пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » Bash'a no falor talah


Bash'a no falor talah

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Bash'a no falor talah

Утихли все стоны, король жизнь отдал
Догорели руины

Падение Луносвета

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1114/39594.gif

Кель'Талас, наступление Плети

Nathanos Blightcaller, Sylvanas Windrunner

А что смерть? А смерть ничто.

[nick]Nathanos Marris[/nick][icon]https://i.imgur.com/3XHX0JY.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">Натанос Маррис</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>world of warcraft</fan> Ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс</div>[/lz]

Отредактировано Nathanos Blightcaller (2022-06-19 13:00:56)

+1

2

[indent] — Они перешли через реку! — Алина появляется рядом, спрыгивая с насыпи вниз к укреплениям, растрепанная, потерявшая где-то свой плащ, за спиной мотается опустевший колчан, на правой щеке отчетливо виднеется отметка от чужих когтей, которой не занимались целители, у них сейчас проблемы куда как более глобальные, чем латать небольшую царапину. У следопыта в глазах отражается не просто волнение — страх, первозданный ужас, послескивающий отголосками магии солнечного колодца.
[indent]Натанос фыркает, вытирая клинок о остатки того тряпья, что раньше были одеждой на существе. Падаль не хотела сдыхать даже когда он рубанул ей обе руки — пришлось снести башку и только тогда она смогла угомониться. Ее пустые белесые глаза пялились прямо в безоблачное небо, а из приоткрытой пасти вывалился разбухший черный язык. Раньше это было человеком, месяца три или четыре назад, покуда кожа полностью не посерела и не начала гнить на все еще продолжающем двигаться вопреки всем законам жизни теле.
[indent]— Мы уничтожили мост, так каким же образом они форсировали реку? — Натанос пинает тело сапогом, отвратительный звук отделения плоти от костей, влажный, закрадывается в уши, разложение сладковато-душным запашком забирается в нос. Он стискивает челюсть до боли, тихо рычит раздраженным псом. Его собака, последняя из оставшихся в живых сука, испуганно прижимает уши к голове и скулит в ответ на реакцию хозяина.
[indent]— Они… просто стали прыгать в реку, пока она не заполнилась настолько, что можно было перейти вброд. И его конь просто шел по телам, как по мосту… — Голос Алины дрожит, она в ужасе, практически всхлипывает и Маррис не может винить её за эту слабость, ему и самому хотелось бы плакать, он пытался найти внутри себя отголоски горя, но находил только безудержную ярость и отвращение.
[indent]Это был его народ — все эти существа, потерявшие человеческий облик, жители деревень и городов его страны, разговаривающие с ним на одном языке, делившие с ним одни и те же законы, обязанности; фермеры, рабочие, солдаты — слуги их правителя, родившиеся тут, собирающиеся прожить тут долгую жизнь. Он видел не только взрослых, но и детей, он видел сшитых из разных частей тел отвратительных чудовищ, что шли вперед и за ними тащились их внутренности, он видел колдунов, чья кожа абсолютно посерела, закутанных с головы до пят в ткани, сквозь которые просачивалась трупная гниль, что наводили порчу и земля вслед за ними умирала, обращалась в черную вязкую жижу, на которой уже более ничто не росло. И кто все это сделал — его королевское высочество, больной самовлюбленный ублюдок, Натаносу хотелось смеяться до хрипоты, когда он был в своей деревне в последний раз, народ только и говорил о том, что столица принесла радостную весть о возвращении их любимого принца обратно в родные земли. С какой стати он был “любимым” Маррис и правда не знал, по его мнению высокородный хрен не сделал ничего выдающегося за свою короткую юношескую жизнь кроме скандала с дочкой адмирала Кул-Тираса. Мстил за убитых людей? Лучше бы помог тем, кто страдал от чумы, а не гонялся за воображаемым врагом. Еще и эти слухи о том, что Стратхольм был сожжен вовсе не силами врага, а им самим теперь кажутся не такими уж и слухами. Натанос готов практически сблевать от отвращения ко всему происходящему.
[indent]— Отходим. — Коротко говорит следопыт, пряча клинок в ножнах, снимает с плеча колчан и кидает его Алине. — Капитан будет ждать нас у шпилей, нужно перегруппироваться, глефометы сжечь, мы не успеем разобрать их и взять с собой, но и врагу не оставим, пусть горят и затрудняют им путь в глубь.
[indent]— Маррис, стой, какого хрена, мне было велено совсем другое. Где лейтенант? — эльфийка делает шаг вперед, и мужчина медленно кивает в сторону; труп лейтенанта лежал на камнях, руки были раскинуты в разные стороны, а на лице застыла гримаса ужаса, когда-то сияющие голубым светом глаза потухли, выпученные от предсмертной агонии. На разорванном доспехе были отчетливо видны следы укусов, в боку застряла отсеченная хелицера и огромный паук лежал рядом, подобрав под себя все восемь лапок после того, как издох. Алина издает звук, словно ее сейчас стошнит, крепче сжимает ремень кинутого ей колчана и через мгновение догоняет Марриса. — Поздравляю с повышением…


[indent]Они догнали беженцев — хреново.
[indent]Сотни перепуганных эльфов растерянно разбредались по небольшой поляне, потерянные в этом ужасе, они сбивались в группы, жались друг к другу, другие наоборот, пытались спрятаться в любом углу, забиваясь туда и дрожа, пытаясь переварить то, как легко и просто рассыпался их мир всего за пару часов. Другие выли, словно побитые собаки, скулили, оплакивая потерянное и потерянных. Какая-то женщина сжимала сверток перепачканного кровью тряпья и пела тому колыбельные, другие не пытались отобрать у нее ворох одежды, разрушая иллюзию. Другой истошно вопил, покуда жрица бинтовала ему то, что осталось от его правой кисти, обглоданной, словно хорошо прожаренная птичья нога.
[indent]— Нам нужны люди, — Натанос толкает в плечо одного из солдат, одетого в яркие золото-красные латы, кто-то из регулярной армии, он оглядывается на человека, удивленно, словно не понимает, чего он тут забыл, но быстро приходит в себя, в этих местах был только один из племени человеческого, кто носил сине-зеленую форму рейнджера. — Пусть все, кто может держать в руках инструменты помогут рубить деревья для барикад. Постройкой занимается интендант Сагира, пусть ищут ее на восточном укреплении.
[indent]Эльф хмурится, так что широкие брови сходятся на переносице, он осматривает Натаноса с головы до ног, кидает взгляд на его собаку.
[indent]— Я не могу. — Маррис открывает рот, чтобы изречь витиеватую фразу и солдат останавливает его взмахом руки. — Без приказа ничего делать не буду, если тебе так надо иди к командиру.
[indent]Натанос ворчит о том, насколько же эльфы могут быть мудаками даже перед лицом собственной гибели. Его дом сгорел, сгнил в трупном яде и, похоже, эльфы решили точно такое же провернуть и со своей родиной. Он видит краем глаза как несколько магов держат портал, он не может рассмотреть куда он ведет за дрожащей дымкой, но сознает, что в портал только входят, но никто не появляется. Это эвакуация гражданских, а не подкрепление, о котором шептались некоторые с нотками надежды на лучшее. Они тут одни — надо смириться.
[indent]Мужчина подцепляет лежащий на ящиках колчан, пересчитывает стрелы, ему еще нужно найти лук, на прошлом тетиву перекусила плотоядная тварь, когда он выставил ребро оружия, чтобы блокировать удар и запихнул его поглубже в глотку к твари, так что она подавилась им. Окружающий хаос настолько понятен, что ему совсем уже даже не тревожно, пусть за него переживают другие, он точно знает, что нужно делать.
[indent]— Восточному укреплению нужны рабочие. — Он врывается в общий шатер ураганом, вытирая со щеки черную кровь, за ним хвостом следует его собака, плетется бесшумной тенью, низко опустив голову, ей страшно, она напугана, но она продолжает верно следовать за ним даже не смотря на ужас, что подходит к ним с юга. — Мы выставили оставшиеся глефометы на возвышении, но у нас нет рук для возведения укрепления. Противник форсировал реку, он движется слишком быстро. К тому же… у него с собой повозки, на которые он сгружает трупы всех павших, мы проследили за этими повозками, они доставляют трупы к некромантам и те воскрешают мертвых, а те, что не могут ходить сами, сшиваются в отдельных созданий. — Натанос рычит, в этой вылазке он потерял свою собаку и одного их следопытов. — Сильвана… надо ускорить эвакуацию, мы не сможем защитить этих людей.
[indent]Они никого не смогут защитить в этом хаосе, пока буквально дерутся с теми, кто раньше был им знаком, кто был им соседом и другом.
[indent]Луносвет падет точно так же, как пал и Лордерон.

[nick]Nathanos Marris[/nick][icon]https://i.imgur.com/3XHX0JY.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">Натанос Маррис</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>world of warcraft</fan> Ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс</div>[/lz]

Отредактировано Nathanos Blightcaller (2022-06-19 13:00:45)

+1

3

[indent] Когда-то Сильвана думала, что не было в ее жизни трагедии страшнее, чем смерть семьи во времена Второй войны. Отчаяние огромной волной захлестывало Ветрокрылую, оставив один на один с этим горем... Если бы не Натанос. Он был рядом каждое мгновение, предлагая свою помощь и поддержку, и только лишь благодаря этому человеку Сильвана смогла примириться с болью. И Маррис же не дал наброситься на Верису, свою младшую сестру, которую Ветрокрылая считала виновной в гибели врата.
[indent]  [indent] Но все это осталось в далеком прошлом. Все те беды, ссоры и моменты примирения.
[indent] Теперь на пороге Луносвета стоял новый враг. Мальчишка, человеческий принц, что привел за собой армию нежити. Сильвана не верила своим ушам, когда разведчики сообщили о наступлении врага, о том, что где бы ни ступила нога этих существ, за ними оставались лишь трупы и выжженная, мертвая земля.
[indent] - Они хотят захватить Солнечный колодец. - В голосе следопыта был нескрываемый ужас и трудно было его в этом винить. Источник магии кель'дорай, он питал их многие тысячелетия. Святыня, за которую каждый эльф был готов отдать даже свою жизнь, потому что без него иначе им все равно не выжить. Для Сильваны все еще оставалось загадкой, откуда у Артаса была эта армия и для чего ему понадобился источник, но одно она знала наверняка - нельзя было и близко подпустить менетиловского отпрыска.
[indent] Один из лагерей захватчика был расположен недалеко от первых врат, открывающих путь в эльфийские земли. Сильвана с отрядом следопытов отправилась к нему, чтобы самой увидеть и оценить армию противника, чтобы знать, к чему быть готовыми. Наверняка это были не все силы, а лишь немногая их часть, подумала Сильвана, увидев, как небольшой отряд разведывал ближайшую местность. Они искали обходные пути, чтобы проложить себе дорогу.
[indent] Ветрокрылая жестом скомандовала следопытам двигаться за ней. Нужно было разбить этот отряд, пока их не хватились остальные и не бросились в погоню. Сильване приходилось сражаться и с троллями, и с орками, но никогда с мертвецами. Иссохшие тела, давно уже потерявшие свой прежний облик, многие едва волочили за собой ноги, не говорили, лишь издавая невнятные звуки, но они беспрекословно шли туда, куда им указывали. Это было лишь пушечное мясо, расходный материал. Мог ли Артас в любой момент призвать для себя новых бойцов из числа тех, кто уже пал от их руки на эльфийской земле? Сильвана тряхнула головой. Даже подумать об этом было мерзко, невыносимо.
[indent] - Перебить всех. Никого не оставлять. - Земля под ногами мертвых, зараженная скверной, погибала. Смерть снова пришла к порогу дома Сильваны, только теперь собственной персоной. - Нельзя позволить им продвинуться дальше. А вы трое, - Ветрокрылая жестом указала на эльфов. - Вы отправитесь в Луносвет и доложите королю обо всем, что успели увидеть. Нам нужно подкрепление, нужно закрыть ворота, усилить оборону и не дать врагу пройти дальше. Отправляйтесь разными дорогами, хотя бы один из вас, но должен дойти. - Сильване больно было говорить это, но и времени на выбор слов сейчас не было. Каждый из ее рейнджеров понимал, насколько ответственным было это задание и что ждет их народ, если не удастся защитить Солнечный колодец.
[indent] Один из некромантов в сопровождении вурдалаков вышел вперед, к Артасу, ведя перед собой эльфийского жреца. Несостоявшийся принц хотел выведать тайну открытия врат, но жрец ничего не сказал, за что поплатился жизнью. Сердце болезненно сжималось от увиденного.
[indent]  [indent] “Твоя жертва не будет напрасной”.
[indent] Сильвана рванула вперед со своими рейнджерами, отправив одного из них к вратам, чтобы предупредить стражу о наступлении. Ветрокрылую же встретил тот самый отряд вурдалаков, что рыскал по округе, и все они пали от стрел лучников. На шум сбежалась подмога во главе с самим Артасом. Замахнувшись мечом, он сразил одного из рейнджеров.
[indent] - Убирайся с этой земли. Вам здесь нечего делать. - Сильвана выступила вперед. - Я Сильвана Ветрокрылая, предводительница рейнджеров Луносвета. И ты не пройдешь дальше.
[indent] — Это тебе стоит повернуть назад, Сильвана. Перед тобой сама смерть.
[indent] Как бы Сильвана и ее воины ни старались, Артасу все равно удалось пробить первую защиту. Столько погибших, столько невинных душ пали от лап нежити, от меча этой твари. Хотелось выть от отчаяния, но времени оплакивать падших не было.
[indent] - Отступаем ко вторым вратам. За мной! — это сражение измотало многих, многочисленные же были и потери. Артас шел впереди своей армии, а тела падших поднимались на ноги снова и шествовали в числе армии нежити. Эта тварь оскверняла эльфийские земли одним своим присутствием. Подумать только, сколько жертв и ради чего все это?
[indent] - Следопыты, отступаем к лесу. - Сильвана уводила Артаса к мосту, а когда его вурдалаки побежали следом за ней, мост разрушили, не позволяя пройти дальше.
[indent] - Зря тянешь время, эльфийка. От судьбы не убежишь.
[indent] - Ты думаешь, я убегаю? Сразу видно, ты никогда не имел дела с эльфами.
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
[indent] В конце концов, Артас смог пробить и вторую линию обороны, разрушив магический барьер, что удерживал эту часть лесов Кель’Таласа. Армия нежити была большим преимуществом - не чувствующие боли, не имеющие своей воли, марионетки, что шли вперед, даже если им приказывали погрузиться в воду и послужить мостом. Артас шествовал по этой дороге из живых трупов, ликуя, выкрикивая угрозы в адрес Сильваны. Верхняя губа командира дернулась, выказывая крайнюю степень отвращения.
[indent] - Будь ты проклят, тварь. - Шипит эльфийка, уводя за собой отряд следопытов к ближайшему посту. Им нужна была помощь жрецов, многие были ранены.
[indent] Вокруг была неразбериха, хаос. Живые пытались унести ноги, сбегаясь в сторону столицы, кто-то вопил истошно, надеясь, что это поможет вернуть к жизни мертвых. Сивальна смотрит на павших, диким зверем загнанным рычит от отчаяния - нельзя было позволить Артасу использовать этих эльфов, чтобы и они стали частью его армии. 
[indent] Ветрокрылая добралась до шатра, позволив себе мгновение на передышку, жадно выпивая остатки воды из фляги. Рядом собрались лейтенанты, их условные заместители, отчитываясь о происходящем на разных фронтах развязавшейся бойни. Многим было трудно совладать с эмоциями - страх и отчаяние так явно были слышны в голосах, видны в жестах, во взглядах. Эльфы боялись за свою жизнь, за жизнь своих семей. Сильвана лишь качает головой - если так и будет продолжаться, Артас непременно достигнет своей цели. Пальцы сжимаются в кулаки, Ветрокрылая хмурится, чувствуя, как злость кипит внутри. Она не может позволить случиться подобному.
[indent] Из мыслей выдергивает еще один голос, заставивший замолчать остальных. Сильвана обращает свое внимание на Натаноса. В этом гомоне и хаосе он выглядел на удивление сдержанно, даже понимая, что находится на чужой земле и, что вероятно, ему придется...
[indent] - Нужно организовать людей. Всех, кто может помочь отстроить укрепления. - Ветрокрылая отправляет одного из лейтенантов исполнять указание. - Нужно доложить королю о том, что враг прорвал еще одну линию обороны. Пошлите гонца. - Еще один эльф покинул шатер. - Необходимо помочь эвакуировать тех, кого можем. А что до армии врага... - Сильвана наконец переводит взгляд на Натаноса. - Будут предложения, что мы можем сделать? Я видела, как Артас поднимает павших, и это ужасно. Мы не можем допустить, чтобы этот... монстр осквернял эти земли, наш народ! 
[indent] Сильване было страшно, потому что она понимала почти наверняка — все это верная смерть, но еще больше она злилась на человеческого недопринца, на судьбу, на то, что все это происходит здесь с ними. Допустила бы мать Ветрокрылой, бывшая рейнджер-генерал подобное? Смогла бы она защитить свой народ? Справилась бы лучше Аллерия, займи она это место? Это было не самое лучшее время для сомнений, но Сильвана не могла сейчас не вспоминать свою семью. Скоро она последует за ними, в этом не было сомнений. 
[indent] Взгляд эльфийки снова останавливается на Натаносе.
[indent] - За мной. - Сильвана выходит из шатра, уводя Натаноса в сторону. - Ты должен помочь эвакуироваться эльфам, пока мы занимаемся усилением обороны. Последуешь за ними, организуешь их на той стороне. - Ветрокрылая смотрит на мужчину, думает о том, что он не заслужил того, чтобы умереть на чужой земле. - Вернешься к Стефану, когда люди будут в безопасности, те, кто сможет бежать через портал и оказаться подальше от этого кошмара.   
[indent] Никогда еще в жизни Сильване не было настолько страшно, но она должна быть сильной, должна защитить свой народ, даже если придется отдать и свою собственную жизнь. Ни одна жертва не должна быть напрасной.

[status]луна[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/77489.png[/icon]

Отредактировано Sylvanas Windrunner (2022-05-20 17:40:19)

+1

4

[indent] Трупные миазмы все пропитали, вцепились в эту землю острыми клыками, впрыснули свой яд, что на языке сладковатыми нотками отдается. Он челюстью невольно двигает, на языке перекатывает этот привкус пепла, скрипящий на зубах, пытаясь сглотнуть духотное ощущение, что вбилось куда-то в самые лёгкие.
[indent] Раньше тут казалось красиво. В тот момент, когда впервые оказался под вратами столицы, оглядел все окружающее пространство, золотые кроны склонились над ним, над невиданным доселе тут зверем, вглядывались в него так внимательно, пока он тем самым осторожным зверьком пытался прокрасться как можно дальше, за светлые искривленные стволы, под сень привычного, но одновременно не желая уходить под тяжестью свинца, впрыснутого в жилы. Людям вход в эльфийское королевство был заказан, непостоянные, скоротечные, все вокруг себя пожирающие, этой жадности он и сам был полон, до самых краев, обличая ее в собственный эгоизм и  амбиции.
[indent] На него смотрели украдкой, поддевая острым взглядом словно кончиком ножа - человек, что служит им, маленькая короткая веха, больше похожая на какую-то придурь, он исчезнет раньше, чем они вспомнят повторно о его существовании, таков ведь короткий человеческий век. А они останутся тут, под золотым куполом распластавшихся осин, под песчанными берегами чистых водоемов.
[indent]  [indent] Тут все такое прекрасное, что аж тошно.
[indent] Он помнил, как Сильвана ему это говорила. Луносвет жил в собственном маленьком мирке, который им помогла выстроить магия, она подправляла тут все, сглаживала углы, благодаря ей цветы цвели всегда яркими, а небо над головой всегда было чистым, но когда купол прекрасного мира треснул и на ровную землю выплеснулась гниль реальности немногие смогли пережить такой удар. Он видел, как эльфы сходят с ума, что-то внутри них лопнувшей струной бьет по стенкам, пускает кровь, что травит эту землю так же явно, как и распространяемая чума. Они уже сдались, просто пока еще не поняли этого окончательно.
[indent] — Нас предали. — Коротко отчеканил Натанос. — Мы с Алиной углубились к границам и я могу с уверенностью сказать, что барьер не был разрушен - его просто деактивировали.
[indent] Какого это понимать, что твой собственный мир был разрушен тем, кто обязан был его защищать? Натанос в себе копается, руки поглубже запускает в ту черную жижу, что внутри него плескается - злость, обида, боль, усталость. Голова гудит отчаянно, горны трубят о том, что все давным-давно потеряно, тот, кого Маррис должен был знать своим принцем, своим королем, в итоге отравил все, что было так дорого следопыту. И теперь он делал тоже самое и с Луносветом. Эта боль не пройдет, она никуда не денется, лишь только уродливыми шрамами останется внутри, будет напоминать о себе зудом из сожаления и грусти.
[indent] — Разрушать мосты, поджигать оставленные баррикады. Его армия мертвецов не боится стали, но огонь все еще действенное средство. — Натанос хмурится, в задумчивости по привычке чешет бороду. Сбитые растерзанные пальцы отдают кровью и прогнившей землей. — Заполнить рвы маслом, накидать всего, что может гореть, сделать стену огня, которую нельзя так же легко формировать, как и воду. Лес сгорит, но... это даст нам время и у твоего народа будет шанс эвакуироваться.
[indent] Сбежать, не выстоять. Они проиграли - еще одна мысль, обжигающая пламенем, оставляющая глубокий вздувшиеся рубцы где-то под кожей, в которых накапливается гниль. Сначала Натанос потерял свой дом, те земли, на которых родился, на которых жил, которые защищал и думал, что не будет для него больше проблем, чем объевшиеся беленой шаманы амани, выплясывающие свои полудикие танцы в галлюциногеном угаре. Теперь он потеряет и это место, опять будет наблюдать, как вымотанные, разбитые и лишившиеся всего будут с остекленевшими глазами бежать не видя дороги.
[indent] Лишь бы подальше от этого ада.
[indent] — Ты меня гонишь? — Он вскидывает брови, на мгновение теряется, на другое думает, что нечто такое должно было произойти рано или поздно, напоминая самому себе опасениями, что очень часто наигравшись, своих питомцев выкидывают. А после хмурится, как оно обычно бывало, перед тем как затеять очередной спор, огрызнуться, показав зубы и напомнить, что он-то не позволит, чтобы с ним так обращались.
[indent] — Я нужен тебе здесь. — Он глушит вырывающийся изнутри рык. Присевшая рядом собака повела ухом на изменившийся тон своего хозяина, повернула морду в своем интересе. — Я пол жизни провел в лордеронских гарнизонах, я знаю, как думает проклятый ублюдок, какими тактиками он собирается пользоваться. Вам нужен хороший партизан, а я - самый лучший. — Когда-то давно она мягким голосом ему это говорила, словно пыталась таким образом подточить его внимание, ослепить его яркими лучами слов, которые до этого ему кидали камнями. Когда-то она ценила его за все то, что наконец может принести хоть немного пользы.
[indent] — Поручи лучше это Терону, он сдает, я вижу. — Нет ничего хуже, когда собственный разум начинает медленно выскальзывать из твоих пальцев и ничего с этим не можешь сделать. Пытаешься балансировать, ухватиться покрепче, но лишь только еще сильнее соскальзывает в бездну полнейшего безумия, полнейшей апатии, смирения и жажды смерти. Они все тут давным-давно уже мертвы, просто очень упорно пытаются доказать обратное, как капризное дитя, кричащее, что не хочет спать, но веки тяжелеют против воли. Нет ничего ужасней, чем наблюдать, как медленно гниет и горит твой дом, как все рушится, а ты, пытаясь хвататься за обломки, только калечишь себя еще больше.
[indent] — Я же поклялся тебе  в верности. Не Луносвету, мне плевать, на самом-то деле, что станется в потерянными селеньями, свои-то я уже потерял, я потерял свои земли, тех кто на них жил, даже Стефана, я ведь не знаю, встретимся ли мы с ним еще хоть раз. — Горькая усмешка касается еле различимо под резкими тенями. — Но мне не все-равно что будет с тобой. Ты опять рвешься сражаться одна. — Он пальцами касается чужой ладони, в общей суматохе это незаметно, это не так уж и важно, только не теперь. — Забывая, что у тебя есть я.
[indent] Он сам для себя выбрал такую позицию, просто быть рядом, даже если взамен ничего не получать, одно лишь то, что он что-то делает позволяет ощущать себя чуточку, но более полезным. У верных псов всегда такой взгляд, он словно в душу проникает, выискивает там что-то, вынюхивает, наружу пытается вытащить схваченной дичью. Натанос был верным, этого из него не удалить хирургическим вмешательством, не вырезать, как опухоль. Разрослось очень сильно, пустило корни в самое сердце и обвилось вокруг, вторя такту сердцебиения.
[indent] — Ты мой мир - я тебя не оставлю. — Он шепчет это тихо, смешивает с ветром и звуками отчаяния, предсмертной агонии чужой земли, на которой он все еще пытается дать отпор.

[nick]Nathanos Marris[/nick][icon]https://i.imgur.com/3XHX0JY.png[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">Натанос Маррис</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>world of warcraft</fan> Ты будешь мертвая принцесса, а я твой верный пёс</div>[/lz]

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » Bash'a no falor talah