пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » нас окружает пустота


нас окружает пустота

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

▲ ▼ ▲
хочешь меня любить? привыкай к пустыне:
выжжено, солнечно. холодно по ночам.
дрожь пробегает танцами по плечам

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/388/375654.gif

танатос x макария

не улыбаться солнцу - с луной отныне дружбу водить

Отредактировано Macaria (2022-04-19 22:25:54)

+3

2

она с детства грезила о весне, цветах и приятному теплу солнца на коже. подземное царство Аида - дом её, но в то же время и клетка. желание быть свободной передалось от матери, как и любовь к солнцу, к тёплым дням там, по ту стороны мира мёртвых; на поверхности земли, среди зелёных лугов и многолетних цветов, цветущих по весне.

дочь весны. дочь тьмы. дочь жизни и смерти, соединившиеся в неё в одно целое, порождая блаженную смерть. она дарит покой. забирает боль с собой. позволяет людям уйти в мир иной без боли, без страданий и мук. она, дарующая смерть людям, так прекрасна, жива и весела. холод мёртвый тесниться с цветущей душою; дарует покой и убаюкивает в бесконечный сон тех, кто заслуживает того. тех, кого считает достойными. тех, кто, как считает она, не должны страдать в муках, тягуче долго ожидая часа и конца своего.

Макария не любит смерть. не любит жгучий холод, коим всю жизнь она окутана словно материнским крылом. солнца лучи впитывает только тогда, когда покидает отчий дом, преследуя новые души, чья нить судьбы истончилась и вот-вот была готова оборваться. Богиня поднимается на поверхность, вдыхает воздух свежий, ступая ногами но мягкой траве. горечь на душе от того, что просто по велению собственной воли и желаний не может вот так взять, да насладиться душистым лугом, купаясь в тёплых солнечных лучах. подставляя лицом первым каплям дождя.

завидовала другим богиням. завидовала нимфам, что могли целыми днями проводить, купаясь в цветах, наслаждаться прохладой озёр. Макария не могла. отец не позволял. у него свои взгляды на всё, но Богиня не скрывала того, что ждала дня, когда сумеет покинуть подземный мир, оставшись здесь навсегда.

но желание её казалось невозможным;

запах крови ударяет в нос. на губах и во рту чувствуется её металлический привкус. неприятно, но столь привычно. более нет мягких лугов и свежей, зелёной травы, слегка влажной от утренней росы, вокруг лишь поле боя. вороны разлетаются, когда девушка плавно, словно и вовсе не касается перепачканной в крови земли, следует вперёд. многие уже мертвы. кто-то же тихо стонет, пытаясь вытащить из клетки грудной вонзённую пику. это мир Ареса. мир Бога войны. его присутствие ощущалось хорошо, Макария знала, что не без его помощи тут всё произошло. знает, что он приложил руку свою к происходящему, напрямую приняв участие в бою. воинственный Бог жизни не представлял без сражений. Макария не понимала всей этой жестокости, и испытывала жалость к тем, кто ещё был жив: кто хрипло дышал, давясь кровью своей. кто пытался словно дотянуться до кого-то рукой. кто-то звал родных, друзей. за тех, кто был уже мёртв и обрёл покой, девушка была спокойна. их боль уже ушла. покой для них наступил. для остальных же агония стала их последним оплотом перед тем, как настанет вечная мгла.

float:left— Танатос, стой! — внимание её привлекает второй, такой же наблюдатель и участник, как и она. только, если в руках её смерть блаженная и легка, то его руки немилостивы, несут ужас и страх тем, кто оказался на грани смерти. Танатос тот, кого не ждут. тот, кому не молятся. адский пёс Аида, забирающий душу резко, с воем, от которого стынет кровь в жилах. Макария знала его, встречала ещё совершенно юной богиней. он частый гость в царстве отца - верная ему смерть, что не ведает пощады, но в то же время, он может даровать и жизнь. Богиня знает, что ему подвластно отвести смерть от человека. это противоречит правилам; это то, за что отец её - Аид, спасибо не скажет. но Макария не может поступить иначе, видя, как Танатос склоняется над человеком - молодой юноша, за которым она наблюдала. и девушка не хотела, чтобы жизнь его оборвалась; всего лишь уличный художник, рисующий на глиняных горшках, и он был одним из тех, кто рисовал образ блаженной смерти, воспевая её в жизненных красках, далёких от столь привычных для смерти. — прошу, не забирай его жизнь! он даже не воин, и не по своей воли здесь! я знаю, тебе подвластно это! — быстрым шагом пробирается, как можно осторожнее обходит тела, ступает в их кровь, и тут же стеной встаёт перед мальчишкой, загородив того собою.

+2

3

Рядом с Танатосом следует его единственная спутница смерть. Запах крови въелся в кожу, будто вторая кожа. Руки его не ведуют пощады, одно касание и решение принято. Просто делать это без проявления эмоций, когда их у тебя и не было. Это не природное, а впитанное с кровью матери. Будучи ребенком бог знал, что не будет почтенным, как среди обычных людей, так и среди богов. Благодать от молитв приходит лишь тем, кто может даровать служащим то, что они превозносят богам. Не было жертвоприношений. Не было слышно почтения. Танатос мог принести лишь страдания и самую неблагодарную смерть. Мученики сгорали в своих грехах, проклиная бога смерти. Мужчина смотрел на это с безразличием. Его не задевали агонии прогнивших душ.

Список тех, кто должен оказаться в царстве Аида так огромен, что вряд ли там найдется человек с чистой душой. Танатос не совершает ошибок, следует последовательно. Ему спешить некуда, поэтому и работа спорится в правильном темпе. Души мертвых попадают точно в назначенный срок. Богу не интересны истории душ. Он предпочитает отгораживаться от всей шелухи. Не желая быть связанным и обязанным всех выслушивать. Его дело забирать и отправлять к Аиду. Мирские вопросы он давно отодвинул на самый дальний план.

Его одолевает тоска от муторности своих действий. Каждый раз из списка попадаются интересные экземпляры, которые скрашивают время. Душа не боится говорить и ведёт себя естественно, благоразумно. Ему прекрасно известны его пригрешения и лучшее, что может он сделать на пороге смерти – принять. Такие вызывают у мужчины, если не восхищение, то чистую искренность. Это редкое явление проявления благосклонности, которую может позволить себе бог смерти. О большем можно и не мечтать. Проявление сострадания худшее из качеств богов. Заслужившие наказание должны принять его без лишения прощения. Жестоко, но справедливо.

Алое поле усыпанное телами не вызывает ничего. Танатос плавно опускается на землю, складывая за спиной свои массивные крылья. Оглядывает каждое тело, шагая едва слышно. Видит в глазах страх тех, кто ещё не потерял последние остатки разума. Многие знают, что если по их душу пришел сам цербер Аида, то не жди простой смерти. Они желают блаженной смерти, которую Танатос подарить не может. Увы, но его руки несут лишь ад и страдания. Он мог бы проклинать свое существование, но бог не видит смысла горевать об ушедшем. Эмоции его настолько сдержаны и холодны, что больше не теплеется улыбка на хмуром лице.

Он ищет взглядом нужных. Ему не нужны имена, в памяти всплывают лица необходимых ему душ. Непримечательные. Обычные солдаты, погибшие от игр Ареса. Бог войны не ведает о страданиях, ведь в его руках сила сталкивать государства. Но даже так многие сторонники его почитают в мире людей и поклоняются. Знают, благодать даётся только избранным, кто смог заинтересовать того или иного бога из пантеона. Греция славится огромным количеством разнообразных богов. Танатос не имеет последователей, скорее уж фанатиков. Но даже так ему прекрасно известно, что происходит вне царства мертвых.

Холод погребальный ему ближе. Темные тона не дают яркости и не греют душу. Так проще, бог может следовать без пристального внимания. Ему плевать, что родные братья и сестры не принимают его сущность. Поэтому игнорировать родственников проще. Для него не существует слов "семья", "любовь". Слишком простыми они ему кажутся, далёкими. Он не следует за призывами и не слушает других. Обычная цепная собака для Аида. Ему плевать на интриги и игры богов, делать ставки и выбирать любимчиков – лишь давать страдать.

- Мышонок и что ты здесь делаешь? – Танатос не может не узнать девушку. Виделись они достаточно давно, но яркая и чистая Макария не могла не привлечь мужчину. Он был очарован ее красотой, в ее глазах не было страха. Она не боялась его и первая протянула руку. – Я должен забрать его. Он есть в личном списке Аида.

Мужчина хмурится и убирает руку. Смотрит в глаза юной богине и содрогается. Ещё прекраснее стала Макария. Голос ее тих и нежен будто первая роса, первый солнечный луч. Сжимает в кулак некогда поднятую руку и убирает за спину. Подальше от девушки. Ищет скрытую тайну в глазах, не может понять ее поступка и не находится. Теряется и смотрит на тело солдата. Прожигает дырку, пытаясь уже в нем найти причину того, почему его защищают и не дают забрать на полном основании.

+2

4

в душе понимает, что просить о столь невозможным глупо и бесполезно, но богиня надеется на отклик. только вот, если сердце матери нежное, полное любви и сострадания, то отец жесток. беспощаден. и не поступиться своими принципами//правилами ради какого-то смертного, чья жизнь подошла к концу и душе его пора почтить подземное царство. у Адиа свой порядок и нарушать его он не смеет; у каждого Бога своя работа//задача. но Макария всё равно с мольбой в глазах смотрит на Танатоса - на Бога смерти. на того, кто не испытывает жалости к жертвам. не питает симпатии и привязанности к душам. он выполняет свою работу, медленно, не спеша, упиваясь страданию умирающих, чьи раны ноют и болят//кровоточат, вплоть до того, что хотелось голыми руками разодрать их, в надежде прекратить эту муку, и молят, молят небеса о Макарии - о блаженной смерти, что приносит покой. чья рука легка, и смерть преображается, когда богиня подступается к смертным.

она слишком любит жизнь. ценит её. и молит, чтобы каждый ценил то, что даровано, ведь любая смерть и любой павший для неё горечь//боль//тоска. ей  не приносит радости смертью приходит на порог к тем, чья жизнь была окончена и вот-вот оборвётся; мужчины, женщины, воины, рабочие, дети… каждая смерть отдавалась глухой болью в сердце, оставляла свой шрам//свою метку. и будь её воля, она бы каждому дарила блаженную, легкую смерть, без той агонии. без тех терзаний. Макария не может чувствовать те страдания, которые испытывают перед смертью. не может смотреть на их лица. в их глаза. эта беспомощность перед неизвестным, ей не понять всех их чувств, но для богини вполне достаточно то, что она видит, и то, что чувствует, находясь рядом, даря покой, забирая с собой последний их выдох.

— его зовут Деметрий, он простой художник, — тихо молвит богиня, руки, скреплённые между собой в замочек, прижимает к груди. она не хочет вступать в спор. создавать какой-либо конфликт. мелкая дрожь электрическим разрядом пробивает всё тело насквозь; немало лет прошло с их последней встречи, и Макария была тогда ещё ребёнком. немало слухов ходило о Танатосе, и это оставляло свой осадок. — это не его война, не его битва.. ему бы жить и жить. прошу тебя, не дай ему умереть, подари ему жизнь.. я вступлюсь за тебя перед отцом, — теряется в себе, в своих словах. запинается. умолкает, закусывает нижнюю губу. Макария понимает бога смерти, и знает, что нрав отца тяжёлый. и даже матушке не всегда под силам усмирить гнев Аида. — я… я.. проси взамен обо всём, что хочешь! — богине на самом деле нечего предложить взамен; у неё нет ничего. но Макарии кажется, что она готова броситься с головой в пропасть, только бы подарить невинному юноше шанс на жизнь. и нет, дело не только в личной симпатии, да привязанности; Деметрий влюблён. влюблён в дочь купца, и отправился на эту битву только чтобы завоевать расположение, и суметь заслужить одобрение отца возлюбленной. Макарии даже было горестно от того, что она не богиня любви, а всего лишь смерть. она не та, кто дарит чувства, создаёт тот самый пожар в сердце; она несёт за собой тьму и небытие.

Макария вновь делает шаг. приближается слишком близко. руку Танатоса берёт в свои, сжимает крепко в ладонях, кончиками пальцев впивается в его кожу. — скажи мне, друг мой, чего ты желаешь? — не сводит взгляда голубых глаз с его таких тёмных и бездомных. держит за руку крепко, словно боится, что стоит отпустить и он тут же завершит начатое. но не могла богиня позволить этому произойти, совершено позабыв обо всех правилах. и бог с ними. она на себя возьмёт наказание.

+1

5

Танатос хмурится и разглядывает девушку внимательно. Ему совсем не нравится, что юная богиня просит за других. Она воздушная, правильная — ее касание должно давать спокойный сон, смерть без боли. Макария его противоположность — мужчина не завидует. Ему плевать на то, что люди восхваляют богов и только его стараются обходить стороной. Не нужна ему поддержка и сила — он способнее и сильнее многих. Но Макария другая. Она смотрит прямо и нежно.

Танатос помнит ее еще маленькой. Ее улыбка сияла, белые локоны подпрыгивали при беге. Юная богиня каким-то образом оказалась в поместье бога смерти. Не напугали темные стены, опасная атмосфера и живность, которая желала ее съесть. В ее глазах не было испуга, когда они впервые встретились. Тогда юный бог возвращался из зала заседания и собирался спрятаться в своих покоях, чтобы отдохнуть от тяжело дня. Но пересекая подземный коридор, из-за угла выскочила светлая тень и врезалась в юного бога. Опешив, Танатос успел поймать девочку, спасая от падения. Его руки чуть с силой сжал на хрупких плечах. Склонив голову, парень оглядел богиню. Она не избежала касаний и не попыталась выбраться из хватки. Лишь смотрела своими огромными глазами и растянула алые губы в улыбку. Танатос был громом пораженной. Он первый разорвал касание и попытался сбежать.

Но он узнал после ее имя. Макария. А также понимал чувства, которые охватили его на тот момент. Но в такое мужчина не верил. А уж о взаимности и речи не было. Макария должна была найти себе лучшую партию. Он не смел и мечтать. Лишь фантазировать и лелеять надежду.

- Тебя. - мужчина улыбается обольстительно и опасно. Он знает, что играет с огнем и желает увидеть реакцию на свои слова. - А если за его спасение я пожелаю тебя? Ты все также позволишь этому солдату выжить?

Танатос знает, что он мерзавец. Он знает, что после его слов он может сделать больно. Специально делает, чтобы девушка почувствовала отвращения. Ему не нужна — слабость. Лишь тишина, одиночество и холод. Запирает сердце на замок и отворачивается. Разрывает касание и делает шаг назад. Склоняет голову в бок и смотрит на молодого художника. Ему совсем не жаль человека. Если парень в списке, значит так тому и быть. И даже юная Макария не может стать против.

- Я не боюсь наказания, как и не дам тебе получить то, что ты не заслуживаешь. - Танатос убирает крылья за спиной, пряча от чужих взглядов. - Ты не можешь мне дать свое согласие. Я опасен и ты не представляешь, что я могу сделать с тобой. - ухмыляется и делает все, чтобы Макария отступила и почувствовала к нему ненависть.

+2

6

он всегда такой;
холодный,
жестокий,
отстранённый;

она не боится. смотрит сквозь призму этой тьмы - прямиком туда, в сердце. заглядывает в самое его нутро, отмахивается от темноты, кой наполняет он свою душу. Макария не видит его тьмы - видит только свет, что который Танатос так тщательно прячет//губит//уничтожает в себе.

не боится смотреть ему в глаза. ни смотрит. не отводит взгляда небесно-голубых взгляд, словно дом её Олимп, а не подземное царство Аида. холодное. мёртвое. тёмное. Макарие не место в доме отца - ей бы жить среди нимф, среди тех величественных Богов, где когда-то росла её матушка.

но она не жалуется. не пытается сбежать. не стремиться к вершинам, к тому солнцу; Макарии комфортно среди тёмных коридоров царства отца. ей кажется, что вне той тьмы она начинает задыхаться и, возможно, это ещё одна из причин, по которой девушка тянется к Танатосу.

да и как такой, как ей, жить среди богов на олимпе?
она - смерть,
блаженная, но всё же - смерть;

богиня смотрит на мужчину. чуть склоняет голову на бок, но не отстраняется. не отступает ни на шаг, чего возможно добивался в свою очередь Бог. Макария не страшится. ей привычно его поведение; она помнит, как ещё малышкой столкнулась с ним случайно, но уже тогда почувствовала невидимую связь, тут же возникшую между ними и словно красной нитью опутывающую их запястья, забираясь под кожу, проникая в вены и достигая самой души//самого сердца.

она не отрицает свои возможных чувств. не пытается отогнать того странного, необъяснимого желания быть ближе. не отмахивается и не отворачивается, а наоборот, хочет принять//хочет ощутить сполна, ведь во тьме ей дышится легче.

во тьме она не задыхается,
как без неё;

— подари ему жизнь и я буду твоей, — молвит девушка. голос её не дрогнул ни на секунду. она уверена в себе, в своём выборе. не страшится, а принимает и ему не запугать. Макария в доказательство к своим словам, вновь делает шаг вперёд, смотрит на Танатос снизу вверх; так упрямо, с ноткой злости в небесных глазах. она не трусиха. её не запугать, в особенности потому что, она знает, какой он на самом деле//видит какой, насколько бы сам бог не отрицал той сущности, открытой для глаз богини.

девушка принимает его игру,
принимает его попытки запугать,
только не подаётся им;

уголки губ тянутся вверх в лёгкой усмешке. в глазах мелькает огонёк, словно искорка, — или я ошиблась и великий, устрашающий Танатос не столь силён, как о нём говорит мой отец? — это вызов. хочет подловить его. сделать свой шаг, не только же богу смерти играть в наступление. Макария не глупа. и не далеко не ребёнок; она знает, как нужно действовать и сделает всё для достижения своих целей и ради тех, кто дорог ей.

+1

7

Макария сильная, смелая. Ее не страшит тьма, в которую так рьяно окутывается Танатос. Он нежно оглаживает каждую, ближе всего то, что рядом. И совсем не интересуется делами Олимпа. Ему плевать у кого сколько детей, кто получил больше почестей и даров. Ему – смерти – никакого нет дела до мирских проблем. И даже этот солдат не вызывает никаких отголосков чувств. Танатос продолжает быть беспрестрасным. Отдает предпочтение выполнять возложенные на него поручения.

- Тебе так важен этот человек, что ты готова так просто отдать себя? – Танатос усмехается и на языке появляется горечь. Человек важнее ее существования. - Ты не понимаешь, на что обрекаешь свою жизнь. Желаешь быть моей пленницой? Желаешь разделить со мной мною постель?

Бог отводит взгляд первым и хмурится. Ему совсем не нравится, куда уходит разговор. Проще было проигнорировать сразу же просьбу и выполнить приказ, забрав душу солдата. Но он повелся вновь. Ведь противиться Макарии было выше его сил. Он мог игнорировать многих богов, не удостаивая их честью общения, но юная богиня смогла ворваться в сердце. И внутри все дрогнуло. Танатос умел признавать поражение, если был не готов отразить удар или был слаб. Хотя многие побаивались с ним скрещивать оружие. Бог смерти был для них опасным цепным псом, который умел и подчиняться, и сам делать то, что ему нравилось.

Многие называли его сумасшедшим, кровожадным. Они побаивались, пытаясь таким образом осветлить свой прекрасный образ. Но Макария вела себя естественно и непринужденно, что ей хотелось верить и касаться. В некотором роде у мужчины была боязнь касаний и любая близость. Он ненавидел, когда без его разрешения трогали его тело или то, что принадлежало ему.

- Кто же твой отец, что ты так открыто заявляешь при мне? – Танатос придает голосу опасный тон. Ему интересно сможет ли девушка выстоять против его напора. – Ради этого смертного ты готова быть с тем, кого не любишь. Досадно. - цокает языком.

Танатос тянется и хватает ее за талию, притягивает к себе и склоняется над ее шеей. С нежностью касается губами подбородка и ждёт. Сможет ли она его оттолкнуть. Если Макария действительно его ненавидит и просто делает вид, то она не сможет удержаться. Не сможет спрятать своего отвращения. И даже боль в области груди не меняет дела. Танатос не привык доверять и не желает видеть наигранных чувств. Он то свои прекрасно знает и только лишь трепетно их скрывает. Только надеется, что девушка будет счастлива. Даже если не с ним. Свою ревность он заталкивает глубоко внутрь.

- Если ты пытаешь меня разозлить или раззадорить, то нос ещё не дорос. – он усмехается. Хоть она уже и потеряла детские черты лица, но ещё не преодолела рубеж его годов. Для него она была ещё юна.

Отредактировано Thanatos (2022-09-02 12:09:53)

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » нас окружает пустота