пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » Dusk till dawn


Dusk till dawn

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1155/279712.gif

Dusk till dawn

12 декабря; Медицинский блок

У меня сегодня много дел:
Надо память до конца убить,
Надо, чтоб душа окаменела,
Надо снова научиться жить.

Peeta Mellark & Katniss Everdeen

+5

2

Дни Пита протекают вяло и бессмысленно.

Он привязан, ему вводят препараты. С ним долго разговаривают, показывают фотографии, задают вопросы. Поят каким-то дерьмом, врут, что это особая витаминизированная вода, чтобы он не потерял остатки и без того скудной мышечной массы. Часть и без того сошла в застенках Капитолия, в последний раз, когда Пит попытался встать и прогуляться по своей камере, он не смог стоять прямо более десяти минут.

В его каморке нет острых углов – она полукруглая. Предметы мебели самые простые и безыскусные – кровать, письменный стол, стул, маленькая тумбочка для вещей. После изобилия, что сопровождало его во время Тура Победителей, после того, что осталось от прошлой жизни, его скарб можно унести   два захода. Все намертво приварено к полу, а стул оклеен поролоном. Почему-то они ужасно боятся, что он способен размозжить его о собственную голову.

К нему приходят гости. Гейл Хоторн. Джоанна (при виде Пита она почему-то мелко трясется и начинает плакать). Энни. Финник с потухшим взглядом – разлука с Энни далась ему тяжело. Примроуз Эвердин, маленькая, хрупкая и веселая. Плутарх и Эффи. Даже госпожа Койн как-то почтила его своим присутствием – визит продлился ровно четыре минуты и двадцать девять секунд, Пит специально посчитал. Но чаще всего приходит Лютик.

Кот оказался той самой ниточкой, что начала хоть как-то возвращать его к жизни из плена чернущей меланхолии. Большой, наглый и рыжий, клокастый и грязный, он как-то пробрался в его комнатушку, прыгнул на грудь и басовито замурлыкал. Когда Пит попытался согнать его с себя (получилось не очень со связанными-то рукавами), кот принялся облизывать его лицо и пару раз куснул за подбородок. Пит в тот же вечер поделился с котом своим ужином – кусочком тушеной рыбы, намертво пропитанной водой – и с тех пор кот стал приходить регулярно. Иногда он навещал его вместе с Примроуз, и в один из таких визитов Пит узнал, что кота зовут Лютик.

Они с Лютиком часто играли вместе – Пит кидал коту кусочек бумаги, кот перекатывал и возвращал. Когда Питу наконец-то позволили взять в руки краски, кот принимал в процессе живописи самое деятельное участие – в частности, влез в краску всеми конечностями и махал хвостом в опасной близости от холста. Пит тогда смеялся – громко и весело, впервые с той, предыдущей жизни.

А в один день он согласился на встречу с Китнисс Эвердин и ее привели к нему.

- Мы привяжем вас к кровати, мистер Мелларк, - зачем-то объяснили ему. –Для вашей безопасности, в первую очередь.

Для его безопасности, надо же.

Он согласился, безропотный и покорный – что еще ему оставалось?

Она появилась в комнате бесшумно и тихо, Пит разглядывал ее во все глаза. Агрессия застарелым, чужеродным комом шевельнулась где-то пониже ключиц – очень вялая и совсем, совсем чужая. А Китнисс ужасно изменилась с тех пор, как он видел ее в последний раз – похудевшая и побледневшая, переодетая в форму дистрикта 13, с выпирающими ключицами и птичьим горлышком, она казалась совсем-совсем юной, и присев на стул, сгорбилась.

Молчание длилось долго, и наконец Пит прочистил горло.

- Неважно выглядишь, - заключил он тихо и хрипло. – Ты плохо ешь?

Отредактировано Peeta Mellark (2022-04-25 16:39:27)

+3

3

Даже птицы в клетке, поумнев, пытаются открыть её своим клювом. И они не сдаются, ведь они хотят летать.

Бороться до самого конца. Так гласил кодекс Голодных Игр. Победа или смерть. Вот только Китнисс и Питу победа не принесла свободы. Оказалось, мало выбраться с Арены живыми. Теперь Китнисс понимала это особенно отчетливо. События последних дней ворохом проносились перед глазами: Победа, иллюзия свободы, а после еще одна клетка. Сноу попытался обуздать бушующее пламя, но у него не вышло. Дистрикты слишком долго терпели издевательства, слишком долго молчали, теперь их крик вырывается на свободу отзвуком песни сойки-пересмешницы. На губах солоноватый привкус крови, опять во время тренировки прокусила губу. Вновь занятия до поздней ночи. Отдает себя тренировкам, стремясь доказать Койн и соратникам, что справится. Улыбается, подбадривая сестру за ужином, старается вести себя легко и непринужденно. Потому что без этого им не справиться. Нельзя опускать руки. Слишком много брошено сил в жерло революции. [А нужна ли она ей? Чего ты хочешь, девочка?] Эвердин с гордо поднятой головой снова и снова повторяет себе: «Нельзя сдаваться». Рано или поздно они победят. Сноу умоется собственной кровью за все, что совершил. Это ведь правильно?

Временами после тренировок Китнисс украдкой приходит к Питу. Им запрещают встречаться, но ей невыносимо думать, что он находится там все время совсем один. В медицинском блоке, в холодных, каменных стенах Тринадцатого. Она оказывается рядом. Всегда тайком, когда накачанный лекарствами Мелларк уже засыпал. Пит не хочет ее видеть и это, нормально. Она ведь его бросила там, на Арене. Можно ли простить это предательство? Китнисс подолгу сидит по другую сторону пуленепробиваемого стекла наблюдая. Давая ему возможность почувствовать присутствие живого человека рядом. Пусть он этого и не желает. После всех испытаний, через которые они прошли Китнисс не бросит его одного. Не посмеет. Извечное толстое стекло отделяет их друг от друга. Физическое препятствие, преодолей его и что дальше? Пропасть в отношениях заполнить было куда труднее. Он не хочет ее видеть. Ведь Китнисс – символ, символ боли и страданий, а еще лжи. Фальшивка. Тем не менее девушка снова и снова заставляла себя собраться. Она покидает его обитель за несколько часов до рассвета, чтобы забыться беспокойным сном. Кошмары терпеливо дожидаются ее, переродки, таящиеся во мгле. Что ж, и этому, как оказалось, можно привыкнуть.

Новость о том, что Пит согласился встретиться с ней поражает громом среди ясного неба. Правда? Неверие отразилось в глазах девушки. Лучащий врач Пита стоял перед ней, около него крутилась малышка Прим. Сестра часто рассказывала о том, что теперь Питу становится легче, что он подружился с Лютиком и пошел на поправку.
- Ты ведь счастлива, сестренка? – добрый, чистый голос сестры раздается откуда-то издалека.
- Да, конечно. Разумеется, я очень рада, — вторит ей Китнисс, натягивая на лицо улыбку. Эмоции раздирали душу на части, с одной стороны она чувствовала радость, облегчение. С другой же, липкое чувство страха. Что сказать ему? Она столько раз приходила тайком и теперь, теперь они смогут снова поговорить. Одно остается неизменным – они непременно встретятся и поговорят.

Собираясь на встречу с молодым человеком Китнисс испытывала легкое радостное предвкушение, а еще панический страх. Минуя двери медицинского блока невольно задавалась вопросом: «Сколько раз за последний месяц она ходила сюда?» Больше не надо прятаться, впервые за много дней она сможет вновь заглянуть в его глаза. В медицинском блоке пахнет смесью лекарств, трав, а еще страданиями. Каждый раз, оказываясь в тусклом свете ламп коридора на Китнисс испытывает липкое чувство тревоги. Бессознательный, почти неконтролируемый страх. Что сказать? Китнисс было больно видеть его таким. Но вот она видит его. Садится в кресло напротив. Смотрит на него. Долго не решаясь прервать тишину. Пит осунулся, все еще болезненно-бледный, темные круги залегли под глазами. Но он выглядит лучше, чем в прошлый раз. Лечение лучших докторов из Тринадцатого стало приносить свои плоды. Китнисс смотрит на него и больше всего на свете ей хочется протянуть руку, обогреть его в своих объятиях, забрать всю боль, что он пережил находясь в плену Сноу. «Нельзя,» - одергивает себя девушка. Она не имеет права так поступить с ним. Наконец тишину решает прервать Пит.

- Нет, — девушка качает головой. – Просто много дел в последнее время, — отзывается она и замолкает. Вновь палату окутывает уже привычная тишина. Как положено вести себя в таких ситуациях? Поинтересоваться его самочувствием, подбодрить? Вместо этого она решает задать совершенно иной вопрос.
– Почему ты согласился встретиться со мной?

Отредактировано Katniss Everdeen (2022-06-13 20:57:53)

+2

4

Странно было смотреть на нее… вот так. Близко. Она почти совсем рядом, только руку протяни, схвати и притяни к себе, чего же он медлил?

Ах да, к кровати привязали.

Терапию почти всегда начинали с воспоминаний о самых близких ему людях. С матери, с отца, с братьев. С милейшей хохотушки Делли Картрайт, которая часто его навещала. С Мадж Андерси, мэрской дочки, которую он тоже видел как-то мельком (она как-то раз пришла с Гейлом, и они держались за руки, надо же).  С Хеймитча Эбернети, который в часы посещений пил из фляжки очень крепкий чай, страшно ругался и травил всяко-разные байки. С Эффи Тринкет, которая подрастеряла свои яркие блестящие перышки и почему-то превратилась в худую и усталую женщину средних лет с огромными кругами под глазами. Даже с Энни и Финника, которые тоже держались за руки и выглядели снова очень счастливыми. И только потом врачи, подбирая слова, начинали говорить о ней. О Китнисс Эвердин, дочке шахтера. О тощей, не слишком высокой, не очень красивой девице, чьим богатством были только темные волосы, колдовские глаза да алеющие губы. Боже мой, как же он ее ненавидел.

Как же сильно он ее вожделел, аж в глазах мутило. И в самый первый раз, когда она пришла к нему, когда он задавал ей все эти смущающие вопросы про поцелуи и хлеб, он испугался, когда увидел ее совсем близко – тяжелая и яростная волна возбуждения чуть не подбросила его на кровати, больно толкнула в живот, прокатилась по венам и когда она убежала, оскорбленная и расстроенная его словами, он со всей силы укусил себя за нижнюю губу - до руки было не дотянуться – да так, что аж кровь выступила. И врачи потом всполошенно кудахтали, как дикие индюшки…

Она ответила ему и снова повисла между ними напряженная, свербящая тишина. Известно, чего она от него ждет – колкости, гадостей каких-то, он ведь мог и было их полно, да только когнитивно-поведенческая терапия (как сказал доктор Аврелий) как раз прорабатывала текущие проблемы, чтобы найти их решения. И в сочетании с гештальт-терапией (это ему тоже доктор Аврелий сказал, а Пит постеснялся спросить, что это за зверь такой), проработкой эмоций и осознанием-прожитием-проработкой (слова-то какие умные, жуть) что-то начало приносить плоды.

Проблемой Пита была Китнисс. Непрожитыми эмоциями и незавершенными ситуациями тоже была Китнисс. Китнисс, Китнисс, Китнисс, все в его жизни почему-то в нее упиралось, а значит, и решение нужно было искать в ней. Пит не был профессором психологии, но интуитивно пришел к этому как-то и потребовал встречи. Проблемы нужно было решать.

- Ты да, у тебя дела, - пробормотал он себе под нос. – Ты же символ великой революции, дел у тебя по горло, конечно. Я никогда не сравнивал тебя с Арьей Старк, девочкой из одной книжки? Та тоже встревала абсолютно во все передряги и почему-то выходила победителем, как у тебя это получается?

Не с того начал, опять нагрубил. Пит словно бы увидел перед собой разочарованного доктора Аврелия, и прокашлялся, попытавшись начать сначала.

- Я согласился встретиться с тобой, - медленно проговорил он, глядя ей прямо в глаза. – …потому что у меня много разрозненных воспоминаний. Не все они правдивы и часто очень противоречивы, и часть из них мне корректируют. Но я решил, что нам нужно поговорить и самим – видишь ли, несмотря на их спутанность, я хорошо понимаю, что я тебя совсем не знаю. А судя по тому, что мне рассказывали, ты очень яростно настаивала на моем освобождении, так что я тебе не так безразличен, как мне говорили в Капитолии. Поэтому и предлагаю хотя бы познакомиться… заново.

Почему-то ему было очень важно, какой ответ она ему даст.

+3


Вы здесь » Crossbar » фандом » Dusk till dawn