пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » За кубком вина


За кубком вина

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/t102162.gif

1264 год; домик в Диллингене

Йеннифэр некоторое время живёт вместе с Эмиелем Регисом в новом домике. Но и здесь не обходится без приключений.

Эмиель Регис & Йеннифэр

Отредактировано Yennefer z Vengerbergu (2022-07-12 14:26:51)

+2

2

Деллинген оказался прекрасным городом, как и говорил Эмиель Регис. Хотя, возможно, всё дело в том, что со мной рядом был вампир, и я иначе смотрела на вещи, которые ранее могли бы раздражать или даже, приносить чувство дискомфорта. Мир приобретает другие черты, стоит подле тебя оказаться нужному человеку, что сумеет показать мир с другой стороны медали. Краски, как известно, имеют свойство блекнуть со временем, но, такие люди, с искусностью реставратора возвращают им первозданный вид, и более того, добавляют некую изюминку, от которой будет сложно оторвать взгляд. В такие моменты думаешь о том, как прекрасен этот мир и как не хочется потом возвращаться в реальность, что больно ударяет под горло, стоит тебе высунуть голову из прекрасного мира грез.
   Реальность бывает слишком жестокой, но такова жизнь и от неё никуда и никак не уйти. Рано или поздно происходит мгновение озарения, когда ты вынужден двигаться дальше, покидать места, что стали для тебя привычными, комфортными и такими правильными с элементами неверного, выбивающегося из границ идеальной жизни. Двиметритовые отметины исчезли с тела, оставляя после себя давящее чувство в районе запястий. Я пыталась творить магию время от времени, но выходило не очень и чаще всего с пальцев срывались смехотворные искры хаоса. После пережитого заключения, мне практически с самого начала приходилось учиться колдовать. Не потому, что не умела или не хотела – последствия двиметрита давали о себе знать. Но, даже не смотря на это, я понимала, что вскоре всё вернется на круги своя и больше у меня не останется повода прятаться в Деллингене от всего мира. Эти мысли вызывали внутри печаль, больше связанную с разлукой с Эмиелем Регисом. Ещё желание ведьмака джину не давало покоя, будто бы тянуло далеко вперед, без права сделать собственный выбор. Если говорить кратко – мне было о чем подумать и поразмышлять. И времени для этого было предостаточно.
   Сегодня был солнечный погожий денек. Небо было ясным, голубым и лишь где-то далеко-далеко, над горизонтом, плыла гряда белоснежных кучерявых облаков, в которых, при желании, можно было увидеть различные фигуры животных, людей, мифических существ и чудовищ. Дул приятный легкий ветерок, приносящий тонкий аромат цветущей липы и хвойного дерева. Я решила прогуляться немного, насобирать целебных трав, при возможности, и совершенно не ожидала увидеть ребенка. Маленькую девочку, что едва переставляла ногами и вскоре упала прямо на моих глазах на полог зеленой травы. Естественно, я не собиралась оставаться в стороне и тут же подбежала к ребенку, чтобы осмотреть его и помочь. Бледная кожа, температура, сбивчивое дыхание и пульс, будто у маленькой птички, в ускоренном темпе бьется под пальцами. Ладони грязные, возле большого пальца укус. След от нескольких маленьких зубов, будто кусал маленький ребенок или небольшой зверек. «Нужно отнести её в дом».  Выдохнув, перетягиваю платком руку девочки чуть выше запястья, и, поджав губы, поднимаю её на руки, чтобы поспешить назад домой. В лавке Эмиеля должны быть необходимые травы, да и, вместе, будет многим проще справиться с проблемой. Я пока не могу колдовать, но знания и прочие умения при мне, и этого должно быть достаточно, на первое время.
   В  дом я врываюсь тайфуном. Кладу ребенка без сознания на стол, аккуратно отодвинув рукой лишнее в сторону. Удобно устраиваю голову пациентки, подложив под шею валик из ткани, и принимаюсь обрабатывать укушенную руку – протираю обе ладони мокрой тряпкой и убираю грязь, под которой обнаруживается след от яда. Тонкая сеть расползается алыми и синими линиями в стороны, сливаясь с капиллярами, расползаясь всё дальше. Решив не терять время, отламываю от чертополоха, который я нашла для Эмиеля, пару лепестков и смешиваю с их другими травами, размельчая в ступке. Однородную массу, я готовлюсь нанести на ранки, когда в помещении оказывается вампир.
- Эмиель! – бросаю на мужчину обеспокоенный взгляд, кончиками пальцев аккуратно втирая мазь в место укуса. Лишним не будет – как минимум, выиграет нам время, уменьшив симптомы, в лучшем случае, в чем я сомневаюсь, вылечит совсем.
- Она потеряла сознание. Её бросает в жар, пульс учащенный. Её укусили, но это точно не змея, - не размениваюсь на любезности, сразу перехожу к делу. Неизвестно, когда ребенка укусили, кто знает, может у нас не так уж и много времени. Возможно, Эмиель Регис встречался с подобным и сможет помочь, а если нет, придется думать дальше. Закончив наносить мазь, я берусь снова за тряпку – ополаскиваю её в холодной воде и кладу девочке на лоб, как компресс, чтобы немного убавить жар.

+1

3

[indent] В Деллингене недавно прошел дождь.
[indent]  Об этом свидетельствовало абсолютно все, начиная с размытой дороги, где во влажной колее застревали груженные разнообразным скрабом повозки, пока их владельцы силились вытолкнуть заскользившие из колеи колесо, себя полностью перепачкав, заканчивая висящей в воздухе сыростью с примесью озона, что оставляет после себя ненастье, большое и маленькое, полное висящей в воздухе влаги. Регис носом проводит, пытаясь оттенить этим новым свежим запахом флер нечистот и гнилья, что всегда сопровождает такие города. Увы, есть в маленьких селах все-таки какой-то плюс в виде широких открытых пространств, что дают ощущение чистоты. В таких городах, сбившихся вокруг крепостей, ощетинившихся на весь этот мир зубьями башен под взгляды бойниц, с чистотой было намного сложней, люди все никак не могли провести параллель между собственным благополучием и тем, где они кидают мусор, а те же, кто был достаточно для этого разумен, обычно не был особо слышим остальными.
[indent] Увы, не самая хорошая людская черта, но и не критичная. Регис огибает широкую лужу в которой плескалось несколько детей, совсем еще юных, размахивая руками и запачкивая свою одежду. Улыбается, плотно сжав губы, рассматривая людей, то, каким резким потоком они бегут, огибают друг друга, составляя из себя хаотичную вереницу. Вампир задумчиво смотрит на небо - туча уже ушла, успев оросить южное предместье, такая маленькая, движущаяся крайне коварно, возможно, единственная туча на несколько недель, судя по ощущениям - погода нынче кажется очень засушливой, местные с тревогой обсуждают возможность потерять собственный урожай. Деллинген сам себя кормил, чем гордился, своей истинной независимостью.
[indent] За время возвращения Региса работы ему прибавилось, если так подумать, даже слишком много. Он не жаловался, просто не мог, если быть честным, то последние недели приносили ему куда как больше удовольствия, нежели привычная монотонная рутина, во время которой он впадал в транс, схожий с полусном. Сейчас он ловил запахи и движения, прислушивался к чужим словам чуть более внимательней, сейчас ему как никогда казалось, что он часть этого самого общества, а не просто волк, накинувший на себя овечью шкуру и решивший, что если попытаться заблеять, тебя примут за своего. Возможно всему виной была погода, под этим солнцем, так быстро выпаривающим влагу из земли, что невольно покрываешься испариной и в груди где-то не дает вздохнуть. Возможно, виной всему была его крайне занятная компания, которая продолжала сопровождать его как днями, так и вечерами, позволяя дискутировать на разнообразные темы, будь то жизнь его собратьев или же устав чародейской школы.
[indent] Было бы странно сказать, что Регис ощущал себя... счастливым.
[indent] Эти мысли, по крайне мере итоги, он старался не столь сильно обдумывать, как свои собственные ощущения в целом, продолжая считать, что лучше не думать о будущем и сосредоточиться на настоящем. И дело было даже не в том, что он шел к пациенту, с этим он сталкивался постоянно. Скорее дело было в том, что в любой момент он должен был готов отпустить своего друга, прекрасно зная, что Йеннифэр не может оставаться рядом вечно.
[indent] Резкий речной запах ударил в нос - значит он уже близко. Какой-то умник полез в камыши и был цапнут утопцем, героически сбежал, после чего оказалось, что на зубах утопцев очень много разнообразных микроорганизмов, которые, попадая в кровь, могут вызвать нагноения. Это было не так уж и страшно, если не считать того, что паренек постоянно причитал, чтобы ему не отрезали ноги и руки, интересно, это кто такой добрый его так поддержал и рассказал такие позитивные итоги лечения?
[indent] Региса часто удивляло то, насколько смертные могут быть легковерны, как легко выстраивают в своем воображении те самые хрустальные замки, в которых живут и отказываются принимать реальность, стоящую у них под носом. Они пугаются, злятся, радуются и с полными надежды глазами смотрят вдаль, словно там и правда что-то есть, кроме как расплывчатого тумана.
[indent] Занятные, все-таки, создания. Крайне занятные.
[indent] Регис ощущает привкус тревоги на подходе к дому. Над входом в его лекарскую висит уже выцветший светло-зеленый щит с белой лилией посередине, знаком королевства Бругге, что тут над этими землями властвует. За стенами царит тревога и смятение, Регис снимает через голову торбу с травами и подходит ближе к ребенку. Пальцами дотрагивается до покрытого испариной лба, вслушивается в шумное сердцебиение, такое резкое и рваное, рассматривает следы укуса, форма зубов, такая острая, можно было бы принять даже за человеческую, если бы не размер.
[indent] — Ты права, это не змея. — Регис протягивает руку, ожидая, что в нее вложат инструмент. Лечение никогда нельзя назначать без первичного осмотра, даже если времени в обрез. Вампир нагибается ближе, отодвигает верхнее веко и встречается с рассеянным детским взглядом, что смотрит в потолок, еле-еле удается отыскать проблеск сознания, ухватиться за него, как за веревку и потянуть детский испуганный разум на себя, увлекая его в тихий сон без сновидений. Сердце тихо успокаивалось, но все еще рвано исходилось.
[indent] — Подай мне вон ту банку с сургучом. — Регис указывает пальцем с острым ногтем на одну из десятка  глиняных горшков, что заполняли тут все, вместе с сушеными травами, продолжая вертеться у укуса, черными венами разошедшегося. — Нет в мире ничего более затянутого, чем спешка, но, боюсь, нам надо поторопиться, если мы хотим лицезреть живое дитя. Его укусил не зверь, вернее, не обычный зверь. Крол, существо, хоть и маленькое, может быть крайне опасным. По крайне мере о принадлежности этого существа я могу судить по следам зубов. Сварить антидот - нейтрализовать яд - перевязать рану - дождаться пока ребенок откроет глаза. Все довольно просто, если так подумать?
[indent] Регис был слишком стар, чтобы поддаваться панике, он был слишком полон уверенности в своих знаниях, чтобы даже не допустить мысли, что у него что-то может не получиться. Кто-то бы сказал, что такая самоуверенность может выйти боком, но сам вампир был уверен в обратном.
[indent] Его не пугала ни смерть, ни возможные последствия его действий.

+1

4

Нанеся мазь, сделанную из чертополоха, я ощутила себя многим спокойнее и собралась с мыслями. Начиная, с этого момента мне удалось собрать себя в единое целое и успокоиться, так как именно это и требовалось в данной ситуации. Все-таки, я не какая-то кошелка с местного рынка – я чародейка и знаю своё дело. Пускай, область моей специализации лежит немного в другом направлении, я знаю некоторые вещи, которые могут пригодиться именно сейчас. Паникуя, человек лишается части рассудка и совершает одну ошибку за одной, чего позволить себе я никак не могла. Такая установка – сохранять хладный рассудок в любой ситуации, и спасает меня постоянно. Иначе бы, не выдержать мне испытания при формировании новой фигуры и лица, которые сейчас видели все, встреченные на моем пути люди. Боюсь, встреться мы до моего обучения в Аретузе, об меня многие вытирали бы ноги и кидали помоями в мою сторону. Так что, я могу понять, когда нужно держать себя в руках, а когда стоит дать волю эмоциям.
   Появлению Эмиеля я была несказанно рада, даже почувствовала себя многим лучше, будто рядом был тот, на кого можно положиться в любое мгновение своей жизни. Не то, чтобы я возлагала слишком много надежд на вампира, скорее, во мне горела спокойная уверенность в нем, как в лекаре и как мужчине, что случалось крайне редко, если вообще случалось. Тому же самому ведьмаку я не доверила бы, и приготовление травяного отвара, честно говоря.
   Едва скрыв своё удивление от того, что Эмиель впервые обратился ко мне на ты, я поспешно переключилась на инструмент, который он молчаливо попросил, протянув руку. Предмет быстро лег в ладонь мужчины, без лишних вопросов и восклицаний. Как и банка с сургучом, которую запросил вампир. После, я осталась по другую сторону стола, чтобы внимательно посмотреть на место укуса девочки, при этом, не касаясь её руками. Здесь основной лекарь Эмиель, а я так, можно сказать, что подмастерье, что без магии не сумеет излечить дитя. Мои знания не столь глубоки, как у вампира, и возможно опыт слишком мал для полноценного вердикта и дачи полноценного анализа ситуации.
- Я нанесла мазь из чертополоха, он замедляет распространение яда, - спокойно объясняю я, протяжно выдыхая, будто глубоко уставший человек. Впрочем, и не удивительно, я девочку протащила приличное расстояние на руках, тут не устать с моей стороны было невозможно.
    Однако же, что-то меня смутило в словах вампира по поводу создания, укусившего нашу пациентку. Я нахмурилась на несколько мгновений, вглядываясь в черную вереницу вен, и после подняла взор фиалковых глаз на собеседника.
- С моей стороны нет никаких сомнений в тебе, Эмиель, и все же. Тебе не кажется странным, что яд от звериного укуса распространяется столь быстро? Когда я несла девочку сюда, вереница черных вен разрасталась прямо на глазах, будто её и правда укусила опасная ядовитая змея, - факторы воздействия на рану сыграли огромную роль, и это могло допустить ошибочность выводов, но что мне не давало покоя, так это срок действия поражения ядом. Когда сделать уже ничего невозможно.
- Сколько времени нужно, чтобы яд Крола убил ребенка? – ответ на этот вопрос даст нам вразумительный ответ на происходящее. Крол укусил девочку или кто-то ещё. Нам нельзя ошибиться. Если не Крол оставил след на детской руке, то мы попросту потеряем время, которого было бы с избытком, если бы мы знали причину отравления наверняка. Это осознание не давало покоя, пускай, мои слова, и действия не были дерганными и слишком беспокойными.
- Я думаю, что это может быть кто-то ещё, - почти, уверена, да и предчувствия здесь не обманешь. Не может обычный зверь настолько быстро забирать человеческие жизни. Нужно проверить, рассмотреть другие варианты, но я замолкаю в ожидании того, что скажет на это Эмиель. Я не пытаюсь его оскорбить или узнать грани терпения, просто, хочу помочь, когда это возможно и не оставаться в стороне. На кону стоит жизнь маленького человека, разве, можем мы оставаться слепыми и поддаваться лишь общим сведениям, не разбираясь, что было на самом деле в частности?

+1

5

[indent] Познание приходит с опытом - опыт же цепь долгого жизненного пути, медленно бредущего вдоль тракта. И пусть многим и жизни мало, чтобы достичь хотя бы крупицы, Регис считал себя достаточно способным к самоанализу и рефлексии, чтобы прорабатывать любое событие со множества сторон и дать независимый анализ.
[indent] У него для этого был прецедент, который в полной мере дал ощутить полезность рефлексии действий и самоанализа, способного подвергнуть сомнению даже самые твердые устои, подкопать и подточить древесным жуком, чтобы после рассыпать в желтоватую труху.
[indent] — Неплохо, поможет выиграть немного времени. — Он улыбается, не размыкая губ, в городе привычка становится второй натурой, слишком тесно, слишком много глаз и ушей, даже для того, кто привык быть бесшумным и невидимым, ускользая дымом. Пальцами подбирая одну из склянок, белой маслянистой субстанции, от которой резко в нос било алхимическими препаратами, под звон мутно-зеленого стекла, тут поставленного и расфасованного на вкус здешнего обитателя, полутемными комнатами, в которых так мало света, но это никогда не мешало ему.
[indent] — Обычно Кролы тут не обитают. Слишком холодно в Деллингене, дождей много, особенно выпадает на конец лета и начало весны. Но в этом году солнце грело так обильно... — от добавляемого спирта неистово несет до рези в глазах, но он в данном случае служит дезинфектором, способным не убить большинство связующих соединений. — Чудовища, по сути своей, такие же животные, ну большинство из них, кому как не мне это знать, я имел опыт общения с самыми низшими своими собратьями и твердо могу сказать, что первичные инстинкты у них точно такие же, как и у любого хищника. — Белый порошок из жестяной коробки оседает на столе тонким слоем, чем-то схожим на муку, которую кто-то просыпал. — Но если взглянуть на форму зубов, слишком маленький ореол для крупного хищника, точно не вампирская братия, эту форму я узнаю всегда. Конечно же я не ведьмак и не обладаю достаточной информацией о разнообразии видов, оказавшихся тут после сопряжения, но кое-какие знания имеются даже у такого затворника как я. — Огонь в жаровне рвется из своего маленького ореола, пытается выбраться из своего плена, ограниченного арочнообразным зевом, когда вампир помещает поверх него чугунный котел с черными закопченными стенками снаружи, осматривает со всех сторон, медленно помешивая. Резкий перепад температуры очень частая причина для начала разнообразных алхимических реакций.
[indent] — Ребенок существо маленькое, в нем мало массы, мало крови и мало иммунитета, способного противостоять такой заразе, так что я бы сказал... что немного. — Регис мог бы добавить, что в любом случае, даже в своей неудаче, он сделает так, чтобы последние мгновения жизни ребенка были безболезненными, но, кажется, чародейка очень трепетно относится к детям, для нее они не столь же непоколебимо отвратны, как более взрослые представители человеческого рода и он молчит.
[indent] Снадобье в котле начинает кипеть, на маслянистой поверхности появляются пузыри, вздымаются волдырями и тут же лопаются, оседая обратно. Регис снимает котел с огня, пальцы не ощущают жар обычного пламени, в отличие от хрупкой человеческой кожи, что реагирует на все, представляющее опасность. Вампир из котла зачерпывает снадобье, на глиняной чашке остаются разводы, желтоватые капли падают на дощатый выскобленный пол, тут же черными кляксами впитываясь.
[indent] — Верь мне. — Регис ловит взгляд фиалковых глаз и улыбается, вновь отвлекаясь на снадобье, дует на него, пытаясь остудить, не следовало травмировать ребенка еще сильнее, обжигая слизистую самым настоящим кипятком. Чужое сердце бьется медленней, без страха, в своем сне без сновидений ребенок даже не осознает, насколько хрупка его возможность вновь проснуться. Вампир наклоняется ниже, аккуратно, каплей за каплей вливая снадобье. Крайне горькое на вкус лекарство, но лучше так, чем окончательно проститься с жизнью.
[indent] Вампир глаза прикрывает, в ушах чужое дыхание, сердечный ритм, шум путешествующей по венам крови, тихое сопение маленького смертного существа. Секунда за секундой, сердце делает удар, медленный, словно что-то для себя решающий, потом еще один и еще, ускоряется, что-то ощутив внутри себя, начинает кровь гнать быстрее, вздох становится громче, температура тела выше, приоткрыв глаза он видит румянец на бледных щеках.
[indent] — Понаблюдаем. — Регис оставляет стакан, его гулкий стук о деревянную поверхность оглушает чуткий вампирий слух. — Я слышу ее сердце просто прекрасно, оно стало быстрей, не стихает, как до этого. Но чтобы точно что-то сказать о состоянии, следует вести наблюдение.
[indent] Он вздыхает, сгребает со стола остатки ингредиентов, мелкие крошки, пудру белого порошка, приоткрывает окно, что запускает в комнату прохладный ветер, вымывает из углов удушливый запах отравы и алхимических средств. Ныне со всем этим нужно быть крайне осторожным, с нынешними объявлениями и указами казалось, что еще немного и объявят самую настоящую охоту на ведьм. Нынешние короли севера, те, что еще остались, будут стараться сбросить оковы, которые на них навесила чародейская ложа. Власть словно верткий скользкий уж, который пытаются поймать, из рук выскальзывает, вырывается, более сильный пытается отодвинуть более слабого и обезопасить свое местоположение, избавляясь от конкурентов самыми действенными и жестокими способами. Так было всегда, сколько Регис в принципе помнил человеческую культуру, да и, если честно, не только человеческую...
[indent] — И все-таки, как же так получилось, я точно помню, что просил отыскать немного шиповника к чаю, а не ребенка к алхимической практике. — Регис отодвигает стул, предлагая чародейке присесть и отходит к очагу, рассматривая, как на камнях красным заревом проходит отствет. — Какая интересная способность: находить приключения в самых обыденных местах. Кто-то бы назвал это... проклятьем. Но я назову это интереснейшим способом накопления опыта.
[indent] Он вновь улыбается, оборачиваясь к знакомой фигуре.

0


Вы здесь » Crossbar » фандом » За кубком вина