пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » mad world [romance club]


mad world [romance club]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

MAD WORLD

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/32/69806.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/32/623498.gif

школа

malbonte & leeloo

мир перестает вписываться в известные шаблоны.
и эта встреча тоже одна из тех, которые вне "правил" и понятия "правильно"

[nick]Leeloo[/nick][icon]https://i.imgur.com/6uWrdiY.png[/icon][sign]by cell[/sign][nm]Лилу[/nm][lz]<div class="lz"><fan>romance club</fan> однажды ты сожжешь свои глаза сиянием истины и познаешь вечную тьму</div>[/lz][status].стремглав падаю в бездонную пропасть неба[/status]

+2

2

[indent] Я смотрю на здания Школы  и тонко улыбаюсь, легко опознавая все, что расстилается перед моим взглядом. Даже нежно любимую Башню, конечно, не в прямом смысле слова, в которой провел в негласном заточении столетия. Она все так же возвышается над остальными строениями: пострадавшая во время нападения Сатаны меньше остальных, невозмутимо наблюдающая за тем, что происходит у ее подножия. Башня со времен возведения успела пережить не одно поколение ангелов и демонов. Порой мне кажется, что она обрела некое подобие разума, особенно с учетом того, какое количество магии в нее было вложено. Но это только мои мысли, доказательств которым искать я не стану даже из простого любопытства. Некоторые вещи должны оставаться всего лишь фантазиями.
[indent] Но в любом случае, меня не оставляет совершенно другая мысль. Глядя на Школу после ритуала, пока ангелы и демоны выбирали сторону, я был твердо уверен, что больше никогда не вернусь сюда. Разве что с целью сравнять Башню с землей, чтобы навсегда стереть ее из реальности. И вот посмотрите. Башня стоит, как и стояла, не обращая внимания на невзгоды и чужие планы. А  я раз за разом прилетаю в Школу, не попытавшись даже пнуть  раздражающее до крайности строение ногой.
[indent] Мальбонте, ужас всея Небес, которым пугают новорожденных бессмертных с колыбели, не хочет выдавать свое присутствие раньше времени. Я за все это время даже патрулям на глаза ни разу не попался. Чем не повод для гордости? 
[indent] Куда проще  и безопаснее было бы посылать в Школу на встречи с моим информатором кого-то из подчиненных. У них бы тоже достало способностей не выдать свое присутствие. Вот только некоторую информацию нельзя доверить даже им. Демоны по своей природе не смогут отказаться даже от толики власти, плывущей им в руки. Так зачем рисковать лишиться одного из воинов, которые в будущих сражениях нужны будут все? Вот и приходится изображать посыльного втайне ото всех.
[indent] Риск меня не страшит. Но рисковать понапрасну не любит, по-моему, никто. Благо, тот кто предоставляет мне нужную информацию, достаточно умный и опытный, чтобы просчитывать последствия своих поступков наперед. В конце концов, он, как и Фенцио, пришел ко мне сам. И сам же вызвался оставаться на прежнем месте, чтобы быть в курсе планов моих противников и дальше.
[indent] Умный и осторожный. Ну, и практичный, само собой, ибо выбил за свою помощь себе теплое место у моего трона.
[indent] Эта встреча не отняла много времени. А я все медлил, не до конца понимая, что же все-таки удерживает меня в месте, где любая неосторожность способна закончиться, если не повторным заключением, то его попыткой. И пускай в пределах школы я мало кого могу назвать серьезным противником, но они все-таки есть. Но все же…
[indent] Тонкий, едва заметный и ощутимый в ночном воздухе аромат силы привлекает мое внимание. Есть в нем что-то смутно знакомое, но даже та моя часть, которая прежде была Бонтом, не до конца уверена в том, кому он принадлежит. И любопытство ведет меня в таком же знакомом направлении. Именно в этих помещениях Бонта прятала младшая Уокер после  побега, таская ему салаты и фрукты.  Судя по моим ощущениям, они так и остались заброшенными. Случайных гостей, вроде сегодняшнего, можно в расчет не брать. Гостьи, если быть точным.
[indent] Некоторое время я молча рассматриваю тонкую фигурку со светлыми  волосами и белоснежными крыльями, в позе которой  даже я ощущаю грусть и одиночество, такое всепоглощающее одиночество, что  девушка даже не чувствует моего присутствия. Никогда бы не подумал, что однажды посочувствую той, чьих сородичей привык, как минимум, презирать.
[indent] - Разве тебе не говорили родители, что нельзя в одиночестве после заката гулять по руинам? – спрашиваю, покидая свою уютную тень и устраиваясь на чудом уцелевшем от прежних жильцов кресле напротив ангела. – А то можешь встретить кого-то опасного, - добавляю, не пытаясь приблизиться.

+2

3

Я смотрю на него слишком восторженно, мне кажется, что Дино всегда знает, что делает. Его принципы, непоколебимость взглядов меня вдохновляют, я ощущаю себя рядом с ним совсем маленькой, хрупкой, он для меня как путеводная звезда. Мне всегда казалось, что ангелов связывает что-то особенное, это как призрачная нить понимания между ними, демонам не понять, непризнанным, выбравшим сторону — тоже. Они просто другие, не выращенные здесь, среди небес. Всегда хочется находить больше наивного и светлого в ангелах, чем есть на самом деле.

Мне мир хочется делить на черное и белое, гордо проведя полосу, которая может отчертить реальность. Ведь так должно быть проще, когда ты точно знаешь, все добро и зло можно различить, оценить, вынести какой-то вердикт. Чуть вскинуть подбородок выше и бросить вслед очередному демону, что ничего другого ждать от них не приходится. Это кажется естественным, правильным, позволяющим себя саму убеждать, что я знаю, как поступить нужно будет в любой ситуации.

Но колкие фразы от ангелов задевают. Они постоянно бросают на меня взгляды, шепчутся, не упускают момента обсудить мою личную жизнь, будто другой темы для разговоров у них и нет. Им почему-то хочется знать ответы на все вопросы, а я обязана отвечать, не могу вернуться. Это так глупо, что меня раздражает их любопытство, их язвительные подколы, направленные на меня и на Дино, что я предпочитаю просто сбегать. Улыбаться, как и привыкла, разворачиваться на пятках и уходить, не оглядываясь, хоть и знаю, что они все еще взгляда не опускают. Почему им это так важно?.. Мне хочется думать, что ангелы другие, что им чужды такие земные явления, как сплетни, но на деле все не так.

Мир не белый и черный. Он пропитан ядом, отрицанием, соткан из сотен оттенков, которые я предпочитаю игнорировать, пока это возможно. Мне просто проще, легче верить в слова ангела Фенцио. Он ведь должен знать, о чем говорит, я наивно следую, отбрасывая в сторону собственные мысли, которые слишком быстро оказываются помечены как неверные. Это так странно.

Мне хочется спрятаться, скрыться от назойливых чужих глаз и вопросов, оказавшись во дворе школы я порывисто замираю, словно бы решая, куда мне пойти. Так странно, я привыкла к одиночеству, оно казалось своеобразной ценой за то, что я — ангел. Раньше меня сбивало это с толку, почему другие могут находить друзей, а я все время сторонюсь всех, отгораживаясь возведенной наскоро стеной между нами? Наши редкие разговоры с Дино похожи скорее на исключения, чем на правило.

Небеса стоят на ушах, все шепчутся о возвращении Мальбонте, не говорят в открытую, но не упускают возможности обсудить между собой. Кто-то поддерживает его взгляды, которые похожи больше на слухи, кто-то предпочитает держаться в стороне. Я верю, что решение, принятое давным давно, не было случайным. Можно было бы называть это проблемой в прошлом, но сейчас я уже не так отчетливо могла оправдать то количество тайн, которое покрывало легенду Мальбонте.

Я рассматриваю пристально собственные ладони, аккуратно сложив крылья за спиной. Все кажется теперь каким-то неправильным. Детали острыми осколками впиваются мне в сердце, и пусть это не по-настоящему, не увидеть шрамов или каплей крови, но внутри копошится нехорошее предчувствие. Я пару раз порывалась прийти к Дино, поговорить с ним, задать свои вопросы, но боялась услышать его ответы. Та самая грань между белым и черным — она вообще когда-то существовала?.. Или же была только у меня в голове? Я повиновалась, слушала, принимала за истину все, что аккуратно вкладывали в мою светлую головку, и я была готова сражаться за свои идеалы, которые теперь оказались покрыты мелкой паутиной трещин.

Сжимаю руки в кулаки и медленно разжимаю, погружаясь в размышления слишком глубоко. Непризнанные всегда держатся вместе, им почему-то легко найти общий язык. Демоны сотканы из вариаций острых подколов, которые их объединяют, а ангелы... Ангелы мне представляются теми, кого не должны заботить мелочные вопросы. И на деле это не так.

Я слышу голос, быстро поднимаюсь на ноги и смотрю внимательно на того, кому он принадлежит. Не нужно спрашивать, кто он. Знакомые черты лица, которые я видела уже раньше, пусть они и принадлежали тому, кто был заточен в башне.

— Говорили, — я узнаю Мальбонте, и это кажется какой-то особой иронией, — Мне не страшно, — на выдохе, не уверена, насколько это близко к правде. Оглядываюсь по сторонам, пытаясь понять, находимся ли мы тут одни, или же поблизости есть кто-то еще. Тишина поломанная, почти осязаемая, пронизанная напряжением, которое возникает мгновенно. Или мне только кажется? Я и правда здесь одна, мне хотелось же остаться в одиночестве. Слишком... Слишком тотальном. На самом деле я этого не желала, скорее просто не понимала, как исправить, научиться дружить. Родители показали мне, как быть ангелом, разбирать мир на составляющие, каждой из которой можно присвоить ярлык "добро" или "зло". И мне казалось, что этого всегда будет достаточно.

— Что ты делаешь в школе? — смело и по ощущениям безрассудно. На меня не похоже.

[nick]Leeloo[/nick][status].стремглав падаю в бездонную пропасть неба[/status][icon]https://i.imgur.com/6uWrdiY.png[/icon][sign]by cell[/sign][nm]Лилу[/nm][lz]<div class="lz"><fan>romance club</fan> однажды ты сожжешь свои глаза сиянием истины и познаешь вечную тьму</div>[/lz]

+1

4

[indent] Я спокойно рассматриваю девушку, ожидая на свое появление какой угодно реакции, буквально, начиная с обморока и заканчивая призывами на помощь, которые в нынешних условиях – это пустая трата сил и голоса. Кто может услышать заглушенные пускай и частично разрушенными, но все еще остающимися достаточно крепкими  стенами крики? Разве что такой же случайный свидетель, каким оказался я сам. Но во время своей прогулки по Школе я так никого и не увидел из учеников или преподавателей, которые не были бы заняты каким-то сверхважным делом. Остальные предпочитали проводить вечернее и ночное время в безопасности. Что ни говори, но давно заброшенное и прилично обветшавшее здание на безопасное не тянет даже с огромной натяжкой. Тем интереснее, что занесло в развалины смутно знакомую девушку с таким же смутно знакомым привкусом силы.
[indent] Нужная мысль вертится совсем рядом, но в руки не дается, хотя я и не сдаюсь. Мне интересно. Чувство для меня достаточно редкое и потому ценное. Ангелица в обморок почему-то не падает,  не кричит, не паникует и даже не предпринимает попыток сбежать.
[indent] Оскорбиться может? Куда вообще смотрит Совет с его пропагандой, в которой я – всеобщий враг и воплощение всех грехов и зла во Вселенной? Флористикой и написанием мемуаров занялись накануне войны вместо разжигания ненависти и развешивания моих портретов на каждом кирпиче или ветке, чтобы врага все знали в лицо? Хотя, как мне кажется, после эпохальной битвы и ритуала по возвращению, меня и так все знают. И эта девушка, чье имя я никак не могу вспомнить, тоже узнала.
[indent] Вскочила со своего места, но больше из-за неожиданности, чем испуга. В глазах  промелькнуло узнавание. И никакого намека на обморок. А вдруг я половину жизни мечтал, что мне на руки свалится какая-то девушка, чтобы побыть рыцарем в сверкающих доспехах? Несправедливо. Но  мы точно прежде встречались!
[indent] Я устраиваюсь удобнее, как будто мы сейчас находимся на приеме или одном из местных праздников и собираемся начать светскую беседу про погоду, последнее соревнование по Крылоборству или новых кандидатов на место директора Школы для ангелов и демонов. Для полноты картины не хватает подносов с закусками и изящных бокалов с глифтом. Освещение, конечно, тоже подкачало. Но это уже мелочи, не стоящие внимания.  Потому что девушка, отчетливо понимающая, что угрозы я не представляю, по крайней мере, для нее и сейчас, решает пообщаться.
[indent] - Родители плохого не посоветуют, - усмехаюсь я. И понимаю, что слегка завидую собеседнице, которой повезло вырасти рядом со своими. Но не жаловаться же?  - Во всяком случае, они всегда уверены, что хотят своим детям только лучшего. Но иногда видение этого лучшего может отличаться. И ладно бы, не радикально.
[indent] Кресло слегка ограничивает, любое мое движение грозит разрушить мебель окончательно. Так что приходится себя сдерживать, хотя с большим удовольствием я бы перебрался на подоконник. Он выглядит куда надежнее. Да и привычка смотреть на мир через окно Башни никуда не подевалась.
[indent] Башня! Щелкаю мысленно пальцами, поймав наконец нужное воспоминание из тех, которые принадлежат светлой моей половине. Я даже не удивлен, это было логично. Малю негде было встречаться с ангелами. У Бонта возможности, пускай и сильно ограниченные, но были. Даже для случайных и не запланированных контроллерами встреч.
[indent] -Лилу! – восклицаю, хлопнув по подлокотнику ладонью и подняв небольшое облачко пыли. – Я вспомнил. Что я делаю в Школе? Можно сказать, что сюда меня привела ностальгия. И немного дела. И еще немного - любопытство. А что делаешь тут ты? И  я не про Школу, а про это место, в котором воспоминаний куда больше, чем живых гостей? И почему одна?

+1

5

История Мальбонте, покрытая тайнами и огромным количеством интриг, может заинтересовать любого просто своим существованием. Многих привлекают загадки, запрещенные истории, которые они способны трактовать в нужным им ключе. Меня же интересовал Мальбонте только с той точки зрения, потому что я никак не могла понять, что в нем нашел ангел Фенцио. Ведь должно быть что-то. Он всегда был для меня ориентиром, моральным компасом, я считала, что ему понятен весь мир и даже призрачное будущее, которое не определено. Я никак не могла уложить в голове, почему Фенцио пошел на такой опасный и по моему мнению опрометчивый шаг. Я запрещала себе думать, анализировать, отбрасывая в сторону все сомнения, которые будто яд проникали в мои кровь и разум.

Это звучит странно, то, что мне на самом деле не страшно. Потому что страшно, только от другого. Мне страшно, что мир, который как мне казалось я знаю хоть в какой-то степени, теперь становится иным. Он меняется на глазах, а я не готова к подобному. Страшно, что все мои принципы грозят превратиться в простой пшик и ничего не стоить, я не могу пока отыскать в себе достаточно силы, чтобы чувствовать опору под ногами, верить в собственные идеалы, безусловные еще несколько дней тому назад. Все теперь иначе, и я замечаю даже детали, на которые раньше не обратила бы внимания. Говорят за спиной? Пусть, если им это так нравится. Но теперь задевает, вынуждает убегать одной, чтобы не слышать бормотания и неправильных вопросов, совершенно неважных сейчас.

Я смотрю на Мальбонте, наблюдаю за ним, и не понимаю, что именно должна чувствовать. Ощущаю некий интерес, больше смахивающий на желание санитара изучить нового пациента, заботливо переданного в его руки для лечения. Но я не хочу никого лечить, в этом абсолютно нет никакого смысла. Он ждет другой реакции, она была бы более предсказуемой, понятной, типичной, но у меня внутри будто не остается сил на крики, возмущения, испуг. Я смотрю на мужчину перед собой, пытаясь в голове выстроить линейность событий последних нескольких недель. Там было слишком много эмоций: зачастую мне непонятных, противоречивых, шокирующих. После предательства ангела Фенцио, по-другому я не могла назвать его поступок, я потерялась в пространстве.

— Да, родители всегда хотят только лучшего, — я ценю свои отношения с семьей, возможность, быть рядом с ними в свое время помогло мне понять, что значит быть ангелом. Они были и являются до сих пор для меня примером. Отношения как из книжки: теплые и уютные семейные ужины, встречи по особым поводам, мы всегда находим время, чтобы поговорить о чем-то действительно важным, но сейчас я не знала, как бы могла начать разговор с ними. Как объяснить, что меня смущает что-то в текущем положении дел?.. Одни только мысли кажутся мне кощунством, они учили другому, а я теперь и не знала, что мне делать.

— Лилу, — повторяю свое имя вслед за Мальбонте. Он его помнит, я даже не надеялась, точнее просто не считала, что наша встреча для него была чем-то необычным. Рядовых ангелов редко допускали в башню, это было скорее исключением из правил, чем что-то обыденное. Я улыбаюсь, странно так. Меня радует, что он помнит? Я просто не хочу представляться снова, хотя это может быть и невежливо. Эти стены становятся для меня укрытием, попыткой, сбежать от людей из школы, которые вот точно знают, что происходит. У них словно нет сомнений. Я даже завидую, хотя это чувство неподходящее для ангела. Так много правил и ограничений, которые существуют только у меня в голове.

— Здесь не запрещено находиться студентам, — пожимаю плечами. Вот и вся правда, я думаю о правилах постоянно, и сейчас меня больше всего почему-то волнует тот факт, что я ничего не нарушаю, я все еще хороший ангел, что бы это на самом деле не значило. Находиться в обществе Мальбонте необычно, я определенно должна его ненавидеть?.. Нет, слишком громкое слово и чересчур яркое чувство, но я точно должна знать, что мне испытывать рядом с ним, а на деле не знаю. Меня сбивает с толку неопределенность, возникающая в мыслях.

— Дела, — он же не расскажет, какие именно? И спрашивать смысла нет, — Я просто решила немного прогуляться, мне нравится тишина здесь, тут никого нет, — кроме нас теперь. Я поджимаю губы и аккуратно снова сажусь, взглядом наблюдая за Мальбонте. Мне бы хотелось стать героиней, особенной, как Вики, но я понимаю, что какие-то совершенно глупые требования сейчас не будут иметь смысла. Могу я сказать, чтобы он что? Сдался? Он только рассмеется в ответ, я бы сама так и поступила.

Передергиваю крыльями, которые сложены у меня за спиной. Здесь тихо, а еще очень спокойно, позволяет услышать собственные мысли без примеси чужих голосов и мнений. Это именно то, что мне нужно. Разобраться в себе. Хотя бы немного.

+1

6

[indent] Мне интересно наблюдать за Лилу, пока она изучает меня почти открыто. Быть подопытным для меня не внове. В конце концов, опыт немногим меньше, чем в три тысячелетия никуда не подевался. А девушка уж точно куда деликатнее тех, кто прикрывал свои пограничные эксперименты заботой о «самом чистом ангеле».  Все в этом мире, да и не только в этом, прикрывают заботой о своем ближнем и желанием сделать его жизнь лучше, проще и комфортнее. Очень самоуверенно и лицемерно. Никто и никогда не откажется от права самостоятельно решать, как поступать, что думать, как дышать и с кем поддерживать отношения.
[indent] Все остальное – от Шепф….
[indent] Я осекаюсь, не пытаясь продолжить выражение, которое так и было всего лишь мыслью. Мысли обладают странной и опасной способностью обретать плоть, если в них вложено достаточно чувств, сил и желания. А эта втягивала все подобно черной дыре из глубин космического ледяного пространства.
[indent] Даже мне бывает иногда страшно. По – настоящему. Хотя однажды мне придется платить по счетам и возвращать долги. И я их оплачу вместе со всеми процентами. Но сегодня – пока не тот день. Так что я улыбаюсь белокрылой, не вкладывая в свою улыбку ничего, кроме некоторой беззаботности и легкости.
[indent] Мне ничего не нужно сейчас от Лилу, но мне интересно пообщаться с ангелом, которая меня не боится, хотя должна. Ее так воспитывали - бояться того самого Мальбонте. И не ненавидит. Еще одно приятное разнообразие. Таких среди ангелов даже меньше. Неужели не только я вспомнил ту случайную встречу на бесконечных винтовых лестницах заколдованной Башни? Едва ли она продлилась намного дольше той, во время которой Бонт передал Вики зеркало, которое позже помогло ему сбежать. Бонту было приятно. Мне? Мне немного странно и непривычно. И очень не хочется узнать, что Лилу думает о выгоде, ведя себя настолько дружелюбно. У меня и так перебор знакомых ангелов, которые предпочитают корыстность как главное качество характера.
[indent] - Не запрещено, - киваю я, продолжая улыбаться. – Но и не поощряется, - добавляю почти сразу. – Иначе тут сделали бы ремонт и поселили учеников. Или проводили занятия. А то – устраивали экскурсии, сопровождаемые легендами, мифами, сказаниями и  выдержками из правильной истории. А тут, как видишь, гуляют только сквозняки, шорохи и воспоминаний. Ну, и мы в качестве незваных гостей.
[indent] Она не нарушила правила, но мне нравится подкидывать Лилу почву для сомнений в собственных словах. Прямого запрета – нет, зато есть негласные правила и традиции, неизвестно откуда взявшиеся, но при этом о них знают все. И что важнее при таком раскладе?
[indent] Я не тороплю девушку. Рассматриваю огромное панорамное окно с широким подоконником, на котором без проблем разместились со всем удобством двое, не мешая друг другу и не задевая соседа или соседку кончиками перьев. На удивление стекло в нем сохранилось целым, и даже верхняя витражная часть не утратила и части узора.  Вздыхаю и выбираюсь из кресла больше похожего на ловушку. За время сидения у меня успели заболеть места, которые прежде не болели никогда. Я про шею и лопатки, если что. Отряхиваюсь, одергиваю края безрукавки.
[indent] - Предлагаю перебраться на более удобное место, - киваю в сторону подоконника. – Могу дать слово, что, чем бы ни закончился наш разговор, останавливать тебя, если решишь уйти, я не стану. Поверишь на слово? Или предпочтешь ютиться на этой рухляди? – усмехаюсь, намекая на кресло. А потом направляюсь к окну, с помощью силы стирая пыль,  и устраиваюсь с одной стороны. Фенцио наверняка потерял бы дар речи- использовать Силу для уборки. Но мне плевать.

+1

7

Я бы могла задуматься, насколько эта идея, находиться здесь одной, в принципе хорошая. Ведь именно так поступают правильные девочки, которые не сомневаются в своих поступках. У них почему-то в голове вопросов не возникает, что дальше. Они всегда наверняка могут предсказать следующий шаг. Я уже не могу. Еще какое-то время назад мир был понятным, атомарным, легко делимым на те злосчастные определения про добро и зло, теперь же все изменилось. Точнее, не так. Мир не изменился, он всегда был таким, я же просто стала подмечать мелочи, раньше не привлекающие моего внимания. Какая разница, о чем за спиной шепчутся ангелы, это не имеет никакого значения, ведь так?.. А сегодня оказалось важно, что они по-глупому сплетничают, искоса поглядывая на меня, считая, будто у них есть на это право: делать подобные вещи настолько в открытую, но якобы их маскировать. Мол, я случайно услышала. Это не так.

Мои крылья за спиной сложены аккуратно, я оглядываюсь на них в пол оборота, хочу убедиться, что я действительно ангел, мне не приснилось и не почудилось. Это факт с самого моего рождения. Интересно, а могла ли я иметь иной путь?.. Мы рождаемся без клейма, тогда почему меня никак не покидает сейчас ощущение, словно кто-то загнал в рамки, выставил границы, решил единолично, какой я должна быть, совершенно позабыв уточнить мое мнение на этот счет.

Я должна не сомневаться, знать, что чувствовать, находясь рядом с Мальбонте. Считать его воплощением всего запретного, недосягаемого, а на деле?.. Не знаю. Путаюсь, теряюсь, почти позволяю себе быть просто любопытной, изучающей, скользя взглядом по его хитрому прищуру, чуть наклонить голову набок, слушая внимательно. У меня всегда есть выбор: встать и уйти, это успеется, но сначала хочу понять, что он здесь делает. Должно быть правильно — рассказать об этом учителям, но я подумаю об этом немного позже. Не сейчас.

— Может быть, — плечами пожимаю. Я не анализировала раньше о том, почему эти помещения не используются. Мне нравится то одиночество, которое можно тут отыскать и стать его эпицентром. Здесь нет чужих голосов, взглядов, задевающих тебя якобы случайно. Я осматриваюсь по сторонам, стараясь запомнить, в памяти отпечатать это место, будто завтра его уже не будет. Мне почему-то кажется важным, словно я нахожусь в поисках убежища подальше от других людей и их колких речей. Им сюда не пробраться.

— Мне тут нравится, — кончики перьев на моих крылья едва подрагивают, — Если бы я хотела сесть на подоконник, то сделала бы это сразу, — очевидно. Выдох размеренный, я слышу, как поднимается моя грудная клетка, наблюдаю за взглядом Мальбонте. Перевожу свой на большое окно, хотелось бы иметь мне такое в своей спальне, но простым ученикам не приходится говорить о роскоши. Да и ангелов разве должны такие мелочи заботить?.. Это все материальное, ненужное, лишнее: вычеркнуть из восприятия своего мира и забыть. Я вычеркнула, а теперь мне почему-то хочется разрешить себе думать, сомневаться, возможно, желать чуть больше, чем дозволено правилами.

— О чем ты хочешь со мной поговорить? — послевкусие странности, ощущается горьковато на кончике языка, я не понимаю, будучи немного сбитой с толку. Мне бы клубок хитросплетений мира распутать как-нибудь, но кажется, что одной тут не справиться. Мальбонте устраивается около окна, я же остаюсь сидеть там, где и была. Я не лукавила, когда говорила ему, что если бы мне хотелось, то выбрала бы изначально другое место. Тут никого не было, в моем распоряжении было все помещение.

Мне интересно, потому что вот я сама не считаю себя интересной персоной для каких бы то ни было разговоров. Особенно с Мальбонте. Я — просто пешка в этой шахматной партии, мне нравилось раньше считать себя особенной, в каком-то контексте уникальной, возможно. Только ангел, одна из многих: раньше мне казалось, что в наличии лишь доброта, теперь же испытывала смутные сомнения. Словно долгие годы видела все в черно-белых цветах, а теперь обнаружила оттенки: кое-где немного более блеклые, где-то — яркие, но другие. И понятия не имею, что с ними делать.

0


Вы здесь » Crossbar » фандом » mad world [romance club]