пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » мы гуляли там по облакам


мы гуляли там по облакам

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/400/861901.jpg

мы гуляли там по облакам

[2.6] фестиваль; Инадзума

Утром…
Я узнаю утром
Ты узнаешь позже
Этих слов дороже
Ничего и нет.

Zhongli & Aether

+1

2

Вместе с титулом Бога контрактов приходит не только власть, но и ответственность за каждый из таких. Ответственность, что тянет вниз даже Властелина Камней, заставляет чувствовать себя обязанным слишком многое. Не только из-за этого Моракс отказался от Сердца Бога, не только поэтому согласился на последний Контракт, который положил конец всем остальным. Так было нужно, и те, кто не мог увидеть большей картины, могли бы посчитать его поведение обычным помешательством. Но эрозия давала о себе знать, а таким как Аждаха - безумным и яростным, позабывшим о прошлом, опасным… таким бывший архонт становиться не желал. Да и без моры можно было прожить, без такого большого её количества. Хоть Чжун Ли, как сейчас себя называл этот адепт, получал жалование за работу в похоронном бюро, всё равно постоянно забывал о том, что люди пользуются морой везде, и стоит носить с собой какой-то её запас.

Ху Тао, конечно, взяла с него слово найти несколько клиентов в Инадзуме - Чжун Ли не сбегал тайно, директор прекрасно знала, куда он отправлялся. А вот причину мужчина ей назвал такую туманную, что любому было бы понятно, не хотел он распространяться о том, зачем решил отплыть на острова.

Возможно, Моракс и сам до конца не понимал, почему ступил на борт корабля в гавани Ли Юэ, почему сошёл на причал в Рито. Почему подставил лицо ветру, обернулся назад на мерцающие вдалеке всполохи молний, почему вдруг улыбнулся мягко, вспоминая, как однажды встретился с ними - с сёстрами. Почему в толпе встречающих искал одно лишь лицо - с глазами, похожими на драгоценные камни, отражающие память звёзд, и золотистыми локонами, сплетенными в тугую косу.

Но Итэр нашёлся совершенно случайно, когда Чжун Ли уже обошёл почти все лавочки на фестивале. Ничего не купил, хоть на поясе и чуть звенела мора в мешочке, который ему Ху Тао привязала на причале, когда обнимала его на прощанье.
Задержался у шатра, где было много разных книг с интригующими названиями, а потом будто солнечный луч сверкнул мимо, заставив обернуться в ту сторону. Солнечный зайчик, его дорогой мальчик, который отправился дальше путешествовать, за которым тянулось сердце Моракса, но уважение к Путешественнику не дало права требовать чего-то.
Только появиться вдруг, напомнив о себе, с тёплой улыбкой приветствуя его.

– Здравствуй, Итэр. Рад тебя видеть.

Взгляд Чжун Ли остановился на мерцающих фиолетовым кристаллах, и вдруг что-то кольнуло в груди от отсутствия прежнего гео-резонанса. Итэр поглотил стихию другого архонта, прикоснулся к другой статуе, и почему-то это было ощущение, больше похожее на ревность. Неужели гео-стихия так не понравилась Путешественнику?

– Благодаря тебе путешествие в Инадзуму по силам даже такому скромному консультанту похоронного бюро, как мне. Как тебе острова?

+1

3

Уже несколько дней подряд утро для Итэра начиналось очень рано, потому что юноша со всех ног спешил на причал, чтобы встретить очередной корабль с гостями из других регионов. Вся усталость с лихвой компенсировалась восторгом, с которым Путешественник встречал старых друзей и новых знакомых, с каждым из них было чем поделиться и о чём рассказать, ведь всё это время он не сидел на месте, а продолжал свой путь. Единый в конечной цели, но не лишённый желания помочь тем, кто в этом нуждается.

Сам по себе праздник стал передышкой, на которой даже однообразные и порой нелепые поручения звучали по-другому, свежо, не так глупо и навязчиво. Принести жареную рыбу? Легко. Протестировать краску для тканей? Разумеется. Добыть кусок руды? Будет сделано. Даже голос Паймон как будто раздражал чуть меньше, да и сама живая консерва была в приподнятом расположении духа от возможности есть до отвала, заработать немного моры и встретить тех, с кем их не раз сводила дорога приключений.

Глаза Путешественника горели восторгом, когда он рассматривал такой непривычно украшенный остров Рито, живой, наполненный гостями и местными жителями, запахами уличной еды и детским смехом, гомоном толпы и просто восторженными улыбками тех, кто ждёт автограф от того самого загадочного писателя, чей лёгкий роман в этом году наделал много шума. Итэр погружён в себя настолько, что не сразу узнаёт в высоком статном силуэте мистера Чжун Ли, а лишь оборачивается на знакомый размеренный голос.

- И вы здесь! – радостно резюмирует, не совладав с эмоциями, но торопится вернуть лицу как будто спокойное выражение, кашляет тихо в кулак и исправляется: - Я тоже рад встретить вас снова, Моракс.

Как давно они не виделись? Из-за количества событий, что произошло на островах Инадзумы, кажется что с его путешествия из Ли Юэ уже минуло несколько лет, хотя на самом деле едва ли время проведённое порознь можно было исчислять в месяцах.

Итэр безусловно благодарен мужчине за то, что он переводит тему в другое русло, более знакомое и понятное ему, подходит ближе и цепляется за локоть господина, оглашая свой вердикт:

- Тут очень красиво и столько всего удивительного. Мне кажется, вам бы пришлось по душе создание икебан. А ещё мы просто обязаны сделать фото вместе на стенде с тануки! Идёмте-идёмте! Если что, это совершенно бесплатно, - уточняет в шутку, вспомнив, сколько раз из-за этого им вместе доводилось попадать в неловкие ситуации, утягивая Гео Архонта следом за собой вверх по лестнице.

+1

4

“Моракс”... За границами Ли Юэ никто не смеет называть бывшего архонта таким именем, не смел и в то время, пока тот был ещё действующим божеством-покровителем региона. Но Итэру можно всё, и от звуков собственного имени, произнесенного голосом Путешественника, на душе теплеет, а губы сами по себе чуть изгибаются в улыбке.
– Просто Чжун Ли, Итэр. Я теперь просто Чжун Ли. - Моракс мягко напоминает о том, что отошел от дел, и как бы ни было приятно слышать своё имя на чужих берегах, не стоило забывать об осторожности. Не хватало ещё, чтобы вся Инадзума знала о том, что гео-архонт выжил, иначе к чему был тот сложный спектакль перед всеми жителями гавани.

– Хорошо, но на этот раз у меня есть с собой мора… кажется, - Чжун Ли позволяет утянуть себя, потому что из них двоих дорогу явно лучше знает Итэр, но не хочет выпускать руку парня, крепко удерживая её локтем. Они поднимаются по лестнице, оказываясь перед стендом с нарисованными тануки, который мужчина осматривает с любопытством. Обычно на фестивалях в Ли Юэ запускают фейерверки или фонари, воздушных змеев, но не фотографируются у стендов. В картине обнаруживаются два овала - явно для того, чтобы поместить своё лицо и предстать в образе волшебного существа.
Моракс только сейчас отпускает руку Путешественника, заходит за стенд и помещает лицо в верхний круг, для этого приходится наклониться и чуть присесть, так что сзади вид должен быть не очень подобающим. Но оно того стоит?

– Мы попросим кого-то сделать фотографию на память, или Паймон с этим справится? - Моракс всё ещё находится за стендом, просунув лицо в прорезь, пока задает этот вопрос, переводя взгляд с Итэра на его маленькую помощницу.
Возможно, он выглядит нелепо, и его спокойное лицо никак не подходит пухлому нарисованному телу тануки, но в этом же и смысл - побыть немного смешным, иначе бы картина изображала величественную громовую птицу, а не милого толстяка с семьей.

Может быть, стоит использовать эту мору в мешочке, чтобы поужинать с Итэром где-нибудь в приятной обстановке, расспросить его о том, что с ним произошло за время их разлуки. Ведь по слухам Путешественнику пришлось несладко, но почему-то как обычно тот не показывал, какие трудности ему пришлось пережить, улыбаясь счастливо как маленькое солнышко.
Только бы ещё не резали взгляд эти фиолетовы электро-камни в его облачении. Ведь так приятно ощущать было гео-резонанс, когда парень находился рядом. И сейчас без этого ставшего уже привычным чувства на душе было пусто. Хочется заполнить эту пустоту.

+1

5

- Мистер Чжун Ли, - повторяет следом Итэр, так и не сумев окончательно избавиться от всех формальностей в обращении к этому действительно умному и впечатляющему мужчине. Быть может, забота о гавани Ли Юэ и всех жителях горных земель больше не его забота, но он остаётся человеком чести, великим воином и тем, про кого слагают изумительные легенда и поют песни, в которых без правдивости не обошлось.

Впрочем, это не мешает повести себя с ним немного по ребячески и привести к толстеньким очаровательным тануки, вырезанным из дерева, у которых вместо мордочек прорези для человеческих лиц. Слишком поздно Путешественник понимает, что о технической составляющей своей задумки как-то заранее не позаботился, но крошка Паймон приходит к нему на помощь вынырнув из-за плеча, когда наконец перестала рассматривать аппетитные закуски на прилавке с едой.

- Паймон отличный фотограф! Вот увидите! Давайте поскорее сделаем фото и пойдём поедим что-нибудь вкусненькое, – её звонкий голосок выделяется среди всех прочих.

- Ты не изменяешь себе и думаешь только о еде, - Итэр не может сдержать улыбку и отдаёт ей камеру, прежде чем забраться на невысокую ступеньку рядом с Чжун Ли и выглянуть в прорезь. Разумеется, в его словах нет ни тени злости, да и сам он чувствует, что пора бы уже подкрепиться. Желудок согласно урчит, из-за чего лицо юноши вспыхивает алым от смущения, и именно этот момент конфуза камера с яркой вспышкой запечатлеет на снимке.

Он виновато разворачивается к своему спутнику, обхватив живот обеими руками, отводит взгляд и тихонько бормочет:

- Простите, мы с самого рассвета встречаем гостей из других регионов, а во рту крошки не было.

Признаваться в этом даже немного унизительно, ведь слухи твердили, что он отважный, великий, непобедимый искатель приключений и бла-бла-бла, а на деле оставался лишь юнцом, который многого не знал и бросался на помощь каждому, кто об этом просил, не мог отказать даже в дурацких просьбах помочь снять кошку с дерева или отнести заказ на блюда в соседнюю деревушку. Будто бы ни одной живой душе это было не под силу.

И вместе с тем он настроен оптимистично, наверное, потому что знает, что Чжун Ли никогда себе не позволит смеяться над ним.

- Быть может, вы голодны? – спрашивает с надеждой в голосе, - Путь был не близким.

+1

6

Конечно же, ему приятнее, когда Итэр называет его “Моракс”. И нужно будет дополнить, что наедине парень может обращаться к нему не выдуманным человеческим именем, а настоящим. Но пока что в чужой стране стоит соблюдать правила приличия, так что путешественник поправляет себя. Ну какой хороший мальчик.

– Хорошо, пусть будет мистер Чжун Ли, - мужчина отвечает мягкой улыбкой и уже за ширмой с нарисованными на ней тануки позволяет себе немного расслабиться, вернув лицу спокойное выражение. Но когда живот Итэра вдруг разражается практически тирадой от голода, Моракс чуть улыбается. Кажется, этот момент и застаёт Паймон. Теперь ещё больше хочется посмотреть на то, что в итоге получилось, но сначала стоило разобраться с неудобствами физиологического характера.

– Сейчас я на стороне Паймон, - тихо смеется Чжун Ли, делая вид, что не заметил ничего, подает руку Итэру, чтобы тот спустился с небольшой ступеньки, и на мгновение замирает, подхватывая его за талию, чтобы удобнее было ступить на землю. Тепло парня всё ещё ощущается на кончиках пальцев и после того, как Моракс разрывает касание, смотрит на Паймон и прикрывает глаза, прежде чем продолжить.
– Я бы не отказался от плотного ужина, если ты составишь мне компанию, Итэр. Разумеется, нужно накормить тебя. Ты так хорошо постарался сегодня, чтобы всем гостям было комфортно. Но теперь нужно позаботиться и о тебе тоже.

Паймон, кажется, только и ждёт этого, уносится вперед и оборачивается иногда, поверяя следуют ли за ней остальные спутники, пока они направляются к тому месту, где можно будет утолить голод Итэра и попытаться накормить бездонную дыру по имени Паймон. И как только в такое маленькое существо влезает столько еды?

– Я хочу попробовать понемногу каждое блюдо, что подают здесь. Я очень давно не был в Инадзуме, будет любопытно сравнить, как изменилась кухня, - Моракс в последний раз ел что-то из еды с островов, когда они пересекались в прошлом с электро-архонтом. Сестрой-близнецом той, что сейчас занимает её место.
– И что-то из алкоголя было бы неплохо. Вино или что-то крепче, мне любопытно всё, - делает заказ мужчина, когда они приходят на место, переводит взгляд на Итэра, - У тебя есть здесь любимые блюда? Ты уже столько времени в Инадзуме… Не скучаешь по лакомствам из Ли Юэ? - “не скучаешь по моей компании?”

+1

7

Итэр благодарен Чжун Ли за всё: помощь, компанию и просто приятную беседу. И хочется сказать, что больше всего он скучает по ярким огням Ли Юэ, по тому, как в разгар фестиваля они вместе с Властелином камня наслаждались яркими взрывами салютов, а потом вместе запускали в небо бумажный фонарик, как решили попробовать жареную рыбу, которая пришлась Путешественнику не по вкусу из-за обилия специй, и всё таки из-за тёплого отношения к малышке Сян Лин он съел её великом.

Итэр и правда тосковал по гавани, омываемой солёными водами, по оживлённости, которая царит под наблюдением Моракса каждый день в порту и по друзьям.

Но больше всего именно по человеку, что был сейчас рядом, но причин такому поведению найти Итэр никак не мог. Зато в его силах было предложить отличный ресторанчик с видом на улицы, которые казались непривычно многолюдными с тех пор, как сёгун отменила запрет на пересечение вод и Инадзума наполнилась гостями из других регионов. Акцентами. Смехом.

На террасе второго этажа очень уютно, а внимательная официантка не торопит их с выбором и обещает подойти через пару минут. Паймон без устали щебечет, что готов попробовать всё, но умеряет свой пыл, когда вспоминает, что в кошельке почти не осталось моры. Итэр же довольно бездумно бегает глазами по строчкам, надеясь, что мистер Чжун Ли решит за него, что подать на ужин, раз уж он только прибыл сюда. И никак не надеется, что от него попросят совет. Стушевавшись Путешественник говорит на одном дыхании:

- Мы можем попробовать сакэ. Думаю, вам оно придётся по душе, мистер Чжун Ли, к тому же несколько раз мне отказывались его продавать, не верили, что я уже взрослый, и обвиняли в том, что выгляжу совсем как мальчишка. Уж вам точно поверят!

Не лицемерит, а искренне признаёт свой восторг перед этим человеком. Восхищение.

Чуть переведя дух, мальчишка заканчивает мысль:

- Мне очень нравятся моти с лепестками сакуры, но по правде сказать до экспериментальных блюд кулинаров Ли Юэ им очень далеко.

И ведь не врёт, сам был свидетелем того, как лучшие из лучших состязались на ножах в самом что ни есть прямом смысле этого слова, желая накормить судей самый изысканной и вкусной стряпнёй, какую только могут положить в тарелку. После небольшой паузы, за время которой Итэр не поднимал взгляда, он наконец смотрит в глаза мужчине напротив и признаётся:

- Но больше я скучаю по хорошей компании. Люди здесь прекрасные, но…

Так и обрывает мысль, чувствуя, как от продолжения фразы, что не было сказано вслух, но пробежало строчкой в голове, вспыхнули алым щёки.

+1

8

Кажется, Итэру редко удаётся отведать чего-то алкогольного, потому что выглядит он совсем юным. Но Чжун Ли знает, что оба близнеца гораздо старше, чем кажутся на первый взгляд. Что же говорить о нём самом, живущем под небом уже больше шести тысяч лет… Так что мужчина не обращает внимания на растерянность Путешественника в вопросах выбора напитка, лишь подбадривает его заинтересованным взглядом и мягкой улыбкой.
– Пожалуйста, добавьте к нашему заказу… - Моракс всматривается в лицо парня напротив и решает остановиться на таком количестве: - три бутылочки сакэ. И на десерт моти с лепестками сакуры.

Он следует совету Итэра в выборе блюд, но заказывает довольно много, чтобы ни Паймон, ни сам парень не остались голодными после долгого дня на фестивале.
Сам же ест скорее из вежливости, пробуя на вкус различные блюда, чтобы сравнить их с теми, которыми давным давно уже когда-то угощался.
Но больше использует предлог для того, чтобы понаблюдать за Путешественником. И больше всего, конечно, взгляд Чжун Ли притягивают мерцающие фиолетовым оттенком камни на его одеянии. Он не позволяет себе показать, что ему не нравится что-то из происходящего, иначе бы уже нахмурился или задал бы прямой вопрос, как так вышло.

– Что случилось, Итэр? Люди в Инадзуме прекрасны, но недостаточно для того, чтобы составить компанию так же, как кто-то из Ли Юэ? - Моракс умеет, когда этого хочет, уходить от ответа, так же как и задать вежливый, но с подтекстом вопрос. По покрасневшим щекам путешественника можно догадаться о том, что тот смущен своей откровенностью, а брошенный взгляд и оборванная фраза может послужить подтверждением, что хотел сказать Итэр про самого Чжун Ли. Но читать мысли мужчина не умел, лишь приходить в чужие сны, поэтому оставалось только строить предположения.

– В Ли Юэ всё хорошо. Гавань почти отстроена после тех событий, но никто не забыл про тебя. И то, что ты сделал для всех нас. - Моракс ловко подтягивает к себе палочками моти и отправляет его в рот. Нежная текстура рисового теста раскрывается приятным чуть сладким вкусом начинки и ароматом цветения сакуры. Поневоле приходит в голову мысль, если попробовать мягкие на вид губы Итэра, будут ли они такими же податливыми, как этот десерт?

– Ты не хотел бы после трапезы зайти в мой номер в гостинице? У меня есть подарок для тебя, но я не взял его с собой. Если, конечно, ты насытился. - Путешественник рассказал ему о том, что случилось за то время, что он был в Инадзуме, да и блюда в основном усилиями Паймон подошли к концу. Как собственно и две бутылочки сакэ, которыми Моракс щедро наполнял пиалу собеседника. Напиток этот не был новым для мужчины, но кажется вкус его изменился за несколько веков. Может быть, иной способ приготовления? На бывшего архонта, конечно, алкоголь оказывает влияние слабое, а вот Итэр, кажется, способен был опьянеть от такого количества. Не настолько, конечно, чтобы не иметь возможности стоять на ногах, но… при случае Чжун Ли был готов и донести его до дверей, раз уж сам подливал ему сакэ.

+1

9

Усталость берёт вверх, и Итэр, словно ненадолго позабыв о части правил и норм приличия, которым безусловно был обучен, налегает на еду ничуть не хуже малышки Паймон. Ненадолго воцаряется такая непривычная тишина, что это самую малость пугает – его парящая спутница очень редко держит рот на замке, и сейчас редкий момент, когда можно обойтись без её комментариев к происходящему.

И всё же Чжун Ли, будто желая уделить больше внимания самому Путешественнику, отдаёт крохе всё новые и новые блюда, когда Итэр сообщает, что уже наелся. Щёки его горят то ли от крепости алкоголя, то ли из-за ароматного супа, который разогрел аппетит и так же неплохо справился с задачей утолить его. Юноша точно выглядит счастливым, на его лице – мягкая улыбка, а в обычно сдержанной позе появилось больше уверенности и расслабленности, мальчишка откидывается на руки за спину и перекидывает длинную пшеничную косу через плечо, чтобы не мешалась.

- Пока что мне не довелось встретить человека, который бы рассказал мне об Инадзуме и её истории так же много, как вы о городе камня, мистер Чжун Ли, - язык ещё не заплетается, но речь стала более медленной, низкой, Итэр чувствует по себе, что пора остановиться, а посему вежливо отказывается от протянутой ему пиалы, вновь наполненной до краёв. Битвы и сражения, безрассудные поручения и совершенно глупые задания гильдии искателей приключений – поприще, на котором он может проявить себя, и алкогольные схватки явно не попадают в этот не слишком впечатляющий список.

Путешественник улыбается непривычно широко, слыша подтверждение того, что жители Ли Юэ не забыли его и очень ждут возвращения. Однако же тот единственный, кого хотелось увидеть больше остальных, опередил время и прибыл сам на корабле, приблизив время долгожданной встречи к этому моменту.

- Подарок? – неверяще переспрашивает и оглядывается на Паймон, которая от количества съеденного совсем размякла и уснула прямо на циновке, бормоча себе что-то под нос, - Правда, не стоило…

Но и отказываться сейчас будет ужасно грубо с его стороны. Окинув беглым взглядом грязные полупустые тарелки Итэр уверенно подводит черту:

- Думаю, мы можем пойти к вам, а хозяев заведения попросить позаботиться о Паймон. В такой услуге мне точно не откажут.

Городская репутация делает своё дело. Походка юноши слегка неуверенная, ступеньки становятся лёгкой преградой на пути, но это не мешает ему достаточно внятно сформулировать просьбу перед господином, владеющим этим заведением, а следом и подхватить под локоть мистера Чжун Ли, то ли пытаясь так сохранить равновесие, то ли беря на себя всецело ответственность за то, чтобы помочь ему найти дорогу до постоялого двора.

И тот, и тот вариант будут по-своему верны, но даже после нескольких стопок сакэ разум Итэра достаточно ясен, чтобы без приключений довести их до временного ночлега гостя из Ли Юэ и принять его приглашение пройти в комнату, закрыв за собой дверь. Лишь переступив через порог Путешественник понимает, что всё это время так и держался за спрятанную перчаткой ладонь мужчины, одёргивает резко руку и, краснея от носа до кончиков ушей виновато щебечет:

- Простите меня, мистер Чжун Ли… Я… Я сам не понимаю, как так вышло, - и роняет взгляд в пол, желая провалиться следом вниз через деревянные половицы.

+1

10

Комплименты Итэра каждый раз такие милые и такие завуалированные, что только научившийся за годы наблюдения за людьми перед тем, как примерить на себя образ "Чжун Ли", смог бы начать подозревать, что сказано это было не просто так. Тем более, что парень уже немного смутился, когда говорил про то, что в Инадзуме нет таких прекрасных людей, как в Ли Юэ. Конечно же, всегда был шанс, что Моракс принимал желаемое за действительное, но даже в этом случае мужчина собирался проявлять осторожность, не действовать прямо, пока не узнает точные чувства к нему Путешественника. Ведь хуже всего было бы оказаться понятым совершенно не так, и обидеть чем-то юношу.

– Ты же понимаешь, Итэр, что я просто слишком долго следил за Ли Юэ, чем не может похвастаться никто, пожалуй, из инадзумцев. За редким исключением, конечно, не могу судить обо всех жителях. - Чжун Ли понимает отказ Итэра от алкоголя, ведь у каждого свой предел прочности по части напитков, и не настаивает на продолжении. Все-таки в планах мужчины не было довести его до состояния, когда он не сможет стоять на ногах. И приятно было видеть такую ответственность, такую заботу о себе. Или же просто были опасения опозориться перед кем-то из старых друзей? Как будто Моракс стал бы его осуждать в чём-то.

И пусть Итэр говорит, что не стоило так беспокоиться по поводу подарка, идея отправиться за ним в номер не кажется ему неподходящей моменту. Даже малютка Паймон находит себе людей, кто позаботится о ней. Ведь после сытного ужина та явно не способна летать туда-сюда, тем более, что этот подарок Моракс всё же приобрёл именно Путешественнику. Для летающей спутницы было заготовлено своё "сокровище", но раз уж еда увлекла её больше, то получит уже на следующий день.

По отношению окружающих к Итэру Моракс понимает, что парень опять успел зарекомендовать себя наилучшим образом. Жаловаться, что каждый норовит использовать Путешественника не стоило, ведь бывший гео-архонт знал, что и в Ли Юэ люди просят о помощи, а Итэр не отказывает практически никому. Может быть, в этом и есть влияние на мир, тот золотистый свет, что юноша несёт им, пока проходит свой путь в поисках родственника.

– Всё в порядке, Итэр, - Чжун Ли не сложно вести парня всю дорогу, он готов быть его опорой, если так нужно, поэтому в мягком голосе мужчины нет ни капли осуждения, - Мне льстит, что ты доверился мне настолько, что искал моей поддержки инстинктивно, на задумываясь.

Он протягивает руку и поглаживает Итэра по голове, ерошит светлые волосы, но решает больше не смущать, проходит дальше в номер и открывает ящик комода, предварительно снимая с него гео-барьер. Не то, чтобы Моракс переживал за охрану своих ценностей, просто в чужих землях старался быть предусмотрительным. Не каждый же знает, что за обликом консультанта похоронного бюро скрывается божество.
– Можешь подойти ближе, - мужчина достаёт из ящика тонкую золотую шпильку с золотистыми же камнями, манит к себе парня ладонью, а когда он подходит ближе, наклоняется, притягивая к себе длинную косу.
– Эта вещь не на каждый день, но я подумал, что ты будешь хорошо смотреться с ней. Правда… здесь нужна немного другая причёска, - Чжун Ли привык, что его действия не обсуждаются, поэтому начинает распускать косу, не дожидаясь одобрения от её обладателя, ловко пропуская пряди волос между пальцами и переплетая так, чтобы поднять максимально всё наверх. И только закалывая длинной шпилькой любовно сплетенную им на голове Итэра композицию, переводит взгляд на лицо парня, чуть улыбнувшись.

– Машинально переплел тебе… извини. Хотел показать, как это будет красиво. - Камни были похожи на глаза Итэра, а золото шпильки гармонировало с волосами. Короткие пряди обрамляли лицо, а на шее сзади будто золотое облако опускалось на кожу. Такая нежная и беззащитная сейчас шея.

– Ты вошёл в резонанс с электро стихией? - Чжун Ли вдруг спрашивает это, всё ещё любуясь тем, какой красивый вид на шею и плечи открывается из-за убранных наверх волос, - Мне очень нравился цвет камней на твоей одежде. Я выбирал украшение под них, но теперь с фиолетовыми смотрится не так хорошо.

"С гео смотрелось бы лучше. Почему ты изменил стихию?" - не говорит вслух, но подразумевает Моракс, пока поглаживает пальцами в перчатках открывшуюся ему кожу на шее сзади.
– Может быть, заменим их? Ты не против?

+1

11

Итэр знал, что Чжун Ли поймёт. Не осудит. Возможно даже немного подыграет его прихоти задержаться рядом и держаться за крепкую руку мужчины, чувствуя себя в безопасности рядом с ним чуть дольше, чем диктовали нормы приличия.

Такова была сила Властелина камня – он построил город, жители которого веками развивались, занимались торговлей, налаживали судоходство и не знали иных забот. Возможно Путешественнику тоже хотелось обрести место, которое бы он смог назвать домом, уголок, в котором каждая деталь будет говорить о безопасности, умиротворении, заставит быстро стучащее от постоянной спешки сердце хотя бы немного сбавить свой безумный темп.

Но сегодня он просто гость, оттого и ступает в чужие покои робко, ненадолго заминаясь рядом с невысоким порожком и переступая с ноги на ногу, прежде чем зайти внутрь и прикрыть за собой дверь. Зато ближе он подходит очень уверенно, потому что не чувствует опасности, только влечение и заботу, может быть немного любопытства, но рядом с Чжун Ли так было всегда. Казалось, что простым движением рук он способен рассказать целую историю.

Итэр сам не замечает, как задерживает дыхание, когда длинные пальцы зарываются в его волосы, расплетают уже ставшую привычной косу и творят настоящую магию, убирая золотое шёлковое великолепие с его плеч наверх, а закрепляя одной единственной шпилькой. Без своей причёски и с открытой шеей мальчишка словно чувствует себя нагим, громко вздыхает, пропуская через лёгкие слишком много воздуха разом, краснеет от шеи до кончиков ушей и заикается, когда бормочет:

- Мистер Чжун Ли, наверняка это очень дорогая и ценная вещь! Правда, не стоило…

Помимо цены украшение преодолело неблизкий путь, чтобы стать частью его образа. Принять такой жест было очень тяжело, но Путешественник знает, что может дать взамен. Догадывался по крайней мере, видя, с какой неприязнью гео архонт смотрит на горящие лиловым камни на его груди. И опыт научил, что для резонанса не обязательно прикасаться к каменной статуе, если рядом есть тот, кто обладает силой куда более могущественной.

То ли желая отблагодарить, то ли напрочь избавить от этих ревнивых интонаций в голосе, что пугали Итэра до мурашек, он на носках подтягивается вверх и обнимает мужчину за широкие плечи, чтобы в последний момент зажмуриться и поцеловать робко в губы. Прикосновение, от которого под кожей перестают прыгать непослушные озорные молнии, покалывающие кончики пальцев, и на смену приходит тёплое и такое родное чувство чего-то вечного, нерушимого, величественно как каменные вершины Ли Юэ, теряющиеся своей высотой в перистых облаках.

Когда мальчишка не выдерживает больше напряжения в натянутом как струна теле и снова становится на пятки кристаллы на его одеждах вновь горят золотом, точно так же, как в день, когда Моракс проводил его на корабль и видел в последний раз до сегодняшнего дня.

- Так лучше? – спрашивает тихо, положив ладонь себе на грудь, чувствуя кожей мощный поток энергии, что отзывается на близость Властелина камня. Заправляет прядь волос за ухо, смотрит внимательно снизу вверх на Чжун Ли и надеется если не самостоятельно понять, то хотя бы услышать от него, что наконец сумел оправдать ожидания и возложенные на него надежды, вручаемые вкупе с таким ценным подарком.

+1

12

Светлокожие люди легко краснет. Светлокожие и светловолосые люди выглядят очаровательно с румянцем на щеках и на шее, заставляя задуматься о том, где ещё они так легко розовеют и отчего. Насколько хорошо на этой светлой коже остаются следы? Чжун Ли наблюдает спокойно и с точки зрения эстетики, красоты. Но дракон внутри успокаивается только тогда, когда Итэр поднимается на цыпочки и обнимает, целует в губы несмело, но этого достаточно. Желание получить иной элемент передается Мораксу, и он с удовольствием делится, выпуская порцию гео-стихии во время того, как их с юношей губы сливаются в поцелуе.

Чжун ли желает это неспешно, смакует, от былой ревности к чужуму элементу нет следа, поэтому он может позволить себе насладиться ощущениями от поцелуя, запустив ладонь в поднятые над шеей волосы Итэра. А когда отрывается от юноши, тот уже легонько резонирует с гео, камни на его одеждах горят приятным золотистым светом. Моракс уже не архонт, без гнозиса вновь обычное божество, но то была иерархия до войны архонтов. Сейчас и обычный бог будет сильнее многих, ведь осталось их в Тейвате не так уж и много. Ирония судьбы, ведь на войне он собственноручно расправился с большим количеством соперников, а потом спустя две тысячи лет сам согласно контракту передал гнозис в чужие руки. Но подпитать гео-элементом Итэра, чьё тело странным образом способно менять свою стихию, всё ещё способен.

- Да, так лучше. Спасибо, Итэр. – Чжун Ли тепло улыбается ему и поглаживает пальцами по щеке, которые ещё не вернули себе полностью человеческий вид. Золотые прожилки на темной поверхности кожи постепенно гаснут, и та меняет цвет на обычный плавно. Глаза Моракса перестают светиться мерным янтарным отблеском и тоже затухают.
- Ты так раскраснелся. Из-за моего подарка или после поцелуя? – В зрачках сверкает что-то звериное, но это может быть и отблеск пламени свечи. – Ты выбрал любопытный способ… Мне теперь интересно, сколько моих статуй в Ли Юэ ты перецеловал?
Моракс не смеется, но в его глазах искрится веселье, как и в уголках губ, поднявшихся в мягкой улыбке. Он всегда любил поддевать смертных, любил задавать вопросы, что ставят в тупик, а Итэр несмотря на свой возраст, всё же не так был опытен в словесных сражениях. Тем более ощущалось, что присутствие мужчины вызывает в нём смятение и смущение. Возможно ли, что юноша питал не совсем платонические чувства к одному из древних богов, что встретились ему по пути?

Моракс с ожиданием во взгляде медленно лижет губы языком, чуть раздвоенным на конце, наклоняет голову, чтобы Итэру не нужно было больше подниматься на носочки, замирает в нескольких сантиметрах от его губ, так что юноша может ощутить тепло его дыхания, что только недавно было у них одно на двоих. Ладонь Чжун Ли твердо, но без давления придерживает Итэра за талию, удерживая его на этом сомнительном расстоянии от себя.
- Может быть, чтобы удостовериться в удачном эксперименте, стоит закрепить результат? – Язык раздвигает мягкие губы Итэра, проскальзывает между ними, оказывается в приятной влаге его рта, находит его язык и увлекает его в свой танец, лаская и поглаживая, посасывая и настойчиво заполняя собой.
- Теперь сработало? Как считаешь? Или мне продолжить? – Чжун Ли отрывается от терзания рта Итэра и с удовольствием смотрит на то, до какого состояния довёл его. Но всё же ждёт его реакции и готовности\неготовности продолжать.

+2

13

Золотые змеиные глаза. Тёмные будто горная порода руки с золотыми прожилками как спрятанный среди скал янтарь. Чжун Ли настолько красив, что Итэр даже представить себе не может, будто никто и никогда помыслить не мог о Мораксе в таком ключе, наверняка многие благоговели перед его красотой и величием. Но отчего-то Архонт, уже утративший по контракту свой глаз бога, стоял перед ним здесь и сейчас, преодолев отнюдь не близкий путь через неспокойные воды, окружающие со всех сторон регион электро владычицы.

Будет лестью полагать, что всё это только ради него, но за закрытой дверью в комнате, где их только двое, представить такой сценарий достаточно просто.

Он неловких вопросов щёки путешественника загораются ещё ярче, юноша давится воздухом и чуть закашлявшись прикрывает ладонью нижнюю половину лица, оправдываясь нервно:

- Я… Мне не доводилось целовать ваши статуи, Чжун Ли, но несколько раз я взбирался на постамент и… Вынужден признаться, что сидел у вас на коленях.

Говорить о подобном стыдно. Немного унизительно. Так неловко, что гореть красным начинают уже и кончики ушей, но Итэр стойко выдерживает это испытание и даже не пятится назад, наоборот делает шаг навстречу и снова обнимает мужчину за шею обеими руками и почти касается его губ своими, добавляя:

- Но то были лишь каменные статуи.

Сильные руки на пояснице притягивают ближе, Путешественник охотно втягивается в поцелуй, прикрывает от удовольствия глаза и мычит в горячий рот, не сопротивляясь, но дразня опытного любовника, отказываясь подчиняться его движениям и охотно отвечая на ласку языка сопротивлением. Пробует урвать инициативу, хоть и знает наверняка, что шансов одержать победу на этом поле битвы практически нет.

Однако всё хорошее имеет свойство заканчиваться быстро. Мальчишка разочаровано вздыхает, когда ласка прекращается, смотрит в глаза напротив, в тайне мечтая, чтобы в них снова вспыхнул драконий янтарный огонь, и окончательно обнаглев прижимается вплотную к Мораксу, трётся своим пахом о его, перехватывает чужую руку за запястья и вместо открытого бока кладёт себе на бедро.

- Прошу, продолжайте, - в его уважительном голосе ещё и настойчивая мольба. Почти приказ, чтобы дать понять, что отступать он не намерен. Не сейчас, когда практически вывалил перед Властелином камня свои чувства, распахнул душу, подпустил к себе так близко, как никому ещё не разрешал подходить.

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » мы гуляли там по облакам