пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » why are you alive? [star trek & wonder woman]


why are you alive? [star trek & wonder woman]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://data.whicdn.com/images/338613344/original.gif

why are you alive?
[star trek & wonder woman]

2263; Нью-Йорк

James T. Kirk & Diana Prince

+2

2

[nick]Diana Prince[/nick][status]Вернуть всё вспять[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/2a/5f/39/2a5f3928e8f5a95974050a1a7a01e3fa.gif[/icon][sign]https://i.makeagif.com/media/1-19-2018/ulik-G.gif[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Диана Принц</a>[/nm]


DaKooka — Море

   Время ускользает сквозь пальцы крупицами золотистого песка с побережья Темискиры. Жизнь продолжается в своем извечном темпе, останавливаясь лишь иногда, чтобы напомнить о временах былой славы, о людях, что жили когда-то и перестали свое существование в силу определенных обстоятельств. Год за годом – одна единственная цель заставляет двигаться вперед, без оглядки пытаться следовать предназначению, не думая о себе, ставить мир и людей во главу краеугольного камня бытия. Цена за свободу и право выбора для тех, кто это меньше всего ценит, и не скажу даже, что стоит опустить руки, нет. Нужно лишь сильнее сжать кулаки и раз за разом защищать смертных, вполне способных находиться в неведении реальных событий, дабы привычный уклад жизни не был нарушен и исковеркан громкими словами противников порядка и моральных устоев. О последнем говорить можно вечно, но, какой будет смысл, если слова не будут услышаны, как и истина, равно, останется в забытьи?
   Иногда, мне кажется, что мне не хватит сил. Не потому, что слаба. Просто, воспоминания наполняют мысли, и я не могу отрешиться от них, как бы ни хотела. Несколько фотографий, дорогих сердцу, часы, остановившие свой бег и подаренные любимым человеком, и воспоминания. Так хочется вернуться в прошлое и изменить, хоть что-то, лишь бы был жив тот, кто запал в душу, остался в сердце навсегда. Жизнь излишне жестока, но этот факт никак не изменить. Я живу с болью, которой идет не первая сотня лет. Бессмертие могло бы стать проклятьем, если бы не ставила долг перед человечеством превыше всего. Я нужна этому миру, но нужен ли он мне? Мать учила меня быть сильной и не думать о себе, ставить на первое место истину и другие высокие качества человека. Против этого идет желание побыть немного простым слабым существом, которое могло бы прожить одну счастливую жизнь с любимым человеком, но, это невозможно. Несбыточные мечты, которые невозможно претворить в жизнь. Есть внутреннее знание, что никогда больше не смогу полюбить кого-либо.
   Возможно, именно по этой самой причине, когда к нам в музей попал таинственный артефакт, исполняющий желания, я не смогла устоять – загадала желание встретить любимого человека, попросила вернуть в мою жизнь Стива. «Глупость какая-то». Моя слабость, минутная и нелепая. Подумала, хотя бы раз в жизни, пожелать что-то для себя и тут же испугалась собственных чувств. Ведь, невозможно кого-либо воскресить, вернуть к жизни, восстановить прошлое. Лассо правды может показать прошлое, но вот заменить воспоминания нет. Всё равно, что прокручивать старую грампластинку на старом патефоне. Будет странно жевать слова, гудеть, но истина, берущая за душу, так и останется недосягаемой.
   Остаток дня прошел в странном забытьи. Я то и дело вспоминала Стива, наше совместное прошлое, последний разговор перед его гибелью. Всё валилось из моих рук, я не могла понять такую стремительную перемену в своем настроении и даже отправилась домой немного раньше. Завершила текущие рабочие вопросы и не стала акцентировать внимание на вещах малозначительных. Хотелось прогуляться по улицам города, возможно, почитать книги перед сном и после уснуть, чтобы затем повторять привычный список дел: участие в жизни смертных в качестве Чудо – женщины, после обычный рабочий день, участие в важных научных мероприятиях и после времяпровождение дома, в уютной обстановке. Можно с бокалом красного сухого вина возле камина, если совсем нет сил, сопротивляться ненужным мыслям.
   Думала, что сегодня как раз один из тех самых вечеров, когда стоит посидеть возле камина и отдохнуть. Периодически, я поднимаю взор карих глаз на небо, всматриваюсь в звезды и задумчиво грустно улыбаюсь, думая о чем-то своем. Ассоциации смешанные и крайне странные, но и с этим сложно что-то сделать, когда воспринимать реальность нет никакого желания. Витаешь себе в облаках и не можешь сопротивляться этому никоим образом. А потом. Резкий удар о какое-то препятствие и я выпускаю из своих рук сумочку, что с тихим бряцаньем падает на землю.
- Простите, я такая неловкая, - извиняюсь перед незнакомцем, присаживаясь на корточки, чтобы поднять свои вещи и, возможно, пострадавшего из-за моей невнимательности, человека. Но, все это перестает быть важным, когда я поднимаю взор и вижу перед собой до боли знакомые черты. Проницательные синие глаза, очертание лица, проникающий в самую душу взгляд. Сердце начинает бешено стучать в груди, удивление отражается на моем лице, я не верю своим глазам.
- Стив… - касаюсь кончиками пальцев лица мужчины, всё еще не веря, что это он, после чего крепко его обнимаю. Тяжело выдыхаю, закрывая глаза. От волнения голова кружится, совершенно нет слов, которыми я могла бы описать свои чувства, эмоции, мысли. От него всё так же пахнет свободой, небом и ветром. А может, и кажется мне всё это. Может, обозналась и вечер, и вовсе, превратился в разряд странных.
- Но как? – брови сводятся к переносице, ласково прикасаюсь ладонью к чужой щеке и заглядываю в глаза напротив, пытаясь отыскать ответы на свои безмолвные вопросы.

+2

3

[indent] - Пятилетняя миссия?
[indent] Адмирал кивает, глядя на стоящего перед ним капитана. В глазах Кирка целая буря эмоций. Удивление, шок, радость, предвкушение и где-то на дне - страх. Страх, потому что он всё ещё толком не оправился от произошедшего совсем недавно. Потому что всего пару недель назад он был мёртв. Без преувеличения, без фигур речи - мёртв. Если бы не быстро среагировавшие друзья, если бы не догадка доктора, он бы не стоял сейчас здесь. Адмирал это прекрасно понимает, поэтому говорит ему о решении командования заранее. К такой миссии потребуется много приготовлений, и у Кирка ещё будет время привыкнуть к этой мысли. Они оба знают, что Кирк не откажется и будет рад такой возможности, но позже.
[indent] Кирк уходит из штаба слегка потерянный. Пятилетняя миссия, старт которой состоится только через год, кажется ему какой-то сказкой, несбыточной мечтой. Пять лет в космосе. Далеко-далеко от дома. Наедине со своей командой, наедине с кораблём и космосом. В детстве о таком он мог только мечтать, а сейчас в его голове всё смешалось в кашу. Он не верит в происходящее. Последние несколько недель он вовсе ничему не верит.
[indent] Энтерпрайз восстанавливают в доках на орбите, а вся его бравая команда разбрелась по планете. Кто-то отправился к друзьям, к родственникам, кто-то остался в Сан-Франциско и занимается повышением своей квалификации, общается с учеными и студентами в Академии. Признаться, Кирку сейчас всё равно, где находится каждый из них. Он всё ещё не может осознать, что жив, цел и невредим, что может спокойно ходить по земле и смотреть в небо. Боунс звонит ему каждый вечер и всё порывается приехать, но Джим каждый раз его обрывает, утверждая, что всё в порядке. На самом деле ему просто до одури хочется побыть одному.
[indent] Он выходит на улицу и медленно идёт куда-то вдоль широкой оживлённой дороги. Нью-Йорк - город большой и шумный, но Кирку здесь хорошо. Здесь он чувствует себя живым, по-настоящему живым, а не только оживлённым трупом. Именно здесь он останавливается в коротких перерывах между полётами, в своей просторной квартире в самом центре. Его квартира на самом верхнем этаже небоскрёба, выше только небо, потому что без неба Кирк сам не свой. Оставаясь там в те редкие моменты, когда не проводит ночи где-то в чужой квартире или баре, он лежит на полу возле панорамного окна с бутылкой виски и считает звёзды, отмечая про себя, что здесь они выглядят не такими яркими, как через иллюминатор его каюты на Энтерпрайзе.
[indent] Мысли роем носятся в его голове, и Кирк уходит всё дальше. Его дом совсем в другой стороне, и куда он идёт сейчас, не смог бы сказать, останови его кто-нибудь. Ноги сами несут его, а он смотрит перед собой, толком ничего не замечая.
[indent] Он не чувствует удара, а когда до ушей доносится женский голос, вздрагивает, словно проснувшись. Прямо перед ним на корточках сидит девушка, собирая рассыпавшиеся по асфальту вещи. Очевидно, я врезался в неё, - запоздало доходит до Кирка, и он тоже присаживается, помогая ей.
[indent] Кирк не успевает ничего сказать, потому что их глаза вдруг встречаются, а в следующую секунду девушка крепко обнимает его за шею. Он едва не падает, но удерживает равновесие, а потом осторожно встаёт на ноги, помогая незнакомке. Чужое имя срывается с её губ, и он понимает, что она попросту обозналась. Сперва предположил, что это одна и тех особ, чью спальню он часто покидал рано утром, чтобы больше никогда не встретиться, но теперь понимает, нет.
[indent] В её глазах невероятная радость и затаённая боль. Так смотрят на человека, которого не чаял уже увидеть, но о котором ни на миг не забывало твоё сердце. Когда она прижимается к нему, Кирк чувствует, как бешено колотится её сердце, ударяясь о рёберную клетку, словно норовя вырваться наружу. Её ладонь касается его щеки, и он всё ещё не может выдавить из себя ни слова. Отнять у неё надежду, лишить этого щемящего счастья во взгляде кажется настоящим кощунством. Джим на секунду прикрывает глаза, накрывая рукой её ладонь на своей щеке.
[indent] - Джим, - тихо произносит он, снова глядя в её глаза и с замиранием сердца замечая, как тускнеют загоревшиеся до этого огоньки в них. - Меня зовут Джим. Мне очень жаль, но Вы обознались.
[indent] Обозналась, бывает. Он сам часто так ошибается. Сейчас последует неловкое извинение, и она уйдёт. Но отчего-то Джиму сейчас не хочется отпускать её. Не хочется, чтобы в её прекрасных тёмных глазах стояли слёзы, чтобы боль сводила её сердце. Чтобы она переживала свою боль одна. Поэтому он не отпускает её ладони, бережно сжимая их, и внимательно смотрит в глаза. Ему стыдно и неловко за то, что он - не тот, кого она искала. Не Стив. Да, это глупо и нелогично, но в его груди что-то болезненно сжимается.
[indent] - Я могу чем-нибудь помочь Вам? - спрашивает он, всё не решаясь отпустить её руки. Если вырвется, он отпустит, конечно, но до тех пор ему кажется, что он ответственен за эту ошибку. За её разочарование. - Как Вас зовут?

+2

4

[nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Диана Принц</a>[/nm][nick]Diana Prince[/nick][status]Вернуть всё вспять[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/2a/5f/39/2a5f3928e8f5a95974050a1a7a01e3fa.gif[/icon][sign]https://i.makeagif.com/media/1-19-2018/ulik-G.gif[/sign]

   Моя жизнь была разбита на тысячи осколков. Все, кого я знала когда-либо, или погибал, или умирал от старости. Провожая людей в последний путь, я часто задумывалась о том, что ожидает меня впереди. Рожденная амазонкой от Бога, я была такой же, как жители Олимпа. Проклятье или дар? Сказать сложно. Я следовала зову сердца, всегда оберегала людей зла и от самих себя. Предназначение исполняла, согласно заветам, и никогда не помышляла о чем-то для себя.
   Разве, я не заслуживаю снисхождения? Мне было бы достаточно одного дня, одного мгновения, которое вернуло бы меня в прошлое. В моей душе пустота. Сама не своя, переполненная печалью, не способная полюбить вновь и всем сердцем. Казалось неправильным забывать того, о ком болело мое сердце каждый день. Всегда.
   Увидеть Стива, коснуться его щеки кончиками пальцев, обнять – это всё, о чем я только смела мечтать. Ни больше, ни меньше, если только судьба не решит иначе. Мне столько хотелось рассказать ему, что не передать и словами. Краткий вдох, проникновенно смотрю в чужие глаза и не вижу узнавание. Боль режет внутри, убивает, краткий вздох срывается с губ. «Не помнит? Забыл? Не он вовсе?» Не хочется верить в это, впервые за много лет отказываю в признании истине. Не желаю принимать, как должно, хочу позволить себе дать слабину.
- Джим, - тихо повторяю имя, что слышится странным и непривычным звуком. В голосе полно боли, если не отчаяния. Я на грани слез и безудержной печали. И все же, держу лицо, вскинув подбородок, сглотнув ком в горле и сжав алые губы. От Джима пахнет так же, как от Стива. Между ними нет никаких различий, абсолютно. Тот же цвет волос, глаза, лицо и тембр голоса. Нет никаких отличий, за которые можно было бы зацепиться и утвердительно кивнуть, дабы потом уйти. Сердце невыносимо болит, разрывается от боли, мне нечего сказать, и не имею сил вырвать свою хрупкую ладонь из чужой руки. Всё это кажется глупой шуткой. Неудавшимся спектаклем, насмешкой судьбы. «Как это возможно?»
   Тысяча вопросов и ни одного ответа. Все мысли исчезают из головы, я чувствую, как теряется связь с реальностью.
- Нет, благодарю, - отрицательно киваю головой. Понимаю, что выгляжу глупо. Пристала к человеку со своими проблемами, загрузила ненужными мыслями. Зря поверила, зря подумала, что бывают чудеса.
- Простите, что забрала у Вас время, мне не стоило доставлять Вам неудобства, - чувствую, что меня не хотят отпускать, чувствую, как бешено, бьется сердце в груди, и ничего не могу с собой сделать. Этот жест, он значит для меня многое, даже больше, чем можно себе представить. Тяжестью отмечается на душе желание касаться этого человека, и, тем не менее,  должна прекратить мгновение, в котором чувствую себя немного счастливой.
   Плавно высвобождаю свою руку и тихо выдыхаю. Продлеваю миг, проводя кончиками пальцев по скуле мужчины. Хочется вновь его крепко обнять, окунуться в его объятия всецело и утонуть в них, почувствовать себя слабой, вдохнуть аромат неба и свежего ветра, смешанный с тонкими нотками мускуса и древесной коры.
- Стив… Джим, простите, я, - оговариваюсь, тут же поправляюсь и сбиваюсь снова. Закрываю глаза. Эта встреча выбила меня из колеи. Я сама не своя, стоит это признать. Сама же загнала себя в западню и не могу из неё выбраться. Нет сил сопротивляться лжи, что раскинула свои сети, еще сложнее отказаться от правды, что на раскрытой ладони и тянет к себе.
- Диана, меня зовут Диана Принц, - осеклась, и тут же ответила на вопрос, всё ещё вглядываясь в чужие черты лица. Совершенно не нахожу различий. Будто два брата-близнеца или же самого Стива вижу перед собой. Неловко. Неправильно. Опрометчиво.
- Ещё раз, простите меня, стоило быть внимательнее. Это моя вина. Неудобно вышло, наверное, Вы спешите куда-то, а я Вас отвлекла, - говорю быстро, чтобы заполнить неловкое молчание, которое лучше скрасить извинениями и после уходом. Чувствую себя глупо и неуместно. Как какое-то неразумное дитя, обознавшееся неуместно в торговом центре. Хочется провалиться сквозь землю. Кажется, я пришла в себя и теперь могу держать свое состояние под контролем. По крайней мере, пытаюсь в это поверить.
- Спасибо за понимание, видимо, заработалась, раз путаю людей, - усмехаюсь, звучит, как отговорка. Абсурдно и нелепо, сама даже не верю себе, что говорить о постороннем человеке? Самое худшее – это обманывать самого себя, ложь лишь прикрытие боли, которая поселилась на дне карих глаз. А я всё не могу налюбоваться и не отвожу взгляда от любимого лица, ожившего внезапно и так болезненно. Жаль, что это лишь совпадение, глупая шутка судьбы, нереальные грезы. И я не могу сказать, почему не могу унять боль в сердце. Затушить огонь несбыточной любви. Проклятье, подлежащее забвенью? Возможно. Может быть, и так.

+1

5

Она повторяет его имя, и в ее исполнении оно выходит чужим и неправильным – словно вовсе не его на самом деле, и Джиму самому впору начать сомневаться в том, что его зовут именно так. Чувство стыда и неловкости, испытанные ранее, только усиливаются, но теперь к ним прибавляется еще и иррациональная вина, будто он мог как-то исправить все это, но не сумел, не понял как. Хотя он видит эту женщину первый раз в жизни, от того, какая боль сквозит в ее голосе, в темных глазах – у него внутри все сводит болезненным спазмом. Из-за этого, наверное, он и не думает выпускать ее тонкую, прохладную ладонь, все еще накрывая своей и прижимая к щеке, – будто этот небольшой контакт может что-то исправить.

Незнакомка оказывается сильнее него – мягко высвобождает руку и извиняется. А Джиму хочется только мотать отрицательно головой, как ребенок, потому что это ему надо просить прощения, отчаянно и долго, за то, что он оказался не тем. Этот человек с его лицом, Стив, должно быть он был ей очень дорог, потому что кто-то менее значимый не будет вызывать такую реакцию. На секунду Кирк даже завидует этому неизвестному мужчине. Дорогого стоит, когда кто-то так отчаянно любит тебя; любит настолько, что видит тебя в совершенно чужих людях. Он не думает, что ему знакомо подобное; едва ли кто-то испытывал к нему что-то, хотя бы отдаленно напоминающее подобную преданность.

– Диана, – приглушенно повторяет он вслед за девушкой; ее имя прокатывается по языку мягко, знакомо, как-то удивительно правильно. – Пожалуйста, не извиняйтесь.

Джим отчетливо замечает этот момент перемены, когда Диана начинает испытывать неловкость больше, чем боль. Это должно закончиться очень предсказуемо – она извиняется, он извиняется, они расходятся, и никогда больше не встречаются. Эта-то встреча – почти невозможное стечение обстоятельств, учитывая, какой большой город Сан-Франциско. Но именно потому, что они вот так случайно пересеклись, Джиму отчаянно не хочется вот так просто ее отпускать. В конце концов, что это, если не судьба? Даже будучи человеком по большей части сугубо научного склада ума, Кирк всегда верил, что некоторые вещи не происходят в жизни просто так, что есть какая-то причина, по которой это случается.

По какой причине встретились они – ему пока неизвестно, но почему бы тогда не попробовать это выяснить? Для Джима не впервой быть человеком с лицом призрака, так что его не слишком беспокоит, если Диана будет все еще видеть в нем этого загадочного Стива. А у него, может быть, получится хоть немного поднять ей настроение. По крайней мере, ему очень этого хотелось бы.

– Честно говоря, я никуда не спешил. Просто… гулял по округе, – признается он с легкой улыбкой, призванной немного сгладить неловкость. – Поэтому вы нисколько мне не помешали, не стоит об этом волноваться.

На самом деле, было бы намного проще, если бы он включил свой режим «дамского угодника», который как правило очаровывал большинство женщин в его окружении, но отчего-то с Дианой это не приходит в голову. Он не самый искренний человек на свете, но просто так заигрывать с ней не хочется, кажется даже каким-то неправильным. Из-за этого Кирк вовсе не выглядит таким уверенным, как обычно, да и сам ощущает себя до странного юным и неопытным. Ощущение, которое, признаться, успел практически позабыть.

А Диана все отговаривается, находит оправдания своему порыву – и Джим хотел бы поверить в это полностью, однако помнит то открытое, беззащитное выражение на ее лице, когда она смотрела на него и видела кого-то другого. Нет, в этом было что-то большее, чем просто усталость или невнимательность. Тем не менее, Кирк в ответ на ее усмешку изображает понимающую улыбку и слабо кивает. Пусть так.

– Диана, может быть, вы согласитесь выпить со мной кофе, например? – после недолгого молчания предлагает Джим. До этого он перебирает в голове несколько вариантов ответа, но все они звучат либо бессмысленно, либо как-то грубовато, поэтому он просто решает, что легче сразу перейти к делу.
– Хотя, пожалуй, время не совсем подходящее для кофе, – с неловкой улыбкой добавляет он, оглядывая темнеющее вечернее небо над ними. – Можно выбрать что-то другое. Говоря по правде, почему-то я просто не могу вас вот так отпустить. Простите.

Кирк потирает шею в чуть неуверенном жесте, но смотрит в глаза Диане открыто и честно. При этом, хотя ему этого и не хочется, он почти уверен, что она сейчас ему откажет – не захочет находиться рядом и видеть в нем этого Стива, как не хотела когда-то его собственная мать, постоянно видя в Джиме его отца. Он поймет, если так, но все равно решает попробовать; может быть, что-то вроде чашки кофе и какой-нибудь легкий, ни к чему не обязывающий разговор все же смогут немного скрасить для Дианы этот вечер.

+1

6

[nick]Diana Prince[/nick][status]Вернуть всё вспять[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/2a/5f/39/2a5f3928e8f5a95974050a1a7a01e3fa.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Диана Принц</a>[/nm]

  Люди сохраняют в своей памяти самые ценные мгновения со своими любимыми. Эта память – она живет в сердце и показывает события минувших дней, будто совсем ненадолго включается пленка, едва изобретенная человечеством. Ранее это были фотоаппарат и объектив, что показывал перевернутые фигуры людей в кадре. Под тканью фотограф фокусировал кадр, и после происходила вспышка путем реакции пороха и прочих проявляющих порошков. После будут немые фильмы, где звука не будет, так как человечество едва начало изобретать новые технологии. Потом будет цвет, и звук, и слышно актеров. Каждый раз, воспоминания о Стиве терпят изменения, будто я и, правда, переживаю снова и снова нашу встречу, породившую столь сильные чувства. Я узнала, что такое любовь, но моё счастье было мимолетным и не вечным, как моя жизнь. И что же я делаю сейчас? Стив смотрит на меня глазами Джима, чувствуя вину за то, что он не мой любимый человек – я это вижу по небесно голубым глазам, которые так сильно напоминают небо над Темискирой в летнее безоблачное солнечное утро. На моих губах появляется грустная улыбка, когда мужчина напротив не желает отпускать моей руки. Возникает некое дежавю, в котором Стив не желал того же. И мне хотелось бы выполнить его немую просьбу и остаться вот так, в полном молчании, ощущая тепло чужой щеки в ладони, смотря в глаза напротив, утопая в их синеве.
   Но, любое мгновение, каким бы магическим оно ни было, прекращает своё действие и наступает суровая реальность, толкающая в неизвестность. Мне хотелось бы думать, что всё дело во мне, и эта неловкость – это цена за допущенную оплошность и напрасно побеспокоенного мужчину. Наверное, это неприятно, чувствовать, что тебя путают с кем-то другим, навязчиво практически называют неизвестным именем и пытаются поправить твое мироощущение. Чувство, что и сама проживаю эту метаморфозу, ненамеренно изменяя чужую судьбу. «Так глупо». Мне не хотелось этого, как и не желала я видеть призраков. Но Джим реален. Он настоящий и не является наложенной иллюзией на другого похожего человека. Джим близнец Стива и я в этом уверена.
- Спасибо, - с благодарностью обращаюсь к своему собеседнику, кратко кивая головой. Мне приятна даже такая забота, в которой чувствуется желание скрасить возникшую неловкость, за что и благодарю того, кого спутала с любимым человеком из своего далекого прошлого. Стало немного лучше, и все же, вина лежит только на моих плечах.
   На предложение Джима я удивленно приподнимаю брови, совершенно не ожидая, что он пожелает продолжить со мной знакомство после того, как мы столкнулись, и как я с ним поступила, называя именем некогда смелого самоотверженного мужчины. Улыбаюсь, ощущая в груди бешенное биение сердца и некое подобие тихого счастья, в которое хочется верить с трудом. Мне радостно услышать приглашение на чашечку кофе, я даже не замечаю, как немного смущенно склоняю голову и улыбаюсь, как когда-то давно, когда Стив пригласил меня на танцы. Соблазн слишком велик и я даю себе зарок, что впредь буду видеть в Джиме Джима, а не кого-то ещё.
- Я буду рада, принять Ваше приглашение, Джим, - протягиваю тонкие хрупкие ладони к плечам своего собеседника, смахивая с них несуществующие пылинки. Поправляю костюм, слегка потянув ворот, не задевая при этом открытые участки кожи. Улыбаюсь.
- Неподалеку отсюда есть уютный итальянский ресторан, в нем подают вкусный кофе и изумительное красное вино, - найдется, чем можно утолить жажду и голод, при желании, и ни к чему не обязывает случайного знакомого принимать нашу встречу за свидание.
- Мне будет приятна Ваша компания, - и в моих словах нет и тени лукавства. Джим или Стив передо мной, это уже не так и важно, если я смогу побыть еще немного времени с любимым человеком, пускай, мои чувства и не будут взаимны, так как умершие люди не возвращаются с того света, а ныне живущие не обязаны нести бремя своих прошлых воплощений. Я начинаю верить в перерождение, истинное подтверждение сейчас перед моими глазами и все-таки. Не верится, что это возможно. Я всё ещё не могу поверить, пускай, душа и требует обратного. Всегда будет требовать обратного.
- Приятно с Вами познакомиться, - будто спохватившись, протягиваю руку, чтобы пожать ладонь Джима. Ведь, эти слова, они так и не были произнесены.

Отредактировано Bastet (2022-09-10 21:43:49)

0


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » why are you alive? [star trek & wonder woman]