пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » убегает - догоняй


убегает - догоняй

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/707705.jpg

убегает - догоняй

Расколотые острова, Штормхейм

Корабль Орды потерпел крушение близ берегов Штормхейма;
Пока вся команда залечивает раны и ищет способ выбраться,
Вождь не теряет времени и отправляется на важную встречу.

Natalya Blightcaller & Sylvan Windrunner

[nick]Sylvan Windrunner[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/233943.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">сильван ветрокрылый</a>[/nm]

+2

2

[indent] Соленая вода забилась в легкие, мутно-изумрудные пласты давили, сжимали со всех сторон, а перед взглядом лишь только толща темная, морская.
[indent] Темный следопыт извернулась, пытаясь вылезти из под обломков, пнула ногой балку, которая мешала ужом вылезти, рыкнув при этом злобно, так что несколько пузырьков воздуха как можно быстрее устремились к поверхности. Все-равно воздух ей не нужен... Маррис напряглась сильнее, мышцы в ее новом теле, ответили, деревянная мачта, сдавливающая поперек тела, дрогнула под силой, этой новой силой, что была даром... нет, что должна была сделать из  нее идеальное оружие в служении. Наталья много кем могла быть, но уж точно не наивной девочкой, верящей в то, что что-то получила просто так, а не во имя чего-то великого. Мачта дрогнула, наконец, позволяя выбраться из плена обломков и устремиться туда, где еле различимые блики света намекали на поверхность. До берега было не так уж далеко, следопыт оттолкнула от себя чье-то тело с сине-золотыми нашивками, что мешалось на пути, быстрее загребая туда, где виднелись огни.
[indent] — Миледи! Миледи Маррис! — Аптекарь Биглоу посеменил к ней, подбирая полы своей мантии и поправляя все грозящуюся завалиться направо сухую голову, один глаз вытек, оставляя абсолютно черную глазницу, которой он смотрел на нее. — Мы потеряли одну чумовозку во время крушения, но остальные три удалось вытащить на берег! Какие будут дальнейшие приказы?
[indent] — Издеваешься? — Марис сплюнула на землю соленую воду, постучав себя по груди, внутри ее было еще много, она забила потемневшие легкие и из-за этого голос казался куда как более хриплым, чем был на самом деле. — Где вождь, Биглоу?
[indent] — Он... ушел, миледи. — Аптекарь растерянно почесал остатки растительности на голове, что так и не успели выпасть. — Один и  ничего толком не сказав. Мы ждали вас, вы ведь его защитник, вот и подумали...
[indent] Маррис зарычала от досады, точно даже нельзя было сказать, что из себя вывело, такое поведение вождя или то, как все пошло в конечном счете. У нее был шанс наконец подстрелить старого пса, что решил показать свои зубы на чужой территории. Одно было хорошо, они так просто не отдали свои корабли и сквозь оглушающий шум тонущего фрегата, она слышала, как обожаемый Гнев небес благополучно летел прямо в землю, разбиваясь на части. Наталья очень надеялась, что за это Седогрива король посадит на цепь в качестве наказания, хотя, с другой стороны, что мог сделать мальчишка с этим упрямым старым хрычом. Хуже было то, что она была уверена, что гилнеаский прибивыш не умрет так просто и наверняка попытается испортить что-нибудь еще. И именно сейчас, когда кругом все кишит демонами, а теперь еще и альянсовцами, что недовольно бухтят про события на Расколотом берегу, вождь решил, что самое время для неспешной прогулки?
[indent] — Всех собрать, организовать лагерь. — Маррис отряхнулась, словно собака, зачесывая потемневшие от соленой воды волосы назад, отяжелевшая одежда тянула вниз, к грязно-серому песку, на котором валялся всякий мусор. — О потерях потом подумаем. Героя видел?
Аптекарь ткнул куда-то в сторону берега, где несколько батраков очень усердно пытались вытолкать увязшую в песке чумовозку, все свои силы напрягая. Маррис вздохнула, сейчас они, конечно, готовы выполнять что им не скажут, Вол'Джин назвал Ветрокрылого новым вождем и все согласились, что в этой битве не время выяснять, кто кому нравится, а кто нет, демонов прибывает больше с каждым днем, они не будут различать, просто всех убьют, что уже доказали на похоронах. На данный момент угроза неминуемой смерти сплачивает как живых, как и отрекшихся, но это пока, что же будет, когда все это окончится и ордынцы опять вспомнят, что рядом с ними ходячие мертвецы...
[indent] Мокрый нос уткнулся в ладонь, ее псы, несомненно, всегда найдут дорогу к своей хозяйке, их затянутые белой пеленой глаза смотрели вдаль — оба были слепыми при жизни, такими и после смерти остались, зато нюх у них самый отменный, то что нужно. Наталья коротко потрепала каждого их них, псы пойдут за ней куда угодно, хотя бы в собачьей верности можно было не сомневаться. Берег, усеянный обломками, выкинутыми во время шторма трупами, как своих, так и чужих, представлял собой хаос. Все еще живые из воды тащили все, что еще можно спасти, а она сама слышала волчий вой откуда-то из-за горного хребта — Альянс. Несколько раненых нетопырей жалостливо скулили, своим наездникам жалуясь на несправедливую судьбу и что им больно. Герой сидела на песке и вправляла сломанную ногу одному из матросов, он шептал себе что-то под нос, но хотя бы не дергался, Наталья сильнее ногами в песке увязала, чтобы ее уж точно услышали.
[indent] — Если ты ищешь вождя, то он направился к врайкульским строениям. — Шаманка приподняла голову, смотря на Маррис, в ее глазах читалась абсолютное безразличие, так свойственное ее брату. Все, что не касалось духов и прочей эзотерической хрени, такие как она игнорировали очень успешно. — Я останусь на берегу, помогу кому смогу.
[indent] — Славно. — Наталья усмехнулась, так что из под верхней губы показались крыли, слишком длинные, как часто ворчали, для человека, та самая одна из их семейных черт, что всегда легко можно было проглядеть. — Вождь оценит твое стремление помогать нашим людям, герой.
[indent] Стандартная фраза, которую теперь нужно выплевывать постоянно — они отныне слуги народа, который несомненно, не сейчас, но через некоторое время так точно, возненавидит их, в этом у Маррис сомнений не было. Она уже даже привыкла, ее ненавидели при жизни, за то что выскочкой явилась в чужие леса и посмела бросить вызов эльфийской непогрешимости. Ее ненавидели после смерти, все эти желторотики, мечтающие о славе, но с навыками на уровне махание тяпкой максимум, которых пришлось выдрессировать, чтобы не сдохли на первом же своем задании. И ее ненавидят сейчас, за то заняла слишком близкое к их вождю место.
[indent] Одна из гончих фыркнула, приподняв острую морду — несомненно кое кто из гилнеасцев уже должен был рыскать среди острых скал, что еще разок заставляло помянуть Ветрокрылого, унесшегося вперед, не сказав ни слова. Ей не сказав ни слова. В тот самый момент, как вождь во всеуслышание объявил, что Маррис становится его новым защитником, их король словно решил, что теперь может делать все что вздумается без объяснения причин, ведь за его жизнь ответственен кто-то другой. Следопыт ускорилась, сапогами скользя по влажному камню, слышая, как хрипят ее гончие, идущие по следу. Раскаты грома в небе намекали на то, что скоро холодный дождь вновь прольется на это неприветливое место и что это заставит их небольшой и крайне скорый лагерь не продвигаться вглубь материка. А это значит, что сейчас она здесь одна...
[indent] Честное слово, если ли Ветрокрылому так хотелось самоубиться, то он мог бы выбрать более простой способ.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0017/9b/dc/2/470070.gif[/icon][nick]Natalya Blightcaller[/nick][nm]Наталья Гнилостень[/nm][lz]давай сыграем в молот ведьм [/lz]

+1

3

[indent] Сильван открыл глаза, с минуту разглядывая серое, непроглядное небо Штормхейма. Тучи сгустились, не пропуская ни единого луча солнца. Ветрокрылый тихо фыркнул, переворачиваясь на бок, утопая ладонями в мокром песке. Будь эльф все еще жив, кому-то пришлось бы пересчитывать его кости прямо сейчас, но вождь лишь неторопливо поднялся, оглядываясь по сторонам. Обломки корабля, копошащиеся Отрекшиеся, груды мусора, трупы. Алина, стоящая напротив, с интересом разглядывающая своего вождя. Сильван оскалился в ответ.
[indent] - Старый пес, - рыкнул Ветрокрылый. - Надеюсь, он сейчас скулит и зализывает свои раны где-нибудь подальше отсюда.
[indent] - Мы уже успели столкнуться на берегу с выжившими шавками Альянса. Седогрива с ними не было, - вождь словно внимание не обращает на слова Алины. Эльф не думал, что король Гилнеаса решит напасть на флот Орды прямо на пути в Штормхейм. После событий на Расколотом берегу о перемирии между фракциями не могло быть и речи - старый ворген наверняка считает, что это Сильван виноват в смерти короля Альянса. Этому старому псу только ослабь поводок, сразу попытается в глотку вцепиться. Жаль только, что даже не смотря на его возраст, слишком уж был прыток и так просто его не убить. А посему пока что он был не главной проблемой, но вполне мог ею стать.
[indent] - Где Нат? - эльф лук проверяет, цел ли тот. Стрелы собирает в колчан - обычные тоже пригодятся, наряду с отравленными.
[indent] - Я ее не видела на берегу, может, она все еще не выбралась из-под обломков. Или уже с Героем помогают найти всех, кто выжил. Кто знает, - верхняя губа дернулась, исказив лицо вождя. Алина, завидев недовольство, лишь отвернулась в сторону.
[indent] - Ну так найди ее, а как только найдешь, передай, что их главная с Героем цель - найти Эгиду. У меня здесь есть еще одно дело. Позже я сам найду вас.
-----
[indent] Ноги скользили по мокрому камню, так, что сложно было удержать равновесие. Сильван спешно спускался вниз с пригорка по вымощенной дорожке. Внизу - храм врайкулов, один из многих, и небольшое поселение. Палатки то тут, то там. Тренировочных манекенов больше, чем самих жителей и стойки с оружием везде. Даже в такую непогоду тренируются, оттачивая свое мастерство воинов. Это вызвало бы уважение, не будь эти врайкулы остолопами. Сильван был бы не против, если бы они в желании в очередной раз выяснить, кто из них самый достойный, сами бы перерезали друг другу глотки. Одной бы проблемой стало меньше. 
[indent] Эльф затаился за большими камнями, осматривая местность. Прикидывая, как пробраться мимо незамеченным. С какой стороны вход в храм, охраняется ли тот. У входа, кажется, никого не было, но наверняка там было полно замысловатых врайкульских ловушек, загадок, как они это любят. Куда ни плюнь, везде одни испытания.
[indent] Но этот храм не интересует вождя. Несомненно, там нашлись бы подсказки, где найти Эгиду Агграмара и как ее получить, но это была забота Героя. Ветрокрылому нужно было нечто другое, а для того, чтобы это получить, придется спуститься в мир, где многие предпочли бы  никогда не оказаться. 
[indent] Сильван видел самый настоящий Ад своими глазами, в разных его обличьях. В Луносвете, когда Артас истреблял высших эльфов. И там, по другую сторону этого мира, когда Ветрокрылый решил покончить с собой, сбросившись на саронитовые шипы. Куда ни посмотри, а везде его ждала вечная тьма и страдания. Хельхейм, по сравнению с тем местом, где Сильван успел побывать, не казался и на малую долю таким же устрашающим. 
[indent] Бесплотной тенью вождь огибает поселение врайкулов, углубляясь все дальше и дальше на острове. Ему нужно было найти вход в Хельхейм.
-----
[indent] В какой-то момент дождь перестал идти и даже солнце озарило небо, а поселение врайкулов осталось позади. Сильван поморщился, лишь сильнее натянув капюшон на лицо. Вот уже какое-то время ему практически никто не встречался вокруг, только местные животные шуршали в зарослях. Если посмотреть вперед - вдалеке горы стеной непреодолимой огибали это место, а на вершине - драконы, водящие дружбу с местной стихией. 
[indent] Позади щелкнула сухая ветка. Вождь оборачивается, но никого не видит. С подозрением осматривается и лишь птица встрепенулась в кустарниках. В эту секунду за спиной оказывается шпион Седогрива, полоснув своими кинжалами у самого лица Ветрокрылого, когда тот успел увернуться.  Но сражение было недолгим - ворген упал замертво, когда несколько стрел вонзились в его спину. 
[indent] - Это ты их привела сюда? - вождь испытующим взглядом на защитницу свою смотрит. - Они шли по твоему следу с самого берега? Я разочарован, - верхняя губа дернулась, исказив лицо. Неужели Нат теряет хватку? Конечно нет. Но Сильван лишь испытывает ту. Дразнит. Не сыскать во всем Азероте кого-либо, кто будет также хорош в своем деле, как Гнилостень.
[indent] - Я просил ждать меня в лагере, который вы должны были разбить на берегу или где-то еще. Дальше я пойду один. Возвращайся, если, конечно, у тебя нет каких-то важных новостей, из-за которых ты шла следом все это время, - эльф присел возле трупа шпиона, осматривая тот. Может, найдется что-то интересное. Неплохо было бы знать, где сейчас Седогрив. Он теперь так просто от вождя не отстанет. Это может стать проблемой и помешать планам Ветрокрылого. Нужно было найти этого старого пса и ликвидировать, хотя бы его людей, столько, сколько найдут.
[indent] Эльф жестом подзывает к себе защитницу. Досадно вздыхает, при шпионе ничего не оказалось.
[indent] - Были и другие? Где они обосновались? - если Наташа этого не знала, значит, стоило позаботиться об этом и как можно скорее.
[indent] - Мне понадобится твоя помощь. Нужно узнать, где лагерь Седогрива. Мне нужно закончить с делами до того, как он решит снова выследить нас и напасть. Это может стать большой проблемой, - Сильван выжидающе смотрит на свою защитницу. Ее псы рядом вьются, в разные стороны носами тычутся, принюхиваясь. 
[indent] Вождь встает в полный рост, подходит ближе, неотрывно на женщину смотрит. Легонько касается подбородка той, привлекая внимание. 
[indent] - Рассчитываю на тебя. Как и всегда.

перенесен

[nick]Sylvan Windrunner[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/233943.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">сильван ветрокрылый</a>[/nm]

Отредактировано Sylvanas Windrunner (2022-08-28 18:10:21)

+1

4

[indent] Недовольство где-то у горла просыпается, клокочет, свою силу набирая, невысказанными словами, обращенными в рык. Ее всегда боялись, называя слишком дикой, далеко не комплиментом, когда про дикую кошечку мурлыкают, но дикой как псина, всеми брошенная и забитая, скалящая желтые клыки, слюной обливаясь, с боками ввалившимися и шерстью, что клоками вылезает. Это для нее привычно было, столь знакомо, отгораживаясь от остальных опаской и желанием держаться как можно дальше, прочерчивая невидимую линию, ту самую, которую он так легко перешагнул, не смотря на все. И хочется укусить, побольней, напомнить, что поводка у нее по сути нет и идет она сама, без чьей либо указки, но собственному желанию.
[indent]   — Я шла следом. — Наталья вскинула голову, смотря на распластавшиеся трупы, от которых пахло мокрой шерстью и химическими реагентами. Многие из воргенов все еще очень плохо справлялись с собственным проклятьем, впадая в привычную животную ярость с кровавой жаждой, от чего алхимические зелья приходилось глотать очень часто. Занятно, кому-то хватало и одному приема, а кому-то и вообще стороннее вмешательство не требовалось — как все зависит от самого человека и его воли, в конечном итоге. Как и всегда...
[indent]   — Я никуда не уйду. — Внутри груди разрастается пожаром ярость, только она и осталась, казалось, после всего произошедшего, после того, как ее душу вывернули и извернули, переломав на всякий лад, запихнув в остатки трупа, словно какой-то фарш, такую же перемолотую и полностью измененную. Она делает шаг вперед, в чужих глазах, красной яростью заполненных, она давно уже ничего не читает, но все так же продолжает следовать дальше, низко пригнув голову, пусть и не ожидая от этого действия уже абсолютно ничего. — Я ваш защитник, Вождь. — Каждое слово отчеканивая, спокойно и твердо. — Моя обязанность — защищать вас, следовать за вами, неважно как далеко вы уйдете. И умереть за вас, если нужно. В ином случае... возможно, вождь не рад моей службе и он потребует меня оставить этот пост... тогда я вынуждена буду уйти...
[indent] Когда-то давно это казалось глупым — умение манипулировать другими словами, на грани шантажа, завуалированного под робость или под исполнительность. Собаки рядом беспокойно вьются, белесые их глаза смотрят в серое небо, на котором клокочут тучи, нахрапывая друг на друга беспокойными волнами, как и море по другую сторону, такое же темное и такое же бесконечное, с отблесками зеленой скверны, что и не разобрать где вверх, а где низ. Они волнуются, чуят скверну, даже в их новой природе эта сила неправильная, извернувшаяся не в ту сторону, жуткая и оттого такая опасная. А раз так, то и уходить отсюда надо. Их стая сейчас слишком мала, слишком незначительна, но вождь пальцами касается подбородка, заставляя смотреть на него, а не на морскую ревущую бездну, обдавая холодом от которого в мертвом теле все мышцы болью сжимаются.
[indent]    — Гнев небес упал северо-западней, напоролся на скалы что носят название Плачущие утесы, рядом находится деревня врайкулов, но, кажется, они не особо дружелюбно настроены, как к нам, так и к Альянсу. Боюсь, что демоны уже поработали с местным населением. — Наталья на миг замолкает. — Мы разбили лагерь на берегу у места крушения. Герой осталась проконтролировать обустройство, аптекари уже работают на месте и были посланы нетопыри на разведку. — Из под верхней губы диким оскалом показываются клыки, слишком длинные для обычного человека. — Не вижу причины взыскивать с меня за невыполнение своих обязанностей. Но я не смогу хорошо исполнять свою работу, покуда не буду знать все, что нужно.
[indent] Скрытность вождя порой доходила до абсурда. А еще, где-то очень глубоко, там, куда сама она предпочитала не лезть без особой причины, дабы свои собственные старые раны не вскрывать, кололо нечто, что было обидой вперемешку с ревностью. Даже после всего, после пережитого, после произошедшего, после долгих лет борьбы с собственным "я" и желанием стать, наконец, пылью под ногами, закончив оборвавшийся уже путь, после стольких сил и стольких принесенных в чужое благо жертв... ей не доверяли до конца. Рука устремляется вперед, быстро и стремительно, сбивая чужие пальцы с подбородка, словно обжигающие огнем.
[indent] Она всегда была слишком скора на действия, на мысли, а теперь и подавно. Пока в груди клубилось нечто жуткое, та новая сила, что выла из нутра и черной патокой заползала в мысли. В ее мире ты либо делаешь что-то сейчас, либо не делаешь никогда. Ты служишь до самого конца, помирая верной, но забытой хозяевами псиной у прогнившего крыльца, либо уходишь туда, где навеки одичаешь. Одна из собак рядом принюхивается, чуя неладное, она скалится, тихо порыкивая. Это не то место, где можно сейчас разводить долгие разговоры, но Наталье, право слово, на это плевать. Для нее нигде такого места не существовало, куда не отправься, даже ее дом, единственное место, где счастлива была, в итоге медленно развалился и погибал на зачумленных землях, пока отвратительно гордые и абсолютно бесполезные рыцари серебряной длани гоняли Наталью от ее же — смех — дома, словно дикую лисицу от курятника. Не сразу пришло это осознание, но она отрекшаяся, а значит — ей нигде не будет безопасно, даже обожаемый так другими Подгород не был настолько уж и безопасным местом — обычные развалины, которые просто пока нет смысла брать штурмом, но если захотят... Наталья вновь скалится, смотрит прямо в глаза вождю, никогда не отводя взгляда... она никогда не отводила.

[nick]Natalya Blightcaller[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0017/9b/dc/2/470070.gif[/icon][nm]Наталья Гнилостень[/nm][lz]давай сыграем в молот ведьм [/lz]

+1

5

[indent] Мало кто мог позволить себе перечить вождю открыто, гордясь этим. Только, разве что, глупцы, ну или храбрецы, коих практически не осталось. Наталья ни к тем, ни к другим не относилась, имея особые привилегии. Это не просто разрешение, как это бывает по старой памяти, она заслужила доверие снова, совершила практически невозможное. Мало кто из Орды мог подобным похвастаться, даже среди Отрекшихся.
[indent] Гнев пламенем алым во взгляде отражается. Сильван молчит мгновение, прищурившись, обдумывает, что же ему делать дальше, в какую сторону направиться и что сейчас было приоритетнее - расправиться с Седогривом, отправив к нему Наталью и тех, кто еще мог стоять на ногах и сражаться, или забрать эту женщину с собой, в конце концов, путь в Хельхейм вряд ли можно было назвать простым. Снова и снова эти двое оказывались у врат Ада и упорно не желали там оставаться, связывая себя с миром живых всеми доступными им способами. Все, что у них было - память о прошлом. Образы часто накладывались на настоящее, едва уловимой дымкой, что таяла под пальцами, в попытках ухватиться за утраченное. Алые глаза смотрят неотрывно, зачаровывают, как некогда дерзкий взгляд карих глаз. Наталья всегда смотрела открыто, не отводя взгляда. Это злило и это же забавляло, завлекало, позволяя ей снова и снова оставаться рядом.
[indent] Сильван не отвечает, но позволяет остаться рядом и в этот раз, позволяет дерзить, ударив вождя по ладони. Жестом за собой зовет, спускаясь вниз по тропе. 
[indent] - Если Седогрив сейчас возле деревни врайкулов, значит они займут его на какое-то время. Нам нужно успеть закончить с некоторыми делами. Не отставай.
[indent] К сожалению, встретиться со старым врагом придется еще не один раз. Если Сильван понял правильно, та деревня, возле места крушения, это Скольд-Ашиль. Будь трижды проклят старый пес! Он может уничтожить все планы вождя. Этого нельзя было допустить. Ветрокрылый скалится, сжимая пальцы в кулаки. Тени неспокойно вьются в этой хватке, ожидая, когда им позволят забрать чью-то жизнь.
[indent] - Нам нужно добраться до другого берега как можно скорее.
[indent] Хранилище Агграмара осталось далеко позади. Небо снова заволокло тучами, угрожая обрушиться на чужие головы. Вождь шел молча, прислушиваясь к звукам, разглядывая окружение, чтобы понять, как можно сократить путь до моста, что тянулся на другой берег, к Валдисдаллю. По ту сторону была большая открытая местность, леса и еще одно врайкульское поселение. Не самое удобное место для прогулок. Эти сумасшедшие проводили там какие-то опыты, кажется, пытаясь кого-то призвать. 
[indent] - Будь осторожнее и смотри под ноги, - Сильван огрызается, когда слышит, как под ногами его защитницы хрустнула чья-то застарелая кость. В этих местах врайкулы везде понатыкали свои алтари, украсив их черепами своих врагов, и то были явно не звери. В лесах, подобных этим, все это выглядело нелепо. Листья деревьев частично пожелтели, осыпавшись на землю, создавая собой мягкий ковер, местами начинающий подгнивать от постоянных дождей. Медведи спали возле своих укрытий, пока птицы все еще щебетали на деревьях, а мелкое зверье искало, куда спастись от местного смрада. Вождь принюхивается, различая не только гниль и разложение, но и скверну. 
[indent] - Рядом демоны, - Ветрокрылый лук держит наготове, а в руках появилась отравленная стрела, зацепившись за тетиву своим оперением. Псы Натальи тоже чуют неладное, пусть они и не видели никогда своими глазами, но это было и не нужно против такого врага, как Легион. Зрение часто бывало обманчиво, не даром охотники на демонов предпочитали выцарапать свои же глаза собственными руками, позволяя внутреннему зрению видеть истину. Вождь же полагался лишь на свое чутье, сложно было забыть замашки следопыта, даже спустя столько времени.
[indent] Один из алтарей рядом задымился. Похоже, местные фанатики неустанно проводят рядом какие-то ритуалы.
[indent] - Придется им помешать, иначе демоны заполонят здесь все. В мои планы это не входило. Эти чертовы глупцы, похоже, хотят открыть еще один портал. Идем, быстро, - Ветрокрылый снова замечает то же недовольство на лице Натальи, которое было близ Хранилища Агграмара. Тьма! Как будто эта женщина хоть когда-то бывала довольна. - Я расскажу тебе все, но не сейчас, позже, - вождь практически переходит на рык. Злость и раздражение вспыхивают за секунды, когда что-то идет не по плану. - Сейчас просто иди за мной и делай то, что скажу.
[indent] Веткрокрылый и Гнилостень спешно вперед пробираются, между деревьев, между редких домов местных кузнецов, чьи глаза пеленой затянуло и те неустанно молотами своими отбивали нечто на своих наковальнях. Дровосеки также неустанно леса местные уничтожали, при виде чужаков с топорами кидаясь, вопя, словно собаки бешенные, слюной брызгая во все стороны. Вождь одного такого стрелой пронзает, готовя следующую. 
[indent] - Сзади! - Сильван внимание защитницы своей привлекает, делая еще один выстрел в замахнувшегося на Наталью врайкула. 
[indent] - Нужно идти дальше, пока остальные не сбежались. Поскорее покончим с этим и нужно добраться до Хауствальда, он за этим рунным лесом. Там меня ждет кое-кто, - и Сильван, завидев самый большой алтарь у местных врайкулов, направился к нему.

перенесен

[nick]Sylvan Windrunner[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/233943.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">сильван ветрокрылый</a>[/nm]

Отредактировано Sylvanas Windrunner (2022-08-28 18:10:30)

+1

6

[indent] Она задыхается и, кажется, даже не от душного привкуса гнили, в воздухе витающего. От него она уже давно не отворачивает нос, частью являясь неотменной, прело-гнилой запах мяса сопровождает ее всю нежизнь, настолько явственный, что даже их достаточно ароматные собратья по оружию предпочитают стоять с ненаветренной стороны. Неудобства — сгнившая плоть, отваливающуюся кусками, подшитая и подлатанная, замененная там, где не может быть собрана заново, но все-равно несовершенная, давно уже обязанная стать удобрением; запах, от которого в округе стоит дикий смрад, от которого бегут живые и слетаются стервятники — они ошибка, насмехательство над самой формой жизни, издевательство в самой жуткой его форме. Большее издевательство только в том, что они помнят, какими были, что они потеряли и осознают, с чем им теперь жить. Хотя, существовать, наверное, будет куда как более подходящим словом в данной ситуации — они существуют, вопреки, всем назло. Ловя на себе взгляды недоверия и презрения, хуже того — жалости.
[indent] Наталье было бы куда приятней оставаться в Чумных землях, у своего дома, терпеть под своим порогом толпу желторотых новичков, уверенных, что они изменят мир и с удовольствием наблюдать, как жестокая реальность ломает их розовые очки, а острые грани стекол втаптывает прямо в лицо. Ей было бы куда проще, если бы ее противниками вновь стали Алый орден и остатки подконтрольной плети с самыми отчаянными генералами, а вся ее жизнь сводилась к охоте, методичной и легкой. Но их мир меняется, рушится, от него почти уже ничего не осталось, только голый оскал будущего выглядывает из-за поворота.
[indent] Она смотрит прямо на вождя, не отводит взгляда, карминово-красные отблески под синими кругами — нечто новое, нечто, что теперь составляет часть этого нового существа. Приходится закусить губу, чтобы не сболтнуть лишнего, острый клык впивается в холодную плоть и никакой боли вслед за этим не идет.
[indent] — Мы можем воспользоваться топями, что проходят ниже по течению, в ином же случае придется идти через мост. — И быть открытыми со всех сторон, чего абсолютно не хотелось. Она идет за своим вождем, оскаливаясь на его замечание диким зверем. Желание впиться зубами и укусить удивительно сильно, оно какими-то дикими инстинктами врезается в сознание и проходит мгновение, прежде чем отступает, отливом от ее разума, яркими всполохами ярости. Мимо пробегает одна из ее собак, поводит носом в воздухе, трясет плоской башкой — чует что-то, вытягиваясь по струнке, но не издавая ни звука, чтобы не выдать их местоположения.
[indent] — Было бы намного проще, если бы я все знала с самого начала. Ощущение, что вождь не доверяет мне даже после всех тех лет, когда я старалась заработать его доверие. — Как в жизни, так и в смерти, всегда, извечное старание, собачья верность с желанием вилять хвостом от простой похвалы, для других нечто унизительное, не достойное их, для самой Натальи нечто столь обыденное — она готова откусить любому руку выше локтя, но к нему ластится верным созданием. Было бы тошно от себя самой, стоит только поглядеть со стороны, но ведь защитник сама себе избрала этот путь, так что нечего скулить.
[indent] Курганы пахнут ветошью, чем-то давно забытым, травами из курильниц и прогнившей древесины — тут ею все пропахло, несколько щитов, заросших мхом, попадаются под сапогами, обломки копий и давно непригодного оружия — врайкулы невероятно тупы, если действительно верят, словно по другую сторону это оружие и правда им пригодится. Остается только фыркнуть, идти дальше, рассматривая приземистые деревянные строения, обитые железом и грубо отесанные.
[indent] — Для тех, кто уверяет, что является нашими предками они живут крайне убого. — Она ловит чужой взгляд и демонстрирует клыки в своем оскале, ловит взгляд, в котором читается невысказанная насмешка. — Не начинай.
[indent] Ее собаки огибают деревню с другой стороны, шумят листвой, ломают мощными лапами ветки, несколько врайкулов идут по их следу, уходя от точки следования самих вождя и его защитника. Ее милые, хорошо выдрессированные собаки, продукт долгой и кропотливой работы, постоянного повторения раз за разом, единственные, кто никогда не разочарует, никогда не предаст, в отличие от переменчивого разума как живых, так и не совсем мертвых. Она по инерции скользит по чужой фигуре, в голове возникает мысль, секундная, но все же — может ли он ее предать? Даже после всего произошедшего.. он не оставил ее там, среди грязи и в беспамятстве, догнивать и разваливаться на части, принес в жертву нечто дорогое для него, но и она тоже отдала свое, последнее человеческое… может ли он и правда…
[indent] Чужой топор оказался совсем рядом, приходится поднырнуть и стрела впивается в подкравшегося врайкула, заставляя отскочить в сторону, туда, где еще один громила принялся заносить огромный молот для удара. Слишком медленно — клинок подрезает чужое сухожилие, второй не дает вскрикнуть, входя под подбородок по самую рукоятку. Приходится отскочить от огромной туши, заваливающейся вперед, ее новое тело, конечно, выносливо, но это не значит, что следует при каждом удобном случае проверять его на прочность, всякое оружие прослужит дольше, если не подвергать его критическому воздействию при любой возможности. Оружие… Наталья невольно хмыкает, вытирая клинки о грязную, пропахшую солью шкуру. Она ничего не говорит вождю, молча проходит дальше, через некоторое время псы, описав еще один круг, сбивая со следа, присоединяются к ним, тычат сухими носами ей в ладони, виляют обрубками отсеченных хвостов. Она с сомнением смотрит на извивающиеся каменные щупальца храма, иссеченные рунами.
[indent] — Что полезного может быть в этих развалинах? — она внимательно смотрит на вождя, всего мгновение, перехватывая его руку, когда он, опять, собирается уйти от ответа, толкая в грудь, раньше это движение не принесло бы ничего, но ее новая мощь нечто совсем другое, что позволяет померяться силой с кем угодно. Наталья ступает меж скал, так, чтобы нельзя было найти точки отхода, вильнуть в сторону, только прямо, чтобы выйти, придется пройти через нее. — Рассказывай. Сейчас. — Она подходит ближе, нажимает на грудь, пальцами, сильно, так, чтобы можно было почувствовать даже через кольчугу. Чтобы осознать — нет тут выхода.

[nick]Natalya Blightcaller[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0017/9b/dc/2/470070.gif[/icon][nm]Наталья Гнилостень[/nm][lz]давай сыграем в молот ведьм [/lz]

+1

7

Кто будет с тобой в самом конце?

[indent] На мгновение в голове возникает идея - помешать местным врайкулам открыть портал для призыва очередного полчища демонов. Если им удастся это сделать, то это может затормозить и планы вождя, но, если уничтожить главный алтарь, сюда наверняка сбежалась бы толпа местных фанатиков, а время сейчас было очень ценным ресурсом. Сильван рычит тихо, недовольный тем, что пока что все шло не по его изначальному плану - незаметно и быстро добраться до пункта назначения. Брать с собой кого-то уж точно не входило в его планы.
[indent] Чуть поодаль были слышны звуки борьбы, рев оскверненных медведей, лязганье оружия, а после - появились несколько чужих фигур.
[indent] - Альянс? Как они кстати, - вождь отступает в тень, увлекая за собой и Наталью. - Не будем им мешать разбираться с местными. Все-таки, мы ведь сражаемся ради общего дела, - последние слова вырываются короткой усмешкой. Если демоны уничтожат Азерот, то вражда между фракциями исчезнет вместе с этим миром, как и все те, кто здесь жил, так что победить армию захватчика было действительно в общих интересах, но раз уж выдалась возможность оставить этот бой для других желающих, то глупо было не воспользоваться этим шансом.
[indent] Вождь отдаляется со своей защитницей дальше от этого места, до каменных храмов, что охраняли ожившие скелеты да фанатики-врайкулы. Наталья снова начала задавать вопросы, отвечать на которые сейчас попросту не было времени, к тому же, место было неподходящее - Сильван не хотел, чтобы их подслушали прихвостни Седогрива или кто-то из Альянса. 
[indent] Сильван оступается от неожиданности, шаркнув наплечником камню, на мгновение теряя равновесие. Верхняя губа дернулась в недовольной гримасе. Гнев вновь алым отблеском показался в глазах. Он почти рычал, готовый сорваться в любую секунду. Перехватывая чужую руку, сжимая ту в запястье. Будь на этом месте кто-то другой, руку бы переломали за такую дерзость. 
[indent] - Ты забываешься, - Сильван шипит змеей, остановившись так, словно это не его сюда загнали, а наоборот. Пальцы свободной руки в кулак сжимаются, когда гнев роем неспокойным где-то в груди клокочет. - Я расскажу тогда, когда это будет нужно. Если тебя это не устраивает - можешь повернуть назад и помочь тем любителям геройствовать из Альянса. Уверен, они будут рады тебя видеть, - Сильван склоняется ниже. Будь они живы, он мог бы почувствовать чужое дыхание, неспокойное биение сердца, волнение, но теперь они лишь пустые оболочки, наполненные гневом, что лился через край. Вождь злился на свою защитницу, на ее недоверие. Если он лишится ее поддержки, что у него останется? Кто рядом с ним останется? В этой бесконечной тьме, в этом чертовом мире, покидать который эльф так отчаянно все еще не хотел.
[indent] - Нат... - гнев все еще заставлял голос дрожать. Будь эльф жив, он бы сейчас дышал тяжело где-то у самого уха защитницы, пытаясь совладать с этой бурей эмоций. Он не хотел этого, не хотел делать ей больно, не хотел терять, но ее недоверие слишком больно било, больнее, чем стрела врага, и поэтому злость накрывала волной. - Идем, - Сильван чуть ослабляет хватку, а затем и вовсе отпускает чужую руку. Он смотрит на эту женщину еще мгновение, все такую же... прекрасную, как и прежде. Сильную, ловкую... и чертовски злую. - Мы почти на месте. Ты сама все увидишь. 
[indent] Хауствальд возвышался каменной стеной, храмами, в своем роде священным местом, охраняющим вход на ту сторону. Врайкулы верили, что и после смерти их ждет почитание за их подвиги, что вечно им пировать в Чертогах с красавицами Валь’кирами. Сильван фыркает тихо в ответ на собственные мысли. Ничего нет на той стороне, кроме вечных страданий и тьмы. Никакое оружие, никакие подвиги не спасут тебя от неминуемого. Единственный выход - оттягивать этот момент как можно дольше.
[indent] Небо озарила молния, а дождь здесь словно и не заканчивался. Даже если не знать, что это за место, то можно было почувствовать, словно здесь что-то не так. И даже не было вокруг ни души. Сильван по сторонам оглядывается постоянно, но никто так и не появился. Неужто Хелия постаралась, чтобы гости добрались без приключений? Или здесь уже кто-то побывал? Второе было более вероятным.
[indent] - Будь начеку, до нас здесь уже кто-то побывал. Портал открыт, - Сильван кивает в сторону лестницы, ведущей к порталу. Наверху, у алтаря лежали останки местных воинов-скелетов.
[indent] — Это вход в Хельхейм, - вождь усмехается, обратив внимание на реакцию Натальи. - Ты ведь хотела знать, зачем мы здесь. 
[indent] Эльф спустился по лестнице, на мгновение остановившись у портала. В вожде не было ни страха, ни сомнений, и все же, нечто неприятно кольнуло где-то в самом уголке сознания. Не нравилось ему в том мире, куда живым доступ закрыт.
[indent] Хельхейм встретил их густым туманом, останками разрушенных потопленных кораблей, редкими костерками, горевшими здесь и освещающими путь.
[indent] - У Хелии есть нечто, что мне нужно. - Сильван говорил, пока они с Натальей спускались по деревянной кладке, переступая через камни, прячась за туманом и стараясь лишний раз не попадаться местным жителям на глаза. Пусть они с Хелией и договаривались об этой встрече, но правила здесь все равно для всех были едины. - Что нужно нам, нашему народу. 
[indent] Из тумана появляется несколько воинов-скелетов, размахивающих своими мечами, но те быстро падают замертво, теперь уже навсегда. Из пещеры, что была рядом, раздается рык животного, смотреть на которое не было никакого желания. Под ногами хрустят чужие кости, которыми здесь были устланы дороги. В подвешенных клетках томятся чужие души, от вида которых эльф повел плечом, отгоняя те образы, что ему рисовали собственные воспоминания о месте, где души также томились взаперти.
[indent] - Спрячься здесь, - эльф останавливает Нат, ухватив ту за локоть и отводя в сторону. - Если кто-то решит нам помешать, ты знаешь, что делать с посторонними.
[indent] Сильван выступает вперед, направляясь в сторону алтаря. Тот был усыпан золотом и прочими дарами, словно те действительно были нужны Хелии. Свечи, расставленные вокруг, вспыхивают огнем, а из тумана появляется огромная фигура.
[indent] - Кто посмел проникнуть в мой мир? - рык Хелии наверняка заставил не одного бедолагу издать свой последний вздох в этом месте. - Ты.
[indent] - Я здесь, как мы и договаривались. - Сильван выступает вперед. Хелия вскидывает руку, из которой лучи темной энергии начинают складываться в некий силуэт, пока тот наконец не приобретает свою финальную форму. Эльф неотрывно смотрит на владычицу этих мест в ожидании. Фонарь наконец оказывается в руках вождя Орды.
[indent] - Не забудь о нашем уговоре, - снова рычит Хелия. Сильван лишь успевает кивнуть в ответ, как огромный силуэт исчезает, а за спиной слышатся чужие шаги. Вождь резко оборачивается, но то был лишь... герой Орды.
[indent] - Герой? - полное безразличие снова появляется на лице. - Как продвигаются поиски Эгиды? Надеюсь, она не попала в руки нашего врага? - хорошо, что у шаманки получилось добыть то, что им было нужно. Вождь лишь одобрительно кивает. - Возвращайся в Штормхейм. Тебе не стоит долго находиться в этом месте. Я буду ждать тебя там... с докладом о твоих путешествиях. 
[indent] Вождь исчезает бесплотной тенью, оказавшись в конечном итоге рядом со своей защитницей.
[indent] - Нам пора уходить отсюда. Мне понадобится твоя помощь в еще одном деле. Если герой не глупа, она тоже поспешит покинуть это место.

перенесен

[nick]Sylvan Windrunner[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/233943.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">сильван ветрокрылый</a>[/nm]

Отредактировано Sylvanas Windrunner (2022-08-28 18:10:42)

+1

8

[indent] Соленые воды Штормхейна пропитали удушливым запахом абсолютно все, в том числе и острые скалы, на которых осели белые разводы, год за годом, словно отсчет времени, смотрели дрогнувшими линиями, указывая путь в полное небытие. Запах водорослей царапал словно изнутри, даже ее такое мертвое, прогнившее нутро: запах сырости, запах железа, все это скручивалось в единый ком, непроглядный белый туман, ложащийся сверху на эти странные земли. Расколотые острова представляли собой странную мешанину, маленький, если так подумать, клочок земли, разорванный на части, исполосованный, пока на одной части бурлит демонская кровь, заставляя вскипать океаны, на другой ее части в шикарном и блестящем городе эльфы попивают дорогое манавино и проводят один за другим приемы, а у огромного дерева друиды продолжают поклоняться природе и носиться вокруг своих кустов, ну а тут вайкулы пытаются сохранять остатки давно канувшей в лету цивилизации, словно и правда надеются, что это поможет время назад отмотать и что вовсе их храмы не рушатся под давлением времени, а их люди не погибают, сраженные собственным невежеством и предубеждениями.
[indent]   — Я точно знаю свое место и свои обязанности. — Наталья шипит, клокот вырывается из горла, ей нестерпимо хочется впиться в шею, разорвать сонную артерию, так чтобы кожа под клыками лопалась, чтобы запах свернувшейся крови обдал целиком и полностью, чтобы он понял всю степень ее обиды, ее ярости. — Следовать за тобой, помогать тебе, отдать жизнь за тебя. Но ты пренебрегаешь этой клятвой, пренебрегаешь мной и думаешь, что я буду безмолвно принимать это положение? Не моя ли задача положить жизнь за благополучие Вождя?
[indent] Она никогда не была безмолвной, скалилась, словно бешеная псина, на любую попытку указать, где ей самое место. Деревенская девка — звучало неозвученными оскорблениями на чужих сморщенных лицах, покусившаяся на то, что никогда не должно было ей принадлежать — положение, которое ей никогда не должно было быть открыто, которое она вырывала, вопреки всему, продолжая доказывать, что является лучшей из всех тех, кто смотрел на нее, словно на нечто удивительно забавное. Ей бы дома сидеть, да детей рожать, а не пытаться играть в великого героя не своей страны, пытаясь выслужиться перед тем, до чьего уровня никогда не допрыгнуть, соверши хоть трижды она великих подвигов по спасению мира. Злость в обиду обращалась, в неподконтрольную ярость. Никто никогда не воспринимал ее всерьез, никто не верил в нее... кроме Ветрокрылого. И сейчас то, что он отталкивает, пытается отвязаться, словно от назойливой мелкой собачонки, бьет под дых, выворачивает наизнанку.
[indent]        Только не так.
[indent]   — Как прикажете... вождь. — Наталья хмурится, отступая назад и давая пройти, рука невольно ложится на прикрепленный к поясу клинок, желание всадить его под ребра все еще невероятно сильно, раздражение, обида, жуткая мысль, что всего этого не должно происходить — она слишком упряма, чтобы признать, что ее это задели как слова, так и поведение, но Наталья переживет это — она переживала и не такое, все еще веря в то, что может мыслить не как полностью обезумевшая, по крайне мере обманывая ссебя этим.
[indent] Врайкульские храмы слишком массивные, огромные валуны, сложенные в грубой формы орнаменты, высеченные примитивными инструментами, украшенные только деревом и мамонтовой костью, а кругом только смерть и разруха, кругом выбеленные кости, которыми даже стервятники брезгуют — вот и все величие. Врайкулы считали, что людей выше по многим причинам и не только ростом, ведь были первее, но одно то, что за эти года они не только ничего не смогли достичь, кроме слепого поклонения богам, которые забыли их, лишь только подкрепляет всю немощность этих мыслей. Наталья невольно морщится в отвращении и презрении.
[indent]   — Заключаешь сделки с ведьмой? — Невольно бровь приподнимается, Хель не отличалась особым человеколюбием в легендах, забирала к себе из собственных капризов, действовала невоспитанным ребенком, по крайне мере такой ее описывали в тех книгах, которые от скуки листала Наталья, пытаясь забить время хоть чем-нибудь. Лишь только поводя плечами, стрелу накладывая на ребро, она замирает. Одно дело шататься по полуразрушенным храмам, по которым скачут полубезумные хранители рун, от которых воняет медовухой и морской солью, совсем другое — это мир мертвых, чуждый план, который все еще в душе отзывается...
[indent] Костьми переломанными, ребрами в легкие врезающиеся, пока она кровью захлебывается, дрожащими пальцами пытаясь расцарапать гнилую плоть, а в ушах шум боя, все заглушает, обухом по голове, плывущим смрадом разложенных тел, тем самым, который навечно теперь преследует ее, стоит только закрыть глаза и вспомнить...
[indent] Но дело тут в другом — за ним Наталья пойдет куда угодно, верной собакой посеменит, виляя хвостом, как и положено, даже если до этого пинал больно, эту привязанность так просто не ослабить, словно удавку на шею. И она идет следом, даже если под ногами крошатся в труху старые кости, перемешанные с илом, пеплом и водорослями. Оглядываясь украдкой, рассматривая, как за хлипкими клетками стонут чуждые души, протягивая меж прутьев свои тонкие пальцы, тянутся к ней в поисках милосердия, которого в давно не бьющемся сердце давно не осталось. Она присаживается подальше, слушая как шумит мертвое море, на котором шторма никогда не утихают, подхватывает из мусора общего то, что более всего заинтересовала и за что глаз зацепится в любом мире из возможных. Ее вырвали из такого мира, ударили о землю, как в тот, последний раз, вышибая весь дух и метнули обратно. Наталья пальцем проводит по оперению, вскидывая голову на чуждый, выбивающийся шум, на лице появляется ухмылка, когда знакомый плотно сбитый силуэт появляется. Герой Орды шагает спокойно, кривит лицо от здешних запахов и, возможно, от  того, что ей любезно нашептывают духи. Наталья ухмыляется, пуская стрелу из своего укрытия и поднимающийся из кучи мусора последователь ведьмы падает обратно уже окончательно недвижимым, рассыпаясь мусором. Герой удивляется, всего на мгновение, но пути своего не прерывает, защитнице остается только проводить ее взглядом.
[indent] — И чего же желает мой вождь? — Она голову вскидывает, приподнимая верхнюю губу в оскале. Все кругом шумит и волнуется, чуждое, хотя и такое же мертвое, как и она сама, но так же и слишком... отвратительное. Наталья приподнимает руку, в которой сжимает клочок вымокшей нашивки, оскал на грязном фоне. — Уж не заняться ли старым псом, что продолжает пытаться укусить за пятки? Идем, скоро сюда придут еще.
[indent] Ей физически необходимо уйти отсюда, через портал, обратно в мир живых, понимая, что отвратительный запах Соли и сгнивших водорослей Штормхейна еще достаточно приятен по сравнению с тем, что ждало по ту сторону. И вид черного неба, по которому плывут ядовито-зеленые облака, закрывая звезды, напоминая, что их главный враг все еще здесь.
[indent] — Слышишь? — Наталья ладонь вверх приподнимает, вслушиваясь в общую какофонию. — Альянс в храме. С кем-то сцепились в соседнем зале.

[nick]Natalya Blightcaller[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/0017/9b/dc/2/470070.gif[/icon][nm]Наталья Гнилостень[/nm][lz]давай сыграем в молот ведьм [/lz]

+1

9

[indent] Сильвану не доставляли никакого удовольствия ни сделка с Хелией, ни короткое путешествие в Хельхейм, но это были мелочи в сравнении с тем, ради чего эльф всё затеял. Чужой великий план, в рамках которого Ветрокрылый был лишь очередной расходной монетой, но эльф отчаянно пытался извлечь выгоду для себя и своего народа даже там, где это, казалось бы, совсем невозможно. На одной чаше весов был Тюремщик и его личные обиды на мироздание, несовершенную систему, которую Вечный хотел перестроить. Сильвану хотелось бы верить в то, что всё это возможно, но нужно быть последним глупцом, чтобы по личной воле следовать за Зоваалом. Все, что сейчас вело Ветрокрылого - страх перед вечностью в муках, но он никогда и никому в этом не признается. Тот фонарь, что дала Хелия, нужен был для душ, которые питали бы силу Вечного, с помощью которой он мог бы свершить свой план, во всяком случае, положить начало всем тем изменениям, о которых твердил. Но на другой чаше весов были личные амбиции вождя. То, что можно было использовать против живых, можно было обернуть на пользу мертвых. Там, в храме Скольд-Ашиля Сильван хотел подчинить своей воле валь'кир, чтобы у Отрекшихся было будущее, хотя бы шанс на него. Да, мертвецы не могли вести обычную жизнь, как живые, но так они хотя бы могли продлить свое пребывание в этом мире. Валь’киры всегда подчинялись Зоваалу, и последовали за Ветрокрылым только лишь потому, что так приказал хозяин. Но эльф устал от этого - быть лишь частью чужих планов, следовать чужой воле. Одна только мысль о том, что его снова вынуждают служить и исполнять чужие приказы, заставляла прежние ненависть и ярость разгораться с новой силой.
[indent] - Старым псом должна была заняться ты, когда я сказал разбить лагерь и ждать моего возвращения, - Ветрокрылый переводит взгляд на Наталью. - Но ты ослушалась и пошла следом за мной. Седогрив не наша цель, но он может сильно всё усложнить, поэтому не стоит о нем забывать. 
[indent] Вернуться обратно в мир живых было... приятно. Хельхейм напоминал Ветрокрылому об Утробе, о том времени, когда эльф еще верил, что смерть может принести ему долгожданный покой, но все оказалось совсем не так. Не теперь, не после всего того, что эльф успел сделать. Мысль о том, что кто-то решал за вождя его судьбу была отвратительной. При жизни он верно служил своему народу, умер под знаменами старого Альянса, думая, что сделал это во имя благой цели, а что в итоге? Им снова и снова пытались помыкать, заставлять плясать под чужую дудку. Ну уж нет, не бывать больше этому. Однажды Ветрокрылый потерял всё, и сейчас он не отдаст то, что с таким трудом смог снова приобрести - ни свою волю, ни свой народ.
[indent] Взгляд невольно косится на Наталью. Его верная спутница, то последнее, что позволяло не забывать себя былого, свои чувства и привязанности. Лучше было выжечь прошлое дотла и забыть наконец, но Сильван не мог. Еще при жизни эта женщина была словно голос разума, часто заставляя усмирять горячий нрав, не совершать ошибок, хотя сама зачастую не могла удержать язык за зубами. У Ветрокрылого были непростые отношения с семьей и подчиненными, но с Натальей всё это забывалось, пусть и на короткие мгновения. 
[indent] Вождь хмыкает тихо, подмечая, что ей похоже тоже больше по душе находиться в мире живых, чем оказываться по другую сторону. В этом они были согласны друг с другом.
[indent] - Не понравилось наше маленькое путешествие? Сама захотела. - Эльф скалится, но на женщину он не злится, скорее просто потешается с того, какое для нее наверняка было разочарование увидеть, что за планы были у вождя на этом острове.
[indent] Сильван замолкает, следуя знаку Натальи, прислушивается. Верхняя губа дернулась чуть вверх, выказывая недовольство.
[indent] - Нет, - эльф успевает ухватить женщину под локоть прежде, чем та рванет вперед. - Мы туда не пойдем. Дела Альянса нас не касаются. Мы обойдем другой стороной. Алина и другие следопыты должны ждать нас в Скольд-Ашиле. Это одна из деревень врайкулов, там находится храм валь’кир. Я приказал следопытам разведать местность и занять территорию.
[indent] Ветрокрылый уводит Наталью за собой, стараясь избегать дорог, где им могли бы повстречаться герои. Наконец они выходят к одному из постов, где были стойла со штормокрылами. Рядом возле домика расположились пара врайкулов, что сейчас увлеченно нарезали овощи и мясо, скидывая все это в большой котел. Обед занимал их больше происходящего вокруг, так что можно было одолжить на время транспорт.
[indent] - Не морщись, всяко лучше, чем пешком по горам прыгать, - Ветрокрылый хмыкает, наблюдая за реакцией. - Или предпочитаешь своим ходом? - Эльф приглашающим жестом указывает на штормокрыла. Его более крупных сородичей лучше не злить, как правило, да и живут они далеко отсюда, высоко в горах. Валарьяры обычно дружны с этими тварями, поэтому некоторые используют их на подобных постах как средство передвижения.
[indent] Дорога до лагеря близ Скольд-Ашиля заняла некоторое время, пусть и не без проблем. На месте Сильвана встретила Алина и по ее виду было похоже, что планы пошли не так, как хотелось бы. Рядом с ней стояла парочка гоблинов. Эльф вопросительно посмотрел на них.
[indent] - На лагерь Дредвейка напали шавки Седогрива. - Алина бросила взгляд на гоблинов, похоже, что они принесли вести прямо с места происшествий. - Лагерь удалось отбить, хотя ворген застал всех врасплох.
[indent] - Зато мы подорвали его корабль его же бомбами, - тут же отозвался один из гоблинов. - Так что, если он и уплыл к себе, то только на своих двоих... четырех лапах.
[indent] - Эти врайкулы оказались крепче, чем мы думали, - Алина продолжила, но уже чуть менее уверенно. - Нам не удалось занять деревню и пробиться в храм.
[indent] Ветрокрылый переводит взгляд на Наталью, мол, видишь, а была бы ты здесь, наверняка смогла бы организовать их всех.
[indent] - Нам нужно найти способ пробраться внутрь. И если Седогрив пытался напасть на лагерь, значит он может добраться и сюда. У нас мало времени, чтобы успеть сделать то, что задумано.

[nick]Sylvan Windrunner[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/233943.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">сильван ветрокрылый</a>[/nm][sign][/sign]

Отредактировано Sylvanas Windrunner (2022-06-21 18:27:04)

+1

10

[indent] Гниль и соль - запах загробного царства Хелии, что въелся в ее доспехи, опутал словно кандалами, Наталья могла бы морщиться, если бы ей и правда до этого было дело, если бы до этого ее не окружали запахи куда как более отвратительные - собственной гниющей плоти и подсохшей чужой крови, что застыла на руках, что никак не вычистить из под ногтей, сколько не три.
[indent] Она помнила все, до последнего мгновения, казалось бы, сразу после нестерпимой боли сломанных костей и захлебывания собственной крови должен был прийти покой - бесконечная чернота или же вот такие вот загробные миры, в которых души варятся в едином бульоне. Но вместо этого она ощутила холодную хватку, ледяные оковы, сомкнувшиеся где-то в области сердца, там, где по заверениям, у любого живого существа была душа. Ее тело, привязанное за невидимые нити, двигалось вперед, пока разум колотился в тесной маленькой клетке.
[indent]  [indent] Вкус человеческой крови все еще на губах оседает воспоминаниями.
[indent] Черными ногтями зарываясь в живую, горячую плоть, впиваясь зубами, мягкие ткани трещат, чужой вопль боли и страха заставляет что-то внутри сжаться до состояния песчинки. Наталья вырезала из себя все человеческое потому что иначе просто нельзя было. Нельзя было после всего пережитого оставаться той, кем она была раньше, никто из отрекшихся не смог бы, в своем новом образованном королевстве в самых темных углах они заперли свои прошлые жизни и доставали их, пока никто не видит, горюя об утраченном и пытаясь пролить больше не появляющиеся слезы по своей горькой судьбе. Их общая боль, их общая обида. Наталья точно могла бы сказать, что они были слишком слабыми в те времена, недостаточно умелыми, потому и проиграли. Их единственная возможность победить - стать сильнее. Любыми способами.
[indent] — Сидеть по кустам и шлепать дворняг по носу - вот и все на что я годна? — Наталья откидывает упавшие на лоб черные спутанные волосы, смотря прямо на вождя. Она так долго и так отчаянно билась за то, чтобы ее признали. Маленький человек не на своем месте, взгляды, что липли к ней подтаявшей смолой так и говорили, что ей не место здесь. Маленькая выскочка, что слишком многое о себе возомнила, что отчего-то решила, словно достойна большего. — Я твой защитник, вождь. Ты - единственное что важно, со всем остальным справятся наши люди.
[indent] Наталья не верила в Орду, они уже не в первый раз забывали о своем единстве и с удовольствием грызли друг другу глотки, чего только стоила история с Пандарией, когда Оргриммар оказался взят в кольцо из Альянса и его же собственных жителей под канонаду пушек. Не сказать, что Наталье не доставило удовольствие давить заведшихся под городом паразитов, но все же... показательно. Орда своевольна и свободолюбива - в этом ее главная слабость. Там, где над сомнительным приказом Альянс стиснет зубы и сделает, Орда разругается раньше, чем успеют до конца озвучить все тезисы.
[indent] — Я рассчитывала на гром и молнии, а не на маленький фонарик. Как-то... не впечатляет. Маловат будет размерчик. — Она скалится в ответ, обнажая острые клыки. Они никогда не походили на то, что можно было бы назвать влюбленными, на самом деле, если так вспомнить, никогда и не говорили, что были влюблены, слова эти зарыв в те же самые могилы, в которые скинули все остальное. Больше походя на столкновение и на верное противостояние, попытки показать, на что ты способен на самом деле, Наталья обнажала ту часть себя, которую перед другими предпочитала скрывать, ту самую слабую, которая не должна была показываться. У нее все сложнее было - женщина и человек, ореол ее жизненного пути должен был быть ограничен собственным домом, мужем, который повезет, если будет в запое всего несколько недель в году и своей жизни на маленьком клочке земли. Она пришла в чужой мир, принялась доказывать, что заслуживает большего, имеет на это полное право, сколько бы взглядов не кидали в спину, сколько бы раз не хлестали ее тем, что это неправильно.
[indent] Она следует за вождем, рассматривая покосившиеся домики, увешанные сетями и перекрытые поросшей мхом черепицей. Местные врайкулы заняты грызней друг с другом и она невольно приподнимает губу в презрительном жесте - вот они человеческие родственники, сколько времени прошло, а они как жили в воне и тине, так и продолжили, продолжая считать, словно такой упаднический образ жизни и правда чего-то стоит. Чего-то вроде гордости.
[indent] — Скучаю по своим нетопырям, вот и все. — Она ладонью касается плоской морды, поглаживая гладкую чешую под пальцами. Ее зверушки были более смирными, откормленными, Наталья лично скармливала им всех тех недоумков, что решили проверить ее на прочность и чьи кости в конечном итоге оказывались по ту сторону загонов в куче мусора. Что до смерти, что после, чужая недалекость и самоуверенность заставляла расквашивать носы, ломать хребты, хлебать обиды и ощущать дикое удовлетворение от того, что она вновь оказалась победительницей.
[indent]  [indent] Наталье всегда нравилось выигрывать.
[indent] Земля под крыльями влажная, сырая и гнилая, кое где черные промежутки скверны зелеными всполохами вспарывают штормовые дерега, выженными оскверненными демонскими рунами, которые так походили на руны клинка, заковавшего столько душ в их же телах и принесшего столько боли. Наталья невольно рычит, внутри клокочет гнев, но далеко не на демонов, на них защитнице вождя наплевать, что у нее еще не отобрали из того, что у  нее когда-то было? Взгляд невольно скашивается на фигуру вождя. Последнее, что у нее осталось, за что она борется, как и положено сторожевому псу, с диким рвением, кусает и рвет, продолжая семенить следом.
[indent] — Укрепления? Численность? — Наталья смотрит на Алину и та делает жест рукой, который означает, что все уже занесено и доложено. В следопытах было тяжело, точно так же, как и везде, но где-то в груди теплится воспоминание о том безразличном взгляде, которые не отображал ровным счетом ничего. Ничего для Натальи в той ситуации было самым лучшим.
[indent] — Если вождь позволит... у нас куча пороха. — Она кидает взгляд на одного из гоблинов, который самозабвенно ковырялся в носу. — И умеющие работать с ним гоблины. Нам не нужно укрепляться на этих местах, только забрать то что нам нужно? Обнесем лагерь зарядами, подорвем всех, кто может подойти, пусть все горит. Устроим диверсию внутри самого поселения, это... можно оставить мне. К тому же... — знакомая фигура в промокшем волчьем плаще мелькает между редкими рядами ордынцев, облаченная в кольчугу и кожу, с символами духов, что всегда вертятся в округе. — У нас есть наш герой, что никогда не подводил...
[indent] Она помнила ее, вымазанную в черной крови чумных земель, твердую, упертую, на каждое колкое слово отвечающая безразличием - в этом было нечто знакомое. Ощущение презрения прекрасный мотиватор двигаться дальше.
[indent] — Мы заставим врайкулов отвлечься, мой вождь, отвлечем заодного и бездомного короля. — Руки в перчатках сжимаются и разжимаются, при воспоминании о всей той ненависти и ярости, которую исторгает из себя Седогрив, о том, сколько удовольствия приносила его бессильная злоба, в очередной раз не приведшая его к победе. Триумф от ощущения того, что она сделала кому-то плохо, заставила его если не страдать, так исходить слюной в ярости.
[indent] Наталья не была хорошим человеком и она сама знала это просто прекрасно.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0017/9b/dc/2/470070.gif[/icon][nick]Natalya Blightcaller[/nick][nm]Наталья Гнилостень[/nm][lz]давай сыграем в молот ведьм [/lz]

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » убегает - догоняй