пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » не хочу другой судьбы


не хочу другой судьбы

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/920535.jpg

не хочу другой судьбы

Поместье Маррисов; Леса Вечной Песни

Заключим пари?

Nathanos Marris & Sylvanas Windrunner

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/886821.gif[/icon][status]луна[/status]

+3

2

[indent] Ветер дул с севера, холодный, пробирающий до костей, так что старый шерстяной плащ и не спасал особо, сколько не пытайся носом в него зарыться. Оставалось лишь только в очередной раз себя обругать за то, что так и не взял тот, который ему пытался всучить захожий торговец на своей повозке, уж больно сильно Натаносу его рожа не понравилась. Да и кто же знал, что заморозки так резко вдарят по их землям, вызывая роптание местных, что на свои огороды смотрели, быстрее убирая остатки того, что еще в конце лета не успели скосить. Надо было и самому тоже возвращаться, поле не будет дожидаться, а больше некому подгребать на их земле. Чужаков он сам не пустит, все уже прекрасно знают, что будет, если попытаться. Года этак три назад один из местных решил, что ничего страшного, если часть территории Маррисов под загон для своих овец подстроит, правда Натанос так не считал и аргументом своим выбрал стучать по лицу соседушки, пока до него не дойдет. По-другому ведь не понимают, да?
[indent] Он ворчит и хлюпает носом, вот только заболеть не хватало. Натанос рычит словно пес, носком сапога пододвигая недавно опавшие листья, только принявшиеся покрываться желтизной, под которой холодеющая черная земля и только — еще не время для грибов, а жаль, значит придется опять силки натягивать. Охотится на что-то крупнее зайца в этих лесах запрещалось — королевский указ, словно Теренас лично отвечает за каждого кабана, носящегося здесь. Он вновь хмурится, смотря на высокие кроны, под которыми приютился сам — все здесь знал, все мог назвать, но ничего из этого не принадлежало ему.
[indent] Чужое, не его.
[indent] Следопыт выдыхает, поправляет висящий на бедре колчан, в который был всунут лук без тетивы. В такую погоду даже тролли не выбираются из своих старых построек, предпочитая греть себя у костров, нежели пытаться подгадить своим извечным соседям. Они считали их чужаками, словно недовольные старики, которым не по нраву, что вокруг молодежь своих хат понастроила, периодически срали под чужие двери, в надежде что это отпугнет их и заставит уйти, но увы. Натанос тихо вздыхает — зима совсем близко, ему нужно нечто большее, чем парочка ушастых, которых хватит на неделю-две. Он идет дальше, слушая как под ногами хрустит уже опавшая листва, движется к горам...


[indent] Поймают на своих землях — точно что-нибудь отрубят по закону. Поймают на эльфийских — побоятся. Все же кельталасцы хоть и смотрели на людей как на вынужденных союзников, правила Альянса соблюдали, а по правилам народ их союзников прилюдно линчевать нельзя, хоть он и вырезал половину местного скота, покуда на жизни не покушается, то и предъявить ему нечего. Такими мыслями не только Натанос тешился, но одним из немногих был, кто все же решался углубиться за пределы родных территорий, уж больно не хотелось остальным утыканным стрелами быть если что. По какой-то причине его брат не мог в листве обнаружить какого-нибудь часового или дозорного, хотя для самого Натаноса это вещь была самая очевидная. Где трава примята от чужого шага, где ветка погнулась от веса тела, сколько бы они себя "магическими" существами не называли, а весили прилично — понятно же, логично, почему же другие этого не видят.
[indent] Ветер донес до него запах гари, непривычный в таких местах, донес тревогу, что в воздухе звенела истошными колокольчиками и опасностью. Опасность тоже свои звуки и запахи имела. Пришлось снять лук раньше времени, натянуть тетиву, пригнувшись как можно ниже к земле, грязновато-коричневый плащ его не скрывал, но помогал хоть немного с местностью слиться, Натанос двинулся вперед, свободной от оружия рукой раздвигая ветки. Голоса становились отчетливей, это был не разговор — бой, звон стали и короткие выкрики, приказы и предсмертные хрипы. Даже в их спокойное от нападок время находились свои враги. Следопыт прислонился к стволу дерева, выглядывая из-за кустов, где прекрасно можно было рассмотреть прогалину. Это не была засада, скорее просто внезапное нападение, на разводящих лагерь напрыгнули как минимум с двух сторон, сбивая с толку, остатки палатки, затоптанной ногами и так и не разложенный костер были тому подтверждением, несколько тел уже валялись на холодной земле — как эльфийские, облаченные в сине-зеленую форму, так и тролльи, разукрашенные в честь тех лоа, которым они служат, судя по тому, что большинство раскрасок были одного мотива, эта группа была что-то вроде клуба по интересам их божка. Трое троллей и двое эльфов — вот и все, что осталось от схватки. Один из эльфов споткнулся о камни, которые должны были служить кострищем, ухнув прямо на ветки с диким треском, с каким трещали шаблоны о том, что все остроухие  грациозны и никогда не спотыкаются. Его напарник обернулся на треск, тут же за свою оплошность поплатившись клинком под ребра, так что красная кровь брызнула на измятую траву и громкий крик вспугнул остатки не успевших улететь птиц. Натанос выстрелил. Наверное, возможно, если сейчас уйти, то его никто и не заметит, тролли будут заняты своей добычей и не обратят даже внимание, что здесь был посторонний. А с другой, упавший на землю по сути своей мальчишкой был, ребенком, испуганно смотрящим на свою смерть, так внезапно пришедшую и кто только мальца выпустил в лес. У Натаноса в голове голос Стефана, молящий взять его с собой, научить тому же, что знает он сам. У него в кошмарах такая же картина, где ребенок один против тех, кто сильнее.
[indent] Стрела достигла своей цели, впилась меж лопаток, за ней еще одна стремительно пронеслась, так, что тролль вздрогнул, резко завалившись вперед, прямо на ребенка, который громко вскрикнул. Двое других обернулись, метнув топоры, у троллей все достаточно просто, сначала бей, а потом разбирайся что да как. Орудие впилось в широкий ствол, второе пролетело мимо куда-то в кусты. Натанос в очередной раз стрелу наложил, тролли, поняв, что сейчас будет, ринулись к нему, петляя зигзагом — умные ублюдки, но не настолько, чтобы хаотично менять свое положение в пространстве. Вторая стрела впилась в глаз троллю, вернее он сам на нее налетел, в очередной раз вильнув вправо, завалился назад, громко вереща. Третий до него все же добежал, обрушивая прямо на голову свой короткий ятаган, заставляя следопыта перекатиться по земле, прямо по веткам, послышался треск — это от его плаща оставалось мало что. Натанос сорвал с себя шерстяную накидку, швыряя ее в противника, все-равно бесполезна, бросая лук и вынимая меч. На учениях его вечно ставили к стрельцам, он-то лучше других слепых попадал в цель, но бывало и в ближний бой пинали. То, чему он научился на сборах можно было описать парой емких фраз — не тормози и останешься жив. Меч столкнулся с ятаганом, руки заныли, тролль был выше и тяжелей, навалился всем весом, пытаясь своим клыком боднуть прямо в глаз. Долго так стоять он не сможет, брать измором того, кто по определению сильней, идея не самая умная. Ятаган ушел влево, полоснул совсем недалеко от плеча, тролль попытался пнуть своего противника, но вместо этого нога мазнула по воздуху, а сталь меча по ноге, заставляя того кричать что-то на своем языке. Натанос рыкнул, вгоняя сталь в живот противника, шипастая рукоять угодила куда-то в бок, так что следопыт с каким-то садистким удовольствием уже провернул свой меч внутри, хорошо взбалтывая внутренности тролля и смотря как жизнь уходит из его полных ярости глаз. Он никогда не получал удовольствия от убийств, но ему нравилось побеждать, наблюдая, как ярость в чужих глазах утихает, так и не успев помочь.
[indent] Барабаны войны стучали где-то в висках, бились в черепной коробке, заставляя тяжело дышать. Сначала он вытащил оружие из уже мертвого противника, осмотрелся, вытирая куском чужого жилета покрывшуюся кровью сталь, только потом прислоняя ладонь к себе, рассматривая алые капли на пальцах — всего лишь царапина, даже шить не нужно. Он оглянулся, сраный тролль протоптался прямо по его луку, пока нападал, переломав одно из плечей. И... ах да.
[indent] Мальчишка сидел на земле рядом с первым трупом, стирая со щек кровь и сжимая в дрожащих от адреналина руках свой клинок, слишком дорогой для обычного следопыта. Он резко подскочил, практически подпрыгнул, когда Натанос подошел ближе.
[indent] — Мне не интересно. — Натанос остановил его взмахом руки, чем меньше он знает, тем даже лучше, не будет причин искать его и допытывать, что он делает в чужом лесу тем более с оружием. — Ты ранен? — эльф на секунду задумался, словно это был очень сложный вопрос, в конце концов отрицательно замотав головой. — Здесь есть еще?
[indent] — Не знаю. — Мальчишка тихо выдохнул, хотя возможно не мальчишка вовсе, у эльфов была странная способность быть детьми даже после пары тысяч лет проживания на этой земле. — Они из леса выскочили, когда мы ставили палатку, все случилось так быстро, кажется меньше минуты и...
[indent] Взгляд эльфа скользнул по телам его товарищей, последний из оборонявшихся успел испустить дух тоже и его яркие глаза потухли. Натанос тихо вздохнул.
[indent] — Пошли, доведу тебя до ближайшего аванпоста. — Следопыт обернулся, пытаясь вспомнить, в какой стороне эльфийские поселения вообще были, что он старался обходить стороной.
[indent] — И бросить их? — паренек, казалось, потянулся к одному из тел, желая коснуться, но быстро передумал.
[indent] — На звуки драки могут сбежаться еще. — Маррис замер — если уже не сбежались — но лес был тих на чужое присутствие, а тролли шумели сильнее людей в этом плане. — Лучше пусть сюда вернутся большим отрядом.
[indent] Эльф быстро закивал головой, сжимая пальцы в кулаки, ему было физически больно оставлять павших, но и рисковать собой он не спешил — умный пацан. И хороший. Неизвестно, что из этого станет причиной его смерти, а что поможет выжить в конечном итоге. Они двигались быстро и не разговаривали, за что тоже спасибо, Натанос вел его по ручью, теряя следы, по почве более каменистой, все дальше на север. Холод пробирал еще сильнее, без плаща ветер забирался под рубашку, подгоняя. А ведь им повезло, что среди нападавших не было вудуистов иначе бы недолго смогли сопротивляться, но не факт что один такой не пустится по следу в качестве мести, Натанос же, без своего лука, был крайне бесполезным. Высокие белые шпили появились раньше, чем тревоги полностью его одолели, заставляя, наконец, выдохнуть.
[indent] — Я Лират. — Внезапно сказал парнишка, заставляя обратить на себя внимание. Натанос повернул голову, рассматривая узкую ладонь, протянутую ему. — Лират Ветрокрылый.
[indent] — Натанос Маррис. — Мальчишеская рука была горячей, практически горела, оставалось лишь гадать — это особенности тел остроухих или он просто подцепил жар, пока они быстрым шагом поднимались по воде. — Дальше мне нельзя, тебе придется идти самому. Сможешь?
[indent] — Конечно, но не лучше ли тебе пойти со мной? — Лират указал на белые шпили, что даже в свете заходяшего солнца сияли так же ослепительно ярко. — Моя семья...
[indent] — Мне ни от тебя, ни от твоей семьи ничего не нужно. — Натанос нахмурился, он не собака, которой кидают кость за хорошую службу и уж тем более все это делал не ради денег. Фамилию он эту тоже знал, ведь леса, в которые забрел, принадлежали этой семье. По всей видимости тон, с которым он это сказал, мальчишку... напугал. Он много кого пугал. — Прощай, лорд Ветрокрылый, больше не свидимся.
[indent] Следопыт развернулся в обратном направлении — без плаща, без лука. Не самая его неудачная охота, но уж точно не самая блестящая...

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1114/475107.gif[/icon][nick]Nathanos Marris[/nick]

+1

3

[indent] В лесу тишина стоит, словно звери все попрятались, предчувствуя приближающуюся опасность. Лишь редкий треск ссохшейся ветки или опавшей листвы, подминающейся под ногами, выдавал чье-то присутствие. Но кто обратит на это внимание среди стройных рядов деревьев, где своего зверья хватает. У следопытов не стояло задачи подкрасться к врагу незаметно, бесшумно выследить обидчика, но подобное скорее привычка, уже часть образа жизни, чего не отнять, сколь не пытайся. Группа следопытов движется стремительно, по следам своей жертвы. Несколько троллей посмели переступить границу эльфийских лесов, все порываясь высказать свои права на территорию. Единственное, на что у них здесь есть право — сдохнуть, да побыстрее, за то что пришли, куда приходить не следовало, за то что направили оружие на высших эльфов. За то, что посмели напасть на брата командира следопытов.
-----
[indent] Лират всегда мечтал стать следопытом, как его сестры. Все учился из лука стрелять, руки дрожали поначалу, когда юноша пытался тетиву натянуть, да в цель попасть. Ветрокрылые наперебой давали советы, и что стоять нужно увереннее, плечи расправив, руки держать прямее и выше и носом под тетиву не соваться, а то оторвет непременно. Несмотря на видимую неуклюжесть, Лират довольно быстро начал делать успехи, даже в столь юном возрасте, но к настоящим следопытам его все никак не отпускали — все усложняли сложные отношения с троллями Амани, что расстроили свои палатки не так уж и далеко от эльфийских владений, на руинах своей бывшей империи. В последнее время стычки так и вообще были не редкостью, нет-нет да поступали вести и о потерях среди следопытов, что не могло не печалить.
[indent] Спустя время активные действия поутихли и разведчики с обеих сторон притаились. Но люди тоже страдали от набегов троллей и как часть Альянса высшие эльфы пришли на помощь в лесах Лордерона, чтобы выловить и убить бушевавших там Амани. Небольшие отряды следопытов патрулировали леса людской территории на границах с эльфийскими. Порой удавалось найти лазутчиков и ликвидировать тех, пока тролли словно бы окончательно не затаились, не давая о себе знать, будто и не было Амани в этих землях никогда.
[indent] Патрулирование некоторое время продолжалось, нельзя ведь было так просто поверить, что тролли отступят. Однажды с одной из таких патрульных групп и напросился Лират — опыта юноше набраться захотелось, посмотреть на следопытов за их работой, все равно ведь сейчас тихо, спокойно, опасности никакой. Хорошо, когда твоих сестер знают все вокруг, а значит и у тебя будут друзья, с которыми можно договориться в обход их командира. Да только, казалось бы, тихая вылазка в итоге закончилась тем, что весь отряд убили и только Лират смог спастись, уж непонятно каким чудом. Вот и теперь Сильвана и ее следопыты гнали троллей до самого края леса, пока те не почувствовали, будто оторвались, но в итоге словили ворох стрел, что утыкали мерзкие тела, словно то была тряпичная мишень.
----—
[indent] — Я поступил глупо, — Лират стоял перед сестрами, взгляд опустив. Сильвана и Аллерия хмурились недовольно, руки на груди скрестив, и только Вериса обеспокоенно смотрела на брата, переживая о его душевном состоянии, ведь эльфийки уже убедились, что физически юный Ветрокрылый не пострадал, не считая мелких ссадин и ожогов.
[indent] — Тебя могли убить, — Аллерия не выдерживает первой, повышая голос, что даже Вериса вздрогнула и поспешила обнять брата.
[indent] — Ему сейчас нужен отдых, а не ваши недовольные лица, — маленькая луна Лирата по волосам гладит, к груди прижимает, а тот лишь дуется, хмурится, под ноги себе смотрит. Сильвана согласна с Аллерией, злость тоже ее раздирает, хотелось порвать тех троллей руками своими, но если верить невнятным рассказам брата — нашелся мститель и без Ветрокрылых, благодаря которому Лират и выжил.
[indent] — Расскажи еще раз, мне нужно знать, что произошло. В конце концов, там были мои следопыты. Мне еще предстоит посетить их семьи, рассказать, что случилось. Меня ведь не было с ними там, — Лират кивает утвердительно, понимает, что нужно собраться и все рассказать. Там, среди погибших, ведь и его друг был, один из лучших, который тайком от сестер Ветрокрылых учил Лирата стрелять из лука. Не то чтобы Аллерия, Сильвана и Вериса не справлялись с обучением, просто юноша чувствовал всегда перед ними больше ответственности, оттого и волновался сильнее. Нужна была более расслабляющая обстановка, непринужденная, где можешь не думать ни о чем, кроме натянутой тетивы и той стрелы, что полетит точно в цель. А ведь Лират так хотел показать сестрам, чему уже успел научиться.
[indent] — Мы шли по лесу, следопыты говорили, что там уже как с неделю было тихо и спокойно, никаких троллей, но все равно нужно было иногда прочесывать территорию близ границы. Когда они закончили обход, то лагерь решили разбить. Костер развели, палатку поставили, обед готовили. После этого планировали вернуться к вечеру в Кель’Талас, — Лират носом шмыгает, сам он домой прибежал к ночи, в чужой и своей крови, ладони обожжены, весь в синяках и ссадинах. В глазах страх неподдельный, словно коса смерти прошлась в миллиметре от его головы. Да оно так и было ведь.
[indent] — Тролли напали на нас внезапно и сразу убили нескольких, в итоге остались я и.. — Лират не сдержался и слезы из глаз его полились. Вериса снова начала гладить брата по волосам, что-то успокаивающее тихо нашептывая ему. — ..и Миран. Троллей было трое и мне казалось, что один Миран не справится с ними, он ранен был, а я.. — Лират замялся. Аллерия еще сильнее прежнего нахмурилась понимая, что брат хотел сказать — он там был не помощник, обуза скорее, может, и виноватым себя в какой-то мере считал. Сестры Ветрокрылые так не считали, но не злиться на такой бездумный поступок не могли.
[indent] — В общем, его убили, и тролли кинулись в мою сторону, и тут в них полетели стрелы откуда-то из-за деревьев. Я даже не успел посмотреть, что или кто это было, один из троллей завалился на меня, придавив к земле. Я испугался, мне казалось поначалу что он уже мертв, но он словно бы дышал все еще, так тяжело, от него воняло еще... У меня с собой кинжал был, который мне Аллерия подарила, ну я и вонзил его в тролля. Тот совсем обмяк и пока я пытался его с себя скинуть, рядом все еще была борьба. Это был какой-то человек, он дрался с оставшимся троллем и в конце концов убил того. У человека был взгляд такой дикий, я думал, он и меня прирежет за то, что я на территории людей был, но вместо этого он спросил не ранен ли я. Мне было настолько страшно, что я и о боли позабыл, хотел только выбраться оттуда. Он помог мне из леса выбраться.  Я не хотел оставлять других там, одних, но.. Я ничего не мог поделать, — Лират плечи опускает и замолкает.
[indent] — Что это был за человек? — Сильвана не то чтобы была высокого мнения о людях, как и любой эльф, и была удивлена, что один из них решил вмешаться сам, вместо того чтобы бежать до ближайшего поста и сообщить о нападении в лесу.
[indent] — Он назвал свое имя — Натанос Маррис. Я предложил ему пойти со мной, чтобы отблагодарить, но он сказал, что ему ничего не нужно. В итоге он проводил меня до самой границы и ушел.
[indent] — Не думала, что люди могут так из лука хорошо стрелять, да еще и эльфу помочь, -  Вериса на Сильвану с укором смотрит, как будто не было другого более удачного момента для ехидных шуточек.
[indent] — Он очень метко стрелял, — Лират воодушевился даже, защитить будто хотел этого человека, словно услугу ответную оказать. — Но тролль сломал его лук и он дрался мечом.
[indent] — Это уже больше на них похоже, -  Сильвана тихо хмыкает, а Лират смущенно улыбается. Эльфийка вздыхает, глаза прикрывает на мгновение. Страшно подумать что было бы, убей те тролли их брата. Может, и правда стоило сказать этому человеку спасибо, за то что уберег самое дорогое для Ветрокрылой.
[indent] — Иди спать, — Аллерия выдает это сухо, недовольно отвернувшись. Вериса уходит с братом, а Сильвана все еще в задумчивости смотрит перед собой.
[indent] — Я отправлю отряд следопытов и сама пойду с ними. Мы найдем тех троллей, которые забрели не в свои края и убьем. Всех до единого.
----—
[indent] Пришлось потрудиться, чтобы найти нужного человека и нужный дом. Во всяком случае, Сильвана надеялась, что не ошиблась — среди солдат Лордерона нашлось не так много Маррисов, имя Натанос встречалось и того реже. Земли здесь были унылые, в такое время года так и совсем, даже удивительно, как эти земли могли вообще хоть какой-то урожай давать. На удивление, дом Маррисов выглядел добротно, видно, что за ним ухаживали, в пригодном для жилья виде содержали. Хозяйство держали небольшое, а вокруг дома лениво развалилось несколько псов.
[indent] — Вы к кому? — женщина на порог дома вышла, завидев странную гостью в окно. На руках у хозяйки был еще совсем крошка-ребенок.
[indent] — Это дом Маррисов? Я ищу Натаноса Марриса, — Сильвана держится на расстоянии, не желая входить без разрешения. Псы спокойно в стороне развалились, лениво поглядывая по сторонам.
[indent] — Он только к ужину будет. Кто вы? Я передам, что его искали.
[indent] — Этот человек спас эльфа с неделю назад, хотела поблагодарить, — на ремне у Сильваны висел кашель, наполненный монетами. Лират говорил, что человек отказался от какой-либо благодарности, но отчего-то эльфийка была уверена, что женщина, видимо жена Натаноса, благоразумно примет благодарность, особенно имея на руках ребенка маленького. — Сильвана Ветрокрылая, командир следопытов Кель’Таласа.
[indent] Женщина на пороге с минуту молчала, разглядывая эльфийку, мялась на месте, видимо раздумывая, враг их гостья или же друг. Но историю о потасовке в лесу женщина слышала, и про мальчика-эльфа тоже.
[indent] — Можете подождать внутри, на улице сейчас довольно прохладно, да и к ужину дело идет, — Сильвана лишь плечами пожимает, принимая приглашение. Она не собиралась задерживаться слишком долго, но на человека, спасшего Лирата ей было взглянуть любопытно. Эльфийка могла сделать вывод, что этот Натанос может и правда человек неплохой — жена, ребенок маленький, дом и хозяйство содержит, собак, похоже, что любит.
[indent] — Не стоит, я подожду здесь, если Натанос Маррис так скоро вернется, — Ветрокрылая у дома присаживается, на лавку слегка покосившуюся. Один из псов любопытно голову поднимает, морду в сторону эльфийки тянет. Сильвана на того искоса поглядывает, но тут же взгляд отводит в сторону. Женщина особо не настаивает, дверь лишь за собой в дом закрывает и скрывается за той. А на улице и правда в это время года было прохладно.

перенесен

[status]луна[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/886821.gif[/icon]

Отредактировано Sylvanas Windrunner (2022-08-28 18:08:35)

+1

4

[indent] — Ты что, издеваешься? — Натанос оскаливает зубы словно забитая псина, никогда не видавшая ласки от хозяина, рычит он примерно так же, впрочем, старому оружейнику до его вида нет никакого дела, он абсолютно спокойно поглаживает седые усы и смотрит даже словно сквозь Марриса, не опасаясь его гнева. О других такого сказать, увы, нельзя, так что из лавки бочком медленно пытаются выйти два дворфа, до этого облизывавшиеся на молоты.
  [indent]   — Я вполне серьезно, Натанос, ты не соструганную за два часа хрень хочешь купить, а хороший, добротный лук. Сам знаешь, хочешь что-то действительно хорошее — выворачивай карманы. — Оружейник спокойно стучит по прилавку ногтем, на котором лежит тонким изгибом сверкая тисовый лук, простой, без узоров, вырезанных по краям, но все-равно крайне прекрасный в своей простоте. Натанос прикусывает щеку с другой стороны, он смотрит на вещь, которая, по сути, должна его кормить, не оставить без работы и без средств к существованию, но эти несколько сантиметров кажутся протяжными милями, которые никак преодолеть нельзя. Мужчина напротив внимательно смотрит на него, выдавая из себя тяжелый вздох, словно пламя пытаясь извергнуть.  — Хрен с тобой, слушай сюда, Маррис: лук тебе отдам, не за деньги, но и не за красивые глазки. Дочка жалуется, что у них на ферму стали заходить огры и овец таскать, сама она беременная не побежит, да и муж у нее ссыкло еще то. Так что я сейчас отдаю тебе лук, а ты взамен решаешь эту проблему — как тебе?
[indent]   Простой товарный обмен — деньги на услугу. Маррис внимательно смотрит на мужчину, такие предложения поступают наемникам, что носятся по землям туда-сюда в поисках наиболее бездарного способа сдохнуть, попутно разворошив всякое осиное гнездо, убежав восвояси, а их оставив разгребать все то, что натворили. Можно было точно знать, что Натанос не любил искателей приключений, но именно их работу ему только что предлагали. Он скрипит зубами, для него куда как менее унизительней было бы выгребную яму вычищать, нежели свои собственные заветы нарушать. Натанос Маррис был солдатом, а не простым ловцом удачи, что за деньги сделает что ни скажут; у него была гордость — искаженная, как говорили многие, слишком твердая, как жаловались другие, но иначе он уже не мог. И оттого сложней было в глотку собственную гордость пихать, она горьким комом встала где-то внутри осознанием, что сейчас вывернет прямо на этот стол. Сдохнуть от голода хороший вариант для гордеца-одиночки, но ведь Маррис был не один...


[indent]   От огров пахло еще хуже, чем от троллей, непередаваемая смесь гнили, пота и дерьма, которые въелись словно в его кожу, заставляя вздрагивать каждый раз, когда ветер дул в спину и собственный запах готов был отправить в нокаут. Пальцы вцепились в кожаный ремень на плече, в колчане гремели стрелы и плечо лука моталось туда-сюда, ведь от самих стрел осталось от силы штук семь из того числа, которое ему отсыпал оружейник. А еще на поясе гремела какая-то побрякушка, которую ему хозяйка фермы всучила, приговаривая, что она точно-точно зачарованная, ей муж ее на ярмарке новолуния купил у какого-то моджо-чародея, а значит она точно его защитит в схватке. Он никогда толком в это не верил — что такие дешевые побрякушки действительно могут обладать хоть крупицей магии. Настоящие артефакты, которые они использовали во время схваток, светились ярко, словно зимнепокровские елки, всеми цветами радуги переливаясь от исходящей от них маны, они словно изнутри гудели, массивные и способные хранить внутри себя нечто поистине ужасающее. Это же... просто дешевая побрякушка. Говорить это женщине Натанос не стал, слишком она была уверена в том, что эта вещица поможет, а вера, как известно, та еще тварь, любящая внимание. Так что вместо этого Натанос только оскалился и пробормотал какие-то невнятные слова благодарности, прежде чем полнейшая безысходность в очередной раз не накрыла с головой.
[indent]   Он сопел и ощущал, как что-то внутри нестерпимо болит и ноет, где-то в области груди, как раз там, куда один из огров сумел приметить своей будиной, которая по сути просто кусок засохшего дерева. Повезло, что среди этих трехметровых недобитков не было местного колдуна — ему опять повезло, что там не было владеющего магией. Ведь опять же... он помнил, что может делать магия. Было больно, усталость на глаза давила и только одна мысль в сознание колотила:
[indent]   "Домой. Быстрее домой"
[indent]   Туда, где пахнет скудной едой, где тепло, где под боком устраивается старый кобель и тихо хрюкает во сне, где из-за стены редкие всхлипы Стефана перемешиваются с всхлипами Мариан, когда она думает, что Натанос уже спит и не слышит ее. Ему было жаль, и правда было жаль. Что все так получилось, что ее принц на белом коне обернулся обычным козлом, который просто смыслся и оставил ее на сносях абсолютно одну, что ей теперь жить с этим осознанием, без возможности нормально отойти от довольно слабого и болезненного ребенка, что ей никогда не построить нормальной семьи, ведь в этой гребаной деревне слухи разносятся вместе с порицанием, что ей приходится полагаться на племянника, вместо того, чтобы на правах тетки самой растить его. Он все это прекрасно понимает — на ее месте он чувствовал бы себя точно так же паршиво, еще паршивей, чем ему было сейчас.
[indent]   Родной дом появился на горизонте и стало чуточку, но теплее, по крайне мере внутри — скоро все закончится. Натанос ковыляет вперед и собаки первые несутся его встречать, лижут руки, утыкаются мокрыми носами, радостно повизгивая и подпрыгивая на месте, Натанос треплет одну из псин и тихо смеется, но тут же стонет. Дверь открывается, на пороге дома стоит Мариан, без Стефана на руках, что при виде племянника моментально бледнеет, хватаясь за полуоткрытую дверь.
  [indent]   — Опять? Что ты опять натворил? — голос у нее ломается, на мгновение не понять, она сейчас разрыдается или сорвется на дикий крик, а может одно другому не мешает. Но вместо этого она только топает ногой и уносится обратно в чрево их дома, откуда слышны звон и бряцанье. Натанос утирает ссохшую кровь под сломанным носом, скидывая колчан в солому у ограды, стягивая с себя дорожную куртку и рубашку, холодный воздух пробирает до костей, он вздрагивает, зато хоть отвратительный запах не так явственно слышен, похоже придется на всякий случай и эту одежду сжечь. Маррис до бадьи доходит и голову опускает прямо в ледяную воду, так что иглы мороза принялись неистово колоть шею и плечи. Он ощущает, как раны и ссадины на теле стройным хором начинают верещать, как болят синяки — как он весь словно заново эту схватку переживает, лишь только когда воздуха совсем не остается, наконец выныривая и отряхиваясь, словно пес, так что капли в разные стороны летят. Позади он ощущает взгляд — кого-то чужого, кого-то незваного. Его тетка никогда бы не подходила молча, она бы кричала и ворчала, она бы что-то говорила, ведь точно знала,  что бывает с теми, кто пытался к нему подкрасться, парочку таких он при ней еще отделывал.
[indent]    — Надо чего? — Он оборачивается, смотря на эльфийку перед собой и тут же и так гадкое настроение падает куда-то еще ниже. Не надо было трепать мальчишке свое имя, по всей видимости. В чужие леса забредать нельзя, а эльфы те еще бюрократы по этому поводу. Пусть даже так, брать у него все-равно нечего. Натанос оскаливается, стряхивая с бороды влагу и смотря прямо на незваную гостью. Эльфы ненавидели, когда на них смотришь прямо, когда не благоговеешь перед их... непонятно чем, на самом деле. Маррис не мог точно сказать чем именно больше всего их соседи кичатся, но точно мог сказать, что их действительно бесит.
[indent]    — Я могу чем-то помочь? У вас тоже проблема с внезапно набежавшими ограми или как?  — Маррис спокойно подцепляет пустой колчан, в котором всего с пятак больше стрел и тот самый вожделенный и выстраданный лук. Ничего, стрел он еще настрогает, главное что теперь есть из чего вообще стрелять и с чем на охоту ходить.

[nick]Nathanos Marris[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1114/475107.gif[/icon]

+1

5

[indent] Сильвана прикрывает глаза, позволив себе расслабиться хотя бы на мгновение. Выдыхает шумно, опустив плечи, спиной на стену дома облокачивается. Теребит пальцами оперение одной из стрел, что в руках сейчас лежала. Это всегда помогало успокоиться в моменты напряжения, когда мысли метались в беспорядке. Ждать хозяина дома пришлось неприлично долго — полчаса, а может и целый час. Поместье Маррисов было последним в списке мест, которые необходимо было посетить в этот день, поэтому общая усталость сейчас ощущалась особенно явно. Вечерняя прохлада больно покусывала открытую кожу. На мгновение показалось хорошей идеей согласиться на приглашение и войти в дом, может даже, выпить чашку чая, но в конце концов эльфийка не сдвинулась с места, продолжая задумчиво разглядывать оперение своей стрелы.
[indent] Ветер приносил с собой букет разнообразных запахов — скошенной травы, что успела подгнить, сваленная в кучи, запах шерсти животных и навоза, заставляя морщиться при сильных порывах. За стеной, что была позади, слышался детский плач. Он умолкал на какое-то время и разрастался снова. Ветрокрылая представляла суету внутри — мать, что держит ребенка на руках и пытается его успокоить, ужин в печи, скромное убранство дома и старенькая мебель. Сильвана видела много человеческих домов, но этот отчего-то представлялся именно таким, совсем без намека на гостеприимство для чужаков.   
[indent] Один из псов лениво посапывал у порога, как будто не доверял незнакомке. Второй бесцельно расхаживал из угла в угол во дворе перед домом, постоянно принюхиваясь, пока довольный не сорвался с места, разбудив этим спящего товарища, заставив того семенить следом. В конце концов собаки поравнялись с мужчиной, что шел к дому, мордами своими тыкались в его ладони, выпрашивая ласки, обнюхивая со всех сторон, довольно мордами потрясая. Сильвана встала со своего места, убрав стрелу в колчан и размяв плечи. Не без интереса разглядывала мужчину, пока за спиной дверь дома не скрипнула тоскливо.
[indent] — Что ты опять натворил? — Ветрокрылая вздрагивает от этого голоса и отступает на шаг в сторону, предпочитая не стоять у хозяйки на пути, если та решит выбежать, но женщина лишь в злости ногой пыль с земли разогнала у порога. Дверь хлопнула, напоследок натужно скрипнув и снова послышался плач ребенка. Сильвана тихо вздохнула.
[indent] Чем ближе мужчина подходил к своему дому, тем отчетливее холодный ветер доносил запахи пота, крови и чего-то настолько отвратного, что даже знать не хотелось, что это было в действительности. Да и вид у мужчины был потрепанный — сломанный нос, кровь под ним, одежда в грязи. Кажется, тот тошнотворный запах был как раз от одежды, как будто мужчина весьма добротно извалялся в чьем-то помете и ему огромной ногой наступили на лицо, помяв то. Неудивительно, что женщина была так недовольна.
[indent] — Меня зовут Сильвана Ветрокрылая. Я командир следопытов Кель’Таласа, — эльфийка говорит это терпеливо, спокойно, дожидаясь, когда на нее наконец обратили бы свое внимание. Сильвана неосознанно взглядом прошлась по шее, плечам, спине мужчины, когда тот у бочки с водой умывался, голову туда полностью окунув. Похоже, ему и правда знатно досталось. — Натанос Маррис, верно?
[indent] Сильвана тихо фыркает, когда речь об ограх заходит. Понятно, откуда эта вонь мерзкая от чужой одежды.   
[indent] — Не так давно вы спасли молодого эльфа, — Ветрокрылая на взгляд чужой внимания не обращает, на оскал, на вид мужчины потрепанный и уставший. — Моего брата. Мне доложили, что в лесу, на границе между территорией эльфов и людей была замечена шайка троллей и, к сожалению, они успели убить весь отряд эльфов, патрулирующих территорию.
[indent] Говорить об этом Сильване сейчас было тяжело, ведь там были ее подчиненные, каждая жизнь которых была невыразимо важна, но эльфийка не знает, что сталось бы, убей те тролли и ее брата, не окажись этот мужчина рядом, чтобы защитить.   
[indent] — Я удивлена, что среди людей есть неравнодушные, способные прийти на помощь, не испугавшись, — сейчас из уст эльфийки подобные слова действительно были комплиментом. Прежде, чем сказать это, Сильвана поймала себя на мысли, что в голове ее стали возникать картины расправы на Лиратом, одна хуже другой, и ни одна жизнь врага не смогла бы заглушить горечь утраты, пройди даже сотня-другая лет.
[indent] — Вы спасли очень дорогого для меня члена семьи, — любимого брата. В юном Ветрокрылом все души не чаяли и любовались его добротой и жизнерадостностью. Бесконечным горем отозвалась бы его утрата в сердце средней сестры.
[indent] Сильвана отстегивает кошель с пояса, протягивая его мужчине. Увесистый, полный денег.
[indent] — Прошу принять это в знак благодарности.
[indent] Проходит какое-то мгновение, прежде чем становится наверняка понятно, что мужчина не собирается ничего принимать из рук эльфийки. Гордость, не считает себя героем или не хочет ничего с рук чужака принимать? Сильвана возвращает мешочек с деньгами на прежнее место.   
[indent] — Позвольте спросить, был ли в лагере кто-то еще жив, когда вы на него вышли? — хотелось услышать эту историю от всех очевидцев. Возможно, это помогло бы понять мотивы врага и его будущие планы. Если в живых был и правда только Лират, этот Натанос Маррис смог убить троих троллей? Обычно они те еще здоровяки и в ближний бой с ними лучше не идти, иначе вражеский топор мигом разделит голову пополам.
[indent] — Брат сказал, что вы хороший стрелок, и лук ваш сломался в битве, — в голосе эльфийки не было восхищения, но скорее удивление, интерес. Сильвана взгляд на колчан переводит, что был в руках мужчины теперь, потом на лук, хороший, добротный. Похоже, что это был новый.
[indent] — Мне бы хотелось отблагодарить вас за вашу храбрость. Деньги, новый лук, что угодно. Вы вольны выбрать, — Сильвана внимание на одежду обращает свое, что лежала сейчас на земле. Отстирать вонь огров было задачей невыполнимой. — Одежда? Может, что-то для вашей жены и ребенка? Это для меня важно.

перенесен

[status]луна[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/886821.gif[/icon]

Отредактировано Sylvanas Windrunner (2022-08-28 18:08:44)

+1

6

[indent] Что-то ему больше не хотелось переживать этот опыт заново. Он морщится, носом поводит раздраженно, этот запах, не крови, но чего-то дурного, чужого, словно в кожу въелся вместе с начинающими зеленеть гематомами, потом они почернеют, потом пожелтеют, исчезнут не скоро и будут болезненно ныть, если их касаться. Изучено, выявлено уже давно, эту науку он познал, наверное, самой первой, задолго до того, как нормально вырос, себя познавая в этом мире, пробуя окружающее пространство на вкус, заучивая правила, которые никто ему вслух не проговаривал, но которые нужны куда как больше грамоты. И не то, чтобы он не была важна, уметь читать и писать, прерогатива знати, остатки того, что делало их отличными от обычных деревенских, способных иногда только имя свое накарябать кое как, но он понял, что в своей ситуации куда как важней умение драться, чем говорить красивые стихи. И он огрубел, заматерел, какая разница, насколько породиста собака, если в итоге она все-равно обращается в обычную дворовую псину, покрытую колтунами, если так распорядится жизнь.
[indent] И он не жаловался — привык — другого не знал, этот дом ему был родным, у него приливов патриотизма за свою родину никогда не возникало и с восхищением на сине-белый герб он никогда не смотрел. Но на этих землях был его дом, его родные и он будет их защищать, уж точно не потому, что где-то далеко, сидящий на золотом стуле оповестил об этом, но потому, что свой край он любит. Даже если сам этот край всячески старается его укокошить…
[indent] — Было дело, натыкался. — Он все еще с сомнением косится на женщину, на столь важных гостей из соседнего государства, да с официальным визитом, на всякий случай оглядывается, но никакого кортежа с золотым паланкином не находит, неужто сама пришла, без лишней свиты? Удивительно. — Ребята явно стали разбивать лагерь раньше, чем окончательно разведали местность — этим и воспользовались, напали, когда звуки лагеря заглушили шаги, первыми рубанули тех, кто как раз нес дозор, потом набежали на лагерь, так и порезали одного за другим. Тролли не идиоты, они знают толк в засадах и как сметать без лишнего шума головы.
[indent] Он чуть ли не сказал “остроухие” но вовремя прикусил язык. Эльфы и правда были слишком раниными, они оскорблялись, когда их награждали подобными прозвищами, но сами не считали чем-то зазорным напоминать людям о том, что они второй сорт, по сравнению с их несомненным величием, выказывающемся только лишь в их умении красиво сверкать глазками. Он не должен ругаться с командиром одного из отрядов, тем более с кем-то из Ветрокрылых — это важная семья, очень важная. Что опять возвращало его к мысли о том, что кто-то из таких важных гостей умудрился забраться в эту дыру по личной инициативе.
[indent] — Потому что люди неуклюжие и ни на что не годные? — он приподнял одну бровь, что и требовалось доказать, Натанос оскаливается, из под верхней губы мелькнули острые клыки. — И тем не менее это хваленый отряд эльфов не смог справиться с теми, кого я перебил в одиночку. — Он на мгновение нахмурился, одна из собак пробежала мимо, погнав кого-то, кого обнаружила в высокой траве. Еще сильнее он нахмурился, когда ему протянули деньги, рассматривая этот кошелек, словно чумную крысу. Деньги нужно принимать за хорошую службу, за правильно сделанную работу, за то, что было сделано с отдачей и по договоренности и уж точно не за то, что спас чью-то шкуру. Да, они бы явно помогли ему, возможностью некоторое время не мучить себя мыслями о том, как прокормить семью и что нужно сделать, чтобы подготовиться к зиме. К тому же эта фраза “среди людей”, словно среди его рода нет ни одного достойного, доброго или альтруистичного — это злило.
[indent] — Я сказал еще вашему брату, что мне ничего ни от кого не нужно. — он шумно выпустил воздух, только сейчас осознав, что холодный ветер кусает его раны, которые следует еще обработать. Вновь усмехнувшись, он внимательно поглядел на командира следопытов. — Вот когда обзаведусь женой и ребенком, обязательно позову, а пока что, мы справимся сами. — Поймав удивленный взгляд оскал стал еще шире. Многие, проезжая мимо, на первый взгляд считали их обычной семьей, понятной, хотя странно, они с Мариан слишком сильно похожи внешне, чтобы можно было так путать и принимать ее за жену. — Это моя родственница и ее сын, я забочусь о них. Это наш дом, другого нам не нужно, ничего ни от кого нам не нужно, я сделаю все сам, проблемы я решу сам. Я бы предложил Вам зайти, но вы ведь явно уже отказались, — негоже таким важным персонам ходить по таких ветхим лачугам, не того полета птицы. — Так что спасибо, за абсолютно ненужный визит, лучше возвращайтесь обратно в свои красивые выбеленные шпили и объясните своим рейнджерам основы действий на пересеченной местности. — Он прошел мимо, поднимая с земли лук и почти пустой колчан, рассматривая остатки и думая о том, где бы настрогать еще. На секунду одна очень гадкая и не очень хорошая мысль посетила голову, ребячество, за которое по сути можно схлопотать, но по другому он не мог, протягивая вперед руку с зажатым в ней луком. — Если, конечно, знаменитый командир все же не опустится до попытки доказать никудышному человеку, что он заблуждается. — Он обвел рукой свободное и убранное поле. — Если победите, то я расскажу, как победил троих троллей. Если проиграете… возьмете меня в свой корпус.
[indent] Что за оскорбление, кажется он только что умудрился задеть все, что только можно. Как же ему это нравилось…

+1

7

[indent] Сильвана фыркнула тихо. Уж кому, а ей многое было известно о троллях, об их тактиках и о том, на что эти твари были способны. Ее народ давно уже вел войны с Амани, чтобы успеть изучить врага слишком хорошо. Жаль, что это не отменяет того факта, что на врага можно наткнуться не только близ границ, которые эльфы так ревностно защищали. Обидчик пробрался на чужую территорию, людскую территорию. Умно. Там их действительно патрульные бы не ждали. Но каков же был наглец этот человек — как и все люди, совершенно неумеющий держать язык за зубами. Считающий себя лучше других? Как же. Прежний интерес сменился явным раздражением. Сильвана рассмеялась в ответ.
[indent] — А вы хорошо в этом разбираетесь, не так ли?
[indent] Люди часто говорили, что высшие эльфы смотрят на них свысока. Пусть те и были союзниками, но эльфы не признавали равенства двух рас, считая, что превосходят людей во всем. Не только в умении красиво складывать слова, строить прекрасные города, но и в боевых навыках. Люди были варварами, воюющими ради войны и глупых завоеваний, жертвуя чужими жизнями, столь короткими. Большинство людей были неотесанными болванами, не познавшими в жизни даже основы грамоты. У презрения эльфов к людям были свои основания, но Ветрокрылая всегда знала — не стоит всех равнять под одно. Да только вот человек этот сам на то напрашивался. А может, просто вести себя по-другому не умел, такой же невоспитанный, наглый грубиян.
[indent] — Отнюдь, — Сильвана отвечает спокойно, не кривляясь, словно дворовая собака. Та пытается укусить побольнее, не то от страха, не то потому что другой жизни не знает, к ласковой руке не приученная. — Люди сильны и храбры в той же степени, сколь любят восхвалять свои силу и храбрость, забывая, что выглядят в такие минуты глупцами, — в голосе слышится неприкрытое презрение. Сильвана задирает подбородок и смотрит так, словно бы этот мужчина не был выше ростом, словно он в одиночку не сразил отряд троллей и не спас ее брата, и словно эльфийка не чувствовала за это благодарности. В это самое мгновение Натанос был лишь пылью под чужими сапогами, не достойная внимания, и все же, он вывел командира следопытов на этот разговор. Жаль, что любопытство, в конце концов, сменилось разочарованием.   
[indent] — В этом отряде наряду с опытными следопытами были и юные эльфы, только лишь обучающиеся мастерству. Будь вы не так сильны и опытны, напади на вас враг со спины и застань врасплох — ваши действия были бы такими же резкими, как эти слова? — Ветрокрылая снова тихо фыркнула, все еще не отводя взгляд. Отстегнув кошель, кинула тот вперед, так, чтобы у мужчины не осталось вариантов, кроме как поймать его. — Вы оказались в нужное время, в нужном месте, и спасли моего брата. За это я вам благодарна.
[indent] Сколь бы этот человек не пытался казаться тем, кто держит все под контролем, у него это получалось слишком плохо, и недовольство женщины с ребенком на руках было тому доказательством. Сколько еще будут заживать его раны, прежде чем он с ними сможет снова выйти в поле, чтобы ухаживать за землей и животиной? Прежде чем он однажды не сломается, желая все нести на своих собственных плечах, отказываясь от чужой помощи, считая, что знает эту жизнь лучше других. И все же, люди и правда слишком часто были глупы и недальновидны. Короткая безвестная жизнь накладывала свой отпечаток, и многие старались распрощаться с такой жизнью как можно скорее.
[indent] — Никудышный человек слишком высокого о себе мнения, — чужие слова нагоняют неожиданно, ударив в спину, когда Ветрокрылая уже было развернулась молча, чтобы наконец покинуть это место. Ей не нравились эти людские земли, и не потому, что родные шпили Кельталаса были прекраснее, ярче, украшены золотом, сверкающим на солнце. Не потому, что леса эльфов были живыми, откликающимися на зов тех, кто жил в единстве с природой и магией. Земли людей всегда пахли смертью и безнадегой, унынием. Здесь все было однообразно, многие не жили, а выживали.
[indent] — Для вас всё это игра? — Ветрокрылая смотрит с прежним презрением, смешанным с интересом. Снова подходит ближе. — Если я возьму вас в свой корпус, отдаете ли вы отчет тому, что должны будете поклясться в верности чужому народу? Если на Кельталас нападут, защищать вы будете город, с возвышающимися красивыми выбеленными шпилями, которые никогда не станут для вас родным домом. Вы должны будете поклясться в верности мне, как своему командиру. И мне не будет вас жаль, если вы решите предать и сбежать, — Сильвана рассмеялась. — Вы ведь на это рассчитываете, что сможете меня одолеть? Всезнающий человек, в одиночку убивший целый отряд троллей. Позволяющий себе поучать меня, чему мне стоит учить моих следопытов. Человек, считающий, что достоин быть человеком-следопытом среди эльфов.
[indent] Злость и забава взыграли одновременно. С каждым словом эти высокие нотки в голосе узнавались все более явно. Ветрокрылая крепче сжимает рукоять своего лука, достав из колчана стрелу. Подходит ближе к мужчине, оперением стрелы коснувшись его лица, проведя по синякам, задирая чужой подбородок, разглядывая это самодовольное лицо, что все еще пыталось скалиться, словно грязная псина. Да только даже за ухом такую почесать не хотелось, лишь проучить, указав, где ее место. Нет, выиграть его в соревновании было не то. Он так хочет показать всем вокруг, насколько они ошибаются на счет людей, что готов родину свою оставить? Чужие земли быстро собьют с него эту спесь, когда он поймет, что он там один, что нет там никого, кто смог бы ему сказать доброе слово или подарить улыбку. Сколь бы он не был силен, хитер, умен, все это ничто, если твою спину никто не прикрывает, если никто не способен заступиться за тебя, поддержать.
[indent] — Выбирайте цель, — Сильвана отступает. За спиной Натаноса в окне мелькнуло лицо его родственницы. Вот уж радость этой женщине — единственный кормилец в семье, да и тот пытается бахвалиться перед другими. — Ну же. Цель, условия. Я принимаю ваш вызов. Не пожалейте о своих словах.

перенесен

[status]луна[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/886821.gif[/icon]

Отредактировано Sylvanas Windrunner (2022-08-28 18:08:52)

+1

8

[indent] Боль в плече могла бы стать проблемой, если бы он не знал, что бывает хуже, на своей шкуре вполне так ощутив все прелести серьезных ранений. Лордерон уже довольно давно не ввязывался в открытые военные конфликты, но и без них в округе находились достаточно агрессивные группы криминальной и не очень наружности, для которых в качестве увеселения подходило вырезать ближайшую деревню. У огров в мелких племенах преобладала теория о том, что сильнейший забирает все, а сильнейшими они считали, конечно же, себя. Периодически то один, то другой, достаточно образованный для того, чтобы составлять из слов предложения длинной в несколько строк, заявлял, что, дескать, они были великой расой и их цивилизация почти поработила орков. Ну по поводу прошлого он не знал, но сейчас они не очень то походили на нечто великое, живя в халупах и подтираясь лопухом. Тоже самое можно сказать и о троллях, о тех, что жили рядом так точно. Хотя у них, конечно, остались их пирамиды, как доказательство того, что они и правда обладали чем-то большим, на правах первейшей расы этой планеты, которой пришлось потесниться чутка. А еще эти слухи о том, что тролли дальние родственники эльфов, их прямые предки, от чего, обычно, у самих эльфов горят уши и брань разносится на всю округу.
[indent] — Достаточно, чтобы знать, к чему ведут такие ошибки. — Хмуро сообщает Натанос, цыкая языком, ее тон ему не нравится — очень не нравится, пусть первоначально она и показалась ему почти нормальной, сейчас сквозь все это проглядывала эльфийская надменность, столь привычная для них, даже сейчас, после того, как он спас брата этой женщины, она пришла в его дом и пыталась навязать свои условия действия, которое ее никоим образом не касалось.
[indent] — Точно так же, как и эльфы достаточно тактичны с теми, кто спасает их родных абсолютно безвозмездно и возводя все это в стандартные торговые отношения, думая, что можно ценить жизнь за горстку монет. — Моментально огрызается охотник и только звук из дома не позволяет продолжить лаять на эльфийку, заставляя обернуться назад. И все-таки он ошибся, она точно такая же, как и остальные её племени, ничего из себя не представляющая без своего титула и длинных ушей пустышка. Даже стало жалко тратить на нее свое время. Все-равно ничего не доказать, из-за своего вздернутого носа они вновь не видят простой истины и не хотят прислушиваться к другим, с мурлоком и то проще общаться, чем с жителями Луносвета, тот если и ответит, то фраза не будет сквозить надменностью и презрением к собеседнику. Лицо Марриса стало поистине скучающим и разочарованным.
[indent] — Если бы на моем попечении были птенцы, я бы, первым делом, дождался бы окончания разведки и только потом бы разрешил разбивать лагерь, сколько бы эти самые птенцы не канючили. — Охотник треплет одну из собак меж прижатых ушей, подбежавших к нему и головой приникшей к ноге в немой просьбе уделить ей немного внимания. С животными было проще, на их морде отражались все эмоции, в их поведении проглядывала логичность, присущая только тем, кто привык существовать достаточно мирной и оттого достойной жизнью. Натанос слабо улыбается, поглаживая животное. — Первое, что должен понять солдат, патрулирующий большую по площади территорию, это то, что положение может в любой момент измениться, противник не сидит на месте, он постоянно передвигается, это не дикий зверь, у которого есть привычки и инстинкты придерживать известных троп, противник постоянно учится, он не будет жалеть и будет искать наиболее выгодное время для нападения. Таковы основы обучения следопытов у людей…
[indent] Странное было время, с одной стороны Натанос не мог сказать, что ему не нравилось все происходящее в те времена. конечно инструктора были засранцами, с которыми язык так и чесался брякнуть что-нибудь оскорбительное и схлопотать несколько вахт сверху на уже имеющиеся. С другой, ему и правда нравилось то, чем он занимался.. Нравилось побеждать других, доказывать свое превосходство, нравилось, когда стрела впивалась точно в цель под одобрительные возгласы, что именно так и нужно стрелять. Нравилось находится в лесу, на новых тропах, вдыхая чуть сырой аромат, рассматривая следы диких зверей и других разумных существ. Нравилось ощущать себя абсолютно свободным там, куда другие не совались из-за опасности и нравилось знание, что он один из немногих, кто и правда может выжить в этих местах.
[indent] — Ох, что такое, этот никудышный человек посмел задеть нежные струны души её высочества? — Натанос коротко рассмеялся, щуря глаза, вся такая важная, а вспыхивает быстрее сухого листа в костре, так что кончики длинных ушей красеют. Это может оказаться даже интересней, чем он планировал первоначально, окидывая ее взглядом с головы до ног, подмечая каждую деталь и скалясь, демонстрируя острые клыки. — Какая разница, ваше лицо и всех остальных будут стоить всего. На все остальное мне плевать, я короля не знаю, а он не знает меня, так что пошел он.
[indent] Он скучающе поводит плечом, рассматривая эльфийку вблизи, клацая зубами перед ее носом, как только она отводит стрелу, ведь именно так сделал бы кто-то дикий, а Натанос не привык разочаровывать чужих ожиданий. Поводя плечом, он осматривает двор, рабочие инструменты и постройки он портить не даст, слишком тяжким трудом они ему достались, впрочем, не думалось ему, что эльфийка вообще понимает ценность такого труда, скучающим взглядом осматривая верхушки деревьев, колыхающиеся по другую сторону перепаханного поля. И ни одной блядской твари поблизости для демонстрации своих навыков, все они благополучно разбежались в разные сторону. Взгляд невольно скашивается на мешок с монетами, которые женщина ему так отчаянно хочет всучить еще немного и в рот примется пихать, Натанос скалится, развязывая тесьму и извлекая одну из монет. Плечо отзывается болью, но ее он может терпеть.
[indent] — Как пожелаете, старое доброе, кто больше. — С этими словами он подкидывает монету достаточно высоко, так, чтобы успеть схватить с земли лук, натянуть тетиву и пустить стрелу, чей наконечник со звоном ударяется о поверхность монеты, отправляя ее в дальний полет куда-то на поле. Еще в детстве ему читали сказку о мальчике, которого обманули двое воров, сказав, что если закопать на поле золото, то наутро вырастет целое дерево. История учила не доверять незнакомцам и знать цену деньгам. Натанос знал — деньги не стоят ничего, пока на кону собственная гордость.

[nick]Nathanos Marris[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1114/475107.gif[/icon]

+1

9

[indent] Сильвана знавала людей достойных, доказывающих свое превосходство делом, а не словами перед каждым встречным. Те не кривлялись перед толпой, словно шуты, они знали ценность каждому слову, знали, что в конечном счете ценить тебя будут по поступкам. По каким поступкам можно было оценить Натаноса Марриса? Поначалу показалось, что он человек сильный, смелый, что его заботит судьба других в трудную минуту, будь то его сородичи или союзные расы. Натанос показался достойным того, чтобы его отблагодарить за столь неожиданный от многих людей поступок. Люди в большинстве своем всегда были трусами, трясущимися только за свою шкуру, чужая жизнь и чужое горе для них всегда были слишком чужды. А этот — остановился, видя, что были в лесу лишь эльфы. Другой прошел бы мимо, думая, что ему нет дела, что остроухие сами справятся. Насколько эльфы не любили людей, настолько же и люди к ним относились с пренебрежением. И, несмотря на всю эту клоунаду, устроенную Натаносом — он все же поступил по чести. Что-то заставляло относиться к этому поступку с уважением, но тут же перед глазами его лицо — самодовольное, скалящееся, и все то немногое уважение улетучивалось, словно утренний туман к обеду.
[indent] Было ли ошибкой принять подобную провокацию? Возможно, взыграла личная гордость — человек посмел считать себя лучше, бахвалиться, когда его желали искренне отблагодарить. И дело было не в деньгах, Сильвана действительно была готова найти любой другой способ сказать спасибо. Возможно, эльфийка бы поняла желание сохранить личную гордость, зачастую, лишь оно и оставалось для многих тем единственным, на что еще можно было опереться, но так легко было перепутать гордость с глупостью. Так упорно кусать ту руку, что протянула тебе ее в желании помочь. Стоило бы просто развернуться и уйти, оставив эту собаку, раз ей больше по душе жить одной, не полагаясь на других, но Сильвана все же здесь, в ожидании — что же вздумал этот человек такое провернуть.
[indent] — Человек, что не ценит ни свой народ, ни родные земли, ни кого бы то ни было, кроме себя самого? Мне такие не нужны следи следопытов. Быть может, вы хороши в бою и в выживании, но один в поле не воин. Если троих троллей вы смогли одолеть, то толпу уже вряд ли сможете.
[indent] Если задуматься, то дело было вовсе даже не в том, чья кровь тебе досталась при рождении и чьи гены. Люди, эльфы — они стояли по одну сторону, и должны бы помогать друг другу, но Сильвана не видела среди своего народа ни одного его представителя, неспособного отдать жизнь за то, что ему было велено защищать. С другой стороны, похоже, что из Теренаса король был действительно никудышный, раз его же народ так о нем отзывается. В Кельталасе редко сыщется тот, кто в адрес принца смог бы сказать хоть одно грубое слово.
[indent] — И не придумали ничего лучше? Как ожидаемо. — скука слишком явно угадывалась и в почти театральном тяжком вздохе, и в чуть расслабленной позе. И все же, Сильвана следует примеру Натаноса, достает монетку, подкидывая ту в воздух, отправляя стрелу точно в цель.
[indent] — В Кельталасе так дети соревнуются, кто больше раз попадет в мишень. Хороший следопыт должен уметь гораздо больше, чем просто попасть в монетку в воздухе, — Сильвана хмыкает, смотрит на мужчину внимательно. В голосе снова слышится разочарование — а ведь ему даже удалось привлечь внимание, задеть. Похоже, что этот человек только и может, что языком трепать, а на деле мало что из себя представляет. — У меня есть предложение поинтереснее. Недалеко от Кельталаса Амани разбили свой лагерь и досаждают нам уже некоторое время. В последний раз их там было около двадцати, может, тридцати троллей. Как раз хватит для двоих, — Сильвана замолкает на мгновение, следя за реакцией. — Я могу отозвать своих следопытов, оставив их наблюдать со стороны на случай, если понадобится подкрепление, и направиться в сам лагерь с вами вдвоем. Кто убил больше троллей, тот и победил. Так мы честно сможем разрешить этот спор, заодно поможете моему народу, раз уж так порываетесь в рейнджеры. Там у вас будет возможность показать свою силу и ловкость во всей красе. Если выиграете — разрешу прочитать мне лекцию о тактике ведения боя и патрулирования на открытой местности. Также место среди следопытов ваше. Сумеете показать себя на службе и заслужить мое доверие и уважение — будет повод рассказать всем своим друзьям и знакомым, ведь так обычно поступают люди? Выступаем через три дня, чтобы дать время затянуться вашим ранам. Ну, что скажете? Такой вызов вы способны принять, или только горазды на громкие слова? — Сильвана хмыкнула. — А деньги все же оставьте. Считайте это платой за предложенную работу, все честно. Потратьте их на хорошего доктора, если такой водится в ваших местах. Мне не нужен еще один балласт, иначе, я воспользуюсь случаем и оставлю вас троллям как приманку.

перенесен

[status]луна[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/886821.gif[/icon]

Отредактировано Sylvanas Windrunner (2022-08-28 18:09:01)

+1

10

[indent] Рассеянная горечь разочарования, рваной тоски, что трепыхалась где-то в груди  бесконечной, непроглядной скуки, которая всегда сопровождала Натаноса, где бы он не находился. Оборванные воспоминания, гаркающие, истеричные фразы, если он вдруг опять оказался не в то время и не в том месте, круговертью уносящие все дальше. Все в спираль закручивается, раз за разом повторяется уже известным изгибом, теми фразами, что преследуют его уже очень давно.
[indent]  [indent] Ты слишком хорош для этого.
[indent] Вещают со всех сторон, рассматривая, как очередная стрела достигает цели, раскалывает прошлую пополам, в ореоле красно-белой мишени или же торчит из глаза противника, свалившегося со ста ярдов от дерева, на котором прятался. Натанос рассматривает кровь, растекающуюся вокруг, карминово-красную, понимая простую истину — он ничего не чувствует. Ни жалости, абсолютно бесполезной, ведь будь на то воля, противник бы ее никогда не проявил, ни ярости, что должна была зародиться где-то внутри. Пустота внутренняя на окружающее распространяется, она все заполняет, а окружающие говорят, что ждет будущее прекрасное, прелестное, с его талантами волнительное.
[indent]  [indent] Ты был бы добился так многого.
[indent] А потом упирается все в стеклянный потолок, о котором никогда не говорят, но во взглядах читается куда как явственней. Натанос — никто, кусок чего-то позабытого, дворянский род настолько старый и немощный, от которого остался лишь только герб да воспоминания, абсолютно бесполезный, с этим крохотным клочком земли, который зовется его домом, но который не имеет никакого политического веса. У Марриса никогда не будет золоченых эполет и тяжелого бархатного ярко синего плаща, на котором серебром вышита вензелями их страны символика. У него никогда не будет славы и тем более у него не будет людей под его командованием.
[indent]  [indent] Увы, но Натанос рожден с такими талантами, чтобы умереть никем.
[indent] Он злился, до сих пор иногда злится, но смирение приходит даже к самым яростным, это как против ветра плевать, пытаясь для себя что-то выбить, Натанос уже давно осознал, что признанием и заслугами можно спокойно подтереться, когда дело доходит до чего-то значимого выберут не его, даже если по всем параметрам и превосходит. Натанос скалится, часто, одаривает презрительным скользким взглядом, в котором читается простая истина, которую сложно доказать. У Натаноса есть таланты, как жаль, что никому по сути эти таланты не нужны. Так что он и дальше будет отстреливать огров и троллей на границах той земли, что считает своей, без вмешательства королей и других высших бесполезных чинов, а все остальные... а все остальные могут идти в самую глубогую бездну.
   [indent] — Смогу. — Он ловит удивленный взгляд и скалится. — Толпу я одолеть смогу, главное заманить их в менее выигрышную позицию.
[indent] Он всегда воевал один, ударные отряды только мешали, лишний шум, лишние движения, они всегда все делают не так и он скрипит зубами от раздражения, потому что после нескольких лет службы и муштры они так ничему и не научились толком. Опять все та же пустота и скука, Натанос никогда не задумался о том, что лишал кого-то жизни, в этом плане все достаточно просто — он жить хочет, а для того, чтобы продолжить существовать, нужно убрать с дороги другого, того, кто ему никто, того, чья жизнь чуть более бесполезная, чем его собственная в этом плане. Он одновременно хотел жить, но и сам толком не понимал для чего именно, словно в болоте каком-то застрял, ногами шевелить туда-сюда и пытается, да толку никакого, куда не взглянь, кругом вся та же трясина и протухшая вода мутно зеленого цвета. Перспективы? Не на этом дне.
[indent]   — Коль леди Ветрокрылая того пожелает. — Он отвешивает официальный полупоклон, словно на приеме, на которые его не особо так и стремятся звать, а если и сподобятся, то предпочитают делать вид, словно Натаноса не существует. Его положение пустого места уже давно не удручало и не обижало, скорее наводило на мысль более никогда не искать встречи, ведь если ему захочется лицезреть презрительный взгляд, он просто в зеркало глянет. Чужие деньги неприятно давят, на руку, на собственное эго, ему бы нужно было просто отделаться от этой женщины, заставить себя фыркнуть, плюнуть что-нибудь обидное, рассматривая презрение в чужих глазах, осознавая, что этот мир абсолютно везде одинаковый, даже вне зависимости от длинны ушей. Пусть она уходит и забирает этот мир с собой. Он разворачивается и машет через спину. Можно было бы обмануть себя, что эти деньги нужны Мариан и Стефану, но тетка еще более гордая чем он сам и оттого прекрасно понимает его поступки — лучше голодать, но оставаться гордым, чуть ли не их личный девиз, придуманный самостоятельно, что заставил женщину остаться здесь, пусть даже незамужнюю и с ребенком неизвестно от кого, выслушивая перешептывания за спиной и делая вид, что ей все-равно. Потому что это их земля и чужое слово никогда Маррисов отсюда не сгонит.


[indent] Чужие земли от своих ничем не отличались, разве что очертания гор немного другие с этого ракурса были, а так природа все та же, температура, земля, черная и рыхлая, плодородная, оттого такая ценная. Остатки прошлого под ней костями потерянной цивилизации полнятся, когда-то великой, сейчас словно дряхлая собака, с которой большая часть шерсти облезла и обнажила воспаленную кожу. Натанос сидел на дереве, подобрав под себя ногу, прижав локтем плечо лука, он спокойно вырезал из бруска фигуру лошади, коротким ножом высекая стружку, что сыпалась вниз снегом. Неплохой след, если что, чтобы привлечь внимание.
[indent] Зачем он здесь? Эта мысль не давала покоя. Он должен быть дома, скоро заморозки ударят и пойдет снег. У него заботы, что должны касаться только его и его семьи. Но по какой-то причине он сидит тут, предварительно разведав местность, заметя следы за собой, завернутый в новый плащ, в который его обернула тетка. перед тем как он ушел, на те самые злополучные деньги, которые он все силился вернуть... пусть это будет плата, всего-навсего очередная плата. И нет в этом всем ни достоинства, ни собственного желания чего-то лучшего, ведь он уже знает, что как бы не старался. ничего не изменится.
[indent]  — Она такая же, как и остальные...  — эту мысль он себе повторяет вновь и вновь, в ее взгляде, как и во взглядах остальных, нет положения равного, лишь только надменность превосходящего по праву крови. Бесполезное бахвальство. Натанос слышит чужие шаги и вздыхает. — Семеро солдат, один шаман, три следопыта. Копаются там, где были руины когда-то. Расставили несколько ловушек по периметру, чтобы их никто не потревожил за этим делом. — Он смотрит вниз, обнажая клыки. — Приступим, леди Ветрокрылая?

[nick]Nathanos Marris[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1114/475107.gif[/icon]

+1

11

[indent] Надеялась ли Сильвана на то, что Натанос примет ее предложение? Возможно. Какой в этом толк? Никакого, лишь только личный интерес. Когда-то давно сестры Ветрокрылые любили вслух помечтать о том, как сложится их жизнь, рассказывая друг другу, какие качества они ценят больше всего в мужчинах, делились, что их больше привлекает во внешности, и каким видят они свой дом и детей, свое место в этом мире. Быть может, тогда это звучало не то шуткой, не то стыдливой фантазией, что человеческие мужчины бывают порой очень привлекательны и благородны, сильны духом и телом. Натанос явно не был мужчиной из тех девичьих мечтаний — слишком грубый и неотесанный, злой собакой лающий, так и норовя цапнуть за протянутую руку. К тому же, его неопрятный вид, взлохмаченные волосы, отдающие рыжиной и этот запах, сохранившийся после встречи с ограми, от него весь следующий день слезы так и наворачивались на глаза лишь от одного воспоминания. Да и стрелять метко из лука умели многие, как и обращаться и с другим оружием, а его решение помочь эльфам можно было отнести лишь на случайность, что завела мужчину в те леса.
[indent] Стыдно было признаться самой себе, что эта встреча не выходила из головы все те три дня, что Сильвана дала на отдых и подготовку. Словно Ветрокрылая была не рейнджер-генералом следопытов Кель’Таласа, а все той же юной эльфийкой, у которой лишь только ветер в голове, да девичьи мечты и большой любви. Нет, если посмотреть на случившееся немного под другим углом — Натанос был физически неплохо сложен и к тому же силен, неплохая реакция. Он не производил впечатление глупого человека, только лишь гордого, не привыкшего полагаться на других. Особенно на эльфов. Как и эльфы на людей. Так за что его было здесь винить?
[indent] Предстоящее соревнование не выходило из головы, как и данное обещание, которое Сильвана должна была исполнить в случае победы мужчины. Действительно ли она была готова принять человека в ряды своих следопытов? Что ее останавливало? То, что он человек, или то, что это было бы лишним поводом потешить его самодовольство, а в случае отказа укрепить мнение, что эльфы заносчивы, что никто не готов смотреть на талант, а только лишь на происхождение?
[indent] Сильвана хмурится, прижимая к себе подушку, морщится недовольно, не в силах уснуть. Не припомнить момента, когда она в последний раз чувствовала себя столь глупо и одновременно столь возбужденно в ожидании предстоящей встречи. Стоило бы одернуть себя, что это было серьезным заданием, что послужило лишь поводом для проверки человека, на деле же то было совсем не развлечение, а реальная угроза, что досаждала эльфам уже слишком долго. Конечно, рядом обязательно будут следопыты, чтобы помочь в случае опасности, ведь глупо было бы в действительности оставить этого человека троллям, даже если представился бы такой случай.
[indent] Уснуть с такими мыслями получилось лишь к середине ночи, и даже во сне Ветрокрылую терзали беспокойные видения, сменяющие друг друга одно за другим. В них ранили того человека, а тролли победили, но вот уже виден триумф эльфов и то, как человек спас и саму Сильвану. От последнего губы довольно даже расплылись во сне улыбкой, чувствуя прилив благодарности и чего-то еще... Симпатии, может. Приснится же подобный бред.
[indent] Ветрокрылая прибыла на назначенное место встречи вовремя, даже, немного раньше положенного, как ей казалось. Плох был тот следопыт, что не подготовился заранее или опоздал. Усталость после беспокойной ночи сказывалась, хотелось надеяться, что все же она не помешает в деле. Было бы глупо пасть от руки грязного тролля, да еще только потому, что из головы своей не могла выкинуть мысли о человеке, с которым вас даже ничего не связывало. Сильвана вздыхает, прикрыв глаза, коря саму себя за такую оплошность, головой качает словно бы в ответ на мысли, на это внутреннее недовольство своим поступком. Больше такого эльфийка себе не позволит.
[indent] Скрестив руки на груди, Сильвана плечом приложилась к стволу дерева. Прошло мгновение, прежде чем эльфийка краем глаза уловила мелкую крошку, что осыпалась с дерева. Подняла взгляд, заметив на ветке человека.
[indent] — До последнего думала, что вы не придете, но никто бы вас за это не осудил. Все же, тролли досаждают Кель’Таласу, а не той деревне, в которой вы живете, — Сильвана хмыкает в предвкушении того, как Натанос будет скалиться в ответ, говоря о том, что неженкам-эльфам из их высоких шпилей всё деревня, что за пределами Лесов Вечной Песни. Странное ощущение — знать человека не больше десяти минут, а уже предчувствовать его ответ.
[indent] — Вы хорошо подготовились, — Сильвана одобрительно кивнула в ответ на те данные, что Натанос уже успел разведать. — Мои следопыты доложили ровно то же самое. Идемте.
[indent] Весь путь до останков развалин Ветрокрылая искоса подмечала, насколько хорошо или плохо двигается этот человек, как он себя ведёт, какие эмоции отражает его лицо. К тому же, удивительно, что он решил сам разведать местность, заблаговременно появившись здесь. Столь серьезный подход к делу был для Ветрокрылой ценным показателем, ей даже на мгновение показалось, что от прошлых попыток так явно проявить себя практически ничего и не осталось, только лишь сухой навык, который заставлял делать подобное просто на автомате. Если ты хочешь переиграть врага — разведай местность, узнай слабые и сильные стороны противника, обрати все эти знания против него и себе во благо.
[indent] — Вдвоем мы можем обойти эти ловушки, чтобы не привлекать внимания раньше времени. Если удастся застать их врасплох, это будет нам на руку. Даже те мгновения, что они будут пытаться понять, откуда нанесли удар, уже даст возможность уничтожить еще одного противника.
[indent] Сильвана не пыталась учить Натаноса тому, как поступать правильно, уже успев убедиться, что этого не требуется, иначе его бы здесь все же не было — стремление подставить кого бы то ни было забавы или учения ради не красит ни эльфа, ни человека. В какой-то момент Ветрокрылая, подметив, что кто-то словно бы смотрит в их сторону, коснулась руки мужчины, заставив того остановиться на мгновение и спрятаться, слиться с окружением. Здесь и сейчас они были напарниками, равными, и если придется прикрыть чужую спину, Сильвана должна будет это сделать без промедления.

перенесен

[status]луна[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/886821.gif[/icon]

Отредактировано Sylvanas Windrunner (2022-08-28 18:09:22)

+1

12

[indent] Что есть истинное предназначение? Для человека, для смертного, верного подданного своей страны, что всего себя положил на благо короны, того самого стяга, что развивается на фоне, такой же безразличный ко всему, ни на что негодный кусок тряпки, в который так многие вкладывают особый смысл. Натанос впервые увидел обожание на своих первых сборах, взглянул на то, как точно такие же как и он ребята, поднимают головы и в глазах их истинный восторг, просто потому что перед ними символ величия государства. Это вызывало... недоумение. Маррисы были верными слугами своего короля, но он лично их никогда не знал, а после и вовсе позабыл, что только самый дотошный бумажный червь в каком-нибудь старом реестре обнаружит, что семья Маррисов не просто обычные селяне, пришедшие сюда откуда-то еще. Натанос эти земли защищал, всего себя отдавая, еще задолго до того, как Орда прошлась по югу континента, выжигая королевство Штормград и заставляя людей бежать из своих домов.
[indent] Старые земли никогда не были спокойными, тысячи лет историй, кости погибших цивилизаций, что цепляются за плуги и лопаты, старые храмы, чьи оплетенные зеленью скелеты выглядывают из-за крон деревьев. На сборах старые командиры постоянно рассказывают о том, насколько сильно тролли любят ловушки-растяжки, которыми натыкивают территории, которые считают своими, а своими они считают абсолютно все земли - от моря до моря.
[indent] — Тролли досаждают не только эльфам, знаете скольких фермеров мы снимаем с жертвенных столбов каждый год? — Натанос слышал ее - эльфийка все же пришла. Не просто решила посмеяться, удивляясь чужой наивности и доверчивости, чтобы потом потешаясь рассказывать другим, но правда пришла. Натанос трясет головой, он слышит других, что  таились глубже, но не приближались, ну да, было бы странно оказаться тут только вдвоем. Заманчиво и странно.
[indent] — Вот уже долгие годы наши неспокойные соседи пытаются выжить нас отсюда, пробираются под покровом ночи, утягивают странников в свои пирамиды, приносят их в жертву своим кровавым лоа, а потом накладывают проклятья на деревни, что потом весь хутор тошнит кровью. — Натанос спрыгивает со своего наблюдательного поста, отправляя нож за голень, а незаконченную игрушку за пазуху, он ей потом займется. — Для меня предотвратить очередное нападение намного важней, чем выяснять, кому и какой вред они больше нанесли и кому сильнее насолили. Страдают всегда невинные.
[indent] Только им и приходится становиться лицом к лицу с истинной жестокостью, настоящими проблемами, которые сильные мира сего не особо так и замечают, незначительные ежемесячные потери, которые так легко перенести, голод в любом регионе проблемы этого региона, как и бандиты, как и ненастья, пожары или наводнение - то что не врывается им в окно или двери их же не касается.
[indent] Натанос огибает ствол дерева, к земле прижимаясь, колчан у бедра обмотан тряпьем, стрелы в нем не гремят при ходьбе, старый трюк времен их стоянок, когда отряды охотились за группами орков, пытающихся пересечь границу. С тех же времён и постоянная привычка осматриваться по сторонам. У следопыта плечи постоянно вздрагивают, когда он видит по правую сторону эльфийский силуэт, самого себя одергивая, что это не противник и не надо так напрягаться, поводит головой в другом направлении, там где серо-черные камни высятся остатками чего-то великого.
[indent] — Шаман первым, затем следопыты. — Он срезает натянутую нить из волоса, что под сапогом оказалась, одновременно примитивная и жестокая ловушка, ощетинившиеся заточенные колья метят как раз на уровень глаз, другие в земле прикопаны и скрыты пожухлой листвой. — Я обойду лагерь с востока, лучше вести огонь с двух разных позиций, отрезать линию отхода в укрытие, не дать закрепиться у развалит, откуда можно перегруппировать и вести ответный огонь.
[indent] Бей быстро и беспощадно - старое правило, выученное еще со времен детских свар, когда друг друга в грязи валяли от обиды. Натанос привык быть один, привык вступать в бой один, другие ему только мешают, отвлекают, заставляя беспокоиться не только за себя, но и за кого-то еще. Это раздражает еще сильнее, настолько, что он почти забывает об осторожности, успевая припасть к земле, когда один из дозорных поворачивает голову в его сторону. Следопыт обходит натянутый тент палатки, под которой тролли свое добро сгрузили, подбирает закупоренную бутылку на которой троллий череп оскалился своей зубатой улыбкой, скользит к черным камням со следами копоти на них, похоже из этого места тролли ушли не добровольно, камень черный и полон зазубрин, чтобы тут не искали, а оно уже давно должно было сгореть и сгнить до кучи. Но это его не волнует. Вытягивая из колчана стрелу, Натанос прицеливается в шамана, что виднелся среди раскопок и работающих лопатами троллей, постоянно снующих туда-сюда, сгорбленный и седой, с носом настолько кривым, что еще немного и зацепит подбородок, а еще сухой и тонкий. Цель тяжелая, но и не такие бывали.
[indent] Натанос свистит соловьиной трелью и первая стрела впивается шаману в глаз, когда он оборачивается на звук. Тролль замирает, открыв рот, один из клыков у него обломан и на нем золотые браслеты гремят, когда тело заваливается обратно в яму, навалившись на одного из солдат. Разведчик срывается с места и вторая стрела пронзает горло, заставляя истошно булькатеть, противник дергает за древко, пытаясь сломать его, чтобы вытащить наконечник и третья через ладонь метит ко второй, тролль падает на колени, красная кровь стекает прямо на землю, пока тот содрогается от кашля и пытается не захлебнуться.
[indent] Маррис прижимается к земле, пытаясь сменить местоположение, остальные из отряда рассыпались по укрытиям от того окна, из которого велась стрельба. Сейчас они попытаются либо пойти в атаку все вместе с разных сторон, либо укрепиться и закидать его, чтобы выкурить из укрытия. Натанос вытаскивает бутылку, зубами выбивая пробку и запихивая свой платок в горлышко, желтоватая льняная ткань темнеет, окрашивается в бордовый цвет. Говорят, что гоблины варят самую жуткую паль, в которую добавляют мазут и скрывают его красителями. Самое время проверить.
Влажная потемневшая ткань вспыхивает моментально от нескольких искр кресала, чиркнувшего об тупую часть его ножа, яркие всполохи огня жадно оплели платок, что тут же потемнел и гуляющий сквозняк огненные языки принялся сметать в сторону, желая перекинуть пламя все дальше. Огонь ужасен в своем безразличии того, кого или что ему пожирать. Натанос замер, прислушиваясь; двое справа громко что-то говорят, еще троих он видел в яме, куда упал шаман, один продолжает хрипеть на земле со стрелами в горле, вдалеке раздаются гаркающие рваные команды на чуждом языке. Это семь.
[indent] Где еще трое?
[indent] Натанос кидает бутылку за камни, расположенные так удобно с южной стороны от руин, по которой можно обойти каменные стены и зайти со спины. Из-за укрытия послышались истошные вопли, двое троллей выпрыгнули вперед, катаясь по земле и пытаясь сбить пламя, окутавшее их одежду и шерсть, колотя руками, пытаясь сорвать с себя огненные языки. Следопыт выпустил вслед еще две стрелы, третья почти пошла в ход, но разведчики троллей тоже не спали и чужой наконечник просвистел в дюйме от щеки, заставляя юркнуть обратно к земле и прекратить обстрел.
[indent] Настала пора опять менять местоположение, если он хочет выжить.

[nick]Nathanos Marris[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1114/475107.gif[/icon]

Отредактировано Nathanos Blightcaller (2022-04-08 13:57:35)

+1

13

[indent] Видеть теперь Натаноса столь серьезным было... странно. Не пытающимся скалиться в ответ на любое слово, в желании поддеть побольнее. Быть может, первое впечатление все-таки было обманчивым, и этот человек действительно на что-то да сгодится, кроме извечной болтовни о заносчивости эльфов. Сильвана снова смотрит оценивающе, словно всерьез думая, что этот человек может стать частью ее корпуса Странников.
[indent] - Когда все это закончится, может, больше расскажете о ваших землях. - Сильване на мгновение показалось, что если бы удалось поговорить с Маррисом без этих попыток закрыться от других, то их общение могло бы выйти весьма занятным. - Вы правы - страдают невинные и раз уж вы согласились прийти, значит нужно ликвидировать врага, чем окажете услугу не только нам, но и своим людям.
[indent] В подобной ситуации ничто не объединяет лучше, чем ненависть к общему врагу. Натанос не любил троллей за их жестокость также, как не любила и Сильвана. Обычные варвары, вместо слов сразу хватающиеся за топор. Тролли растеряли все свое величие, а теперь топтались на могилах былого, пытаясь раскопать хоть что-то, рассказывая всем, что каждый клочок этой земли все еще принадлежит им. Быть может, их жестокость была следствием отчаяния, но Веткрокрылая не собиралась сочувствовать врагу, ведь в их взглядах никогда нет ни капли сожаления, когда они набрасываются только с одной целью - ударить на поражение.
[indent] - Согласна. - Сильвана одобрительно кивает. Эльфийке никогда раньше не доводилось работать вместе с человеком. В любой другой ситуации Ветрокрылая бы только фыркнула в ответ на любые попытки командовать, но сейчас ей было слишком любопытно от того, что будет дальше. Доверять чужаку глупо, поэтому рядом находятся следопыты, готовые в любой момент подоспеть на помощь, если та понадобится. И тем не менее, пока что Маррис был слишком серьезен в своих словах и действиях, чтобы сбежать при первой же возможности. 
[indent] Сильвана огибает лагерь с противоположной стороны той, с которой зашел Натанос. Здесь, чуть поодаль от палаток, сидели двое троллей-дозорных. Они быстро отреагировали на шум позади, когда вопили раненные шаман и следопыт. Одному из дозорных стрела прилетела меж лопаток. Он завалился вперед, а его напарник выхватил топор, оглядываясь по сторонам, в поисках нападающего. Сильвана метнулась в сторону за широкой травой, когда та шелохнулась - тролль на удачу кинул в нее топор, а из травы раздался приглушенный крик. Эльфийка затаилась, тролль повелся, думая, что попал в противника, но когда подошел ближе, Ветрокрылая напала, полоснув горе-дозорного кинжалом по сухожилию. Тролль рухнул на землю, пополз вперед, в поисках своего топора в траве, но тут же словил очередную стрелу раньше, чем успел отреагировать. 
[indent] Взглянув на чужое тело, распластавшееся на земле, эльфийка фыркнула презрительно. На мгновение Сильвана потеряла контроль, позволив гневу взять верх. Пусть те тролли, что напали на эльфийский лагерь, были убиты, все же Ветрокрылая подумала о том, сколькие еще могли пострадать из ближайших поселений от тех, кто устроил здесь раскопки. Натанос был прав, всегда в первую очередь страдают невинные - те, что не способны постоять за свою жизнь и жизни своих близких. Зато вот этих троллей назвать беспомощными язык бы не повернулся - хорошо вооружены, наставили кругом ловушек, наверняка есть большие запасы “добра”, которое можно пустить в ход в случае, если на лагерь решат напасть.
[indent] Вдалеке послышался крик на чужом языке - дозорный, что все это время сидел на высоком дереве и за чем-то наблюдал, как будто бы звал кого-то или отдавал другим команды, докладывая о том, что видит сверху. Сильвана метнулась вперед, прячась за широким деревом, когда мимо того просвистела пара стрел. В центре раскопок все еще копошились тролли, в попытках помочь шаману, что уже успел отдать душу своим Лоа.
[indent] “Раз, два, три, четыре...”
[indent] Верхняя губа дернулась чуть вверх, выказывая недовольство, когда Сильвана выглядывала, скольких успел поразить Натанос. С восточной стороны лагеря успело разгореться большое пламя из-за устроенного взрыва. Ветер резво разносил искры во все стороны, с ним же доносились и крики тех, кого коснулся огонь. Ветрокрылая оглядывается по сторонам, пытаясь прислушаться. Если это не все тролли и часть из них ушли из лагеря, то они наверняка уже успели увидеть столб дыма, поднимающийся к небу, и поспешить обратно на подмогу своим. 
[indent] Совсем рядом послышался шорох - тролль, которого Сильвана поразила первым, нашел в себе силы, чтобы встать и кинуться на врага с криком и какой-то корягой в руке. Ветрокрылая уже было дернулась, чтобы пустить еще одну стрелу, но этого не понадобилось - противник снова упал, но теперь уже, кажется, замертво. По оперению стрелы, вонзившейся в него, было понятно, что это был кто-то из отряда Сильваны. Эльфийка покачала головой. Они решили, что ей нужна помощь? Похвальное рвение, но это рушило весь спор с Натаносом.
[indent] - Остроухая, - чужой рев раздался за спиной в нескольких метрах. Громила-тролль шел по тропе, ведущей в лагерь. На плечо он закинул пару больших бревен, прежде шел вразвалочку, бормотал себе что-то под нос, довольный проделанной работой. Он был так занят собой, что не сразу заметил разгоревшийся костер в лагере и чужие крики, а когда до него все-таки дошло, то громила остановился на месте, явно размышляя, что же ему делать. Большой головой он вертел по сторонам, в поисках любой цели, на которую можно было бы напасть. Если Сильвана кинется вперед, есть вероятность, что в нее прилетят стрелы дозорного, что все еще сидел на дереве. Если останется на месте, то получит удар увесистой рукой или чем потяжелее. 
[indent] Тролль скинул на землю бревна и выхватил дубинку, что все это время висела у него на поясе, замахнулся той, в желании ударить эльфийку. Сильвана прыгнула вперед, уворачиваясь от удара. Громила неуклюже размахивал своим оружием и первым пострадал ствол дерева, где только что пряталась эльфийка. Если попасть под такой удар - мало не покажется. Ветрокрылая бросилась в сторону громилы, когда тот снова замахнулся, скользнула вниз, вынув кинжал из сапога, и полоснула тролля по ноге. Тот взвыл, начав размахивать своим оружием еще яростнее. Сильвана оттолкнулась рукой от земли, чтобы увернуться от еще одного удара, подскочила на ноги, когда очередной замах прошелся практически перед самым лицом.
[indent] - Я твою черепушку пополам сломаю, когда поймаю, - тролль взревел и понесся в сторону Сильваны. Та пятилась назад, крепче сжимая в руках клинок. Уворот, удар по ноге, уворот, еще один удар под бочину. Третий удар тролля пришелся по спине, когда Ветрокрылая не успела среагировать. Ахнув, она рухнула на землю. Все перед глазами сейчас шло пятнами - эльфийка потрясла головой, чтобы прийти в себя. Тролль снова ревет во все горло, когда в него прилетает несколько стрел от следопытов Сильваны, и замахивается для очередного удара.

[status]луна[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/886821.gif[/icon]

+1

14

[indent] В настоящем бою нет места для ошибки. В настоящем бою так точно, нельзя поднять руки, как в детской игре, крикнуть, что сдаешься и тебя тут же оставят в покое. Никто тебя не оставит, пока ты не умрешь, а умереть можно удивительно просто. Натанос наблюдал, очень часто, как жизнь покидает остекленевшие открытые глаза его товарищей, рассматривал, как заляпанные кровью и слезами от боли лица переставали отображать эмоции и на них застывала та самая гримаса обиды и непонимания - как же так, они герои своей собственной истории и теперь она вот так просто обрывается? На первый раз вид мертвого тела ужасает, на второй печалит, на третий злит, а на четвертый и вовсе ничего не чувствуешь. Если не считать, конечно, самой главной мысли, что в этот момент пробирается в сознание.
[indent]  [indent] Как хорошо, что это не я.
[indent] У Натаноса слишком много амбиций, чтобы можно было так бесславно закончить свой путь. Но у него, в отличие от множества точно таких же людей, стремящихся к власти, к этому примешивалось и осознание того, насколько он, по сути своей, ничтожество в этом мире. Эта мысль отрезвляла в те моменты, когда он сам себе казался слишком самоуверенным.
[indent] С троллями все было точно так же. Да, они лишь только разрозненные и дикие племена, одичавшие за тысячи лет стагнации и изгнания, потерявшие все, чем когда-то владели и оставшиеся на руинах собственного величия самыми простыми дикарями, пытающимися еще что-то себе доказать, по сути своей не имея ничего. Но они все еще самые первые дети этой земли, как говорят слухи, предки тех же самых эльфов, просто не такие зависимые от магических источников, зато куда как крупней и сильней физически. У них оставались еще какие-то хитроумные ловушки из прошлого, покровительство их кровавых лоа, которые даруют им благословение и передаваемое из поколения в поколение оружие, часто проклятое. И это делало их очень опасными.
[indent] Натанос выбегает из своего укрытия, пригибается к земле, где высокую траву уже успели примять множественная тяжелая поступь. У него в носу запах гари и паленых волос смешивается с пряным запахом крови. Следопыт пускает стрелы во все еще катающегося по земле тролля, пытающегося сбить с себя пламя и он затихает уже навсегда. На мгновение оборачивается, видит, что эльфийка где-то не очень далеко, но за ее состоянием и силуэтом следить у него времени нет.
Тяжелый удар заставляет весь воздух из легких выйти, кажется Натанос слышит, как трещат его кости, когда тяжелый трехпалый купак заряжает ему в живот. Тролль ревет и метит коленом в челюсть, когда мужчине не удается совладать с собой и согнуться от боли. Он еле успевает убрать голову и тяжелая нога просто машет в воздухе, а Натаносу удается прыгнуть в сторону, перекатившись по земле и вскочив на ноги. На этот раз лук он не бросает, если он просрет еще одно оружие за этот месяц, то явно нового не увидит еще год как минимум и придется за зайцами по полю бегать с голыми руками.
[indent] Тролль говорит что-то на своем языке, Натанос не слушает чуждую тарабарщину, но отчетливо видит, как с ремня его противник снимает свой топор и принимает боевую стойку. Вновь что-то изрыгает и тычет в одно из тел раздраженно.
[indent] — Ой, что такое, я убил кого-то, кто был тебе дорог? — Натанос демонстрирует свой оскал, клыки у него всегда были острыми, как у собаки, слишком длинными для людей, как часто говорили. — Не горюй, скоро с ним встретишься.
[indent] Тролль кинулся вперед.
[indent] Махнул топором со всей силы сверху вниз, метя в голову, заставляя отпрыгнуть с траектории. Подошва сапога проехалась на чем-то влажном, следопыт понял, что вплотную подходит к телу шамана, что успел отдать душу своим лоа самым первым, стрела все еще торчит у него из глаза. Тролль быстрый, надо отдать должное, пусть и машет как попало, но все же пытается метить туда, где артерия гоняет кровь по телу, да только массой он слишком большой и скорости уступает. Маррис пригибается под очередным ударом, каменный топор свистом проходится по капюшону, ныряет вперед, отталкиваясь от влажной земли и плечом метя в живот тролля. Тот бьет сверху кулаком, но слишком долго замахивается топором.
[indent]  Отбросив лук подальше, Натанос вгоняет ему в бедро свой охотничий нож. Его противник ревет от боли и ярости, пока Маррис сильнее надавливает на рукоять и тянет на себя, порез становится шире, обнажая мышцу, часть белой кости и широкую вену, из которой толчками льется кровь. Мужчина отпускает противника, теперь все дело во времени. Тролль, раненный, яростный, опять пытается достать до него своим оружием, не обращая внимание на ранение, удар за ударом, пока Натанос продолжает подныривать под его атаками, с каждым разом все более вялыми и медленными. В конечном итоге его противник замирает, валится на колени, продолжая говорить что-то на своем родном языке, наверняка какие-то проклятья. Следопыт безразлично смотрит за тем, как жизнь покидает полные ненависти глаза. Ненависть - это все, что им остается, на победителей всегда злятся.
[indent] Натанос проводит тыльной стороной ладони по лицу, смахивает пот, смог и чужую кровь, которой оказался заляпан. Тетка опять будет его пилить на этот счет. И только теперь он вспоминает, что вообще-то не один, оборачиваясь и видя, что у хваленого эльфийского командования все не так уж и хорошо. И где же пресловутые наблюдатели, которых он слышал?
[indent] Он хмурится, слишком далеко бежать, вспоминает про свой лук, вспоминает что откинул его подальше и вновь ругается так, что благочестивый жрец их церкви точно огрел бы его своим кадилом по голове за такие фразы. Противник эльфийки слишком массивный, один удар и раздавит все кости, но и медленный, это всегда было таковым.
[indent] Каменный топор из ослабших рук противника под тихий шелест прилетает троллю прямо в голову с левой стороны, разрубив ему его длинное ухо. Тролль останавливается, удивленно трогает деревянную рукоять, украшенную резными узорами и яркими бусами, болтающимися на самом конце ручки. Через мгновение до него доходит, что произошло и тролль заваливается назад, никакого кровотечения, лишь только невнятное бормотание поврежденного разума.
[indent] — Кажется, я победил. —Подходя ближе,  Натанос смотрит на что-то все еще говорящего тролля. Он и правда крепкий, даже очень, ему в голову топор загнали, а он все еще продолжает что-то себе бубнить. Приходится вынуть оружие из черепа и ударить еще раз, лучше уж забвение, чем подобная жизнь. Маррис сплевывает на землю примесью слюны и собственной крови, хватается за бок, ноют треснутые в драки кости.
[indent] Он молча смотрит за тем, как догорает то, что он поджег, как черный смог взвивается в небо и думает, что отсюда нужно уйти раньше, чем амани вышлют еще один отряд, чтобы узнать, что происходит.

[nick]Nathanos Marris[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1114/475107.gif[/icon]

+1

15

[indent] «Мать будет вне себя от ярости», - нелепо, но именно эта мысль пронеслась в голове эльфийки. Сильвана представила разочарование в чужих глазах, если Лириса узнает, что ее дочь так глупо попалась под удар тролля. Репутация Ветрокрылых могла быть запятнана, а у Сильваны могли отобрать ее законное будущее место рейнджер-генерала. Ну уж нет, не из-за этих глупых дикарей. Эльфийка трясет головой, пытаясь прийти в себя, осматривается по сторонам в поисках клинка, что прежде выскользнул из руки. Сильвана хватается за рукоять кинжала, когда тролль замахивается дубиной еще раз. Эльфийка переворачивается на спину, перехватив рукоять удобнее, следит за противником, чтобы вовремя увернуться от удара и полоснуть тролля по руке. Где-то недалеко послышались чужие голоса - следопыты Ветрокрылой нашли еще несколько троллей и сейчас разбирались с ними.
[indent] — Что медлишь, тролль? Твои друзья уже все мертвы, — тролль снова заорал во все горло, так, что впору было бы оглохнуть. Еще мгновение и он ударит, и тогда эльфийка его сразит, но… этого не произошло. Помешал топор, врезавшийся в чужую голову. Сильвана хмурится, назад отползает, чтобы тролль не завалился на нее сверху, но он плюхнулся назад, пока Натанос окончательно не прервал его страдания.
[indent] — Я бы и сама могла справиться, ваша помощь была ни к чему, - эльфийка поднимается на ноги, поправляя броню и убирая клинок. Осматривается по сторонам в поисках лука. Тот, как оказалось, лежал рядом. Хорошо, что не пострадал, ведь это был подарок отца, сделанный в честь победы Сильваны в испытании командира. — Если бы я  сразила этого тролля, это была бы ничья.
[indent] К этому моменту подоспели и другие следопыты, доложив своему командиру, что в лагере, похоже, на этот раз больше никого не осталось.
[indent] — Нужно очистить это место от этой... мерзости, - Сильвана фыркнула презрительно, взглянув на тело тролля. - Нельзя оставлять все вот так. - Ветрокрылая жестом указала Натаносу отойти в сторону за ней, чтобы другие не слышали сейчас их разговор. Эльфийка не хотела, чтобы раньше времени в корпусе начались нежелательные разговоры, иначе мать Сильваны точно будет в гневе. Отчего-то эта мысль показалась эльфийке… привлекательной. Ее дома всегда корили за излишнюю своевольность и невоспитанность по меркам эльфов.
[indent] — Спор вами выигран, поздравляю. Свое слово я сдержу, но мне нужно время, чтобы уладить некоторые… моменты. Решения подобного уровня принимаю не я, Луносвет нечасто посещают люди и мне нужно одобрение короля. Как только дело будет решено, я пошлю за вами. Я помню, где находится ваш дом. - Ветрокрылая понимала, что ее слова наверняка звучали для Натаноса пустым обещанием, что давало лишь очередной повод поглумиться над эльфами. Сильвана едва не фыркнула презрительно в ответ на собственные мысли, но все же сдержалась. - Даю вам свое слово, но если не верите - в первый раз я ведь не обманула вас, когда предложила подобное соревнование, поддавшись на вашу провокацию. - Эльфийка отчего-то была уверена, что это могло стать весомым аргументом в ее пользу. Наверняка человек даже не надеялся ни на что, когда шел сюда, но ведь все равно поверил и решил прийти.
[indent] — И спасибо за помощь. В этот раз только спасибо, никаких денег, - Сильвана усмехается коротко, вспоминая, как в прошлый раз ее благодарность упорно отвергали. - Дальше ваше участие не требуется. Вы можете вернуться домой и отдохнуть после такого непростого дня. - Ветрокрылая окинула Натаноса оценивающим взглядом. - Только если вам не нужна помощь целителя. Но вы наверняка не примете нашу помощь. - Точно также, как Сильвана отказалась войти в чужой дом, когда ей предлагали дождаться Натаноса.


[indent] У дома Маррисов Сильвана снова оказалась спустя неделю. Во дворе с бельевой веревки убирала вещи та самая женщина, которую Натанос назвал своей родственницей. Едва завидев эльфийку, та убежала в дом, пока на его пороге не появился мужчина.
[indent] — Натанос Маррис, - Сильвана приветственно кивнула и, подойдя ближе, протянула конверт тому в руки. - Не переживайте, это не деньги. Это ваш выигрыш в нашем споре. 
[indent] Эльфийка наблюдает за реакцией мужчины, видит в его глазах непонимание, что заставило Сильвану фыркнуть.
[indent] — На этом письме печать короля Анастериана Солнечного Скитальца. Приглашение, позволяющее беспрепятственно пройти в Луносвет, подписано рукой самого короля. - Ветрокрылая даже не надеялась, что человек вроде Натаноса мог испытывать хоть какой-то восторг от подобного. Маррис вообще не был похож на того, кто расшаркивается перед королями. - Короля Анастериана заинтересовал мой рассказ о человеке, что помог рейнджерам Луносвета ликвидировать угрозу в лице троллей, что пытались захватить наши Леса Вечной Песни. Тролли Амани противник для нас не новый, и все же, мы о нем знаем недостаточно. Король приглашает вас явиться в Луносвет в качестве консультанта, расскажете все, что знаете о троллях. Вы можете находиться в городе столько, сколько пожелаете, двери любого заведения открыты для вас, как для гостя, и о деньгах можете не переживать. - Из дома снова послышался крик ребенка и Сильвана понимала, что покинуть дом на столь долгий период для Натаноса могло быть невозможным.
[indent] - Если решите отказаться, все же советую как следует поразмыслить. К тому же, вы сможете время от времени возвращаться в свой дом. Да и вы заслужили это право, - Сильвана кивнула на конверт. - Предугадывая ваши вопросы сразу скажу, что попасть в корпус странников непросто. Людей там никогда не было, но… для вас есть отличный шанс показать себя перед королем и, кто знает, вы станете первым человеком среди эльфийских следопытов. - Сильвана усмехается, ведь сама мысль о подобном столь нелепа, хотя эльфийка и правда смогла заинтересовать короля деяниями этого человека, честно сдержав свое слово. - А пока… буду не против составить вам компанию в Луносвете и показать наш прекрасный город.

[status]луна[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1115/886821.gif[/icon]

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » не хочу другой судьбы