пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » температура


температура

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://64.media.tumblr.com/f5bd928e13e83208e17200bd428dd4f7/17973ca674ab315c-6c/s2048x3072/1b2c2ac77673b5cc98693d46bbcbadd59123d206.jpg

температура

[indent]  [indent] декабрь

[indent]  [indent]  [indent]  первый снег

[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Леви & Эрвин Смит

Отредактировано Levi Ackerman (2022-03-24 20:17:38)

+1

2

Первый снег. Мягко стелятся хлопья по земле, обволакивая почву своими прохладными объятиями. Случился, длинный, и тяжелый год, как и обычно, и все – таки, каждый раз радостно наблюдать, как земля готовится к покою на холодный период времени. Жизнь будто бы намекает на отдых. Долгожданный и столь востребованный. Солдаты, будто дети, стремятся познать все радости жизни и позволяют себе открытые ребяческие улыбки. Эпоха обновления и заслуженной расслабленности, что наблюдается по вальяжной свободной походке каждого из них. Я и не пытаюсь заставить каждого подчиненного следовать неусыпно правилам. Отдых должен являть собой полную свободу и непритязательность на самую жизнь, и порядок, и более ничего. Разве могу я у кого-то забрать радость от праздника, от обновления жизни? Конечно, нет. Как и любой капитан, я желаю только лучшего своим солдатам, что еженощно и ежедневно рискуют своими жизнями ради великих целей.
   Невозможно извечно стремиться к жизни и при этом не знать отдыха. Это бесчеловечно и излишне глупо. Возможно, в реалиях военных и полевых действий я и являюсь беспринципным и строгим капитаном, в остальном же, ничто человеческое мне не чуждо. Всегда приятно отпустить мысли и себя, позволяя течению времени вытворять различные кульбиты. Мысли блуждают вокруг погоды и снежного прохладного ковра, что образовали изящные легкие снежинки, и обращаются к подчиненным, что наверняка закатили вечеринку в честь этого маленького события.
   Улыбнувшись уголками губ, убираю руку за спину и следую к небольшой таверне, в которой собрались все из моего отряда. Хочу посетить их, поговорить о жизни, выпить пинту эля. Ничего страшного не выйдет, если я побуду со своими подчиненными, стараясь понять их мотивы и поступки. Порой, в команде важно расставлять верные приоритеты и давать наводку на дальнейшие действия. Без этого никак не обойтись. И, вот в таких обстоятельствах реально узнать прописную истину, что не прячется за пологом слов и обдуманных решений. Отдыхая и выпивая в тесном кругу, люди больше расположены говорить правду, нежели при выполнении задания или несении воинской службы. Давно познал эту сторону медали наших жизней и не видел зазорным пользоваться известными фактами.
   К моему удивлению, среди прочих людей я не заметил одного единственного человека, которого мне было бы интересно послушать вне рамок нашей службы и воинских казарм. Леви был вопиющим образцом техничности, бесстрашия и верности. Я хотел бы увидеть его и с иной стороны, что хорошо бы раскрылась в неформальной обстановке. Мне оставалось лишь дождаться его прихода, но, когда этого не случилось, я решил осведомиться о месте его нахождения, дабы затем тут же направиться в нужное место. 
   Казармы. Тут уже вопрос вставал: «Почему?» Все солдаты отправились, кто куда: домой, в гостиницы, к своим любимым людям. Никто не оставался один там, где обычно несли службу и прозябали свою жизнь. Каждый искал способ отвлечься, сменить обстановку, отдохнуть и пообщаться с родными и близкими. Все, но не Леви. И это меня удивило, пускай и не поразило – осязал кожей нелюдимость своего подчиненного.
   К месту обитания солдата я прошел в полном одиночестве с точным осознанием действительности. Увидеть Леви одного, в легкой одежде, дрожащего от холода являлось сильным потрясением. «Тебе не выдали сменную одежду?» Глупый вопрос, очевидный, не заданный вслух. Нахмурив брови, я покинул мужчину, не сказав ни единого слова, чтобы вернуться через некоторое время и положить перед своим подчиненным стопку одежды и сменную обувь.
- Одевайся. Ты идешь со мной, - у Леви был крайне болезненный вид. В пространстве казармы точно определить его состояние было невозможно. Я решил забрать мужчину к себе домой и вызвать врача, чтобы удостовериться, что с ним всё в порядке. «Я забрал его из Подземного города, он наверняка никогда не видел настоящей зимы».
- В подземном городе не было зимы, верно? – первый мой вопрос. Мне интересно знать. Отчего-то, всё, что связано с Леви, мне интересно. Мы прошли огонь, воду и медные трубы, плечо о плечо. Молодой мужчина показал, что на него можно положиться. Хочу ответить взаимностью. И все тут.

+1

3

[indent] Такой суеты Леви в разведкорпусе ещё не видел, он, конечно, пробыл здесь меньше года, но всё же. Даже при сборах в экспедиции все были более спокойными и собранными. В этот раз все суетились, не замечали и половины вокруг творящегося. Все были поглощены собственными делами и планами на выходные и праздники. Кто-то радовался, что поедет к семье, кто-то к своей второй половине, кто-то обещал все праздники не просыхать. Но все как один стремились прочь из штаба. Даже Ханджи, та очкастая, первый фанат титанов уже уехала. Оставались единицы, и то те, кто должен был следить за этим местом. У Леви такого распоряжения не было, но уезжать он всё равно никуда не собирался. Ему просто было не куда. У него больше не было дома. У него не было семьи. Да и друзей не появилось. Да, он стал больше разговаривать с некоторыми, но это не делало их друзьями. Ханджи и Мик лишь пожелали ему хорошо отдохнуть и забить на уборку. Только с ними Леви более-менее сблизился, но те покинули штаб. Так что Леви оставался один. Он и против не был. Тишина и спокойствие, в очередной раз уберет свою казарму. Правда та блестела уже ярче любого помещения в штабе. Жил он, к слову, в ней один. Да, пополнение было не настолько масштабное, чтобы кто-то разделил с ним это помещение. Нет, такое бывало, но с их экспедициями часто, оставшиеся в живых, переезжали туда, где жили остальные. Не каждый выдержит поддерживать идеальную чистоту и суровый взгляд Леви. Да, его все ещё сторонились, но в некоторых взглядах уже читалась благодарность, в основном это были те, кого Леви успел спасти во время выездов за стену. Взглядов на него, как на отброса общества, преступника из Подземного города, уже не наблюдалось. Многие видели его в деле, это восхищало некоторых, даже тех, кто считался здесь лучшими. Его просто ещё боялись, ведь он мог спокойно сказать всё что думает и уложить любого, кто решит ему преградить путь на землю одним мгновением. Но главным было то, что Леви сам не стремился с кем-либо сближаться. Ему это не нужно было. После потери своей семьи, после всех этих вылазок, он понимал прекрасно, что, если он вернется, не факт, что его новые друзья вернутся. Он тяжело переносил потери, он не хотел их. Так что позиция оставаться одному была для него лучшей. Он умрет, никто не будет грустит. Умрут другие, у него не будет боли внутри. Всё было просто. Итог этого всего один - он принял решение остаться в штабе. 

[indent] Но даже это не было основным решением для этого. Он вообще не желал куда-либо идти из-за того, что было на улице. За одну ночь на город опустился снег, а температура ушла в минус. И если раньше для Леви температура была терпимой, ну подумаешь чуть холоднее стало, то после этого стало невыносимее. Так холодно ему никогда не было. Он вообще привык, что в это время, наоборот становится даже чуть теплее. В Подземном городе зима была иной. Там не было снега, там не было холода. Многие из ребят переоделись в другую форму, возможно, она даже была теплее. Возможно, и Леви стоило это сделать. Но во всей это суматохе, он не очень и хотел лезть к людям. Поэтому вернулся к себе. Перед этим правда ещё постоял попинал снег около входа, половил снежинки рукой. Что-то такое долетало до них, но не в таких масштабах. Итогом стало одно: снег Леви не нравился, как и зима в этом месте. Между тем, переохлаждению Леви как раз понравился. 

[indent] Укутавшись в легкое одеяло, он пытался читать книгу. Состояние было не самым лучшим. Из носа текло и, казалось, даже здесь до него добирался чертов холод с улицы. Для вечно здорового Леви такое состояние было в новинку. За всё это время он не болел, организм был крепкий, только был присмерти от голода, но это уже другое. Что-либо делать со своим состояние он не считал нужным. Либо само пройдёт, либо он умрет от этого. В любом случае ему было плевать. Единственная мысль, которая к нему упорно возвращался, так это то, что ему холодно. 

[indent] Когда дверь открылась и на пороге появился Эрвин, Леви лишь перевернул страницу книги. Тот ушёл, и Леви тут же забыл об этой проверке. Может что-то перепутал, кто его знает. Однако его покой вновь был нарушен спустя некоторое время. И вновь Эрвином. Леви вопросительно глянул на одежду. В такое переоделась разведка в последние дни. Вполне логично, ведь обычную форму им выдали, значит и на это время года тоже должны выдать. Собственный косяк? Возможно. Леви лишь кивает на приказ. Идти на самом деле никуда не хотелось, но с капитаном не спорят, ведь так? 

[indent] Через пару минут, он уже стоял перед Эрвином готовый, подмечая, что в этой форме действительно теплее, но от этого желание выйти на улицу не появилось всё равно. Но всё же он выходит за ним, ежась от подступающего холода. Да теперь тому было сложнее, но это не отменяло мерзости этой погоды. Он хмуро смотрит на Эрвина, не понимая, куда тот его тащит. 

[indent] - Нет. В это время теплело. И снега не было. У нас почти всегда была температура. Всегда темно, всегда тепло, - он пожимает плечами. Врать не было смысла. Такой зимы у них действительно не было. И Леви даже был рад, она ему не нравилась. Он шмыгает красным носом и смотрит себе под ноги. Нет, он действительно не находил ничего привлекательного в этом сезоне. Первое впечатление было испорченным, а ведь другие очень вдохновляющее ждали этого. Собственная повышенная температура решила, что Леви не заслуживает радости от снега. 

[indent] - Куда мы идём? Ты разве не должен быть где-то с семьей или ещё кем-то? Твои друзья Ханджи и Мик уже уехали, я думал ты тоже, - он ежится от холодного ветра, желая как можно скорее оказаться в тепле и покое.

+1

4

Было странным чувствовать кого-то рядом, не в рабочее время, если так можно выразиться. Не быть обремененным общим делом и необходимостью, идти просто так, потому, что хочется. Видимо, каждому человеку необходимо иметь кого-то, способного пребывать рядом без определенной цели. И чувство от этого мне очень нравилось. Будто как когда-то давно, шел с отцом и разговаривал с ним ни о чем и обо всем на свете. Это было давно, но воспоминания остались и это навевает определенные мысли.
   Я шел, заложив руки за спину, лишь изредка бросая внимательные взгляды на мужчину. Он мерз, дрожал, и у него была явно температура. «Послушаю дома его дыхание. Если хрипов не будет, значит, обойдемся без врача». Когда кто-то серьезно болел, приходилось вызывать врача в штаб и осматривать пациента, так что, некоторые признаки серьезной болезни я научился распознавать, как и оказывать первую помощь. Воспаление легких, например. Случалось редко, но, порой именно хрип в груди и выдавал болезнь. По моим подсчетам, если у Леви возникла именно такая проблема, то болезнь уже перешла тот рубеж, когда звуки будут слышны отчетливо и без стетоскопа врача. Может быть, простуда или грипп. Здесь вариантов несколько и нет ни одного, с которым я бы не справился самостоятельно. Будет даже к лучшему, если никто не будет знать, где находится мой помощник. Не думаю, что моему спутнику будут потом приятны вопросы, на которые он не хочет отвечать. Слухи быстро разносятся там, где присутствует минимум три человека. Я бы не хотел доставлять Леви неудобства, из-за того, что он первый из отряда побывал у меня дома.
- Прими мои извинения, Леви. Мне стоило бы догадаться, - обычно я просчитываю все наперед и забочусь о своем отряде заблаговременно. Возможно, присутствие этого мужчины стало настолько привычным, что казалось, будто прошло уже несколько лет. Плюс к тому же, мне вдруг пришло в голову, что другие солдаты могли бы помочь своему товарищу – знают ведь, что он из Подземного города. Впрочем, если я не догадался наведаться к подчиненному, вполне вероятно, другие сделали то же самое, без злого умысла.
   Говорил я искреннее и слегка свел брови, нахмурившись. Мне не нравились последствия моей оплошности, но я теперь не мог ничего поделать – только исправить ситуацию, как можно скорее. Вопрос собеседника заставляет меня остановиться и осмысленно посмотреть на него, из-за чего внешний становится еще более суровым и хмурым.
- Мы идем ко мне домой, - сказал это и тут же пошел дальше, как ни в чем ни бывало. Выдохнул, прекрасно понимая, что не ответил на остальные вопросы Леви. Как ни странно, но мне хотелось дать на них ответ.
- Я живу недалеко. Один. У меня свой дом. Семьи нет, - лаконично, кратко, без излишеств. Возможно, я бы и рассказал, почему всё так, но кажется, Леви и так поймет. И, если вопрос о моих родных был бы весьма понятен и уместен, то об остальном можно догадаться без лишних слов. Заводить семью в наших реалиях было бы слишком жестоко. Каждый раз ты можешь не вернуться назад, и тем самым принести горе и боль своим родным. Подобных страданий приносить я никому не желал, поэтому, всегда старался руководить так, чтобы погибло минимальное количество людей, а если возникала опасность, то тут же бросался в бой и старался исправить ситуацию. Сейчас жертв, случалось всё меньше, благодаря новому построению с сигнальными огнями, оставалось только отточить технику исполнения до идеала. Но, что-то я задумался не о том. Поднял мимолетно взор к небу и кратко усмехнулся, после чего лицо вновь стало задумчивым и немного расслабленным, тем не менее, это не унесло беспокойство из моих глаз.
   Я искреннее переживал за Леви и хотел, чтобы он быстрее поправился. В такое время года болеть очень неприятно, да и холод нещадно проникает под одежду. Нехорошо вышло, и может, стоит задуматься о том, чтобы забрать солдата к себе. Так за ним будет проще присматривать, пока он полностью не адаптируется под новый для себя мир. «Посмотрим».
   И, правда, я не солгал. Уже скоро мы оказались у меня дома, в котором царил порядок и уют. Я периодически просил убрать соседку за вознаграждение. Хотелось вернуться в чистый дом, а не в запустение и грязь, которые, предстоит убрать, толком не отдохнув. Плюс к тому же, было не стыдно привести кого-то в дом.
- Садись у камина, - стащив с себя верхнюю одежду и повесив ее на вешалку, направляюсь прямо к камину, в котором лежит стопка дров. Разжигаю огонь, и тепло разносится по помещению. Пока Леви посидит здесь, а когда комната протопится достаточно, я отведу его наверх и заставлю устроиться с комфортом. Тем временем, пойду, приготовлю ему глинтвейн.

+1

5

[indent] Он лишь кивает на извинение, скорее в знак вежливости, что не пропустил мимо его слова. Причины извинения он не видел. Не считал собственное состояние его виной. Леви вообще не привык скидывать на других собственное состояние или собственные проблемы. Когда-то из-за Изи он поранился, она долго ходила и извинялась, но Леви лишь отмахивался. Это он был не внимателен, вина только на нём. Он всегда смотрел на непосредственную причину того или иного случая, хотя и первопричины принимал во внимание. Но винить других, это скидывать с себя ответственность. Это Леви не любил и не принимал. 

[indent] Последующий путь они прошли молча. Как Эрвин и обещал, их путь был не долог, и уже вскоре они стояли на пороге дома. Такого же как другие в этом квартале. Они все были как один, но так отличались от тех, к которым привык Леви. Они были более светлые, и чистые даже снаружи. Леви даже не сразу решился войти. В груди кольнуло от мысли, что именно об этом и мечтали его друзья. О доме на поверхности и свободе. Леви так и не смог осуществить их мечту. Да, и после их потери копить на собственный дом он не желал. Даже ему будет слишком пусто в таком большом доме. 

[indent] Внутри было чисто. И всё убранство, пусть и простое выглядело достаточно дорого по сравнению с тем же Подземельем. У Леви не было других сравнений. Только с собственным домом. Возможно, по местным меркам дом Эрвина был беден, но не в глазах Леви. И вновь он не решается зайти. Это ему кажется не правильным. Да, они с Эрвином потихоньку находили общий язык, но осторожность Леви ещё не потерял. Он всё ещё считал себя одиночкой. Для себя он был один в этом мире. А сейчас, он словно мотылек летел на свет. Свет, который может убить. Хотя нет, опасности Леви не чувствовал. Скорее только неловкость. И пусть в доме было вполне уютно, он чувствовал себя здесь чужим и лишним. Остатки прошлой жизни так просто не смываются.

[indent] И всё же он разувается, убирая в сторону сапоги, стараясь не наследить, следом вешает пальто, и проходит к камину, который тот разжёг. Он провожает Эрвина взглядом, а как только тот исчезает, начинает изучать комнату взглядом. Руки тянутся к огню, чтобы согреться и хоть как-то сдержать дрожь от собственной температуры. Декора была не много, что выдавало, правдивость ответа Эрвина, он жил здесь один. Даже у них было куда больше вещей в зале. Впрочем, вопросов о семьи больше не было. Леви уже изучил жизнь разведчиков и понимал, что для них семья это роскошь. Заводить её эгоистично. Правда это же и грустно, ведь вроде бы людям нужны другие, и не только для дружбы. Даже Леви согласится, что с Фарланам и Изабель было уютнее и лучше. Он привык к ним, к их особенностям, как и они к нему. Правда теперь, имея крылья за спиной, Леви понимал, что теперь останется один до конца. Не подпустит к себе близко никого. Пережить снова ту боль он не готов. Пусть его и считают монстром, но сердце у него было. 

[indent] Чуть отогревшись, он присаживается в одно из кресел перед камином и ждёт Эрвина. Вопросы всё ещё оставались. Например: зачем он здесь? Где-то хоть и маячил ответ, но Леви в него не верил. Да и не поверит, пока лично не услышит его от Эрвина. 

[indent] - Зачем я здесь? Ты хотел поговорить? - спрашивает сразу же Леви, как только тот заходит с двумя кружками чего-то горячего в комнату, - Мы могли бы перенести разговор на потом. Я не очень хорошо себя чувствую и хотел бы попытаться уснуть, - он трет нос, - Я не знаю, что со мной, но надеюсь это пройдёт быстро. Возможно, я заразен, и тебе стоит держаться подальше от меня, - он вновь не привычно разговорчив при Эрвине.

+1

6

Слишком давно мне не приходилось заботиться о ком-либо в подобном ключе. Всё сводилось к приказам и следованию цели, согласно воинскому уставу и прочим правилам и требованиям, установленным в Разведкорпусе. Мы люди, но для человеческого осталось так мало, что в такие моменты всё кажется эфемерным и не совсем реальным. Леви заболел. Это однозначный факт, который я не собирался оставлять без внимания. Как его капитан, я был обязан следить за подчиненным, однако, к этой ответственности примешивалось что-то ещё. Дикое, первозданное, необузданное, что ставило меня в тупик и вызывало в груди странное чувство, подгоняя сердцебиение. Я пытался не думать об этом. Поскольку, не желал быть тем, кто пользуется своим положением, достигая свои желания. Но с другой стороны, мои мысли постоянно возвращались к Леви и к тому, как именно мы познакомились в Подземном городе. Этот опасный человек должен был стать нашим прорывом вперед, а по факту, я чувствую к нему что-то, что и сам пока не могу определить в форму. Переживаю за него, не только в рамках ответственности. Переживаю так, как люди переживают за дорогих сердцу людей, за любимых. Наверное, так бы заботился обо мне мой отец, будь он рядом. Не исчезни он в катакомбах Военной полиции или где-то ещё.
   От мыслей отвлекает глинтвейн, который начинает набирать необходимую температуру. Я накидал в горячее вино специй и сухих долек яблок, что стали набухать, вобрав в себя влагу, разнося при этом аромат по всей кухне. Свежих фруктов у нас нет, зато никто не мешает в сезон засушить немного, чтобы зимой готовить вкуснейший напиток. Я не забыл закинуть мед, чтобы горлу было лучше. Леви нужно согреться, а когда он уснет, я позову врача. Пусть послушает легкие. «Да, так будет правильно».  Процедив напиток через дуршлаг, разливаю глинтвейн по двум огромным кружкам. Я сразу использовал целую бутылку вина. Я выпью, чтобы согреться, и заодно, поддержать Леви в этот трудный период. Взяв кружки в руки, я пошел в гостинную.
- Держи, - наклоняюсь перед молодым мужчиной так, чтобы он мог взять одну из двух кружек в свои руки, после чего сажусь во второе кресло и делаю глоток напитка. Хорошо. Горячее вино согревает всё внутри, сладость меда и аромат специй ударяют в нос, радуя обоняние и вкусовые рецепторы во рту. Вопрос Леви я не игнорирую, делаю небольшую паузу, пытаясь правильно сформулировать свои мысли. И правда, всё это выглядит странно, будто я чего-то жду.
- Ты здесь, потому, что ты заболел. Я думал застать тебя в таверне, с остальными. Когда не увидел. Пошел в казармы, где и застал тебя в таком состоянии, - я киваю на Леви, смотрю на него некоторое время и затем снова перевожу взгляд на огонь. В казармах холодно, все на праздники разошлись по домам, топить помещение, в котором никто не живет, бессмысленно. И что я должен был сделать? Бросить там свою правую руку? Нет. Этого я позволить себе не мог. Более того, ранее, я не подумал о том, что Леви негде жить в эти праздники. Единственный его дом – это казарма, или Подземный город, где наверняка, его жилище уже облюбовал кто-то ещё. Там, внизу, другие правила и нормы морали.
- Теперь твой дом будет здесь, - я забрал солдата наверх, теперь он моя забота и больше ничья. И, раз уж болезнь распорядилась подобным образом, я позволю себе строгость по отношению к Леви.
- Ты будешь спать в моей кровати. Пока не выздоровеешь, - еще один безмятежный глоток глинтвейна и небольшая пауза. Я не жалею о принятом сейчас решении и теперь молодому мужчине придется с этим свыкнуться. Более того, зная, что в этом доме я не один, мне будет не так одиноко. Присутствие человека рядом делает этот мир теплее.
- Завтра утром придет врач и осмотрит тебя. Я займусь твоим лечением, - возьму все необходимые расходы на себя и прослежу, чтобы пациент встал на ноги к началу службы. Пожалуй, это будут самые необычные праздники за всю мою жизнь, после того, как отца не стало. Но я даже рад. Немного. «Странно».
- Ты согрелся? – очередной вопрос, направленный в сторону Леви. Взгляд голубых глаз перемещается на собеседника, в них скользит искреннее беспокойство и участие, пускай, на лице не дрогнул и мускул.
- Тебе стало лучше? – еще немного и наверху станет еще теплее, чем сейчас здесь. Думаю, это произойдет сразу, как только мы допьем свой глинтвейн. Его нужно пить горячим, чтобы добиться нужного эффекта. Теперь я не оставлю Леви одного.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » температура