пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » dark secret


dark secret

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[icon]https://i.ibb.co/XDkvpX8/ezgif-3-6e7a4a7e2e.gif[/icon][nick]Nefertiti[/nick][nm]Nefertiti[/nm][lz]<div class="lz"><fan>the mummy </fan>Всякий секрет имеет свойство быть рассказанным.</div>[/lz][status]father's pride[/status]

dark secret

https://i.ibb.co/CB1L7pw/tumblr-nhzirh2-Ihv1tebpzgo9-r1-250.webp https://i.ibb.co/dbzLBKP/tumblr-nhzirh2-Ihv1tebpzgo10-r1-250.webp
https://i.ibb.co/597gSxV/tumblr-nhzirh2-Ihv1tebpzgo1-r1-250.webp https://i.ibb.co/HCMBkVJ/tumblr-nhzirh2-Ihv1tebpzgo4-r2-250.webp

— You are learning quickly, Nefertiti. I’ll have to watch my back.
— Yes. and i’ll watch mine.

ANCK-SU-NAMUN x NEFERTITI

Отредактировано Pieck Finger (2022-05-12 11:16:42)

+2

2

[nick]Nefertiti[/nick][status]father's pride[/status][nm]Nefertiti[/nm][lz]<div class="lz"><fan> the mummy </fan>Всякий секрет имеет свойство быть рассказанным.</div>[/lz][icon]https://i.ibb.co/ccmmNt8/ezgif-3-6e7a4a7e2e.gif[/icon]

Хранить чужую тайну — худшая ноша, которую может испытывать человек.

[indent] Тяжело понимать тот факт, что во благо своего близкого человека необходимо держать язык за зубами, лишь бы не наломать лишних дров, да и просто-напросто не слыть в чужих глазах какой-то ревнивой девицей, как о ней вполне могут подумать другие люди, проживающие во дворце; почему-то ей кажется, что все видят и наблюдают одну и ту же картину, только умудряются закрывать на этот факт глаза, словно ничего ужасающего не происходит, словно нет ничего плохого в чужих поступках, выходящих за все пределы допустимого.
[indent] Нефертити думает о том, что новая наложница отца — довольно скверная женщина, так как она не пришлась ей по нраву с самой первой встречи, когда как отец решил представить эту неизвестную воочию, сказав о том, что намерен заключить с ней брак, предоставив той достаточно высокий титул, на который такая личность точно не заслуживает. Следить — не то, что входит в планы самой девушки, но получается всё абсолютно случайно: один краткий взгляд успевает вовремя скользнуть в сторону, чтобы подметить касание ладоней жреца и наложницы, когда они проходят мимо друг друга; одна прогулка перед сном дворцовыми коридорами позволяет услышать разговор, где звучат немыслимые слова, ведь они целиком и полностью состоят из любовных признаний, но голоса Фараона там не услышать, потому что вместо него присутствует другой мужчина.

[indent] Разве таким образом положено вести себя той, кто вот-вот вскоре должна будет занять трон подле человеческого воплощения, ниспосланного богами на землю? Безусловно, нет.

[indent] Гнев и отчаяние захлестывают целиком, не позволяют как-то противостоять тем ужасным эмоциям, которые горечью оседают на кончике языка, вынуждая Нефертити искать альтернативные варианты для того, чтобы хоть как-то мочь отстоять честь своего отца. Но может ли она? У неё нет права показывать характер, когда в том нет необходимости, а эта самая необходимость появляется слишком редко, служа своеобразной цепью на её шее. Намерение обезопасить единственного родного человека вполне себе канет в лету из-за глупых и старомодных традиций, против которых люди не пойдут, так как чтят их со всем присущим фанатизмом, возводя в абсолют. Быть может, она не права в том, что задумывается над такими ужасными вещами, словно собираясь поставить под сомнение культ личности, лишь бы вместо этого придумать что-то новое.
[indent] Вера устраивает полностью, но не устраивает тот факт, что кто-то этой самой веры не придерживается.

В кратком бою у неё появляется крошечная возможность обнажить зубы.
Она тоже умеет кусаться.
И укусит.
Обязательно.

[indent] В том сражении, где она не выходит победителем, получается выплеснуть всю накопленную злобу, чтобы поставить человека на место. Мелочь, конечно же, но удовольствие всё-таки приносит, даёт возможность перевести дух, лишь бы не страдать от неразрешенного внутреннего конфликта, где кошки когтями скребутся, сдирая гладкий покров и превращая всё в мясо; за клеткой грудной — хаос, подпитываемый адреналином. Это возможность «утереть нос» Анк-су-намун, Приходится постепенно успокоить своё учащённое дыхание, что подпитывается очередным наблюдением: женщина слишком внимательно смотрит на Импхотепа, проходящего мимо, пока тот отвечает точно таким же взглядом, не вызывая подозрений ни у кого, кроме Нефертити. Отец в данную секунду кажется чересчур счастливым, а портить ему настроение — кощунство, посему приходится прикусить себе язык, дожидаясь более выгодного момента для высказывания своего недовольства.

Момент случается.
Происходит чем-то неожиданным, но вполне ожидаемым, если сопоставить некоторые вещи.

[indent] Фараон бесконечно сильно обожает устраивать пиршества, а это — очередное нечто, даже без толкового повода; каждый тем занимается, что наслаждается питьём и яствами, пока Нефертити держит в руке бокал с вином, пробуя то на вкус. Ячмень служит неплохим сырьем для создания такого напитка, но ей как-то доводилось от торговцев слышать о том, что в других уголках мира подобный напиток и вовсе могут делать из винограда. Дивно, конечно, да и попробовать бы хотелось, но мысли постепенно утекают в ином направлении, когда в поле её зрения попадает Анк-су-намун, заставляя моментально набраться всей той смелости, а ещё гордо вздёрнуть подбородок вверх, вынуждая себя направиться к ней на встречу. Золотые цепочки, украшающие светлую ткань калазириса, тихо звенят от каждого последующего шага, не давая возможности подступиться украдкой.
[indent] Но разве в этом вообще есть надобность? Кажется, их обоюдное презрение слишком хорошо очевидно для каждой из сторон, дабы пытаться хоть как-то его скрыть.

[indent] — Тебе не кажется, что это неправильно — интересоваться другими мужчинами, когда другой готов тебя вот-вот взять себе в жёны? — спрашивает спокойным голосом Нефертити, стараясь казаться куда более непоколебимой, нежели есть в действительности. — Не беспокоит ли тебя то, что об этом секрете может прознать Фараон? Он такое простить вряд ли сможет, а для тебя и век кончится, только не самым приятным образом.

+2

3

Люди думают, что великий фараон все знает, люди говорят, что великий фараон все видит. Что ничего не может укрыться от взора наследника богов, и никому не избежать его праведного гнева и справедливого наказания за грехи и проступки.
Вот только люди заблуждаются, люди не знают.
Фараон слеп, как новорожденный котенок, фараон не знает и половины из того, что происходит во дворце, под самым его носом, за соседней стеной, фактически у него за спиной. Фараон не знает, что его любимая наложница не только его любимая наложница.
Фараон не знает, что любимой ее называет не только он, но и его правая рука, великий жрец Имхотеп.

Имхотеп тоже слеп, хотя думает, что знает все и даже больше.
Имхотеп слишком самоуверен, слишком ослеплен своей властью и развернувшимися перед ним возможностями, чтобы заметить, что любимая наложница фараона любит не его.
Да, золото ее тела принадлежит фараону, принадлежит Имхотепу, но душа и сердце любимой наложницы фараона принадлежат далеко не этим двоим.
Не с ним сцепляется она взглядом, проходя по коридору, не он снится ей по ночам, не о нем думает она в минуты отчаяния.
Только с тем мужчиной ей быть не суждено, даже под носом у Имхотепа.
Даже под носом у фараона.

Нефертити, царская дочка, избалованная девочка.
У нее взгляд - слишком цепкий, и порой Анк-су-намун кажется, что она знает, что в голове у любимейшей наложницы ее отца. Что она знает самую страшную тайну женщины, что она может рассказать своему отцу про Ардет Бэя, хотя она не может знать, ведь они ни взглядом, ни жестом не выдали себя.
Анк-су-намун слишком осторожна, она слишком полюбила свою голову и было бы обидно лишаться ее на плахе.
Значит, надо быть еще осторожнее, значит, надо быть еще хитрее и скрытнее, чем была до этого, тише кошки, крадущейся на мягких лапах за неосторожной мышью, хитрее, чем охотящаяся змея, осторожнее чем рыбак на берегу Нила, опасающийся крокодилов.

Ардет Бэй смотрит, она чувствует это кожей, каждой ее частицей, но Анк-су-намун позволяет себе лишь мимолетный взгляд, никто ведь не подумает ничего лишнего, если любимейшая наложница владыки посмотрит на предводителя меджаев. Лишь мимолетный взгляд, вот и ве богатство, что есть у богатейшей женщины Египта.

Имхотеп смотрит, она это тоже чувствует, но в душе нет той самой дрожи, которая была недавно, но Анк-су-намун смотрит в ответ, только взгляд сквозит безразличием и льдом, здесь тоже не придерешься.
Анк-су-намун слишком осторожна.
Она стает и хочет удалиться с пиршества, чтобы насладиться одиночеством перед тем, как к ней придет фараон, но не успевает выйти из залы, как к ней направляется Нефертити.
Женщина едва сдерживается от того, чтобы сморщить недовольно лицо, с ней придется разговаривать, но у Анк-су-намун получается сдержать на лице маску ледяного безразличия и холодной вежливости. Все же девчонка дочь владыки, а она - бесправная рабыня, надо быть вежливой и участливой, по крайней мере до того момента, пока фараон не сделает ее своей женой.
- Кажется, вино слишком крепко для молодой госпожи? - Анк-су-намун склоняет голову немного на бок, улыбается самыми уголками губ, - Раз ей начинают мерещиться вещи, которые не соответствуют действительности? - легкая усмешка, насмешливость все же пробивается через вежливость. Юная, наивная, но чрезвычайно опасная. Надо быть еще осторожнее, раз колкие глаза Нефертити следят за ней. И чего она ей сдалась? Явно не ради того, чтобы сохранить спокойствие ее отца слепца, - Я не понимаю, о чем ты говоришь, Нефертити.

Окончить жизнь в самом расцвете лет и красоты, это было бы чрезвычайно глупо. Надо будет поговорить с Имхотепом, может быть, есть способ девчонку... убрать, да только так осторожно, чтобы даже тень обвинения не упала на Анк-су-намун.

[nick]Anck-su-namun[/nick][status][not]slave[/status][icon]https://i.ibb.co/r3GSw4c/d-bbksovuaaaahv-Twz58.jpg[/icon][sign].[/sign][nm]Анк-су-намун[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Mummy</fan> my body is no longer his temple[/lz]

+1

4

[nick]Nefertiti[/nick][status]father's pride[/status][icon]https://i.ibb.co/ccmmNt8/ezgif-3-6e7a4a7e2e.gif[/icon][nm]Nefertiti[/nm][lz]<div class="lz"><fan> the mummy </fan>Всякий секрет имеет свойство быть рассказанным.</div>[/lz]

Это было слишком очевидно.

[indent] Очевиден сам факт того, что человек, пойманный врасплох, будет стараться увиливать от правды всевозможными способами, лишь бы другой, кто всё понял, не смог докопаться до той самой чёрной и омерзительной истины, маячащей перед глазами чересчур очевидной вещью; уголки её рта слегка приподнимаются вверх, вызывая слабую улыбку, даже несколько насмешливую, так как Нефертити подобная театральная сценка забавляет. Спектакль одного актера — вот, что сейчас пытается сделать грешная наложница Фараона, намереваясь либо заговорить ей зубы, либо выставить не в лучшем свете, будто какую-то маленькую дурочку, что не так восприняла ситуацию, как она есть на самом деле.

[indent] Нефертити кивает коротко, будто соглашается с чужими словами, но выходит это сделать в виде издевки, нежели какого-то одобрения, поэтому после она тихо вдыхает и вновь губами касается края бокала, делая несколько небольших глотков, чтобы такой вкусный напиток не ударил в голову слишком быстро, действительно превращая её в кого-то, кто не может размышлять здраво или отдавать отчёт своим действиям.

[indent] — Я вижу всё достаточно отчётливо, даже слишком хорошо, пока остальные во дворце предпочитают свои глаза закрывать или отводить куда-то в сторону, — произносит тихо Нефертити, плечом подпирая один из столбов, который поддерживает над ними тяжелый каменный потолок, испещренный всевозможными рисунками, словно ребенок решил удариться в творчество. — Просто хочу сказать, что это — низкие поступки для той, кто вот-вот должна стать женой Фараона. Ведь в такие моменты стоит задуматься об одной вещи: а достойна ли она подобной чести? — брови та немного вверх дёргает, будто намекает на серьёзность своих слов, да и на то, что сомневаться в них не стоит ни на йоту. Палец указательный аккуратно обводит край крупного стакана, гладит умелую резьбу по дереву, пока на женском лицо отображается очевидная задумчивость.

[indent] Угрожать кому-то — удел слабаков, потому что не так её воспитывали, чтобы та могла запугивать собственным статусом других людей, получая взамен корыстную пользу. Нефертити грешным делом думает о том, что необходимо предложить какую-либо сделку, от которой все смогут остаться при своём, а ещё разойтись мирно; естественно, Анк-су-намун и вовсе стоит определить куда-то в яму, где она бы просидела долгое время, подумав над собственными поступками, а после высечь плетью, дабы научить послушанию и верности, но подобная «хворь» не лечится одними лишь наказаниями. Коль в человеке есть грех заведомо, то избавиться от него будет просто-напросто невыносимо.

[indent] — Я не хочу рассказывать отцу об этом, потому что для него это будет удар, который повлечёт последствия для всех подряд. Всего-навсего один человек может стать причиной едва ли не стихийного бедствия. Вряд ли тебя, конечно, волнуют такие мелочи, но я бы хотела как-то договориться о том, чтобы мы разошлись мирным путём. Тогда бы и ты осталась в целостности и порядке, не стараясь придумать умный план о том, как отрезать мне язык, пока я сплю, да и я бы осталась с языком. Но даже если опустить все эти мелочи — ты будешь жива, что уже хорошо, — Нефертити несильно сжимает стакан в пальцах, а после наконец-то выныривает из собственных размышлений, потому что поднимает взгляд на женщину напротив себя, всматриваясь в её непроницаемое лицо, будто стараясь хотя бы одним-единственным взором добраться до потаенных уголков чужой души, лишь бы смочь разгадать загадку столь огромной необходимости прелюбодеяния. — Не страдаю кровожадностью, но страдаю справедливостью, а ещё пониманием того, что любая жизнь — это ценный дар, кой нельзя просто так потерять.

[indent] Она очень сильно хочет того, чтобы они сошлись на чем-то одном, смогли достигнуть хотя бы какого-то взаимного понимания, ведь враждовать — сомнительное удовольствие, которому поддаваться не хочется совершенно. Нефертити старается улыбнуться более мягко, дабы постараться расположить к себе женщину, не создать в лице себя страшного врага, от которого нужно убегать или придумывать план убийства — очевидно, что никому лишние глаза и уши не нужны. Ей не хочется враждовать с кем-то или находиться в напряженных отношениях, так как ничего из этого не имеет смысла.

И Анк-су-намун лучше согласиться, нежели добровольно стать врагом.

+1

5

Девчонка наивна, слишком наивна, слишком самоуверенна и считает, что ей дозволено все. Она так юна, она не понимает и толики того, что происходит во дворце, что происходит под самым ее носом. Но в силу своей юности, у нее слишком сильно развито чувство справедливости, щемящей, острой как кинжал. Она хочет нести справедливость во все к чему прикасается, она не терпит полумер. В ее мире все поделено на черное и белое, несчастная не замечает мириадов оттенков серого, из которых и состоит мир. Окружающий ее мир.
Нефертити хочет казаться более взрослой и умудренной, но как может быть умудренным тот, в ком нет опыта, такого необходимого для жизни и правильного восприятия окружающей жизни?
Нефертити не знает.
Нефертити юна.
Нефертити наивна.

Анк-су-Намун с почтением склоняет голову, никто не смог бы заподозрить в этом жесте и мига подвоха или раболепия, лишь смиренность и покорность юной принцессе. Дочь фараона - одно ее слово может разрушить жизнь любого в Египте, фараон слепо верит своей любимице, готовый положить к ее ногам целый мир...
Разрушить жизнь любого.
Только одно но.
Фараон также слепо верит своей любимой наложнице.

- Не существует достойной стать женой нашего владыки, моя юная госпожа, - Анк-су-намун оглядывается на фараона, все еще просиживающего на своем троне, золотые подвески в ее волосах тихо звенят при этом. Главное - все делать плавно и правильно, ни единого резкого движения. Плавно и правильно. Тогда можно успеть на мгновение столкнуться взглядом с Ардет Бэем, всего мгновение, так много и так мало. Меджай отворачивается, в его взгляде нет ничего непристойного, как предводитель меджаев он обязан следить за безопасностью королевской семьи, в которую входит Нефертити и, увы, Анк-су-намун.
Выбор богов жесток, но она примет ух выбор. Главное, не дать упрямой принцесске бросить тень на нее, любимейшую наложницу владыки.

- Ты говоришь страшные вещи, Нефертити, - женщина делает плавный шаг к госпоже, неслышно ступая по полу, и берет тонкими пальцами из ее рук стакан с вином. Наверное, юной принцессе хватит на сегодня вина, а то, кто знает, что она может наговорить фараону, - С чего бы мне отрезать тебе язык? - наклоняется к уху девушки, от ее волос исходит тяжелый запах масел, совершенно не подходящий свежести и юности принцессы. Это аромат порока и страсти, более подходящий наложнице. Неужели принцесса хочет быть похожей на нее..? - Ты ведь умеешь писать... - хриплый шепот, следом смешок и Анк-су-намун видит, как напрягается все тело фараоновой дочери. Наложница обходит Нефертити сзади, касаясь кончиками пальцев узкой спины, обходит колонну и вновь появляется лицом к лицо с принцессой.
- Я не понимаю, чем угодила тебе, юная госпожа. Я не рвусь к власти, твой отец сам вознес меня. Я благодарна ему за это, а твои обвинения это лишь пустой звук.

Она не сможет доказать ничего. Ни ее связи с Имхотепом, уж верховный жрец позаботился об этом, ему слишком важна его должность и его голова на плечах, чтобы быть безрассудным. Любовь творит кошмарные вещи, заставляя людей совершать странные и немыслимые поступки, Имхотеп ведь думает, что любит ее, но Анк-су-намун то знает правду. Вожделеет - да. Любит - нет.
Любит ее другой мужчина, но о связи с ним Нефертити не дано узнать, она не сможет ни увидеть, ни услышать, ни застать их за изменой. Анк-су-намун слишком аккуратна, не позволяя своим чувствам взять верх над рассудком, и их связь с Ардет Бэем никогда не будет раскрыта.
- Так что подумай, стоит ли доносить до владыки твои домыслы, ведь, тогда на твоих руках окажется кровь, и далеко не твоя... - наложница касается губами края стакана, вдыхает запах ина - и возвращает его принцессе, так и не сделав ни глотка.

[nick]Anck-su-namun[/nick][status][not]slave[/status][icon]https://i.ibb.co/r3GSw4c/d-bbksovuaaaahv-Twz58.jpg[/icon][sign].[/sign][nm]Анк-су-намун[/nm][lz]<div class="lz"><fan>The Mummy</fan> my body is no longer his temple[/lz]

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » dark secret