пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » How You Remind Me


How You Remind Me

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

[nick]Keira Metz[/nick][status]сладость губ моих манит[/status][icon]https://pa1.narvii.com/7026/186243bed947df181ba6c81dc8f41dc25f61fe3cr1-500-391_hq.gif[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Кейра Мец</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the witcher</fan>Если мне сегодня суждено умереть, я хоть выглядеть буду хорошо.</div>[/lz]

[html]<style>#ship0 {display:flex; margin: 10px auto 10px 2em; max-width: 600px; overflow:hidden; box-sizing:border-box; background:#fff;}
.apict {background: no-repeat 50% 50%; background-size:cover; width: 200px; height: 350px; box-sizing:border-box; overflow:hidden;}
.apict::after {content:""; display:block; box-sizing:border-box; width:0px; height:0px; position: absolute; margin-top: 195px; border-color: transparent transparent #fff transparent; border-style: solid; border-width: 0px 0px 155px 200px;}
.atext {background-color:#fff; width:400px; box-sizing:border-box; padding: 24px 24px 0 24px;}
.atext > em {display:block; padding: 6px 0; line-height:100%; text-align:center; font-style:normal !important; margin-bottom:26px; font-size: 10px; color: #555; border-bottom: 1px solid #e6e6e6; border-top: 1px solid #e6e6e6;}

/* ТЕКСТОВЫЙ БЛОК */
.atext > p {
  padding: 0 5px 0 0 !important;
  box-sizing: border-box;
  overflow: auto;
  line-height: 130% !important;
  height: 180px; /* высота блока с текстом, можно уменьшить */
  font-style: italic; /* можно удалить строку */
  font-size: 11px;
  text-align: right;  /* заменить на justify или center */
}

.atext p::-webkit-scrollbar {width: 5px; height:5px; background-color: rgba(255, 255, 255,1);}
.atext p::-webkit-scrollbar-thumb {background:#bdbdbd; box-shadow:inset 0 0 0 2px #fff;}

.atext > section {
  display:block;
  position:absolute;
  box-sizing:border-box;
  width:378px;
  text-align: center;
  padding: 0px 6px;
  margin: 46px auto auto -120px; /* отступ всего блока с текстом и полосой */
}

.atext > section > span {display:block; padding:0 !important; width:100%; height:0px; background:transparent; border-bottom: 6px solid #e6e6e6;}

/* НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА */
.atext > section > h6 {
  color: #000;
  text-shadow: 1px 1px 3px #d4d4d4;
  font-family: Lighthaus; /* семейство шрифта, можно вписать экзотику */
  font-weight: 400; /* толщина шрифта */
  font-style: italic; /* наклонность шрифта */
  font-size: 32px; /* размер шрифта */
  margin-top: -24px; /* опустить или поднять серую линию */
}
</style>

        <div id="ship0">
        <div class="apict" style="background-image:url(https://i.playground.ru/i/pix/3066469/image.jpg?220x206);"></div>
        <div class="atext"><em>

Lambert // Keira Metz
        </em>
        <p>

История, что осталась за кадром
        </p><section><span></span>

<h6> How You Remind Me </h6>

        </section></div></div>
[/html]

Отредактировано Yennefer z Vengerbergu (2022-04-02 13:46:50)

+2

2

[nick]Keira Metz[/nick][status]сладость губ моих манит[/status][icon]https://pa1.narvii.com/7026/186243bed947df181ba6c81dc8f41dc25f61fe3cr1-500-391_hq.gif[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Кейра Мец</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the witcher</fan>Если мне сегодня суждено умереть, я хоть выглядеть буду хорошо.</div>[/lz]

   Есть вещи, которые изрядно раздражают, и очень даже. Мне никогда не понять всей суеты и хаоса, что возникали, и продолжают возникать вокруг Геральта Из Ривии, Йеннифэр из Венгерберга и Трисс Меригольд. То и дело всплывают очередные слухи по поводу похождений беловолосого ведьмака и грациозных ссор двух чародеек. Точнее, их препирательств по поводу мужчины. Будто на этом умельце разъездов и дорог сошелся свет клином. Смех, да и только. Ничего особенного, по факту. Лишь раздутые истории и ореол таинственной добродетели, от которых на губах появляется пренебрежительная усмешка. Никогда не понимала, ради чего стоит лезть в чужие отношения или же, для чего вообще находиться рядом с тем, кто не оценит широты души. Мы живем в мире, где человеческие добродетели лишь вымысел и сказки, а не правда, о семи пядях во лбу. На мой скромный взгляд этот легендарный убийца чудовищ излишне слащав и напичкан правилами приличия, что так сильно ценят при дворе. Все сплетни, ходящие вокруг него, напоминают больше фантазии аристократок и наивных мечтательниц, желающих заполучить рыцаря на белом коне. В нашем случае, беловолосого мужчину на гнедой кобыле по имени Плотва.
   Что касается меня, то при близком нашем знакомстве с Геральтом, я не чувствовала каких-либо подсказок по поводу моих вопросов, более того, вскружить мне голову так никому и не удалось. Обычный мужчина, зарабатывающий себе на жизнь тем, чем может, изрядно пропитавшийся атмосферой званых приемов и набравшийся привычек знатных господ. Не хватает простоты, у этого камня излишне зашлифованы углы и изъяты несовершенство формы и взглядов. Максимально адаптированный к людской жизни, но не видящий прелести в быту там, где не ступала нога знатного вельможи. Кто знает, может, такова участь всех людей, а может, просто я засиделась в своей глуши и отвыкла давно от общества. Мне безразлично.
   В Каэр Морхен я прибыла-то лишь из-за того, что Геральт однажды посодействовал моим изысканиям и помог обосноваться ненадолго в этой крепости, пока я не нашла укрытие получше. Теперь мой долг был оказать ответную услугу, а именно, помочь спасти львенка из Цинтры от Дикой Охоты. И, если бы кто-нибудь упомянул о присутствии прочих интригующих господ и моих знакомых по цеху, возможно, я бы не стремилась столь активно оказаться в первых рядах и в первую очередь, осмотрелась получше. В связи с тем, что время у меня еще было, я решила обойти замок привычным променадом и именно тогда нарвалась на мужчину. «Кажется, его зовут Ламберт». Слышала украдкой и не особо отдавала себе отчет в том, что могу запомнить информацию, мне не интересную.
- Ламберт, стало быть, - позволив себе краткую усмешку, оценивающе осматриваю своего невольного собеседника, складывая руки на груди. При этом я склонила голову в другую сторону и кратко выдохнула, сощуривая ненадолго глаза. Пыталась понять, стоит ли мне ожидать шквал милых высокосветских цитат, или же, передо мной объект совершенно иной огранки. Мне совершенно не хотелось говорить со вторым Геральтом о важности происходящего, еще меньше хотелось подбирать слова для серьезной беседы. Хватает и того, что в воздухе витает напряжение, которое можно сбить, разве что, ударом молнии, и то, не думаю о действенности данного метода.
- Ты здесь ради поддержания высоких моральных устоев или по собственной воле для помощи страждущим друзьям? – вопрос с подвохом. И нет, это не одно и то же. Одно дело идти согласно рыцарским заветам, строя из себя надутого павлина, и совсем иное, когда ты прост, как валенок и идешь спасать друга, потому что этого хочешь ты, а не мораль, забытая на пыльной полке, затерявшейся во времени, библиотеки судеб. Дружба – это не миф, как и долг, что красен платежом. От того, и вопрос, и ответ на него, может иметь различные последствия.
- Уж прости, у меня разыгралась аллергия на высокий слог и напускные манеры некоторых присутствующих здесь. Если позволишь, мне хотелось бы опустить формальности и прочие унылые причуды высшего общества. Я Кейра Мец, - на этом я протянула руку для рукопожатия. Кажется, теперь мы познакомились.

+2

3

[nick]Lambert[/nick][status]...what a prick[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/272155fd9539c8a1e8560421f1452343/a7fbcbc2534f4a86-59/s500x750/fc1294d3b9a1c620d9aed958d2d8d57c1fa68742.gifv[/icon][sign]the bad seed[/sign]

Больше всего на свете Ламберт ненавидел своего папашу, холода, готовить и нарушение своего личного пространства.

О папаше говорить не стоило и вовсе (тем более, что Ламберт, как выучился, убил старого мерзавца и ни разу об этом не пожалел), холода кумарили так сильно, что Ламберт смурнел сразу же, как наступала осень и весь зимний период ненавидел всех и вся (начиная от сквозняков в сраном Каэр Морхене заканчивая снегом, который постоянно набивался в сапоги, в одежду, в уши, нос и даже иногда в кровать), готовить Ламберт не умел в принципе, а то, что его личное пространство и уединение нарушали… Ууу!

Еще когда Ламберт только попал в Каэр Морхен впервые, он не терпел, что его немногочисленные пожитки кто-то трогал. Ему было насрать на то, что в этом ведьмачьем общежитии все почему-то негласно становилось общим, он просто бил тех, кто этого не понимал. Дрался самозабвенно и отчаянно, до кровавых соплей и перебитых костяшек, отгребал от Весемира за это по полной и все равно продолжал. Однако, это даром не прошло, все в замке знали, что у этого мерзкого злого подростка ничего брать нельзя и вещи были в сохранности. Все также знали и то, что он старается сидеть отдельно за общим столом, что часто уходит в леса и прячется там, что общаться с ним лишний раз не нужно – попасться злющему Ламберту на язык было чревато горой едких насмешек. Он очень старался ни к кому не привязываться и быть сам по себе – однако, это у него, конечно, не получилось, и он таки обзавелся друзьями.

Друзья, надо сказать, знали о нем очень мало. Знали, что он приехал с Весемиром уже весь в синяках и царапинах, не больше. Ламберт ни за что на свете не рассказал бы им, что во время путешествия до Каэр Морхена Ламберт пытался сбежать четырежды, прежде чем не угодил в лапы накеров. Один из накеров до ужаса напомнил ему папашу, Ламберт был зол, напуган, голоден… когда Весемир подоспел, Ламберт вовсю пытался отмутузить кулаками самого жирного накера, а остальные почему-то стояли вокруг и мерзко орали, пытаясь подойти поближе и накинуться на него всей стаей. Весемир спас его шкуру, конечно — правда потом отходил ремнем и остаток пути Ламберт путешествовал на спине лошадки, перекинутым животом через круп — сидеть он попросту не мог.

Херовым он стал старику Ребенком-Неожиданностью, надо сказать.  Совсем не таким, как Цири для Геральта. Белая Башка на свою доченьку надышаться не мог, а она отвечала ему и остальным полной взаимностью. И даже ему, хотя он не заслужил. Надо сказать, он честно пытался быть с девочкой помягче – вроде бы получилось. Все что было в нем хорошего — ехидство и непрошибаемость, как у шарлеевой шкуры. Всем пользовался с большим умением, из себя выводил искусно, а потом пожинал плоды всеобщей нелюбви — от братьев и по роже прилетало иногда, эка невидаль — зато никто не лез ему в душу, не выворачивал шкуру наизнанку, и не заставлял чувствовать себя маленьким и беспомощным мальчишкой под кулаком пьяницы-папаши.
Никто и не лез — все от него бежали, как от чумы, а он и рад был.

До сегодняшнего дня. До сегодняшнего блядского дня.

Гости в сраном замке почему-то стали прибывать, как на ярмарку в Новиград. Сначала влетела как вихрь стерва Йеннифэр (и всех моментально построила и припахала), потом приперлись Синие Полоски Бьянка и Роше (эти все больше сидели особнячком, и Ламберту почему-то до ужаса хотелось орать им «да потрахайтесь вы уже!!!», ибо любовные флюиды он за версту чуял). Огромный бритоголовый Лето ничего, кроме неприязни не вызвал, веселые северяне моментально забухали, а сучка Меригольд почему-то под взглядом Йеннифэр быстро теряла весь лоск и жалась поближе к Эскелю. И еще одна…

Ламберт как раз свалил подальше от всех, во внутренний двор. Сидел себе, начищал меч. А тут и она нарисовалась – с сумками сельской знахарки на поясе, с вырезом до пупка, с цветами в волосах, босая… ни дать, ни взять майская королева. И речи высокопарные ведет, поди ж ты.

Ламберт хмыкнул в ответ на всю выспренную речь, гадко выпятил нижнюю губу, уловил имя – Кейра, Кира – и встал.

- Еще одна чародейка, - ухмыльнулся он и принялся оглядывать, склонив голову набок. Бесцеремонно прошелся взглядом по одежде, по голым рукам, зацепил волосы и обстоятельно уставился в декольте. Наглядевшись вовсю, поднял глаза. – Сначала стерва Йенна, потом эта сучка Меригольд, а вот теперь и ты. Что ж вам тут как говном намазано? Решили здесь всю свою блядскую Ложу снова собрать? Кого из ваших нам еще ждать? Я как раз книксен сделаю и реверанс покажу!

Речь его не впечатлила, а вот девица ему понравилась – внешне, во всяком случае. Если еще и характерная – огонь будет, хоть и бежал Ламберт от чародеек как от чумы.

+2

4

[nick]Keira Metz[/nick][status]сладость губ моих манит[/status][icon]https://pa1.narvii.com/7026/186243bed947df181ba6c81dc8f41dc25f61fe3cr1-500-391_hq.gif[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Кейра Мец</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the witcher</fan>Если мне сегодня суждено умереть, я хоть выглядеть буду хорошо.</div>[/lz]

   Мужчина оказался не промах. Не лебезил и не заискивал уважения, раболепно смотря в глаза. Чувствовалась в нем и наглость с дерзостью, с которой он и не думал расставаться. Подобное в людях я уважала, да и, если смотреть правде в глаза, надоело уже видеть каждый день одну и ту же картину. Быть в деревне знахаркой, это не по балам расхаживать в шикарных платьях, да вести придворные интриги за спиной сильных мира всего. И это тоже стало мне импонировать. Так что, компания Ламберта оказалась глотком свежего воздуха, которая позволяла спокойно дышать.
- Ещё один ведьмак, - усмехаюсь, довольно растягивая губы в усмешке, складываю руки на груди, когда взор мужчины поднимается выше. Не из-за того, что он смотрел прямо на открытый вырез, скорее, высказывала свою позицию – просто так отсюда не уйду, чтобы не сказал этот красавчик.
   Стоило собеседнику договорить, как с карминовых губ срывается звонкий заливистый смех. Нелюбовь ведьмаков к чародейкам столь явного характера настолько редкое и не поддающееся объяснениям явление, что я попросту не могу удержаться от проявления эмоций. Что с одними, что с другими представителями людской расы, люди стараются взаимодействовать как можно реже, то же самое касается и отношений между охотниками на чудовищ и чаровницами. Кто-то наоборот даже, испытывает особые чувства, как например Геральт с Йеннифэр и Трисс Меригольд. Красотки, что заставляют петь о них баллады, связанные с беловолосым ведьмаком. Зависти по этому поводу никоим образом не испытываю. Геральт хорош, но не настолько, чтобы строить с ним шашни и глядеть на него влюбленными глазами. Нет уж, спасибо, у меня своя голова на плечах и мне подобного рода мужчины не интересны, абсолютно.
- Ох, красавчик, а ты не промах, я смотрю. Положишь палец в рот и руку откусишь, - вновь раздается смешок, на этот раз добродушный. Тон стал чуточку мягче, как проявление одобрения и легкой симпатии. Не каждый посмеет так фривольно себя вести с чародейкой – можно и огрести по полной программе. Я не из неженок, могу по полной программе объяснить, как со мной стоит обращаться, а как нет.
   Далее я чуть вперед прохаживаюсь, осматриваюсь, будто нахожусь здесь впервые и кратко выдыхаю. В Каэр Морхене мне приходилось останавливаться, когда Геральт пригласил меня сюда переждать неприятности из-за записей чародея, что я прихватила с проклятого острова. Здесь тогда никого не было, да и снега было многим меньше. Сейчас зима и всё видится иначе. И даже не знаю, рада я быть здесь или нет. У меня попросту должок перед пассией Йеннифэр, не более того. А долги свои я привыкла отдавать своевременно и без лишних раздумий.
- Знаешь, я бы с радостью посмотрела на данное представление, да только вот, у своего друга спрашивай, кого он еще созвал в это богами забытое место. Уж поверь, у меня радости от пребывания здесь никакой абсолютно. И честно говоря, я думала, что помру здесь со скуки, но нет, Каэр Морхен, оказывается, скрывает много приятных секретов, не испорченных обществом, - вновь перевожу взор на собеседника, нагло его осматриваю, как бы, намекая, о чем или о ком веду речь. Правая бровь выгибается, на губах появляется наглая улыбка. Можно было бы сказать более прямолинейно, но тогда бы весь интерес и интрига канули в лету.
   Смотреть, как все друг перед другом изображают учтивость и пытаются упасть в любезность, становится тошно. Я понимаю, что каждый из нас согласился помочь Геральту спасти Цириллу, но, врать и пытаться соблюдать приличия, и нейтралитет было крайне странным. Йеннифэр, оно и понятно, держалась высокомерно и холодно, но вот Трисс и остальные. Можно было бы не так слащаво вести себя, делая вид, что все присутствующие твои давнишние друзья. Это далеко не так и не соответствует истине.
- Я тут не для того, чтобы тебя разговорами развлекать. До встречи, красавчик, - вдоволь насладившись обществом неискушенного зрителя, я отправилась дальше гулять по замку. Ни прощай, ни до свидания. Замок место странное, вечно людей сводит друг с другом, и с этим ничего сделать нельзя. А надоедать своим обществом Ламберту я не собиралась. Время покажет – поговорим мы снова или нет, я не из тех дотошных особ, что станут ведьмаку кидаться на шею.

+2

5

[nick]Lambert[/nick][status]what a prick![/status][icon]https://64.media.tumblr.com/272155fd9539c8a1e8560421f1452343/a7fbcbc2534f4a86-59/s500x750/fc1294d3b9a1c620d9aed958d2d8d57c1fa68742.gifv[/icon][lz]the bad seed[/lz]

Сучья матерь бы побрала этих глупых чародеек. Ни сладу с ними, ни спасу, ничего вообще хорошего. Сама к нему пришла, сама поболтать захотела, а теперь «я сюда пришла не для того, чтобы тебя разговорами развлекать», ишь ты, поди ж ты, какая цаца выискалась! Ламберту вдруг ужасно захотелось крикнуть девице вслед что-то максимально гадкое, а потом дернуть за одну из мелких косиц, что она заплела на висках – но он усилием воли сдержал себя и принялся полировать меч снова, ухмыляясь уголками губ.

Бесовское племя бабы эти. Все бабы ведьмы, а те, что постарше, уж точно ведьмы. А чародейки вообще хуже всех. Мало было ему Меригольд, которая как-то использовала его грелкой для своей постели, в пику Геральту! Да только и он тогда не подкачал, и Трисс кричала в его объятиях так, что весь Каэр Морхен ходуном ходил, а Весемир утром неодобрительно качал головой и смотрел на него так, словно бы вторая голова выросла. Поигралась им сучка рыжая, как котенком блохастым, да пнула на мороз. А потом глазки Эскелю строила, а тот и вздыхает втихаря, небось, до сих пор. И все это из-за Геральта – видимо, красавчик чем-то приклеивал к себе этих бесоваток, привязывал и присушивал, черт бы их всех побрал.

Он принялся думать о Кейре. Таких, как она, он и не видывал, пожалуй – невысокая, тоненькая, босая и простоволосая, ни дать, ни взять деревенская знахарка-повитуха. Волосы золотистые, что твой пух, кожа молочно-белая, словно светящаяся изнутри мягким и розоватым, глаза бездонные, да еще родинка между голых грудей. Легко можно было представить, как он обхватит ее руками, как сожмет эти прекрасные полушария в своих руках, да как она засмеется гортанно и заливисто, в ответ на его ласки.

Ламберт фыркнул, потряс головой и снова разозлился. Ух, чертова баба, приворожила, даром, что ли приходила? Он ощутил острую боль на ладони и с недоумением уставился на порез - замечтавшись, он царапнул себя мечом, и хоть регенерация уже работала вовсю и порез затянулся, боль была все еще свежей. Он рывком встал и направился к шатру скеллигцев, что располагался неподалеку.

- О, Ламберт! – поприветствовал его кружкой светловолосый Фолан Тиршах. – Выпьешь с нами? – Ламберт кивнул и взял кружку с ядреным элем.

- Выпьем за самую прекрасную женщину на свете! – взревел уже основательно красный Хъялмар. – За Цири из Цинтры!

- Хрена с два, слишком бледная, - вмешался хмельной Виги. – За мою Тору!

- За королеву Керис! – выпалил Фолан и покраснел.

- За Кейру Мец, чертову чародейку! – провозгласил Ламберт и основательно присосался к кружке.

Позже он ни за что не смог бы сказать, почему ему пришло в голову именно это имя.

+2

6

[nick]Keira Metz[/nick][status]сладость губ моих манит[/status][icon]https://pa1.narvii.com/7026/186243bed947df181ba6c81dc8f41dc25f61fe3cr1-500-391_hq.gif[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Кейра Мец</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the witcher</fan>Если мне сегодня суждено умереть, я хоть выглядеть буду хорошо.</div>[/lz]

   Я всегда знала, что хочу от жизни и людей, меня окружающих. Идти к цели, зная о своих желаниях, намного проще, и тем удивительнее было оказаться в глуши, дабы спрятаться от гонений. Было странным, потом втянуться в размеренный и почти спокойный уклад деревенской жизни. Притвориться знахаркой, дабы потом окунуться добровольно в размеренное течение жизни и раствориться в нем. Не волновали балы, спокойнее ходить так, босиком и по мелочи заниматься своими проблемами. Без этих светских раутов, интриг и прочей безделицы, в которой не было никакого смысла и удовольствия. Я стала наслаждаться своим положением и не особо стремилась вернуться назад в мир светской жизни. Претворила свои планы в жизнь, иногда заглядываясь на тайные знания, не доступные в обычное время.
   Тогда-то и воспользовалась Геральтом, и никак иначе. Не поняла смысла ходить за ним, как Йен и Трисс, и совершенно не приняла их позицию влюбленных девиц. То ли мне это чувство было чуждо, то ли и я правда, не могла ощутить ничего подобного. Мне было попросту все равно. Только расчет и безразличие. Не навязываться никому – как некая идеальная аксиома. Не ждать ничего ни от кого, как верная позиция, чтобы не разбить сердце. Я такая, какая я есть, и это не изменить, ни красивыми глазками, ни хорошими манерами.
   Почему тогда я чувствую себя настолько странно после встречи с Ламбертом? Черт возьми, я ушла, а он остался со мной в мыслях и я до сих пор не могу понять, почему. Этот вопрос постоянно крутится в голове. Он не похож на других ведьмаков, которые отличаются учтивостью и сдержанностью, говорит, что вздумается и грубит – а это мне нравится. Он не скрывает своего личного отношения. Я ценю в людях правду и желание рассказать её, во что бы то ни стало. Я хочу знать, какое их истинное ко мне расположение и есть ли оно вообще. Зацепиться с кем-то языками в таком плане – это прекрасно. Не думаешь, об условностях и показываешь свое истинное я. Ламберт казался равным, достойным моего внимания, надежным. И это всё спутало мои карты.
   Уходя, я бросила взгляд через плечо, когда практически покинула место, где встретилась с ведьмаком, и затем ушла, не рассчитывая на то, что меня, окликнут, или пожелают вернуть. Ламберт не такой мужчина – он не бегает за юбками и предпочитает обстоятельно подумать над тем, что ему нужно и нужно ли. «О чем я вообще думаю?» Отмахнувшись от своих мыслей, я отправилась дальше по своему маршруту.
   Кто же знал, что мы вновь встретимся через некоторое время, и на этот раз, именно Ламберт нарушит мое одиночество и желание побыть вдали от галдящей компании? Я сидела спокойно на одной из ступенек внутреннего двора, куда редко кто ходил – было веселее в компании. Честно говоря, никто из присутствующих не вызывал особого доверия, но раз все желают спасти Цири, то этого было для меня достаточно. Вполне.
- Привет, красавчик, - завидев знакомую фигуру, я усмехаюсь, по-доброму. Склоняю голову чуть в бок, из-за чего белокурые светлые волосы скользят легко по плечу.
- Подходи, устраивайся удобнее, я не кусаюсь, - и правда, я ведь не бестия какая, обычная самая чародейка, которая не ищет ни с кем встречи. Как оказывается, она находит нас сама. И неожиданно для себя, я понимаю, что я рада видеть Ламберта, о чем, естественно, ему не говорю ни слова. Не заслужил еще.
- Я скоро уйду. Не переживай, - посижу еще немного, наслажусь свежим воздухом и найду себе иное занятие. Смерив внимательным взглядом изумрудных глаз бравого мужчину, слегка сощурилась и усмехнулась.
- Мне кажется, или ночь была веселой? Могу предложить снадобье для облегчения, - ко мне часто приходили снимать последствия похмелья. Не уверена, что это именно оно, и все-таки, спрашиваю на всякий, показав на своем лице и после сдвинув кончики пальцев к затылку. Обозначение курсирующей боли от переносицы к затылку и обратно. У меня даже есть заветный пузырек при себе. Как у травницы всегда всё в наличии на разные случаи жизни. И мне наплевать, что обо мне думают остальные чародейки.
- Не бойся, я никому не скажу, что Ламберт – гроза чудовищ, обратился ко мне за средством от похмелья, - пожимаю плечами. На этом всё.  А дальше уже не мне решать, что и как.

+2

7

[nick]Lambert[/nick][status]what a prick![/status][icon]https://64.media.tumblr.com/272155fd9539c8a1e8560421f1452343/a7fbcbc2534f4a86-59/s500x750/fc1294d3b9a1c620d9aed958d2d8d57c1fa68742.gifv[/icon][lz]the bad seed[/lz]

Пробуждение было очень тяжелым – учитывая то, что происходило до него, это казалось вопиющей, ужасной несправедливостью.

Скеллигцы, в итоге, оказались мужиками что надо – ни о чем не спрашивали (если бы в его компанию ввалился трезвый и злющий ведьмак, Ламберт бы спросил, например), приняли в свой круг, бесконечно подливали выпивку, громогласно хохотали и травили байки. Хъялмар ан Крайт, например, оказался замечательным рассказчиком и пародистом – когда он передразнивал одного из своих воинов, который, увидев великана, подпустил в штаны и осознав, что натворил, упал в навозную кучу, чтобы скрыть содеянное, у Ламберта от смеха пиво пошло через нос.

Потом он смутно помнил происходящее. Они шатались по лагерю, распевая страшно похабную песню про ледяного великана и летучий гарем из сирен, потом пели ужасно грустную песню про Харальда Собачью Башку и его мертвую команду (на шум вышел из своего шалаша Лето и заявил, что это так трогательно, что даже он пустил скупую мужскую слезу, за что его тоже щедро угостили пивом), затем попытались дружно подкатить к Йеннифэр, рассматривавшей оборонные рубежи замка. В этой неравной борьбе пал Виги, получивший от разъяренной чародейки молнию в задницу, Ламберт заявил, что знает травы, которые помогут страждущему и все отправились в близлежащий лесочек за ними. По пути напоролись на стайку волков (удирали так, что сверкали пятки, а Ламберт втихаря пальнул по волкам знаком Игни, и обиженный скулеж был слышен на весь Каэр Морхен), потом у старого лодочного сарая Фолан попытался показать, как скеллигцы покоряют водные просторы, сел в гнилую лодку и ушел под воду, потом все спасали товарища и тут же, по пояс в воде, отметили его чудесное спасение…

В общем, Ламберт был весьма сильно удивлен, проснувшись во внутреннем дворике Каэр Морхена неподалеку от нужника, да еще и в обнимку с любимым козликом Эскеля. Колокольчик оказался довольно приятным соседом – лежал смирно, изредка пощипывая травку, был теплым и даже относительно мягким, так что, если не считать отвратительного запаха козлятины, все было очень даже приятственно. Козлик, заметив, что Ламберт проснулся, дружелюбно мемекнул и облизал ведьмаку лицо. Ламберт отмахнулся от него и с трудом встал. К горлу немедленно подкатил кислющий и гадкий ком, и ведьмак затрясся всем телом, удерживая тошноту в себе необыкновенным усилием воли.

Как он добрел до ступенек, ведущих во внутренний двор, как упал на них, как прислонился отчаянно гудящей башкой к камню, он не помнил вообще. Зато с ним увязался Колокольчик, и когда Ламберт сел (рухнул), он с большой готовностью пристроился рядом и боднул его в ладонь.

- Экий ты настырный. Не помру, не сцы, - ворчливо пробормотал Ламберт, опуская ладонь на круглую башку. Козлик прикрыл глаза, принимая ласку. – Вот бы сейчас зелья. И супа горячего!

Рядом послышался смешок, плеснули юбки, и Ламберт обернулся. Снова она – и все еще возмутительно красивая, даже грязные ступни не портили ее великолепия. Ламберт вдруг ощутил острое, сухое и яростное возбуждение – наверное такой была его первая эротическая греза, в виде мифической Майской Королевы, хотя и баб за эти годы он повидал немало.

Ну, или эта сучка приворожила его, просто так, из скуки -  кто их знает, этих бесявок. Взять хотя бы эту блядь Меригольд – и глазами хлопает, и невинной овцой прикидывается, и губки обиженно дует, а ведь всех ведьмаков в Каэр Морхене перебрала, только дядьку Весемира и пропустила, и то, небось, потому, что старик яростно сопротивлялся.

- Какая ты добрая и болтливая, - не удержался от подковырки Ламберт. – Оправдай, милсдарыня-чародейка, свое доброе имя, и репутацию всемилостивой и всепомогающей, спаси меня страждущего, - он комично захлопал глазами и выпятил нижнюю губу. – А о цене договоримся, уж так и быть. Чего бы тебе хотелось?

+2

8

Никогда бы не подумала, что увижу столь уморительную и прекрасную красоту, в которой будет участвовать ведьмак. Причем, не какой-то Геральт из Ривии, а сам Ламберт. Чуть ли не самый суровый из всех. Мужчина, обнимающий козлика, отвечающего ему взаимной любовью – это что с чем-то, вызывающее на лице неподдельную улыбку. Я смотрела на это чудо природы, склонив голову в бок, вступив в диалог непринужденно, как и всегда. Меня не волновало чужое мнение обо мне, я не старалась понравиться кому-то намеренно, как и затащить мужчину в постель ради галочки. Такое случилось лишь единожды, ради достижения цели, на этом всё. Ламберта же я воспринимала иначе, как отдельного человека, ведьмака, не похожего до одури на своих собратьев. Он выходил за рамки и этим мне нравился. А увидев его с милейшим зверем в этом замке, и вовсе, решила придти на помощь.
- Могу быть злой и угрюмой, но тебе это вряд ли понравится, дорогой, - в этой фразе сквозит ответный сарказм и ирония, которые не предвещают ничего хорошего. Если вдруг собеседник решит удариться в пространственные рассуждения по поводу моей скромной натуры. Что-что, а язык у меня подвешен, могу любого заткнуть за пояс при желании. Не стану запихивать язык в задницу и тихо блеять что-то, как Меригольд, как и не стану сразу же применять физическое наказание, как Йеннифэр. Хватит и слов, острых как бритва, жалящих сильнее любого заклинания. Духи дали нам языки, чтобы мы говорили и умели доносить свою точку зрения до собеседника, а не прятать голову в песок, когда стоит заступиться за себя любимого. Впрочем, думаю, мужчина и сам понимает, что сейчас не хватит сил на словесную перепалку.
   Услышав слова, которые сменили мой гнев на милость, отрицательно киваю головой и пересаживаюсь поближе к мужчине, чтобы удобно положить его голову к себе на колени.  После достаю с пояса заветный пузырек, который и вливаю в рот незадачливому ведьмаку, что явно перебрал горячительного этой ночью, как и все остальные. Правда, в отличие от прочих участников загула, Ламберту повезло встретиться со мной. Уверена, в замке сейчас полно стенающих и жаждущих избавления от похмелья. Мужчинам нужен был отдых, напряжение, витающее в воздухе, не позволяло всецело отдохнуть. Тяжело вздохнув, аккуратно провожу нежной ладонью по лицу собеседника, задумавшись о том, что он спросил по поводу платы.
- Я не возьму с тебя платы, милый, - загадочно улыбаюсь, после чего добавляю, - разве что, не изменяй себе.
   Как это понимать, пусть Ламберт решает сам. Я не сиделка домашняя и не мать, чтобы давать понятную информацию, которую разжевали до состояния каши. Не птенец малый – додумается до всего сам, мужчина умный, как-нибудь разберется. Я поднимаю взгляд чушь выше и смотрю на козлика, по-прежнему находящегося возле своего друга. Отцепляю от своего пояса травницы веточку свежих трав, которые всегда можно найти на территории замка или в лесу. Не велика потеря. Протягиваю лакомство зверю, и тот принимает его с благодарностью. Задумавшись еще на минуту, извлекаю из небольшой сумочки на своем поясе пару листьев и преподношу их к губам Ламберта.
- Прожуй эти листья, они успокоят твой желудок и уберут неприятный привкус во рту, - при этом я провожу кончиками листьев по губам мужчины и улыбаюсь. Не хитрое снадобье, приведет в чувства и дополнит эффект зелья от похмелья. Ничего хитрого нет. Лишь обычные травы, которые никому не нанесут вреда, если знать, как их использовать. Моё тайное оружие, если так можно выразиться. Внезапно, но я отошла от образа жизни чародейки и прониклась жизнью обычной травницы в деревне или лесной глуши. У любой стороны медали есть свои плюсы и минусы, так почему бы их не использовать на своё усмотрение.
- Ну что, мы условились? - наклонившись вперед, чтобы было удобно заглядывать в чужие глаза, задаю свой вопрос. Опустим при этом проявление заботы. Не каждому счастливчику удается оказаться в том положении, в котором оказался Ламберт. Он очень редкое исключение. Обычно, всё заканчивается на вручении желаемого зелья и не самым добрым прощанием. Обычно. Но не сегодня.

[nick]Keira Metz[/nick][status]сладость губ моих манит[/status][icon]https://pa1.narvii.com/7026/186243bed947df181ba6c81dc8f41dc25f61fe3cr1-500-391_hq.gif[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Кейра Мец</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the witcher</fan>Если мне сегодня суждено умереть, я хоть выглядеть буду хорошо.</div>[/lz]

+2

9

[nick]Lambert[/nick][status]what a prick![/status][icon]https://64.media.tumblr.com/272155fd9539c8a1e8560421f1452343/a7fbcbc2534f4a86-59/s500x750/fc1294d3b9a1c620d9aed958d2d8d57c1fa68742.gifv[/icon][lz]the bad seed[/lz]

Злючка-чародейка опять ехидничать начала, да что же ты поделаешь.

Ламберт громко вздохнул и заметно поморщился, любой голос резонировал и отдавал в черепушку так, словно бы вместо головы у него было осиное гнездо, в которое колотили палкой, и осы внутри от каждого удара громко гудели и возмущались. Приплюсовать тот «великолепный» запах, что оставил на нем Колокольчик и мерзкий привкус вчерашнего забродившего пива во рту – и можно получить полное комбо, как говорил как-то Геральт. Сейчас еще как Меригольд поучать начнет, и тогда совсем пиши пропало, напишут ему эпитафию как безвременно почившему, вот уж это можно было к гадалке не ходить.

Однако он ошибся. Прохладные женские руки стиснули ему виски, в какой-то благословенный момент (Ламберт и сам не заметил, в какой!) его голова оказалась на ее прекрасных мягких коленях, и она влила ему в рот какую-то красивого цвета жидкость из пузырька. Пока зелье растекалось по венам, она гладила его по голове, провела нежной ладошкой по лицу, от нее остро пахнуло вербеной и мятой, и Ламберт прикрыл глаза, поймав себя на совершенно неясном желании, чтобы этот момент продлился как можно дольше. Чтобы он лежал на ее коленях, чтобы она гладила его по голове да тихо напевала что-то свое, чарующее и колдовское, а он бы дремал в полном спокойствии и сжимал ее свободную ладонь.

Интересно, делает ли так Йенна с Геральтом? Что-то же, кроме постели, он в ней нашел, верно ведь? Представить, как Белая Башка лежит на коленях Йен, а та мурлычет и заплетает ему длинные волосы оказалось неожиданно легко, и от этого веяло каким-то… спокойствием и уютом, что ли. Вот представить на месте Йенны Мэригольд… не получилось.

Зелье, меж тем, начало действовать. Сжимающий виски обруч словно бы раскололся и с треском лопнул, головная боль стремительными темпами затихала, даже привкус во рту куда-то убрался и кислый похмельный комок в горле стремительно рассосался. Ламберт встал – ужасно удивленный и благодарный. Встал, поклонился от всей души – и сел рядом. Ни перед кем вот никогда не кланялся, а вот перед ней вдруг захотелось.

Кейра поднесла к его губам листья, он взял, прожевал, думая лишь о том, что она наклонилась перед ним, демонстрируя великолепный вид в вырезе своего платья, и тут… тут до него дошло, что конкретно она имела в виду под «не изменяй себе». Это ведь было так просто, понять это.
Да даже если он и ошибся, пусть все идет к черту, он обязан, просто обязан был попробовать!

- Условились-условились, милсдарыня-чародейка, - Ламберт сплюнул листья, схватил Кейру за руку чуть повыше локтя и дернул к себе, так, что она, не удержав равновесия, практически оказалась на нем. – И знаю, чем отблагодарить тебя. Спасибо тебе!

Перед тем как впиться в эти прекрасные, лукаво улыбающиеся губы,перед тем как покрепче прижать к себе ее трепещущее великолепное тело, он успел еще заглянуть в ее глаза и осознать, что он вляпался так, что теперь выдраться сможет только с огромной, огромнейшей кровью.

И – самое страшное – ему это начинало нравиться.

+2

10

[nick]Keira Metz[/nick][status]сладость губ моих манит[/status][icon]https://pa1.narvii.com/7026/186243bed947df181ba6c81dc8f41dc25f61fe3cr1-500-391_hq.gif[/icon][sign]-[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Кейра Мец</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the witcher</fan>Если мне сегодня суждено умереть, я хоть выглядеть буду хорошо.</div>[/lz]

   Мир всегда был жесток и требовал свою особу жатву. В нем невозможно выжить, будучи слабым немощным созданием. Тобой либо воспользуются, будто половой тряпкой, либо ты станешь сильнее и отрастишь острые когти и клыки, образно выражаясь. Сколько угодно можно вспомнить историй про милых молоденьких девушек, отдавших сердце неотесанному болвану. Всё идет к свадьбе и радужному будущему, и тут объявляется отец, наместник, вельможа и требует отдать девицу в жены кому-то другому, угодному, или вовсе, с желанием сделать ту наложницей. Начинаются страдания, беготня, безрассудная самоотверженность, и заканчивается почти всегда одним. Девушку либо убивают, либо насилуют и убивают, либо подводят к нужному выводу, преподав много суровых уроков. Милые пташки не живут долго. Как и не живут долго слабые наивные чародейки. Каждый адаптируется по-своему, кто-то прикидывается добрейшей девчушкой, что своей наивностью озаряет будто солнце, по факту же являясь расчетливой подлой стервой. Кто-то прикрывается гордостью, манипуляциями и проницательностью, не подпуская к себе людей страхом, а кто-то осаждает всех умелым острым словом и уходит тогда, когда посчитает нужным. Среди учениц Аретузы нет никого, кто не смог бы приспособиться. Так что, тут уже проблемы тех, кто общается со мной – бежать или же, пытаться парировать мои колкие слова.
   Отчего-то, возникает у меня ощущение, что это Ламберту под силу, и мы сможем найти свой общий язык. Вон, я уже пытаюсь ему помочь, не требуя никакой платы. Мне нравится проводить с ним время, пускай, всё ещё не хочется признавать этот факт. Видимо, иногда случается, что встречаешь нужного человека, и больше не хочешь его отпускать. Я даже улыбаюсь, искреннее и без издевки, с задумчивым взглядом, когда ведьмак совершает передо мной поклон. Чувство, что мне оказывают великую честь и подобное вряд ли можно увидеть в обычное время. Как-то, не могло придти в голову видение, что этот охотник за чудовищами приклонит перед кем-то колено. Не из того он типа людей. Гордый, свободный, не страшащийся последствий. Такое мнение я составила о нем.
   Ох, а этот взгляд, направленный на меня. Стоило ему так на меня посмотреть и по телу пробежались мурашки, я даже улыбнулась ещё шире, чтобы спрятать своё легкое замешательство и заодно согласно кивнуть головой, выражая принятие чужого своеобразного подтверждения платы. Коль условились – то и славно, не станет в мире больше на одного никчемного мужлана. Хватает одного взгляда на Геральта из Ривии, чтобы понять, какое величайшее бедствие – лишенный рассудка мужчина. В последствие, я не успела даже и слова сказать, внезапный полет в чужие объятия завершился мягким приземлением и шумным выдохом с губ, на которых появилась лукавая улыбка. «Понял-таки?» Глаза смеются, неприкрытая радость лучится на дне зрачков, и я слегка склоняю голову чуть в бок, щуря свои кошачьи глаза. Не задаю лишних вопросов, не пытаюсь глупо оттолкнуть, строя из себя недотрогу. Оставлю театральные игрища для меркантильных особ, не понимающих своих желаний. В нашем случае, я думаю, и без того всё понятно. Ради чего противиться тому, чего жаждет сердце в этот самый момент? Хватает всего пары мгновений, чтобы осознать действительность и утонуть в буре собственных эмоций. «Я попала». И кто бы мог знать, что такое может случиться с Кейрой Метц и Ламбертом? Мысленная усмешка.
   Поцелуй оставляет на губах жар и привкус целебной травы, смешиваясь с тонким ароматом вербены и мяты. Беззастенчиво обнимая мужчину в ответ, позволяю себе отпустить происходящее и отдать крупицу страсти на растерзание, целуя Ламберта так, как не целовала до этого никого. Чувственно, проникновенно, страстно, не думая отпускать от себя мужчину. Ни лишнего слова, ни зардевшихся щек и оскорбленного восклицания. Всё так, как должно и никак иначе. И лишь на выдохе, когда потребовалось сделать глоток кислорода, я задаю свой ненавязчивый вопрос, широко, улыбаясь.
- Тебе стало лучше, дорогой? – спросив, оставляю мимолетный поцелуй на чужих губах и немного отстраняюсь, чтобы правой рукой ласково провести по затылку Ламберта, спуститься вниз к шее и после кончиками пальцев погладить по его щеке. Левой ладонью зарываюсь в короткие волосы мужчины, ноготками игриво их перебирая. Смотрю с интересом и толикой обожания, наслаждаясь неприкрыто теперь, компанией. Мне нравится Ламберт ещё больше теперь.

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » How You Remind Me