пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » сон наяву [нет имени]


сон наяву [нет имени]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

аффинаж → чего найдешь первое & не танцуй

***

было смешно, потом замолчали
одновременно

https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/541753.png
https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/388703.png
https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/108605.png
https://forumupload.ru/uploads/0014/69/31/2/738960.png

и ни единого слова, и словно замолкло всё
во вселенной

***

Отредактировано Carver Hawke (2022-03-13 18:17:32)

+4

2

[indent] какая-то извращенная часть андерса упивалась кострами, горевшими в городе, который его приютил. с каждым днем, который приближал его к этому, все труднее было признавать, что он не желал смерти его жителям, потому что, нужно быть честным хотя бы с самим собой - желал. он давно перестал смотреть на людей, как на жертв обстоятельств, но воспринимал как свидетелей горя, которому они могли противостоять, но не стали. то молчаливое большинство, думающее только о том, как прокормить себя и свои семьи, не смотрело дальше порога собственного дома. расхаживающие по городу храмовники так, будто им тут все принадлежит, вызывали боязливое смирение со сложившейся ситуацией, потому что нет страха сильнее, чем страх неизвестности. в их мировоззрении пусть лучше маги, даже если они не опасны прямо сейчас, сидят в клетке, ведь всегда есть шанс, что они превратятся в оружие. поразительно, с каким режимом готовы соглашаться напуганные сказками об одержимых горожане, выбирая из двух зол меньшее. ​андерс совершил страшный поступок, но не сделай он этого, сколько еще могло это все продолжаться? но теперь маски сняты, и в открытом противостоянии наконец-то появилась ясность. тот, кто называл себя непричастным, обязан становиться на чью-то сторону.

​[indent] несмотря на дарованный мариан второй шанс (в его жизни их было на самом деле так много, что уже и не счесть), андерс намерен идти до конца. справедливость настаивал на том, чтобы воспользоваться им иначе, хоть и задавался вопросом мотивов защитницы киркволла, которая не просто не защитила этот город, но и не наказала того, кто подверг его опасности. андерсу, наверное, было все равно, потому что, если было бы нужно, он повторил бы это снова, не брезгуя методом, который выбрал. жертвы всегда будут, без них нельзя показать миру то, на что все так долго закрывали глаза. пусть теперь эльтина станет мученицей, но она свою роль сыграла, а теперь андерсу надо играть свою.

[indent] они с мариан расстались там, где разошлись их взгляды. это можно было бы счесть за предательство - их личной дружбы, сгорающей так же ярко, как остатки киркволльской церкви, и общей идеи свободы для тех, в чьем положении мариан никогда не была. где-то в глубине души теплилась надежда, что, глядя на гибнущих магов, она передумает. возможно, у нее есть какой-то план, и на самом деле просто нужно подобраться ближе к мередит, чтобы его осуществить. андерсу не нравилось себя обманывать, но только так можно было оправдать то, что он на ее решение отреагировал трусливым побегом, и лишь исчезнув из поля зрения, вернулся к первоначальному плану. он вернется туда, в казематы, от которых его уберег сам создатель, и встанет на защиту тех, к кому создатель в свое время не пришел. и тогда ему нужно будет собрать всю свою волю в кулак, потому что теперь они с мариан по разные стороны баррикад.

[indent] после зачистки в порту было пусто, и андерсу надо было надеяться только на то, что он найдет лодку, чтобы добраться до круга - единственное место, куда нельзя было добраться через клоаку. вдали блеснули храмовничьи латы, и он рефлекторно потянулся к посоху, уже собирая в свободной руке сгусток магии, чтобы выставить щит. но храмовник был один, и его силуэт оказался до боли знакомым. и андерсу ничего не оставалось больше, кроме как выругаться про себя - карвера он с собой взять не может.

[indent] тот заметил андерса прежде, чем он успел спрятаться. не иронично ли на добровольном пути к эшафоту встретиться с тем, кто столько раз не давал ему умереть? кто стал настолько близким, что андерс молился, лишь бы только он не пострадал от последствий всего, к чему они пришли. ради общего блага нужно быть психопатом, чтобы уметь пожертвовать всеми, кого любишь, чтобы добиться чего-то большего. но теперь он должен повести карвера на противостояние с его собственной сестрой?

[indent] андерс остановился перед ним, не зная, что говорить и что делать. избегал смотреть в глаза, хотя очень хотелось после всего, что он видел за последний час, посмотреть хоть куда-то, где не было огня, но была обволакивающая спокойная синева. даже вода в порту не была такой, а его глаза - были. но если взглянуть даже на секунду, можно растерять всю свою оставшуюся волю.

+3

3

[indent] киркволл в последние дни — искра над сухим-сухим поленом. карвер знает, что вспыхнет. не знает когда и как, но точно уверен в том, что костер будет и будет большим. мередит постаралась. храмовники постарались. маги тоже постарались. у карвера кровь гулко бухает в ушах и все, чем заняты его мысли в последнее время — что делать с теми, кто по воле случая окажется меж двух огней.

[indent] накануне — луна в небе отдает красным. стечение природных обстоятельств, деятельности жителей города, собственное нарушенное восприятие цвета. это ничего не должно значить, но карвер вспоминает, что луна была красной накануне дня, когда давно заплывший к ним аришок решил, что устал ждать.

[indent] когда искра падает, лицо карвера обдает жаром. он в нижнем городе, рядом с братьями по ордену, слушает перепалку мередит и орсино, раздумывая, что это вот-вот станет последней каплей и весь киркволл вспыхнет. вспыхивает андерс. взлетает в воздух церковь в верхнем городе.
[indent] церковь далеко, карвера задевает не взрывная волна, а осознание — он и сам причастен к занимающемуся в стенах киркволла пожару. не потому что один из, храмовник, а потому что, оказывается, помогал андерсу собирать взрывчатку.

[indent] получается, сломал колесо, а вместо него, скорее всего, собралось что побольше да похуже. это поколение андерса не простит. и дети их не простят. вместо героя обратился злодеем, но в глазах карвера остается все тем же измученным целителем из сердца трущоб киркволла, в которые высшие мира сего никогда не спустятся, чтобы посмотреть, как живется там люду и как они нуждаются в таких как андерс.
[indent] карвера, пока время еще есть и мариан решает, как ей распорядиться вверенной в руки жизнью, волнует другое — почему он ничего не знал?

[indent] потому что храмовник?
[indent] потому что ему так и не смогли поверить?
[indent] потому что за него решили, что он будет делать с этой информацией?
[indent] потому что его на самом деле все это время просто использовали?

[indent] тик-так, время заканчивается стуком посоха по каменной дорожке. застыв на последней мысли, карвер не смотрит ни на андерса, ни в его удаляющуюся спину. больше пока не до андерса — город (ненавистный ему, но полный людей, которых он обещал защищать) стонет, кричит, вопит от боли, рассыпается новыми взрывами и пожарами.
[indent] помощь — попытки выжить — казематы. раздумывать времени больше нет, последняя мысль тупо бьется в ушах в такт сердцебиению.

[indent] от остальных храмовников карвера заставляют отделиться одержимый, несколько призванных им демонов, упавшая крыша и мелькнувший кусок знакомой черной накидки. карвер отступает за ней следом, никто не обращает на него внимание. не до этого, слава создателю.

[indent] андерс совсем рядом. протяни руку — насадится на меч. карвер руку с мечем опускает.

[indent] — мариан тебя отпустила, — голос у карвера спокойный, но глаза — ледяные, в голову отдает болью от крепко сжатой челюсти, на скулах заиграли желваки. — уверен, что найдешь здесь лодку, которая унесет тебя дальше казематов? или хочешь самоубиться там, где никто не вытащит?

[indent] карвер подходит почти вплотную. меч — в ножнах, душа — на плаху. андерс с легкостью может его сейчас убить и карвер возможно не будет тому сопротивляться.
[indent] последняя мысль все еще отравляет сознание.

[indent] — храмовники сейчас пытаются добраться к тюрьме казематов. можешь покинуть город пока всем на тебя все равно.

Отредактировано Carver Hawke (2022-03-14 16:45:14)

+2

4

[indent] андерс чувствует, как внутри все сжимается от мысли, что даже карвер смотрит волком. верит ли он, что перед ним теперь - безумец, который променял худой мир на бойню? верит ли, как верят теперь все остальные, кто крутил пальцем у виска каждый раз, когда он требовал принять сторону? андерс не знает, ему броситься бежать прочь или навстречу, в объятья, которых теперь не будет. не знает, потому просто смотрит, и ни один чертов сценарий дальнейших действий в голове не складывается.

[indent]  - второе, - коротко отвечает, отводя взгляд - туда, на серо-зеленую воду, которая совсем скоро окрасится в красный. - разве ты не собираешься арестовать меня?

[indent] это должно было быть покаяние, но в голосе андерса вызов. непонятно зачем, но провоцирует, потому что внутри обижается на собственную догадку, что же там у карвера творится в голове, и кем он теперь его считает. он должен достать меч и убить его немедленно, несмотря на свое обещание три года назад и несмотря на то, кем они за это время стали друг для друга. так будет лучше, легче, правильно. потому что пока карвер медлит, у андерса тошнота подступает к горлу от чувства вины, которую он запретил себе испытывать, когда решился на этот акт.

[indent]  - зачем мне его покидать? я знаю, куда направилась мариан, и я не хочу стоять в стороне и смотреть, как она убивает невиновных. - андерс не может добавить, что это не из чувства жалости - те маги, что смирились, тоже выбрали свою сторону, и ему все труднее было им сочувствовать. ему просто нужна новая цель, которая поможет отмыться в глазах хотя бы самого себя. - ты собираешься к ней присоединиться?

[indent] если карвер не будет участвовать, это ведь будет прямое игнорирование приказа рыцаря-командора. даже несмотря на то, что мередит окончательно попрощалась с собственным рассудком. почему никто этого не замечает? почему лишь когда речь заходит о маге, к нему применяют слово "одержимый"?

[indent] андерс делает шаг в сторону, чтобы посмотреть, сколько осталось лодок. до ближней не так много, но из-за карвера - целая пропасть. он задается вопросом, зачем позволил им сблизиться, зная, что подобное случится и разобьет их вдребезги. они должны бороться теперь друг с другом, и неважно, что там карвер считает правильным или справедливым. андерс вышел за красную линию, и этот поступок не заслуживает ничьего милосердия. мариан выбрала великолепное наказание - оставила ею ему жизнь, чтобы его лишил ее карвер. так ведь больнее?

[indent]  - я говорил ведь говорил... - что разобью тебе сердце. - просто дай мне сделать это.

+1

5

[indent] карвера запоздало догоняет еще одно осознание — мариан могла бы принять решение не в пользу андерса. андерс мог бы остаться лежать там, между ящиков в нижнем городе, когда все они рассыпались бы по киркволлу, пытаясь притвориться, что смертью одного человека можно было бы исправить все остальное.
[indent] зная мариан, она искала подходящее наказание. андерсу, если выживет, жить с этим дальше.
[indent] как и карверу.

[indent] — ты такой дурак, — карвер себя не сдерживает. он злится — яростно и пылко, горит как пламя вместо церкви в верхнем городе, как остатки эльтины и его здравого смысла. — идиот ты. конченый. понимаешь?

[indent] карвер сознательно предает постулаты нынешнего ордена. знает, что идет против мередит сейчас — о чем пока еще никто не знает, и выберет пойти против нее потом, если она зайдет слишком далеко, если, например, решит, что от защитницы киркволла лучше избавиться в награду за лояльность.
[indent] поехавшие сильные мира сего художникам выкалывают глаза, чтобы те больше не смогли рисовать ничьи портреты, лишают рук строителей, чтобы те не смогли построить здания лучше, и убивают защитников, чтобы те не смели защищать что-то или кого-то другого лучше, чем их.
[indent] у мередит крыша свистит громче трухлявой хаты в лоттеринге, когда они в грозу убегали от порождений тьмы. карвер не позволяет себе заблуждаться, что что-то сейчас будет решено в пользу города и тех, кто ему дороги.
[indent] (ловить андерса карвер не собирается даже если такой приказ ему отдадут в действительности. в противном случае, он бы их всех сдал, как только вступил в орден).

[indent] — а похоже на то, что я пришел тебя арестовать? я ведь говорил — ты можешь на меня рассчитывать. или мое слово для тебя пустое потому что я ношу одежды ордена?

[indent] меч остается в ножнах, к душе на плахе добавляется тупое упрямство. карвер смотрит, не отрываясь.
[indent] смотрит, смотрит, смотрит — вытирая, выжигая своего личного идола, которому он поклонялся в последние годы.
[indent] даже немного жаль, что от него не избавишься с такой же легкостью, как и от церкви в верхнем городе.

[indent] — нет, — отвечает карвер, всполошено вскидывая голову, заслышав новый протяжный крик так отчетливо громко даже тем ухом, что давно почти ничего не слышит. — но и сражаться против нее я не собираюсь.

[indent] карвер наивно откидывает то, что выбирать сторону ему все-таки придется. в его нынешнем раскладе нельзя сражаться вместе с андерсом и не поднять оружие против мариан. нельзя поддерживать мариан и не пойти против андерса.
[indent] карверу остается надеяться, что где-то на половине пути к выбору его просто кто-то убьет и все равно кто это будет — храмовник, одержимый, рухнувшая стена дома, мариан или андерс.

[indent] — может быть, ты хотя бы один раз найдешь в себе смелость посмотреть мне в глаза и сказать прямо, что ты собираешься делать?
[indent] карвер знает. у карвера может быть не самый острый ум в тедасе, но его достаточно чтобы понять, что хочет сделать андерс и почему ничего из этого не ведет к его побегу из киркволла.
[indent] карвер хочет узнать сколько в андерсе осталось смелости и самого андерса, чтобы решить во что ему верить дальше.

+1

6

[indent] от гнева в чужом голосе андерс ощущает, как холодок пробегает по спине. как же нелепо бояться в этот момент. он пытается себе объяснить, что даже потеря доверия близкого человека не должна вызывать больше ужаса, чем то что уже произошло. ведь в этом страхе больше нет смысла, - все уже произошло, и ничего нельзя вернуть, как было. но почему-то ему так страшно, как не было страшно уже давно, что не осталось больше ни шанса у него перед тем единственным, кто от него не отвернулся.

[indent] но карвер отвечает так же болезненно, как только что отвечал андерс. ставя между ними то, что стоять не должно и никогда на самом деле не стояло. герб на латах перед ним будто меркнет, и он отводит взгляд снова на лодки, а потом пытается взять себя в руки и посмотреть наконец на карвера. в его глазах убийственная смесь злости, горечи и непонимания. его глаза, которые были так андерсу знакомы, как будто чужие сейчас, и от этого хочется умереть на месте, потому что это тяжелее, чем было выдержать такой же тяжелый взгляд его, карвера, старшей сестры.

[indent]  - не пустое, дело не в одежде. и никогда в ней не было, ты же знаешь. - это всегда было странно - писать в манифестах о храмовниках одно, но испытывать совершенно противоположное к одному из них. скрывая это, потому что андерс не знает до сих пор, как это объяснить тем, кто в него поверил. а теперь у него почти нет ни одного свидетеля, кто сказал бы самому карверу, что орден не имеет значения. только он сам может, но ведь доверия между ними больше нет?

[indent] он подходит ближе и прижимает руку к гербу на доспехе. должно ведь жечь, но почему-то не жжет. взгляд невольно опускается. это всего лишь символ, всего лишь рамки для человека, который его носит. андерсу хочется выцарапать его, потому что карвера этот орден недостоин. и он, андерс, карвера недостоин. этому городу нужно сгореть - вместе с орденом, вместе с андерсом, чтобы карвер мог пойти дальше, потому что иначе он с места не сдвинется.

[indent]  - я должен был сказать, - он не знает, какие слова нужно говорить. едва ли существуют такие, которые были бы способны выразить, как ему жаль. не о том, что сделал, потому что это вынужденная, но необходимая мера. но о том, что не смог доверить, якобы защищая. сколько можно повторять самому себе, что карверу это не нужно? - в этот раз я скажу.

[indent] андерс понимает, что кто-то из них сегодня умрет от руки другого. время, которое у них было, закончилось, тянуть больше некуда, и единственное, что могло бы им помешать - если бы мариан встала на правильную сторону. он не желает ей смерти, он хочет, чтобы она выжила, даже если преследует цель, которая андерсу претит. но, пряча за своей спиной магов, которым сам вынес смертный приговор, он станет главной для нее мишенью, и ему придется сопротивляться.

[indent]  - я собираюсь защитить их. магов из круга, которых пошла убивать твоя сестра. я могу сколько угодно презирать их за бездействие, но они не должны отвечать за то, к чему не имеют никакого отношения. ты согласен?

+1

7

[indent] если бы андерс продолжил бы смотреть куда угодно, но не карверу в глаза, карвер бы нашел в себе силы развернуться и уйти. андерс был бы волен делать все, что угодно — (хоть бы ударить в спину, карвер бы быстро спекся в своих тяжелых доспехах,) — после этого карвер бы нашел в себе силы убить для себя андерса и завернуть его в саван из разочарования.
[indent] но андерс смотрит ему в глаза, трогает герб выдавленный в латах, и говорит-говорит-говорит, подписывая приговор самому карверу.

[indent] карвер вспыхивает быстро, горит ярко, и перегорает еще быстрее, чем вспыхивает. былой злости — как не бывало, остается только усталость от понимания, с чем придется столкнуться впереди. робкое может быть стоит все-таки напороться где-то на меч или одержимого, а после упрямое решение двигаться вперед во что бы то ни стало и наперекор всему.

[indent] — спасибо, — просто говорит карвер, жалея, что руки спрятаны в тяжелых перчатках; жалея, что не прикоснуться, не потрогать чужие пальцы, как те трогают символ меча в пламени. остается только говорить спасибо: за то, что нашел в себе силы, за то, что признался, за то, что не(просто) пользовался. — лучше поздно, чем никогда.

[indent] время совсем уже вышло. больше нет возможности расшаркиваться дальше, тянуть разговоры, прятаться у всех на виду. из всех прикосновений, что у них есть сейчас, карверу остается аккуратно опустить руку на чужое запястье, чтобы отвести в сторону, стараясь не причинить случайную боль.
[indent] карверу только остается надеяться, что времени на последнее прощание у них будет больше. если они выживут, то их дороги разойдутся надолго или навсегда: в первую очередь, будь у него выбор, карвер останется в городе, помогать выжившим; андерсу в городе оставаться будет нельзя при всех возможных выборах.   

[indent] — я не собираюсь тебя останавливать, — и не собирался никогда и ни в чем. карвер — временный, киркволл — временно, идеалы и идолы, за которых борются — вечные. с этим либо миришься, либо загоняешь себя в тупик из злости, что не получилось из себя сделать вечного, а из идеалов и идолов — временных. карвер смирился — одним из условий перед самим собой было не тешить себя пустыми надеждами. так андерса любить было проще. — но собираюсь пойти с тобой. вернусь потом к ордену, но руки не подниму ни на одного мага.

[indent] карвер запинается, задумчиво жует губы, смотрит на андерса из-под насупленных бровей, добавляет тихо, но твердо: — если только им уже никак не помочь.

+1

8

[indent] андерс хочет сделать что-то еще - что угодно - перед тем, как они оба сиганут в пропасть. порт пустой, но нельзя было сказать наверняка, что у них нет свидетелей. ему не страшно за себя, но если они выживут, один донос угробит карверу жизнь. зачем только решил, что останется - андерс не понимает, но перечить не станет. тянуть карвера за собой в самое пекло дальше - эгоистично и глупо.

[indent] он запрещает себе протянуть ладонь к чужому лицу, - наверное, боится и самого себя, что этого будет достаточно, чтобы отступить. он делает это мысленно, пытаясь сохранить это прикосновение в памяти, как будто то было живое. отворачивается и идет к лодке, перьями на мантии ощущая, как те горят пожаром от того, что они задумали. у воды холодно, в тумане - горелый запах. казематы хоть и близко, но едва различимы, когда не вспыхивают красными искрами.

[indent] андерс смотрит туда, замерев у самого края бетонного причала. его сердце бьется сильнее от неизвестности. хочется сделать все быстрее, чем бы это "все" не закончилось. а потом смеяться, плакать, кричать или лежать безмолвно и бездыханно на пороге нового мира, который его не принял. но эта ясность лучше непроглядного тумана.

[indent]  - вот и все. ты готов? - он оборачивается и пропускает карвера вперед, давая ему самому решить. потом отдает посох, чтобы не сломать, пока садится следом, ощутив наконец, как от волнения дрожат ноги. ежится от зябкой влаги, пряча руки в складках мантии, и смотрит напротив себя - но не карвера, а сквозь, не в силах сфокусироваться на его лице.

[indent] мысли единым потоком сметают осознание реальности, но андерс отсекает любую конкретную, за которую можно зацепиться. сейчас это вредно, есть риск породить сомнения в самом себе или позволить справедливости взять над собой верх. дух пока молчит, и андерс за это ему благодарен, но их общее терпение снова на исходе, и один только создатель знает, что с этим телом произойдет, как только они оба окажутся в казематах.

[indent]  - позаботься о моих пациентах. - он больше не уверен, что те придут в лечебницу - по многим причинам. но многих из них карвер помнит и знает, и этого должно хватить. - и... все, что ты найдешь у меня - оно твое.

+1

9

[indent] карвер решения принимает быстро, порой совершенно необдуманно. чаще всего, об этом потом стоит жалеть, но карвер придерживается мнения, что все, что ни делается, было необходимо. сомневаться — это нормально, но для карвера сомневаться — это тратить драгоценное время.

[indent] в лодку он забирается как только андерс заканчивает говорить. не отвечает потому что не готов, потому что жизнь раскалывается на до и после не с момента высаженной в воздух церковь, а с момента, когда в лодку следом забирается андерс. пути назад нет, представить, какой дальше будет жизнь — невозможно.
[indent] карвер бережно возвращает андерсу его посох, отталкивает лодку и берется за весла. киркволл гудет и полыхает, отбрасывает  яркие кровавые пятна всполохов на воду; карвер старается держаться темных участков и грести тихо, пусть звуки из города и перекрывают удары весла по воде. осторожность лишней не будет.

[indent] — и твое сердце? — карвер тускло усмехается — это все, что у него получается из себя выдавить. в сражениях под остагаром, умирающему товарищу он говорит, что свою жену тот сам еще найдет и сам расскажет, как сильно он ее любит. андерсу при любых других обстоятельствах он бы тоже сказал, что о своих пациентах андерс еще сам позаботится. но в этом случае андерс и был обстоятельствами и любые ложные надежды будут глупостью, не утешением. — я присмотрю, чтобы твоя лечебница сослужила хорошую службу тем, кто не растеряет веру в тебя.

[indent] карвер вспоминает казематы в тот день, когда они только-только прибыли в киркволл. толпа перепуганных людей из ферелдена, навсегда потерявшие свои дома там, вонь рыбы, которая въелась в тело и одежду, которую не меняли со дня побега из лоттеринга, и долгие дни ожидания появления дядюшки.
[indent] сейчас там, куда они прибывали много-много — целую вечность — лет назад почти что тихо. нет еще толпы перепуганных людей — никого пока нет, воняет кровью, горящей плотью и волосами, и страхом, а долгие дни ожидания сменяются короткими минутами на действия.
[indent] положа руку на сердце, карвер может честно признаться в том, что то, как переменились сейчас казематы, не вызывает у него никаких эмоций. как и перемены, что происходят сейчас во всем городе. мирное население — вот что важно, а город цепей нужно стереть и отстроить наново.
[indent] (у аришока не получилось. у андерса не получится тем более).

[indent] из лодки карвер выбирается первым — гнилые доски прогибаются под ним, но выглядят еще надежными, чтобы помочь стать рядом и андерсу. его карвер в этот раз цепко хватает чуть выше локтя и притягивает к себе, чтобы прошептать на ухо:
[indent] — там в переулке кто-то есть, будь осторожен.

+1

10

[indent] вопрос застигает врасплох и, кажется, впервые за долгое время андерс улыбается. совсем незаметно, всего на секунду, не зная, заметил ли карвер. андерсу хотелось, чтобы заметил - возможно, это последняя улыбка, которою он мог ему подарить.

[indent]  - и мое сердце, - отвечает тихо, словно их могут подслушать посреди водоема, потому что боится говорить такие банальные вещи. карвер ведь и так это знает, и слишком глупо напоминать очевидное. но андерс так любит делать глупые вещи, особенно когда они оба не знают, чем это все закончится.

[indent] может быть, в лечебницу больше никто не придет. даже те, кто не перестал верить, не стали бы связывать себя с террористом, пусть его больше в той лечебнице нет. теперь-то всю клоаку перевернут верх дном, чтобы найти его и наказать - не сейчас, но спустя какое-то время, как только все это получит исход, каким бы тот ни был.

[indent] ему кажется, что он слышит звуки сражений в кромешной тишине, как будто это совсем близко. скорее всего - плод больного воображения, от недосыпа, от гнева, от страха. андерсу время от времени все еще кажется, будто это сон, и он просто не может проснуться. какая-то его часть хочет, чтобы так действительно было, но справедливость заталкивает ее глубоко, чтобы не оставить никаких сомнений в принятом решении. ему просто нужно было взять на себя ответственность, от груза которой он почти сломался. может, если бы не карвер, андерс сломался бы по пути в казематы - или трусливо сбежал, потому что никому не давал никакого слова, или напоролся бы на какого-нибудь храмовника, демона или просто неравнодушного гражданина.

[indent] он гонит эти мысли прочь, спасительно хватаясь взглядом за карвера. тень казематов накрыла полутьмой, но он все так же сидит напротив, - так близко, что андерс почти слышит биение его сердца. это внушает уверенность, которую нельзя позволить упустить, когда они на финишной прямой.

[indent] он цепляется за чужие руки, когда карвер помогает ему встать на ровную землю. думает сначала, что вот он, тот самый момент, когда мы нужно прижаться друг к другу в последний раз, и с готовностью льнет, ощущая носом родной запах, но у этого жеста есть практическая польза, на которую андерс отвечает едва слышным "угу".

[indent] нехотя отстранившись, он вновь пропускает карвера вперед. в руках собирает сгустки магии, чтобы выставить щит на случай атаки, посох сжимает крепче, продумывая цепочку атакующих заклинаний, которыми воспользуется, если щита будет недостаточно. ступает сначала осторожно, позволяя себя оглядеться, но потом устремляет взгляд вперед - туда, где поблескивают стены от вспышек, зеркаля происходящее на главном дворе.

+1

11

[indent] в узком переулке темно и душно, хаотичные всполохи пламени освещают одинокую фигуру в робе магов круга; он(а) возвышается над несколькими трупами у ног — несколько храмовников, парочка таких же магов, тела на любой вкус.
[indent] у карвера нет пустых иллюзорных надежд — человек перед ними не союзник и не станет таковым. слишком поздно, увещевания не сработают, единственное желание — убить все. 

[indent] не делать лишних движений (успеть оценить обстановку). карвер замирает на месте, андерс — чуть за спиной, получается скосить взгляд и шепнуть: — мне нужно до него добраться.
[indent] карвер может ударить дистанционно, у всех храмовников есть возможность оглушить мага на расстоянии, только вот лучше прибегать к этой возможности не тогда, когда впереди еще предстоит затяжное сражение. подобраться, оглушить, повязать или снести голову — лучший план карвер не способен выдумать за отведенные им несколько секунд, когда со вторым всполохом фигура наконец-то их замечает и задирает голову к небу.

[indent] с третьим всполохом карвер замечает искривленное лицо; словно кто-то вывернул это лицо наизнанку, оголенные участки тела — словно злой ребенок лепил глиняную фигурку и решил смять ее прежде чем выставить на солнце сушиться. больше нет никаких даже призрачных надежд, нет ничего, кроме необходимости ликвидировать, когда трупы подымаются послушными марионетками одержимого.

[indent] за спиной — такой же, по меркам общества, одержимый, вот только ему карвер доверяет свою спину, доверяет то, что ему помогут добраться до одержимого или уничтожат его самостоятельно, пока карвер разбирается с трупами простым действенным способом снести голову с плеч или разрубить двуручным мечом надвое, так, чтобы возможности двигаться никакой не предоставлялось.
[indent] мертвым все равно на то, что им снесли руку или ногу пока есть хоть что-то, что может шевелиться и нести разрушение. карверу все равно на это все равно — за спиной долгие годы солдатской выучки и навыков, приобретенных в ордене. проблема только в том, что с осторожностью к одержимому не подобраться, что с каждой секундой в подкорке мозга набухает паническое «а что там андерс», когда в действительности должен быть только холодный расчет и все силы брошенные на ликвидацию.

[indent] — его нужно убить, — сквозь зубы шипит карвер, особо не заботясь, что его могут и не услышать. — иначе мы привлечем внимание.
[indent] один из «поднятых» падает обратно и в этот раз навсегда, щедро плеснув в лицо и на доспехи остатками мутной гниющей крови.

+1

12

[indent] андерс, шевеля одними губами, собирает сгустки магии на конце посоха, и про себя жалеет, что не умеет поднимать мертвецов. карвер оставляет между ними небольшое расстояние - достаточное, чтобы замахиваться мечом, но не допустить, чтобы их разделили. одержимый издает низкий скрипучий звук, давая понять, что заметил противника, и андерс тотчас тратит скопленную энергию на щит, но не для себя, а для карвера. затем бросает ледяную хватку, по-дурацки отвлекая внимание. как будто бы у него достаточно маны, чтобы сразу же отбить возможную атаку.

[indent] зато болезненно радуется собственной предусмотрительности, что кроме магии созидания учил и боевые заклинания. может быть полезным не только пассивно, но и служить живой приманкой, особенно когда теперь себя не жалко. наверное, он переходит грань, и эта жертвенность перестала быть нормальной. он даже в ордене серых стражей не был таким альтруистом, но внезапно что-то с ним такое произошло, что изменило по итогу до неузнаваемости. и дело было не только в одержимости.

[indent] он применяет взрыв разума и ждет, когда мана восполнится, чтобы в последний момент нарисовать дугу для конуса холода. остатки он тратит на еще один щит, снова для карвера, потому что для себя жалеет. без доспехов так ли эффективен он будет, и не служит ли защитой стена изо льда лучше? отдельными короткими искрами он то ли отбивается, то ли продолжает отвлекать одержимого на себя, заставляя его подставить уязвимую сторону. тот все приближается, и андерс использует взрыв разум снова - заметно слабее, чем первый.

[indent] стена изо льда рассыпается и андерс делает шаг назад, расчерчивая перед собой руну паралича и обманывая себя тем, что это сработает надолго. маны едва хватает, чтобы впустить в нее магию - ему нужно несколько минут или зелье, но ни того ни другого нет. ощутив, как жжется собственная мантия от выпущенного магического толчка, он отступает еще. вместо взрыва разума андерс выставляет перед собой нижний конец посоха с лезвием, моля создателя, чтобы этого было достаточно, чтобы карвер справился. справедливость внутри только подначивает и просит взять контроль, но лучше уж они справятся малыми силами, и андерс сохранит остатки ясности, чем потом будет пытаться прийти в себя.

+1

13

[indent] если доводится сражаться с одним магом без возможности близко к нему подобраться, лучше всего выждать, когда он выдохнется. запасы маны — не бесконечные, решение хлестать лириумные зелья может вылезти боком, и собственные силы лучше не растрачивать. уповать на то, что противник выдохнется глупо только в том случае, если он одержимый.
[indent] выдохнется скорее андерс, который зачем-то решает совершенно глупо растрачивать свои силы еще и на карвера, а затем выдохнется и сам карвер.

[indent] подобраться к одержимому получается благодаря тому, что андерс по глупости стал растрачиваться налево и направо. что-то глухо ударяется о нагрудник пока карвер сокращает расстояние — если бы не защита, ему бы, наверное, смяло нагрудник и разорвало грудную клетку, а так повезло обойтись небольшой вмятиной и легким ушибом.

[indent] у карвера есть одна возможность — рассеять магию одержимого, чтобы лишить его защиты, и несколько секунд на единственную попытку потому что вместе с защитой одержимого рассеется и его защита — способности храмовника не делят магию на свою и чужую.
[indent] сомневаться — терять драгоценное время. карвер не сомневается, когда у него получается добраться до одержимого. не сомневается, когда рассеивает и свою защиту. тем более не сомневается, когда заносит меч.
[indent] голова — то, что от нее осталось после прохождения всех стадий одержимости — падает на землю и катится к ногам андерса. тело еще дергается по инерции несколько секунд прежде чем упасть подле ног карвера.

[indent] карвер выдыхает — на некоторое время они в безопасности. до тех пор, пока к ним не решат сбежаться остальные или пока они не достигнут внутреннего двора казематов.
[indent] меч остается в руке — на всякий случай и потому что карвер о нем на долю секунды забывает, когда бросается к андерсу помочь подняться.

[indent] — ты в порядке? — задает довольно глупый и очевидный вопрос карвер, перехватывая андерса под локоть. — идти можешь? дальше нам нужно будет разделиться.

[indent] карвер на самом деле хочет сказать что еще не поздно передумать и вернуться в порт, а оттуда — сбежать из города. что бы сейчас не происходило бы, произойдет во дворе, рядом с кругом магов. в городе охваченном пламенем сейчас безопаснее чем там, куда они направляются. по оценочным суждениям карвера, сил андерса должно хватить на побег.

[indent] но у андерса есть еще справедливость, который, как карверу иногда казалось, готов будет поднять его бездыханное тело во имя великой цели (превращая его в того же одержимого, которому он только что снес голову).
[indent] а еще у андерса в глазах горит желание самоубиться и кто карвер ему такой чтобы перечить.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » сон наяву [нет имени]