пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » i'll walk every road with you [dragon age]


i'll walk every road with you [dragon age]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[html]<style>#ship0 {display:flex; margin: 10px auto 10px 2em; max-width: 600px; overflow:hidden; box-sizing:border-box; background:#fff;}
.apict {background: no-repeat 50% 50%; background-size:cover; width: 200px; height: 350px; box-sizing:border-box; overflow:hidden;}
.apict::after {content:""; display:block; box-sizing:border-box; width:0px; height:0px; position: absolute; margin-top: 195px; border-color: transparent transparent #fff transparent; border-style: solid; border-width: 0px 0px 155px 200px;}
.atext {background-color:#fff; width:400px; box-sizing:border-box; padding: 24px 24px 0 24px;}
.atext > em {display:block; padding: 6px 0; line-height:100%; text-align:center; font-style:normal !important; margin-bottom:26px; font-size: 10px; color: #555; border-bottom: 1px solid #e6e6e6; border-top: 1px solid #e6e6e6;}

/* ТЕКСТОВЫЙ БЛОК */
.atext > p {
  padding: 0 5px 0 0 !important;
  box-sizing: border-box;
  overflow: auto;
  line-height: 130% !important;
  height: 180px; /* высота блока с текстом, можно уменьшить */
  font-style: italic; /* можно удалить строку */
  font-size: 11px;
  text-align: right;  /* заменить на justify или center */
}

.atext p::-webkit-scrollbar {width: 5px; height:5px; background-color: rgba(255, 255, 255,1);}
.atext p::-webkit-scrollbar-thumb {background:#bdbdbd; box-shadow:inset 0 0 0 2px #fff;}

.atext > section {
  display:block;
  position:absolute;
  box-sizing:border-box;
  width:450px;
  text-align: center;
  padding: 0px 6px;
  margin: 6px auto auto -140px; /* отступ всего блока с текстом и полосой */
}

.atext > section > span {display:block; padding:0 !important; width:100%; height:0px; background:transparent; border-bottom: 6px solid #e6e6e6;}

/* НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА */
.atext > section > h6 {
  color: #000;
  text-shadow: 1px 1px 3px #d4d4d4;
  font-family: Lighthaus; /* семейство шрифта, можно вписать экзотику */
  font-weight: 400; /* толщина шрифта */
  font-style: italic; /* наклонность шрифта */
  font-size: 28px; /* размер шрифта */
  margin-top: -22px; /* опустить или поднять серую линию */
}
</style>

        <div id="ship0">
        <div class="apict" style="background-image:url(https://i.pinimg.com/564x/69/4a/e9/694a … 78246f.jpg);"></div>
        <div class="atext"><em>

Эйнарель Табрис // Зевран Араннай

        </em>
        <p>

Второй месяц лета 9:42, Ферелден. Выжившие под Адамантом Серые Стражи Ферелдена возвращаются в Башню Бдения, возглавляемые своим вернувшимся из небытия Командором. Но слухи и вести о причинах конфликта с Инквизицией, о призыве демонов, добрались до людей быстрее. И нашлись среди них те, кто не рад возвращению Стражей в принадлежащие им земли.

        </p><section><span></span>

<h6>i'll walk every road with you</h6>

        </section></div></div>
[/html]

+1

2

Бледно-бежевая пыльная лента дороги вилась впереди среди полей, теряясь в светлом мареве послеобеденного солнца. Ясное небо отдавало его лучам весь простор своей высоты, едва-едва размеченной редкими полосками разреженных белоснежных облаков. К ощутимому облегчению путешественников, прохладный ветер забирал с собой лишнее тепло — но только всё никак не радовал земли дождём, отчего посевы уже приобрели снулый вид, а копыта лошадей поднимали душное марево над колеёй дороги. Проведя время в пути с раннего утра, теперь отряд Стражей берёг силы лошадей, и все двигались спокойным собранным шагом; Эйнарель — по обыкновению впереди, умиротворённо вслушиваясь в перестук копыт позади и отголоски редких комментариев, которыми обменивались его подчиненные.

Их было совсем немного — всего семнадцать, не считая его самого. И трое из них — из Орлея, выбравшие сменить подчинение. И это не дотягивающее до двух десятков число сжимало сердце тёмными и холодными пальцами печали. Почти две трети тех, кого он знал, кого он сам принимал в Орден, приказы о чьём Посвящении подписывал и кого встречал с поздравлениями, когда они оставались в живых после глотка скверны... Почти все они, эти исключительные мужчины и женщины, обладавшие силой обуздать скверну, погибли — глупейшими смертями от клинков собственных сестёр и братьев по Ордену, от коварства венатори и паники, поселившейся в их душах и обернувшей против сил Инквизиции. И его не было рядом, чтобы остановить их. Чтобы не допустить всего этого, чтобы ответственность не была возложена только лишь на Кларель. Смог ли бы он? Эйнарель старался не думать об этом, повторяя себе, что прошлое не изменишь. Что сделано, то сделано. Что случилось, то случилось. Нужно двигаться вперёд. Двигать вперёд тех, кто остался. Сколько раз эта мантра, эта способность — необходимость, — фокусироваться на будущем, помогала ему одолевать испытания во время Мора, когда самые тяжелые его обстоятельства и последствия принятых решений вот так наплывали чёрной тенью, сдавливали грудь? И сколько раз — после.
Но теперь у него были не только эти настойчиво повторяемые самому себе слова.
Снова.

Он повернул голову, ловя янтарный взгляд Зеврана, лошадь которого шагала рядом, едва на полкорпуса выпуская вперёд белую имперскую чистокровку Командора, — и тепло улыбнулся без лишних слов. Пять суток на сложной горной дороге, пять замечательных вечеров, — не считая времени, проведенного в гостеприимстве Скайхолда, — дали им достаточно времени наговориться... и не только наговориться, — но это было не то достаточно, каким можно было бы насытиться и удовлетвориться. И Табрис продолжал беззастенчиво тянуться к теплу так нежданно вернувшегося к нему антиванца, согреваясь в этих долгих взглядах до самых кончиков пальцев на перебитых скверной руках. И тёмная туча вины и горечи, сожаления и досады о том, как всё сложилось, — отступала, таяла за ласкающим взор золотистым бархатом кожи, возвращавшим из мутных пучин воспоминаний в яркое и тёплое настоящее, согретое не одним только летним солнцем, властвующим над тёплым северным берегом Ферелдена. И хотя там, за хребтом Морозных гор, и паутинкой расползшись в землях по эту сторону, продолжалась война — война со сложным, незнакомым противником, — но здесь, здесь и сейчас, в этот момент спокойного путешествия, плеч уже касалось облегчение того, что для Серых Стражей основные испытания позади. Дальше будет только лучше — пусть даже медленно, но верно. Он об этом позаботится. Потому что в этом была его жизнь. Его место и время.

Чудесное, на самом деле, время — чудесное для всех, кто застанет возвращение грифонов. Где-то там, если смотреть от их пути на северо-восток, на острове в прибрежных водах сейчас идёт активная работа над восстановлением полуразрушенной драконом крепости, переданной во владение Ордену королевским указом — и видит Создатель, к осени это неверием дрожащее на кончиках пальцев восхищение и в прямом смысле окрыляющее воодушевление почувствуют и все остальные Стражи. Эйнарель уже и не думал, что в своём возрасте и опыте может о чём-то так, затаив дыхание, трепетно мечтать, как о том моменте, когда он увидит всю кавалькаду из тринадцати зверей вдвое-втрое крупнее самых рослых тяжеловозов; и когда, возможно, один из них выберет его своим всадником...

Вот только в эти же самые моменты светлых мечтаний та тихая иллюзия мира, которая окружала их в этой сельской пасторали, незаметно сжалась перед нависшими над ней привычными проблемами на волоске от того, чтобы лопнуть.

— Командор, — привлёк внимание Эйнареля поравнявшийся с ним Страж-разведчик из задних рядов. Он указал рукой вперёд, но Табрис уже и сам видел, что там было не в порядке. Впереди, на выезде из небольшой низины меж холмов, хмурым тёмным пятном стояли люди, держащие в руках вилы и перекованные в копья косы. Рядом с ними было пятеро всадников в заметно лучшей броне с одинаковыми знаками-гербами.

— Еще девять человек наверху, с арбалетами, — сообщил разведчик дежурным тоном. Судя по тому, как легко их заметили те, кто удосуживался смотреть, особого навыка за потенциальными стрелками не числилось, и даже вполне серьёзное оружие в их руках не слишком впечатляло: в отряде ехали двое магов, которые уже — Эйнарель засёк, как по коже едва ощутимым шепотком прокатилось то ощущение, которое никак нельзя было приписать ветру, — сплели и поддерживали барьеры. Да и наверняка стрелков собрали тем же образом, что и компанию впереди. Зачем только?..

Табрис, впрочем, догадывался. Поднятой рукой дав своим сигнал остановиться на достаточном расстоянии, — и взглядом с коротким движением головы попросив Зеврана сделать то же самое, — он тронул лошадь вперёд неспешным шагом. Один из всадников — судя по отличавшемуся плюмажу на шлеме, капитан, — тоже выехал навстречу из толпы. Хотя как сказать, выехал — скорее, выдвинул лошадь, не особо отдаляясь от собранных людей.

— Именем банна Темеры, приказываю вам остановиться! — гаркнул солдат гораздо громче, чем было нужно, чтобы его услышали; Эйнарель послушно придержал поводья, остановившись в двух корпусах от него и разворачивая лошадь диагонально, одновременно убирая её голову с пути переговоров и ненавязчиво перекрывая дорогу к стоящим позади.

— В чём проблема, капитан? — слегка качнув подбородком вверх, поинтересовался Табрис. — Моё имя Эйнарель Табрис, я Командор Серых Стражей Ферелдена и э...

— Мы знаем, кто ты и кто твоя шайка! — плевком гневных слов прервал его плюмажистый — должно быть, стремясь настропалить селян так, чтобы они взялись за вилы, увлёкся и чрезмерно настропалился сам. — И вам не место на этой земле! Мы не хотим здесь демонопоклонников и предателей!

— Да! Да! Вы сами порожденья! Хуже них! Не хотим! — подбадриваемая другими солдатами, подхватила заявление капитана разноголосая толпа, зашевелившись.

— И что вы... как ваше имя? — прервался Эйнарель на полуслове, деликатно поинтересовавшись.

— Остен, — помедлив, всё-таки фыркнул человек на лошади. — Капитан Остен, — по его лицу Табрис буквально догадывался, что с языка у солдата рвётся какое-нибудь "ножеухий" или "эльф" с той интонацией плевка, которую так любят люди, сами от эльфов недалеко стоящие; но броня с грифоньим наплечником, чистокровная лошадь и рукояти кинжалов за плечами, очевидно, были достаточной мотивацией контролировать пляску своего языка. Но вот с выражением лица он не утруждался, выражая на нём всё, что не смог сказать. Ну, на тех кусочках этого лица, что были видны под шлемом.

— И что вы, капитан Остен, предлагаете? — учтиво осведомился Командор, с любопытством изучая лицо собеседника немного исподлобья.

Капитан, раздув усы, замялся ненадолго — похоже, идея мирных переговоров им в голову не приходила. Или, во всяком случае, не приходила в ключе требований предложить решения для обозначенной проблемы. Так что поступить он предпочёл попроще — наехав громким авторитетным голосом.

— Банн Темера против Серых Стражей на её земле! Вы... пособники венатори! — ткнул он пальцем в кольчужной перчатке в сторону Стражей.

— Вы разносите заразу! — обвинил чей-то молодой голос из толпы, зашумевшей тревожным согласием.

Командор спокойно ждал, пока они выговорятся и выразят свои тревоги.

— Банн Темера не давала разрешения Стражам пересекать границу своей земли! — продолжал капитан, и лошадь под ним загарцевала, перенимая настроение всадника. — Вы бросили Ферелден на произвол судьбы, а теперь вздумали вернуться из Орлея, как будто вас тут ждали? Ха! Этим добрым людям... — он обвёл рукой собравшийся хмурый народ. Эйнарель уже посчитал — тридцать шесть человек. И те с арбалетами. — ...не нужны поля, поражённые вашей скверной! Это то, что демоны делают!..

Эйнарель, подобрав поводья своей чистокровки, от громких выкриков и настроения толпы начавшей нервно закладывать уши, слушал его с ничего не выражающим лицом. Кто позаботился об этом и зачем? Для чего нужно задерживать Стражей в этом таком удобном перешейке земли между озером Каленхад и Недремлющим морем — выводя против них даже не армию, а беззащитный отряд землепашцев? Нет, безусловно, многие ферелденские мужчины, особенно испытавшие на себе Мор, могли и умели держать оружие, но тут в толпе было всего три меча — насколько он мог видеть. В северных землях, куда Мор докатился в уже заметно разреженном состоянии, это была вполне ожидаемая картина. Но всё же, что им сказали, чем пригрозили или чего потребовали, чтобы обычные люди решили встать перед "Стражами-демонопоклонниками"?..

Их можно было напугать — без особого труда, что магией, что угрозой и верховым прорывом под защитой барьера, но эта идея Табрису не нравилась сразу. Он не собирался ухудшать положение Стражей ещё сильнее; через владения банна Темеры проходят важные торговые пути, и если вот это рассеяное словами неприятие поддержать действием, отмыть пострадавшую репутацию будет ещё сложнее. Нет, не вариант.
И развернуться, уехать — тоже так себе идея. Хотя разведчики без труда найдут путь сквозь перелески без открытых дорог и встреч с жителями, — даже не придётся тратить время на путь в обход озера, — но дело даже не в том, что это займёт время. А в том, что тогда ему придётся очень окольными путями вызнавать: что это такое было-то? По чьему приказу? Для чьей выгоды? И в чём цель?..

Привлечь его интерес? Настолько ли хитры те, кто замыслил эту шитую белыми нитками "западню", чтобы заложить в неё несколько уровней смысла? Может, всё гораздо проще, и они правда верят слухам — заодно и тем, что все маги Стражей умерли или переметнулись к врагу?..

— Мы не станем осквернять ваши поля и иссушать ваши реки, — голос эльфа раздался неожиданно звучно: он не кричал, но с привычной руководить отрядом интонацией повышал с нажимом громкость каждого слова, перебивая капитана и бормотание толпы. — Серые Стражи не враги Ферелдену и никогда не станут ими. Если у банна Темеры в этом есть сомнения, я, как Командор Ордена и эрл Амарантайна, — это вызвало перебор удивлённо-встревоженных шепотков: эльф и эрл? для многих это до сих пор ни под каким углом не укладывалось в одну личность, — считаю своим правом выслушать её доводы лично, а не переданными через вас, сэр, при всём уважении, — этими словами он обратился уже непосредственно к капитану, несколько понизив голос до нормального разговорного. Вот только это "сэр" было присыпано такой сухой долей саркастичности, что способность эльфа ставить людей ниже себя и выдвигать требования статуса не проморгал бы и глухой.

Серые глаза Командора на несколько секунд выцепили из-под края шлема глаза капитана, прежде чем Эйнарель снова перевёл взгляд на толпу и продолжил.

— Отпустите своих добрых людей по домам, капитан. Они не заслужили стоять без дела на солнцепёке только для того, чтобы впечатлить нас. Вас же я прошу сопроводить меня к банну Темере. Мои люди останутся здесь и встанут лагерем на краю деревни. Ваши арбалетчики смогут и дальше держать их на прицеле, если посчитают нужным, — прокатившийся по толпе ропот и заметно напрягшееся лицо капитана выдали, что обнаружение арбалетчиков стало для них сюрпризом; за этим как-то потерялся очень отчётливо представившийся Командору звук, с которым где-то позади поддерживающий барьеры Сорен закатил глаза в череп. Но, разумеется, слова Табриса были скорее насмешкой, пощекотавшей под коленки и без того шаткое стремление воевать: вряд ли хоть один из этих арбалетчиков действительно останется торчать рядом со Стражами, когда капитан уедет. — Или вы можете оставить своих солдат наблюдать за ними, капитан. Я же даю слово эрла Амарантайна, получившего свою печать из рук короля Алистера Тейрина, — что никакого вреда нами причинено не будет. Серые Стражи держат своё слово в обещании защиты Ферелдена, каким бы слухам вы не верили!..

Это заняло несколько минут хмуренья бровей и переговоров в полголоса с одним из поспешно подъехавших ближе помощников — Командор недвижно ждал, когда капитан придёт хоть к какому-то решению. Похоже, давалось оно нелегко, но в итоге Остен неохотно кивнул.

— Ладно, — огласил он наконец, ясно давая понять, что идёт на большие уступки. — Мы сопроводим господина эрла к банну Темере, — капитан садняще поморщился на этих словах, словно вкусом они были как дёготь. — Но это не значит, что Стражам позволено брать нашу еду и прикасаться к нашим колодцам!.. — фыркнул Остен, высокомерно обводя взглядом ждущих чуть поодаль одетых в подзапыленную сине-серую броню людей и эльфов на лошадях. Люди позади лошадей стражников, переглядываясь и обмениваясь растерянными комментариями, несколько расступились, но явно не были до конца уверены, можно им действительно возвращаться или нет. Некоторые своих вил всё ещё упрямо не опускали.

— Кто староста вашей деревни? — вдруг спросил Эйнарель, перехватывая момент, и капитан задержался на то, чтобы пронзить эльфа возмущенным взглядом, так что высокий мужчина с седеющим затылком — один из немногих с мечом и в нагруднике из вываренной кожи, — шагнул вперёд первым, пусть и с некоторой нерешительностью.

— Я буду староста, — отозвался он и, ещё раз обведя взглядом лошадь и доспех Эйнареля, сглотнул, — милорд. Дэйв Коган, я... хкхм. Что вам надо-то? — попытался он изобразить хотя бы какую-то недоброжелательную суровость, вспоминая, что говорит со злобным Серым Стражем.

Табрис, тронув лошадь с места и шагом подъехав ближе, вытащил из кошеля на поясе одну за другой пять полновесных золотых соверенов и вложил их в руку старосте.

— За ваши проблемы, мастер Коган. Ваши и всех остальных, — повёл головой Командор в сторону людей. — Когда я вернусь, заплачу столько же за любую еду и воду, которую вы сможете предложить моим людям, — улыбнулся эльф и, пока староста подбирал челюсть, сжимая в кулаке пять монет, на которые несколько месяцев можно было кормить всю деревню, снова тронул лошадь и обратился к капитану. — А теперь — позвольте мне отдать распоряжения, и мы можем выдвигаться, — с полу-учтивым жестом отведённой руки развернувшись, Командор рысью пересёк тот небольшой отрезок дороги, что отделял его от Стражей и Зеврана. Улыбнувшись ему со взглядом в глаза и остановив лошадь рядом, лицом к остальным, Эйнарель негромко и спокойно обратился к подчинённым:

— Вы слышали, что я сказал. Разбивайте лагерь, мы в любом случае проведём ночь здесь. Воспользуйтесь временем на отдых. Не обращайте внимания на слова и не поддавайтесь на провокации. Их мнение переменится так же быстро, как ветер, как только я договорюсь с теми, кто затеял эту чехарду. Если можете помочь, предложите эту помощь. У нас есть репутация, которую нужно защищать, — коротким кивком подчеркнув свои слова, Эйнарель тронул поводья, разворачивая чистокровку и останавливая её параллельно с лошадью Зеврана так, что почти коснулся его колена своим. И, вздохнув, несколько растерянно улыбнулся без слов, взглянув в глаза антиванца, пока люди впереди расходились, оставляя пятёрку стражников хмуро дожидаться на дороге. Выражение лица у Табриса в этот момент было не как сильверитовокрылого Командора Ордена, а скорее как у Алистера в его лучшие бестолковые годы. Если он и относился к этой ситуации серьёзно, то никак этого не показывал; казалось, его произошедшее скорее неловко смешит. Ни дня без приключений, верно?..

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » i'll walk every road with you [dragon age]