пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » your world will fail [genshin impact]


your world will fail [genshin impact]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2326/542740.png

your world will fail

каэнри'ах / прибытие близнецов в тейват

в каждом мире всё новое: проблемы, потери, знакомые.

lumine & pierro

[nick]Lumine[/nick][status]чей-то свет в окне[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/398/271772.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Люмин</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan><center>во мне сломался выключатель на добро</center></div>[/lz]

+2

2

Педролино имел привычку оставлять открытым окно рабочего кабинета. Независимо от времени суток и погодных условий, даже против собственного распорядка дня он всегда стремился держать его распахнутым навстречу жизни, что происходила за четырьмя стенами крошечного чердачного помещения, пока историк в одиночестве терялся в мириадах собственных мыслей, забывая о важных мелочах за попытками разгадать тайны вселенной. Не помнил Педролино о многом в часы раздумий. В том числе о такой крошечной частности, как отдых. Зато никогда не забывал о том, чтобы ежеминутно испытывать счастье быть простым человеком, кому повезло иметь возможность наслаждаться своим пребыванием на землях могущественного королевства, чье величие росло, а пик расцвета, казалось, еще только предстояло увидеть. Как наивны они были тогда…

Посол Каэнрии многим представлялся человеком, глубоко погруженным в свои мысли, а оттого нередко "витающим в облаках" и забывчивым в том, что не касалось его кропотливой работы. Однако глупая привычка открывать окно оставалась неизменной. Ровно в полдень как по часам ладони его, обернутые словно фантик в тонкие белые перчатки, тянулись к узорной ручке и отпирали со скрипом задвижку, позволяя свежему воздуху проникнуть в пространство белостенного помещения, заставленного антиквариатом и сувенирами «другого мира». Сам он, опираясь локтями на раму, проводил короткие минуты в задумчивом наблюдении за городской обыденностью: за миром, что так сильно отличался от его кабинета, напоминающего собой солянку культур семи регионов Тейвата, о чьем существовании среди отступников каэнрийцев говорить было не принято.

Излюбленное им окно выходило аккурат на главную площадь с мансарды некогда жилого здания, что было щедрой рукой даровано многие годы назад "покорному слуге его величества" за заслуги, которых сам мужчина никак не мог припомнить. И, даже располагая лишними средствами в дальнейшем, никогда не испытывал стремлений изменить своему привычному окружению, обустроив чердачное помещение под все свои нужды. Каждый пустующий уголок был до отказа забит рабочим материалом – документами и картами, предметами быта регионов Тейвата и следами чужой истории. О каждой вещице у Педролино нашлась бы история длинною в вечер, но в последнее время слушателей становилось всё меньше.
Многим из них же он предпочитал одинокий, но чудесный вид из своего окна.

Восседая рядом с оконной рамой, Педролино держался открыто, не пряча тело в тени штор подобно робкой барыне. Его высокий профиль оказывался ясно виден с улицы темно-синим пятном широких тканей плаща, спадающих до самого пола. Скрывать послу было нечего, и не о чем было переживать. Пусть они не жили в мирное время, но могли себе позволить мгновение тишины, когда речь о близящейся войне забывалась за благом существования в порядке. Даже суета улицы никогда не тревожила блуждающего в кабинете мужчину. Напротив, она приносила с собой отражение города: перебивающие друг друга голоса на площади, скрип тяжелых телег и шум тысячи шагов. Поправляя длинные рукава, Педролино с головой погружался в рассмотрение "живой картины" с высоты птичьего полета.

Жизнь цвела вокруг него, наполняла собой каждый уходящий в прошлое миг их процветающей цивилизации, создавала новое супротив предрассудкам. Эволюция происходила на их глазах, силами простых людей, обделенных божественной щедростью и архонтской любовью, но потому счастливых. Вдыхая полной грудью, Педролино чувствовал себя как никогда живым вместе с миром, что каждый день неизменно поражал его воображение.
Королевство в поиске настоящих истин; город на пути вечного прогресса и изничтожения предрассудков, его личный рай на земле. Каэнриа многие поколения была их совместным детищем – королей, ученых, политиков, воинов и даже простых селян. Им и оставалась,  пробуждая в умах смертных гордость и восхищение не только за могущественное государство, но и за себя самих. За людей, построивших на окутанной мраком земле новый оплот человечества; яркий пример тому, что ни едиными силами стихий способна писаться история Тейвата. Педролино улыбнулся самыми уголками губ внезапным патреотичным мыслям.

У него было много работы, но посол направлял свой взор к улице внизу не без причины. Там, среди спешазих по своим делам силуэтов, была ясно видна одна конкретная фигура в сопровождении стражей: девушка со светлыми локонами, идущая напрямую в его скромную обитель. Мужчина никогда прежде не видел таких одеяний ни в одном регионе Тейвата; всё от сочетания цветов до покроя и узоров казалось новым, но резонирующим с его душой. Как отблеск далекой звезды, так похожий на саму Каэнрию.

Гости не ставили его в известность о своем визите, однако Педролино ждал их появления.
Всё оттого, что городские слухи передавались быстро. Даже дворцовые новости, доступные лишь узкому кругу лиц, находили способ просочиться за пределы палат, достигая в том или ином виде ушей простых зевак. Особенно ярко воспринимались народом "небылицы":  то, что не может себе представить сознание, не обремененное древними знаниями. Педролино самому по долгу службы не пристало верить слухам, но именно их из многих он очень любил слушать в коротких перерывах между работой. Многие его забавляли, некоторое даже удивляли глубиной вымысла и щедростью фантазии. Однако нынешний слух, популярный у народа, оказался способен всполохнуть даже его собственное воображение. В конце концов, не каждый день в городе появляются путешественники из других миров.

Само существование иных миров, способное подтвердиться со слов очевидца, было удивительным обстоятельством, не стать свидетелем которого Педролино счел бы большим упущением со своей стороны. Даже не считая себя обязательно стоящим внимания героя нынешних каэнрийских новостей, посол ждал встречи с гостьей из иной вселенной.

Стоило мужчине услышать настойчивый стук, как он быстро спрыгнул с рамы и торопливо прошел по комнате, распахивая перед гостями двери и отвешивая низкий поклон, во время которого длинные рукава его костюма, расшитые серебряной нитью, вновь коснулись пола.
— Рад приветствовать вас, господа. Ad astra abyssosque! — пробормотал Педролино с мягкой улыбкой двум знакомым стражникам королевского конвоя, но тут же осекся, бросив беглый взгляд в сторону незнакомки. Немного подумав, он добавил радушно, — … и вас тоже, юная леди. Пожалуйте.
Посол сделал широкий шаг в сторону подобно цапле на пруду, позволяя всем жаждущим того пройти дальше, но был рад, заметив, что стражники предпочли остаться у дверей.
— По поручению короля мы привели к Вам гостью, Лорд Педролино,  — заметил один из стражей, пожимая плечами, — Она сама о себе расскажет, а мы просим разрешения откланяться. Служба зовёт.

Мужчина благосклонно махнул рукой и осторожно прикрыл дверь за удаляющимся конвоем, виновато покачав головой:
— Прошу меня извинить. Никак не могу привыкнуть вести беседы в присутствии стражи Его Величества, но они вновь появятся, если на то будет Ваша воля, — посол сокрушенно покачал головой, но тотчас приободрился, приложив ладонь к груди, — Добро пожаловать в наше королевство! И в мое скромное жилище, конечно же. Позвольте представиться. Зовут меня Педролино. Служу королевской семье Каэнрии советником по вопросам внешней политики, а занимаюсь…
Посол задумался на мгновение, но, стоило только мысли посетить его голову, только отмахнулся от нее, произнеся со смехом:
— Всем понемногу.
Педролино изо всех сил старался держаться собственных принципов и не пренебрегать манерами, но то и дело не мог сдержать любопытного взгляда, окидывая девушку с ног до головы.
«Так вот, как выглядят люди из других миров?» — думалось ему, — «Кто бы мог подумать, что схожесть их с нами будет так велика».
— Позволите предложить Вам кресло? Или, быть может, чашечку чая?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/131212.png[/icon][nick]Pedrolino[/nick][status]главный шут на деревне[/status][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">педролино</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>at devastation's end, we will greet a stainless dawn</div>[/lz]

+2

3

Она ненавидела просыпаться первой.

Перед каждым путешествием они с Итэром подкидывали монетку, кто первый будет просыпаться. Иногда, это не получалось контролировать и они пробуждались одновременно, но чаще всего кто-то из них пробуждалась раньше и исследовал мир, чтобы понять стоило в нём оставаться или нет. И если было безопасно, то второго будили, чтобы уже вдвоем путешествовать по новому миру. Но каждое такое пробуждение в одиночестве для Люмин было мучительным. Она не любила оставаться одна без брата, потому что чувствовала себя не в своей тарелке, будто бы потеряла что-то очень важное. Это так и было, потому что её брат-близнец был единственным её близким человеком. Ни семьи, ни друзей, ни второй половинки — только они вдвоем были друг у друга. И пробуждаться каждый раз с осознанием, что какое-то время придется быть одной, всегда было тяжело. Зная об этом, Итэр всегда пытался убедить её изменить решение и самому проснуться первым, если монетка решала иначе. Но Люмин всегда отказывалась, потому что понимала, что брату тоже это было некомфортно постоянно открывать глаза в одиночестве. А так получалось как-то разбавлять их пробуждения, да и часто бывало, что впечатления от нового мира затмевало стойкое ощущение одиночества.

Вот только в этот раз было всё иначе. Люмин сразу после пробуждения поняла, что что-то было не так. И не ошиблась. Капсулы с Итэром не было рядом, хотя они всегда приземлялись неподалеку друг от друга, чтобы можно было сразу найти и разбудить. В этот раз брата не было рядом, и девушку охватила паника, которая граничила с истерикой, которую, впрочем, пришлось быстро унять, потому что приземлиться она умудрилась прямо почти у городских ворот какого-то города. И стражники достаточно быстро появились рядом с ней. Пусть они были весьма вежливы и деликатными, Люмин не ждала от них радужного приема, но её просьбу встретиться сразу с кем-то более-менее главным в городе  восприняли адекватно и достаточно быстро провели во дворец. А дальше дни понеслись один за другим, как и всегда было в новом мире.

Куча вопросов, удивления, восторга — это всё всегда сопровождало близнецов. Люмин уже даже научилась подыгрывать в нужные моменты, скрывая тот факт, насколько это всё было скучно для неё. Конечно же, каждое путешествие было неповторимым, но всегда начало было похоже. Людям было интересно узнать что-то про путешественников из другого мира, и иногда приходилось жертвовать своим временем в обмен на то, чтобы к ним в дальнейшем относились с уважением. Иногда, их с братом встречали враждебно, но всегда получалось договориться. Но вот только сейчас Итэра не было рядом и это волновало девушку больше всего на свете. Собственно, после тысячи вопросов первое, что она посмела попросить у короля местной страны — это помощи с поиском капсулы брата. Каким-то образом ей удалось завоевать доверие сразу у всего замка, поэтому её просьбу помчались выполнять. Люмин это всегда забавляло, потому что у Итэра никогда так быстро не получалось получить внимание к себе, а для это было легко. Достаточно пару раз улыбнуться, горько всплакнуть из-за потери брата (в этот раз даже не притворившись) и вот уже всё вокруг изучили, но никаких следов капсулы не было. И это убивало Люмин, потому что без брата было невыносимо одиноко и грустно.

И видя, как гостья из другого мира убивается, Его Величество, видимо, решил пойти на крайние меры, раз позволил задействовать кого-то, кто был связан с внешним миром. Как поняла Люмин, в этом мире всё было немного сложно и королевство, куда ей довелось попасть было скрыто под землей. А сверху было полным-полно других регионов, с которыми местные жители предпочитали не слишком контактировать. Но некоторым это удавалось, поэтому её направили прямиком к человеку, который занимался всеми этими делами. Поэтому с утра к ней зашла стража, которая всегда была рядом с ней, и Люмин до сих пор не могла понять с какой целью: то ли защитить её от кого-то, то ли всех защитить от неё. Но это было последнее, что её беспокоило в этом мире, потому что главнее всего было найти Итэра и разбудить.

Аккуратные улочки столицы очень нравились Люмин. В них было особое очарование и судя по чистоте, было видно насколько люди любят свой город и ухаживают за ним. Никакого мусора, везде цветы, во дворах играют счастливые дети. Девушка понимала, что за идеальной картинкой всегда скрывается что-то еще, но ей совершенно не хотелось копать глубже. По крайней мере до тех пор пока ей не удастся найти брата. Поэтому она позволяла себе восхищаться архитектурой, людьми вокруг и заглядывать в каждый дворик, улыбаясь детям. Выйдя на главную площадь, Люмин не смогла сдержать восторженный вздох от того вида, что ей открылся. В Каэнри'ахе было действительно очень красиво. Небольшие домики вокруг площади, море цветов в сочетании с какой-то необычной архитектурой, заставили девушку остановиться, чтобы внимательно осмотреться. Впрочем, это было ненадолго, потому что шедшей сзади стражник врезался в неё и девушка ойкнула, тут же начав извиняться перед покрасневшем парнем. Тот что говорил про свою неосторожность, но в итоге убедив его, что она сама виновата, они всей делегацией прошествовали к небольшому домику, который был почти-что в конце площади, но сверху оттуда наверняка открывался очень красивый вид.

Пока они шли ей вкратце рассказали, куда они направляются. Единственным, кто имел связи с внешним миром был один из советников Его Величества. Он много изучал другие регионы и имел познания, которые обычным людям были недоступны. И только он мог ей помочь с её проблемой, потому что без него выходить за границы королевства было опасно. В последнем Люмин сомневалась, потому что её сил хватило, чтобы сжечь весь этот мир дотла, но об этом она пока тактично молчала, чтобы не разрушить доверие к себе. И теперь ей предстояло завоевать его у нового человека. Поэтому стоило двери в комнату отворится, а короткой беседе между её охраной и незнакомым мужчиной прекратится, Люмин совершила небольшой поклон, показывая своё уважение.

Она молча последовала за мужчиной, внимательно рассматривая его. Он был не таким, как остальные высокопоставленные лица по дворце. Более серьезный и производил впечатление умного человека, но которого обмануть не получится. Не то чтобы Люмин собиралась это делать, но её планы просто улыбаться и хлопать ресницами быстро поменялись. Перед таким человеком притворяться глупой девушкой точно не было смысла, да и она сама не любила разыгрывать подобное. Кивнув ему в знак приветствия и выслушав его, Люмин улыбнулась, замечая с каким любопытством её рассматривают. Видимо, слухи о том, что она путешественница из другого мира дошли до него и притворяться, что это не так было глупо.

— Большое спасибо за Ваше гостеприимство. Меня зовут Люмин и мне очень приятно познакомиться. Не хочу Вас сильно беспокоить, поэтому можно попросить только стакан воды. В городе на удивление жарко для страны, которая видит так мало солнечного света.

Она присела на край кресла с любопытством оглядывая скромное, по её мнению, для советника жилище. Здесь было много книг, карты и всё было пропитано духом древности, но при этом не выглядело каким-то запущенным. Наоборот, создавалось впечатление, что хозяин этого помещения очень любит его и поддерживает здесь уют.

Итэру бы здесь понравилось.

Мысль о брате возникла из ниоткуда и больно кольнула девушку, напоминая по какой именно причине она здесь. И раз необходимости притворяться не было, то Люмин сразу решила раскрыть свои карты.

— Не знаю рассказывали ли Вам что-то обо мне, так что перейду сразу к делу. Мы с моим братом  путешествуем между мирами довольно давно и в этот раз нас занесло в ваш действительно прекрасный мир. И мы всегда приземлялись рядом друг с другом, но когда я проснулась, то не обнаружила капсулы с моим братом. Я просила помощи у Его Величества и на территории Каэнри'аха ничего не нашли. Но я знаю, что в этом мире есть еще регионы и страны, а так как вы являетесь послом, то я хочу попросить Вашей помощи в поисках моего брата в других странах. — Люмин замолчала в очередной раз оглядывая комнату, а затем остановила свой взгляд на огромной карте, которая судя по всему была картой этого мира. Посмотрев вновь на собеседника она продолжила. — Я могу многое Вам рассказать о других мирах взамен на помощь, потому что вижу насколько вы образованный человек жаждущий новых знаний.

Люмин улыбнулась чуть шире, надеясь, что её прямолинейность и открытость найдет отзыв в сердце Педролино.

[nick]Lumine[/nick][status]чей-то свет в окне[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/398/271772.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Люмин</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan><center>во мне сломался выключатель на добро</center></div>[/lz]

+2

4

Педролино благодарно кивнул в ответ, скрывая за темнотой комнаты легкую полуулыбку. Он плавным жестом руки махнул в сторону рабочего стола прежде, чем направиться следом за Люмин, вышагивая медленно и осторожно, будто опасаясь, что синий шлейф его костюма зацепится за щели между досок в полу.
— Крайне рад знакомству, — произнес посол с искренней доброжелательностью, и эти слова не стали преувеличением с его стороны. Он уже давно надеялся найти достойного собеседника, и, видя в глазах Люмин разумность личности и силу духа, не мог не подумать, что, наконец, встретил удачу на своём пути.

В последнее время круг общения Педролино оставался весьма узким. Хоть он был вынужден поддерживать связь со своими коллегами, интересной беседы часто не складывалось. Многие алхимики, к его сожалению, были людьми скрытными и самонадеянными, предпочитая держать в секрете свои деяния и продвижения до тех пор, пока они не будут обнародованы публично. Аристократия прожигала жизнь, а стражники предпочитали мирной беседе вечные тренировки, видя за горизонтом незримые тучи и даже в мирное время без устали готовясь к войне. Королевская семья в качестве исключения являлась приятным слушателем, но занятым и требующим к себе особого подхода.

Как итог, Педролино научился усмирять простое желание общения, компенсируя его уходом за реликвиями и философскими размышлениями наедине с самим собой. Однако появление путешественника не могло не вызвать воодушевления; не только потому, что сведения из других миров могут превзойти самые смелые его ожидания, но и по причине легкой тоски без разговора, не обязывающего и не привязывающего.
— Что Вы, ничуть не обременит, — заметил Педролино, на ходу снимая с одной из бесчисленных полок небольшую деревянную коробочку, — Чайная коллекция – моя гордость.

Подходя к столу, он с особой аккуратностью поставил вырезанную из дерева шкатулку перед Люмин, приоткрывая ее и тотчас отвлекаясь на стеклянный графин с водой, лежащий поодаль. Пусть Педролино и выпустил коробочку, украшенную причудливыми узорами, из рук, она постепенно распахнулась, открывая миру своё содержимое в виде множества листьев и лепестков цветов. Были среди них как утонченные в своем строении глазурные лилии, так и пышная даже после сушки шелковица, связанные в один пучок ветряные астры, белые лепестки цветков циньсинь, алеющие кровоцветы; коробочка могла похвастаться разнообразием несмотря на скудность свободного места.

— В Каэнрии травы с поверхности растут не лучшим образом, и наши ученые нашли способ выращивать их в условиях особых теплиц, — попутно пояснил Педролино с оттенком гордости, наливая в граненый стакан холодной воды из поднятого графина, — Однако некоторые образцы я собрал сам, будучи на Поверхности, после чего обработал и высушил. Вкус их каэнрийцу непривычен, но от этого не становится хуже. Представленные в шкатулке цветы имеют прелестное послевкусие, если заварить при правильной температуре.

Педролино поставил стакан перед Люмин, вновь окидывая ее внимательным взглядом:
— Если передумайте, дайте мне знать, — посол издал легкий смешок, взмахнув руками с несколько удрученным видом, — В последнее время мне редко доводится предложить кому-нибудь чашечку чая, а пить его в одиночестве означает лишить других людей возможности испробовать новые вкусы…
Мужчина не изменял своей улыбки, однако раздавшийся в тишине короткий вздох был ярким отражением его истинного отношения к вопросу.

Посол понимал свой народ в их желании отречься от всего, что способно связывать их жизни с миром семи регионов, однако стоило ли это того, чтобы отвечать непринятием даже таким простым традициям, как заварка чая? В представлении мужчины, едва ли подобные вещи можно было считать предательством короны. Скорее скромным любопытством к чужой культуре, на ошибках и выдумках которой можно многому научиться самим.
Педролино искренне верил своей позиции, но едва ли мог убедить других каэнрийцев стать частью чужого мира хоть ненадолго. Его исследования они нередко почитали за вольность, его безделушки – за пустую трату времени. Даже будучи патриотом в душе, Педролино не хотел принимать подобного отношения к вещам и явно кривил душой, когда говорил, что нетронутый чай, оставленный специально для гостей, является простым стечением обстоятельств. Он предлагал его многим, и столь же часто получал отказ, смиренно сдаваясь.

«Едва ли он человек способен изменить течение жизни целого народа».
Педролино опустился на стул, скорее машинально поправив в плечах рукава своего костюма. Одежды его, как и жилище, не отличались роскошью, но были сшиты в традиционном каэнрийском стиле, каждым швом своим подчеркивая тягу к звёздам: темно-синие ткани с «золотыми» узорами, исписанные созвездиями. Педролино и сам питал некоторый интерес к созвездиям, хоть и имел к ним интерес вовсе не такой, что ему приходилось встречать у звездочётов. Он не гадал по звёздам, не читал судьбы и не интересовался каждым отдельным случаем; ему была интересна суть вещей. Потому звёзды, расшитые на его одеждах, не складывались в конкретное созвездие, являясь лишь случайной россыпью на темном «полотне».

Дипломат сложил руки перед собой, сцепив пальцы в замок. Он слушал внимательно, не перебивал и не терял интереса, наблюдая за собеседницей по ту сторону стола. Постепенно его лицо начало приобретать задумчивое выражение, а брови слегка нахмурились.
— Вы очень проницательны, — наконец, решил прервать тишину Педролино, вновь возвращая голосу радушный тон. Он попытался зайти издалека, продолжая говорить неторопливо и мягко, — Мне стоило ожидать подобного от путешественника из далеких миров. Столько познавшему на своём веку.
Последние слова мужчина произнес с почтением, приложив ладонь к груди. Люди, стремящиеся повидать мир, и без преодолений невозможных границ высоко им ценились.
— Вы правы, я посвятил годы изучению своего мира в попытках узнать, что находится дальше, за пределами небес. Селестия ограничивает наши познания, но такова натура простых смертных… — со стороны посла раздался отрывистый смех, напоминающий покашливание, -  …им хочется познать непостижимое. Хоть время наше коротко, мне еще не приходилось жалеть о своих попытках.

Педролино прищурился слегка и улыбнулся с пониманием:
— Рад, что Вы считаете мое рвение любопытством. Иные бы назвали его чудачеством, — мужчина откинулся на спинку стула, — Впрочем, я повременю со своими вопросами. Могу лишь гадать, насколько они Вас утомили за время, проведенное здесь. Едва ли я – единственный человек, желающий услышать истории из других миров.

Посол наклонил голову, подпирая щеку ладонью. Его голос лился плавно и монотонно, будто журчащий ручей:
— Мы так наивны. Словно дети, пытающиеся осознать простые истины путем выспрашивания у взрослых ответов на тривиальные задачи. Боюсь, как и детей, Вам остается нас простить, Люмин. Неосведомленность пропадет лишь сквозь тягу к знаниям, но пролитие света занимает долгое время, а Вы пришли ко мне за помощью… я постараюсь оказать ее Вам, не требуя ничего взаимен, и тогда, быть может, Вы вместе с братом зайдёте ко мне однажды на чашечку чая.

Закончив говорить, мужчина бросил на гостью взгляд, полный сожаления. Теперь они подошли к тяжелой стороне вопроса. Педролино хотелось бы заверить собеседницу, что нахождение потерянного брата не составит ему больших трудностей. Однако, как бы сильно он ни хотел помочь, одного желания в данном вопросе мало. Даже являясь весьма осведомленным человеком, Педролино считал свои руки связанными, когда дело касалось земель за пределами Каэнрии. Он мог бы организовать небольшую поисковую группу, но они будут вынуждены действовать инкогнито, чтобы не привлечь к себе внимания Семерых. И делу вовсе не помогали натянутые отношения королевства с внешним миром.

Дипломат отвлекся от своих мыслей, проследив за взором путешественницы.
— Я вижу, Вас привлекла карта на стене? На ней изображены земли вне королевства…, — Педролино резко замолчал и задумчиво потер подбородок, пытаясь представить в уме границы дозволенных слов. В Каэнрии не было принято говорить о мире поверхности, и многие темы не затрагивались в простых беседах. Кроме того, зная своего короля, советник мог представить его мнение по данному вопросу. Сам он не любил скрывать информацию, но также предпочитал не вмешиваться в политику короны. Сделав выбор между двух зол, Педролино продолжил рассказ, -  Тейватом мы зовём наш мир. Территории поверхности состоят из семи регионов, и жители их черпают силы элементов, тем отличаясь от каэнрийцев. Мы нашли альтернативный способ производства энергии и стали независимы. Это же породило разногласия между нами, заставив уйти.

Мужчина вздохнул, покачивая головой:
— Мы вынуждены ограничивать контакты и не посылать единовременно группы, превышающие численностью несколько человек. Таков приказ Его Высочества. Даже с моей помощью это может затруднить нахождение вашего брата, но я обращусь ко всем доступным мне ресурсам, чтобы постараться сузить круг поисков. Если предпринимать попытки обойти весь Тейват, разведка может затянуться на месяцы… в лучшем случае.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/131212.png[/icon][nick]Pedrolino[/nick][status]главный шут на деревне[/status][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">педролино</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>at devastation's end, we will greet a stainless dawn</div>[/lz]

+2

5

Люмин бы соврала, если сказала, что ей не нравится в Каэнри'ахе. Этот город был так похож на их с братом дом, такой забытый и далекий. Иногда, ей хотелось вернуться назад, убедиться, что там действительно всё превратилось в пепел, потому что она всё еще надеялась, что шанс у их родной планеты был. Крошечный, совсем нереальный, но он должен был быть. И смотря на все эти уютные улочки, счастливые лица детей, которые играли в незнакомые игры, Люмин отчетливо ощущала тоску не только по своему брату, но и по их родине. По родителям, по младшему брату с сестрой, по всем тем людям, которых им пришлось покинуть. Они обещали с Итэром друг другу, что этот мир будет последней остановкой для них, даже если его тоже пожрет адское пламя. Надоело убегать и раз за разом прощаться с местом, которое стало почти домом. Хотелось уже найти его вновь и оставаться там до последнего. И отчего-то Люмин чувствовала, что Каэнри'ах мог стать этим самым домом. Оставалось дело за малым — найти брата.

И поэтому она с такой готовностью вызвалась отвечать на любые вопросы, которые ей будут задавать, но Педролино был весьма учтив и галантен. Пусть Люмин рвалась найти брата, но не могла проигнорировать внимательность и учтивость, с которой к ней отнесся посол. Это было большой редкостью, поэтому девушка не могла позволить себе просто так настаивать на своем мнении. Наоборот, стоило появиться на столе шкатулке с разными травами, она не сдержала любопытство и слегка заглянула туда, чувствуя незнакомые ей ранее ароматы. Не сказать, что девушка была фанатом чая, да и в стольких мирах ей довелось выпить множество разных напитков, но ей всегда нравилось пробовать что-то новое. К тому же, везде были разные методы заваривания и распития, даже время и место менялось. Но почему-то чаще всего был классический вариант, при котором чай распивали во время беседы, иногда с какими-то блюдами дополнительными.

— Знаете, я передумала. Было бы здорово, если вы заварили чай из тех цветов, из которых посчитаете нужным. Вы будете, наверное, приятно удивлены, но почти в каждом мире, где мы были с братом, традиция заваривать растения в кипятке имеется. Где-то это называется чаем, а где-то иначе, но принцип почти всегда схожий. И всегда очень интересно наблюдать за тем, как приготавливают этот напиток. Есть в этом какое-то свое очарование.

Люмин с благодарностью кивает, ожидая чая, чтобы проникнуться новым вкусовым сочетанием. И пока она ждала, то разговор продолжился. Педролино был не просто невероятно вежливым человеком, но и умел вести беседу с легкостью, которая не всем была доступна. В очередной раз услышав упоминание о загадочной Селестии, путешественница сделала себе мысленную пометку, что стоит побольше расспросить об этом, потому что и в разговоре с королем вскользь упомянули тоже самое. Но пока она внимательно слушала своего собеседника, которому, казалось, очень хотелось поговорить. И его нельзя было за это винить, потому что перед тем, как отправиться к нему в гости, Люмин вежливо предупредили, что человек отчего-то всем кажется странным. Придя в его скромное жилище она теперь поняла, что имели в виду. Это не Педролино был странный, а все другие были не такими. По советнику было видно, с какой живостью он интересуется разными новыми вещами, потому что везде стояли какие-то книги, странные устройства. Чай был тому пример. Да и в его словах скользила то ли обида, то ли расстройство из-за того, что обсудить все свои мысли было просто не с кем. Поэтому девушка решила, что если это будет в её силах, то она даст ему интересную беседу настолько, насколько ей будут позволять её знания. В конце концов, пока что это меньше, чем можно было оплатить за помощь с поиском брата.

Она слушает внимательно и на моменте с чудачеством, отчего-то хмуриться, потому что ей вдруг становится обидно за человека, который сидел перед ней. Люмин не знала его даже толком, только слышала поверхностные описание от окружающих, но ей было неприятно, потому что на него вешали какие-то ярлыки, даже не пытаясь понять. С ней это было достаточно часто, потому что во многих мерах с мнением женского пола в принципе не считались, в других было еще что-то и так каждый раз. В Каэнри'ахе на неё тоже успели повесить ярлык, но вот только он пока не доставлял неудобств, наоборот, давал некоторые привилегии. Но ей были понятны те чувства, что испытывал Педролино, который был не понят и не признан собственными соотечественниками. Девушка ободряюще улыбается ему, пытаясь хоть как-то убедить собеседника в том, что он не прав.

— Я вас почти не знаю, поэтому не могу делать поспешных выводов, но вы, кажется, очень увлеченный человек. И для меня лично это одно из тех качеств, которое характеризует человека в хорошем ключе. Пройдет время и люди вокруг обязательно поймут насколько важен ваш вклад. Поэтому не останавливайтесь на достигнутом. И ваши вопросы нисколько меня не утомляют, я уже за столько лет путешествий привыкла.

Упоминание брата отдается тоской и болью в груди, отчего Люмин тяжко вздыхает, а улыбка становится грустной. Итэру здесь понравилось. Ему всегда и везде нравилось даже больше, чем его сестре, потому что он как раз был самым увлеченным из них двоих. Пусть более молчаливым, но ему всегда всё было интересно и он старался узнать всё до мельчайших деталей, когда Люмин предпочитала наблюдать. И ему бы действительно понравилось в Каэнри'ахе. И чай бы ему понравился.

— Почту за честь присоединиться с братом к вашему чаепитию. Его, кстати, зовут Итэр. Мы с ним близнецы и всегда были неразлучны, поэтому мне так тяжко сейчас говорить и вспоминать о брате. Я переживаю за него. Мы никогда так долго не были порознь.

Люмин чувствует, как на последней фразу у неё дрожит голос и отмахивается от собственной тоски. Не сейчас. Она еще успеет погоревать над тем, что не может найти брата, а сейчас нельзя было предаваться этим эмоциям. Они никак не помогут, а беседу испортить могут. Впрочем, Педролино достаточно быстро отвлек её от грустных мыслей рассказом о том, как устроен этот мир.

Тейват.

Название было какими-то нелепым, но отчего-то казалось доброжелательным. Ни король, ни кто-то еще из советников не говорил ей об устройстве мира, лишь упоминая, что Каэнри'ах стоит особняков от всех остальных стран и предпочитает не иметь никаких дел с внешним миром. Из-за этого её отправили к Педролино, который хоть что-то знал об этом самом мире и с радостью делился этой информацией. Люмин легко поднялась и подошла к карте, разглядывая её. Вот, Моднштат с каким-то хитроумным значком, в очертаниях которого прослеживались крылья. В другой стороне был Ли Юэ, который казалось был весьма каменистым. В самом низу на островах располагалась Инадзума. Были еще несколько стран и каждая из них сопровождалась своим каким-то знаком, который отличал её от других. Снежная была маленьким рисунком снежинки, а вся страна была закрашена белым, да и судя по расположению была самой северной из всех других. Наверное, там будет достаточно холодно. Люмин понадеялась, что капсула брата упала не туда, потому что холод ей не очень-то и нравился. Впрочем, ради брата она готова была идти куда угодно.

Дослушав до конца речь Педролино, девушка поняла, что этот человек может многое прояснить для неё по поводу этого мира. Но для начала стоило обезопасить друг друга, прийти к какому-то соглашению, пусть даже и к устному. Люмин развернулась, в очередной раз окидывая комнату взглядом, подмечая всё новые и новые странные приспособления.

— Мне очень хочется узнать подробно про все эти невероятные страны. И про элементы. И про таинственную Селестию, которую уже не в первый раз упоминает в разговоре со мной. Но я так понимаю, что наша беседа может принести вам много проблем, поэтому давайте по окончанию сделаем вид, что не обсуждали ничего такого. Я не хочу, чтобы из-за моего любопытства у вас были проблемы. — Люмин замирает и улыбается, а затем подходит к окну, с удивлением замечая, какой здесь красивый вид. Но быстро отстраняется, чтобы продолжить. — Я понимаю, что Его Величество готов во многом мне помочь, но только не в вопросах связанных с внешним миром. Поэтому, не хочу слишком многого у вас просить и сама буду участвовать в процессе, если это хоть как-то облегчит поиски. Мы можем обсудить какой-то примерный план, но мне бы хотелось узнать сначала про ваш мир, чтобы строить свои предположение насчет капсулы моего брата.

Голос Люмин больше не дрожит, потому что эмоции наконец-то удалось унять. Ей теперь хотелось узнать все подробности о Тейвате, потому что так действительно было проще предположить, куда мог упасть её брат. Она снова поворачивается к карте, задумчивом вглядываясь в изображение маленького городка, который назывался Мондштатом. Интересно, что это был за город. И какие там люди. Снежная действительно холодная или просто название такое. И как люди живут на островах в Инадзуме. У неё была сотня вопросов, которые ей хотелось задать, но она терпеливо ждала. Отчего-то ей казалось, что беседа с Педролино будет крайне приятной и продуктивной.

[nick]Lumine[/nick][status]чей-то свет в окне[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/398/271772.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Люмин</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan><center>во мне сломался выключатель на добро</center></div>[/lz]

+2

6

Давно советнику далекого края не встречались люди, готовые пойти ему навстречу.

Мужчине совсем не кажется удивительным, что таким человеком становится путешественник иного мира, а не соседи и старые знакомые. Хорошо зная своих собственных соотечественников, Педролино редко надеется отыскать в глазах собеседников понимание. Он никогда и не требует его в свой адрес, но, столкнувшись с искренним интересом, в глубине души чувствует давно забытое тепло, напоминающее о том, как всё же радостно видеть в глазах других что-то кроме непонимания и плохо скрытой усмешки. Приятное разнообразие одиночества, которое в последнее время становится Педролино всё более близким спутником.

Советник благодарно улыбается на желание Люмин попробовать чай и тянется руками к деревянной шкатулке с травами, разворачивая её в своем направлении. Медленными, но уверенными движениями советник перебирает листья, искоса поглядывая на гостью с любопытством в глазах; задумывается о том, чтобы расспросить ее о традициях заварки чая других миров подробнее, но решает оставить разговор на будущее. Ведь чай сам себя не заварит, а Педролино не хочет дать себе поводов увлечься сторонними темами, зная, как легко отвлекается, если целенаправленно не вынуждает себя говорить об одной.

«Ветряные астры, шелковица, лепестки кровоцвета…» — он аккуратно откладывает одни образцы, закапываясь всё дальше в шкатулку в попытке найти нечто по-настоящему особенное, достойное гостя из другого мира. И, наконец, с удовлетворением достает к свету белый цветок. На вид высушенный, но благоухающий ярко, будто сорван был совсем недавно в его руках.
— Этот нежный цветок – эндемик суровой земли. Одно из немногих растений, способное выдержать сильные морозы Снежной, — поясняет мужчина и прикрывает глаза, наслаждаясь ароматом, который мог бы описать как свежесть и утонченность, — Он расцветает под снегом. Такой хрупкий, но чрезвычайно сильный и устойчивый к холоду. Всего несколько лепестков даруют чаю прекрасный вкус…

Лепестки вскоре оказываются в чайнике, преждевременно ополоснутом кипятком. Советник и не вспомнит, когда в последний раз заваривал чай, зато хорошо воспроизводит в голове свою радость от процесса. Ему приходилось наблюдать за ним не единожды; несколько страниц походного дневника каэнрийца было исписано сравнением чайных церемоний Ли Юэ и Инадзумы. Однако Педролино, заимствуя у многих традиций понемногу, до сих пор смотрит на чаепитие скорее, как на приятное занятие, сопутствующее беседе, нежели на мастерство, которое желает совершенствовать.

— Прошу, — говорит он, ставя небольшую пиалу перед гостьей. Налитый чай кажется бледным, практически одного с водой цвета, но сохраняет сильный аромат и постепенно приобретает отчетливый душистый вкус. Советник наливает напиток и себе, но прежде, чем опробовать его, наблюдает за реакцией от первого глотка собеседницы. Наконец, удовлетворенно берет в руки емкость и осторожно потягивает еще горячий чай с поверхности, замечая следом с восторгом:
— Удивительно, не так ли? Впервые увидев его, я с трудом мог поверить, что напиток может иметь столь яркий вкус.
И, конечно же, не мог удержаться от того, чтобы не забрать несколько еще живых растений с собой. В этом был весь Педролино. Каждый раз посол возвращается из своих долгих поездок с набитыми сумками "сувениров". Что кажется большинству его соотечественников чужеземным хламом и безделицей, для него бесценно и всякий раз вызывает бурю восторженных эмоций. Посол многое видел в своей жизни, но отчего-то даже спустя годы продолжает радоваться и удивляться простым мелочам. И совсем не хочет меняться, даже зная, как к его натуре относятся коллеги и знакомые.

Педролино уже давно не ожидает к себе другого отношения, однако оказывается приятно удивлен на сей раз. Будучи уверенным, что Люмин уже успели наговорить о нем всех правд и неправд при дворе короля, посол слушает ее поначалу искренне изумленно. Однако, когда понимание приходит, не может скрыть искренней признательности в смягчившемся взгляде.
— Спасибо, вы очень добры, —  отвечает Педролино тихо, оставляя чайник на столе. Он не может, к своему стыду, найти слов, чтобы описать, насколько ему приятно и важно слышать нечто подобное, но надеется, что выражение его лица оказывается красноречивее.
— Едва ли мою работу признают когда-нибудь, но это и не важно, правда.

Сожаление о том, что друзья и родные никогда не скажут того же, что и Люмин, не приходит. За многие годы жизни в «восьмом регионе» Педролино привык радоваться редким мелочам, не испытывая грусти о том, что едва ли получит большее.
Только, обладая достаточно богатой фантазией, посол не может удержать себя от того, чтобы хоть на мгновение представить другой мир. Тот, в котором его работа была бы высоко оценена не только правящей верхушкой, но и коллегами. Сколь многое он мог бы привнести в жизнь родной страны собственными исследованиями! Имел бы шанс собрать вокруг себя единомышленников, организовывать научные исследования, пополнять архивы, учить детей…

Педролино невольно качает головой, мысленно посмеиваясь над собой. «Эти глупые мечты! Надеюсь, Путешественница не замечает того, как я витаю в облаках», — останавливает он себя, неспешно отходя от стола и возвращаясь в свое широкое кресло напротив гостьи.
— Итэр… — повторяет посол, наблюдая за эмоциями на лице Люмин с толикой сочувствия. Ему хочется заверить гостью, что они обязательно найдут ее брата, но мужчина не желает давать ложных обещаний. Однако кое-что он может сделать, — Прошу, не печальтесь. Я сделаю всё, от меня зависящее, чтобы помочь Вам его найти.

«Это будет непросто», — с тяжестью на сердце думается послу. Он не хочет вдаваться в подробности конфликта их народа с внешним миром, однако сам прекрасно представляет сложившуюся картину. Весьма мрачную. И с каждым днем ситуация лишь ухудшается, натягивая сильнее и без того хрупкое терпение обеих сторон. Педролино не является в полной мере ни политиком, ни ученым, однако невольно участвует в каэнрийской жизни и нередко становится свидетелем недобрых изменений. С каждым годом король становится всё холоднее в отношении Архонтов и их народов, а алхимики не думают прекращать разговоры о новейшей технике, что «должна изменить мир». Педролино даже не хочет представлять – каким образом, зная прекрасно, что речь идет об оружии.

Однако Люмин, кажется, совсем не боится переступать черту, за столь короткий срок успевая понять, что они заходят на территорию мало признанных в обществе каэнрийцев разговоров. «Какая проницательность», — думает советник, вскинув брови, но молча кивает в знак согласия. Да, так будет лучше. Если они решат говорить о Тейвате, никому не следует знать подробностей этой беседы. И уж точно не стоит знать королю; в том посол не сомневается, хоть и старается скрывать как можно меньше подробностей от Его Величества.

— Не стоит беспокоиться обо мне, — замечает Педролино спокойно, опираясь подбородком на раскрытую ладонь, –  Только о себе, дорогая путешественница. Вы должны быть уверены в своём желании продолжить эту беседу, и я буду готов поведать о том, что Вас может интересовать. Поймут или нет мой выбор соотечественники, если Вы решите им всё рассказать, меня не волнует.

Посол уже давно решил для себя, что не хочет участвовать в сокрытии информации о других регионах от окружающих. И ему всё равно, чем руководит желание влиятельных каэнрийцев строить стену между ними и всем миром; искренней попыткой защитить или уверенностью в том, что незнающим собратьям проще навязывать свою позицию. Он не станет игрушкой в их политических играх!

Педролино вынуждает себя отвлечься от тягостных мыслей, заметив, что собеседница его начинает выглядеть заметно бодрее духом и, не повременив с решением, обращается к карте Тейвата на стене. Посол оборачивается и, сочтя крайне невежливым продолжать сидеть при девушке, быстро подымается на ноги. Он медленно обходит Люмин и встает чуть поодаль, пытаясь проследить глазами за тем, куда смотрит путешественница другого мира.
Взгляд мужчины цепляется за небольшой город, окруженный рвом.
— Здесь располагается Мондштадт, город ветров, — начинает свой рассказ посол, изображая на лице мягкую улыбку, — Народ, поклоняющийся стихии "анемо".  Свободный, как ветер. Жители его очень ценят свою независимость. Не важно, будь то свобода мнений, предпочтений или выбора.

Педролино прикрывает глаза, погружаясь в воспоминания, оставленные после путешествия в регион ветров:
—  Прежде Мондштадт был совсем другим. Им правила аристократия, создавая серьезное классовое неравенство. Некоторое время назад революционеры освободили город, сделав его по-настоящему свободным. Можно даже сказать, принесли с собой ветер перемен, если вы простите мне этот каламбур. С момента свержения прежнего правителя город попал под охрану Четырех Ветров. По-крайней мере, так я слышал, хоть мне не доводилось их встречать.

Советник тихо посмеивается, однако замолкает, когда касается мыслями Архонтов. Стоит ли ему говорить о них? Поднимать тему Селестии вновь?
«Рано. Упоминание слуг Селестии лучше оставить до поры…» — решает, возвращаясь к более мирным темам.
— Земля вокруг города весьма живописна. Поля, густые леса и плодородные почвы! – посол протягивает ладонь, стараясь не запутаться в длинных рукавах своего костюма, и проводит пальцами по карте, обрисовывая границы владений Анемо Архонта.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/667/131212.png[/icon][nick]Pedrolino[/nick][status]главный шут на деревне[/status][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">педролино</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>genshin impact</fan>at devastation's end, we will greet a stainless dawn</div>[/lz]

+2

7

За окном на удивление была действительно хорошая погода, и это радовало девушку. Она любила тепло и всегда радовалась, когда им удавалось приземлиться в более теплой части мира, а не в холодной. Но кто бы знал, что в этот раз они окажутся под землей. Её до сих пор удивляло, как всё-таки находясь не на поверхности здесь удалось сделать такую хорошую имитацию солнца. Солнечные лучики отражались по всей комнате, переливаясь в различных баночках, отбрасывая причудливые тени на пол. Взгляд Люмин цепляется за чайник, который очень довольный и обрадованный Педролино быстро подхватывает, начиная приготовления. Ей было приятно, что своей маленькой просьбой она смогла хоть немного приободрить своего собеседника. Советник нравился ей больше всего из всех, кого ей довелось встретить, как раз из-за своей открытости и какой-то живости. Он с таким удовольствием занимался казалось бы обычными вещами, что невольно увлекал и саму девушку в этот процесс.

Отойдя от карты обратно к столику, она села за небольшое кресло, Люмин с интересом наблюдала за тем, как причудливые цветки один за другим оказываются в чайнике. Даже в сухом виде они выглядели крайне необычно и безумно красиво. Ей хотелось верить, что когда-нибудь и она сама сможет рассмотреть каждое растение, пощупать их всех и, конечно же, показать их брату. Ей доводилось видеть разные так называемые чайные церемонии и все имели какой-то свой шарм. Может быть, из-за того, что все пытались поразить своими навыками близнецом и старались показаться высшее мастерство, а может, потому что в каждом мире это действительно было уникальное зрелище, особенно если есть с чем сравнивать. Поэтому Люмин так внимательно наблюдала за каждым действием советника, не осознанно сравнивая с тем, что когда-то уже видела сама. Принцип заварки чая почти никогда не менялся: засушенные растения заливали кипятком в емкости, а потом разливали по чашкам всем желающим. Были еще всегда дополнительные модификации в зависимости от мира и даже обычаев внутри каждой страны, но сама суть оставалась неизменной. И прямо сейчас Педролино заваривал самый обычный, на её взгляд, чай, но при этом выглядел он весьма непривычно. В чае было довольно много различных лепестков, но жидкость в её пиале была почти прозрачной. Люмин недоверчиво и удивленно покосилась сначала на чайник, а потом на свой напиток, но тем не менее сделала глоток, и тут же удивленно посмотрела на свой чай. По виду у неё была будто бы вода налитая обычная, разве что имела какой-то непередаваемый и едва различимый оттенок. Но вкус был просто потрясающий. Насыщенный, с такими разными одновременно знакомыми и незнакомыми нотками, которые раскрывались постепенно. Определенно, чай в Каэнри'ахе был очень необычным и занял своё место в её сердце.

Девушка мягко улыбается в ответ Педролино и делает еще один глоток. Пожалуй, кроме вкуса на чаепитие очень влияла обстановка. Советник был весьма добр к ней и искренне старался ей не только помочь, но и показать то, что ему было дорого. И это многое стоило, потому что мало кто был настолько открыт к новому и дружелюбен. Да, местный король и вся элита были тоже весьма лояльны к ней и открыты, но был в них какой-то скрытых страх. Будто бы Люмин могла разрушить их привычный строй жизни. А Педролино был наоборот таким открытым и будто бы сам желал, чтобы хоть что-то изменилось, чтобы наконец-то кто-то вдохнул новую жизнь во всю страну. Это был удивительный контраст, и девушка отметила это у себя в голове, чтобы обязательно об этом потом спросить, если представится случай и их уровень взаимоотношений будет подходить к такому разговору. В конце концов, это их не последняя встреча и у них еще будет время, чтобы пообщаться и задать все интересующие вопросы.

— Снежная? Какое причудливое название для страны, да и по описанию там довольно сурово, что не очень вяжется с таким мягким названием. Мне кажется или именно цветок оттуда даёт такой насыщенный аромат чаю, я ведь права? Скрытый от чужих глаз, выросший в суровой непогоде он в итоге остается нежным не только визуально, но и по вкусу. Спасибо большое за чай, я давно не пила такие интересные напитки. Была бы рада к вам иногда заходить на чаепитие, если вы не против. Мы с братом много чего коллекционируем из других миров, поэтому я могла бы познакомить вас с техниками чайных церемоний других миров, может у меня даже завалялись какие-то интересные травы.

Она видит, как постепенно чужая маска потихоньку спадает, но на удивление там скрывается очень приятный и невероятно любопытный человек. Было ощущение, что перед ней недооценённый гений, который способен гораздо на больше вещей, чем ему позволено. Но Педролино был вынужден это скрывать, чтобы не нарваться на неприятности. Люмин привыкла за эти пару дней, что за чужой вежливостью и обходительностью скрывался страх, что каждое его слово может обернуться для него какой-то трагедией. Поэтому она так аккуратно вела себя и говорила, чтобы не подвести своих новых знакомых. Но Педролино так жаждал новых знаний и сильно отличался от всех остальных, кого ей довелось встретить в королевском дворце. Он явно знал об этом мире больше, чем кто-либо в Каэнри'ахе, но был довольно молчалив и аккуратен, как и все остальные. Но стоило ему дать уверенность в том, что их разговоры останутся только между ними, как он сразу преобразился с готовностью помочь ей. Понятное дело, что ему, как и многим другим, было интересно узнать что-то новое о путешествиях между миров, но при этом Педролино явно интересовался всем этим намного глубже. И это нравилось Люмин. Она видела в нём достойного собеседника, который не боялся задавать разные вопросы и быть также честным с ней, а это было особенно важным.

Поэтому ей так хотелось его приободрить. Отпив еще чая, который за какие-то минуты стал еще более насыщенным, непривычно вдарив в нос сильным цветочным ароматом, Люмин даже замирает на пару секунд. Цветы напоминают ей о брате, о том безоблачном будущем, которое они себе пророчили. Этот аромат напомнил ей родной мир и то время, когда они с Итэром еще были детьми. Удивительные ощущения, заставили её улыбнуться еще шире, а затем будто бы наконец-то расслабиться, отпустив груз, который всё это был на её плечах. Педролино был на её стороне, Его Величество готов был ей помочь, а значит брать обязательно найдется. И они снова будут вдвоем, но уже не против целого мира, а заодно с ним. Просто нужно еще немного подождать. Она отставила пиалу, и кивнула в ответ на слова советника, который так искренне пытался ей помочь. Люмин нисколько не сомневалась в том, что теперь с такой поддержкой всё получится.

— Спасибо большое за вашу поддержку и желание помочь, я обещаю насколько это возможно не предавать вашего доверия. Я вижу, какая обстановка в королевском дворце и понимаю, что подвергать кого-то риску - это слишком большая роскошь. Мне не хочется, чтобы из-за меня и моего брата у вас или кого-либо еще были проблемы. Мы прибыли в этот мир совсем с другой целью, поэтому мне не бы не хотелось доставлять еще больше неприятностей, чем имеется. К тому же, мне кажется Его Величество может лишиться очень важного человека в вашем лице, если вдруг узнает о наших разговорах. Увы, он пока еще не увидел вашего потенциала, но я уверена, что это еще впереди и он оценит по достоинству ваш труд. У Каэнри'ахе большое будущее пока есть такие люди, как вы.

Она снова возвращается к карте, рассматривая новые и необычные для неё страны. Ей всё больше интересно посмотреть на то, какие они вживую, и кто там живет. Какие люди, что им нравятся, как они выглядят, чем занимаются, во что верят. Люмин замирает перед полотном, а затем оборачивается к подошедшему Педролино, который с готовностью отвечает на её вопросы. Первый регион в списке - Мондштат. По описанию он ей уже нравился, да и если там очнется её брат, то точно придет в восторг. Итэр всегда был более свободолюбивый, так что точно смог бы найти общий язык с местными жителями. Она слушает внимательно и не перебивает своего собеседника, наблюдая за тем, как он очерчивает рукой на карте границы региона. На удивление он не ограничивается лишь городом, а цепляет довольно большую территорию, которая пестреет различными названиями и значками. Чужая история всегда нравилась Люмин, так что она с особым интересом вслушивается в слова Педролино, стараясь запомнить как можно больше. Всё-таки, девушка собиралась искать своего брата и ей нужно было больше информации.

Тем не менее, походу рассказа у неё возникли вопросы. Судя по крылатому знаку и причудливому названию в этом регионе повелевали ветром или чем-то воздушным. По крайней мере, это хорошо ложилось на историю про свободу и независимость. Ей было интересно так же ли совпадала география других регионов с их стихией, или это было не всегда. В след за Педролино она проводит рукой по карте, останавливаясь на названии города, который был так красочно нарисован на карте, но казался совсем небольшим, по сравнению с тем же главным городом Каэнри'аха. Она оборачивается к своему собеседнику, пытаясь сформулировать всю ту кучу вопросов, которые крутились в её голове.

— Анемо? Судя по значку региона это как-то связано с крыльями, а по вашему рассказу и с ветром. Жители этого региона могут управлять ветром? Или просто умеют летать?

Она вновь кидает взгляд на карту, пытаясь представить себе, что же за свободные люди живут в Мондштате. И смогли бы они с братом вписаться в их ритм жизни, или они слишком выделялись бы.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/398/271772.png[/icon][status]чей-то свет в окне[/status][lz]<div class="lz"><fan>Genshin Impact</fan>во мне сломался переключатель на добро</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Люмин</a>[/nm][nick]Lumine[/nick]

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » your world will fail [genshin impact]