пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » f$cking dreams


f$cking dreams

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

f$cking dreams

...но тебе было жизненно необходимо съесть тот гранат

30 STM - Beautiful lie

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/647/704772.jpg

Аид

Персефона & Гермес

+1

2

[indent] И почему смертные так боятся Аида? Тихо, спокойно, мухи не кусают, тени среди асфоделей гуляют. Тишина и покой. не то, что там, наверху. Никаких скандалов, сплетен, проблем. Гуляй себе среди цветочков в вечном забвении, красота.

[indent] Гермеса буквально передернуло от такой перспективы. Нет, безусловно, все эти рассуждения были пустой демагогией и словоблудием - чтобы хоть как-то отвлечься. Старый проверенный способ - чего вижу - о том и пою. Рассуждаю, в смысле. О, Олимп, куда меня опять занесло? Он потряс головой и потер переносицу. Опять в голову лезет какая-то чушь. Когда проводишь большую часть своего времени мотаясь по поручениям туда-сюда, привыкаешь думать Тартар знает о чем, сам себе удивляешься.

[indent] Но сейчас у него не было особого поручения. Сейчас Гермес был здесь по своей собственной воле. Наверху творилось полнейшее безобразие, весь Олимп стоял на ушах - и только здесь, в царстве Аида как всегда было скучно, мрачно и горы трупов. Хотя ладно, горы трупов были и наверху, грех с этим спорить. А виновница - пусть косвенная, но все же, сидит себе мирно в царских покоях, фрукты грызет. Молодец какая.
Еще и Орфей, пылкий влюбленный, все туда же. Ну вот и будь после такого их покровителем, сначала все из себя молодцы, а потом иди за ним сюда вниз, чтобы Аид под горячую руку не превратил во что-нибудь. Но, с другой стороны, Гермес не был бы собой, если бы не придумал, как обернуть все в свою пользу. Даже Орфей со своей лирой мог пригодится. Если он получит свое, то... может и Гермес сможет.

[indent] - Ну здравствуй, сестренка, - он хмыкнул, входя в покои без стука. - Неплохо ты тут устроилась, смотрю. На правах царицы-то, - он подхватил из чаши гранат и подкинул в воздух. Так вот как Аид смог ее здесь запереть. Хитро - но иного от бога подземного мира другого и нельзя было ожидать. Аид был чертовски умен - умнее всех в большой троице, в этом Гермес был уверен. Продолжая жонглировать фруктом, он обошел комнату, внимательно рассматривая ее. Пауза затянулась - и Гермес не стремился продолжать разговор. Затем, словно бы вспомнив о чем-то, он встрепенулся. - Я же к тебе с посланием. От матушки. Будешь слушать, или мне самому ответ придумать?

+1

3

— Гадес, я не маленький ребенок. Не нужно вести себя со мной так, словно я в своей жизни не видела ничего, кроме пирушек и веселья. Если ты считаешь меня глупо наивной богиней, которая еще не успела выйти из под маминого крылышка, то ты очень глубоко заблуждаешься. Я никогда не стану прогибаться и не буду покорной безмолвной куклой, которую можно носить рядом с собой, как сувенир. — с этими словами Персефона стянула с колен постеленную туда ранее салфетку и, сложив ее, положила возле все еще пустой тарелки, к еде она приступить так и не успела. Встав из за стола, она бросила гневный взгляд на Гадеса и направилась к выходу из обеденного зала.
— Персефона, вернись за стол! — послышался громкий голос повелителя Загробного мира.
— Не указывай мне что делать! — выкрикнула богиня в ответ, быстрым шагом покинув обеденную залу, закрыв за собой дверь. В следующее мгновение замок пошатнулся от гнева повелителя, но Персефона устояла на ногах, гордо подняв подбородок.

На поля Элизиума плавно опускался вечер, окрашивая небо в прекрасные аметистовые оттенки, словно на холсте талантливый художник рисовал акварелью волшебные пейзажи. Владычица Аида хотел побыть одна, сад весьма располагал к думам. Сейчас, вечером, он был пустынным, хранитель садов уже ушел, а между плодовыми деревьями кружили светлячки. Увидев богиню, они ринулись к ней, окружая и танцуя вокруг нее. Персефона впервые за несколько часов улыбнулась, она любила этих малышей. И все же, недавняя перепалка с Гадесом не выходила у нее из головы. А ведь еще недавно ей казалось, что вроде бы они даже начинают понимать друг друга, если не во всем, но хотя бы частично. Она вроде как несколько раз даже улыбалась и была весьма счастлива, например, когда он возил ее на конную прогулку по Элизиуму или показывал, как души-половинки вместе испивают воду из Леты, чтобы новь переродиться в мире смертных и снова найти друг друга. Она помнила, какой мягкий взгляд был у глаз Гадеса, как мягко он придерживал ее за талию, и это казалось ей таким... естественным. И вот опять. Она всего лишь спросила, кто такие даймоны, ведь не может же она знать все, а Гадес поднял ее на смех, очень обидев.

Персефона была готова уже выдать очередную гневную тираду, но увидела лишь вошедшего Гермеса, а не владыку подземного мира. Гневная тирада как-то сама иссякла, и богиня лишь кисло улыбнулась брату. Она вообще не настроена была сейчас с кем-то разговаривать, но просто так этот не в меру любопытный бог не появился бы, даже посмотреть на дражайшую похищенную сестрицу.
А вот послание от матери вообще не сулило ничего хорошего, там будет либо очередной ультиматум, либо слезное прошение вернуться на поверхность. По правде говоря, Персефона уже сильно сомневалась, хочет ли она вернуться на Олимп, под материнское крылышко. Гиперопека Деметры угнетала, Персефона чувствовала себя запертой в лотой клетке, точнее будет сказать, в оранжерее. Только, если задуматься, не променяла ли она сейчас одну клетку на другую?..
- Да говори уже. Правда, не могу гарантировать, что придумаю нежный дочерний ответ, я немного не в настроении. Вина? Амброзии? - богиня поднялась на ноги, мягко зашелестев платьем, и подошла к небольшому столику, где стоял запотевший кувшин и два кубка. Сама она уж что-что, а хотела выпить вина. Чтобы ненароком не пойти и не вылить остатки из кувшина на голову одному очень самоуверенному богу, - Мы с Гадесом поругались, - мрачно выдала богиня весны, пригубив вина из личных запасов Диониса. Мрачная мина на лице не очень вязалась с воздушным и нежным образом Персефоны, поэтому со стороны она выглядела возможно немного комично, но ей на это было плевать. Жаль, что Гадеса нельзя превратить в дерево ненадолго, научить как разговаривать с женщиной, которую тем более похитил, сделав своей супругой. Чтобы не повадно было.

[nick]Persephone[/nick][status]join me in death[/status][sign]And you can give me everything I need this way
http://s9.uploads.ru/T4Lbj.png   http://s3.uploads.ru/s8ft7.png   http://s3.uploads.ru/wNOpb.png

We'll be loving till the first light of the day[/sign][icon]https://i.imgur.com/VnDq9xn.png[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Персефона</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>greek mythology</fan> по весне в бревно не превращается</div>[/lz]

+1

4

[indent] - Не слышу особой радости в твоем голосе, сестричка, - весело проговорил он, нахально устроившись на кровати. Она сама могла бы подумать и предложить ему присесть, но раз уж Персефона не озаботилась этим, он выбрал для себя место сам. - Устроилась тут как королева, шикуешь и все, про остальную родню позабыла. Ни писем, ни сообщений, ничего. Вырвалась из-под материнского крылышка и радуешься? - Гермес откровенно издевался. Он прекрасно знал, что Персефона здесь не по своей воле и выбраться никак не могла. Правила Подземного Мира строги ко всем - как к смертным, так и к богам. Нарушить их могло стоить самой твоей сущности - мало кто рисковал этим. Подземный Мир жил по своим правилам. Он был древнее богов и титанов, древнее Олимпа. Возможно он обладал собственной волей - кто знает.

[indent] - Точно, послание! - Он сел на кровати и, почесал в затылке. - Я немного соврал, это не то, чтобы прям послание.. Скорее у Деметры была истерика, я подслушал, ну и решил тебе передать. А то что она, зря вопила что-ли? - Гермес откашлялся и заговорил, копируя подвывающие интонации Деметры. - Да на кого ж она меня одно оставила, сбежать решила, шалава малолетняя! Ей здесь гранатов мало было, что она еще и там за них взялась? Врет она, точно врет, забеременела там от него, а сама про гранатовые зерна затирает, бессовестная! Ни в грош мать не ставит, на чувства мои плюет! И брат тоже сволота.... - Гермес осекся и продолжил уже собственным спокойным голосом. - Упс, это уже не тебе, это уже к другому адресату. Ну так что, мне ответ передать? Если хочешь, могу нецензурно. Я-то что, я посланник, все претензии к тебе будут, - он ухмыльнулся. Он не мог не дразнить ее - это было его стихией, как-никак. Он не собирался ничего передавать Деметре - если он это сделает, то мир будет уже точно не спасти. А если земля покроется льдом, то смерть ждет всех - как смертных, так, со временем, и самих богов. А такая перспектива Гермеса не устраивала уж точно.

[indent] - И что ты натворила? - невинно предположил Гермес, жестом отказываясь от предложенных напитков. Дражайшего дядюшку он любил - они оба были слеплены из похожего материала. И зная его, он мог предположить, что скорее любимая жена довела Аида, нежели он ее. - Мне бежать к нему и уговаривать простить тебя? - он ухмыльнулся. Владыка Подземного Мира не из тех, кого надо молить о прощении. Скорее всего он сейчас напивается в своих покоях - туда Гермес еще обязательно наведается - но потом.

[indent] - А если серьезно... - он отказался от дурашливого тона и посерьезнел. - Ты знаешь, что происходит наверху? В Подземный мир новости всегда приходят с изрядным опозданием, но хоть что-то слышать ты должна была?... Или нет? - зная Аида, тот явно бы старался оградить Персефону от известий из верхнего мира. Она не должна была знать об умирающем из-за нее мире и толпах новых душ, наводнивших поля Асфоделей.

+1

5

Персефона вопросительно изогнула бровь.
Как будто она сама выбирала себе свою судьбу, сама напросилась в Подземное царство, нахально женила на себе Гадеса, разве что в постель к нему не залезла. Такое обычно свободно практиковалось на Олимпе, брак и постель - вещи абсолютно разные, только о похождениях великого всеотца Зевса сколько слухов ходит. Персефона с Дионисом как то задавались вопросом, насколько было бы проще жить, умей отец удержать себя в узде, не кидаясь на каждую мало мальски симпатичную девицу. И ведь он видел в этом какое-то особое развлечение, являясь той то в виде птиц, то животных, то еще не пойми чем. Гера бесилась, ну это то и понятно, когда весь Олимп состоит из бастардо твоего благоверного - как здесь не беситься.
Вот теперь еще и дочь свою отдал брату.
А виновата Персефона оказалась.
Мама порой такая мама...

- Одновременно похоже и непохоже на Деметру, - Персефона опустилась  мягкое кресло, стоящее напротив кровати, на которой по хозяйски разлегся Гермес. Знай Гадес, что вытворяет сейчас ее братец - на одну кудрявую голову, отделенную от тела, было бы больше. Но Персефоне сейчас было откровенно все равно, она злилась на супруга и злилась сильно. Так что пускай творит что хочет, - Признавайся давай, сколько здесь текста пересказанного своими словами и в особо грубой форме. Ты же прекрасно знаешь, что мать одна из самых чопорных богинь и никогда не позволит себе выражаться такими словами. Колись, Герм.
Сделать еще глоток вина - и Персефона чувствует, как натянутые до предела нервы и тугой узел обиды начинает постепенно ослабляться. Еще немного - и она упокоится, но первой, ясно понятно, на мировую не пойдет. Иногда ве же хочется побыть взбалмошной богиней, хоть на самом деле ты и не такая, а взращенная в холе и неге как оранжерейный цветок.

На выпад братца она лишь фыркнула, он всегда дразнил ее, хотя прекрасно знал, что Перси явно не из тех богинь, которым нравится доводить остальных постоянными капризами и истериками. Это оставьте Артемиде или Афродите со своим завышенным до абсолютом чувством прекрасного, у которой то ветер не в ту сторону дует, то к Гелиосу идет с претензиями, почему тот так рано выехал на своей колеснице и не дал им с Аресом или очередным красавчиком из смертных чуть больше времени, а теперь Гефест психует и размахивает кузнечным молотом в приступе ревности.
Она даже отвечать не будет. Пускай идет к кому хочет, хоть к Гадесу, хоть к самому Хаосу, она все равно ни за что извиняться не будет, пусть сам.

Рука непроизвольно тянется к разломленному гранату, поблескивающему на золотом блюде налитыми почти черным соком зернами, и отламывает несколько штук, забрасывая их себе в рот. Одно все же лопнуло, стекая бордовой каплей по пальцам, которую богиня ловит языком. Платье запачкать не хотелось.

- Понятия не имею. В Элизиум последнее время приходит много душ, детей и девственниц, стариков... Арес с Афиной опять не поделили, кому Гефест выкует очередной щит? - так как такое происходило слишком часто, и обычно заканчивалось войной, Персефона была совсем не удивлена.
Связи же с внешним миром у нее не было. Гадес понимал, что если пройти в Подземный мир богам и посланникам будет слишком легко, то скоро здесь можно будет ожидать разгневанную богиню плодородия, которой невдомек, что разрешение на брак дал сам Зевс, да и Персефона, поистерив скорее для проформы, уже полюбила Аид всей душой и не хотела отсюда подниматься.
Иначе бы и не съела тот гранат.
И не захотела бы остаться с Гадесом.

[nick]Persephone[/nick][status]join me in death[/status][icon]https://i.imgur.com/VnDq9xn.png[/icon][sign]And you can give me everything I need this way
http://s9.uploads.ru/T4Lbj.png   http://s3.uploads.ru/s8ft7.png   http://s3.uploads.ru/wNOpb.png

We'll be loving till the first light of the day[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Персефона</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>greek mythology</fan> по весне в бревно не превращается</div>[/lz]

+1

6

[indent] - Нууууу... - он неопределенно покрутил в воздухе рукой и хитро ухмыльнулся. - Примерно напополам. Смысл весь правильный, но пересказ - исключительно мое творчество. Ты оценила? Может я вполне смогу покровительствовать писателям? Отобью у Аполлона Мельпомену или Каллиопу, и будем с ней на пару вдохновлять юные умы. Я вот думаю, может мне жениться на ней? Ну, на музе. А то что-то непорядок - пол-Олимпа женатые ходят, вон, даже ты. А я как неприкаянный, - он фыркнул. Ни на ком жениться он не собирался, сдалось оно ему? Он достаточно насмотрелся на отца с Герой, чтобы понять, что хорошую вещь браком не назовут. Нет, легконогий бог. пожалуй, так и останется свободным как ветер - тем более для того, чтобы получить определенное удовольствие и хорошо провести время, брачный обряд не требуется - а смертные всегда так и млеют, стоит кому-нибудь из олимпийцев осчастливить их. Так и зачем себя искусственно ограничивать, рискуя жениться на какой-нибудь Мегере, как тот же Геракл. Но Гермес мог понять Аида - тот сидел в подземном мире почти безвылазно, а тут не то, чтобы большой выбор прекрасных дам. Вечно мрачная как ночь Никта да Геката, которая при любых поползновениях посмотрит так, что станет страшно продолжать. А Персефона вот она, красивая, милая, относительно послушная - а поживет тут еще немного так и вообще присмиреет - ну сплошные плюсы.

[indent] Интересно, а слухи про то, что она понесла это правда или пустая болтовня? Гермес прекрасно знал про то, с чем именно ассоциируют зерна граната - и как иносказание для чего именно они используются. Он внимательно смерил взглядом фигуру Персефоны. На первый взгляд ничего такого, но кто знает, срок - если он есть - слишком маленький, чтобы это было заметно невооруженным глазом.

[indent] - Так ты и правда ничего не знаешь, - Гермес покачал головой, поднимаясь на ноги. Разговор переходил в серьезное русло - и куда проще было бы вести его стоя, нежели развалившись на чужой кровати. Он продолжал рассеянно перекидывать из ладони в ладонь гранат. - Ну конечно, вряд ли он бы рассказал... Ему не надо, чтобы ты об этом знала, лишняя морока. Да и с чего бы. Чем ты меньше знаешь, тем лучше, правда, - рассеянно бормотал он, меряя шагами комнату. Вздохнул, пытаясь уложить все в голове и понять, как проще рассказать Персефоне обо всем, что происходит. - А ты сама не интересовалась? Ситуация ведь необычная - столько душ, да еще и не воинов, - Гермес удивленно поднял бровь. Ну это же надо, быть настолько лишенной любопытства! Но при этом ей было так интересно сгрызть тот проклятущий гранат! Гермес потер ладонью лицо. - Все куда серьезнее, чем разборки Ареса с Афиной. На моей памяти не случалось еще ничего подобного, - он смотрел невидящим взглядом. Перед глазами стояли жуткие картины происходящего наверху. Замерзающие люди, заметенные снегом дома, затянутое серыми тучами небо.

[indent] - Там, наверху, мир гибнет. - Страшные слова так легко слетели с губ, что на мгновение самому Гермесу стало жутко. - Деметра без тебя сходит с ума. Буквально. И нет, в этот раз я не преувеличиваю. Природа умирает - все покрыто снегом. Смертным нечего есть, негде прятаться от холода. Они умирают в мучениях. Каждый день. - Гермес был серьезен как никогда. Из всех богов он чаще всего бывал среди людей - и своими глазами видел весь творящийся кошмар. А все потому, что кто-то не мог потерпеть.

+1

7

- Даже я? Слушай, а вот сейчас обидно было. Я что, ущербная какая-то? Я все еще не понимаю, как никто из бессмертных, которым ты уже набил оскомину своим неуемным языком, не вставил тебе кляп. Но я, так уж и быть, прощу тебя, я сегодня добрая... - быстрый взгляд в сторону двери и мысленно добавив "относительно и не для всех". - И ни за что не поверю, что ты женишься. Переспишь с половиной мира - но не женишься. Брак не для тебя, братец, уж прости.. - хоть речь и не лишена иронии, богиня улыбается мягко и по доброму, к брату она относилась с любовью и пониманием, словно к маленькому ребенку, который все никак не может вырасти. Вот и у Гермеса еще детство играет в одном месте.

Но шутки в сторону, Гермес мгновенно стал серьезным. Такое с братцем случалось редко и явно не по пустякам, значит, действительно произошло нечто серьезное. Персефона была как в мыльном пузыре, из которого не могла выбраться, она не знала, почему так много душ прибывает в Загробный мир, не воины, самые разные души, очень много стариков и детей, и никто не желал рассказывать ей, что происходит. Жизнь быстротечна" пожимал плечами Гадес, Мойры упрямо молчали, если все же решались показаться на глаза супруге Гадеса, Геката лишь усмехалась.
И Персефона с течением времени успокоилась, даже не поверив, а позволив себе поверить их словам, что и правда все в порядке.
А теперь же выходило, что ее обманывали.
Все вокруг.
Начинал закипать гнев.
Богиня просто физически ощущала, как у нее начинают светиться потусторонней зеленью глаза, а на волосах распустился венок из нарциссов. С тех пор, как ее похитил Гадес и сделал своей супругой, именно этот цветок стал чаще непроизвольно появляться, как символ весны в Загробном мире.
Как ее символ.
- Гермес... - в голосе прорезались угрожающие нотки, не сулящие ничего хорошего для шебутного бога, - Не мельтеши, ты у меня двоишься. Расскажи уже что там происходит, хоть ты! - и застыла статуей самой себе, стоило Гермесу выпалить страшные слова.

Мир наверху гибнет.
Мир, в котором она родилась, вотчина ее семьи, гибнет.
А все из за нее. Точнее, конечно, будет сказать, что во всем виноват Гадес и отец, договорившиеся там о чем-то и решившие, что спрашивать у непосредственных участников задуманного будет такой себе идеей, но Персефона не привыкла перекладывать вину на других.
Мать страдает, она сходит с ума. Деметра ищет ее, а Персефона даже не может послать ей весточку, что дочь цела и невредима, просто немножко... вышла замуж.
Ощущение пузыря усилилось. Мать не может пробиться к ней, узнать где она. И она сошла с ума.
Почему все всегда от нее все скрывают?.. Захотелось снова разбить вазу, на этот раз об голову Гадеса. А желательно, и не одну.
Персефона не могла понять выгоды, зачем Гадесу скрывать от нее происходящее наверху? Она и так не может отсюда уйти. Разве что...

- На этот раз Деметра превзошла сама себя. Она... она просто не понимает... Ты пробовал с ней разговаривать? Хоть кто-нибудь пробовал ее убедить? Отец же в курсе, где я, почему он не может убедить ее остановить это безумие? - теперь уже Персефона вскочила на ноги и начала расхаживать по комнате, - Я должна вернуться к ней. Остановить это, я... - она оглянулась на дверь, у нее было гнетущее ощущение, что за ней стоит ее супруг собственной персоной. - Он меня не отпустит... - уже тише, на грани шепота.

[nick]Persephone[/nick][status]join me in death[/status][icon]https://i.imgur.com/VnDq9xn.png[/icon][sign]And you can give me everything I need this way
http://s9.uploads.ru/T4Lbj.png   http://s3.uploads.ru/s8ft7.png   http://s3.uploads.ru/wNOpb.png

We'll be loving till the first light of the day[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Персефона</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>greek mythology</fan> по весне в бревно не превращается</div>[/lz]

+1

8

[indent] - Женщина, не цепляйся к словам! Теперь я начинаю еще больше жалеть дядюшку… А гранат  положи, не надо им в меня целиться! Я вообще-то имел в виду, что учитывая нрав Деметры, весь Олимп считал, что ты у нас останешься как Артемида, богиней-девственницей. Только та сама решила, а ты вынужденно… Но это уже детали, - он беззаботно отмахнулся, не обращая внимания на возмущения родственницы. Он возмущенно вздернул брови. - Ты сейчас описала нашего дорогого батюшку, не меня, попрошу не путать, - нет, безусловно, Персефона была недалека от истины, но признать это? Вы что, не смешите. Любовные похождения Гермеса - исключительно забота самого Гермеса - тем более он был достаточно осторожен, чтобы не плодить полубогов, как Зевс - и так половина Эллады это дети, внуки и правнуки плодовитого божества. - Но да, ты права, я слишком хорош для брака. Не нашлось его дамы, достойной разделить со мной это бессмертие, - он драматично закатил глаза. Он достаточно насмотрелся на божественные семьи, чтобы самому лезть в эту петлю. Тут либо одна из половин гуляет при любом удобном случае - либо медленно десертной ложечкой выедает законному супругу мозги. Ни один из этих  вариантов Гермеса не привлекал.

[indent] Гермес не мог “не мельтешить”. Не мог просто так успокоиться и вести мирную светскую беседу, непосредственно рассказывая о том, что происходит - как будто пересказывал свежие олимпийские сплетни. Да, там, наверху многие ужасались и возмущались происходящим - но они не спускались к людям. Не видели всего, что видел Гермес. И, возможно, не осознавали того, что если погибнут смертные, то забвение и смерть ждут и богов. Он долго пытался отрицать, шутил и каламбурил - но стоило начать говорить, начать вспоминать - он стал серьезен как никогда. Время для шуток кончилось - на кону стояла жизнь всего мира, как бы пафосно это не звучало.

[indent] - А теперь успокойся ты, дорогая сестра, - резко окрикнул он Персефону, встряхнув ее за плечи. Богиня была в ярости - Гермес был прав, предполагая, что Аид скрывает от супруги происходящее. И, боги, как же Гермес был рад, что не ошибся. Если бы Персефона отреагировала иначе, если бы только дала понять, что она знает о происходящем и ей просто… все равно - тогда он бы потерял всякую надежду. Но раз она не знала - шанс все исправить еще был.

[indent] - Пробовали, еще как, - он почувствовал, что выдохся - как будто из него выпустили весь воздух. - Отец, Гера, все остальные - она не слышит никого. Похоже, что она просто завернулась в собственную скорбь и печаль, отгородилась от внешнего мира. Я сомневаюсь, что она даже понимает, что именно происходит вокруг нее. В какой-то степени ее можно понять - кроме тебя у нее ведь никого не было - а теперь ты здесь, в Аиде - все равно, что мертва, - он покачал головой, наблюдая за расхаживающей по комнате Персефоной. Теперь они поменялись ролями - Гермес сидел, не в силах сделать хоть что-то, а сестра, кипящая праведным гневом мерила покои шагами.

[indent] - Я поговорю с ним. Попробую убедить, - Гермес сам не верил в успех этого предприятия. Аиду все равно, если внешний мир будет уничтожен - Подземное царство от этого только вырастет. Аид не из тех, кто так просто отпустит свою добычу - а Персефона была ничем иным, как добычей - трофеем, вырванным у ненавистного брата. Но был и другой способ - идея, предложенная Гекатой - и так удачно совпавшая с приходом в Аид еще одного гостя - на сей раз смертного. Гермес, конечно, с удовольствием внес бы в план свои коррективы, но пока об этом лучше умолчать - в такой ситуации надо действовать по ситуации. - Я попробую договориться, чтобы он отпустил тебя, хотя бы ненадолго, - он взял Персефону за руки, пытаясь успокоить. - Хотя бы для того, чтобы успокоить Деметру. Но ты должна помочь, без тебя я не справлюсь.

0


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » f$cking dreams