пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » well fuck you too


well fuck you too

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1098/283977.gif

well fuck you too

до телодвижений Саватун, Земля

Наверное, доверять следить за птенцом стража, который в свое время переругался с половиной Авангарда, не самая лучшая идея, но другой у них не было. Зато он стреляет первым и даже оставляет несколько зубов тем, кто пришел не с самыми добрыми намерениями. 

[icon]https://i.imgur.com/xdt9YId.png[/icon]

Отредактировано Hunter (2022-04-30 23:11:26)

+2

2

Свобода.
Ворон всё ещё не верил в это, но он, наконец-то, свободен. Даже не смотря на то, что уже как неделю вместе со Стражем на Земле. Да, на Рифе были свои прекрасные места, по которым можно скучать, и даже среди сброда Паука оказались хорошие эликсни, что помогали пробудившемуся адаптироваться. Он не забыл о том, что барон сделал с ним и Глинтом, и если уж будет возвращаться, то только ради того, чтобы выстрелить жирному эфирожору в голову. Вслух, конечно, парень об этом не говорил никому. Пожалуй, Паук единственный, кто портил Берега, но Ворон не сбрасывал со счета, что тот был достаточно хитрым и изворотливым, если так долго стоял у власти. Что уж говорить о количестве контрабанды, которой видел пробудившийся видел каждый раз, как возвращался с задания в убежище. Ворону было ужасно, что с самого начала его обманули: под помощью и защитой его собирались использовать на максимуме возможностей, и Пауку было плевать, если однажды Ворон и вернётся, то уже окончательно мёртвым. Не хотелось даже вспоминать, что пришлось пережить последние месяцы. И пробудившийся боялся, что Страж, как и остальные, просто в один момент оставит его, и Ворону придётся бежать своими силами.
Но пора уже забыть обо всём этом, усвоив только важные уроки. Глинт парил рядом, изучая местность и сверкая на оболочке своим "шрамом". Да, и призрака своего тоже надо как следует защищать. А мейчас юный страж может отправится в Город!
Точнее, не прямо сейчас, но может! Осирис говорил что-то о подготовке и необходимом времени, что Авангард надо предупредить о том, что  под его крылом приведут нового стража. Оставлять Ворона одного было опасно: снова повторятся истории с другими стражами, когда за ним открыли охоту. Но и Страж не мог находиться круглосуточно рядом с пробудившимся, у неё и своих дел достаточно, да и её помощь также нужна Осирису.

Решение было найдено быстро, а Ворон доставлен в нужное место. Оставаться наедине с кем-то, кто мог его узнать, было некомфортно самому парню, но он верил Стражу, а значит этому человеку можно было верить.
Дом находился в пределах Фермы, но достаточно далеко, чтобы никто из незванных гостей не приходил без особой нужны. Ворон знал про Ферму, но боялся приходить и просить помощи здесь, поскольку стражей здесь до сих пор было также много, а значит и узнают его легко. Осирис к дому не собирался даже подходить и здороваться с его хозяином, просто попросил быть осторожнее и не особо доверять новому другу. Страж его предостережение не услышала, уже находясь перед дверью. Хозяин открыл быстро, при этом пару раз ругнувшись, и уже внутри на повышенных тонах они оба что-то обсуждали. Ворона оставили в прихожей и весь разговор слышал отрывками, но понял, что девушка просила Охотника присмотреть за новым стражем, не забыв рассказать о том, что другие стражи могут случайно, наткнуться на него и начать вершить свое правосудие.
От воспоминаний последнего у пробудившегося побежали мурашки.
- Не бойся, - прочирикал ободряюще Глинт. - Я уверен, этот парень хороший, иначе Страж не привела бы нас сюда.

Когда девушка покинула их, Ворон снова почувствовал себя в клетке. Скорее больше от недовольного вида "нового друга".
- Здравствуй, - неловко. - Я Ворон, а ты...?
Охотник что-то пробурчал, а после начал рассказывать где, что и как.
Дом оказался небольшой, но довольно уютный. Выходить разрешали, не держать же его в четырёх стенах, но с уточнением что недалеко и без приключений на одно место. Ворон слушал внимательно и кивал. Неизвестно сколько времени он тут пробудет, пока не заберут.
Первая ночь прошла беспокойно. Кошмары сннись одни за другим и даже колыбельные не спасали. Пробудившемуся снова снилась маленькая каморка в убежище Паука, холод и сырость, сменялись большим залом перед тройном эликсни, где он сжимал Глинта в своим мерзких лапах. Ворон надеялся, что своими криками, если кричал, не разбудил Охотника. Остаток ночи он провел в тишине, иногда переговариваясь с Глинтом, но большую часть времени слушая его колыбельные, которые успокаивали. Под рассвет удалось заснуть, но снова ненадолго.
Утром хозяина Ворон не застал, зато была еда, которую ему оставили. Он с сомнением посмотрел на блюдо, потому что раньше такого не видел, но пахло безумно вкусно. Живот предательски урчал: Ворон давно нормально не питался, если не ходил на охоту. Паук любил порой морить его голодом - что, пробудившийся же страж, даже если и помрёт от голода, всё равно воскреснет. Первые пробы еды пошли туго, но парень не успел даже понять, как умял уже всю тарелку: настолько вкусно было, аж плакать хотелось. Столько времени не жил нормально, держался у Паука только на своём упрямстве. Ворон сидел над пустой тарелкой, пока Глинт не появился перед его лицом.
- Ворон, что такое? Тебе не понравилось?
- Что? Нет, просто... Не обращай внимание, - улыбнулся и поднялся из-за стола. Он помыл за собой посуду, а после вышел на улицу. Погода была восхитительной, весна вступала в свои права, а снега почти не осталось. И холодно снаружи не было: солнце грело.
- Мы могли бы прогуляться, - предложил Глинт. - Я сообщу Охотнику, что мы ушли недалеко, чтобы не переживал за нас.
Ворон кивнул. Была идея сделать небольшой круг, благо тут не сплошником лес, и вернуться назад. Пробудившийся надеялся, что не был обузой для Охотника.

+2

3

[indent] Морозы наступали слишком внезапно, хотя, казалось бы, должны были давным-давно отступить, подарив место солнцу и его греющим лучам. Увы, вместо этого лишь только знобящий холод, от которого подмерзали кончики пальцев, как только стаскивал жесткие перчатки, и щипали нос и щеки, стоило только стащить с головы шлем. Это не убийственный холод самых северных регионов и уж точно не полнейший вакуум далекого космоса в котором нет даже зачатков жизни, но все-равно крайне неприятная вещь для местных и тем более для Фермы. Народ недовольно ворчит, потирая руки и сопя о померзших саженцах, которые они вскопали не так давно и только потом они начинают ворчать об очередном отряде падших, что видели не так далеко и что повредили генераторы. потому что падшие проблема известная, можно даже сказать, что приевшаяся, а вот капризы погоды куда как более внезапная напасть.
[indent] Страж вскидывает винтовку, в прицел рассматривая группу падших, крутящихся у одного из генераторов, сам на себя ругаясь, что вообще полез в эту сторону. У него просто нет на это времени, только не сейчас. Город и так волнуется, настолько, что даже до него обрывками доходило, информацией, кинутой кем-то еще, кто оказался не так далеко. Еще и новый жилец... страж вновь морщится, у него тут не отель и не перевалочный пункт, чтобы подбирать абсолютно всех, кто окажется на пути и неважно, чье лицо в конечном итоге смотрит на него.
[indent] Охотник имел собственное мнение по поводу двора королевы Мары и исключительности выбора чужой ему королевы, всю ее власть опуская приммерно на ту же позицию, что и власть Авангарда - то есть в слова крайне оскорбительные, которые его призрак предпочитал обращать в статические помехи для другой стороны на связи. Коленопреклонение перед чужой исключительностью вызывало только рвотные позывы и отвращение и он просто... игнорировал, большую часть того мира, прекрасно справляясь с этой работой. Но Эллин попросила его и отказать было бы... странно. Слишком большим он был обязан варлоку и слишком мало отдал взамен, так что последить за недавно пробудившимся птенцом лишь малая часть по выплате долга.
[indent] Настолько сам Охотник знал, птенца по имени Ворон до этого держал у себя Паук, самим мужчиной классифицировавшийся как "хуйло четырехрукое" за то, что пытался его в свое время нагреть на отдельные дорогие компоненты с берега и которые пришлось отбивать чуть ли не с боем и с угрозами все подорвать. К тому же он не нравился Мелкому, особенно ему не нравились оболочки мертвых призраков, с которыми падший игрался, словно с любимыми игрушками, хвастаясь их коллекцией, как альбомом любимых марок. Ворон выглядел изможденным и потерянным, наверное и сам Охотник так в свое время выглядел, когда не мог до конца осознать, что вокруг происходит и что он сам из себя представляет. Но у птенца была проблема побольше, чем собственная самоидентификация в этом мире - то кем он был до своего воскрешения.
[indent] Охотник принца никогда в своей жизни не видел и не знал, только слухами какими-то отрывочными, как ему не была интересна сама королева Мара, так не был интересен и ее братец, какими бы исключительными они не являлись по заверениям других. И потому, когда ему в дом привели пробудившегося, Охотник воспринял его не как принца, он воспринял его как очередного стража и свою очередную проблему. Но бросать его и правда было неправильно, к тому же птенец выглядел таким изможденным, словно сидел не за пазухой у жирного жадного хера, а где-то на необитаемом астероиде. Охотник лишь надеялся, что оставленная на столе стряпня отвадит его от желания копаться в чужих вещах или искать себе на задницу приключений.
[indent] — Я получил сообщение от Ворона. — Мелкий крутанул своими темными гранями прямо перед лицом, заставляя недовольно помахать рукой. — Кажется он хочет прогуляться.
[indent] — Замечательно, если прогуляется до моей растяжки, сам будет виноват. — У Охотника отношение к его территории как и к остальному в его жизни - было собственническое и бескомпромиссное. Он не любил уступать и что куда как важней, очень редко менял о ком-то свое мнение. Угрюмый, нелюдимый, в некотором роде даже известный этим всем и самым главным - своим отношением к стражам как таковым, к их образу жизни и неуемному желанию быть в каждой бочке затычкой. Ненависть одних к другим была не нова, не в первый раз страж на стража шел и эта ненависть стала катализатором всей его истории, того, что теперь он буквально заложник этого тела, этих обстоятельств, в которых барахтается словно в болоте.
[indent] Охотник поднимает голову - мимо проносится несколько джетов и приземляются невдалеке. Он убирает винтовку за спину и отходит - кажется с этим отрядом и без него есть кому разобраться.


[indent] Говорят природа в Восточной Европе раньше... отличалась. Была не такой буйной во времена золотого века, но как давно это было. Он цепляет ногой пушистый папоротник, следуя по звериной тропе, огибая аккурат несколько поставленных тут растяжек от незваных гостей. Одинокий дом на отшибе привлекает внимание достаточное, чтобы попытаться попробовать его жителя на зуб, такого одинокого, так и манящего попытаться отобрать у него все, включая и жизнь.
[indent] — Как спалось? — Охотник откидывает капюшон, стягивая шлем с головы, в этих лесах никогда нельзя быть достаточно беспечным если дело касалось опасности, нигде в этом мире нельзя быть беспечным. Он опирается на ствол дерева, скрещивая руки на груди. — Далеко все же не убегай, а то твоя мамочка точно мне голову открутит, если вдруг потеряешься в здешних лесах. Местность тут коварная, много пещер, а в них много кто интересный водится. — Охотник кивает на восток, там, где можно было различить горные очертания, когда-то это были высокие горы, поистине сложные, но уж точно не теперь. — Вон там, например, есть несколько заброшенных лабораторий. Если хорошо покопаться, то можно найти что-то из золотого века. А вон там, — он пальцем тычет на северо-восток, — остатки маленького города, который раньше был развлекательным центром, фермеры пытались выкорчевать оттуда одну из каруселей к своим детям, да налетевшие вандалы так и не дали этого сделать. — Рядом вспыхнул Мелкий, тревожно завертелся, передавая координаты нескольких точек, что очень быстро к ним приближались, синих точек, что программой классифицируются как "союзники", Охотник хмурится, рассматривая эти точки, скользнув взглядом по птенцу. — Ты позвал друзей? — Страж стражу друг, товарищ и самая главная заноза в заднице, особенно если непрошеным гостем решает наведаться туда, где большими буквами на входе сообщается, чтобы валили откуда пришли. — Пойдем-ка поприветствуем.
[indent] Охотник достает револьвер из набедренной кобуры, проверяя барабан.

[icon]https://i.imgur.com/xdt9YId.png[/icon]

+2

4

Ворон старался не уходить далеко. Местность вокруг изобиловала растительностью и ему это нравилось. Дышалось свободно и свежо, не так как на Берегах: там была только пыль, вонь в баре, эфир и иногда разряженный воздух. Глинт заметил вокруг много ловушек, и Ворон понял, что его временный опекун явно не любит гостей. Парень умело обходил всё, в основном передвигался по видным тропам, где ловушек и растяжек было меньше. Слышалось пение птиц, и даже пару раз заметил белок на деревьях, которые прыгали по ветвям. Оружия с собой Ворон не брал: зачем, если дом недалеко, а уходить к Ферме, которую он пролетал со Стражем, не собирался. Глинт же по своей привычке летал и сканировал всё, что мог просканировать. С одной стороны, эта особенность его призрака была милой: Глинт любил после выдавать разную интересную информацию, даже если она не будет полезной, с другой - призрак часто отвлекался. Благо, он не занимался этим, когда Ворон был на заданиях или в опасности.
- А ты знал, что некоторые люди верят, будто папоротники могут цвести? - выдал призрак внезапно. Ворон посмотрел на растение, которое сканировал Глинт и улыбается.
- Разве это не так?
- Конечно нет! - Глинт крутанул гранями, будто возмущаясь. - Папоротник не относится к высшим цветковым растениям....
Ворон закатил глаза и пошел дальше, слушая болтовню призрака только фоном. Стоило дать Глинту возможность поговорить, он не остановится.

Неизвестно сколько они ещё гуляли, пока не дошли до поляны. То тут, то там валялись детали машин, в которых Ворон узнал технологии эликсни: с такими деталями он работал сам. А ещё были сперроу. И голоса. Ворон тут же укрался за деревьями, не выходя из тени. Он не намеривался встречаться с другими стражами. Со всех таких внезапных встреч Ворон уяснил одно: кто-то из группы стражей его всегда узнает. Чаще всего это были, как и он, пробудившийся. Воспоминания от последней встречи с титаном отозвалось болью в груди и руке. Та титан сломала ему все ребра молотом, а ещё кучу ожогов от огня. И хоть парень тоже владеет огнём, справится тогда с сильным стражем, он не мог. Он радовался только уже потому, что тому стражу не хватило мысли найти Глинта.
- Вернёмся, - прошептал Ворон. Глинт спрятался в капюшоне стража, как только засёк других среди хлама. Кажется, стражи копались в остатках ходока, так что это лучший момент, чтобы уйти незамеченным. Чёрт, а ведь даже шлема с собой не взял на такой случай, и оружия. Всего день прошёл, а уже такой беспечный: тяжело учиться на своих ошибках. Ворон понадеялся на безлюдность этого места, и зря. Когда парень повернулся, чтобы отправился по тропе обратно к дому, то столкнулся с девушкой. На неё не было шлема, а горящие глаза выдали в ней пробудившуюся.
- Ты!? - удивилась она. Её рука тут же потянулась к кобуре, чтобы вытащит оружие, и Ворон среагировал быстрее, хватая девушку и заваливая на землю, закрыл ей рот. Она была меньше него и легче: он даже не понял, что точно сделал, но по крайней мере, охотница не кричала, но начала брыкаться и бить его, пытаясь высвободиться.
- Пожалуйста, не говори, - попросил парень. Он не хотел сражаться с другими стражами или вообще кому-то причинять вред: всегда старался решить всё мирным путём. Кто-то же его выслушает, как Страж. Страж же выслушала. Не могли же другие быть совсем озлобленными? - Я тихо уйду, я не хочу драться.
Девушка явно не собиралась слушать его, достала револьвер, но Ворон быстро отобрал его: однако, ему пришлось убрать руку со рта охотницы. Она этим воспользовалась, пихнув его и встав.
- Помогите! - выкрикнула охотница, а Ворон, вцепившись в оружием, побежал глубже в лес. Если он затеряется среди деревьев и зарослей, сможет добежать до дома.

Ворон сидел на крыльце. Руки тряслись, он пытался успокоится. Все хорошо, его не найдут, никто его не убьет больше. Ему не придется сражаться со стражами. Глинт парил рядом, старался успокоить стража, но получалось плохо. Появление Охотника они не заметили, но тот явно заметил, как Ворон нервничал и его трясучку. Парень не хотел прибавлять собой хлопот, но всё-таки прибавил. Если те стражи найдут его... Лучше не думать об этом.
- Спасибо, спалось намного лучше, чем раньше, - почт не врал Ворон. Про кошмары он промолчал, но спалось и правда лучше на настоящей кровати, а не на ящиках, укрытых несколькими покрывалами, и с тощей подушкой. Разговор отвлёк немного от приближающейся беды, но походу стражи всё-таки нашли Ворона. Призрак Охотника оповестил, что кто-то приближается и быстро. Скорее всего, они гнали на своих сперроу, хотя пробудившемуся казалось, что по лесу не слишком удобно ехать.
- Нет, нет, это... - Ворон не дышит. Ему казалось, что он пытается оправдываться, будто совершил преступление, и не знает что сказать, чтобы его не выгнали или заперли снова. - Я случайно наткнулся на других стражей и меня узнали. Извини...
Парень поднялся, последовав за Охотником. Револьвер, который он отобрал у девушки спрятал на пояс до прихода стража.

+2

5

[indent] Будь его воля, он бы сам с собой не общался. Вечная борьба собственного "Я" и вшитой программы, что строчками кода преобразуется внутри в электрические импульсы, бегущие по нервным окончаниям. Лицо по ту сторону любого отражающего объекта, что изгибами и мелкими деталями так и говорит, что он и это украл, он и это отобрал. Словно падальщик, налетевший на труп, один среди многих. Оставалось лишь только размышлять "А почему именно он?"
[indent] Натаниэль был достойным? Был храбрым? Хотел ли он помогать всем и каждому, на амбразуру бросаясь вновь и вновь в поисках очередного подвига или же тянуло его к точно таким же вещам, которыми пытается себя окружить сам Охотник. Ему бы хотелось себе соврать, что таким образом он пытается воссоздать старую жизнь, но, на самом деле, из прошлого внутри него мало что откликается в очередной раз. И он сжимает пальцами металлический медальон, он холодом по пальцам бьет, заставляя вздрогнуть еще один раз, еще один раз самому себе напомнить о том, кем он никогда не был и кем никогда не станет, даже если попытается сублимировать.
[indent] Птенец дерганный, зашуганный, так что брови невольно на переносице сходятся. "Успел что-то натворить" - в голове проносится, когда Мелкий продолжает демонстрировать ему синие точки, неуклонно к ним приближающиеся. Где-то вдалеке слышится хлопок - одна из растяжек сработала. Можно было бы надеяться, что это отвадит любителей соваться в места, куда их не звали, но он слишком хорошо знал упорство стражей.
[indent] — Убил кого-нибудь? Если да, надеюсь, что внутренности не сильно тут все загадили, вонь крови привлекает падальщиков. — Хотя бы попытался, не так важно, навсегда отправить стража на тот свет очень сложновато, Охотник знает, сам с собой этот трюк все никак проделать до конца не может, чтобы вот так. Навсегда. Он крутит барабан револьвера, щелкает затвор, призывно предлагая нажать на спусковой крючок, но вместо этого отправляется обратно в кобуру, на которую сверху еще руку положил.
[indent] Они вышли с юго-запада, пытались петлять, обходя другие ловушки, смотрели внимательно под ноги и очень резко кидали в его стороны взгляды.
[indent] После Красного Легиона, после Доминуса Гоула, после Всемогущего - они пытались приходить к нему, словно считали, что он будет счастлив в очередной раз сунуть свой нос хоть куда-то, не так важно куда, охотясь ли на драконов, червебогов или призраков прошлого - все это казалось им очередным веселым развлечением. Ему хотелось выть - стражи так и не вынесли свой основной, самый главный урок из всего происходящего.
[indent] — Я гостей не звал. — Охотник выступает вперед, рассматривая вторгнувшихся на его территорию, пробудившиеся, экзо, люди, все одного поля ягоды, каждого из них он одаривает взглядом. Рано или поздно тот, с кем он общался время достаточно  продолжительное, начинали говорить, что взгляд у стража злой, отталкивающий, пугающий. И менять эту свою черту он не собирался.
[indent] — Мы не за тобой пришли. — Одна из незваных гостей смотрит прямо на него, заставляя оскалится, сверкнув клыками, вот уж точно никогда не скажешь, что руководит такими - отвага или глупость. — Предатель и убийца должен ответить за...
[indent] — Убийца? Какой из убийц тебе нужен, тут их много. — Охотник делает шаг вперед, краем глаза замечая, как напряглись другие, неловкое движение, дрожь в пальцах, в попытках дотянуться до оружия. Они хотя бы были не самоуверенными глупцами, желающими задавить числом. Он смотрит на пробудившуюся, в чуть сияющие глаза, бледно-синюю кожу, словно и не люди вовсе, так, чем-то похожие гуманоиды, ничего общего, кроме одной маленькой частички, которую они все тут делят. — Еще одна пришедшая за местью, от тебя воняет глупостью и детской обидой с желанием ломать чужие игрушки просто из каприза. Маленькие детишки, решившие поиграть в судей, вы хоть знаете, кто я?
[indent] — Ты... тот кто убил... — пробудившаяся моргает удивленно, явно такого вопроса не ожидая, нервно скользит взглядом по стоящим за спиной Охотника Ворону, словно у него пытаясь выведать ответ на столь странный вопрос.
[indent] — Я не про эту бесполезную хрень со званиями. Ты знаешь кем я был, до того, как стал стражем? — незваные гости резко переглядываются, Бродяга постоянно говорил, что темные вехи истории забываются очень быстро, ошибки сметаются под ковер и остается только нечто искалеченное, что куда как удобней просто не замечать, вроде как и не твоя ошибка вовсе. А металл на груди все так же прожигает дыру, он словно и не хочет нагреваться, словно все еще висит на теле трупа. — Я жил в Итоне... я и еще с две сотни других людей. Знаешь такой?
[indent] Пробудившаяся хмурится, силится вспомнить. Итон одна из темных вех той истории, та, которую все-таки донесли через века, потому что было множество тех, кто был свидетелем, кто был участником, кто пытался мстить за произошедшее после, словно в этом был какой-то толк, но ни одна из тех вендет не смогла вернуть к жизни, по-настоящему вернуть тех, кто отныне похоронен в забытой братской могиле. Бродяга машет руками иногда, все еще припоминая, насколько глубокую яму пытался выкопать и как не хватило у него тогда времени нормально все обставить, разборки на этой территории так никуда и не делись, заставляя бежать. Тогда все было крайне... сложновато, а еще имя у Бродяги тогда было дебильное - Джермейн, если прошлый обладатель этого тела над ним не хохотал, то в чем вообще был смысл. Маленький призрак помогает своей хозяйке, сдабривая только что раздобытой из общего доступа информацией, заставляя брови ее резко подлететь.
[indent] — Это были Железные лорды, не...
[indent] — Это были стражи. — Охотник нависает коршуном, шипит сквозь зубы, ярость и гнев вновь клокочат внутри, вновь тихим шепотом предлагают все раздробить, раскрошить, спалить. Сначала их самих, потом их призраков, потом все остальное тут в широком радиусе, чтобы только выжженный кратер остался. Деструктивное внутри просыпается потревоженным драконом. — Называйтесь как хотите, собирайте себе очередной клуб по интересам с придурошным названием и такими же званиями, но вы всегда останетесь теми же самыми стражами. Палачами. Мясниками. Теми кто использует людей, кто никогда не ценил и не будет ценить эту жизнь. Потому что у вас ее нет. И даже ваша Красная Война вас так ничему и не научила, вы так и не смогли понять ценность жизни. И... — охотник скользит взглядом по остальным участникам группы, ладонь все так же лежит на ручке револьвера, что из под отвернутого плаща выглядывает, — если мы сегодня решаем сводить счеты, то я начинаю первым. По старшинству моего так и не реализованного суда.
[indent] Охотнику было в свое время плевать на принца Рифа, он был далеко, как и весь этот парад планет из красивых камушков с лиловым отливом. Плевать на Мару, плевать на ее двор, на то, что там где-то она что-то не показывает и не рассказывает, вальяжно развалившись на троне, ему это не было нужно. И хоть с одной стороны ему и было жалко Кейда, все-таки экзо, несмотря на бесячий характер, как никто другой понимал желание мужчины не быть во все это вовлеченным, Охотник знал и еще кое-что...
[indent] На его месте Кейд бы тоже заступился за Ворона.

+2


Вы здесь » Crossbar » фандом » well fuck you too