пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
А Карвер голодный холостяк!!!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Когда пишешь заявки, не забывай о ламах!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » лунные гипнозы;


лунные гипнозы;

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


https://i.imgur.com/VszW7yU.png

[nick]glashtyn[/nick][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">глэстин</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>rc: sins of london</fan>согрей дотла.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/SyYqqOV.gif[/icon]

Отредактировано Fenris (2022-05-28 19:47:59)

+5

2

конец времени. конец смерти. нечто, пожирающее всё. даже само время. даже саму смерть. треск рёбер — ничто по сравнению с теми муками, которые ожидают в утробе чудовища способное на такое. вечная агония сломанных внутренностей и кипящая — буквально — кровь. отвратительно мрачный болотный цвет окрашивается в тёмно-красный. или, по крайней мере, так кажется лишь на мгновение, когда расфокусировавшийся взгляд цепляется за алое пятно, что вырвалось из рта. больно. очень больно. и так по бесконечному циклу. снова и снова.

она просыпается в поту от собственного крика. или от встревоженного крика эбби. такое происходит уже не впервые. и это — мешает спокойно спать по ночам. к утру все омерзительные образы вылетают из головы, не желая задерживаться хоть на чуть-чуть. ирэн прикрывается фальшивой улыбкой, когда подруга допытывается в попытке узнать, что так сильно беспокоит её. она отвечает привычной для неё ложью: всё в порядке. просто последние события отыгрываются на сознании запоздало только сейчас. эбигейл не верит. но пытается помочь по мере своих сил: делает перед сном ванны с расслабляющими травами и заваривает чай с успокаивающими и усыпляющими травами. воровка ложится в кровать ощущая обманчивое умиротворение, которое вновь сменяется повторяющимися кошмарами. но воспоминания о них всё так же остаются загадкой.

ирэн отмахивается от проблемы, не желая применять магию для её решения. и без того её слишком много стало в жизни. из-за той, возможно, у неё сейчас плохой сон. она умело скрывает мешки под глазами косметикой, а усталость старается стереть бодрящими чаями. но раздражение с каждым днём лишь растёт. под горячую руку попасть умудряется грэй — нет сил сейчас на его неуместные шутки и комментарии. устав бороться с напастью, девушка решает воспользоваться единственной терапией, которая всегда радовала и улучшала настроение. и потому она отправляется на импровизированное дело. находит очередного богача с набитыми карманами. от недосыпа, правда, едва не совершает ошибку и чуть не была поймана за руку. но всё же блестяшки в собственные карманы припрятать смогла. кажется какая-то дама не дождётся сегодня подарка. что-то ушло на продажу, а что-то — например, вот это скромное по дизайну, но безумно дорогое кольцо с голубым алмазом, — оставила себе. оно очень хорошо сочеталось с её глазами!

рассматривая кольцо в очередной раз перед сном на своей руке, ирэн тяжело вздохнула. магические узоры на той слабо поблескивали при лунном свете и постоянно перетягивали на себя всё внимание. и хотя она искренне была благодарна за восстановленную и настоящую руку, какое-то странное ощущение пустоты внутри периодически посещало её. хотя, возможно, вызывал это ощущение тот кто подарил ей возможность вновь ощущать этой рукой всё так, как это было раньше?

«и снова это происходит».

ирэн переворачивается на бок, пытаясь рассмотреть что-то в окне. мысли наполняются сомнениями переплетающимися с желаниями, а ей только и остаётся как пытаться распутать этот клубок, стараясь принять важный для самой себя выбор. в какой-то момент воровка даже задумывается о том, что лучше — утопать в бесконечных размышлениях или всё-таки пытаться поспать? но пока остаётся в потоке сменяющих друг друга мыслей. думает, что давно уже не виделась с глэстином.

— пх'нглуи мглв'нафх ктулху р'льех вгах'нагл фхтагн!

либо он, либо она постоянно заняты. да и официальным напарником ирэн был шерлок, а потому пересекались они не сильно часто. работы им доставало, а других предлогов для встречи девушка найти не могла. хотя и считала это странным для себя: разве раньше её что-то такое волновало? она редко когда церемонилась, идя к своей цели.

— пх'нглуи мглв'нафх ктулху р'льех вгах'нагл фхтагн!

эбби предлагала обратиться к нему за помощью, ведь он сведущ во многих вещах и знает то, что неподвластно знать людям, не способным побывать в его родном мире. но ирэн всё ещё сомневалась. сомневалась, что её плохой сон — это что-то связанное с потусторонним, а не личная проблема организма. хотя её рука и покалывала неприятно каждое утро, девушка всегда думала, что просто неудобно на ней спала. но если всё же задуматься...

— пх'нглуи мглв'нафх ктулху р'льех вгах'нагл фхтагн!

воровка вздрогнула от неожиданности, когда множество громких голосов раздались прямо рядом с ней. руки и ноги неприятно сдавливало. при попытке сделать шаг, ирэн чуть не упала на землю, но чьи-то руки грубо удержали её на месте. когда же она смогла осмотреться, то поняла ужасную вещь: она связана и находится в неизвестном месте в толпе множества людей в балахонах, что продолжали маниакально скандировать мантру на непонятном для девушки языке. стоящего перед ней мужчину поволокли вперёд, открывая взор на крайне нелицеприятную картину. кровь смешивалась с полом пещеры, создавая новый крайне отвратительный окрас. из-за кислотного зелёного пламени, что было единственным источником света, сложно было сразу рассмотреть всё в этом месте. но сердце в груди бешено колотилось от страха; ирэн не понимала, что происходит и как она могла оказаться в подобной ситуации. она ведь сладко спала в своей тёплой и удобной постели! так какого дьявола?!

короткий вскрик и мужчина начал захлёбываться собственной кровью. а его тело, словно мешок с овощами, скинули в какую-то яму прямо перед ним. стоявшие рядом с ирэн мужчины неожиданно подхватили её под руки, потащив на место недавно убитого этими нелюдями несчастного. она сопротивлялась изо всех сил так, как никогда этого не делала. выкрикивала проклятья и ругательства. даже попыталась воспользоваться некоторыми заклинаниями из своей памяти. но магия словно не слышала девушку в этом месте. в какой-то момент грязное от чужой крови лезвие полоснуло её собственную кожу. в этот самый миг воровка осознала, что это конец для неё. уже на этот раз окончательный. никакие уловки не смогут спасти от этого. она понимала это, когда была следующей, кого скинули в пучину бездны. бездны, где её теряющее постепенно жизненные силы тело схватило нечто, обвивая талию и сдавливая до такой степени, что рёбра ломались с удивительной лёгкостью, пробивая собой другие органы. всё тело в одно мгновение превратилось в один сплошной болезненный нерв. девушка удивлялась тому как всё ещё может быть не то, что в сознании, а оставаться живой. ей хочется кричать от боли. но вместо крика из её рта вытекает тёмная кровь.

в какой-то момент ирэн не понимает, что происходит, но её словно кто-то вытаскивает из пучины этого кошмара. и от страха ошибиться, вернуться туда вновь, девушка что есть сил цепляется в чьи-то руки мёртвой хваткой.

[sign]jackal[/sign][icon]https://i.imgur.com/5AkuvR9.png[/icon][nick]Irene[/nick][nm]<a href="https://barcross.ru/viewtopic.php?id=2278" class="ank">Ирэн</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>rc: sins of london</fan>восставший может погрузиться в бездну, а погрузившийся в бездну может вновь восстать.</div>[/lz]

+2

3

мир людей его очаровывает, потому что они, люди, умеют создавать — от бездушных машин до картин и текстов с глубокими или поверхностными смыслами. в его мире рукокрылые существа беззаботно парят, там нет страха, лишь тончайший звон, стройная музыка, нет ни дворцов, ни хижин — нетронуто, первозданно.

сородичи хотят вернуться, но глэстину... глэстину здесь нравится. женщины, мужчины — всё, на что они способны. люди интересные — безрассудные и вместе с этим всего боящиеся, когда главной задачей является остаться до завтра и каждый день чувствуется последним.

в этом мире по небу перекатывается густой смог и дым, и у лондона достаточно характерных запахов — серой хмари, стали, дождя, тумана и пыли. его очаровывают сами люди — со страхом особенного, человеческого забвения, принимающие злые дары с раздробленными душами, с сожжёнными мечтами.

в этом мире люди умеют искать — так, они настойчиво идут по его следам, снуют по лесным чащам, мраку.

и находят его.

и глэстин не жалеет, что оставил для себя в ирэн лазейку — она, балансирующая на грани со взглядом в сто тысяч острых игл, интереснее всех и тревожит в глэстине то, за что равенна разрывает его осуждением, говоря, что он ошибается. с богами не спорят, и всё же он, как спокойная и сосредоточенная тишина, нескончаемым молчаливым взрывным порывом чувств и эмоций, благодаря этой лазейке тает и возрождается вновь из осколков разбитого зеркала.

сейчас сон, куда он привёл ирэн, укрывается тишиной. фэйри успокаивает деревья за окном, возводит вокруг витражами фрагменты цветных стёкол за бархатным пологом, а пространство сна трогает лёгкий свет небольших сиреневых ламп, свисающих с потолка: ровно как в тот день, когда глэстин пустил свою магию по её венам — это был равноценный обмен. молчание сковывает движения. он видит, как фантомные следы кошмара продолжают ввинчиваться под её кожу, тянется так по-простому и непринужденно к её лицу пальцами, едва поддевая подбородок, мол, посмотри на меня. и расстояние правильно рассыпается, когда свободной ладонью прячет её руку в своей:

— молодец, ирэн, — глэстин обрамляет слова недолгой паузой, отслеживая чужую дрожь, а потом негромко, мягким горловым шёпотом, продолжает, — спасибо, что позволила себя оттуда вытащить.

свет стелет мнимым теплом, потому что искорёженность мира грёз всё равно никуда не уходит. глэстин надолго задерживается на ощущении прикосновения к тонкому ломкому запястью волшебством на кончиках пальцев в холодных кожаных перчатках. как наяву, но вне видения он позволяет себе меньше, чем хотелось бы, поэтому впитывает в себя недолгий контакт, прежде чем отвести руки за спину, расправив осанистые плечи.

— ничего непоправимого не произошло, ты цела, — на губах фэйри застывает улыбка, которая, он надеется, заставит ирэн со смесью растерянности и бессильного раздражения поверить. глэстин убеждён, что она видела так много, что способна поверить во всё, — ты всё ещё спишь, но здесь безопасно.

глэстин знает, как выглядят её спокойный сон: тихий, сотканный из незримого.

он чувствует её кошмары — не видит, всего лишь чувствует по тем маленьким осколкам чистой магии, которые вспыхивают бликами по пульсу восстановленной руки. и в первые разы не придаёт этому значения, потому что все видят кошмары, даже он, поэтому и не выламывает дверь, за которой его не ждут.

дальше — на краю сознания держит мысль, что этот мир грёз чужой, непривычный (не её, не его и даже не девчушки, что как привязанная ходит по видениям ирэн). приглушённые звуки и слова, словно приговор или заклинания в несколько голосов, которые доносятся до него всякий раз, когда ирэн засыпает, ни на что не похожи.

неизвестные глэстину существа вырываются. от них веет тем же холодом, что и из кошмаров воровки. королева виктория требует — ни один человек не должен знать о том, что происходит что-то неладное, но глэстин теряет связи, ухватываясь лишь за кончик лопнувших нитей, и эти нити снова и снова приводят его сюда. бист виллах, ведунья с адским зверьём, — это ему объяснимо.

в кошмарах ирэн, так сильно отличающихся от тех из мира грёз, волны адового зноя сменяются приступами ледяного безразличия; фэйри чувствует, что её сознание — тюрьма, охраняемая гончей на тяжёлой железной цепи. глэстин чувствует, что она — ключ к разгадке, и от этого понимания внутри медленно тлеет беспокойство вперемешку со странным восхищением.

в этот раз он слышит её крик на задворках собственной души — впереди разворачивается исходящая холодом бездна. но стоит только разуму ирэн начать меркнуть, как мигом по бокам от глэстина собираются тени, вихрятся спиралями, тянут к нему щупальца.

и дверь, за которой он ждёт, будто бы распахивается сама собой.

подошедший, как призрак, он вытаскивает ирэн из жестокого миража, из terra incognita, из глубоких тёмных вод, которые чуть не захватили и его тоже. и вот она здесь — почти реальная, хватающаяся дыханием за иллюзорный кислород, а искусственность происходящего определяется лишь контурами, оплетенных шелками мерцающего света, брызгами тёмных пятен луны из распахнутого окна и тем, что расстояние между ними недостаточно почтительное. почти как в день, когда ирэн помогала ему с раной.

глэстин ждёт, пока девушка немного придёт в себя, успокоится. ждёт, когда новая фантазия обретет в её глазах чёткость, и ощущение кошмара, из которого фэйри её вырвал, отступит, а потом разрешает себе спросить:

— скажи, что ты там видела?

[nick]glashtyn[/nick][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">глэстин</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>rc: sins of london</fan>согрей дотла.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/SyYqqOV.gif[/icon]

Отредактировано Fenris (2022-07-30 01:25:55)

+2


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » лунные гипнозы;