пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Konstantinopolis


Konstantinopolis

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

https://image.winudf.com/v2/image1/Y29tLmFzc2Fzc2lucy5Bc3Nhc3NpbnNIREtleWJvYXJkX3NjcmVlbl8xN18xNTk0NDk1MTg5XzA1Nw/screen-17.jpg?fakeurl=1&type=.jpg

[indent] Константинополь;

[indent]  [indent]  [indent] - город встреч, город новых истин, город новой цели.

[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Пол Атрейдес & Дункан

+3

2

Запах кофе и табака даже приятно расслабляли. Каждый раз, когда у Дункана была ночная "прогулка", он приходил на закате в эту часть города - небольшой регион, между базаром и дворцом, застроенная совершенно простыми домами. Крыша, на которой он сейчас сидел, закрывала три ряда жилых квартир, а на первом этаже, прямо на улице устроилось небольшое кафе на пол дюжины кресел, в которых уже развалились старшие из местных семей и обсуждали... что-то.

При желании, молодой ассасин мог бы их без проблем услышать и вникнуть во всех их проблемы, но в это городе было достаточно проблем, которые требовали куда больше внимания. В такие моменты он предпочитал слушать ветер, слушать как с минаретов надрываются бедные юноши и слушать как медленно утихает сердцебиение самого большого и богатого города на этом континенте, если не во всем мире.

По крайней мере, именно это он хотел слушать. Но совсем не это Дункан услышал. Беспокойные вздохи каких-то прохожих женщин, звук бьющейся керамики, а потом звон кольчуги и топот тяжелых сапог. Аккуратно отставив небольшую чашку с кофе, молодой ассасин одним ловким движением поднялся, вставая на край крыши и одним взглядом посмотрел словно на весь город. Точнее, на все закоулки, которые были ему видны с этой небольшой крыши.

Дункан видел, как пара десятков солдат останавливается на углу, там где проходить тонкая грань между базаром и простой улицей и растерянно смотрят по сторонам. Постояв немного, они разбиваются на небольшие группы и бегут в разные стороны, в явных поисках чего-то. Или кого-то. Прищурившись, ему удается различить цвета рубашек под их доспехами - без сомнения, это солдаты из личной стражи валиде-султан. Дункан даже не заметил, как его рука сжалась в кулак и начал болеть безымянный палец на левой руке, а сам он сел на корточки, на самый край крыши, готовый в любой момент спрыгнуть. Но он медлил - медлил, чтобы высмотреть другую точку, где могло быть нарушение размеренной вечерней жизни.

Нашел.

Даже не имей стражи тяжелых доспехов, они бы всё равно добрались бы до туда позже Дункана. Слишком хорошо уже молодой ассасин знал улицы этого города и как по ним стоит передвигаться. Чего, очевидно, не знал юноша за которым они гнались, потому что он, судя по всему, запаниковал и свернул в закоулок, из которого даже умелый ассасин выбрался бы с трудом. Стражники точно видели, куда тот свернул и держали оружие наготове - с момента, как Дункан понял, что время ограничено, все его действия превратились в одно длинное, но плавное движение.

Спрыгнув с крыши, он зацепился за сейчас пустую веревку для белья, замедляя немного свое падение, до того как она оборвалась. Потом он перешел в перекат через плечо, выходя из которого у него уже сквозь кулак был достан скрытый клинок. Попав под колено одному стражнику и заставляя его упасть, Дункан поднялся на ноги и всадило клинок в подбородок другого, как раз когда тот обернулся чтобы понять, что происходит. Даже до того, как уже мертвый стражник упал на землю, ассасин сделал еще одно резкое движение и добил ранее упавшего. 

Мгновение Дункан позволил себе осмотреться, проверяя не следуют за ними их товарищи. Пока нет, но он не сомневался, что кто-то из них успел крикнуть, да погромче, о том, что видят пацана. Другие могут появится в любой момент. Но пока у них есть перерыв... надо хотя бы узнать, о чем столько шума.

- Почему они за тобой гонятся? - настойчиво на тюркском спросил Дункан, поднимаясь на ноги. Клинок пропал в его кулаке до того, как он отстранил руку от тела павшего солдата и только медленно вытекающая из раны кровь могла подсказать, что какое-то оружие вообще было задействовано.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/564/471828.gif[/icon][nick]Duncan[/nick][status]no body no crime[/status][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Дункан</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>assassin's creed</fan>I wonder, wouldn't it be nice to live inside a world that isn't black and white?</div>[/lz]

+4

3

[indent] - Они. Убили. Моего. Отца. - он смотрит на человека, что мгновение назад спас его жизнь. Хотелось бы в это верить. Хотелось бы хоть во что-то верить в этом городе. Хотелось разрушить этот город. Этот прекрасный город. Этот город, что стал для парня персональным адом. 

 

[indent] Беги. Ты должен бежать. Ты должен добраться до корабля. Пристань впереди. Надо добраться. Надо успеть. Шум за спиной отвлекает, он сносит какой-то кувшин, разбивая тот вдребезги и привлекая внимание. За спиной крик. Его замечают, и он как можно скорее сворачивает, пытается избавиться от преследователей. Запутать их. Запутать их в их собственном городе. Он сбивается с пути. Он уже не знает где пристань. В голове только одна мысль. Надо выжить. Он обязан выжить. Он обязан отомстить за отца. Это его долг. 

[indent] Ещё один поворот и тупик. Он в злости бьет ладонью о стену, жмурясь от тупой ответной боли. Стена не рушится, а на ладони остается песок. Чертов песок, которого здесь так много. Ранее он казался ему волшебным. Весь этот город, казался ему волшебным и необычайно красивым. Совершенно иная культура и язык. Ранее он ласкал слух, и Пол даже пытался понять, но люди говорили слишком быстро, хотя частично речь он улавливал. Он изучал их язык, но практики не хватало. И месяц проживания здесь должен был оточить это знание. Месяц. 

[indent] Он должен выжить. У него нет другого пути. И он, разворачиваясь, смотрит гневно на двух преследователей, что перекрыли путь отступления. Но ведь на этом не может всё закончится. Или может? Его так же, как отца убьют? Или сначала отведут к той ведьме? Впрочем, это было не важно. Пол без боя не сдастся. Да, у него нет ничего в руках, и этим двоим повезло, ведь иначе, он бы уже действовал. Ему бы хватило и какого-нибудь осколка. Например, от того разбитого кувшина. Шанс справиться голыми руками с двумя вооружёнными солдатами стремился к минимуму. Возможно, с одним у него был бы шанс больше половины, ведь Пол научен правилу боя. Может он с виду и хилый, но в Англии у него были ежедневные тренировки с двумя лучшими учителями. Два различных стиля боя. Он помнил каждый урок. И в голове хаотично стали выстраиваться приемы. Но одно дело уроки в спокойной обстановке, и другое дело реальная стычка с угрозой жизни. Это ведь даже не стычка с пьяными в переулки старого грязного Лондона. Да, вместо песка там была грязь. Она всегда вызывала отрицательные чувства у Пола, не удивительно, что песок ему полюбился больше. Он не оставлял следов, только пыль, которую можно было стрясти. 

[indent] Руки сжимаются в кулаках, он готов. Пощады просить он не будет. В глазах огонь, который меняется на удивление. Тень что скользнула на солдат сверху была внезапна, но, пожалуй, ей, Пол был рад. Ведь спустя какие-то минуты, двое уже были мертвы, а человек к нему агрессии не проявлял, пока. Да, это был несомненно живой человек, но двигался он, очень четко и плавно, скорее это даже было похоже... на танец. Танец, который он уже видел. Танец, который он знал. Эти движения ему были знакомы. Но осознание этого, что молнией отразилось в мыслях, перекрывает образ матери. А за ней следует и образ отца. В его последний миг. На глазах Пола его отец погиб. Он дал ему время, чтобы сбежать. Он остановил первую стражу ценной собственной жизни. Он помнит и глаза той ведьмы, что приказывала схватить его не медленно. Она приказывала ему остановиться, но Пол успеть выскользнуть в окно. Ему надо было только добраться до корабля, чтобы они отплыли и вернулись в Англию, где он сообщит всё то, что увидел и узнал. А узнал он видимо слишком ценную информацию, за которую можно и убить. Позже он возможно будет проклинать себя за своё любопытство. Позже он сможет и отца оплакать. Но не сейчас. Сейчас главное выжить. И возможно в этом деле у него появился союзник?

[indent] Пол не сразу точно понял его вопрос. Ведь это был всего третий день пребывания в этом городе. Тот может и задал вопрос четко, но у Пола слишком много мыслей в голове, чтобы перевести его. И отвечает он первоначально на своём родном английском. Отвечает интуитивно. Он всё равно бы не смог сейчас рассказать всей ситуацией, а тем более не на родном языке. Поэтому он заставляет работать свой словарный запас тюркских слов. И говорит каждое слово по отдельности, как можно более четко, чтобы этот человек его понял.

[indent] - Они. Убили. Его. - он закрывает на мгновение глаза. В кармане его брюк фамильное кольцо, которое тот успел отдать ему. Теперь он глава их рода. Теперь он является герцогом Атрейдесом. Отец готовил его к этому уже давно, но Пол всё равно не был готов к такой ответственности. Он не желал её. Ему казалось его судьба должна быть совершенно иной. Видимо судьба пошла к нему навстречу. Ему не стать главой рода, и он просто погибнет в переулке чужого города в столь молодом возрасте. Хотя, как говорил отец, мы сами выбираем себе путь, мы сами строим свою судьбу. И возможно у него ещё есть шанс проложить её, так как считает нужным он? Ведь он ещё жив. И главное у него есть цель. Он должен отомстить за отца. И он отомстит, чего бы ему этого не стоило. Это он для себя точно решил.

+3

4

Парень цел, но далеко не в порядке - такой вывод сделал Дункан, после долгого и молчаливого взгляда в его сторону. Долгим такой взгляд можно было назвать только в условия напряженной ситуации, такой, какая у них была сейчас, когда за ними в любой момент могли прийти стражники. Признаться, Дункан не исключал возможность, что парень свалится без сил в любой момент - он выглядел не особо крепким или выносливым.

Внешность может быть обманчива. Многие в Ордене были этому живым доказательством. Но не делать выводов, глядя на бледную кожу и относительно чистые и не тронутые руки было сложно. Добавить к этому тот факт, что за ним гнались стражники валиде-султан... И его слова. Последним мазком в образовывавшейся картине понимания были его слова. 

Стамбул город торговый, сердце путей со всех уголков двух огромных континентов. Английский, итальянский, французский, русский, греческий, арабский, персидский, китайский - услышав любой из этих языков, особенно в районе порта, никто и глазом не поведет.  На всех этих языках Дункан мог поздороваться, попрощаться и передать от кого-то "лучшие пожелания", но только персидский и английский были ему знакомы достаточно, чтобы понимать разговоры или письма людей.

Ходили слухи, что валиде-султан вела все свои записи на русском и тайно переписывалась на нём со своими агентами, но пока никто в Ордене не нашел ни одного письма, Дункан не горел никаких желание учить его.
Получить что-то из дворца было вообще заданием сложным даже для них. Орден не хотел это признавать, но они сдавали позиции и теряли контроль над ситуацией всё больше и больше. Все это понимали, просто не говорили вслух.
Было бы забавно, что то, что валиде-сутлан хотела спрятать во дворце навсегда, само оттуда сбежало. А все указывало на то, что он бежал из дворца...

- Кто? Отец? Кто у тебя отец? - с заметным тяжелым акцентом, ещё более настойчиво спросил Дункан, стараясь говорить на английском.

За его спиной заметно возрастало волнение на улице. Стражников там еще не было, но полусонные османы, сидящие вдоль дорог или плавно идущие по улице заметно напрягались и вздыхали. Если бы они заметили тела в переулке, были бы крики, а не вздохи, что скорее всего означало, что они видят других, более живых стражников. 

Дункан отошел на пол шага назад, осматривая разом весь переулок. Выходить напрямую на улицу было опасно, но если у них обоих получится забраться наверх, шансы скрыться совсем будут намного выше. Для себя Дункан уже решил, что поможет юноше спрятаться - враг моего врага было действительно вне зависимости от того, являлся ли этот парнишка сыном короля или уборщика. Валиде-султан послала за ним своих стражников, значит он ей зачем-то нужен. 

- Надо уходить. Наверх, - Дункана немного раздражало, что он сейчас мог сообразить только короткие фразы. Но он не хотел, чтобы у парня не возникло никаких вопросов о формулировках или словах. Молодой ассасин выбирал говорить только слова, в значении и произношении которых был более менее уверен. - Подняться сможешь? По окну, - Дункан кивнул в сторону буквально одного окна, которое находилось почти на четырех метрах от земли. Но если за него зацепиться и подняться может и старик. Возможно, любой старик из Ордена, но не суть. - Я подсажу.

[nick]Duncan[/nick][status]no body no crime[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/564/471828.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Дункан</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>assassin's creed</fan>I wonder, wouldn't it be nice to live inside a world that isn't black and white?</div>[/lz]

+3

5

[indent] Лето Атрейдес. Имя застывает на губах. Пол не может произнести его вслух. Его отец - Лето Атрейдес - посол Англии, уважаемый человек, герцог. Перед глазами вновь его последний образ, а в горле острая боль. Он не может ответить. Он хочет опуститься и пролить слезы над смертью своего отца. Он хочет его оплакать. Но не может. Что-то заставляет держать его себя в руках. Что-то внутри говорит, что ещё не время. Что он успеет это сделать, но не сейчас. Не сейчас.

[indent] Имя и титул отца так и остаются в тайне. Возможно, ответ тормозит мысль о том, что он не знает, кто перед ним. А иногда то или иное имя может либо спасти жизнь, либо наоборот забрать её. Пол это хорошо знал, его хорошо обучали. Его учитель - Гарни, всегда говорил, что нельзя доверять никому. Только себе, ведь любой может предать, любой может вонзить нож в спину, любой может претвориться твои другом. Полу иногда, казалось, что этот старый вояка преувеличивает, и это просто последствия войны, которую он прошёл. Но он всё равно его внимательно слушал и учился владеть мечом и другим оружием, хотя желания проливать кровь у него никогда не было. Разве нельзя всё решить мирно? Переговорами? Дипломатия крайне тонкое искусство. Отец только недавно начал обучать его этому делу, передавал свои знания, рассказывал те или иные моменты и тонкости. Он ведь взял его с собой, чтобы тот увидел мир, узнал его. Это ведь были мирные переговоры, они не должны были закончиться так, даже в случае отрицательного ответа. Всё должно было быть совершенно иначе. 

[indent] И сейчас Пол смотрит на человека, что помог ему. Стоит ли думать о том, что враг моего врага мой друг? Стоит ли ему довериться? И есть ли у Пола выбор. Есть. Выбор есть всегда. Но сейчас видимо он стоял между тем, чтобы довериться этому человеку и угодить в руки других стражей. Это ведь были не единственные, кого послали за ним. Да, может он и не внушал мыслей о том, что он великий воин, но после увиденного, стоило перестраховаться. Пол это понимал. Не полностью осознавал, мысли до сих пор от происходящего были в хаосе. Но одно он точно понимал, ему надо действовать. Ему надо выбирать. И он выбирает помощь. 

[indent] Взгляд падает на окно. Он, конечно, иногда позволял себе шалости такие, как забираться на здания и прочее, но это ведь не занятия для аристократии. он ведь будущий герцог, как всегда, напоминала ему мать, а при успешном браке, всё может измениться в совершенно другую, более значимую сторону.  Таковы были планы его матери, сбудутся ли они теперь, вставало под вопрос, но самого Пола это не особо радовало, хотя он прекрасно понимал, что в этом деле у него не будет большого выбора. Это его судьба. Или теперь нет?

[indent] Стоять и спорить на ломанных языках было последним делом, ведь время шло не в их пользу. Оставалось только кивнуть и встать под этим чертовым окном. Говорят, что в особые моменты люди могут совершать невозможное. Особенно, если у них есть цель. У Пола она была. Потому уже вскоре пальцы сжимали край крыши, и он делает последний рывок оказываясь на ней. Не самое высокое здание, но уже выше стражи. Стражи, что уже добралась до переулка и встретила своих людей, поднимая крик. Пол отполз от края крыши, переводя сначала дыхание, а после и взгляд на человека, что стоял рядом и явно останавливаться не собирался на этом. Им надо было идти дальше, ведь если они забрались, то и другие смогут, это всё тот же вопрос времени. Отсюда было плохо видно море, но край его был виден. Значит он бежал правильно. 

[indent] - Надо туда. К воде. В порт. - говорит он человеку на его языке, надеясь, что тот поймёт куда им надо. Надо было добраться до корабля. Этим, конечно, ничего не закончиться. Но там он будет не один, там будут его люди, которые встанут на его защиту. Желание оказаться там, желание отомстить, желание покинуть этот город. Слишком много внутри. Слишком много решений. Но Пол справиться. Он знает, что справиться. Его готовили к этому. И он. Он ведь сын своего отца. Тот верил в него. Всегда верил. У Пола нет права его подвести. Совершенно нет, поэтому он готов идти дальше.

+2

6

Подсадив парня, Дункан выжидающе посмотрел наверх, проверяя, что тот оказался наверху. Он не уверен, что бы сделал, если тот сорвется. Наверное, поймал бы его на руки, а потом ругался на одном из языков, которые показались бы ему более уместными. Но парнишка всё-таки справился и остальные переживания были напрасны. Сам же он сначала прижался к стене спиной, давая себе как можно больше пространства для разбега. А побежал он, конечно, прямо в противоположную стену, забираясь по ней всего на несколько шагов и отталкиваясь, в воздухе разворачиваясь, чтобы уцепиться за то же окно, к которому подсаживал парня. Подняться дальше было так же сложно, как подняться с дивана.

На краю крыши Дункан встал с видом, как будто заблудился в парке - капюшон, наверное, скрывал его хмурость, но слегка сгорбленные плечи и заторможенность в движениях об этом почти кричали. Тяжелый акцент юноши даже забавлял. Если бы не направление взгляда, у Дункана могла бы уйти минутка, чтобы разобрать сказанное. В другой ситуации он бы с этого посмеялся, может даже поиздевался, но оставил это на потом. Возможно, ему ещё придется иметь дело с этим тяжелым акцентом.

Говорить молодой ассасин ничего не стал, только кивнул головой, то ли одобряя, то ли приказывая следовать за ним. После недолгих рассуждений Дункан решил, что будет лучше, если дорогу будет выбирать он. Двигались они намного медленнее, чем было возможно или к чему привык сам Дункан, патрулируя улицы. Дорогу свою они начали из жилых улиц близ базара и до порта шел крутой спуск. Нисхождение, конечно, было проще, чем подъем - приходись им останавливаться около каждой крыши, чтобы подсадить друг друга... с тем же успехом они могли бы просто сдаться с поличным страже. Но даже спускаясь, после каждого прыжка Дункан останавливался и проверял, чтобы спускаясь парнишка голову себе не свернул.

Парнишка и так выглядел так, как будто вот-вот сломается, даже без помощи каких-то сложных прыжков. Даже сильный ветер грозился сдуть его подальше с крыши, заканчивая на этом все приключения. От одного такого порыва Дункан чисто машинально взял его за рубашку, придерживая. Был хороший момент, чтобы слегка перевести дыхание и проверить, нет ли за ними погони. Опустив голову, молодой ассасин прислушался - тела тех стражников, что он устранил, уже нашли, но на крыши пока не полезли. Отлично. Пока они носятся по улицам близ базара, у них был шанс пройти сквозь порт незамеченными.

Дункан одобрительно кивнул сам себе. Он уже сделал шаг вперед, но снова ему в лицо ударил сильный порыв ветра. Только на этот раз этот порыв принес с собой запах гари. Дым, от пороха и масла, перебил запах моря и пыли, которые всегда царили в этом районе. Вместо того, чтобы пойти дальше, Дункан, наоборот, остановился, в ожидании бури, и сжал крепче руку, держащую парня за рубашку, не давая и ему пойти.

[nick]Duncan[/nick][status]no body no crime[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/564/471828.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Дункан</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>assassin's creed</fan>I wonder, wouldn't it be nice to live inside a world that isn't black and white?</div>[/lz]

+2

7

[indent] Если бы была возможность вернуть время, чтобы Пол изменил? Не сбежал бы, а попытался отбиться от стражи вместе с отцом? И умер бы вместе с ним или быстрее оказался в плену в итоге? Не пошёл бы в ту сторону? И возможно на них бы применили ту штуку с подчинением? Или может не стоило отправляться сюда с самого начала? Но как бы он помешал этому? У отца было четкое поручение, один или с сыном, он бы всё равно отплыл из Англии. И всё равно бы произошло. Судьба не измена, или всё же где-то можно было сменить ход всей этой истории. Да, можно было. Если бы Пол был более осторожен, если бы валиде его не заметила, он бы смог донести информацию до отца быстрее, и тогда у них бы была фора. Вернуться лишь в тот момент. Не уронить чертову вазу, звон которой заставил женщину отвлечься от своего сына. Тогда бы история была другой. Совсем другой. Вот только вернуться нельзя. Есть дорога только вперед. 

[indent] Вперед к порту. Он должен достичь своего корабля. они должны отплыть на безопасное расстояние и уже там решить, как именно дальше действовать. Его люди ему поверят, они помогут, они защитят его. Возможно, они даже что-то спланируют, что-то сделают. Или вернутся в Лондон, а там уже... А там уже ничего не будет. Из-за одного посла войны не будет. За его отца не отомстят. Только если он сам это не сделает. Жить с желанием отомстить внутри, возможно это не самый худший путь, который он выбирает. Главное отомстить. Действительно это сделать. Хаос в голове зарождается всё больше от обилия различных мыслей. Полу стоило бы остановиться и привести их в порядок, выбрать один путь, которому будет следовать. Возможно ему надо бежать обратно. Или всё-таки вперед. Нет. Точно вперед. Это не его земля, один он здесь точно погибнет. Ему нужна поддержка. И она будет на корабле. Значит точно вперед.

[indent] Он следует за незнакомцем. Почему-то доверяет ему, но другого варианта и нет. Старается не отставать. Порт уже хорошо виден, им осталось пробежать несколько кварталов. Этот человек вёл его верно, значит ему можно было доверять. После он даже постарается его отблагодарить...

[indent] С порывом ветром собственное сердце пропускает несколько ударов. Глаза округляются от страха или неожиданности. Он четко видел свой корабль. Он четко видел, как собственный корабль пылал. 

[indent] - Нет, нет, нет, - он хочет рвануть вперед, но его удерживают от срыва с крыши. Это ведь его корабль. Это ведь его спасение. Он не верит. Не хочет в это верить. Не может быть судьба с ним настолько жестока. И он отступает назад. Делает один шаг назад. За ним ещё один. И опускается на колени. Все силы его словно в миг покинули. Теперь его путь горел. Теперь у него не было пути. Он отрицательно качает головой, взглядом прикованный к порту, к горящему кораблю. Он просто не знал, что теперь ему делать. Но ведь надо что-то делать. А если кто-то остался жив? Ведь кто-то мог выжить. Надо было найти живых. Разум затуманен, Пол был слишком молод, чтобы столкнуться с такими последствиями и ясно мыслить. Поэтому он поднимается, готовый продолжить путь. Плевать что расстояние до ближайшей крыши куда больше, и он не допрыгнет. Он просто разбегается. Ему уже всё равно терять нечего.

+2

8

Предчувствие не дает Дункану двигаться дальше, предчувствие заставляет его держать парнишку за рубашку. В Ордене Старейшины называли это обостренное понимание происходящее шестым чувством. Случайные прохожие или другие не посвященные наверняка назвали бы это велением Аллаха или просто Судьбой. Дункан же называл это... предчувствием. И именно оно подсказывает ему то, что происходит до того, как оно на самом деле происходит.

Пропущенные удары сердцебиения, первые вздохи парнишки, его медленно меняющееся лицо, меняющийся вокруг него воздух - с первых мгновений становится предельно понятно, что горел не просто корабль. Горел какой-то важный корабль. Даже скорее всего его корабль. Дальнейшее поведение парня только укрепляет уверенность молодого ассасина в этой догадке.

Где-то умом он понимает, что стоит проявить какое-то сочувствие, стоит распереживаться о том, как трагически складываются судьбы. Где-то умом Дункан понимает, что в глазах юноши сейчас горит целый мир. Но сам того не замечая, ассасин скорее испытывает раздражение, а не горесть. Не на юношу, совсем не на него, а скорее на складывающуюся ситуацию. Не бывает такого, чтобы что-то одно шло не так - обязательно за потопом следовал голод, а за смертью следовала другая смерть. С его стилем жизни особенно.

С его стилем жизни сейчас всего-лишь горел большой плавающий кусок дерева и те, кому не посчастливилось быть рядом.

Минуту, может быть две Дункан дает парню немного прийти в себя, хотя бы выдохнуть. Молча он попеременно смотрит на него и на окружение, прекрасно зная, что даже прекрасно говори они на обоих языках, всё равно он бы ничего не сказал. Тишину Дункан не нарушил бы первым, не заметь он, как на одну из отдаленных крыш поднимается стражник, а за ним ещё один. Наверняка, они либо нашли тела других стражников, либо просто на всякий случай решили  перепроверить. Валиде султан хорошо знает, с кем имеет дело и проинструктировала своих гончих соответствующе. Кажется, они замечают спокойно стоящую фигуру в темной куртке на фоне пожара, не говоря уже про белую рубашку на фоне красных и черных стамбульских крыш.

С животной резкостью Дункан смотрит по сторонам - очевидно, в порт им идти больше было не нужно, но придумывать куда пойти дальше надо было в другой обстановке. План, как всегда, появляется сам, по наитию, ведомый тем же предчувствием. Достаточно грубо Дункан хватает парнишку за руку и поднимает назад на ноги. Он закинет его себе на плечо, если и придется, но тот кажется таким ослабевшим, что ассасин уверен - получится дотащить его и одной рукой. Им надо добраться до соседней крыши, в сторону от порта и дворца, ближе к смежным с базаром торговым улицам. Без каких либо колебаний Дункан кидает их обоих с крыши трехэтажного здания так, чтобы допрыгнуть до тканевого навеса одной кофейни. Со скрипом навес прогибается и грозится порваться, но только опускается достаточно, чтобы можно было сойти на землю без каких-либо проблем.

Хозяин кофейни вопит, взмахивает руками и начинает ругаться на арабском. До того, как он успевает выдавить из себя слово, Дункан и тряпичная кукла, которая при более подробном рассмотрении похожа на тощего англичанина, оказываются уже за углом другой улицы. Там ассасин замечает пустую нишу, в которой во времена трехсотлетней давности стояли статуи, а сейчас иногда разворачивались торговые ларьки. Никто в такие ниши и не смотрит, особенно когда вокруг них свисает занавеска ларька, рядом прислонен старый дешевый ковер и стоят ряды бесхозных, почти разбитых коробок.

Нырнув в эту нишу, Дункан прижимает мальчишку к стене и ударит на его грудь ладонью, чтобы в любой момент остановить лишние телодвижения, а другой рукой он скидывает капюшон с головы и прикладывает палец к губам. Даже не шикает - кажется, это уже будет лишним, достаточным звуком. По глазам его прекрасно видно, что он знает, что делает и что он абсолютно серьезен.

Крик на арабском отправляет бегущих стражников по улице, за поворот. Один за другим тяжелые ботинки проносятся мимо, не уделив даже косым взглядом кусок обыденной жизни в нише. Затаив дыхание, Дункан ждет, когда шаги удалятся как минимум с этой улицы, перед тем, как выглянуть за кусок ткани, наверх. Он видит стражников на крыше, но они смотрят не менее растерянно и расходятся в две разные стороны, так же в поисках.

Ищут. Выходить ещё опасно. Но на улице никого рядом нет. Дункан позволяет себе спокойно выдохнул и не так настойчиво вдавливать парнишку в стену. Совсем незаметно он усмехается, замечая, что совершенно не осознавая того он проследил, чтобы от напряжения не выскочил скрытый клинок. наверное, удача мальца. Или Судьба.

Дункан опять коротко смотрит наружу, а потом на парнишу. Сначала в голове он вспоминает все нужные слова, после чего говорит достаточно уверенно.

- Как тебя называть?

[nick]Duncan[/nick][status]no body no crime[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/564/471828.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Дункан</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>assassin's creed</fan>I wonder, wouldn't it be nice to live inside a world that isn't black and white?</div>[/lz]

+3

9

[indent] Пол хотел сопротивляться, он хотел всё равно идти к порту и плевать на все окружающие обстоятельства. Ведь кто-то мог выжить. Кто-то должен был выжить. Он не мог остаться один. Он не хочет в это верить. Но незнакомец утаскивает его куда-то в другую сторону. Пол сопротивляется, пытается направить их в другую сторону. Он даже орёт на него. Показывает рукой куда надо бежать. Но тот не реагирует, продолжает уверенно свой путь без какого-либо промедления и замешательства. И ничего ему не мешает, ведь всё сопротивление с этим движение происходит только в голове у парня. Он в принципе уже не осознает всю реальность. Весь мир обрушился за один день. Весь мир теперь горел в его глазах и Пол не знал куда податься, что делать. Если ранее хоть какая-то цепочка действий выстраивалась. То сейчас всё просто рухнуло в пропасть. И он летел туда же. Возможно, не будь этой погони он бы и смог совладать со своими мыслями. Его же готовили, учили. Он должен был стойко преодолеть всё. Хотя возможно требовать хладнокровных решений у парня, которому только несколько месяцев назад стукнуло совершеннолетие, и он наконец-то вышел в этот мир - жестоко. Хотя никто и не говорил, что этот мир добр. Его учитель по боевым искусствам - Гарни, всегда говорил, что этот мир прожует его и выплюнет, и ему будет плевать и на статус, и на всё. Мир жесток и Пол должен быть готовым всегда защитить себя. Наверное, увидь он Пола в таком состояние, то схватил бы за грудки и потряс, сказав в своей привычной манере: соберись, время игр прошло. Но его рядом нет. Никого нет. Кроме одного незнакомца, который затащил их уже куда-то. 

[indent] Где-то, в хаосе мыслей, со всеми летает вопрос, почему этот человек ему помогает. Почему он его спасает. Они ведь не знакомы? Пол не знал точного ответа на последнее, ведь под капюшоном сложно было разглядеть лицо этого человека. И есть ли уже смысл в этом спасение? Может легче было сдаться валиде? Нет. Он Атрейдес. Он сам себя за такое не простит. Он не может пойти на такой шаг. Он просто должен остановиться и совершить другой правильный шаг. Осмысленный шаг, построенный не на эмоциях. 

[indent] Касание к груди, заставляет ответно схватить руку незнакомца. Может он ошибся в нём? Или всё-таки нет? То скидывает капюшон, одни жестом приказывая молчать. Пол был не глупым, повторять дважды не надо было, однако руку человека не отпустил. Тело вспоминает один из уроков, пальцы сжимаются чуть сильнее, но он не действует. В голове вновь звучит голос Гарни: что вы будете делать милорд если вас поймают? Что будете делать, если вас прижмут? Ты думаешь, что, если вы сын герцога, ты в безопасности? Вы ошибаетесь. Желающих всадить клинок в вам сердце будет достаточно. Защищайтесь! 

[indent] Пол словно наяву помнил каждое движение той тренировки. Тело напряглось, готовое дать отпор. Но он не действовал. Просто смотрел на человека напротив. Изучал его лицо. Запоминал. Да, его внешность будет необычной для лондонских улиц. Но здесь. С этим палящим солнцем, с этим песком. Он казался в своей стихии. Он подходил этому месту. А ещё он был скорее всего ненамного старше самого Пола. Так какова же его цель? Зачем он спасает его?

[indent] - Пол Атрейдес, - негромко произносит своё имя парень и отпускает его руку. Он смотрит сквозь незнакомца. Перед глазами вновь смерть отца, - я сын Лето Атрейдеса, - шепот, в котором отражается вся боль, и он закрывает глаза, теряя сознание.

+2

10

То, как у Дункана закатываются глаза, когда он ловит юношу на руки - возможно случайные прохожие даже могли услышать. Молодой ассасин умом понимает, что сам может быть в такой ситуации не сильно бы по другому себя повел - несколько лет назад, без связи с орденом и из-за смерти отца. Но смерть родителей Дункана прошла в совершенно других условиях и бегать после этого по городу ему не пришлось.

Опустившаяся на город тьма помогает Дункану унести юношу из центра. Далекое путешествие, возможно, не выдержат они оба, поэтому он останавливается на одной из безопасных квартир в десятке кварталов к востоку от базара.

Пол Атрейдес. Имя соответствует заморскому виду. Дункан вплоть до того, как кладет его на подушки в квартире, проверяет, что тот дышит. И даже оставив его приходить в себя, молодой ассасин не решается уходить далеко. Он общается с одним из связных, долго размышляет над тем, чтобы отправить весточку старшим, но в итоге решает только на пару часов удалиться к работающей в этой регионе хозяйке бабочек - они знают всех приезжающих вельмож и тех, на кого стоит обратить внимание.

Небольшая пачка писем и посланий и корзина с фруктами и пирожками - отличный показатель того, что встреча прошла более чем продуктивно. Почему-то, девушек время от времени охватывает мнение, что Дункан один из них. В основном из-за того, что им кажется, что его посылают на задания следить за женщинами так же, как их посылают следить за мужчинами, но Дункан никакого сходства не видел.

Вчитываясь в письма, Дункан медленно, но уверенно вспоминает язык. Хотя некоторые закорючки и слова его значительно раздражают, но он откидывает эти чувства, концентрируясь на попытках понять то, что происходит. Пока на холсте только несколько крупных мазков, которые могли подсказать настроение и начальное движение, но до полной картины еще далеко.

Изменение в размеренном дыхании заставляют Дункана отвлечься от чтения. Он соколиным взглядом разглядывает лежащего на подушка юношу. Отложив бумаги, он подходит на пару шагов, но задерживает себя на расстоянии - вряд ли он, угрожающе нависая сверху, сейчас силой порадует Пола. Подождав немного, он садится на пол, скрестив ноги - пояс с оружием лежит в отдалении, на небольшом табурете, поэтому ему ничего мешает. Подумав немного, он тянется, наливая в пиалу немного воды из кувшина и держит её так, словно готов в первый момент протянуть.

- Ты в безопасности, - Дункан считает, что это важно уточнить, чтобы у юноши не началась паника. Хотя, она всё равно может начаться, но попытка тоже считается. - На тайной квартире. Сюда никакие стражники не зайдут.

[nick]Duncan[/nick][status]no body no crime[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/564/471828.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Дункан</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>assassin's creed</fan>I wonder, wouldn't it be nice to live inside a world that isn't black and white?</div>[/lz]

+1

11

[indent] - Пол, - нежное касание к лицу, - пора вставать. Ты опять до ночи читал? - мягкий женский голос будит. Открывать глаза нет желания, хочется ещё немного поспать, ещё немного уловить те следы сна, в которых было очередное приключение. Но они исчезают, а солнечные лучи, наоборот, насыщают комнату. Потерев глаза, он смотрит на мать, которая улыбается ему, - Пол, отец ждёт тебя. Пол...

[indent] Собственное имя эхом отражается в голове, и он открывает глаза. Всего лишь сон, всего лишь воспоминание из прошлого. Тяжело выдохнув, он смотрит в потолок. Такой непривычно серо, без какого-либо декора. Но через мгновение он уже резко поворачивает голову в сторону движения, а следом приподнимается на локтях. Этого человека он уже знал. Тот самый незнакомец, который помог ему сбежать от охраны. Да, это точно был он. В том переулке, Пол успел хорошо его рассмотреть. Следом взгляд скользит по всей комнате, подмечая некоторые моменты: скромность комнаты, минимальное количество мебели, табурет, на котором лежит оружие этого человека, окно за которым уже темно, какие-то письма на столе. И они одни. Да, присутствие кого-то третьего Пол не замечает, поэтому чуть расслабляется. Этот человек не причинил ему вред ранее, и вряд ли решится на это сейчас. Возможно. Пол в этом не был уверен. Сейчас он мог доверять только себе одному. 

[indent] Он присаживается на кровати, а рука тянется к карману. Кольцо на месте, и он может спокойно выдохнуть. Опустив голову, он вновь прикрывает глаза. Он слышит, что говорит незнакомец. Понимает его. Принимает его слова. Он в безопасности. Не надо никуда бежать, значит можно немного подумать. Привести свои мысли в порядок, решить, что делать дальше. Это ведь должно быть просто. Его обучали с детства этому. Его готовили к тому, что он однажды может занять место отца. Он должен собраться. Он должен быть сильным. Он не может подвести отца. Не может. В груди всё сжимается и дышать, кажется, становится тяжелее. Парень запрокидывает голову и смотрит в потолок. Ему хочется оплакать отца, но он не может. Не сейчас. Он сглатывает и вновь смотрит на человека. На пиалу в его руках. 

[indent] - Воды. Хочу воды, - он замирает прежде, чем протянуть руку, в любой ситуации нельзя забывать о манерах и вежливости, - пожалуйста, - и только после этого он всё же наклоняется чуть вперед, протягивая руку. Получив желаемое, он за пару глотков выпивает всё и сжимает посуду в собственных пальцах. Смотрит на донышко, в котором не отражается. Но взгляд всё равно прикован к нему. Он должен выбрать путь. Он должен принять решение. Но что он может сейчас сделать. Он один. Он не сможет проникнуть в дворец валиде. Один не сможет. Это трезвый факт. Ждать её на улице, тоже глупо. Возможно, ему бы мог помочь этот человек. Но вряд ли он будет рисковать собой для того, чтобы помочь отомстить. Да и одна помощь не означает последующую. Или...

[indent] - Кто ты? - Пол смотрит в глаза напротив, голос постепенно охватывает уверенность, а в глазах рассеивается туман, - Почему ты помогаешь мне? - он говорит четко и медленно. Размышляя, стоит ли повторить это на местном языке, чтобы было понятнее. Но пока решает дождаться хоть какого-то ответа от человека.

+2

12

- Меня называют Бахар, - медленно и явно не очень уверенно говорит молодой ассасин. Во избежание каких-либо неловкостей, он сначала представляется именем или, скорее, прозвищем, которое ему дали в ордене. Так, по крайней мере, к нему обращаются чаще и так к нему точно обратится хозяин этой тайной квартиры, если случайно сюда зайдет. Не надо иметь особые навыки концентрации или наблюдательности, чтобы понять, что это обращение ему не очень нравится. - Но имя мое Дункан.

Он уточняет не только для того, чтобы избавиться от недопониманий заранее. Перед ним находится заморский герцог. Или наследник герцога. В определенных кругах, даже если слухи о его имени могут вызвать ажиотаж. Может быть лучше считать, что мальчишка совсем сбежал или сгинул.

Можно смотреть вплотную на лицо своего клятого врага и не узнавать его, если считаешь его мертвым.

- Ты бежал из дворца, - Дункан тянется, чтобы налить в пиалу ещё воды и так же ненавязчиво её протягивает. До фруктов он юноша сам дотянется, когда будет в состоянии есть не выворачиваясь наизнанку. - У меня много врагов во дворце, - Дункан молчит немного и всё-таки решает уточнить. - У нас.

Личных неприязней к валиде-сутлан у него навалом. Выдайся ему возможность и клинок на его руке пронзит ей горло. Но кроме того, что она, возможно,  самый защищенный человек во всей империи, власть её не ограничивается её жизнью. А потому орден делает всё, чтобы убить сначала её влияние и тогда уже и от неё избавиться не будет проблем.

- Почти два десятки лет валиде-султан отравляет Стамбул и Осман, - Дункан говорит медленно, но он говорил бы так и на родном языке. В речах он никогда не был хорош, старшие вербуют куда лучше него. Он скорее полевой агент. Не зная, как лучше объяснить и свою точку зрения, он просто пожимает плечами. - Всё что не нравится ей - нравится нам. Три отряда стражников и пожар в порту - ты ей очень не нравишься. - Криво, но Дункан сам понял бы это на любом из языков, которые примерно понимал.

- Что... - Дункан замолкает, не уверенный, готов ли юноша ответить на вопрос. Но, не спросив, не узнаешь. А Орден учит всегда задавать вопросы. - Что произошло во дворце?

[nick]Duncan[/nick][status]no body no crime[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/564/471828.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Дункан</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>assassin's creed</fan>I wonder, wouldn't it be nice to live inside a world that isn't black and white?</div>[/lz]

Отредактировано Duncan Idaho (2022-06-10 19:11:43)

+2

13

[indent] - Дункан, - он повторяет имя, словно пробуя на вкус. Второе имя ему нравится больше, для Пола оно более звучное, да и по эмоциям человека было понятно, что оно ему ближе. Хотя первое он так же запоминает, но убирает его в глубь. И раз они знают имена друг друга, то уже можно думать о человеке, как о первом знакомом в этой стране. Теперь он не незнакомец, который его зачем-то спас. Дункан - человек, который помог ему. Это звучит куда лучше. 

[indent] Выпивая ещё одну пиалу воды, он слушает Дункана, улавливая его слова. Акцент немного мешал, но общую суть он всё же понимал. Враги во дворце. Да, теперь и у Пола там был главный враг. Мысль о валиде-султан, заставляет напрячься и чуть сжать зубы. Он помнит лицо той женщины, хорошо помнит. Помнит её голос, который приказывал его поймать. Её образ хорошо отпечатался в памяти Пола, образ, который он хотел бы залить кровью в знак мести за отца. И внутри эхом в такт сердца звучит лишь одно желание - убить. Пусть он и сам погибнет, но просто обязан теперь её убить. Смерть своего отца он не простит. Это предательство он не простит. И пусть месть отравляет душу, но Пол не готов отступить, теперь он это четко осознавал. Пусть его душа станет черной, а на руках будет кровь другого человека. Уверенность в своём решение была тверда. У него был путь, точнее у него была цель, осталось лишь правильно провести к ней свой путь. И возможно сейчас у него появляется союзник, который сможет помочь? Пол старается не загадывать наперед, но где-то внутри закрадывается ощущение, что он всё же не один. Хотя парень его гасит на корню. Нет. Он один. Сейчас он всё ещё один. Ведь во дворце им тоже улыбались и встречали как друзей. За любой улыбкой и помощью может встретиться враг. Хороший жизненный урок. Правда, как доверять людям дальше? Пол понимал, что считать всех врагами было бы не верно. Оставалось положиться лишь на собственные ощущения и знания. Ведь его учили, и мать, и отец, разбираться в людях это целое искусство, и Пол его не постиг ещё. Но слушая себя, он понимал, что перед ним всё же друг. 

[indent] - Враг моего врага - мой друг, - вспоминает одну истину Пол и почему-то говорит её не на родном языке, а на тюрском. Может с акцентом, но достаточно понятно. Если он правильно уловил мысль Дункана, он тоже является врагом валиде-султан, а значит у них общая цель. Значит он хоть в чем-то был прав и теперь уверен. Это придавало хоть каких-то сил. Ещё маленьких, но всё же. Отец всегда говорил - в любом деле важно иметь союзников. Крепкий союз часть успеха любого дела. Его бы отец не растерялся в такой ситуации и давно бы действовал. Где-то внутри Полу стало стыдно за себя, но он ведь ещё жив, а значит всё может исправить. Не всё. Совершенно не всё. 

[indent] Отдав обратно пиалу, он сунул руку в карман и вытащил фамильное кольцо. Теперь он герцог. Не наследник герцога, теперь титул перешел ему. Герцог Пол Атрейдес. Если бы другие знали, как Пол боялся именно этого момента. Но сейчас он уже не может отступить, поэтому надевает кольцо на палец, прижимая его после к губам. Во дворце произошло многое. В том числе это.

[indent] - Валиде-султан приказала убить моего отца, и поймать меня. Я увидел что-то незаконное. Я так думаю. Возможно, её секрет. Это её разозлило. Уйти успел только я... - он закрыл глаза, стараясь подавить свои чувства вновь, - отца убили. Они вонзили в него свои мечи. Я видел это, - кажется, собственный голос дрогнул, но он справился с подступившим комом горя и боли. Подняв голову, он посмотрел в глаза напротив. 

[indent] - Я убью валиде-султан, - четкая цель, даже не желание, пронизанное его решительностью и жаждой мести.

+1

14

- У тебя есть идеи, зачем ей потребовалось устранять твоего отца? - с хмурым видом, но немного отрешённо спрашивает Дункан. Может быть это из-за того, что заморского герцога Атрейдеса молодой ассасин не знал лично, но скорее всего из-за того, что смерть его окружает всегда, он не может в полной мере сочувствовать. Ему надо добраться до истины, понять ситуацию, а сделать это возможно только с чистым умом.

Рассказ Пола уже рисует примерную картину. Валиде-султан разозлилась после того, как приказала убить герцога, после того, как юноша что-то увидел. Дункан понимает, что из-за паники и из-за того, что ситуация молодому Атрейдесу была не знакома, он может даже не понимать, что увидел. Эту тайну нужно собрать по кусочкам. И один из кусочков лежит в прошлом ордена.

Дункан заметно сомневается, стоит ли задавать вопрос, а потом как правильно его задать.

- Твой отец... Сопротивлялся?

Ни одно живое существо со свободной волей не примет спокойно внезапную смерть. И Дункан не может представить себе отца, который приведет на встречу сына, зная, что их обоих там могут убить.

Вопрос странный. Но в интригах валиде-султан нет ничего обычного. Дункан снова немного мнется, но всё-таки поясняет причину своего вопроса, а за одно готовит юношу к тому, что его нынешнее страстное желание убить злую женщину может стоить ему невозможных усилий. Старшие, конечно, будут в бешенстве узнай они, что Дункан так спокойно все рассказывает, но они и так будут в бешенстве от того, что в их "дворец" приведут не посвященного чужестранца. А то, что Дункан его приведет уже решено.

Глядя на Пола Дункан просто знает, что смотрит на своего союзника.

- Ее пытались убить, когда она ещё были наложницей султана. Большинство не вернулись. Те, кто вернулись привели армию к дверям наших убежищ, - Дункан говорит это таким тоном, словно это произошло не с ним, словно не затронуло его лично, словно это не повлияло на всю его жизнь. - Ты с трудом сбежал от пары ее стражников. К ней ты и близко не подойдёшь.

Слова звучат жёстко на чужом языке. Дункан качает головой, но потом осматривает юношу с ног до головы. Назад своих слов не берет и только строго на него смотрит.

[nick]Duncan[/nick][status]no body no crime[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/564/471828.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Дункан</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>assassin's creed</fan>I wonder, wouldn't it be nice to live inside a world that isn't black and white?</div>[/lz]

Отредактировано Duncan Idaho (2022-06-16 09:51:02)

+2

15

[indent] - Нет, - Пол качает головой и отворачивается. Он врет. Мысль о том, что его убили из-за него, пронзает. Он не хочет об этом думать, но это правда. Его отца убили, потому что он защищал своего сына. Он отдал свою жизнь, чтобы сын мог жить, мог сбежать. Чувство вины поселяется в душе, начиная опутывать её ядовитой паутиной. Одна мысль может убить, даже если он и отомстит за отца, сможет ли он простить себя за это? За смерть отца. Ответ очевиден - нет. Он хочет поделится этим, но не для того, чтобы груз в душе стал легче, нет он не станет. Ему просто нужно было проявить эмоции. Он ведь всё ещё не оплакал отца, он не пережил полноценно эту утрату. 

[indent] И он бы хотел остаться один, чтобы пережить это хотя бы с самим собой, потому что с человеком, сидящим напротив это явно, не выйдет. За всё то время, что они провели вместе, за те разы, которые Дункан услышал о смерти его отца, он не выразил ни капли какого-то сочувствия. Пол понимал, эта новость для него пустой звук, Пол ему никто, чтобы поддерживать, и надо просто сказать спасибо за помощь. Но это бесчувствие пугало. Нельзя же таковым быть. Однако требовать чего-то с него он не мог. Может он только оставит его одного на какое-то время, и тогда Пол останется уже один на один со своими мыслями. Правда насколько хороша эта идея, вопрос спорный. Собственные мысли о том, что он и есть причина смерти отца, могут поглотить его полностью и подтолкнуть к самым безумным действиям. 

[indent] Резко повернув голову в сторону Дункана на его новый вопрос. Не понятный вопрос. Внутри пробудилась даже злость. Этот вопрос показался ему не уважительным. Не уважительным по отношению к его отцу. Словно... Пол даже сам не мог подобрать правильных слов, описывающих этот вопрос. Может этот человек, конечно, считает, что раз тот был послом, то вряд ли обладал физической силой. Да таких было большинство, но Дункан не знал его отца. И этот вопрос оскорблял. Пол даже поднялся с кровати, подходя к человеку.

[indent] - Мой отец сопротивлялся. Он задержал стражников, чтобы я успел сбежать. Конечно же, он защищался! Иначе быть не может. Мой отец благородный и сильный человек. И я повторю, эта женщина ответит за содеянное, любой ценой, - Пол чуть ли не прорычал последнее, а после сжал руки в кулаках и отошёл к единственному узкому окну. Скрестив руки на груди, он посмотрел на пейзаж за окном. Дворца отсюда не было видно, как и порта. Но злость всё равно не отступала. Этот чертов город, разрушил просто всё в глазах Пола, и сдаваться он не собирался. Даже после очередной жестокой порции слов Дункана. Он не поворачивается к нему, всё так же смотрит на темное небо, на редкие звезды, что сияли на небосклоне. А после чуть прищуривается, и проговаривает слова Дункана в голове ещё раз.

[indent] - Вернулись к дверям вашего убежища? Из-за чего? Она заплатила больше, чем вы, или из-за гипноза, - он усмехается. Тот момент с валиде-султан он помнил хорошо. События последних часов он вообще четко отпечатал в своей голове, правда пока они всплывали лишь фрагментами. И где-то сознание хотело стереть всё это. Защитить его от боли, от этой реальности. Слова о гипнозе он говорит как что-то не значительно, не существенное, не реальное. Но он то помнил, как та женщина держала в руках какой-то предмет. Фиолетовый, словно космос, такой сияющий слово ночное небо с миллионами звезд. И проводила какой-то трюк с кем-то. Человека второго он не знал, но смотрелось эта картина в глазах Пола как развлекательная сцена на площади в Лондоне. Пол всегда считал этих иллюзионистов шарлатанами, но всё же фокусы смотрел, они завораживали.

+2

16

От внезапного всплеска эмоций Дункану хочется отстраниться. Он держит себя в руках, прямо глядя на юношу, практически не мигающим взглядом, но желание отстраниться не отбавляется. Ощущения... как минимум необычные. Молодой ассасин привык справляться со всеми угрозами напрямую, а чувства свои держать под контролем. Всё-таки, после того, как ему выпала часть пройти инициацию, он ни разу не провалил задание, у него не сдал внезапно желудок или не начался приступ паники из-за непредвиденных обстоятельств. Это всё, к чему его так долго и тщательно готовили. Так почему же ему кажется, что стоит начать паниковать?

Причину такого оскорбления Дункан находит в своих словах. Точнее, в том, что сказал не достаточно. То, что старейшина ордена считают уверенной образованной догадкой, для всех остальных сказки или выдумки. Молодой ассасин ждет, когда заморский юноша немного успокоится, даже дает тишине ненадолго заполнить комнату, но потом всё-таки вставляет свои объяснения.

- У твоего отца была сильная воля, - начинает он, делая небольшую паузу после этого заключения. Дункан хочет показать, что он не стремится оскорбить ни мальчишку, ни его родню. Первая и последняя фраза запоминается больше всего, а как свои объяснения Дункан закончит он еще не уверен, а потому решает начать именно с этого своего заключения.

- Можно сказать, из-за... гипноза, - Дункан говорит так, словно происзносит это слово в первый раз. Он почти уверен, что оно значит, но все равно поясняет. - Валиде-султан способна каким-то образом влиять на умы людей, - медленно поясняет Дункан. В ордене посчитают, что он распространяет страшную тайну. На что Дункан, скорее всего, сможет доказать, что этот мальчишка видел страшность этой тайны своими собственными глазами. И потом убежал из дворца. На своих двоих. И почти успешно, даже без чужой помощи. Чужая помощь потребовалось, только чтобы унести его в безопасное место. - Заставлять людей делать всё, что она скажет, хотят они того или нет. Не многие могут противостоять. А из этих не многих единицы выжили, чтобы рассказать об этом.

Дункан снова молчит. В армии валиде-султан было в десятки раз больше мужей, чем во всем ордене. Но все, кто были в ордене выбрали находиться в нём, выбрали эту битву, выбрали этот путь. Так же решительно выбрали это, как только пришедший в себя мальчишка выбрал отомстить за несправедливую смерть. Выбор этот не был продиктован магическим приказом или жалкими людскими позывами, а горел в их сердцах вечным огнем. Таким, который остановить могут только высшие силы.
В этом выборе была их победа.

- Мой Орден... - Дункан начинает говорить, но понимает, что не может ручаться за весь орден. Найдутся те, кто будут не рады чужестранцу в любом случае. Поэтому он говорит за тех, за кого может ручаться. - Мой дом может тебе помочь. Отомстить. Но тебе придётся рассказать всё, что ты сегодня видел. - Дункан снова молчит. Он ловит себя на том, что звучит так, словно дело это будет простым.

- Это всё равно будет опасно. Смертельно опасно, - просто решает уточнить он. - Если ты согласишься, пути назад не будет.

[nick]Duncan[/nick][status]no body no crime[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/564/471828.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Дункан</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>assassin's creed</fan>I wonder, wouldn't it be nice to live inside a world that isn't black and white?</div>[/lz]

+2

17

[indent] Гипноз. Именно это подтверждает Дункан, на что Пол только отрицательно качает головой. Да, он собственными глазами видел это. Видел ведь. Но верить не хотелось. Это звучало так не естественно. Хотя мать всегда говорила, что, если мы чего-то не знаем, это не означает, что этого нет, но и не всему тому, что видим надо верить. Так чему же именно ему верить? Взрослая жизнь, когда отвечать за все поступки приходится самому, когда вся ответственность и выбор падает на собственные плечи, наступила слишком внезапно. Хотя его готовили к этому с самого рождения, и Пол понимал, что должен взять себя в руки и использовать всё то, что знал. Он должен оправдать ожидания отца. И его веру в собственного сына. Страшно было. Не за свою жизнь. Нет. Страшно не оправдать то, что отец от него ожидал. 

[indent] Он качает положительно головой. Всё же признаёт, что видел. Значит гипноз. Какая-то магия. Но ведь и ему она приказывала остановиться, однако пол её не послушал, он смог убежать. Означает ли это, то, что на него не действовала та штука, или просто ему повезло? Думать об этом, или как-то распространяться Пол не собирался. У него, конечно, не было причин не доверять Дункану, но и рассказывать всё-всё было бы не обдуманно и не верно. Что-то надо иметь при себе, возможно в будущем он сможет этим воспользоваться. Или просто расскажет позже, когда увидит этот Орден своими глазами и точно решит, может ли он им доверять или нет. Да, сейчас он следовал согласно древней мудрости: враг моего врага мой друг. Но полного доверия это не обеспечивало, ведь даже друзья предают. 

[indent] - У меня нет другого пути, - не громко говорит Пол, сжимая в руке фамильное кольцо. Даже если он решит отказаться, то куда он пойдёт? Домой он добраться всё равно не сможет, а в одиночку он вряд ли выживет. Его акцент и внешность быстро сдадут его как чужестранца, и дело времени, когда валиде объявит награду за него. Скорее всего она будет ощутима, и любой человек в городе воспользуется этой возможностью. Дункан со своим Орденом предлагал помощь, и, да и он уже её частично оказал, когда помог сбежать.

[indent] - Я согласен, - он делает пару шагов в сторону Дункана, оказываясь перед ним, - У нас общая цель. Я готов отомстить, даже если погибну сам, - последнее он конечно говорит не так уверено, собственная смерть не может радовать. Тем более и его отец пожертвовал собой, чтобы его сын жил. Но отступать Пол точно не собирался. Не сейчас. И не потом. Он сделал свой шаг на этот путь. Возможно, когда-нибудь он пожалеет. Возможно, он не дойдет до конца и сорвётся. Впереди множество путей, но сейчас он видел свой путь именно так. Поэтому он протягивает руку Дункану в знак согласия.

+2

18

Каждый ассасин, доживая до старых лет, становится учителем. Не важно, сколько они тренируются, не важно, сколько опыта за их плечами, рано или поздно зрение их слабеет, тело становится не таким гибким, захват пальцев не таким цепким, а шестое чувство не таким острым. Старейшины, в большинстве своем, все ещё могли дать не слабый отпор большинству солдат и тем более простых людей, но это был риск для них и, что куда важнее, риск для задания.

Обычно новичков обучали старейшины. Прошедшие самый длинный путь, они передавали вместе со знаниями ордена, знания своих прожитых лет. Но иностранного новобранца доверили обучать Дункану. Всё-таки, он его привел, ручался за него своим именем и в случае, если орден будет компромитирован, голова Дункана полетит первой. Молодой ассасин никак не мог решить, нравится ли ему преподавать вообще.

Определенно было полезно преподавать именно этому иностранцу. Мальчишка быстро схватывал все, какие-то действия или принципы узнавая так, словно их негласное им обучали уже давно. Обращался с оружием он более чем умело, уступая пока мастерам, но все равно делая тренировочные поединки занимательными и практически честными.

Отдельным приятным бонусом было то, что Дункан освоил английский язык. Хоть и говорил он всё ещё с тяжёлым акцентом, никаких мискоммуникаций у этих двоих уже давно не возникало. Возможно, помогало то, что Дункан ходил заниматься к бабочкам, что работали в порту. Немного странно думать, что молодой ассасин тренировался перед тем, как пойти на уроки к чужестранцу, чтобы не выглядеть как-то плохо... Поэтому Дункан про это не думает, а вместо этого придумывает новые тренировки.

Пересечение городских высот хромает больше всего. Физической силы у него достаточно, но как будто стоит какая-то ментальная блокада, которая не даёт ему видеть каждую стену как лестницу. Выбить из юноши признание, что тот боится высоты у Дункана так ни разу и не получилось, но сильно подозрение, что дела обстоят именно так все ещё остаются. Подозрения эти все равно не повод останавливать тренировки.

- Гонка, - недолго вспоминая слово, говорит Дункан и продолжает. - Не вершине этого минарета колокольчик. Если ты позвонишь в него первым, тебе дадут твою первую цель, - рвение мальчишки должно помочь в этой ситуации. Пол вряд ли хотел десятки лет обучаться так же, как и все остальные. С его талантами на это уйдет меньше времени, но его рвение здесь и сейчас должно сократить обучение ещё больше. Площадкой для гонки станет небольшая мечеть, постройка которой закончилась меньше месяца назад. Высотой минарет уступает любому из "главных" в городе, но свежая выкладка обычно особенна сложна для новичков. Если Пол выиграет соревнование на этой башне, то награда его будет весьма заслуженной.

- Коли выиграю я, судить о твоих успехах дальше будет Стилгар, - а это должно прозвучать, как достаточно суровое наказание. Хоть названный старшейшина не был агрессивно настроен против чужестанца, не раз намекал, что стоит англичанина отправить учиться с малыми детьми, чтобы убедиться, что он знает все основы.

- Мы оба начнем здесь, но мне нужно будет сначала коснуться того крана, - Дункан показывает рукой на конец улицы, где находятся небольшие ниши с кранами с водой. Всё-таки, у него намного больше опыта путешествия по городу и особенно по этому городу, а потому начни они в одном месте, гонка была бы не честной.

- И помни: ничто не истино, все дозволено, - с серьезными видоми, изображая серьезного наставника кивает Дункан... и почти сразу срывается с места, в направлении, которое указал.

[nick]Duncan[/nick][status]no body no crime[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/564/471828.gif[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Дункан</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>assassin's creed</fan>I wonder, wouldn't it be nice to live inside a world that isn't black and white?</div>[/lz]

Отредактировано Duncan Idaho (2022-08-19 21:25:27)

0


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Konstantinopolis