пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » клоуны уехали подальше от цирка


клоуны уехали подальше от цирка

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/UhRDA9V.jpg https://i.imgur.com/HbPSvUr.jpg https://i.imgur.com/yg2NZWu.jpg
Clint Barton & Pepper Potts

[icon]https://i.imgur.com/7Q17X2j.jpg[/icon]

Отредактировано Pepper Potts (2022-04-21 23:54:37)

+2

2

[indent] Ты живёшь и дышишь. Вскользь мелькающих взглядов, задевая плечом прохожего, толкая узкий косяк покосившейся рамки, просачиваясь в толпу вопящих зевак, ты не идёшь, а движешься скрипящей лодкой, мягко рассекая волны. Воды вздыхают восторгом, затаенным ужасом, вспыхнувшей яростью, сменяют окрас, вздымаются над головой, чтобы проглотить, пережевать, и мерзко скривившись от накатившего послевкусия выплюнуть. Дрянной привкус брошенной древесины, облепленной тиной малых лет, бесполезный кусок рукотворного абсурда. Плевком выстреливаешь вверх, в слюне морской, но ты живёшь. И дышишь. Нет, не лодкой, а птицей лениво рассекаешь крыльями воздух, паря в густоте бесконечности. Ветер замахивается попутным курсом, чтобы отбросить твой неряшливый хвост подальше. Прочь от вихря чужих слов, мыслей, живи себе, и дыши. Чёрт, ведь всё-таки ты живёшь и дышишь не для галочки в бумажной купе, да? Тогда для чего? Просто всё, чтобы следующим днём оттяпать себе кусок свободы, не задумываясь о замках, оковах, тесных комнатах с запахом дурных домыслов. Ты свободен. 

[indent] Тогда почему на зубах скрипит песок, а внутри саднит нехорошее чувство? Каждый раз, когда меня тащили обратно в приют, как нагадившего кота, это ощущение планомерно набирало обороты. Правда не отдавало горечью. Может всё дело в дурных привычках? Ну, как к примеру курение, когда табачный дым не взирая на зловредность, становится неотъемлемым хочу. Согласен, пример так себе. Хотя, не без доли сути по сути. Умом понимаешь, что сдохнуть – вопрос времени, завтра или сейчас, и всё равно тянешься в карман. Никогда не закурю. К чёрту, слишком много странных мыслей, не за тем мою тушку занесло в бродяжий цирк, чтобы ударяться лбом в проблемность большого мира. Не за ответами я проскользнул внутрь шатра, где акробаты выполняют лихие трюки без страховки… Точно. Не забивай себе голову, Клинт, просто смотри, гляди на чужую жизнь без свободы, и не подавай звука.

[indent] Когда шоу закончится, вся шоу-труппа отправится в город, что неподалёку. Сегодня была финальная программа и уже завтра, цирк вновь двинет в дальний путь. Я провёл достаточно времени среди людей, живущих в бесконечных разъездах, чтобы знать, чем завершится ещё один долгий день. Именно поэтому, витая перебежками от города к городу, мне захотелось снова окунуться в эту крошечную реальность с запахом фейерверков и попкорна. Плохие привычки, классика.

[indent] Всё ещё не верится, что наши пути с братом разошлись. Не так я себе представлял другой мир, огромный, переполненный изысками неизвестности. Но, так уж вышло, не пропаду. Месяц, или три, время без точек и определений сквозит словно керосин из сорванного патрубка. Мальчишеской прыти в груди не занимать, что чаще приходится приглаживать, дабы ненароком не навлечь беды. Свобода дорого обошлась, и теперь не хотелось бы из-за собственной дурости потерять её снова. А значит, самое время заступить в унылую взрослую жизнь с правилами. Правило первое: улыбайся только тогда, когда смеются другие. Правило второе: ходи по течению, не прыгай на берег безумной треской, рыбак глаз-да-глаз точит. И правило третье: уходя не оглядывайся, но и не забывай, что за спиной ещё слышен вой железных собак. Повторил? Молодцом, самое время выдохнуть, заплутав среди палаточных возвышений, где хозяйничать остался старый сварливый бес директор, мирно спящий в одном из шатров. Труппа вернётся на рассвете, знаешь, что это значит? Внеплановое шоу, и… Поприветствуем приглашенного гостя – Клинта Бартона, только сегодня и только сейчас, проездом из Айовы… А что, звучит.

[indent] Было время, когда казалось, что этот странный разрисованный мир маскарада останется далеко позади, без просвета. Время, когда ты ненавидел каждую крупицу мироздания, в архивах истории которой, холст пропитан алкогольным угаром и запёкшейся кровью на костяшках сбитых кулаков. Что изменилось теперь? Ты изменился. Как-то раз, я сунул последний доллар в жестяную банку бродяги, молча смотревшего на закат, и когда собирался уйти, мужчина поторопился догнать. Бездомный аккуратно взял мою ладонь и вернул купюру. Как сейчас помню, он сказал, что взгляд у меня отрешенный, потерянный, такой, будто в моих глазах вместилось средоточие ненависти ко всему живому. Не веришь людям, хотя бы поверь в них. Дай шанс. Сказал, и на прощание махнув рукой, ушёл прочь. Забавная штука мозг. Вытаскивает воспоминания в самый неожиданный момент. Не стану спрашивать «зачем», наверное, всё часть одного большого плана кого-то там сверху.

[indent] Неторопливо ступая под навес шапито, выбиваешь под ногами и без того вытоптанный песчаный шлейф, чтобы небрежно перемахнуть через помост. Перекрашенные не одну дюжину раз стальные рампы вздыхают тихим стоном, будто сквозь многолетнюю усталость выражая собственное недовольство. «Ещё один», наверное, умей они говорить, именно так и прошептали бы. Но, ответом на мою чуть слышную, старые трубки молчат, лишь изредка отзываясь металлическим скрипом на соединениях винтов. А потом, на миг, тишина густым покрывалом падает на плечи. Публика замирает в ожидании…

[indent] - барабанная дробь, шоу продолжается. – взмахивая руками в сторону импровизированного оркестра, я закрываю глаза… в три пальца зажимая невидимую тетиву, оттягиваю назад. Задержать дыхание, прислушиваюсь к биению сердца. И отпускаю. Отпускаю прочь. Смешно. Почему так просто отпустить придуманную стрелу, и так сложно отпустить прошлое? Снова сложные вопросы. То ли старые привычки играют тремором под кожей, то ли взросление бьёт по голове гаечным ключом. Кто знает, да и не особо интересно. Уходя к парапету, ограничивающему центр манежа, я присаживаюсь на край, чтобы просто помолчать. Да. Нужно просто помолчать.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/927/t369728.png[/icon]

Отредактировано Clint Barton (2022-04-22 07:51:25)

+3

3

[icon]https://i.imgur.com/7Q17X2j.jpg[/icon]

Вирджиния всегда жалела свое время. Да и почему ей его не жалеть, когда работа ее мечты зависит от учебы и того, как скоро она эту учебу закончит? Родители не редко пытались ей рассказать о том, что она все успеет, но вот вернуть свою молодость она не сможет никогда. Возможно, они правы, но разговор ведь о мечте, которую она вполне способна осуществить в самом обозримом будущем на свете.

Итак, ей жалко потратить лишнюю минуту на то, чтобы расслабиться и сходить с подругами в кафе (хотя и не сказать, что она не ходит, время обеда ведь никто не отменяет), ждать опаздывающий автобус  ей тоже жаль, а тратить время на свидания.. что ж это ведь точно может подождать. Это может прозвучать для кого-то слишком грустным делом, но у Поттс есть свой темп, есть свой план, так что все в порядке. Но все ровно, размеренно и правильно бывает не всегда, иной раз неудачи появляются так внезапно, что от этого удар в спину лишь больнее.

Она не сдает свой последний экзамен на пять. Это, конечно же, ее вина – не подготовилась, заснула, вовремя не заучила материал. В любом случае, вина ее, но от этого признания пересдачу назначают лишь через месяц. А еще так приторно-мило говорят о том, что получится все у мисс Поттс, просто в этот раз немного не повезло. И девушка, лишь только кивает, щеку прикусывает и слезы сдерживает. Как и руки хотя, что так и хотели в бой полететь. Но это неправильно все, этим ничего не добиться.

Итак, Вирджиния грустит, впервые находя себя полнейшей неудачницей. Она иррациональна и смотрит французские фильмы, изредка поглядывая на лежащие неподалеку учебники. На каждый вопрос в свою сторону находит аж несколько язвительных фраз и, по вечерам, очень грустит, что все это на нее не похоже. А нужен был лишь один единственный экзамен, который даже не провалился, но испортил бы ей все над чем она так долго трудилась.

Возможно, это все скорее походит на поведение глупой маленькой девочки, что закатывает истерику не получив то, что так хотела. Но ладно – казалось тогда Поттс, съедая очередную пачку чипсов.

Дни слились в один, соревнуясь между собой лишь в том, могут ли они стать еще более унылей. И все же всегда случается что-то внезапное, что обещает спасти от бед и скуки, что, возможно, заберет все деньги, но в награду даст довольную улыбку на лице. Для Вирджинии же таковым оказывается странная реклама по телевизору о том, что несколько случайных счастливчиков могут выиграть билеты, которые позволят отправится в путь по Америке. Ее крутили около месяца, говорили о том, что выбор будет действительно случайным, а единственное, что нужно было сделать это отправить письмом вырезанный из специального журнала купон. Поттс его не искала, а заметила на прилавке в магазине совершенно случайно, думать долго она тоже не решилась, хотя, пробивая покупки и увидев цену, стоило подумать. В любом случае, «победный» конверт с инструкциями приходит девушке через две недели, а еще через день она получает радостный звонок, где ей сказали, что скоро она получит конверт. Радость довольно скоро овладела ее мыслями, даже собирать чемодан она тоже начала в тот же день.

Проблем особо и не было, разве что пришлось отстоять очередь, чтобы попасть в другую очередь за билетами. А еще пришлось согласиться на пару фото с другими победителями. Но это все было и прошло в предвкушении будущей поездки, что привела ее к душному автобусу, который просто призван был убивать людей и никак иначе. Но ладно – вздыхала Поттс, слушая экскурсовода и готовясь к очередной ночевке в небольшом отеле.

Маршрут был рассчитан на десять дней, три из которых девушка уже пережила и честно не находила в них ничего примечательного. Можно было сказать, что все это можно было посмотреть и в книгах, газетах и брошюрах, но дело было далеко не в этом. Компания была абсолютно неподходящая, а если быть точнее, то у самой Вирджинии этой компании совершенно не было. Она даже стал записывать в блокнотик комментарии, чтобы позже, при звонке домой, обсудить их с родителями и друзьями. Конечно же, ей повезло познакомиться с кем-то, но либо это было весьма короткое знакомство, либо эти знакомства довольно быстро расходились во мнениях и все сидели надутыми в разных углах. В общем, никакой приличной компании для сердца.

К огромному сожалению и терять где-то приходилось в гордом одиночестве.

Их привели к цирковому шатру. Поттс такое любила, выступающих считала просто сверхлюдьми, животных жалела, но хотела верить, что о них заботились, и только клоунов остерегалась, из-за порой весьма разнообразного юмора (кто вообще хотел бы быть залитым водой?). Иначе говоря, девушка встретила это все с особым энтузиазмом, даже отдала последние деньги на неделе на продаваемые сладости и какой-то тонкий светящийся браслет, что потух через пару минут. Только к середине выступления ей стало не очень хорошо и желудок предложил отойти. Сидела Вирджиния не в самом удобном месте, так что растоптала ноги чуть ли не десятку человек. А потом, для красоты и приятному завершению этого похода, потерялась, проморгав вход к трибунам. Вокруг никого, в руках попкорн, а на лице растерянность. Оставалось лишь вперед идти, в надежде, что кто-то по дороге встретится. Но ощущение того, что идет она из угла в угол, а потом еще и вокруг, никак Поттс не покидало, хотя и шаг со временем был сбавлен, а аплодисменты и вовсе все больше стихали. Снаружи место это совсем не было таким уж и большим, хотя снаружи и не было видно всей конструкции, как и тяжелого занавеса, что, видимо, было дверьми. Это не так уж и сильно ее волновало, но смотреть наверх было все же интереснее, чем упираться взглядом в очередные коробки или пустоту. Только из-за этого она и заметила весьма странное зрелище там наверху – человека.

- Эй, - чуть ли не возмущенно кричит Вирджиния, стараясь привлечь внимание, - там опасно, разбиться можешь!

У людей много пороков. Один из основных Поттс в том, что иной раз она забывала, что не знает всего.

+2

4

[indent] Последствия. Прокол в реальность, ещё один, как глоток далёкого от свежести воздуха, чтобы частично прощупать понимание – всё ещё здесь, а не где-то ещё. Плюс, что больше минус, с головой всё сложнее. Мимолётные потирания рядом с источником, отдаленно попахивающим прошлой жизнью (сколько лет прошло, Айова, целых… пять? ого, целая жизнь… взросление – заразно), то есть… Той частью другого времени, стали собираться в горькие сгустки мыслей, от которых минимум разочарования, это послевкусие. Но, по ощущениям, минимум залез гораздо глубже, где не ждали, и теперь царствуя с размахом, с огоньком, превращал монотонные мечты в огромную помойную яму под названием задумчивость. Сам виноват. И наверное, круговорот головного переваривания мозга продолжался бы, как внезапность нагрянула звонкой уверенностью, целенаправленно долетая прямо в мой адрес. Точное попадание, точнее не придумаешь…

[indent] Действительность до чёрта забавная штука. Опрокидывает ёмкость набитую всячиной, в то время, как её долбаный владелец, буквально несколько минут тщетно пытался хотя-бы столкнуть с места. Так и было, когда девичий комментарий прицельным выстрелом вгрызается в мозг, а секунду назад зловонно веявшие мыслишки, будто шрапнель идут на выход со скоростью света. Давай, возвращаемся обратно на твёрдую землю, для начала ментально собирая крупицы густой каши, по совместительствую выполняющей роль генератора идей. Шаг второй: ну же, ответь, поздоровайся, девушка к тебе обратилась не за тем, чтобы ты язвительно раскладывал по полкам «разбиться можешь», и… Серьёзно, это же цирк. Здесь что не номер шоу-программы, то закулисный шёпот с ожиданием парамедиков.

- [indent]  эй? – природная гениальность, как результат на лицо, выдал так выдал, Айова, десять из десяти. Для густоты атмосферной реакции можно было ещё пофыркать, или ляпнуть чего с акцентом, как это обычно делают закостенелые звёзды труппы… Тряхнув головой, будто выколачивая разношерстный бред из костяной коробки, я не столько пытался произвести впечатление, сколько хотел вспомнить, каково оно разговаривать с живыми людьми! С девушками. До неприличия симпатичными, с огромными ясными глазами, от взгляда коих складывается впечатление, будто прожигает насквозь, просматривая самые потерянные срезы и сколы. Лишь спустя несколько секунд, выражение немого вопроса в чужом взгляде заставляет понять, пауза затянулась, слишком.

[indent] - привет. – уже лучше, лучще чем «эй», или «эм», или что там ещё имеется в списке надкушенных восклицаний, так идеально передающих мой уровень общительности… Чтобы не затягивать с дистанционной коммуникацией, я спокойно покидаю насиженное место, размеренно и плавно просматривая безопасное возвращение ног на твёрдую поверхность. Наконец, когда траектория от точки «акробат» до точки «зритель» пройдена без приключений и пёстрой показухи (чёрт, это всё взросление), я оказываюсь в расстоянии каких-то пяти шагов от девушки. Вблизи она выглядит ещё симпатичнее. Такое чувство, что в пышных густых локонах, даже переживших уличную симфонию пыли и ветра, растекается десятками нитей раскаленная руда. Тусклое свечение редких фонарей подобно уличному художнику, чьи руки испачканы грязью и испещрены рубцами времени. Вот только ни грязь, ни дрожь в пальцах старого мастера не портят картину, где каждый осторожный мазок без визжащей насыщенности, отдаёт теплом чистоты.   

[indent] - ну, да, то есть привет. ты ведь не из труппы… – уровень очевидности едва не сорвал шатровое покрытие, взмывая сигнальной ракетой в стратосферу. Не замолкай… И никаких гениальных решений с фразами в духе «гулял» или «заблудился». Да уж, пути отступления обрезал, а на курсы вселенской тупости записался ещё до рождения. Будем импровизировать…

[indent] - то есть, не припоминаю твоего лица среди фокусниц или гимнасток… то есть, не то, чтобы знал всех поголовно, а… нет, не знал. то есть знал, но. – выражение лица неожиданной собеседницы подсказывает, что сейчас самое время дать стоп, Айова, резкий такой, с радикальным планом «Б».

[indent] - я гулял, и заблудился. – немая пауза, занавес, рекорд нелепости побит на десять лет вперёд. Тихо, самую малость грустно усмехнувшись самому себе, я отвожу взгляд к выходу и лишь спустя пару секунд молчания, на выдохе являю что-то не отдающее идиотизмом:

[indent] - извини, насыщенный день, красочное шоу, в голове всё перепуталось. захотелось просто прогуляться, а тут ты… и в общем… Клинт, да, это моё имя. точно. – говорю, а сам понимаю, как же жалко и несуразно это смотрится со стороны. «Да, это моё имя», для пущего позора можно добавить «люблю нести чушь». Что с тобой не так, Бартон, совсем мозг атрофировался?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/927/t369728.png[/icon]

Отредактировано Clint Barton (2022-05-02 01:04:50)

+3

5

[icon]https://i.imgur.com/7Q17X2j.jpg[/icon]

У Вирджинии Поттс в двадцать лет останавливается сердце. Ладно, сердце у нее лишь замерло, да и двадцать ей не было. Но с таким темпом врач ей наверняка понадобиться, хотя бы психолог.

Итак, у Вирджинии замирает сердце и она дар речи теряет, а еще руку к груди прикладывает. Это без всякого спора интересное представление, дух захватывает и все другие вещи, но она буквально только что говорила о том, что там совсем отсутствует хоть какая-та безопасность. Так что бурному воображению требуется лишь пара мгновений, чтобы представить на земле чье-то весьма неприглядный труп. Признаться, ее даже затошнило от такой перспективы.

Но все обходиться и живые остаются живыми. Если, конечно же, не считать того, что она смотрит на своего нового знакомого как на сумасшедшего, а еще не может вымолвить и слова. Приличного слова, во всяком случае, точно. Однако она выдыхает, упустив момент, когда успела вообще набрать в легких воздуха. Поттс все же везет и она даже спешит поздороваться в ответ, чтобы следом с трудом выдавить:
- Это было чертовски страшно, - она бы еще и подзатыльник дала, но рука все еще намертво прилипла к груди, а левой бить кого-то как-то некрасиво.

Наверное, теперь ей нужен воздух, а не возвращение на цирковое шоу. Ей пока что хватило и этого, личного представления. Хотя прежде она с удовольствием отчитала бы этого гения, опустив все приличия, тот факт, что они незнакомы, и, конечно же, то, что это, возможно, работа его, так что знал что делает. Вирджиния только этого не знала, так что вполне была вправе испугаться, рассердиться и даже заплакать. И совсем не важно в каком порядке и когда именно это все произойдет. Пока она, правда, всего лишь обескуражена.

Все слова Поттс только проглатывает, так и не перебив ни разу. Хотя и не спеша ответить, лишь головой кивает, даже не до конца понимая на что. В любом случае, ей представились даже, так что и она спешит сказать свое имя:
- Вирджиния, - с улыбкой еще отвечает, как всегда при знакомстве делает, - заблудилась у вас тут.

Кстати об этом, она ведь действительно лишь заблудилась, так что выход из своего положения искала. А это за пару секунд из головы вышло, оставив лишь волнение. Да и это ушло так же быстро, как и пришло. Так что у нее даже осталось время, чтобы оценить происходящее и реакцию Клинта на свою ужасающую попытку прогуляться, что могла закончиться трагедией.

- И часто ты так гуляешь? – свободно выскакивает изо рта девушки, она даже не смущается, что такого вопроса и близко в голове не было. Улыбка все еще на месте, и все же неловкость действительно, как будто поселилась между двумя потерявшимися. Цирковые шатры ведь не должны были быть такими уж и большими, чтобы так легко стать потерянным. – Тем более ты не должен готовиться к выступлению?

Со стороны Вирджиния наверняка выглядит странной: испугалась там, где ничего не случилось, пришла в себя, но все еще не отошла, да и задумалась о ситуации лишь сейчас. Хотя задумалась она все равно немного о другом. Поттс, совсем не посвященная в предмет, была впечатлена, испугана еще, но все равно весьма впечатлена, так что да, почему бы ему не показывать свои трюки там, перед залом, а не случайным, зашедшим не туда, зрителем? Выглядел он весьма молодо, подтянуто и вообще хорошо, так что точно на сцене выступать должен.

Все свое рассуждение она не только озвучивать Клинту не спешила, да и себя прервала. Девушка совсем не собиралась думать о том, о чем думать не следует, лучше уж про лепешки на полу. Человеческие лепешки на полу. Ладно, этого «лучше» не было совсем – пришло в голову под самый конец.

И, правда, что делать теперь: просто дорогу спросить или попросить довести, а, может быть, продолжить говорить и друга завести? Не то, чтобы у нее были с этим проблемы, но что-то кроме фотографий и воспоминаний о местах вынести из этого путешествия было нужно. Тем более никогда не знаешь, где с другими людьми можно встретиться потом. А на выступления можно будет посмотреть и после, может быть, через пару лет их даже по телевизору показывать будут. Опять же, будущее весьма туманное на такие вещи. Так что да, если ее не прогонят, а неловкость не решит сожрать кого-нибудь из них, Поттс наверняка поговорит еще.

+1

6

[indent] Особенно забавно, или как мне показалось на первый взгляд, прозвучало "заблудилась у вас тут". На какой-то миг, где-то в глубине костяного угла бесшабашного исследователя цирковых просторов, громко рассмеялся внутренний голос. И неясно было, что же на самом деле, так позабавило моего рассудительного сожителя. Выяснять, само собой, никто не станет, и согласно классике жанра, пусть эта важнейшая информация, загнется так же внезапно, как и проявилась. Пока я буду выбирать из густого вороха мыслей относительно мирные, или хотя бы подходящие под трафарет адекватности. Покелешевав нехитрые движения запястьями, я успел понять, частично, что медленно но уверенно тону в смущении??? Чего нельзя было сказать о рыжеволосой гостье, чей выразительный взгляд излучал не только ясность и какую-то необьяснимую магию, но и дюжее любопытство, которое читалось требовательным тоном, не нуждаясь в озвучивании словами. Мол, давай, шевели мозгами, придумай досрочное объяснение своей тупости. И каково-же было собственное удивление, когда осознание на задворках мозговой избы, растерянно пожало плечами, а внутренний голос залился смехом еще хлеще... вот же зловредный засранец.

[indent] Один. Семь. Пятнадцать. Стоп. Это что еще? Счёт? И да, приехали, станция конечная для всех сердец, не способных грамотно ворочать языком. Стоя под натиском необычайно мягкого взгляда, который вопреки той самой мягкости напрочь приковал мою тушу к одной точке вселенной, я просто считал секунды, в надежде что реальность подбросит в голову здравую идею. Или хотя бы горстку простых фраз, после которых девчока-искра не засмеет. Так, Айова, выдох, вдох, прекрати дергать ладонями как психически больной. Держим марку, улыбаемся, ненавязчиво, спокойно, выбрасывает за борт те мысли, которые сейчас промелькнули в твоей голове, и запихиваем их куда подальше. Скажи что-нибудь, серьезно, не вели себя как первоклассник.

[indent] - а, да, то есть нет, не должен. - сбрасывай на поворотах, Казанова, меньше песка в интонации, меньше нелепости в телолвижениях, это не карнавал с танцовщицами из Аргентины. Думай, Бартон, нельзя плодить чушь вечно. И тут, мозг словно стряхнул с поверхности серого панциря настырную пыль, насыщая вены легкой прохладой отхлынувшего напряжения. Вот как, значит заплутавшая леди считает меня местным обитателем.  А что если... почему бы и да. Спину ровнее, взор без ворса и неуместной игривости, ты знаешь как устроены эти часы, и умеешь поворачивать стрелки в нужном направлении. Помнишь шутку со стульями,  коих два? На первом - признаться, рассказать, что беспросветно туп, а старые привычки как зуд во всех местах и вообще, Вирджиния, беги не оглядываясь. На втором - труппа будет кутить до рассвета, и с первыми лучами соберет мешки в путь, сторож в стельку пьян, шоу началось сразу же, как только шоу завершилось и... ради такого взгляда, грешно будет не сжечь первый стул дотла.

[indent] - на самом деле, шоу уже закончилось. - тонкий шлейф досады, приглушить усмешку, постепенно отряхивая крошечный осколок интриги от пыли.

[indent] - труппа решила выпустить пар, а у меня некудышняя переносимость алкоголя. я могу показать выход к городу, здесь рукой подать, а могу... любишь лошадей? - этот вечер должен был оставить за спиной частицу прошлого, от которого я так усердно отворачивался. Должен был расстелить хлебными крошками тропу от шатра к шатру, где под завесой каждого, я знал как испортить козни собственной тоски. А потом случился... пожар. Улыбающийся каждый раз, когда я пытаюсь выудить на свет внеочередной перл в личном исполнении. Огонь, цвета ранней осени. Или середины жаркого лета. Или самой праздной ночи на ежегодном карнавале. Но, не бывает так, что случайность тут же пляшет под твою дудку, верно? Я так думал целых три секунды, пока Верджиния неуверенно, но потянулась за моей ладонью, которую я расправил в качестве приглашения, не надеясь, что девушка ответит взаимностью незнакомому клоуну.

[indent] Я шел вперед неторопливо, минуя пестрые зашторенные проходы в крошечные миры. Шел, прямиком к внушительных размеров потрепанному вагону-клетке, где мирным сном уснул местный царь зверей. Жутко ленивый, но очень красивый зверь. Хотя, мне больше нравилась львица, которой я частенько подкидывал угощение, стащив у дрессировщика. Большая кошка тут же учуяла меня, и игриво блеснула глазами.

[indent] - привет, красавица. обещаю, позже будет сюрприз. - на миг, мне даже показалось, что хозяйка львиного внимания безмолвно дала понять, что "хорошо, подожду". Благоверный моей когтистой подруги, даже ухом не повел, что называется король. Пройдя вглубь низкого шатра, где временно обитали четвероногие артисты, я замедлился, и неохотно выпуская хрупкую ладонь из руки, подошел к деревянной перегородке. За ограждением глухо вытаптывая настил, приблизилась темная фигура. Едва оборачиваясь, я жестом подозвал Вирджинию, и приподняв ладонь чуть выше дощатой створки, поймал фыркающую голову черного как смола жеребца, который тут же потребовал гладить себя.

[indent] - знакомься. Торнадо, это Вирджиния, она наша гостья. - тихо посмеиваясь, я погладил вороного по шее. Смешно, и любопытно, что местное зверье за время моих тайных вылазок, так привыклоко мне. Всегда любил животных. Больше чем людей.

[indent] - так всё же... что ты здесь делаешь? захочешь, можешь не отвечать.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/927/t369728.png[/icon]

+1

7

[icon]https://i.imgur.com/7Q17X2j.jpg[/icon]

Возможно, не все идет в этой жизни так, как планировалось. Вирджиния вот планировала в цирк сходить, сахарной ваты поесть и, возможно, погладить львов. А итогом сделала она ровно ничего, хотя на последнее, конечно же, не надеялась вовсе, скорее держала в голове как забавную мысль. Правда, если подумать хорошенько, то выходит, что что-то она сделала – попала во временную беду. Как иначе объяснить то, что пропустила все выступление, девушка не знала. А называть себя нерасторопной она уж точно не собиралась. Как и неудачницей.

И все же, не так уж долго думая, она скорее от всех этих мыслей отмахивается. Будут еще в ее жизни выступления, и даже львы обязательно будут.

- Жаль, - просто отвечает Поттс, даже плечами пожимает, да и в целом пытается выглядеть весьма разочарованной в таком пропуске.

Да и как даже найти время на то, чтобы быть разочарованной, когда перед глазами не просто маячит, а буквально наваливается такая возможность? Какая возможность? – можно спросить. Какая-та! Но разве не несколько минут назад сама же она и не думала о том, что стоит начать позволять себе делать что-то еще, кроме следования плану? Так что да, если ей протягивают руку с вопросами о лошадях, то отказываться Вирджиния не будет, кивая головой. Ну а если это заведет ее куда-то не туда, то всегда будет момент, чтобы пожаловаться на прошлую себя. Пока она вполне себе настоящая.

Они по маршруту, что известен разве что ее новому знакомому. Поттс все хочет что-то спросит, но вместо этого пытается разглядеть каждую мелочь, что попадается ей на глаза. Во всем ведь есть свой шарм, в каждом сочетании цветом можно разглядеть что-то свое, индивидуальное, а конструкции всегда имеют свои цели. В целом это интересно, но Вирджиния от этого всего далека. Как и в социальных взаимодействиях, раз уж даже не спросила, как у ее знакомого дела. Это ведь основы вроде как.

Но все вопросы пропадают, стоит им прийти к животным. Глаза загораются стразу, а еще, даже не смотря на то, что девушка никогда в жизни в этом не признается, но она готова пищать от восторга, протягивая руки. Правда вовремя себя отдергивает – это же не кошки.

- Какие они прелестные! – возбуждено шепчет она, как будто они в какой-то саванне, где животные действительно опасны и ни капли не привыкли к людям. Наверное, на представлениях дети действительно переходят на какие-то самые высокие децибелы звука.

И они уходят дальше. Вирджиния даже позволяет себе ненадолго надуться, как будто кот сошел с ее коленок, стоило ей только сдвинуться на миллиметр. Но следом тоже чувствуется, что существует кто-то, ходит, топает, живет в своем пространстве. Да и времени задумываться нет, ее уже и представляют милому зверью.

- Привет, - здоровается девушка, рукой слегка махает, словно это не неловко и она не будет вспоминать, как здоровалась с лошадью. Сейчас вообще другие приоритеты, так что на очереди вопросы, которые она адресует и прекрасному зверю, и Клинту: - я ведь тоже могу погладить?

Всегда ведь лучше спросить, чем протягивать свои ручонки сразу. Это как с собаками, которые могут быть и дружелюбны, но лишь для своих хозяев. Но тут ее вроде не спешат ни по рукам побить, ни за них укусить, так что Вирджиния даже позволяет уверенности своей нарастать. Наверное, из-за этого ей не так уж и сложно так просто ответить, не задумываясь, не утаивая и не придумывать какую-то красивую ложь:
- Выиграла путевку в путешествие, так что путешествую, пока есть время. Приехали вот в цирк, но я потерялась пока отходила.

Это ведь так и есть. Как-никак она действительно получила путевку в это увлекательное путешествие. Хотя помедлив мгновение она вновь открывает рот, чтобы дополнить свой и без того простой ответ.

- А еще сбегаю от своей домашней скучной жизни, - а еще она слегка смеется, хотя больше от того, как представляет, как будет рассказывать отцу об этом эпизоде ее жизни. О, фраза «я гладила лошадь, представляешь!» наверняка задержится еще на какое-то время.

Но задерживать вокруг молчание, давая односложные ответы, с какой-то попыткой пошутить, не самое прекрасное для начала знакомства. Да и всегда ведь нужно что-то спрашивать в ответ! Это ведь не сложно, да и, честно говоря, Поттс теперь уж слишком интересно, каково это каждый день быть с животными, работать в цирке и вообще отдать туда не только время с силой, но и всего себя.

- А ты тут как оказался? – выпаливает девушка, переводя взгляд к парню да улыбаясь так широко, что и самой бы в пору было заметить дискомфорт. -  Всегда мечтал быть тут с рождения? Или случайно однажды пришел?

Вирджиния была готова к любой, абсолютно любой безумной истории. И почему-то только безумной! Конечно, совершенно простая ее тоже устроит, но уже было поздно, она была заражена всей этой странной магией вокруг. Да и как не могла, когда сама оказалась тут с новым знакомым лишь потому, что так вовремя вышла и потерялась – это уже безумная история, так что почему другие, даже те, что будут случайно услышаны и узнаны от других, будут отличаться.

Отредактировано Pepper Potts (2022-08-11 03:13:09)

+1

8

[indent] Мне всегда нравилось подолгу наблюдать за жизнью там, внизу, под куполом. Зубастая реальность учит спать с открытыми глазами высоко над землей, замирать в предвкушении каждый раз, стоит ветру погнать за долгим хвостом клубы сухой пыли. Учит повторять пальцами ранее заученные движения, это как диалог, ровным счётом имеющий определённое количество слов, который звучит в голове постоянно, регулярными повторами выводя уже знакомые символы. Учит вспыхивать искрой, когда ветер вдруг обрастает чёрным мхом и у самого носа свистит распростёртая пятерня, в желании вытрясти из буйной шкуры остатки духа. Невольно прижимаю губы, с трудом сглатываю, а потом возвращаюсь обратно, в этот мир, в этот день, в этот шатёр, к клетке, где девушка с пылающими ясным пламенем локонами осторожно льнёт к чёрной стихии. Тише, друг, тише, она нас не обидит, просто, мне так хочется верить. Хочется дышать этой мыслью, чтобы избавиться от всяких недомолвок вот только… Мне всегда нравилось наблюдать за жизнью внизу. Наблюдать. Не соприкасаясь с ней, зная, что существует другой мир, где есть тонкая грань между можно и нужно, между чёрным и белым, между людьми и живыми тотемами воли, по воле случая оказавшимися далеко от свободы. Смешно, правда, ведь я всегда считал себя ближе к тем, кто в клетке, чем к тем, кто громко говорит «алле».

[indent] - … ага, случайно мечтал. – усмехаюсь, натянуто, мысленно реву на себя старым клаксоном, чтобы мистер мать его любезность из айовы, как можно скорее заткнул мимолётное состояние с мимикой страдающей принцессы, и поставил на подиум хоть и не подлинную, но подобие бунтовской гордости, с дырявыми карманами. Искреннее подобие. В груди становится мало места дышать, хочется забрать больше, сдавленным криком, звериным лаем, воем, и чтобы рассказать громко, заглушая шум снаружи, мир снаружи. Взвыть шепотом, улыбнуться, и больше никогда не толкаться на линии с ложью, будто вышагивая по парапету на другую сторону, где путь перекрывает дурное отражение. Выдыхаю тихо, почти бесшумно, мягко улавливая ладонью теплое дыхание вороного. Конь чуть вздрагивает, осторожно утыкаясь мордой в руку, фыркает, осуждает… Будто чует лукавость: - животные чувствуют людей. – приглушая голос в полтона, улыбаюсь, и осторожным кивком даю понять, мол, давай, смелее. А сам, не перестаю следить за тем, как тонкие пальцы с некоторой осторожностью тянутся к тёмной гриве и… Встречают добродушное приветствие местной звезды. Тест пройден, насмешливо думаю про себя, после чего незаметно убираю ладони в карманы джинсов. Торнадо одобряет, значит, стоит пнуть паранойю обратно в свой угол одиночества, пока. Снова к точке невозврата: быть свободным, не значит уметь играть на струнах хитросплетений шумной реальности. Случайно мечтал, однажды остался. Уходил, чтобы возвращаться. Опять эти дурацкие сложности мыслей и слов.

[indent] - домашняя скучная жизнь. почему из твоих уст это звучит как-то совсем не весело. – пожимая плечами, не упускаю возможность вскользь поймать второе, четвёртое, седьмое движения чужой ладони, чтобы снова и снова отводить глаза дабы невзначай не оказаться пойманным. Будто уличный вор, носом ведущий по прилавкам с домашней выпечкой, взять не возьмёшь, а за неосторожные вытаптывания под крыльцом того гляди и отхватишь затрещину от хозяина. Снова в натянутую тетиву, чтобы просто смотреть, наблюдая, как густеющая стихия заточенной свободы, отзывчивостью согревает прикосновение хрупкой ладони. Гляди, айова, только ты здесь дрейфишь. От глухо опавшего осознанием ощущения, стало как-то не по себе. Такой весь свободный, независимый, лютый аки уж на раскаленном песке, а с речами совсем беда…

[indent] - … мне всегда казалось, что домашняя жизнь, это как детская сказка, которая обязательно с хорошим концом. ну там знаешь… крыша над головой, пирог с яблоками, истории у камина, приятные люди. дом. – таким ты видел дом, на картинках старых книжек для ребятни, на фотокарточках посетителей шоу, приходящих в цирк семьями, ярким, звенящим подобно фанфарам, сияющим как радуга. Чуждым. Проглоти, сейчас же, ворочается нутро прежде, чем непривычно откровенный взгляд девушки ловит кривизну моих попыток в болтовню. Давай, кричи. Шепотом. Отдай сидящее под шкурой и, возьми что-то новое.

[indent] - я вырос в цирке. сколько себя, помню кочую с разными клоунами. ребята конечно далеко не подарок, но, с ними не заскучаешь. что не день, сплошное шоу. – о прошлой жизни заикаться не стану. Не было её, конец. Приглашая Вирджинию прогуляться, я не забываю про обещание хранительнице королевского очага и, мигом ныряя в комнату с передвижной холодильной камерой, выуживаю увесистые туши телятины, заведомо приготовленные для кормления, но, в силу праздного настроения труппы, забытые до рассвета. Закинув угощение в выдвижной приёмник, я с нескрываемым удовольствием наблюдаю как львица принимается за трапезу, довольно мурлыча, словно кошка, которую от души выгладили. Оставляя зверинец за спиной, меня снова одолевает неловкое чувство беснующегося в голове противоречия: говори, молчи, и так меняясь меж собой до бесконечности…

[indent] - … на самом деле ничего интересного. перечень занятий можно вычитать из любой программы. – в тот самый миг, когда мозг таки решил занять уверенную позицию «стоп», на языке буквально закружила, заиграло красками фраза: ты милая, но, проглотив спонтанное желание поиграть в умельца комплиментов, я стал осматриваться по сторонам, будто зрительно выпрашивая ответа в окружении молчаливых шатров. Ты милая, просто, и без разящего высокопарностью контекста. Ведь это хорошо, просто говорить другому человеку что-то хорошее? Сказать, просто потому-что следующего раза может не быть?..

[indent] - ты милая. – внутри всё упало, сам не понял, как губы надломились в самой нелепейшей ухмылке, и вместо шумного выдоха, вытолкнули наружу то, что уже почти упало в самое глубокое дно: - извини, я не это имел ввиду… то есть да, ты милая, ну… даже Торнадо понравилась. не подумай дурного!.. просто… мне всегда было сложно с людьми. нужно уметь говорить. говорить ртом…   

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/927/t369728.png[/icon]

+1


Вы здесь » Crossbar » фандом » клоуны уехали подальше от цирка