пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » давай будем счастливыми


давай будем счастливыми

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.pinimg.com/564x/66/9a/55/669a55941a3a1523796af1b5a57418ea.jpg

давай будем счастливыми

[indent]  [indent]  [indent]  [indent] Университет, 2016год

[indent]  [indent] Реинкарнация богов. Повторится ли история?

[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Сет (профессор) & Гор (студент)

+5

2

Гор старательно натягивает ниже рукава кофты и морщится от боли. Убирает руки, потому что жжется и ткань касается шрамов. Парень прикусывает губы и откидывает челку назад, пытаясь придать ей взбудораженный вид. Выходит так себе, но хотя бы волосы не лезут в глаза. Нужно подстричься. Вскоре прическа приобретет неприемлимую форму и будет выглядеть ужасно. Что-что, а это точно не сделало бы его красивым ещё больше. Сам по себе Гор считал, что имеет стандартную внешность, хотя и выделял, что некоторым девушкам из его потока нравились его глаза и смуглая кожа. Да, и вполне логично было, что на каждого любителя находился свой типаж. Поэтому парень ни сколько не переживал из-за своей внешности. Подбирать одежду он умел – все же ему больше шел спортивный стиль. Да, и знал, как лучше будет выглядеть и какую прическу хочет. Ему не запрещали экспериментировать, ведь родителям было глубоко наплевать на сына.

Мать - Исида часто не бывала дома, исчезая то на показах мод, то на курортах. Она тратила за месяц кругленькие суммы денег, чтоб держать себя в форме. Встречалась с огромным количеством любовников. Гор не раз заставал их в доме, когда отец пропадал в университете. Гордая и своенравная. Ее интересовали лишь оценки сына, а личные проблемы скидывала на других. Она любила Гора по своему, но не одарила нужной материнской любовью. Парень рос самостоятельным и закрытым. Его не интересовали ссоры родителей, ведь супруги ругались часто по мелочам, пытаясь задеть друг друга.

Отец отрешённо относился ко всему, что касалось семейной жизни. Говорил прекрасные вещи на публику, а после - внутри семьи отдалялся и каждое слово сквозило безразличием и холодом. Осирис жил своей жизнью, предпочитая тоже проводить свои вечера в кругу любовников. Причем ими могли стать не только девушки. Отец не тещился и мужчинами, если видел свой идеал.

Для Гора не стало тайной, что происходило у него в семье. Никто даже и не собирался скрывать правду от мальчика. Парень даже не был уверен, что семья являлась соулмейтами. Прожив долгое время вместе, их брак длился уже двадцать пять лет, на их телах оставались множество шрамов. Они не скрывали их, достоверно показывая и доказывая всем, что являются не родственной душой друг друга. Было странно, как будучи не делившие одну кровать у четы мог появиться ребенок. От чужого мужчины – отпадал вариант, Гор слишком был похож на Осириса. Исида и Осирис ненавидели друг друга, но предпочитали играть семью, хоть и на своих условиях. Возможно, из-за общего сына. Хотя после того, как ребенку исполнилось больше девяти, они ударились с головой в свои увлечения. Гор ненавидел и презирал всех любовников своей семьи, но никогда не показывал это. Смысла в этом не было. Его не слышали. Парень предпочел отгородиться от родителей и их проблем. Оставалось только ждать данного Вселенной человека.

В их мире существовали соулмейты, родственные души. Но найти их по меткам, изменению цвета глаз или возвращения яркости цвета, как фантазировал в своих книгах романтики писатели, было невозможно. Не было ничего, чтобы намекало на нужную пару. Было, конечно, одно отклонение, которое могло бы навести на правильный путь, но он был слишком неправильным и странным. Тело могло оставаться без единого шрама или раны, если родственная душа не изменяла с другим. Только так можно было понять нашел ли человек дарованную ему небесами пару. Но каждый мог ошибаться и влюбляться в других, так что не могло быть идеальных. У каждого найдется парочку шрамов и сложных отношений. Мир был и так неидеальным, так ещё больше становился запутанным и сложным. Мало кто желал отношения с незнакомцем, который должен был стать ему родным и любимым из-за чертовой Вселенной, парочку ран на коже. Они мыслили верно, но пролетали все равно. Судьбу невозможно было изменить.

Гор почему то знал, что его соулмейт старше, чувствовал на уровне инстинктов. Он верил в правильность этой теории –  ему нравилась идея жить с одним единственным человеком. Любить и обладать его телом столько, чтоб задыхаться от любви и быть готовым отдать свою жизнь. Он не отрицал, что его пара имела право выбирать с кем встречаться. Парень не собирался быть собственником до их встречи и ревновать к каждому. Пара не должна была чувствовать себя в клетке и не должна была ощущать, что ее ограничивают и манипулируют. Нет, не такого счастья он желал для своего соулмейта. Именно поэтому и нисколько не зацикливался, когда на его коже появились первые следы. Мелкие порезы на руках и на торсе. Они появились ещё, когда мальчик был несовершенолетним. Это не огорчило, а скорее воодушевило. Ведь он был не один и где-то далеко находился его соулмейт.

Но став старше, раны стали глубже. Обычно это определялось степенью, до которой пара была готова зайти – от обычных невинных поцелуев до секса. Гор впервые ощутил, как стук его сердца застрял в горле и, подавившись воздухом, парень сдержал стон боли. Было чертовски невиносимо, будто раскалённый металл прижгли к коже. Студент чуть не потерял сознание, но пересилил себя. Уже после, дома, успокоил себя. Это был выбор его пары и они не были знакомы, чтоб говорить претензии, да и не имел право. Они были незнакомцами друг для друга. Их разделяли километры и незнакомые люди.

Раны на теле стали появляться все чаще и чаще, делая Гора исполосованным. Боль стала неотъемлемой частью молодого человека. Он осознавал, что такое шрамирование могло быть при случае, когда заставляли заниматься сексом. Вряд ли бы соулмейт мог приносить столько боли своей паре, зная, что происходит с его телом. Принуждение. Именно поэтому Гор не стал зацикливаться на своих ранах – они заживали, хоть и медленно. А вот за свою пару он переживал и желал всем сердцем найти, чтобы спасти или хотя бы помочь, даже если это будет обычный разговор. Но где найти его студент не знал.

Гор уже долгое время пропускал университет, зная, что никто по голове его за это не погладит. Но преподаватели бы сильнее испугались, увидев пятна крови на одежде. Пришлось подождать несколько недель. И теперь парень вновь возвращался в строй. Узнав расписание у одногруппницы ещё вечером, теперь Гор пересекал коридор в поисках нужного кабинета и как назло ему навстречу шел профессор Сет. Они не то, чтобы не ладили, но мужчина предпочитал со всей серьёзностью подходить к своему предмету и не жаловал студентов, которые пропускали его занятия.

-Добрый день, профессор. – Гор говорит со всей учтивостью. Ему нравится этот профессор. Да же нет, он очарован этим мужчиной. - Я бы хотел с вами обсудить пропущенные пары. - парень невольно тянет рукава кофты ниже, прячась от пристального взгляда. Теперь ему кажется, что не идеален и не имеет право даже смотреть на профессора Сета.

+2

3

[indent] Сет останавливается в шаге от студента, моментально скрещивая руки на груди и закрываясь от этого человека. Да, перед ним был просто студент. Хотя нет. Не просто студент. Сын ректора их университета. И как бы не хотелось судить его по поступкам своего отца, у Сета это не выходило. Положение, что яблоко от яблони не далеко падает, переигрывало. Профессор понимал, что нельзя сводить личные счеты на этом ребенке. И он держал себя в руках, старался быть к нему объективным, что давалось с трудом, ведь собственные эмоции и чувства хотели пробиться вперед профессионализма. Он бы мог задавить этого студента, и ему бы ничего не было за это. Он это знал. И это дело ситуацию ещё сложнее. Сет хорошо помнил тот момент, когда явился к Осирису с угрозой, что завалит Гора на ближайшем зачете. Он ждал хоть какой-то реакции, он надеялся хоть как-то договориться. Но получил в ответ лишь безразличное "плевать". К удивлению, тому действительно было плевать на собственного сына, и видимо его максимум внимания отражался только в перечисляемых деньгах. 

[indent] - Вы же понимаете, что положение вашего отца, не поможет, вам закрыть всё автоматом, - достаточно жестоко, но правдиво. Сет хочет скорее закончить этот разговор. Он отводит взгляд, надеясь хоть на кого-то другого переключиться, но в коридорах, как назло, пусто, только они вдвоем. Только он и сын человека, которого Сет ненавидел, желал убить. Он бы и убил, если бы не уголовный кодекс и завершение всех стремлений. Он бы ушёл из университета, если бы не шантаж в его сторону. Такому человеку, как Осирис легко разрушить чужую жизнь по одному щелчку. Если ему плевать на собственного сына, то что же он может сделать с другими. Сет действительно хотел вырваться из этой клетки, в которую его загнали, но пока приходилось терпеть, проклиная от день, когда он впервые переступил кабинет нового ректора. 

[indent] Если бы в тот день он знал, что его жизнь изменится и превратится в ад, он бы, пожалуй, так бы и не пошёл на эту встречу. Все говорили, что новый ректор по заслугам оценит вклад Сета. Тогда профессор грубо ответил отказом, и уже хотел хлопнуть дверью и уйти из кабинета. Его остановили. Обычный шантаж. Либо он соглашается на эту сделку, либо лишится всего в их кругах. Пример был достаточно ярким, терять всё не хотелось. Гордость говорила о том, что стоит послать всё. Уехать и забыть об этом. Здравый разум напоминал, что это разрушит не только его жизнь. Тем более, когда давят на слабое место, о котором он не распространялся на работе, приходится отпустить ручку двери. И согласиться. 

[indent] Привыкнуть к своему положению было сложно. И пусть обе части сделки выполнялись. И пусть это было не так часто. Но каждый раз Сет чувствовал себя невозможно грязным. Душ не смывал тех касаний, что вызывали только немой крик. И каждый раз глядя на себя в зеркало, Сет ожидал увидеть хоть один шрам, хоть одну рану, которую оставит не Осирис на его теле. Но их не было. Он был чист. А в их мире это означало лишь одно - истинная пара не проявляет любовного интереса к кому-то другому. И с каждым разом, Сет всё больше склонялся к тому, что у него нет пары. Он один в этом мире. Иначе, как бы другой человек переносил всё то, что творит другой, пусть и не по своей воле. В какой-то момент, это даже натолкнуло на мысль, что может Осирис его пара? И он бы даже возможно поверил, если бы не вернулся как-то раньше с конференции. Новая секретарша, на том же самом столу. Усмехающееся: "хочешь присоединиться?". И всё так же ни одного шрама. Но зато надежда, что он переключился на новый объект. Надежда, которая разрушилась, уже через пару недель. 

[indent] - Тебе придется сдать весь материал, письменно, - Сет поджимает губы, любая отработка сведется к тому, что ему придется провести время один на один с ним. Легче действительно было поставить ему зачет автоматом и попросить не ходить на его пары. Но ведь этот парень не виноват в том, что творит его отец. Слишком жестоко по отношению к нему. Сет пытается одернуть себя, стать более мягким. 

[indent] - Если у тебя проблемы с здоровьем, может стоит перейти на домашнее обучение. Сомневаюсь, что твои родители не могут позволить себе этого, - он опускает взгляд, наблюдая нервные манипуляции с рукавами. Чуть прищуривается. Домашнее насилие? От отца? От матери? Нет. Сет не должен лезть в это, поэтому он разворачивается, собираясь идти дальше.

+2

4

Все что хочется сейчас Гору — это провалиться сквозь землю. Он не совсем понимал, почему профессор к нему так относится. Предполагал, что это из-за пропущенных пар. Но даже так многие предпочитали игнорировать, боясь отца Гора. Но Сет был не таким, да, и вряд ли бы обратил внимание на такого студента, как Гор. С такими разбирались на раз — заваливали на экзаменах. Поэтому парень и терялся, боясь сделать нечто не то. Но сейчас ему нужен был этот разговор. Он совсем не осознавал своих действий, когда касается своими пальцами кожи профессора. Тут же отдергивает руку и отводит взгляд.

- Простите. Профессор можно ли мне получить тему. Если вы хотите, можете завалить меня. Не думаю, что отец и бровью поведет. Ему плевать. - Гор сейчас как в огне, знает — сейчас его пара ненавидит. - Забудьте. Этот ублюдок лишь играет на публику. - парень впервые позволяет себе выругаться в присутствие другого человека. Еще одна допущенная ошибка.

Ощущение отвращения и ненависти от его пары - на уровне его души. Просто это то, что просто так не пропустить. Но даже так Гор не собирался отдавать свое тело не тому человеку. Было чертовски больно, до жгучего ощущения сгорания внутри. Почему то студент точно знал, что их преподаватель не простой человек. В этих спокойных глазах скрывалось столько боли. Они не были похожи, но парень не мог не отметить, что его тянуло к этому невероятно прекрасному мужчине. Может это лишь было его желание быть нужным, быть очарованным хоть кем-то. Ведь одиночество съедало изнутри и делало пустым. Гор не был уверен, что он жив и дышит. В предательство и развратность свой пары он не верил, но тот факт, что на его теле все больше и больше появлялось шрамом — убивало. Раскалывало его на мелкие осколки.

Он был один. Без права быть счастливым со своей парой. Его отвергли и оставили в персональном маленьком аду. Но молодой человек не винил и не желал ненавидеть. Лишь желал счастья для того, кто должен был стать его единственной родственной душой. Желал, чтобы его пара действительно себя чувствовал себя любимым и счастливым.

Но почему же шрамы были болезненными? Не такими, которые бы позволяли отпустить и забыть. Будто человек на той стороне связи не был уж так согласен разделить постель с другими человеком. Или же вновь можно было это отнести к мечтам одного единственного парня. Гор не собирался делать выводы, которые бы еще больше ранили бы его душу и сердце. Невозможно было спасти того, кого никогда не видел. Профессор же был далеким, но таким родным. Ощущался невероятным, неземным — просто своим. Но отчужденность и стена между ними остужало пыл и попытки сблизиться. Гор понимал в чем причина такого безразличия к нему. Отец умел портить жизни тем, кто пришелся ему по вкусу. Просто забирал новую игрушку себе и развлекался в свое удовольствие. Он использовал любые методы, чтобы жертва не могла пойти против.

- Думаете, этому невероятному человеку в глазах преподавателей, студентов разрешат отправить сына на домашнее обучение? - Гор смекает и запоздало замечает, как маленькое алое пятно окрашивает его кофту в области плеча. Он следка отходит и отворачивает корпус. - Он угрожал вам? - парень оглядывается, но в коридоре они одни. Что ж можно поговорить и по душам, попытаться помочь хотя бы этому человеку. Раз помочь своему соулмейту он не в силах. - Я могу помочь. Только прощу не смотрите на меня так.

Парень сжимает руку и делает специально себе больно, чтобы заглушить свои чувства. Ему просто необходимо выдохнуть и взять тайм аут. Первая влюбленность всегда казалось ему прекрасной. Но теперь все что он ощущает — это глубокую усталость и боль. Его пара отвергла, понравившийся человек — принимал его за личность, а видел лишь в нем его отца. Обидно. Но Гор все проглатывает и только выбирает единственный правильный путь. Хватает руку преподавателя и уводит его в ближайший пустой кабинет. Закрывает за собой двери и сползает вниз, ведет рукой по волосам и желает, чтоб человек перед ним смог раскрыться. Гор устал играть беспомощного студента. Он мог помочь, мог засадить своего отца за все его преступления.

- Вы точно не пара моему отцу. - Гор начинает издалека. Знает, что профессор попытается уйти от разговора. Невесело смеется и потирает шею от нервов. - Мама знает каждого любовника моего отца. Любит коллекционировать досье на них, желая знать каждое их имя. Она сумасшедшая, но влюбленная в Осириса без ума. Ее ревность не знает границ, поэтому она и опасна. - парень сдувается и утаскивает руки в карманы, закрываясь. - Мне не плевать на вас, ведь вы хороший человек.

Гор хотел бы сказать иначе, но на него посмотрят как на ненормального. Да, он был похож на своего отца, но а также был слишком далек от этого лживого мужчины. Каждый раз его игрушки попадали под защиту молодого парня, исчезая вовремя из под наблюдения отца и матери. Это лишь то, что он мог сделать. Это то, что он предотвратить из-за властного ректора, который пользовался своими возможностями. Не боялся последствий и обсуждений, ведь деньги любого могли заставить молчать.

[nick]Horus[/nick][status]небо и песок[/status][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гор</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ENNEAD</fan>Ты снова вспоминаешь все те дни. Ты снова вспоминаешь его голос. И так по кругу каждый день.</div>[/lz][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/2c/35/1106-1654880735.png[/icon]

+2


Вы здесь » Crossbar » фандом » давай будем счастливыми