смутных улучшениях. Понимаю, что врет, понимаю, что лучше не будет, что будет только боль. Всё ещё хочу  показать сопротивление, что не смирилась и не готова, жертвовать чужой жизнью. Всхлипываю, вытираю лицо рукавом и поднимаю неспешно взгляд.
   Перед глазами всё ещё он – Ким Шин. Во взгляде страдания и боль, не готовность сделать то, что должно. Упрямо сжав губы, смотрю на него, поджав губы, зубы, сжав до боли. Держу сама себя за запястье, будто обожженная чужим прикосновением и молчу. Собираюсь с мыслями, думаю, что ответить, какой дать отпор. Это так сложно – собраться с мыслями, что утекают сквозь пальцы. Не продохнуть, не преодолеть внутреннюю тяжесть.
- Нет, - когда я произношу впервые слово, оно звучит мягко и не слишком уверенно. Услышав его вслух, я ощущаю прилив сил,  понимаю, что делаю всё верно. Я готова бороться за жизнь любимого человека, готова идти до конца, готова отвоевать своё решение. Я простая девушка, но я смогу. И в этом нет никаких сомнений.
- Нет, - на этот раз это слово звучит громко, уверенно, непоколебимо. Я выше поднимаю голову, опуская руки вниз. Во взгляде горит решимость. Я против того, чтобы вынимать меч, я, против того, что так будет лучше для всех. Я не стану забирать чужую жизнь, не стану позволять Богам управлять своей судьбой. И никто меня не заставит. Никто не имеет права указывать мне, что я должна делать, а что нет.
-  Я не пойду с тобой никуда, - мне хочется обнять Ким Шина, прижаться к его груди, ощутить его тепло, но вместо этого, я проявляю упорство и поднимаю высоко подбородок, не скидывая чужой руки со своей головы. Тяжело дышу, говорить сложно, ком так и норовит снова перекрыть кислород, и заставить слезы потечь по щекам с удвоенной силой. Выдыхаю тяжело, смаргивая слезы, сжимаю и разжимаю кулаки.
- Если ты будешь и дальше пытаться заставить меня делать то, чего я не хочу делать, я с тобой никуда не пойду, - ставлю условие. Мне хочется вернуться домой, вместе с Ким Шином. Снова окунуться в обычную жизнь и перестать думать о злом роке. Но, когда я смотрю на своего собеседника, я понимаю, что это невозможно. Что всё равно, будет нечто, мешающее нам обрести кусочек счастья.
- Я ухожу, - передо мной токкэби, проживший много сотен лет. У него за плечами опыт и знания, которые мне и не снились. Очень сложно изменить человека того времени всего за несколько дней, а то и за один разговор. Сколько бы он ни искал меня, он всегда будет жаждать смерти, которую я не в силах даровать ему. Увы, в этом противостоянии желаний, никто не сдастся и не уступит другому. Единственный выход – это уйти, что я и делаю, освободившись от чужого прикосновения. Я не могу убить его. Я не могу.

+2

5

упрямая.
она чертовски упрямая.
сущий ребёнок.

он позволяет ей высвободиться. сделать от него шаг прочь. не подходит ближе. наблюдает со стороны. знает//понимает, что это всего лишь каприз. она не понимает всего, и, возможно, не понимает до конца и его самого. не хочет понимать.

а он устал,
у него есть свои желания;

нет, демону тоже не хочется вот так умирать. одно дело, когда ты думаешь о смерти//гадаешь, когда она произойдёт, а смерть только смеётся со стороны, не желая делать шаг навстречу. Ким Шим успевает смириться. принять. и просто ждать.

[indent]  [indent]  [indent]  [indent] но;

стоило оказаться нос к носу со смертью. почувствовать, как она дышит в затылок, как что-то ломается внутри. что-то меняется. и да, тут причина заключается не только во внезапном желание жить дальше, а в катализаторе этой жажды - в Джи Ын Так. он чувствует себя подростком рядом с ней. глупым, совершенно без опытным, робким подростком, кой никак не может предложить понравившейся девушке сходить в кафе. Жнец насмехается над ним. издевается, бросает колкие фразочки в момент, когда Ким Шин пытается принарядиться и выставить себе в лучшем свете перед девчонкой. Док Хва даёт нелепые советы, которым, отчего-то демон через раз следует.

он хочет жить дальше;

рядом с ней он наконец дышит полной грудью. чувствует жизнь, и себя. не хочет, чтобы настал конец, несмотря на всё было стремление умереть и попытки подтолкнуть Ын Так к краю. надеялся, что она вытащит меч. освободит его. но не заметил, как девочка изменила его, привив любовь к жизни. к себе.

он привык к ней;

— мне позвать Жнеца? — интересуется. немного с издёвкой. подшучивает. демон и сам вполне мог забрать девушку с собой, но не хотел нарушать её границы. уважает, да и знает, что с Ын Так это не так работает. он привык к её капризам. свыкся с характером. и принял выжидательную позицию. Ким Шин знает, с какой стороны к ней лучше подступиться и когда предпринимать очередную попытку. так и сейчас. он не спешит. не пытается быть резким и не хочет. — идём домой и я не буду просить тебя вытащить меч — вот она попытка. переживает за неё, чему виною  и х  судьба. Ын Так сейчас стоит на краю; день рождение и та ступень//та граница, из-за чего девушка подвержена риску умереть даже сейчас.

[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] он делает всё, чтобы уберечь,
[indent]  [indent]  [indent] и увы, для её безопасности ему нужно умереть;

она или он,
третьего не дано;

протягивает руку, жестом приглашает подойти к нему. согласиться уйти вместе. он не хочет её оставлять и боиться. насколько бы всесильным ни был, это не давало ему стопроцентной гарантии успеть прийти на помощь. — пойдёшь со мной домой? Жнец курочку принёс, — курочка, которую он не ест. курочка, от которой, демону кажется, его уже самого тошнит, ведь этот несносный шляпник каждый день приносит пакет курочку из ресторана той девушки. маньяк какой-то. каждый раз придумывает отмазки, и каждая новая отмазка - очередная порция курицы. чёртов Жнец; кто из них ещё неопытный дурак в отношениях.

+1

6

Он снова меня останавливает. На этот раз словом. Я гордо поднимаю голову, показывая свою неприступность, упорство, решимость и много чего еще. Мне сейчас не до подарков в виде брендовых вещей и кучи денег, мне наплевать на то, что Ким Шину много сотен лет и что он должен умереть от моей руки. Сейчас перед ним не наивная девчушка, которой нужны деньги на обучение, а взрослый сознательный человек. Отчего-то, есть понимание, что я поступаю правильно и если так и должно быть, то пусть токкэби зовет своего друга.
- Можешь позвать его, это ничего не изменит, - если Жнец заберет меня, Ким Шин будет жить и остальное меня не волнует. В любом случае, моя жизнь была дана мне взаймы этим человеком, который когда-то был генералом и служил своему Императору преданно и самозабвенно. Мне дали жизнь, которой быть не должно и как я могу её обменивать на жизнь любимого человека, никак не укладывается в моей голове. Любой вызов судьбы я приму. Прося мужчину дать мне умереть, я не шутила. Я готова пожертвовать собой ради него и если это проверка, то пусть он убедится в моей правдивости.
   Я никуда не иду, стою на месте, слегка сощуривая глаза. Верится с трудом, что токкэби отказался от своего желания умереть. Это эгоистично, верно, но я никак не могу его отпустить, убить собственными руками, будто так и должно быть. Боги слишком жестоки, но я не могу ничего им сказать, не имею права кричать на всю округу, что они ужасные люди, не понимающие боли любящего сердца. Выдыхаю кратко, верится с трудом, но я держусь, ожидая, что Ким Шин решит сказать ещё. Сейчас день, у меня работа. И всё-таки. Я кратко выдыхаю и смотрю на протянутую руку, за которую хочется сильно взяться.
- Курочку? – переспрашиваю недоверчиво, вспоминая, как Жнец ошивался у кафе моей начальницы. Курочка – это наше фирменное блюдо и сам факт того, что мужчина в черной фетровой шляпе, покупает курочку, не было для меня тайной. И все же, не становится ясно, почему он продолжает это делать. Перевожу взор с мужской руки на её владельца, утопаю в темных глазах и снова тяжело вздыхаю. Я не могу на него злиться, слезы прошли, уступив место пониманию действительности.
- Я не могу сейчас с тобой пойти. У меня работа. Я зарабатываю деньги на учебу, если ты ещё не забыл, - возвращается задор и юношеское недовольство, которое со стороны может быть похоже на меркантильность и излишнюю заинтересованность в деньгах.
- Не все могут себе позволить бездельничать днями напролет, - я убираю руки за спину и подхожу к Ким Шину ближе. Смотрю на него снизу вверх и закусываю нижнюю губу, сосредоточенно сводя брови к переносице. Думаю, какой выдать вердикт и стоит ли оно того – озвучивать собственные мысли вслух. Миг, когда проницательный взор может определить многое и даже больше.
- Я должна доработать смену и договориться с начальством о том, что я ухожу, чтобы мне нашли замену, - горнолыжный курорт не может остаться без сотрудников. Сейчас сезон и люди на вес золота. Если Ким Шин желает, чтобы я вернулась, ему придется согласиться с моими условиями. Мне не хотелось бы, чтобы потом в моё личное дело записали замечания, из-за которых я не смогу после найти работу. В этот раз я сделаю всё правильно и не стану поддаваться на уловки токкэби. Пожив бок обок с демоном и Жнецом, становится совершенно не страшно, что они могут подумать и сказать. Они как дети малые, порой, сами не могут определиться чего желают, а не получив это, начинают рвать и метать.
- Мы договорились? – задаю свой вопрос, протягиваю руку, склонив голову чуть в бок, из-за чего каскад черных волос красиво спадает по плечу. Каких-то полдня, чего бояться мужчине, за плечами которого много лет? Столько не живут, как минимум люди, касаемо прочих я не совсем уверена. Вся моя жизнь перевернулась с ног на голову, когда мы встретились, и теперь каждый новый день умудряется меня удивлять. Никогда не знаешь, что тебя ожидает под вечер. Мало ли, очередной призрак пришел поговорить о жизни и дождаться дельного совета, как можно уйти к свету и обрести покой. Такое случается тоже, но я очень надеюсь, что сегодня день завершиться спокойно и легко.

+1

7

вот же упрямица. ещё и прикрывается работой, не забыв приплести начальство, смену и замену на своё место. демон может решить все эти три проблемы одним щелчком пальцев; и без всяких лишних походов по кабинетам и договоров с начальниками. Ын Так просто ищет оправдания и причины не идти с ним домой - в этом Ким Шин не сомневается и более чем уверен; ведь он не шестнадцатилетний глупый мальчишка, которого легко обвести вокруг пальца. и пускай временами рядом с этой занозой он чувствует себя тем ещё тюфяком, но есть моменты, когда расставить все точки над i, взглянув на всё холодным взглядом стоит. как и сейчас. он не уйдёт без неё. не сдвинется с места, пока девчонка не сдастся и не пойдёт с ним.

— будешь и дальше тянуть время, то курочки не останется, — тихий выдох. закатывает глаза. руки прячет в карманах тёплого пальто. она не понимает, либо же лишь создаёт вид. он не хочет растягивать все эти прелюдии, прекрасно знает, какова опасность для Ын Так сейчас, но у неё своё на уме. — тебе нельзя оставаться одной, — пожимает плечами. говорит факт, но пока умалчивает о том, о чём сообщил ему Жнец. и если раньше они были по разные стороны; каждый преследовал свою цель, то теперь ангел смерти, привязавшись к девчонке не меньше, всячески пытался уберечь её, сообщая демону о новых карточках, что уже пару раз спасло ей жизнь. но Ын Так в свою очередь словно закрыв глаза шла на убой, то и дело подставляясь, не думая о том, насколько всё серьёзно и опасно.

у неё были свои цели и желания. она пыталась уберечь демона, который в свою очередь в этом не нуждался. это его бремя и только ему его нести, а девчонка оказалась замешана во всём этом из-за его доброты и желания помочь той, что просила о помощи. он всего лишь однажды спас беременную женщину среди зимы, не зная, чем в итоге для него обернётся тот поступок. жалеет? возможно. и то, только потому что Ын Так подвержена риску и за ней по пятам идёт смерть; либо она, либо он - третьего не дано, как не пытайся всё исправить//предотвратить. один из них должен уйти. и увы, взгляды Ким Шина с девчонкой по этому вопросу кардинально различаются.

он смотрит на протянутую девичью руку. в нём плещутся сомнение и недоверие, перебивая друг друга. не хочется идти на уступку. не хочется соглашаться. чувствует, что добром это не кончится, но с другой стороны знает, что девчонка не отступит от своего, а силой взваливать её на плечо не в его стиле, ведь ещё больше дуться будет, да сбежит в очередной раз. — ладно, но я никуда не уйду отсюда, пока ты не покончишь со своими делами, — тут же пожимает руку, не давая Ын Так возможности отстраниться для отказа условия со стороны мужчины.

дождётся. не впервой. и будет бдить всё это время, авось ничего бы не произошло. опасность есть. предчувствие тоже не подводит, и только по этому, зная, что велик риск, он не уйдёт, дожидаясь Ын Так дома. боится не успеть, если что-то случится. опоздать. впоследствии чего винить себя за это. — и даже не пытайся что-то выкинуть. иначе никаких сумочек и духов с деньгами, — последнее слово и вредность уже с его стороны.

0


Вы здесь » Crossbar » фандом » январь внутри