пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Куда бы ни посмотрел, везде ты, бл..


Куда бы ни посмотрел, везде ты, бл..

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Куда бы ни посмотрел, везде ты, бл.. 

https://i.postimg.cc/wvh0YRCT/a496d4fd4f82e516e21feca195d377c7.gif

Dream & Live

Дочь членистоногого и один недовольный жизнью, Лепрекон

Обычно, когда ты спишь... А, ладно, все равно хрен объяснишь

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm]

Отредактировано Yennefer z Vengerbergu (2022-07-15 00:24:28)

+5

2

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Виной всему была маленькая мёртвая девочка.

Во снах она говорит о переправе, о каменном мосте через мёртвую реку, которого давно не существует; звезды там падали, словно старые мудрые слоны, отправляясь в свой последний жизненный путь. К точке невозврата: там нет границ, ни ворот, и путь к их смерти подобен россыпи старых гирлянд — в ещё теплых могилах-кратерах, которые вырыли себе звёзды, они тлеют и загораются, словно в предсмертном танце. Или дышат? Согревая собой одинокую холодную землю, выброшенные с небес будто звёздные киты — оставив дверь млечного пути слегка приоткрытой.

Наверное, о таких вещах и рассказывают мёртвые.

Она крошечная, словно небрежно сорванная кем-то незабудка — бездумно, порывисто брошенная на берегу пенистой воды, сломанная ветрами и раскатистым прибоем: выбеленная, почти прозрачная кожа под взором разбухшей гноистой луны — она задумчиво водит руками по песку, и крупинки мёртвого моря застревают под её сломанными ногтями.

Однажды, старый король лягушек рассказал историю о принцессе.

Её речь кажется бессмысленной, почти сумасшедшей; события и смерти, о которых она говорит, нет, не могли, не должны были происходить — берег её мёртвого моря усыпан скалами, а туман над водой столь густой, что похож на волшебную сладкую вату.

Между пальцами её худощавых ног тянутся крошечные полупрозрачные перепонки.

Принцесса родилась нежеланной, а потому была нелюбима отцом. Её мать, королева-козлица, бежала прочь, едва вскормив дитя чёрным обсидиановым молоком.

Она стоит у самой черты берега, в руках — гладкие камушки, улыбка — что россыпь остреньких жемчужин. Складывает пальцы, прикусывает бледную губу, словно брюхо дохлой рыбёшки — долго примиряется, прежде чем кинуть камень проворной лягушкой. А он прыгает, непоседливый такой — устремляясь так далеко, что навсегда теряется в туманном горизонте. Прошлое, настоящее и будущее сливается в её холодных, поддёрнутых мутной пеленой, глазах-ракушках.

Рыбаки и отшельники складывают для неё крошечные песчаные домики, а морские волки кидают за борт монетку — так, старой приметы ради.

Король запер принцессу так глубоко, чтобы она никогда не смогла увидеть солнечного света.

Она скрещивает сломанные пальцы, загадывая желание.
Она говорит, и в горле утопленницы слышится свистящее бульканье.

Но однажды во сне она увидела приведение.

Стылое небо смотрит на них своим единственным мёртвым глазом; словно набухший прыщ, большой и гниющий — в воздухе нестерпимо пахнет выброшенной на берег мёртвой рыбой. Кажется, что они заперты здесь, под ледяным вздохом бескрайнего прилива, проклятые и плененные в бесконечном лабиринте морского Минотавра.

Гремя цепями, приведение привело принцессу к выходу и сказало, что как только птица, не спевшая ни одной песни, расправит крылья для объятий, они всё будут свободны.

Эти слова — насмешка, не больше истончившейся тени: доносящихся где-то глубоко, из распухшего нутра, где ил и чернозём напитали и дали другую жизнь — плотоядным, копошащимся червям в шкурке давно мёртвого животного. И она, болезненно улыбаясь, так похожа на него — поднятая из могилы чей-то прихотью, ненастоящая, словно выдуманная для того, чтобы рассказывать сновидцам эти бездумные нескладные истории.

Дурные сказки без смысла и счастливого конца.

Раньше, приведением называли ту, которая умирала девственницей.

Она, уже подросток, достаёт из прибрежной волны трухлявую ментоловую сигарету.
Она, уже женщина, закуривает жадно, в нетерпении, и вымокший табак на вкус как сурьма и мокрая псина.

Нестерпимо пахнет прошлым и погребальным костром: она поднимает сломанную в трёх углах шею и пристально смотрит на него.

Найди её, птица без крыльев. Спой свою песнь безымянному богу, кому тысячелетиями придумывали имена.

И тогда ОН просыпается — иногда раньше, когда ЕЁ слова переходят в болезненный шёпот, а от ребёнка/подростка или женщины не остаётся ничего, кроме свернувшегося в клубок эмбриона-скелетика, иногда позже, когда из вырезанной дыры, заменившей ЕЙ человеческий пупок, частоколом показываются голодные акульи зубы. И они говорят с НИМ, кричат три тысячи проклятий, просят убить, утопить, разорвать ЕЁ, жалкую, на части, сделать хоть что-то, чтобы не было так БОЛЬНО (или одиноко?) — сны повторялись, сколько блядь не пей: до талого, до белой горячки, сжимая грязное постельное бельё, затыкая окровавленными ладонями уши — стекло в душном мотеле треснуто, по бокам проглядывает сухая клейкая лента, словно в ужасе, не в силах смотреть на НЕГО настоящего, а попробуй отвлечься — включить чёртов телек, промыватель мозгов, просто попробуй СУИННИ — там смеются, зубоскалят вслед грязным сальным шуткам, лучше бы долбанное порно крутили, а тут, куда ни глянь — кто этот, мать его, сраный ублюдок? — от них не спрятаться, везде одни ЛИЦЕМЕРЫ.

«... а теперь вернёмся к новостям. 19-летняя студентка стандфордского университета Маргарет Грин пропала вчерашним вечером. Последний раз её видели на студенческой вечеринке в лагере у пруда Соап. Очевидцы утверждают, что Маргарет поспорила с одногруппницей, что вплавь доберётся до Пеликаньего берега. Мистер Грин, отец пропавшей девушки, отвергает подобные предположения: "Моя дочь не какая-то провинциальная дура! Она выросла здесь и знает, как непредсказуемы течения в наших краях! О каком, чёрт побери, споре идёт речь! Это всё чушь собачья, Мэгги даже плавать не умеет!". Полиция продолжает поиски пропавшей девушки, если вы обладаете любой информацией о текущем местонахождении Маргарет Грин, позвоните на номер ххх-ххх-»

Фотография на экране сменяется надоедливой рябью — в старых динамиках шипит так, словно там поселилась змея.

В горле сухо как в мексиканской канаве — отрыжка, словно кто-то помер, а видок? Нет, мужик, оно того не стоит — язык царапает нёбо наждачной, противно так, душераздирающе? в голове гул словно с ветряных мельниц Аризоны, и какой-то странный, почти знакомый писк... слышишь?

Паршиво выглядишь, Суинни.

Кто здесь? Кивок туда, прочисти уши здесь — нестерпимо пахнет потом, плесенью и неприятностями; сквозь гул придорожных машин и слепящего полуденного солнца в луже под опрокинутой бутылкой виски кто-то надоедливо мажет ему рукой.

Ауууу-у, лужа блевотины и дешёвого бухла вызывает Суинни. Вот тааа-ак, теплее ковбой, держи голову ниже и... чёрт, здесь воняет хуже, чем в брюхе дохлой рыбы... может лучше наберёшь водопроводной воды, пока я тут совсем не задохнулась?

Мысли, словно многосоставный поезд, наконец-то трогаются с места. Неспеша, совсем неуверенно... пытаясь отделить реальность от очередного полупьяного бреда. Та самая пропащая девчонка... из выпуска новостей, как её?... в янтарно-блестящей луже, растёкшейся под обшарпанным журнальным столиком. Наступи в неё — и крошечная девчонка разольётся на десятки более мелких и недовольных — одна, три, уже десять — завораживающее зрелище.

Супер, чувак. Просто класс! Не стесняйся, продолжай... даёшь все сто пропавших студенток из ста, чего мелочиться? Я же всего лишь долбанный алкогольный делирий, который распинается перед твоими ногами в луже дерьмового виски. Честно сказать, рассказы о твоей гениальности сильно преувеличены. А вот придурок из тебя просто загляденье! Мне что, сиськи тебе показать, чтобы ты прекратил валять дурака?

Пропавшая не_школьница в расплескавшейся неровной луже устало вздыхает и меняет тему.

Мой отец... в общем, он будет не слишком рад моему побегу. Но я просто не могла больше там оставаться, понимаешь? Я устала наблюдать за этим миром через ту крохотную щель, что они... все они... оставили мне. Наблюдать как строятся города, свергаются правители... или исчезают целые цивилизации. Ты просто не представляешь, как я мечтала побывать в Атлантиде, и где она теперь? Порой этот ваш мир — то ещё всплывшее дерьмо, Нимми-Нимми-Нот*... но эти ваши парки развлечений, или нет, маленькие зефирки на шпажках, которые вы жарите на костре! Газировка в бутылке, шипящая как морская дракайна! Странная нарисованная мышь с огромными ушами или утка в костюме моряка, которая так смешно разговаривает! Я должна всё это увидеть хоть раз, а ещё... это вот вряд ли, но было бы крайне неплохо не-дать-папочке-развязать-очередной-планетарный-апокалипсис... а тут ещё предсказание моего дяди! Всего-то нужно было найти: а) тело призрака, в которое ещё можно было бы вселиться (желательно такое, которое не развалилось от моего космического сознания, пустяки), ну и б) где-то разыскать старую скучную птицу, которая и петь то не умеет. Мне правда жаль, что это оказался ты... на тебя вот так взглянешь, и даже почти не тошнит, честно-честно, НО девчонка... Мэгги Грин или просто Мег, клёво, Мег как Мегалодон... в общем, чел, я не хотела, чтобы так всё случилось. Ну ты понимаешь... я не старалась, чтобы она утонула пьяной, я здесь вообще ни при чём... у неё даже планы были на того парня, чёрт, как его...ооо-о, Бобби, точняк, Бобби Барн. Она даже собиралась снести ему кладку... в смысле стать его лоном... я что-то не то сказала? чёрт... как насчёт "дать потомство"? Ты издеваешься? Ладно, не важно чем вы, теплокровные, занимаетесь! Важно то, что моё сознание сейчас в теле Мег, тело Мег вот-вот найдут двое рыбаков у причала неподалёку от Пеликаньего берега, а без объятий "птицы, не спевшей ни одной песни", мне никак не проснуться! Ты должен помочь мне, Суинни... по правде говоря, ты моя единственная надежда...

Отредактировано Chtulhu (2022-05-18 14:45:06)

+5

3

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

Вот так всегда и бывает. Живешь себе, пытаешься выплатить долг одному говнюку, который обещал тебе славную ратную битву, а потом на твоем пути появляется дохлая баба, что еще и замужем за протеже того самого говнюка, и все идет в жопу нахрен. Какого хуя Среде вообще понадобился этот пидрила со взглядом гребанного Бэмби? Он же смотрит, а самому тошно от этого проникновенного взгляда заблудившейся в подворотне псины. И то, сомневаюсь, что в этом невинном взгляде будет достаточно невинности, чтобы выполнить поставленный заранее уговор – не мешаться, блять.
   Но, конечно же, какой может быть махач без львиной доли крови на полу? Наплевать, что это моя родимая кровушка, пусть этот одноглазый ублюдок захлопнет свою хлеборезку и запихнет в себе зад обещание битвы. Хуй ему, а не славная битва богов. Раз не сумел прикончить старикана самостоятельно, отберу сраное копье, которое является ключом к грядущему противостоянию. Всегда любил сделать подлянку и свалить, радостно посылая нахуй всех и каждого, кто свою харю повернет в мою сторону. В этот раз получилось особенно супер, я даже ничуть не сожалею о том, что обставил Среду, как какого-то сосунка, блять. Это выражение лица – оно стоило многого, когда он понял, куда я уволок, его палку с магическими рунами. «Выкуси, ублюдок».
   В общем. Помер я славной смертью и ни на что не жалуюсь. Если бы не Тень, может, прикончил бы Одина и хрен с ним, жил бы долго и счастливо, свалил бы подальше от дохлой жены и ее дружка, но, блять. Вечное, гребанное, ебучее, блядь, которое лишает радости всю жизнь и смерть после. Ведьма из прошлого оказалась права, ну и, что дальше? Лепрекон сдох, остальные живы. Я, сука, был счастлив в последние мгновения своей жизни и попал в свой лепреконий рай, где можно было бухать, курить и трахаться вдоволь. Но нет, как только на горизонте замаячили грезы собственного незримого будущего, а рука дотянулась до дорогущего пойла, меня вырывает в небытие и тащит по сраной Вселенной, чтобы выбросить нахуй на холодный камень в склепе.
   Пробуждение, мягко говоря, хреновое. Голова болит, на лице спекшаяся собственная кровь, еще и какая-то херня липкая течет по роже. Дотронувшись до неё и взглянув на пальцы, я понимаю, что эта херня моя кровь. Дохлая жена вернула меня к жизни при помощи гребанного зелья Барона Самди и теперь я живее живых. Баба потом свалила убивать одноглазого хера, ну и хуй с ней. Я навоевался и буду бухать, пока мой длинный век не придет к логическому завершению. Хотя, по практике, хрен меня кто забудет. Привет день Святого Патрика, привет уёбки, жрущие медовуху и пиво, как не в себя.
    Вообще, я не помню, какое сегодня число. Вроде бы, я праздную свой охуенный день уже недели три, если не больше. Выпивка льется рекой, я даже умыкнул себе бутылку какого-то дешманского пойла, на которое мне едва хватило денег. Но бармен оказался нормальным мужиком, отдал и так. Правда, опохмел так и не дожил до своего утра, ну и… блять.
- Солнце, съебись нахуй, - машу рукой, на подкорке сознания слушая чей-то голос. Сначала мне плевать, мало ли, что может сниться при наличии дерьмовой выпивки?
- Блять, - хотел потереть лицо рукавом другой руки, и тут понимаю, что держу в ладони ту самую королевскую золотую монету, бывшую когда-то в груди дохлой жены. Сколько времени прошло, а я всё боюсь потерять эту чертову суку в моих руках. Как какой-то вшивый дракон в глухой пещере, забывший, нахера он туда вообще забрался. Секунда осознания, что мне там на ухо что-то кто-то бурчит, и номер дешманской гостиницы разрывает отборный мат на ирландском, завершаемый вполне привычной фразой.
- Какого хуя? Ты вообще, что за хрень? – осматриваюсь, замечаю лужу виски на полу и закатываю глаза. Эта сучка в пойле изрядно потрепала мне нервы, и это всего за пару минут нашей беседы. «Блядство».
   Выдохнув, пытаюсь встать с пола, едва пошатнувшись. Координация, страдания, ну и похуй. Я вернулся с того света, то бишь из пьяного угара, надо привыкнуть. Принимаю решение полежать еще немного и поговорить с итогом своего ночного веселья.
- Ты что, ебаная Алиса из Страны Чудес, блять? – я зол, меня бесит эта ситуация, и что самое ужасное, я понимаю, что это всё не мои глюки и происходит реально. Это охренеть какая тупая история, которую рассказывает хтонь из лужи виски. Это же невиданная хтонь, блядь. «С другой стороны, что я теряю?»
   Выдохнув шумно, прячу золотую монету в тайнике, затем рукой провожу по лицу. Действительно, мне и правда, нахуй, нечего делать. Так какого хрена мне валяться здесь, когда очередная дохлая баба ждет меня в какой-то провинциальной дыре? «Тебе приключений мало, блять?»
- Ебать…- только и срывается с моих губ, - я ни хера не понял, но ладно. Я должен тебя найти, а что дальше? Ограбить гребанный зоопарк и притащить тебе пингвина?

Отредактировано Yennefer z Vengerbergu (2022-05-18 22:36:15)

+4

4

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

В темноте мы всегда видим монстров.

Пречудные формы, кромки зубов и оскалившихся челюстей, которых просто не существует (или не должно?); вешалку, что блудливый разум радостно обрисовывает подробностями — вспоротым животом,  изогнутым позвоночником, а может лишней заострённой первобытной фалангой? Странные, почти гротескные силуэты, существующие только внутри нас самих — присмотрись, сделай вздох поглубже — теперь видишь? некоторые лишь отдалённо напоминали ЕЁ. Жадные, охотные до чужой плоти — работающие над своим первозданно-чудовищным имиджем; монстры всех форм и размеров, лицемерные, озлобленные или просто тупые? Вырвавшиеся из тухлого и грязного чрева пространства, некоторые из подобных ЕЙ действительно были иными. Рождённые у тлеющих звёзд, внеземные, чёрные как псы и взращённые в чужих, ещё тёплых стараниях. Одни навлекали несчастья, другие приносили смерть (или долгожданное успокоение?). Угадать было нельзя — кто-то, подобно ЕМУ, пристрастился к хмелю и выпивке, другие полюбили вкус забытья и молчаливого одиночества.

А что ОНА? Распробовавшая приторно-сладкий глоток человеческой радости, живущая странной смесью печали и ускользающей надежды — в темноте и холоде, где такие как ОН клеймили; своими грубыми словечками, дразня, измываясь над самой сутью космоса — углами и формами, несвойственными эту простому озеленённому миру. Всё острое здесь — злое, ему бы убить, порезать тебя, бедненького, на кусочки, разделать на грубые кровоточащие части. Камню — придавить, щупальцу залезть под кожу — ведь всем им, чудовищам, это НРАВИТСЯ. Так они, теплокровные, думают? Прячутся по своим картонным домикам, проклинают в каждом грешке, в каждой противной ИМ мысли, точат ножи (те, что острые). А потом обвиняют — вот эти, если подумать, были особо тупыми мудилами.

Почему вы нас боитесь? — глухой звук двигателя вторит словам, стучит, словно отбивает чечётку под капотом; из салона пахнет старым выгоревшим пластиком и обивкой американской мечты — её растерянное лицо отражается во влажных подтёках на пустой банке пива.

На скорости дорога похожа на старые растёкшиеся краски.

Странные неуклюжие люди и их ещё более странные боги. Зачем бояться того, кто просто... ну, наверное... другой? Разве это не расизм в контексте целой планеты?

Она вздыхает и подставляет лицо ветру, словно пыль и ускользающие дороги в пригороде могут что-то сказать.

Мы столько можем узнать друг о друге. Научиться сосуществовать в мире, путешествовать во времени и пространстве. Мой отец побывал во стольких мирах... просто представь, как круто было бы хоть раз услышать что-то вроде «какая честь! передо мной тот самый гениальный архитектор Р’льеха, а ваш большой фанат». Но неее-ет, даю десять медузьих жгутиков из десяти, что скорее это будет звучать как-то так... «НЕТ, БОЖЕ, ААААААА, ПОЖАЛУЙСТА, Я НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ». Скука смертная, да и что весёлого может быть в убийстве живого разумного существа?

Ага, включил радио погромче, вот же долбанный засранец.

Не будь такой недовольной жопой, Суинни. Признай — я один из лучших собеседников в твоей захудалой и чертовски однотипной жизни. Я умна, дружелюбна и даже не вполне понимаю ваш мир! Ну и ещё не плюю кислотой и не верещу «Я ОБГЛОДАЮ ТВОИ КОСТИ И ВЫПЬЮ ТВОЮ ДУШУ, СТАРЫЙ ЛЕПРЕКОН»... и да, я НЕ ем людей и вообще разумных существ. Кроме криля и водорослей... всего-то пары сотен тон криля и водорослей... пф, подумаешь... но у них нет мозгов, так что всё путем. Если не считать вчерашний ужин из дешевого портвейна и пару куриных крыльев в животе Мэгги, я вообще ничего не ела. Так что я самая дружелюбная хтонь в твоей крошечной нетрезвой жизни! Может мне стать дипломатом по регулировке межгалактических отношений, что думаешь? Возможно я бы смогла решить все эти довольно... нетривиальные вопросы. Ну знаешь, отговорить короля змей сожрать непутёвых туристов... или предотвратить очередную высадку разумных космических грибов-людоедов... если хорошенько постараться, мы с тобой могли бы спасти много невинных жизней.

Округ Грант был усыпан мелкими озёрами; дорога петляла, а солнечный свет рассыпался блёстками в дорожных лужах — разбавленный свежим воздухом и острыми шпилями вековых деревьев, ранчо сменялись на небольшие города. Но в конечном счёте — вот она, удалённая, мать его, Калифорния. Рай разномастных домов и перекрашенных улиц; на стене старого опустевшего здания кто-то написал всего три небрежных слова. Чёрной распылительной краской из балкончика — «Спаси_нас_Боже». Вот только чей именно?

Сворачивай к центральной Стандфордской больнице. Если тело Маргрет и могли куда-то отвезти, то только сюда. Морг должен быть в подвале... надеюсь меня там не разделали как индюшку на День благодарения.

К такому невозможно привыкнуть: девчонка, говорящая с тобой из скудной лужи конденсата, или один из полных чёрных, мать его, мешков (а на ноге прицеплена нужная бирка, верно?) — среди сотни других, охлаждённая братская могила из изувеченных женщин и полных мужчин, окоченевших детей и скрюченных стариков. Соберите всё клише, и всё равно это даже не_близкоЕЙ, слабо отражающейся в лобовом стекле маслкара, немного напуганной, немного — нетерпеливой. Заведённой будто игрушечной обезьянке от ключика: она (или всего лишь часть ЕЁ сознания) складывает худощавые бледные руки в духе тибетских монахов. Кожа тонкая, тут и там проскальзывают червивые синюшечные вены — глубокий вздох приносит краткий миг успокоения. Вот так, Мэгги, забудь о этом неприятном незнакомом чувстве — чёртовы мурашки или как их там... помни первое правило дружелюбного Великого — доверясь брату своему меньшему. Да и тут делов — средь белого дня пробраться в кишащую людьми, словно уличный пёс паразитами больничку, пробраться в морг и как-то выкрасть тело свежей покойницы, проще простого!

Не подумай, что я в тебе сомневаюсь, бобик (чёрт, и откуда это навязчивое слово только взялось?!)... по правде говоря, будь у меня два помпона черлидерши, твоё имя уже бы давно узнали в соседнем округе, но... в виду всех не самых удачных обстоятельств. Постарайся, что ли, не привлекать к себе слиии-ишком много внимания, договорились?

Отредактировано Chtulhu (2022-05-20 18:42:39)

+3

5

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

   Блять, лучше бы эта хтонь попросила у меня пингвина и свалила в закат. Я заебался уже за дохлыми бабами приглядывать. Сколько бы ни говорили смертные ублюдки, а все проблемы идут от баб. Причем, чем дохлее тухлая селедка, тем хуже последствия, проверено на собственной шкуре. Самое грустное в этой ебанной истории, свалить на другой конец света не получится – любая мразь, желающая навариться за твой счет, не поленится, найдет тебя и доебется, пока ты не заключишь сделку, дабы избавиться от настырной тварины. И нет, петь хвалебные оды одноглазому ублюдку я не стану – от этого хрена я натерпелся и не желаю попадать назад в гребанное рабство. Хватит с меня Богов и всякой хуйни, связанной с ними. Пусть катятся к Ананси и прочим пиздаболам, которые только и умеют, что говорить о великом благе и прочем дерьме, что давно не воплотить в жизнь. И проблема здесь кроется в самом простом: смертные давно разучились верить. Они притащили нас в эту дремучую дыру и бросили, как какую-то шлюху, которая растеряла остатки своей молодости на старой побитой брусчатке. Вроде бы и опыта наварилась за столько-то лет, а вроде бы и потеряла актуальность, как те лизоблюды из новых богов. Вечно устраивают какие-то шашни и делают вид, что они живые и дохрена полезные, лезут из всех щелей, как дерьмо из старого сортира на краю земли. Бесит.
   Так, что-то я отвлекся. Дамочка из дешевого пойла. Я бы рад игнорировать эту паршивую галлюцинацию, да только вот, ни хера это не галлюцинация. Назойливая баба из какой-то дыры явно настроила ко мне канал, будто я задроченное старое радио, брошенное на помойке в честь ушедшего времени. Конечно, мне давно говорили, что я опоздал на свалку, но блять, не до такой же степени! Я с трудом выгреб из дерьма, в которое меня окунул одноглазый ублюдок и его сынок, и свалил подальше от всех придурков, и вот, на те, новое действующее лицо, которое с первых минут нашего диалога превратило мой мозг во вторую Хиросиму. Было бы проще бахнуть еще одной ракетой по гребанному островку, чем пытаться вникнуть в истоки возникшей проблемы. Иначе язык не поворачивается назвать это всё. Когда настал ебанный пиздец, уже и не припомнишь. Каждый раз, когда сворачиваешь с дороги куда-то в кусты, нужно не забывать повесить таблицу: идите все нахуй, абонент не абонент.
   Когда я зарекся связываться со всякой херней, творящейся в жизни, я считал, что вполне обоснованно сжег все мосты. При этом я рисовал себе картину, где я пафосно валю с бензоколонки, бросая за спину зажигалку, которая – тварь, не погаснет, пока не коснется разлитой горючей жидкости. Затем случается шумный взрыв размером с ядерный грибок, а я иду и курю свою сигарету, щурясь на солнышко. Ну, понимаете, я крутой лепрекон и все съебались. Ага. А потом со мной случилось вот ЭТО. «Блять»  Шумно выдыхая, бросаю недовольный взгляд на отражение, в котором мелькает невиданная хрень. [До сих пор не въебу, какого хера она ко мне приебалась].
- Что, блять? – моя голова до сих пор раскалывается на части, будто какой-то одноногий хуй прыгал по потолку всю ночь и в конечном итоге проломил дыру, дабы всем весом потом приземлиться на меня. Конечно же, он свалил, заботясь о своей заднице, оставив мне жуткое похмелье, будто кошки в рот нассали и дичайшую головную боль, что ломит нещадно по вискам. Дешманское пиво не справлялось со своей задачей, я злился ещё больше, не желая говорить, как какой-то придурок, с жестяной банкой. И вообще, мне не понятен был вопрос. С какого хуя я должен вообще кого-то бояться? Я что, похож на сранную писклявую мышь, встретившую облезлую старую беззубую кошку?
- А я ебу? – откликаюсь на слова бабы, бросая на ту мимолетный взгляд.
- Если тебе нужен был смертный ублюдок, обожающий выносить мозги, то ты обратилась не по адресу, хтонь, - усмехаюсь, крепче сжимая руль. Терпеть не могу, когда жрут мозги чайной ложечкой, спасибо, что не серебряную ложку в задницу пихают. Было бы хуже, реши кто, принять меня за сосунка из-за кулис Бога. Я от этой темы вообще держался подальше и не горел желанием возвращаться назад. Жил себе в своем маленьком идеальном мирке, и оставьте меня в покое. Я заебался. Поэтому и врубаю радио на полную громкость, чтобы до меня не доебывались. Не ровен час, психану и пошлю всё нахер. Спасибо, что не сделал этого раньше.
- Ты сейчас кого старым назвала, блять? – ну, это вообще ни в какие ворота не лезет. Благо, остановились на светофоре, и я мог полноценно изничтожить тварину по ту сторону коннекта суровым взглядом, - мне вообще насрать, что произойдет с этим миром. Хоть на аудиенцию к ублюдку в сутане запишись в Ватикан, или призови Сатану, чтобы сыграть с ним в шахматы. Ебись оно все конем.
   Я бы мог и дальше ругаться, на чем свет стоит, глядя на банку из-под пива, если бы не ощущение чужого взгляда. Медленно переведя взор направо, я вижу, что окно машины приоткрыто и на меня шокировано смотрит какой-то лысый мужик, крайне любопытный.
- А ты чего зенки свои вылупил!? Съебался отсюда, пока твой язык не оказался в твоей жирной заднице, тварь! – в этот момент загорелся зеленый сигнал светофора и мужик и, правда, исчез, резво надавив на педаль газа. Это ещё ему повезло, что я не проклял его, пожелав семь лет несчастий. На своем опыте убедился – это пиздец как херово. Повторять не хочется.
- И ты молчи, заебала уже, - на этом разговор можно было считать завершенным. Мне нужен был отдых и спокойствие без всяких голосов, и не важно, откуда они будут исходить. Из лужи после дождя или же лужи блевотины на обочине возле придорожного бара. Я ехал и никого не трогал, а потом возник знакомый голос и я заматерился на ирландском, едва не съехав в кювет.
- Блять, предупреждать надо! – шумно выдохнув, выравниваюсь на дороге и после вновь бросаю взгляд на собеседницу. Честно говоря, я даже стал привыкать к её роже на дне дешевого пойла. Есть с кем поговорить, пускай, я бы лучше пребывал в полном одиночестве, радостно попивая вискарь.
- Если разделали, то ты идешь нахуй. Мне в моей жизни уже хватило одной дохлой бабы. Я не собираюсь опять сжигать машину, только потому, что в салоне всё провоняло протухшей плотью и подохшими от скуки опарышами,- дохлая жена бесила еще больше, как не пизданет, то очередной несчастный случай.
   После я припарковался возле больницы, о которой говорила хтонь и с уверенным видом поперся в морг, где собирали всех неудачников, просравших свою жизнь. Хотя, если иначе взглянуть на ситуацию, может, они вытянули счастливый билет и им предстоит счастливое забытье в какой-нибудь галактике, которую являет собой подземный мир. Когда идешь по коридору, несет нещадно формалином, что так напоминает дохлую жену. Этот сладковатый приторный запах забивается в нос, вызывая желание свалить в закат, прибухивая литрами самый дешевый вискарик. И это лучшее из решений, если исключать вероятность съебаться отсюда сразу, как только услышал этот тошнотворный запах. Подсказки хтони лишь в очередной раз заставляют остановиться.
- Слышь, членистоногая. Я тебе забыл прихватить ебанного пингвина из зоопарка. Хочешь, сгоняю по - быстрому на улицу и притащу дохлого голубя? Крылья долой и нормально, - можно было бы, конечно, сказать, что пойдет и живой засранец, но они бесят своими курлы-курлы и глазенками бусинками, в которых затаилось истинное безумие. Если кто-то и приблизит апокалипсис, то эти чудовища, засирающие этот мир своим говном. Хер отмоешь потом их дерьмо с крыши автомобиля.
- Еще раз бобиком назовешь – сожгу нахер, - крематорий рядом, не прогадаю, - устрою тебе персональное погребение с истошными криками тех пиздаболов в халатах.
   Бросив кивок в сторону смертных ублюдков, нахожу тело той самой Маргрет и бросаю на нее внимательный взгляд. «Ладно, дохлая баба ниче так и не успели препарировать».
- Поздравляю, ты не стала лягушкой. Целовать не буду – не хочу проверять, что скрывается за рожей Алисы из Зазеркалья. Хватит и того, что не завелись черви, - оглядываясь по сторонам. Людей, вроде бы, пока нет. Прошмыгнул кабанчиком.
- Ну, и что теперь? – инструкций, как возвращать к жизни невиданную хтонь, мне не дали. Оживить одно, а вот провернуть херню, которую хотела тварина по ту сторону связи, это я как-то не в курсе. Мне вообще не доводилось до этого держать связь с Богами, которые застряли в какой-то дыре, где нет ни одной живой души. Но, ладно там, осталось совсем немного и деваха исчезнет из моей жизни, как, ни в чем, ни бывало.
- Я могу воскресить дохлую бабу, но вряд ли это будешь ты. Ну? Какие есть идеи, долбанная Алиса? Алё, гугл, я вызываю хтонь, блять.

+3

6

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Вообразите выброшенный кем-то телевизор, старый такой, с местами треснувшим кинескопом.

Он давно на помойке, в углах немного помят, а выцветший корпус покрыт коркой грязи и бледно зеленоватой плесени. От него дурно пахнет и, если включить, он с трудом ловит всего пару эфирных каналов. Картинка захудалая, черно-белая, то и дело надоедливо рябит; если подумать — это и был её единственный выход в мир.

А вот ей снятся сны; она видела плюшевую собачку в кровати маленькой девочки — в мечтах ребёнка она оживала, бегала и лаяла будто шкодливая настоящая. Под ногами валялись конфеты, яркие, как леденцы на палочке, а стены были обиты липкой сахарной ватой... а что ОНА? Вместе с Лили она пряталась под кроватью, делилась куклами и даже росла. Жизнь менялась, от первых зубов до первого ребёнка... неулыбчивых людей сменяли другие, сквозь слёзы и невзгоды, но... казалось, что она, ЕЁ Лили, всегда есть и всегда будет... первый развод, первые алименты. Всегда случается что-то впервые — когда онколог входит в палату Лили, ЕЙ впервые становится страшно. Она плачет, горько так, безутешно, ещё мгновение назад строящая замки из песка на заднем дворе — и ОНА хочет что-то исправить, подбодрить, сказать ей: «милая, ну ты чего! Всю косметику размажешь...», но косметики больше нет, как и волос, что были всегда в беспорядке. Даже в вечности ОНА будет помнить... на смену девушки, радостной, румяной как корочка тоста от Харрис (Лили, ты помнишь? твой любимый, такие ещё подавали в школьной столовой) пришло существо из трубок и мешков. Дыхание слабое, сбитое, сквозь приглушённый хрип из кислородной маски. Она лежит на узкой больничной кровати и рядом (Лили, они пришли! открой глаза!) стоят её два сына — им столько, сколько было и ЕЙ, когда подарили собаку.

Она морщится, словно от пощёчины жизни — щенка звали Тоби, и два года спустя его задавила машина.

Лицо у неё сухое, губы пергаментом, а слёзы стояли у самых краешков глаз — предательские такие, почти обвинительные; в слабости, в жизни ускользающей сквозь кончики пальцев. В мечте, которой больше не исполнить... ОНА помнит, что им было «плохо». И это не боль от удара, не крик безоружного тела, даже не горечь в душе, вовсе нет — эти чувства сквозь старый треснувший кинескоп выглядят одинаково. От «плохо» не остаётся следов — ни ран, ни повреждений, в душе ощущение прострации, будто сломанной летаргии; у «плохо» не бывает запахов и даже скулящих звуков. «Плохо» просто существует — когда врачи говорят, что ЕЁ Лили осталось три месяца, где-то внутри зарождается «плохо».

«Плохо» быть здесь, вдали от всех звёзд.

«Плохо» ощущать себя ТАКОЙ, разорванной, не цельной; словно обломок живописной статуи, или последней в своём виде? Там, на самом глубоком дне, где спрятались все Мёртвые боги; где сын, у которого не было матери, решил поиграть в ЕЁ отца.

Единокровный правитель Ктулху, создатель всего живого и всего не-мёртвого. Не стареющий и не умирающий, потому что никогда не рождённый.

Даже здесь, среди людей — гнилых, счастливых, завистливых, подобных ЕЙ, таких же несчастных — ОНА боится его.

Скрещивая пальцы, закрывая глаза (три раза сплюнь через плечо, верно, Лили?): в этот раз всё должно получиться.

Лепрекону везёт — кому как не ему, верно? Он сворачивает наугад, идёт уверенно, почти по прямой; шаг натянутый, широкий, поскорей бы избавиться — ЕЙ и рот не открыть. Двойные двери распахнутся приветливо: вот оно, крошечное царство мёртвых. Краткий мотель перед самой вечностью: пробегает глазами, бросает сигарету под вывеской (НЕ КУРИТЬ) и, тут же, вытаскивает. Тело на железном подносе, бледная копия самой себя (ей, Мэгги,ты ещё тут?), словно к столу; осталось только разделать.

Не знаю, как тебе это удалось, но поздравляю, ты впечатлил дочь самого Ктулху. А теперь пока нас не заметили... чёрт, как же там было... «как только птица, не спевшая ни одной песни, расправит крылья для объятий, они все будут свободны»... ОБЪЯТИЯ! Вот ключ! Обними меня, и если дядюшка был прав, мы все будем...

Простите, что вы здесь делаете?

Она впервые переживает это, всё ЭТО: опасность, риск и даже чувство, когда твою едва укоренившуюся мысль обрывают на полуслове — что же, это довольно... неприятно. Но есть вещи и похуже... например когда единственного лепрекона, который может помочь, застукала проходящая мимо медсестра. Чертовски любопытная медсестра. И, о ужас, перед её глазами то ещё зрелище.

Хотелось провалиться сквозь водопроводную трубу, если это было бы возможным.

Кто вы такой? Немедленно отойдите от тела, или я вызову охрану.

Вот же непруха!

Скорее, времени нет! Только копов нам не хватало! (всегда мечтала это сказать! )

Медсестра, с виду ещё девчонка, вздрогнула и чуть не закричала:

Кто здесь? Некрофилы теперь орудуют группами?

Ей захотелось рассмеяться, искренне так, впервые со смерти Лили, а затем словно что-то внутри неё... тот треснувший старый кинескоп с картинками. Он взрывается и хлопает, будто кто-то ударил в ладоши. Она переживает всё — шёпот голосов, там, где-то снаружи, а она здесь, ВНУТРИ, смотрите, смотрите! Сон обрывается, долгий такой, почти мучительный, и она наконец-то рождается — в ЭТОМ мире, где у них с лепреконом была общая прамать, где они истоптали одни и те же берега, вдыхали один и тот же воздух. Душный, прибрежный или загрязнённый — не важно, больше ничто не важно. Однажды они подохнут, где-то на ЭТОЙ земле, и тело её станет чем-то большим, чем просто виденье. Не старый телевизор на мусорке, больше нет... открывая глаза, она чувствует как воздух заполняет лёгкие.

А сердце... однажды она заставит его биться.

Что здесь происхо...

Крик ужаса медсестры тонет в ЕЁ радостном смехе.

Я ВИЖУ тебя! Суинни, Я ЧУВСТВУЮ ЭТО ТЕЛО, Я ЖИВУ. Я НАКОНЕЦ-ТО СВОБОДНА... (глубокий громкий вздох) Я МОГУ ДЫШАТЬ, О БОГИ, Я МОГУ ДЫШАТЬ И НОСОМ (ещё один вздох)... И РТОМ. КАК ЖЕ ГЛУПО И КЛАССНО ОДНОВРЕМЕННО! МОИ РУКИ ТАКИЕ... короткие... ТАК СИЛЬНО ПАХНУТ ЛЮДСКИМ ЖИРОМ, ооо-о чёрт, до чего же отвратительно... И КАК ЖЕ ЧЁРТ ВОЗЬМИ ПРЕКРАСНО! ЭТИ НЕУКЛЮЖИЕ НОГИ, КОРОТКИЕ НЕПРОПОРЦИОНАЛЬНЫЕ ПАЛЬЦЫ! МИЛЛИОНЫ ВОЛОСКОВ ПО ВСЕМУ ТЕЛУ! БЛЕСК, ДЕРЬМО, ОФИГЕТЬ! СУИННИ, СМОТРИ, У МЕНЯ ДАЖЕ ЕСТЬ ...эммм-м... ЭТО! (указывает пальцем на первые мурашки) ЧТОБЫ ЭТО НЕ БЫЛО, ОНО МНЕ НРАВИТСЯ! МНЕ ДАЖЕ ТЫ КАЖЕШЬСЯ НЕ ТАКИМ... (звук падающего тела медсестры)... упс.... вот дерьмо, надеюсь она в порядке? Она же не умерла, Суинни? Не умерла же?!

Отредактировано Chtulhu (2022-05-31 18:04:25)

+3

7

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

   Серые зеленоватые стены, потертый линолеум, обшарпанный миллионами ног и резиновыми колесами плоских железных каталок, на которых развозят трупы, серый потолок. Ощущение, будто идешь в самый анал ада, в котором тусуются не самые приятные субъекты. Черт возьми, я и сам ощущаю себя куском говна, которому необходимо отстоять огромную очередь в конкретную дверь по ту сторону мироздания, благо, у меня другой ад и рай, и он повеселей этой ебанины. Вообще, я слишком устал, чтобы орать в голосину и требовать восстановить права лепреконов. Мне, как бы, не выгодно святится лишний раз, чтобы одноглазый хрен меня не увидел. Жизнь моя не сахар, но, как-то скучно жить, сидя на жопе ровно. На самом деле, если бы меня всё сильно устраивало, я бы не потащился хер знает, куда, чтобы помочь какой-то непонятной незнакомой бабе, что выносит мне мозг через отражение в жидкости. [Самое странное, что со мной случалось в моей гребанной жизни.]
   Шаг чеканный, уверенный, наглый даже. Королевская монета дает мне свои преимущества, и я радуюсь жизни, прекрасно зная, как стоит поступить, чтобы удача не съебалась от тебя куда подальше. «Ненавижу, чертовы морги». Вонища здесь стоит жуткая, навевает флешбеки и напоминает о том, насколько сильно тлен подбирается со спины, когда ты меньше всего это ожидаешь. Среда – старый уебок, дал мне понять разницу между пиздецом и ебаннным пиздецом. И последнее, поверьте мне, вы испробовать на собственной шкуре не горите желанием. Апокалипсис здесь покажется смехом младенца по сравнению с тем, что грозит нерадивому глупцу, который оказался по своей воле или чужой, в этой огромной сральне между старыми и новыми богами. Сам я всегда старался держаться подальше от этого говна, но, меня как-то не спрашивали, насколько мне критично побыть в сторонке в моменты чужого позора. Я хотел ратную битву, и подохнуть в ней, дабы попасть в Вальхаллу, а в итоге получил херню какую-то. Так что, сейчас я не потеряю ничего, абсолютно.
   Честно говоря, мне несложно признать, что баба передо мной была вполне симпатичной особой при жизни. Так что, если она оживет, я, практически, не стану вести себя как говнарь, наверное. Не ручаюсь, как вообще вся эта хуета закончится, что тут говорить о грядущих последствиях.
- И как тебя зовут, хтонь? – безразличный взгляд, недовольное бухтение и подлинный интерес на дне зрачков. Мне просто интересно, на какую тварину я обрекаю этот потерянный мир. Не то, чтобы я жалел, но иногда, не плохо бы знать, кто попытается уничтожить всё живое, конечно же, в потенциальном будущем. Возможно, со своей колокольни, я бы даже посоветовал, с какой точки обзора лучше всего ебашить и на кого обратить свой особый взор, но это так, стремная прелюдия перед грядущим.
- Ты стебешься что ли? – взгляд на труп и после меня отвлекают от очередной тирады. Меня бесит, когда мне мешают, но как ни странно, именно появление смертной и повлияло на мои дальнейшие действия. Вместо того чтобы бухтеть на наше взаимодействие, я решил сделать то, что просила девчонка – обнять трупешник. Бывало и похуже, что тут стесняться. Избавился я от тела так же быстро, как и обнял его. Отстранился от девахи и поморщился, отряхивая одежду от потенциальных опарышей и всякой заразы. Благо, всё обошлось. Всё ещё помнил дохлую жену, хватило.
   А потом тело оживает, и я вижу стремную ебанину в живом человеческом теле, которая охреневает от происходящего и радуется всему, будто мелкий засранец. Я смотрю на чертову медсестру, она смотрит на меня, что-то говорит и затем грохается на пол без сознания. Закатив недовольно глаза, шумно выдыхаю и перевожу взгляд на свою собеседницу, выгибая правую бровь.
- Охуеть, блять, как прикольно! – конечно же, я совершенно не рад и неопределенно трясу руками, будто мелкая шваля, прыгающая нелепо по полю между матчами, с пушистыми хренями в руках. Кажется, это называется группа поддержки с помпонами. Но не суть.
- Мне бросить тебя здесь или съебемся уже? – вопрос на миллион, я хотел бы уйти из морга, дабы больше не наводить кошмар на людей. Не то, чтобы я был в восторге от всего и заботился о людишках, просто, лишний шум может призвать одноглазого ублюдка, если ему происходящее покажется достаточно интересным, чтобы начать копать.
- Тебе придется вернуть должок, натурой не беру, - долг платежом красен, так было во все времена.
- Сама доковыляешь, или тебе короткие ноги с костями мешают? – усмехаюсь, мне даже интересно, что произойдет дальше. И как оно будет выглядеть со стороны.

+2

8

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Чувство взаимной безопасности.

Оно росло в них с каждым сорванным со стены днём; грело в самую холодную пору, когда в старом доме из красного кирпича снова отключали отопление. Когда зуб на зуб не попадал, а колыбельная выходила уж совсем короткой. Иногда (реже чем хотелось) у ИХ кровати стоял стакан горячего молока.

Приятные воспоминания, по-детски наивные; сегодня ОНА снова придёт — всегда приходит; долго крутит один и тот же канал, вслушивается в рябь (не здесь, ещё не здесь), вглядывается будто в саму суть вещей. Закусывает в нетерпении губу, когда читает сказки (у этой снова счастливый конец), а затем? Одеяло почти до подбородка, смеётся, всегда не своими губами —  не этим лицом, когда день тает как призрачная дымка. «Радуйся мелочам, детка» — ночью ОНИ спали в одной кровати в двух разных мирах. А между ними — та чёртова котельная! Там жуткий старик Эдвард снова стучит по трубам — их звук так похож на крик старой подводной лодки. Одна, кажется, недавно затонула где-то недалеко от НЕЁ настоящей — вот ведь было событие! Тысячи подводных жителей подняли такой шум — замолкли и тут же разбежались, стоило ЕЙ только пошевелиться. Ну и плывите, глупые рыбешки! Куда вам до неё — читающей книги, живущей в тенях маленького ребёнка... растущая в цветах и кошмарах, набитая тушка полная искристого счастья... ОНИ подружились потому что были изгоями. Потому что научились не бояться друг друга.

Потому что...

Холодный свет галогенных ламп под самым потолком, прямой и честный, как сама смерть — исправляющий недостатки прожитой жизни. Под этим светом не хочется находиться — так чувствует себя священный олень на жертвенном алтаре. Обнажённый нож палача уже занесён; ТЕБЕ не скрыться, ТЕБЕ не убежать! Только с упованием наблюдать, как кровь (такая необъяснимо горячая) бежит куда-то прочь, а сердце бьётся словно погремушка. Детская такая, с годами поизносившаяся... стук-постук... слышишь? ОНА слышит, закрывая глаза — и тысячи крошечных барабанов войны звучат в ней — приветствуя ЕЁ, противясь ЕЙ настоящей. Человеческим костям будто страшно... дрожат так, словно с нетерпением ждут старика Эдварда в котельной. Очередной кусочек потерянного пазла, которого ЕЙ никогда не собрать — но кусочки всегда были яркими и дарили надежду.

Липкую как лапки пауков или капельки формальдегида на бледной коже... словно самым краешком глаз ОНА замечает себя. Новую, в каком-то смысле более упрощённую? модель... «Мэгги» ЕЁ прошлое имя. У неё светлая и почти прозрачная кожа. Короткие тупые зубы, словно россыпь белёсых ракушек — вытянутое и худощавое тело. Узковатые бёдра, совсем небольшие груди — острые плечи и яркие, почти вызывающие волосы. Броские, звучащие как вызов всему грёбанному миру... да, такие ЕЙ и нравятся! Как лазурь ночных берегов затонувшей Атлантиды, как искрящееся северное сияние, как мир которой ЕЙ никогда не...

А? (король всего просранного и найденного смотрит на неё как на рыбёшку на крючке, ну ту, что впервые и совсем в новинку — «тебя вкуснее будет зажарить или засолить?») Моё имя?... ох, прости, здоровяк, но боюсь что твои примитивные связки... в смысле не ИМЕННО ТВОИ, а ВАШЕГО вида не приспособлены к нашим высокоразвитым именам. Но ты можешь попытаться... возможно ты ТОТ САМЫЙ избранный, который нагнёт всю хтонь! Ну, что скажешь? Всего-то 1 к 3, что либо взорвутся твои связки, либо что-то пониже... (кивок, ухмылочка ниже пояса)

И улыбается, такой наглой акульей улыбочкой.

Впрочем, долго думать никому не пришлось... хлопок, дружеский такой, чуть выше груди (куда доставала) и улыбка, неумелая, но почти человеческая.

Не парься, гений. Я же говорила, что я самая дружелюбная хтонь в твоей жизни! Так что давай остановимся на... (Лили? Ведь это ОНА так хочет сказать?)... Мэгги. Или просто Мег как Мегалодон. Вполне нормальное имя для того, кто хочет просто быть как все, как считаешь?

Не сейчас так потом — ОНА обязательно привыкнет.

К этим непривычным сложностям... неудобствам, что словно фантомные боли в несуществующих теперь конечностях. В сотнях и тысячах усиков, в щупальцах и хоботков, которых ЕЙ не вернуть — не страшно. Не теперь, когда она ЗДЕСЬ (где бы не было это здесь) — готовая строить замки, свергать королей и сделать первый шаг...

Ха-ха, очень смешно. Советую тебе устроиться поудобнее, потому ЕЁ ВЫСОЧЕСТВО МЕГ в этом деле не первый год. Ха! Я видела времена когда твои предки ещё ползать учились, так что сейчас я тебе покажу как ходят настоящие принцес...

(Эй ты там! Да, именно ты! А ну кончай ржать!)

Наверное это всё спешка... или всё просто должно быть нечестным? Свесить НОВЫЕ ноги мне удалось вполне неплохо. Прямые и неуклюжие как ходули — я подтянула их своими странными НОВЫМИ руками, вполне ловкими и даже удобными (если приноровиться). А вот потом... будет правильнее назвать это не совсем падением. Скорее «сделай паузу и протри своим подбородком весь больничный линолеум». И конечно же зад! О-оо, куда же без него! Оттопырь его как можно более нелепей, а ноги должны выглядеть максимально скрючено и криво — представил?

Всё равно это звучит лучше, чем вышло на самом деле.

Лучше бы тебе оставить свои словечки при себе! Понял? (не понял)… ох, и почему это так больно... кажется я что-то себе сломала... (вот он, первый шаг для чудовища в таком новом неизвестном мире)

Подтянувшись на руках, НОВОЙ мне всё же удалось доползти до медсестры.

Ну что же — а теперь рубрика "очередная фатальная ошибка в моей жизни" (из нового списка «чем не гордится дочь подводного царя»).

Мне нужна твоя одежда... и мотоцикл! Ха-ха! Всегда мечтала это сказать... она же не слышит меня, верно? (поворот головы, чёрт, всё ещё больно) На самом деле мне очень жаль... и, мисс, я не хотела... он тоже, в смысле МЫ не хотели, чтобы всё так вышло. Но то, что вы оказались здесь сделает всё дальнейшее немного... проще. Мне очень жаль, но я заберу вашу одежду и немного денег, договорились? (нет ответа)… Не за просто так! Это... должно покрыть все причинённые проблемы...

Не хочу брать на себя слишком много. Я сбежала — и это трусость. Но демонстрировать каждому встречному жуткую моржовую улыбку и собственные особенности всё равно что... выстрелить себе в лицо. Приятного мало — но было и другое, что-то противоположное «плохому» от Лили. Что-то, что я бы хотела обязательно понять. Что-то, что я обязательно спрошу у того здоровяка... однажды, если не забуду.

Ведь все люди забывают что-то важное?

ОНА (та, что осталась где-то далеко), казалось, пошевелилась... в страшно неудобной клетке, для ЕЁ исполинских размером (представьте себе деревенский сортир). Страшно уставшая, генетический сбой от ИХ гротескной природы — болезнь на теле матери, клеймо на памяти отца... наверное, всего лишь жалкая ошибка природы. ОНА ушла и никто не заметил? Просто поставила стулья вверх и задвинула парты своего надгробия... усики и хоботки пошевелились — и страшная неудобная могила, вымощенная кем-то забытым золотом; этот склеп, этот карбункул подводного ужаса... ОНА обновлённая пошатнулась... воздух в морге словно стал плотнее, наэлектризовенней. Треснула одна лампа под потолком, другая взорвалась от пары сказанных слов... так, одними губами. Пальцами, запутавшимися в волосах, она выудила несколько тяжёлых монет и крупный рубин. Размером с мячик для пинг-понга.

Думаю, это равноценный обмен (с трудом натягивая верх медсестринского халата)... чёрт, сколько же здесь ненужных отверстий... а как это... ага! Дошло! Ну с ногами теперь точно будет попроще... (спойлер — нет).

Отредактировано Chtulhu (2022-06-07 08:58:32)

+3

9

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

«Эта сучка стебётся. Блять». Мой взгляд выражает всю скорбь этого просранного мира, будто я встретился взглядом с пустой бутылкой дешевого пойла, что пролежала в подсобке лет десять и должна быть полной, на всякий случай, на черный день или же, увидел дохлую жену и собственных детей. Так смотрят люди, что заебались слушать херню, которую им навязывают уже столько времени, что хочется пристрелить гребанный сральник, ради чужого и такого необходимого молчания. Эта вся херня, разворачивающаяся прямо перед моими глазами, настолько меня бесит, что хочется свернуть шею этой малявке и вернуть в ту задницу, из которой она только что вылезла. Терпеть не могу ответы, не отвечающие на вопросы, что озвучены чисто из интереса, без всякой Приблуды в виде необходимых и важных пунктиков в свалке, именуемой головой. Просто хочется нажраться, и забыть очередное приключение, которое выело мне мозги. Положить хуй в сумочку сраной бабульки и показать фак уходящему миру. Конечно же, хрен не свой, а кого-нибудь другого мудака, бесячего настолько, что не жалко подвесить за яйца на виселице. Так показательнее, как ебанный паук на своей паутине. И мне совсем не улыбается глядеть в эту рожу и раздумывать, насколько её слова бред, шутка или завлекаловка для уебков, которые бороздят моря и не могут отличить нормальную бабу от ненормальной прожорливой плотоядной тварины с хвостом рыбы. Я бы с удовольствием впечатал эти мелкие зубешки, что сейчас глазеют на меня, как тридцать три бриллианта на черном бархате, в бездонную дыру, именуемую ртом. Да  только вот, учитывая происходящее, впадлу марать руки, да и, в общем-то, зачем марать руки, когда можно вдоволь насладиться представившейся возможности заткнуть бабенку за пояс и умотать в закат? Хтонь чрезвычайно болтливая, но может, в её присутствии будет смысл – поболтать, когда попросят и принести бухла, когда лень смотаться в магазин. Знаете ли, курьер двадцать четыре часа на семь не лишним будет, плюс к тому же, какого хуя я постоянно нахожусь, как ебанная золотая рыбка, у других на посылках, когда можно обзавестись своим миньоном? Мало ли, лишние руки и ноги отрастут, будет вообще заебись.
- Мэгги!? – восклицание выходит даже больше, чем мне того хотелось бы. Я обвожу взглядом крошечную девчачью фигурку и по сторонам провожу руками, будто пытаюсь объять необъятное. Чисто ради шутки и предания веса моим словам. Я не поэт и не блятский художник, но я так вижу.
- Знаешь, тебе не хватает до Мэгги, как минимум, еще тонны жировой массы. Так называют жирных огромных толстух, что давно забыли, что такое спорт, здоровое питание и здоровье, в принципе, либо курицу, которую желают зажарить на обед, может быть, индюшку на день благодарения. Мэгги [Maggi] зовут гребанную линию полуфабрикатов, отравляющих любую жизнь огромным содержанием соли или же осьминога, который не помещается в ебучий аквариум, но так сильно желающий обрести свободу. Ни под одно из определений ты не подходишь, но если, ты так хочешь, то не вопрос,  буду называть тебя кашалотом, которого сожрали акулы. Откусили там, тут и бросили тухнуть на берегу моря, - всё логично вписывается в канву сюжета, и даже не надо придумывать обоснуй. На лицо все необходимые доводы, а кому не понятно, пусть идут нахуй. Мне наплевать. Этот ходячий трупешник мне задолжал, отдаст необходимую плату и пусть валит, куда подальше. Я так решил.
- Ага, конечно, ебашь со всей дури, - машу рукой, выражая полное согласие, готовясь к одному из вариантов: либо тварина свалится на пол, как подкошенный еблан, догнавший свою зеленую белку в последнем утреннем сеансе в баре, либо исхудавший кашалот простоит секунд пять на полу и после штабелем бухнется на пол и поползет на руках ко входу. В любом из вариантов выглядит кринжово и крайне забавно, если не находиться на стороне людей. Будем считать это крошечным вступлением, которое являет собой идеальное завершение этого злоебучего дня. Я не стану противиться действующей науке и просто подожду, когда недоделанная селедка сделает первый шаг. Надеюсь увидеть целое зрелище, надеюсь без выпадающих наружу кишок и прочих органов. Ах, да, её же не успели порезать, вот и славно.
   Первые последовательные шаги выглядят внушительно и многообещающе. Я даже впервые несколько секунд надеюсь, что мои ставки были ошибочны, но эта милашка дает маху и подтверждает мои догадки. Невиданная хтонь проиграла одно очко жизни и получила славный урок. Ржать даже не думаю, взираю на эту нелепицу со своего роста и закатываю недовольно  глаза, в ожидании, когда эта херня в кожаном мешке догадается закончить свои херовые попытки подняться на ноги. Первые шаги мелкого спиногрыза можно прорепетировать потом, когда выберемся из этого места, пахнущего тухлятиной.
- Будешь и дальше заниматься херней? Может, поплывешь по полу, как шизофреник? Воздух это вода и всякая хуйня в том же духе? – вопрос на миллион, блять, но я бы посмотрел. На всякий случай решил ещё обождать, когда мозги решат в голове девчонки закричать громко: Суинни, мы здесь, нам надо поднять этот тощий зад! Но криков о помощи не поступает, и я думаю, как бы полегче объяснить этой хтони, что жизнь на этой планете дает ей под зад. Но нет, она упорно двигается к цели и выбирает второй вариант из моих возможных предположений. Наверняка, зайди сюда очередная туша с костями, и в наших рядах прибавилось бы умалишенных людишек. Крашенная сучка, воскресшая из мертвых выглядит так, будто может сожрать твои мозги через соломенную трубочку, вставленную в ноздри, или через глаза. Не хотел бы я такое встретить в морге, еще и при свете этих ярчайших ламп, что способны выжечь сетчатку глаз, если посмотреть на них дольше минуты. Конечно же, этим заниматься я не собираюсь, то, что происходит на полу намного интереснее. Кто знает, сколько там говна повалялось и безопасно ли это для жизни. Впрочем, какая разница трупу? Главное, чтобы эта зараза не переползла на меня. В моей памяти еще живут страшные мгновения, когда опарыши с дохлой жены переползали на меня в машине. До сих пор мурашки по коже, будто те червяки вновь оказались под тканью футболки.
- Она в отключке, блять, что ты от неё ожидала? – смертные слабые, нервишки шалят, нет никакой веры в чудо. Тот мудила, которого повесили свои же на кресте, обещал, что в один прекрасный момент все восстанут, но, даже видя картину из библейских мотивов, смертные отбрасывают копыта и делают вид, будто не в курсе своих религиозных учений. Готов поставить один к ста, что они и не верят в ту херь, которую им льют в уши приходские священники. Наверняка, приходят поспать или поковырять в носу, уже не важно, чтобы выполнить общественную муть и поставить ментальную галочку ради приличия. В современном мире нет никакого почтения к богам, так что и итог очевиден. Как только наступит судный день и мертвые восстанут из могил, все человечество ебанется от сердечного приступа и отдаст концы, чтобы отправиться по пути ебанного пиздеца, без права на перерождение, ибо рождаться будет не из чего. Впрочем, есть и другие миры, но не факт, что в них ожидают всяких придурков, вроде этой медицинской сестры.
- Да ладно?! Блять. Ты издеваешься?! Ты бы ещё из пизды слиток золота достала! – выдохнув, отрицательно киваю головой. С меня хватит этой ебанины и попыток натянуть на себя этот халат.
- Я понимаю, навевает воспоминания о соленой жиже и белых гребешках на волнах, но я заебался. Пора сваливать, - пока хтонь пыталась свыкнуться с новым для себя обличием и одеться, я еще терпел, но, когда время начало сдавать темпы, а на лице у меня появился секрет вечной жизни, я решил, что с меня достаточно и пора сваливать в закат. Здесь появилась эта бабища в халате, ещё неизвестно, кто может придти ещё, а мы тут разыгрываем спектакль с цитатами из дешевого фильма с мелким бюджетом, что чуточку лучше второсортного дерьма.
- Еще что-нибудь выкинешь, и твоя тощая задница останется в железном ящике. Будешь вместо зверья в зоопарке развлекать местных уебков в очках, - пробурчав эти слова над самым ухом девчонки, беру её за шкирку [благо в этой туше не так уж и много килограмм], чтобы затем потащить вон из морга. Запах формалина, такой сладкий и тошнотворный, является не такой уж и страшной проблемой, по сравнению с тем, что может случиться, если нас поймают. Нажимая на кнопку лифта, я бросаю взгляд вниз и вижу бирку, что болтается на большом пальце крошечной ноги, и шумно выдыхаю.
- Потом сними эту хуйню с ноги, бесит, - пометка о признаки смерти на синюшном теле, очередная бирка с именем и временем с датой смерти глупого неокрепшего дитя. Девчонке радоваться в жизни не мешало бы и тусить в клубе, а она тут и её тело занимает ебанина размером с полпланеты. Идеальное уточнение для сегодняшнего дня.
- Давай только без дополнений, в виде: эта же хуйня мне так идет! – плотно сжав зубы, закатываю глаза и поднимаю взгляд, когда лифт с противным писком отворяет свои двери. Честно говоря, мне было в падлу тащиться по лестнице. Вниз идти, это не подниматься вверх с тушей дохлой бабы в одной руке. Пока она не помоется и не приведет себя в порядок, хрен я к ней ещё как-нибудь прикоснусь. Ощущение, что вся моя одежда пропахла формалином и запахом замороженного дохлого тела. Воротит от этого факта и всё тут. Я бы предпочел забыть об этом досадном недоразумении и добраться до машины без приключений. Устраивать геноцид среди смертного населения я не планировал, но кто же знал, что воскрешение невиданной хтони вызовет, целую кучу вопросов.
- Ебать, - на нас смотрят, по меньшей мере, три пары глаз. Взгляды людишек переключаются с меня на девчонку в моей руке и назад, будто это позволит развидеть всё это и расставит на свои места факт ожившего трупа.
- Съебались всё, - рука тянется к кнопке лифта, одного из троих людей. Вроде бы врач, весь такой в зеленом халате цвета блевотины. Наверное, тот, кто препарирует трупешники.
- Мэгги? – баба, та, что слева от меня, узнает свою неписаную красавицу дочь, утопившуюся на дне пролива, и с явным шоком пытается осознать действительность. Мужик, что правее от неё, кажется, вот-вот упадет в обморок, и его некому будет ловить. Немая сцена завершается закрывающимися дверями и уезжающим лифтом. Тут я уже забываю про обещание не трогать хтонь иначе, как за шкирдон. Закидываю её на плечо и драпаю по лестнице. Похуй на всё. Мы должны съебаться отсюда, как можно скорее.

Отредактировано Yennefer z Vengerbergu (2022-06-18 20:49:22)

+2

10

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Порой мы спим — и убеждаем себя, что бодрствуем.

Или бодрствуем, убеждая себя, что всё ещё спим: картинки сменяют друг друга, неряшливые, почти нелепые; выдуманные люди называют свои незнакомые имена. Кричат, но шёпотом, скажут слово? голос другой, всегда невпопад, шепчет свои секретки тихонько, что едва услышишь.

Когда Лили умерла, ОНА видела её в Долине Смерти.

Где-то там, у занесённой песком дороги (или в самой глубине пустыни?), где солнце к ночи разбивалось об острые скалы. Где каньоны, похожие на груды жжёного сахара и лакрицы, терялись в удушающем мареве и крике одинокой птицы. Растрёпанной и всегда голодной: ЕЁ Лили в детском купальнике с рыбками сидела под огромным шезлонгом. И ОНА, из плоти падающих звёзд и крови бескрайнего космоса, была там: с другим лицом, расплывчатым, будто слепленным из сырого теста. С голыми человеческими ступнями, стёртыми об мелкие камушки в кровь:  в пустыне невыносимо пахло бензином и гниющими морскими водорослями.

Это могло показаться странным, ведь вокруг было сухо, как в песочнице.

Но другая говорит не об этом:

«Ты наследила, тупая корова. Получишь ТО, что заслужила».

И ОНА хочет спросить, что происходит; сквозь шорох встревоженных усиков и бурления солёной воды — галоны пролитой жизни и подводной тюрьмы, что расплёскивались небрежными лужами после каждого ЕЁ вздоха. И ОНА хочет узнать, (что случилось, Лили?!) увидеть хоть что-то, кроме того жестоко безразличия. Кроме пустой мечты и пары странных путанных слов; даже убегая, мы забираем своих демонов с собой.

Это правда, верно?

У этого, одичалого, был голос лепрекона: пропитого, с раздражающей грубой хрипотцой. Въедливым акцентом и неупокоенным норовом: часть ЕЁ пыталась не обращать внимание на кучку брошенных в лицо грубых слов. При этом вид был такой, что ОНА сама не решила: обидеться или гаркнуть в ответ. Злобная, как и ЕЁ папаша: что тут скажешь, каждая минута в компании нового знакомого пробуждала в НЕЙ/мне всё самое плохое.

Я бы даже сказала, слегка ЧУДОВИЩНОЕ.

Ну что же, с волками жить?

Думаешь ты круче всех?! ПОСМОТРИТЕ НА МЕНЯ, Я ДОЛБАННЫЙ ЛЕПРЕКОН, Я ТУТ КЛИТОРОМ КОМАНДУЮ! БЛА-БЛА-БЛА... Да у тебя кишка тонка, понял?! Видят все Древние, я пыталась быть НОРМАЛЬНОЙ, но ТЫ! Охх-хх... Мистер Крутой, УЖ ПРОСТИ, ЧТО ИСПОРТИЛА ТВОЙ ОЧЕРЕДНОЙ ПУСТОЙ НИКЧЁМНЫЙ ДЕНЬ В КОМПАНИИ ГРЁБАННОЙ БУТЫЛКИ! МЕНЯ ОТ ТЕБЯ ТОШНИТ, ТЫ... ТЫ.... ОХ СВЕРНУТЬ БЫ ТЕБЕ ШЕЮ ИЛИ ЗАСУНУТЬ ЭТУ ХРЕНОВУ БИРКУ ТЕБЕ В ЗАДНИЦУ, НО ЛУЧШЕ ПОНАБЛЮДАЮ КАК ТЫ САМ СТУХНЕШЬ В СВОЁМ ОДИНОЧЕСТВЕ! НИКОМУ НЕ НУЖНЫЙ, СВАРЛИВЫЙ СТАРЫЙ КОЗЁ...!!!#!

Где-то в этот момент поезд прибывает на перрон.

Где-то ураган с корнем вырывает чью-то жизнь.

А мы здесь: перед удивлёнными лицами докторов и скорбящих родителей Маргарет Грин.

Именно в такой момент осознаёшь, что лучше вообще не появляться на свет.

Какая неожиданная встреее-еее-ча... мааа-м, пааа-ап...

Всё это напоминает какой-то дешёвый ситком, где вот-вот на заднем фоне должен раздаться закадровый смех.

Но смеха всё нет, как нет и возможности переключить канал, чтобы выбрать что-то более понятное? в сетке телевизионного вещания. Именно в такой момент начинаешь жалеть, что ты не простой беспечный зритель с попкорном.

Мысли ползут в голову слишком медленно, будто жирные ленивые черви; ну же, чтобы сделала Лили? Я задаюсь этим вопросом прежде чем ноги лепрекона несут НАС прочь. Быстро, куда быстрее чем (казалось бы?) мог этот неповоротливый здоровяк. От неожиданности даже голос спадает до кошачьего писка.

Сухость в горле, она душит МЕНЯ и заставляет говорить о вещах, которые я не хочу знать.

Я не... клянусь, я не хотела чтобы всё так... они просто должны были не досчитаться тела. Простая человеческая халатность. Нет тела, нет проблем, верно? Они не должны были... их НЕ ДОЛЖНО БЫЛО БЫТЬ ЗДЕСЬ!

На моих глазах стоят первые настоящие слёзы.

Волосы, уже не сухие и безжизненные, надоедливо падают на глаза... я отбрасываю их почти машинально, нелепо вытирая глаза и ощущая, как неприятный холодок забирается под одежду. Колит иголками, кусает за пятки: приходится сжаться, чтобы не чувствовать всего... этого? Смех да и только: вот он, отрицательный принцип жизни. Когда ТЫ только одной ногой из могилы, а уже чувствуешь себя поганее всех живых.

Нужно вернуться... это неправильно! Никто не должен был пострадать из-за ме...

Лепрекон перепрыгивает сразу через несколько ступеней; тряска и турбулентность, я вам скажу, что надо... кажется, что последний обед покойной вот-вот окажется где угодно, но точно не внутри... но эта напряжённая минута между «да пошёл ты» и «этого не должно было случиться!» слишком затянулась.

Идиотской шутке пора прерваться на середине моего вздоха.

Кто-то внизу подал сигнал охране... возможно доложил о НАС и одном непутёвом хищении. Сложно сказать, но когда врубилась сигнализация и на нас выскочил этот парень с пистолетом... скажем так, время перестало существовать. Весь мир вышиб себе мозги, а крик того копа «стоять!» отпечатался в мозгу ржавым гвоздём и кошачьим визгом.

Или это был МОЙ крик?

Да, пожалуй, ведь всё не могло просто так кончиться? Угрозы экономят время, а ствол направленный в твоё лицо? Наверное я испугалась... ведь мне впервые угрожали оружием. А может быть Лили была права... (наследила и получила?) и я закричала, закричала как никогда не кричали этим ртом в теле этой тощей девушки. И мой крик стал, чёрт возьми, убийственно нарицательным.

Шах и мат, лепрекоша. Получается я неосознанно выкрикнула своё НАСТОЯЩЕЕ имя (что только добавляет глупости ситуации, верно?)... ну или точнее... просто глумливую пародию на него.

Ох, и как же так вышло, что долбанная шутка вышла из-под контроля?

Наверное я перестаралась, или НАШИ имена действительно творят что-то ужасное с этим простым миром. Вопрос с подвохом... но это звучит как чертовски слабое оправдание того, что случилось потом.

Мой крик слился с криком этого копа в одной симфонии ужаса и боли... а затем я услышала выстрел и, чёрт! чёрт! чёрт... этот мужик всё кричит, а в ушах словно стоит пробка до самого горла. Наверное меня оглушило, но это просто очередной вопрос на который у меня нет ответа. Под ногами валяется ствол и прямо перед нашими лицами лежит скрюченный блюститель порядка. Ниже пояса он весь в крови, кричит и матерится словно его яйца сделали КЧАУ! всему сраному миру. Как тебе это, Мэгги-которую-не-сожрали-акулы? Нравится делать кому-то БАБАХ в штанах одним чертовым словом?

БЛЯТЬ!!!!!!!1!!

Сегодня... какой день недели? Кажется пятница... долбанная, мать его, пятница! в которую от одного моего слова незнакомцу снесло яйца.

Под чистую — БАХ — и ничерта нет, даже омлета не осталось... только сраный кетчуп повсюду.

Кажется, что ещё одна секунда и меня точно вывернет наизнанку.

Пресвятые звёзды.... ВАЛИМ СУИННИ! ВЫТАЩИ НОГИ ИЗ ЖОПЫ И ВАЛИ СЕЙЧАС ЖЕ!!!

И тут свершилось чудо... никаких понтов, никакой лишней трепотни, просто я в крошечных кровоподтёках и долбанный лепрекон, усыпанной капельками крови. Взвинченные, почти на пределе, бездумно несущиеся через главный вход потому что?

Наверное потому что ЭТО была точка кипения, сраная точка невозврата, после которой в тебе проявляется пустое отрезвляющее хладнокровие. Очередное спорное наблюдение, которое я делаю на чужом плече, пока мы пересекаем центральный холл. Второй, более везучий полицейский вырывается из лифта — план перехват, который, возможно, спас ему жизнь и собственные яйца.

Кажется нам что-то гневно кричат.

Кажется, я слышу голос не_своей_матери сквозь надоедливый вой сирены.

Кажется меня, трясущуюся как наркоманку, силком заталкивают в машину.

«Это не по настоящему», думаю я.

Какой-то развод, иначе и быть не может.

Я честно так думаю — ведь большего бреда просто не может случиться? Ни в одном из всех долбанных миров... я задерживаю дыхание и закрываю глаза. С нетерпением отсчитываю до трёх... но чёртовы сирены не стихают, а в голове всё ещё стоит истеричный крик того незнакомого парня. А ещё... кровь, этот приторно сладкий запах свежей человеческой крови... он везде, в каждом невольном вздохе... словно окутал, поглотил НАС в своих нежных и липких объятиях.

У меня дрожат руки, а от напряжения я начинаю заламывать пальцы.

Дурацкое занятие, которое ещё несколько секунд не позволяет меня осознать одну маа-ааленькую деталь.

Суинни, у тебя долбанная кровь!

Темно-бордовая лужа на ЕГО плече сначала кажется галлюцинацией.

Случайностью, зрительным обманом, ЧЕМ, мать его, УГОДНО, но не долбанной правдой в кроваво-красном цвете. Пожалуйста, пусть это будет неправдой, пусть эта хреновая (прямо хреновей некуда!)  сцена просто закончится.

Это чёртов день зашёл слишком далеко, понимаете?!

Отредактировано Chtulhu (2022-06-15 16:18:24)

+2

11

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

   Встряхнул девчонку немного, чтобы она там заткнулась. Кит недорезанный, почувствовавший, что ещё можно свалить. Тот факт, что ни плавников, ни гребня нет уже, его не волнует, ну и хрен с ним. Слова хтони пропускаю мимо ушей, продолжая наблюдать за дверьми лифта, что раскрывают свои объятия и показывают ебала смертных людишек. Я шумно выдыхаю, бросая недовольный взгляд на дохлую кильку в своих руках, и потом уже срываюсь с места, желая как можно съебаться с этой больницы и желательно с планеты, со всеми вытекающими последствиями.
- Угомонись. Мы сваливаем! – сказал, как отрезал, совершенно не ожидая, что какой-то дебил решит поиграть в героя, и наставит на нас пушку. Будто я страшное чудовище, вылезшее из-под кровати с имитатором фаллоса в щупальцах. От такой картины аж передергивает, и я шумно выдыхаю, сжимая губы в тонкую полосу. Останавливаюсь, смотря на уёбка во все глаза, и отрицательно киваю головой, тем самым показывая, что не стоит бесить меня своими выходками. Я просто хочу уйти из этого места! Неужели так много прошу!?
- Так, уёбок с костями… - начинаю говорить приветственную речь, взмахнув неопределенно рукой, когда происходит необъяснимое. Тварь на моем плече визжит на частотах ультразвука и охрипшей от ора кошки, превращает парня, напротив, в гребаную болтунью из человеческих яиц. Кровища, спасибо, что без мозгов и кишок. Я даже оторопел малясь, после чего срываюсь с места. Даже не по наставлению стремной хтони, скорее, по собственному желанию, с ужасающей скоростью, игнорируя всякую херню вокруг. На самом деле, у меня заложило уши, и я не совсем слышу звуки вокруг. Заталкиваю девушку на сиденье машины и после быстро запрыгиваю на водительское кресло и газую с места, особо не заморачиваясь за аккуратность и адекватность вождения.
   На рану я обращаю внимание только, когда надоедливая деваха справа начинает визжать, как сучка крашенная. Я тяжело вздыхаю, бросаю взгляд на плечо и после опускаю козырек, где есть зеркало, и закатываю глаза.
- Ебать! Это моя любая рубашка! Блять! – с силой, бью и с досады по рулю, переключая передачу. Автомобиль с ревом устремляется всё дальше, где-то на периферии внимания маячат полицейские тачки, я матерюсь ещё больше на ирландском языке, после бросая на свою собеседницу недовольный взгляд. Боль кажется фантомной, нереальной, непонятной, но при ударе об руль ребром ладони, я думал, что рука нахуй отвалится.
- В следующий раз, когда решишь открыть хлеборезку, хотя бы, предупреди или не делай этого вовсе, - а то неизвестно, что станет с моими помидорками и со мной, в целом, если эта ебанина вновь решит проголосить свою серенаду. От этого визга подыхающего кита весь мир может скопытиться за одно мгновение, мало не покажется. Нет, я не испугался хтонь и даже нормально себя чувствую, просто расстроен из-за рубашки. Я и так хрен знает, сколько подыскивал этот гардероб, а тут опять все круги ада проходить. «Блять!»
   Увидев съезд с ебучей дороги, сматываю удочку и чешу в лес, проверив, что за нами не едут легавые, и никто не видит наш хитрый ход. Трясет знатно, зато, мы умудряемся не впилиться в стволы деревьев и удачно прячемся в лесу. Я выключаю фары, и нас трясет на ухабах, пока мы не выплываем на какую-то поляну, которая явно издыхает по ебучим кемперам и путешественникам, что любят кормить ночью комаров. Мешки с кровью для особо голодных летающих тварей.
   Заглушив двигатель, я шумно выдыхаю и сваливаю из салона, чтобы открыть багажник и извлечь оттуда аптечку. Кажется, не просроченная. Пусть я и бог, его подобие, я могу истекать кровью и не плохо бы залатать дырку в теле, чтобы восстановление пошло как на собаке. Стянув с себя рубашку, швырнул её на землю и открыл красный ящичек.
- Эй, хтонь, умеешь перевязывать раны или только по сраному телику видела? – даже, если второй вариант, ну и хуй с ним. Пойдет. Меня надо промыть, обработать, перевязать и будет норм. Как-то с плечом самому не ахти удобно. Если этой мразоте будет удобнее, готов встать перед ней на колени. Конечно же, не предложение делать. Она же мелкая, едва ли до груди достанет. Не прыгать же ей, как затраханному кролику.
- Так уж и быть, доверю тебя опасное задание, - сделает больно и откушу голову.

+1

12

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Анабиоз, клей сомнений и время, что выстрелило себе в лицо.

Невозможно разделить и понять, что было первым — странное чувство тоски или тревоги, от которой так настойчиво сосёт под ложечкой. Паника сцепляет движения, агдезия такая, что мысли выстраиваются в ряд плотной осознанной линейкой. Шрамами, которые уже не заживут: ненавижу ЭТО место... одинокий шёпот, доносящийся будто из Марианской впадины сливается с другим, рвущим струны чьей-то души... ты ОБЕЩАЛА придти! Это было НЕ РЕПЕТИЦИЯ! Ненавижу тебя... НЕНАВИЖУ ВАС ВСЕХ.

Машину трясёт, а в душе будто землетрясение.

Я закрываю глаза и задерживаю дыхание.

Навязчивые картинки в голове, это битое стекло из грёз и горечи, кто-то складывает его в большое гротескное панно: Лили, МОЯ Лили, поёт с дурацкой обшарпанной школьной сцены. До боли знакомые три аккорда из детства (мама-вспомнит-ЕЁ-о-о-мама-вспомнит-ЕЁ). Битлы звучали с потёртых пластинок всё НАШЕ детство, и это (на-на-наааа-на) клещами впивается в душу, режет, кромсает на куски ту ЕЁ часть, где всегда пусто и одиноко. Бессмысленно, как в выброшенной консервной банке: дышать там было нечем, а смотреть было не на кого. Только мрачная темнота опустевшего океана: холодная, как молчаливые звёзды.

Но это уже потом, после: Я (или всё же ОНА?) поворачивает голову, кричит, швыряет в печальную женщину с первой проступившей сединой... что именно? Не вспомнить, никак не вспомнить: что-то зашипело, вкрадчиво, почти ласково, совсем как в детстве... ш-ш-ш-шшш... мама-вспомнит-ЕЁ.... ш-ш-шшш... пусть-время-идёт-и годы-берут-своёёё...а ОНА всё кричит, бросает слова-насмешки, злобные такие, в сердце гвоздями забитые, ТЕБЕ ВСЕГДА БЫЛО НАПЛЕВАТЬ! СЛОВНО МЕНЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ!

Я пытаюсь пошевелиться, но тело кажется литым, персонально-неуклюжим — мышцы склеены густым клеем, тем самым, что порождает наш потаённый страх. И я должна освободиться (ГДЕ ТЫ ОПЯТЬ БЫЛА?), сделать хоть что-то (НОВЫЙ ЕБАРЬ ДЛЯ ТЕБЯ ДОРОЖЕ ЕДИНСТВЕННОЙ ДОЧЕРИ?!), пожалуйста, пожалуйста, вырывайся... (НЕНАВИЖУ ТЕБЯ!)... вот опять... (НЕНАВИЖУ ВАС ВСЕХ!)... они проглотят тебя целиком, без остатка...

И ОНА (или всё же Я?) кричит, на СЕБЯ, в своей голове, и этот ком тревоги и пустоты наконец-то лопается как старый воспалённый гнойник.

Память та ещё сука-стерва.

Прости... я не хотела... я не должна была...

Закрывая дрожащими руками лицо, я словно спасаюсь от всего мира.

И что теперь?

Думай, тупая корова, думай... людей было много, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО много... свидетелей, любопытных прохожих, даже родни, которая если не словила пару смачных инфарктов, никогда не забудет случившееся. ЕЁ (тело, если точнее) будут искать, и одним письмом без обратного адреса здесь не отделаешься. Нужно всё объяснить... прервать поиски на корню, исчезнуть в никогде, словно Маргрет Грин никогда не существовало. Но как?

Дерьмо.
Дерьмо.
Дерьмо.

Стук по стеклу — я поднимаю взгляд на напряжённого и нетерпеливого лепрекона. Его грубое лицо — кустарная человеческая маска, натянутая на морду зверя... выглядит так, словно ещё час назад он был медведем, и сам ещё толком не осознал своего «чуда» превращения. Усыпанный капельками пота вперемешку с чужой кровью... а запах! Земли, пота, крепкой выпивки и дешевых сигарет... такой терпкий, но...правильный что ли? Не знаю как это объяснить: будь проклята чертова человеческая химия... я должна ненавидеть его... злорадствовать в ответ на каждое грубое высказывание, но...  его присутствует успокаивает, понимаешь, Лили?

Не-самый-обходительный-лепрекон тянет на моего единственного друга.

Я никогда не пробовала... но Лили... всмысле девушка, через которую я изучала ваш мир... думаю да, она знала, как это делать.

Голос у меня сел будто кто-то на пульте телека снизил чёртову громкость.

Действуя почти машинально, я избегала мыслей о больницах и помощи... запах стерильности, этот цинично выбеленный как кости кита цвет обязательно влекли за собой боль и воспоминания о совсем-пресовсем-плохих временах. Когда все вокруг озирались, люди в больничных халатах копошились как черви, а врачи? Пространственно кивали, ставя долбанные галочки на своих переносных планшетах.

Лучше бы они просто её убили.

Нанося немного антисептика на бинт, я собираюсь с силами.

Знаешь, думаю ты был прав, когда говорил что всё это чертовски хреновая идея. Надо было соглашаться на пингвина.

Я пытаюсь улыбнуться, глядя в его недовольное лицо: напряжённые губы, чуть прищуренные глаза, капельки крови на лбу россыпью, так, пустяки... если не приглядываться, почти незаметно. Куда сложнее понять, что у НЕГО на уме.

Может неприятно (ей ты, талисман с пивных этикеток, не слишком щипет?), а может и сдерживается, чтобы не треснуть.

Сколько не старайся, не угадаешь.

Вот так... теперь выглядишь почти сносно.

Повязка выглядит неплохо (особенно для той, кто впервые в человеческом теле), но чтобы закрыть аптечку приходится придвинуться ближе (и как с сидения не свалилась?). Беспомощно свесить неосвоенные ноги, как никудышный балласт.

Я не знаю, как справиться в одиночку, не знаю как спрятаться от всех людей. Если на чистоту, я больше вообще ничерта не знаю.

Я и так нарушила правила, ясно? Сбежала от всевидящего ока Саурона прямо под его чёртовым носом. Перешла невидимую черту и теперь последствия не заставят себя ждать. Когда? Может сейчас, а может чёрт его знает. Словом, втравливать других в серьёзную беду как смысл моей новой не слишком удачной жизни.

Вглядываясь в траву под ногами, такую свежую и манящую, я всё ещё не решаюсь на неё встать.

Послушай Суинни... я знаю, что облажалась. Но теперь нас ищут, и всё что я могу тебе предложить — это найти моего... одного из в моих... в общем не совсем чудовищного дядю. Король лягушек... он очень богатый и влиятельный человек. Точнее, так он выглядит в глазах других... он достойно тебе заплатит за моё спасение и наверняка сможет помочь как-то исправить всю эту дерьмовую ситуацию. Вычернет из внутренних списков, поговорит с копами, я точно не знаю. Его поверенный должен встретить меня в Новом Орлеане.... (вот так, тактично и любезно, не играй на его и без того расшатанных нервах)... Я знаю, что и так с должна тебе, но лишнее внимание людей ни тебе, ни мне не нужно. Поэтому... всего полтора дня пути, и ты будешь чертовски богат и наконец-то окажешься без обузы на соседнем сидении. (печальная, но всё же улыбка) Так что скажешь, здоровяк?

Отредактировано Chtulhu (2022-06-22 17:54:23)

+2

13

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

   Девчонка что-то бормочет себе под нос, закрывает лицо дрожащими руками. Я могу лишь бросить на неё суровый взгляд и продолжить управлять машиной, чтобы не врезаться в паршивое дерево или не угодить в блядский кювет. Этому миру насрать на любое существо, и не важно – живое оно или нет. Сраная планета натерпелась всякой херни и больше не желает терпеть на своем загривке шизанутых людишек, оно и понятно – чертовы блохи идеально роют себе апокалипсис и радостно прыгают голышом вокруг огроменного костра. С таким успехом смертные могли бы разбомбить нахуй Йеллоустонский национальный парк и тем самым разверзнуть пучину ада. Подумаешь, сократить себе пару сотен лет жизни и наконец-то освободиться от ебаной херни, происходящей прямо здесь и сейчас.
   Хтонь явно на взводе, в панике и не знает, куда бежать. Ножки как у той пизды с рыбьим хвостом – хрен походишь, побегаешь, сделаешь что-нибудь ещё. Я кратко вздыхаю, чтобы затем отлучиться ненадолго и вернуться с рожей, полной недовольства и смирения. [Последнее особенно должно удивлять, но похуй.]
- Сойдет, - выдавив из себя это слово, открываю дверцу пассажира, вручаю Мэгги (?) красную коробку с белым крестом и встаю на колени, наклоняясь чуть вперед. Я думал взять в охапку свою спутницу и посадить на капот, но, учитывая разницу в нашем росте, хрен бы она достала до моего плеча. Пришлось бы опереться руками о тачку, но тут возник бы вопрос, не хочу ли я её поцеловать, да и хтони было бы неудобно орудовать предметами из набора первой помощи. Так что, пришлось изображать из себя рыцаря, потоптанного конем и пожеванного чудовищем из старых сказок. Сидел полубоком немного, и особо не напрягал руку, чтобы не создавать моей временной медсестре проблемы. Вон, и без того нервная.
   Она старается, я это вижу. Склонив голову, я жду, когда Мэг [этот вариант мне нравится больше], сделает всё дело. Спирт нещадно щиплет. Я огромная детина – пускаю слезу. Реву, как охуевший медведь, наступивший в капкан. Мужики не плачут, но видимо, хтонь задела какой-то нерв и я ничего не могу с собой поделать, может быть, вся проблема в том, что пар от спирта бьет по глазами и они хуеют от того, что им хреново видно и слизистая машет ручкой на прощанье. У меня нет разумных объяснений. Я тупо отворачиваюсь и утираю с лица эту воду, что меня бесит своим присутствием. Девчонка мне помогает – я попросил, не стану её кошмарить и покрывать матом. Она не виновата, что нашла такого засранца, как я [нет, у меня нет совести, просто, мне иногда жалко маленьких девочек].
   Смотрю на хтонь, она смотрит на меня. Пытается шутить, и я усмехаюсь, щербатой улыбкой показывая своё добродушие, которого заебись и больше. Просто, жизнь хреновая и я отвечаю ей тем же, быть милым и пушистым зайкой как-то не получается. Мэг видит остатки прежнего Суинни, который был великим королем и любящим отцом. Суинни, которого давно уже нет.
- Хочешь сказать, что лучше бы обняла пингвина, нежели такого медведя, как я? – ответная попытка пошутить. Из меня клоун так себе, но сейчас было обидно. Надо было соглашаться на пингвина, когда я предлагал. Теперь тащиться в зоопарк мне будет слишком лениво, и я буду слать нахуй любого, кто посмеет на нечто такое намекнуть.
- Спасибо, крошка, теперь я не сдохну в сточной канаве, - подмигиваю девахе и поднимаюсь на ноги, забирая аптечку из её рук. Большего не нужно – отношу столь важный атрибут в багажник, а сам возвращаюсь назад, наблюдая за тем, как Мэг свешивает ноги вниз, не имея возможности встать на них и начать ходить. Всё равно, что оказаться калекой и пытаться заставить мышцы вспомнить об их функции и важности в человеческом теле.
   Выслушав её тираду до самого конца, я усмехаюсь, играя бровями, с выражением: «Ты, блядь, серьезно?!». Нелепее слов я никогда не слышал, и вряд ли услышу. Я смеюсь, после чего подхожу к собеседнице, беру её за талию и опускаю на траву, придерживая руками так, будто играюсь с марионеткой. Ступни Мэг касаются травы, вес равномерно распределен, можно пытаться шагать – пусть привыкнет, а я отпущу, как будет готова.
- Видишь ли, Мэг, я охуеть, какой богатый и всякое бабло мне ни разу не интересно. Я ебанный, мать твою, лепрекон. Нахера мне бумажки смертных, когда у меня золота дохуя и больше? – вопрос риторический и не особо требует ответа. Я просто объясняю на пальцах потерянной девчонке, что мне не нужны подачки её дяди, деда, кого хуй знает ещё. Какая разница, где мне хлестать спиртягу? Новый Орлеан, Сакраменто, Нью-Йорк? Любая дыра подойдет, более того, в первом варианте есть Самди и Мама Бриджит. У них охуенный бар и сносное спиртное. С лоа не соскучишься, детка!
- Короче, я везу тебя в Новый Орлеан, хтонь, вручаю тебя сраной лягушке, смотрю, что ты радостно машешь мне ручкой и съебываюсь в закат. Такой вариант тебя устроит? – без лишних расшаркиваний и соплей, которыми славятся все великие люди. Я бы закурил сейчас, пафосно с волосами назад, да только вот, не хочется кидать девчонку на траву, с видом бесчувственной скотины. Натерпелась уже.
- У меня в Новом Орлеане есть друзья, этот засранный город никогда не спит, - с лоа всегда весело.

+1

14

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Странное чувство — словно тысячи икринок лопаются, взрываются, пенятся в ЕЁ мозгу задатками электричества, голубоватые провода, эти тонкие вены под кожей несут по всему телу шипящие волны... россыпь мурашек по обнажённым рукам, тонкие полупрозрачные волоски, вставшие на затылке дыбом. Короткие, как и ЕЁ новые ноги — слишком бледные и худощавые, торчащие из халата не по размеру — на ткани то тут, то там виднелась россыпь багровых пятен.

Даже на колене — из своего маленького мёртвого укрытия рука Маргрет дёрнулась, чтобы стереть ЭТО.

Где-то внутри, посреди её полого человеческого тела, кто-то поставил старую плёночную кассету:
Что скажет мамочка... посмотри на себя... юбка выше колена...

Тело протестовало — кидало образы, смешки, било в спину, да посильнее — Я-НАСТОЯЩАЯ чувствовала это.

Выброшенная на берег, сгнившая и выеденная голодными чайками... вот было бы зрелище! Дети в песке играли бы с моими студенистыми внутренностями... строили склизкие замки или кидались друг в друга, как белесыми мёртвыми медузами? А ночью? Они ещё не знают, но попробуют... кто-то предложит поджарить мои щупальца на открытом огне, а другие? Найдут, обязательно найдут как вскрыть пару надломанных скалами клешней... и что потом? Что со мной станет?

МЕНЯ-НАСТОЯЩУЮ сожрут; разберут до костей, до последней крошки.

В безумном-безумном мире, под синем небом и далёкими звёздами...вот они, рваные мысли умершей.

Радость — пять секунд жизни — и прах до новой вакуумной тьмы.

До остановки, где нас опять заставят выйти... обжечься под равнодушным светом, сделать свой первый неуклюжий вздох и кричать... кричать... кричать...

Из смерти куда больше выходов, чем в жизни.

Ты это сейчас серьёзно? Устроит ли меня такой вариант?! ДА Я СЕЙЧАС ОПИСАЮСЬ ОТ СЧАСТЬЯ, МЕДВЕЖЬЯ ТВОЯ БАШКА! ТЫ ПРОСТО ЛУЧШИЙ, СУИННИ! Познакомишь меня со своими друзьями? Только нужно переодеться и сменить цвет волос! Чтобы нас не узнали, смекаешь? Йо-хо-хо, разыскиваемая по всей Калифорнии хтонь едет за лучшим биттером в мире, йеееес, БЕРЕГИСЬ ЛУИЗИАНА!

Наверное так чувствует себя каждый ребёнок... в тёплых, самых первых объятиях... немного неуклюжих, немного непривычных? Запоминающихся на всю жизнь, потому что... (я счастлива, я жива, я настоящая, я сбежала, слышишь, ЯСБЕЖАЛАОТТЕБЯ, я свободна и я?)

Я наконец-то согрелась.

Это открытие озаряет меня словно всплеск, камень брошенный в бездонную червоточину... он падает сквозь деревья, прорывается сквозь ветер, летит словно на крыльях... из своего укрытия, через весь долбанный мир. Пересекает его и теряется... исчезает и становится кем-то другим. Ребёнком, воином, королём. Птицей, лепреконом, пьяницей.

Другом для одной мёртвой девчонки.

А ты ещё тот счастливчик, Суинни! Тебе действительно можно только позавидовать... что не день, то пуля навылет или космическое чудовище на соседнем сидении, которое ещё и медсестру из себя изображает. Отпад, просто класс!

Мне только кажется, или я действительно начинаю играть по его правилам?

Едва сдерживая смех, таращить язык или строить дурацкие гримасы... прикидываться живой, играть СЕБЯ-НАСТОЯЩУЮ, кидая взгляд через плечо на растрёпанного верзилу.

Ветер шелестит траву, так, словно нехотя, вдали неровным частоколом выстроили старые молчаливые деревья...  вздох... выдох... вздох... очередной выход... этот простой отрешённый мир будто замедляет свой ход, даря мне несколько мгновений покоя. Надежды, о которой я только могла мечтать... где именно? в чреве космоса, в лоне воды, внутри сотен и тысяч прожитых жизней, с которыми Я БЫЛА и которых Я ЗНАЛА.

Которые Я ВСЁ ЕЩЁ помню.

Странно... я чувствую себя гораздо лучше, но тогда почему мне хочется плакать?

Прости за дурацкий вопрос, но...  почему? При всём своём богатстве... в смысле я понимаю, что старые боги уже не те, что прежде, бла-бла-бла, но не обязательно же жить ВОТ ТАК? Давай по чесноку, здоровяк... некоторые из ваших — те ещё жадные говнюки... только и рады подсидеть новых и более популярных. Я говорю так, потому что в этом мы не так уж сильно отличаемся... наши  тоже хотят признания и ночных месс в свою честь. Ну знаешь... девственниц на завтрак и детей на обед. И ладно если это гигант Итакуа... запертый среди своих морозных снегов, словно старый отшельник. Но ты... ты же остался среди людей... почему ты живёшь так, словно не достоин чего-то лучшего? Чего-то, ради чего стоит жить дальше?

Я всё ещё вижу... капли крови на его руках, моя слегка голубоватая белизна кожи. Болезненный видок над которым ещё придётся поработать... заставить сердце биться, а кровь вновь циркулировать не самая большая проблема для бессметного чудовища. Но как научиться ходить, когда вся твоя жизнь — нелепая крошечная клетка не по размеру?

И я пытаюсь пошевелить ногами... правда пытаюсь. Глаза сами собой зажмуриваются, а сердце издаёт два слабых толчка... так, словно кто-то пытается завести машину. В ней проблемы с электрикой, салон обшит старым выцветшим велюром, а резина давно износилась, но всё равно... внутри меня будто нить, тонкая и заколдованная — её не разрезать, не разорвать, я чувствую её... вот, вот ОНА! Странная судорога и ком в груди, что давит на живот, рвёт лёгкие... сейчас я пошевелю пальцами ног — нет, не выходит, не получается... несколько секунд я просто стою в чужих руках в ожидании. В принятии неизбежного — (ей, русалочка, научись чем-то жертвовать!).

Голос выцветшей Лили, облезлой, умирающей в проводках и с больничной койки звучит с плохо скрытой насмешкой.

Вытоптанная трава, уютная поляна а вокруг сосны-секвойи, сосны-секвойи... они мне не нравятся. На душе безнадёжно... какая-то гадкая обречённость. Пытаясь нацепить улыбку на обескровленные губы, а сама теряюсь в вопросах... почему мне одновременно хорошо и плохо? Странные чувства, едва знакомое тело... трудно быть богом или смертным?

Спасибо за твою помощь, Суинни, но... хорошего понемногу... или как там говорят? Думаю, мне нужно немного времени... чтобы разобраться, как всё устроено. Если честно, мне до сих пор немного не по себе, что ваши сформированные тела не могут менять свои размеры по собственному желанию... или то, что каждый из вас... точнее, уже из нас... привязан к конкретному полу с рождения. Женщина или мужчина... это так странно. Но я привыкну, правда, ведь кто если не я из своего вида лучше всего знает людей? Да я с закрытыми глазами смогу определить, что происходит... И ВОТ НЕ НАДО ТАКОГО ЛИЦА! Я не вру, у меня столько человеческих жизней за плечами что тебе и не снилось... а что до ног? Ну... видишь ли... всё дело в чакре. Ага, именно в ней! Почищу чакру и всё пройдёт, забегаю как львица, вот увидишь, а если нет... (странный протяжный звук, доносящийся где-то на уровне моего живота, надоедливо так, почти душераздирающе)... э-ээээ... а это сейчас было... (что это блять ещё за серенада долбанного мать-его кита?)... музыкальное отступление...

+2

15

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

   Я тут подставил своё лицо охуевшему солнышку, и оно шпарит, как не в себя, гребанный агрегат, прописанный божествами для освещения этого земного шара. Отчего-то уверен, что стоило бы забыть про эту хрень на небе и ебануло бы так, что мало бы не показалось. Косячить боги любят, но еще больше они любят не подыхать, как переёбанные собаки на пустыре. Мне хотелось бы забыть нахуй, о чем вообще речь, но я тут как бы деваху на руках держу, а она радуется – мохнатка мелкая. Вот и что я буду делать? Она явно не готова была к всемирному пиздецу, которым именуется жизнь, да и вообще, с таким восторгом встречает жизненное говно, что я даже начинаю задумываться над её здравомыслием. Кто вообще стал бы с радостью воспринимать херовые новости? Спасибо, что не продолжает в нос тыкать своими ручонками, крича о том, как прикольно, когда волосы встают дыбом. [Детка, это рефлексы, прислушайся, пока тебя же собственное тело не послало нахуй]. Но ладно, что-то я отошел от темы. Задумался. Такое случается, когда тебе дохуя и больше лет.
- Воу-воу-воу, крошка, притормози свои щупальца! – я опускаю недовольную харю на марионетку в своих руках и хмурюсь, сжимая губы в тонкую полосу. Вообще, видок у меня тот еще и не вызывает доверия. Увидь меня сейчас легавые, решили бы, что я обдолбанный медведь, съебавшийся со своей берлоги на полгода позже. Ну, знаете, когда переспал, но уже не доспал и голова пухнет, будто её покусал целый улей ос-убийц. Вот я так же выгляжу. Впору спрашивать, может недокусали и надо для симметрии свой ебальник подправить. Там чтобы ужалили, там и еще где-нибудь, вдруг вид станет более жизнеутверждающим?
- Я предлагаю для начала тебя сплавить лягушке, а потом я пойду бухать. Смекаешь? О твоей заднице думаю, дуреха. Не меня же станут искать уебки в белых халатах и предки девахи, тело которой ты заняла и поздоровалась с теми людишками, - я стараюсь не доводить ребенка до истерики и говорю спокойным голосом, хотя честно говоря, порой у меня возникает ощущение, что решил оформить детский садик, в котором учат плохим вещами. Школа вредных привычек. А что? Спасло бы молодняк от вымирания, и подготовились бы к гребанной жизни.
- Но, план смены имиджа, я поддерживаю. Перекрасишь свои патлы, солнечные очки, нормальная одежда, немного косметики, и сойдешь за живую, да и за другого человека, - и мне будет проще изображать из себя нормального смертного, а не педофила на минималках.
- Да уж, я готов вручить в твои ручонки целую бутылку дорогущего пойла. Хотя, у меня есть подарок по - лучше, - перехватываю тощую сельдь удобнее, чтобы она теперь висела на одной моей руке. Выходит так, будто я эту девочку с пальчик тащу бухую обратно домой. Вся такая несуразная компания с перекошенными фигурами. Оригами в живом виде, где нужно закинуть голову за башку, руку на пятку соседа, или как там. В любом случае, девчонке будет норм, а мне не очень и из своих культяпок не выронит мой подарок.
   Я щелкаю пальцами и призываю в свою руку монету на шнурке. Одна охреневшая тварь проделала в ней дырку и повесила себе на шею, но это хуйня, главное, что монета работает и приносит удачу. Не Королевская, но вполне сойдет для Мэг, которая подобно киту пытается барахтаться на суше. Выходит забавно.
- Короче. Эту херню не снимай с шеи, ни под каким, предлогом. Для удачи одна. Если не хочешь, чтобы везло как утопленнику, смотри за ней в оба, поняла? – я привык, что у людей вместо рук клешни, и все-таки, пытаюсь дать наставление беглянке, чтобы её задница больше не оказывалась в луже, да и мне так будет многим спокойнее.
   Дальнейшие вопросы хтони заставляют моё лицо помрачнеть. Она задевает те струны души, о которых я предпочитаю не вспоминать. Долги, обещания, невыполненные мечты, и многое другое, тяготит меня, как наличие жратвы, которая болтается в желудке, желая выбраться в этот бренный мир. Я улыбаюсь краем губ, усмехаюсь, после чего подхватываю Мег под колени и переношу её в салон автомобиля, попутно бросая на неё понимающий взгляд. После закрываю за ней дверь и возвращаюсь на водительское сидение. Роюсь в бордачке и извлекаю из него лежалый бутерброд. Мельком глянул на срок годности, вроде бы, норм.
- На, сожри, пока это. Доедем до бензоколонки или магазина и там закупим тебе барахла, жратвы и остального, - тяжело выдыхаю, задумавшись на пару мгновений, после чего смотрю на девчонку, которая видела жизнь со стороны множество раз.
- Мне насрать на Богов, честно говоря. Я заебался быть у них на посылках. Они нихуя не выполняют данных обещаний. Сейчас я свободен и меня всё устраивает. О большем и не мечтал даже. А смысл – он съебался в тот самый момент, когда я заключил сделку с ебанным одноглазым хреном. Он, знаешь ли, тот ещё пердун, постоянно всех наебывает. Да и, честно говоря, между нами, не достоин я, жить в комфорте. Проебался здорово в своё время, - потерял всё и теперь отбываю свой срок среди людей, которые прожигают свои жизни, будто у них есть ещё девять штук.
- С людишками весело, они как муравьи – исполняют своё предназначение в жизни и подыхают в конце концов, когда луч из-под лупы перестает быть вдалеке, - на этом я завожу автомобиль и трогаюсь с места, чтобы отправиться дальше по маршруту. Погоня давно проехала мимо и наверняка, думают, что мы исчезли из виду. А там, мы скорректируем внешний вид девчонки, отдохнем ночку в мотеле и после, как ни в чем, ни бывало, отправимся дальше.
- А ты пока, отдохни и попробуй со своими ходулями разобраться, а то придется тебе инвалидное кресло искать. Будешь ущербной старушкой на пенсии, у которой кукуха поехала лет двадцать назад, - иначе и не скажешь, если посадить девчонку в кресло для особенных людей, как любят изъясняться воротнички с галстуками по ту сторону экрана.

Отредактировано Yennefer z Vengerbergu (2022-07-17 14:03:57)

+2

16

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Маленький остров спокойствия, где можно бросить свой якорь — по дороге из огороженных полей и деревьев разной степени высоты, мимо пригородных домов, которые всё чаще сменялись... (чем?) — пустышкой, изморозью летнего дождя и съеденными хлебными крошками на окровавленном халате. Бумага шелестела под ногами, жирная такая, нелепо скатанная в упругий ком; пальцы ещё пахли дешёвым майонезом. Дальше — всегда хорошо... попутный ветер, размазанный шлепок от осы на лобовом стекле — ПЛЮХ — и ничего более. Конец, пустая смерть на всеобщее обозрение — потирая в пальцах потемневшую монету, я думала о прошлом. О месте, где не нужны были слова... где каждый вылупился из яйца с синим желтком... где гром был раньше молнии...

Вдали виднелась частная заправка — яркие огоньки, машинное хлопанье дверей и прикрученная к дереву вывеска... (всегда криво)... с неё на них вылупилась весёлая, мультяшно-нелепая шина. Утоли жажду, заправь свою жестяную... выпученные глаза, эта наигранная, полубезумная радость... словно с разноцветных детских книжек. Расплывшиеся от дождя и выцветшие от яркого придорожного солнца — под крики чужих детей, где кофе, пончик и дешёвый бензин слились воедино — та придуманная часть меня, ещё наивная, ещё верящая всем и каждому; да, именно эти щенячьи глаза взглянули на него; одутловатого, растрёпанного, немного вспотевшего — мокрая рубашка прилипла к перевязанному плечу. ЕГО умение уходить в себя удивляло и бесило меня одновременно. Слово «одиночка», похоже придумали в ЕГО чёртову честь... и почему ЭТО так меня задевает? Меня... кем бы я сейчас не была... растерянно кусающую губу, нелепую бездумную девчонку, кто на спор села в тачку к мужику. Крутую, выделывающуюся до первой затрещины... ради чего? Азарта или желания? Да пошло бы всё — я не могла, нет, ПРОСТО НЕ ХОТЕЛА быть вновь одной... брошенной, ненужной, одинокой... и стоило бы влезть, сказать ЕМУ хоть сраное ЧТО-ТО, (слышишь? я счастлива, я до безумия рада, мне ДО ЧЁРТИКОВ классно с тобой!), но ничего не цеплялось за язык, а губы... те ещё предатели. Смирись, заноза-Мэгги, у каждого есть свой маленький остров. Личное-мать-его-пространство, где под пиво и хлопок входной двери такие как ОН бросают свой якорь; на диван, на кровать, хоть на долбанный коврик — только вот у Суинни это место казалось больно пустое.

Может картину на гвоздик повесить?

Остановимся здесь? Похоже это не слишком публичное место... да и бензин дешёвый.

По правде, мне было это нужно; не чёртов бензин, не пара отсутствующих глаз... мне... грустно?... моя недееспособность... простая человеческая немощность. Смеясь и радуясь мелочам, Мэгги-на-свободе забыла о главном... здесь и сейчас я должна идти на своих двоих; пусть и поношенных, но МОИХ (понимаешь?) — САМА... слышишь, папочка? Теперь ТЫ доволен? — мне грустно, нелепо и до слёз омерзительно. Спасибо за праздник с просроченным тортом — Я СНОВА ЧЬЯ-ТО ПРОБЛЕМА... твоя, всего нашего вида и даже одинокого до безумия лепрекона... словом, забей, настроение — хуже некуда.

Некуда...

На единственной жёлтой колонке перед нами стоит пыльная машина.

До нелепости идеалистичная семья, ну просто американская мечта с картинки — улыбчивые родители и двое малышей напевающих бессмысленную песенку. На них разноцветные футболки с Пеликаньего берега и смешные плюшевые кепки. Весёлые птичьи мордочки, как из диснеевских мультиков... точно... две рыбки ищут сына... дай... дай... дай... у Лили это был любимый.

«На островах далёких родился пеликан...»

Принесёшь мне банку холодненькой газировки? (вот тааа-к, детка, и сделай улыбку пошире)... Ну пожаааалуйся... клянусь всеми Древними, ради колы даже самая жуткая тварь вылезет из бездны...

А потом отцу самого счастливого семейства захотелось познакомиться с НАМИ поближе.

Его загорелое лицо лет сорока возникло моего опущенного стекла; добродушные, до нелепости жизнерадостные черты лица...  особенно для того, кто пришёл спросить у окровавленных двоих дорогу.

А что до нас... чёрт, да мы ещё тот состав фургончика ужасов!

Отталкивающего вида ирландец, рыжий как на картинке... злой и чертовски недобродушный (и я не шучу!)... а что до его попутчицы... только ручной пилы в чьих-то потрохах не хватает.

Словом, когда он улыбнулся и протянул нам свою карту, я была в ожидании худшего.

Поражённая собственной беспомощностью... загипнотизированная напряжённой ямкой между бровей Суинни... мне только кажется или он правда в бешенстве?

И теперь... рок-энд-ролл, бейби? Суинни решит, что папашу придётся убить — выбить все зубы, стереть эту чёртову счастливую улыбочку или сломать шею на заднем дворе?

Привет, я Норман... не подскажете как проехать к Лексингтонскому резервуару? Мы тут с семьёй немного заблудились.

Нельзя нарушать законы мира, который тебя принял.

Нельзя убивать, нельзя идти против вселенной; да, я верила в эти бредни... чёрт возьми, я ПРАВДА верила... считала что этот шанс здесь и сейчас — ГЛАВНЫЙ, что просто съёжиться, принять действительность и покориться всему УЖЕ достижение. Моя личная маленькая победа в сыром уголке соплежуйства; если всё вместе сложить выглядело хуже некуда, но тогда... тогда я просто вцепилась в руку Суинни и настойчиво покачала головой.

Отбрей этого семейного придурка и дело с концом.

Вот только...

«... пеликан... пеликан... склевал наших мам...»

Жёлтый становится красным, а кости отращивают зубы.

Воздух пряный и тяжёлый, в салоне до боли душно, а кровь... капли засохшей крови на одежде... собираются в маленькую кучку... просто бред... бред... проснись... Суинни, салон и даже «Привет, я Норман» (словно с таблички) медленно плывут перед глазами... что-то не так... кто-то не тот...

Папаша будет недоволен, если ты здесь помрёшь... (кто это?)... да хватит уже тебе... (чей это голос?)... влезла в мешок с костями и давай разыгрывать из себя великомученицу... тоже мне, бедная одинокая стерва.

Яркость и цвета вернулись... резко, до боли в глазах и ментального удара по затылку.

Лишь на глазах остались мелкие вспышки-крапинки... всполохи солнца на обожжённой сетчатке.

Приходя в себя, я наморщила лоб и с трудом утёрла кровь... одинокая бедная струйка из носа, какой до боли знакомый подчерк.

Ты бы полегче, детка... а то ненароком оторвёшь чего своей ирландской спасательной жилетке... а впрочем, какая разница?

Какая разница... думает она (она? или всё же я?), прикидывая возможность вырвать с корнем ручник и всадить его в ублюдка с придуманной табличкой...«Привет, я Норман»... (пошел ты! слышишь?!) какая, мать твою, разница как глубоко он может войти... по самые гланды или ещё глубже?

Обычно я бываю умнее, но это... да какая уже, чёрт возьми, разница, верно?

Я с ужасом понимаю, что слишком сильно, но синюшечного оттенка, сжимаю руку Суинни.

Глаза демона семейного счастья насмехаются над нами.

Чего тебе нужно? Пришёл позлорадствовать?

«Привет и проваливай Норман» кажется почти растерянным.

Ты путаешь меня с кем-то другим... я здесь проездом. Влез в головы этой счастливой семейке, чтобы просто скоротать один унылый вечерок... ну знаешь... (он спокойно поправляет съехавшую набок дурацкую кепку)... порыбачить вместе детьми... пожарить пару хот-догов... натравить стаю плотоядных пеликанов на туристов, пока они не сожрут всё, до последнего кусочка. Вот ведь потеха, верно, здоровяк?

А сам улыбается, так, словно смотрит комедию.

Комедию из МОИХ ошибок, больших и малых... неосторожных, сплетённых в одну нить действий, которые (ты знала, дурёха!) приведут к последствиям...

Я смотрю в его непринуждённое лицо, ОН смотрит на Суинни — это, должно быть, смешно и до ужаса нелепо.

Дети из машину зовут отца, а я впервые осознаю, что напугана; нет, мне просто до чёртиков страшно — если он тронет Суинни, если он тронет детей, если он тронет МЕНЯ...

Два неровных вздоха перед лицом безумия; возьми себя в руки, помни свою роль.

Мы просто заправимся и поедем дальше, хорошо? Отцу не обязательно знать, что ты был здесь... Хастур, мы ещё можем решить всё мирно. Просто оставь этих людей в покое и мы...

И вот тогда я поняла; его грудь затряслась от смеха, а на глазах выступили скудные слёзы — он смеялся, СМЕЯЛСЯ так, что не-его-хорошенькая-супруга и не-его-милые-дети обеспокоенно выглянули из машины.

(Беги отсюда)
Лили... Лили, это ты?
(Ты ДОЛЖНА убежать)
Но куда?
(К-У-Д-А У-Г-О-Д-Н-О)

Решить всё мирно? Ты это блядь серьёзно? У тебя слишком длинный и наглый язычок, детка... вся в своего циничного папочку. Хм... есть идейка получше. Так, сущая ерунда... как насчёт того, чтобы я вставил этот грёбанный шланг в горло той фигуристой мамашке? Залью полный бак этой сучке! А на десерт... может переехать этих двух молокососов и выложить их кишками приветствие, по случаю твоего внезапного возвращения... (я отворачиваю взгляд, но чувствую, как его дыхание касается моего уха)... это бездушный мир без правил, малышка... каждый дрочет как хочет. Законы, любовь и счастье придуманы неудачниками, которые надули в свои коротки штанишки в этой огромной круглой песочнице...

«Пошёл ты нахер Норман» снимает кепку и кидает её под ноги; его безумная голливудская улыбка на мгновение становится скучной.

Ты опьянена пацифизмом и возможностями... так что бери пример со старших. Если не я, то кто ещё придаст форму безумию этому убогому одноклеточному миру? Верно... как насчёт твоей крутой ирландской жилетки? Здоровяк, ты ведь тоже однажды был королём?

... Не поддавайся.
Просто не слушай, смотри, СМОТРИ НА МЕНЯ, Суинни... он играет с тобой. Он хочет чтобы МНЕ было больно, он не хочет ранить, он хочет УБИТЬ ТЕБЯ. Бросить вызов, развеять свою вечную бессмертную скуку... он — червоточина безрассудства, бульдозер ярости извне... настоящее чудовище... многоликий отец зла, отец насмешек... жёлтый король и единовластный правитель в своём царстве безумия, вечной Каркозы...  если с тобой что-то случится, я...

—... Часы тикают, приятель. Мне становится скучно. Повесели меня, маленький король, и я... может быть... отпущу тебя и девчонку. Что скажешь? (снова она, эта чёртова бездушная улыбочка)...

Отредактировано Chtulhu (2022-07-16 18:34:48)

+2

17

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

   Это пиздец. Хватает одного слова, чтобы описать мою ебанную жизнь, которая наполнена всякой хернёй и абсурдом. Каждый раз задумываюсь о прошлом и понимаю, что нихера хорошего не сделал. Сплошной кошмар, который было бы здорово закончить в Вальхалле, если бы не одно сраное «но». Оно вечно появляется там, где не просят, вызывая целое море впечатлений и эмоций, которые и за жизнь не выплюнешь в ебала врагов. Приходится болтаться, как говно в проруби, в надежде когда-нибудь подохнуть как надо, чтобы не пришлось проходить все круги ада и чистилища. Я тот ещё уникальный лепрекон, но мне достаточно и того дерьма, которого я повидал во время пребывания в этом Новом Свете. Людишки привезли нас сюда, обещая помнить и воздавать молитвы, а в итоге послали нахуй, уверовав в новых богов. И где справедливость, блять? Об остальном, даже думать не хочу. Хтонь задела струны моей пиздец, какой ранимой, души и теперь я пребывал в задумчивости, вспоминая о своих ошибках, пока моё внимание, не обратили на какую-то, обглоданную временем и безденежьем, дыру.  Конечно же, я бросил проницательный взгляд на деваху, но ничего не сказал. Молча, свернул по направлению ямы безысходности, шумно выдохнув и недовольно поджав губы. Иногда достаточно обычного взгляда, чтобы понять, как важно человеку попасть в дремучую задницу, дабы развеять свою серую массу в голове. Похоже, Мэг хотелось отъебаться от гнетущего молчания, и поэтому она предложила заехать на эту стремную автозаправку. Там одеждой и не пахло, но похуй.
- Только колы? – встречный вопрос. Приподнимаю бровь, поджимая губы в тонкую полосу, мне не сложно смотаться кабанчиком в сторону магаза и обратно, да и честно говоря, топлива ещё дохера и больше – доберемся до нормально заправки и там же купим всё необходимое для ожившей хтони. С губ срывается тяжелый вздох, я выползаю с водительского кресла, даже не думая глушить мотор. Никогда не знаешь, какая хрень может произойти. Но не тут-то было. Уёбок из машины напротив, ковыляет в нашу сторону, и я сажусь назад, надеясь, что тот просто берега попутал и пошел не в ту сторону. А потом он заговаривает, и я прикидываю, как его отшить, чтобы быстро съебался отсюда. 
   Девчонка непривычно тихая и послушная, цепляется за мою больную руку, и я едва морщусь, чтобы не заорать благим матом на ирландском. Выдавливаю из себя любезную улыбочку-оскал и усмехаюсь.
- Мужик, свалил бы ты от нас, мы не местные, - скажите спасибо, что не послал нахуй. У меня настроения говорить нет, да и надо ещё мелкой купить газировку. Спиногрызы бывают милыми, так-то, но ужасно прожорливыми. Ощущение, что записался в отцы года, которые кладут хуй на своих огрызков и учат их курить в подворотне, да бухать из горла.
   А потом происходит перепалка между двумя людишками, и я понимаю, что хтонь знает этого зубоскала, который бесит одним своим видом и старперовским видком. Я крепче обнимаю деваху за плечи, огораживая её от всего мира, и кратко выдыхаю, сощуривая глаза. Будь я один, возможно, втащил бы этому ублюдку по самые гланды и потом запихал бы в задницу электрический провод, дабы токи прошли через этот мешок с костями, да и потом, когда я терпел унижения в свой адрес? Но я не один, блять. Со мной хтонь и надо о ней тоже думать.
- Держись крепче, детка, - опустил взгляд на пару мгновений, чтобы прошептать пару слов и после бросил взгляд на хрена напротив. Он пиздец мне не нравится и бы рад начистить его рожу, но как-нибудь в другой раз.
- А не пошел бы ты нахуй, уёбок? Иди подрочи себе в сартире, раз скучно. Цирк съебался от тебя еще вчера, тварь, - тут я жму кнопку стеклоподъемника, чтобы то, что было мужиком, застряло в окне и крепче обнимаю Мэг, чтобы дальше исчезнуть в веренице моего тайника. Этот ублюдок не сможет за нами прыгнуть, да и вряд ли ему будет интерес трогать людишек, если нас не будет на сцене. Я знаю этих выебывающихся хуесосов – если нет зрителей, становится скучно устраивать расчлененку. Ждут следующую жертву и до свидания. Касаемо нас – мы проносимся через груды моего золотого барахла и после вываливаемся на поляну. Возможно, за хренову тучу миль от места, где осталась наша машина, а может и возле штата Луизиана. Поднявшись на ноги, отряхиваюсь и смотрю на хтонь, что вроде бы жива, и ничего себе не поломала.
- Привет, Аризона, водопад Хавасу, блять, - шумно выдыхаю, всматриваясь в табличку, указывающую на водопад. «Какие молодцы, даже указали на место положения». От Луизианы пару штатов, нормально так срезали расстояние, и все-таки, я бы предпочел не соваться в своё хранилище и не пользоваться им, как перевалочным пунктом. Вон, всю одежду на спине порвал, чувствую, как потную тушу обдувает ветерок.
- Ты в порядке, хтонь? – мало ли, я слепошарый и нихера не увидел. Похуй на тачку, главное, что съебались от того хрена и ладненько.
- Это что был за уёбок? Отшитый тобой кавалер в бытность хтони? Я, конечно, всё понимаю, но ты там это, предупреди обо всех своих проблемах, чтобы я знал, как, когда и кого слать нахуй. Мне не жалко надрать зад уроду, но, блять, я на такое не подписывался.  Мало ли, это твой родственник, который ищет с кем побухать, и поговорить о жизни, а я тут ему ножку от стула в задницу вставлю, - всякое бывает. Лучше быть предупрежденным и вооруженным на случай вселенского пиздеца. 

местечко

https://theplanetsworld.com/wp-content3/17-top-rated-attractions-places-to-visit-in-arizona-8.jpg

+1

18

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Мне не хотелось вспоминать о прошлом. О местах сгинувших, о лицах потерянных... первая кровь, как первый отказ... мгновения боли или отчаяния, беспамятства в оцепенении или агонии ледяного ужаса. Как ржавый нож под сердцем — кто-то кричит, обязательно кричит... истошно, почти навзрыд, заходит издалека, топчется у чёрного входа твоей памяти. Рвано скребётся сколотыми ногтями, словно напоминает о своём невзрачном присутствии... здесь кто-нибудь есть? И тогда ты пытаешься... вслушиваясь в этот тихий размеренный стук, в этот бессмысленный шёпот на тысяче мёртвых языков... вглядываешься в пропасть с обрыва, которого никогда не существовало. С надломанного ветром края, в самую бездну; эту червоточину бедствий, несущую лишь безумие и приливы под разбухшей луной. Теперь ты помнишь? Картинки, сменяемые на экране старого треснувшего телевизора... я не смогу, не упорядочу их ВСЕ, даже если очень сильно постараюсь. Даже если каждая ИХ смерть была МОЕЙ, в вырытой выгребной яме, от проклятья, написанного на кольце... от рыцарского меча, от аконита в вине... или на дне, рядом с мои бренным телом. Эти жизни невозможно сплести, подсчитать или найти одну простую схему, ведь они произошли и, как бы странно это не звучало, только приближаются... однажды я буду мужчиной не знающим слов, однажды я была женщиной, полюбившей короля. Однажды я умерла и тут же родилась... в настоящем, прошлом и будущем.

Эта моя реальность и мой маленький всеми забытый ад. Место, куда приплывают умирать киты, а люди описывают в кошмарах. Здесь немного тоскливо, но не так как в туннелях сумасшедшего Суинни — этих бескрайних забытых копий, где каждый удар молотком был принесён в жертву блестящему золоту. Этот карбункул из сокровищ и смертей, этот склеп, где камни и костная мука стёрлись до крошки...  сталактиты, рвущие нашу кожу... так глубоко, кажется, что до самой души... по всем причинам я падаю и лечу, забыв раскрыть сломанные крылья.

Я пытаюсь выкрикнуть «стой», чувствую, как крепкие мужские руки обхватывают мои плечи... пахнет спиртом и старой потной автомобильной обшивкой, а в треснувшем боковом зеркале я всё ещё вижу... память подводит, уносит к чертям как и этот бездумный прыжок... пальцы, сжимающие мои плечи сливаются со звоном стекла и эхом надломленного крика.

А в моём банальном студенистом мозгу проносятся слова... смерть... трепет... театр... бессмысленно, как и улыбка Лили в костюме охранника, что был до неё... в ботинках не по размеру, что были до них... с золотым ожерельем, что было... откуда оно?

Эти мысли схематичны и безумны, как и всё что с нами происходит. В падении, в безумном круговороте пройденных гробниц и туннелей, вырытых задолго до наших каменных могил... задолго до первой рыбы, стухшей на песчаном берегу.

Когда падает птица, где-то загораются звезды.

Боль во всём теле отрезвляет меня; цвета смешиваются, словно кто-то пролил их ВСЕ и смешал с обжигающим песком... во дворе, где постоянно бьются чьи-то судьбы и чужие оконные стекла.

Ты же лепрекон, черт возьми, а не долбанный демон из преисподние! Так какого хрена ты перемещаешься через кротовые норы?!

Карманное изменение в дырке от носка моего рыжего друга... словом, бизнес класс до кокосовых островов потерпел внеплановое крушение. Похоже придётся довольствоваться распухшим бородатым лицом и ободранной спиной... чёрт, ну и жёсткое выдалось приземление... даже на заднице приличная дырка.

Не считая того, что у меня песок в трусах которых нет? Отлично, долетели высший класс, где можно поставить оценку? — я пытаюсь приподняться и чувствую, как всё внутри бурлит и переворачивается... сквозь песок в глазах и во рту осознаю, что меня выворачивает на изнанку. Бутерброд... или то, что от него осталось... оказывается на притоптанном песке аккурат с небрежно вырванной кем-то рукой.

Крик рвёт лёгкие,  безымянные боги вновь обретают имена пока я в панике осматриваю себя... нет, всё та же калека, но с полным набором. Тогда откуда взялась эта, окровавленная и совсем свежая — ну же, думай, тупая корова — мужская, судя по размеру.

Тот крик и звон битого стекла... этот психопат, которого не хочется называть... «привет, я надоедливый и теперь однорукий Норман».

Ступор длился с минуту, пока кислый привкус во рту не вернул всё на свои места. Боль снова стала болью, а мир вновь послал нас нахрен.

Можешь смеяться, но это был... вероятно... один из моих самых дружелюбных родственников. Дядя Хаст... долгая история, но они с отцом до сих пор не могут решить, кто первый нашёл того писателя и подселил ему в голову мысли о Древних и Старых Богах... как же его звали... Лав... о-оо, точно, старина Лавкрафт. Расист, циник и ещё тот впечатлительный самородок. Принял всё за чистую монету и начал писать свои безумные рассказы... уделил мне целые две строчки, представляешь? Но не в этом суть... теперь старина Хаст считает, что папочка увёл у него самого преданного фаната. Он, конечно, нашёл себе другого писателя, но... сам понимаешь... осадочек остался.

Я откидываю побледневшую руку в сторону. Слепо и подальше, лишь бы не видеть, как ещё тёплые пальцы «привет-я-доберусь-до-вас-Норман» слегка подёргиваются. Как отброшенный хвост ящерицы, как бегущее тело обезглавленной курицы... только небольшая лужица осталась.

Главное — придерживаться намеченного плана.

Как бы плохо не было... ты не можешь... (ещё как могу)... не впадай в панику, детка.

Не хочу показаться неблагодарной, но как мы отсюда выберемся? Сколько тут... день пути до ближайшей тачки? Мы в чёртовых горах, а я, забыла запасное тело горного козла дома! Посмотри на меня... (звучит как личное оскорбление)... да я даже на рыбу теперь не сгожусь. Разве что на корм, ха-ха, чертовски забавно, не находишь? (сжимая в рука чужом уцелевшую монету) Твоя монета... нет... ничто не поможет, ясно? Это просто безделушка на шее у мертвеца, ведь всё катится в дерьмо... эта жизнь ДЕРЬМО, ясно? Ты же это хотел от меня услышать?  Когда я пытаюсь убедить себя, что не всё потеряно, что я смогу что-то изменить... что всё будет путём. Но НЕТ, мне совсем не путём! Я так далеко от этого, как только, мать вашу, возможно!   

Пальцы так сильно впечатываются в ладонь, что я чувствую боль под ногтями.

Слёзы душат меня, МЕНЯ, с трудом забравшуюся на камень, МЕНЯ, единственное ярко-синее пятно за сотни миль... дура и проклятый в одном богами забытом месте.

Дотягиваясь до воды, я кое как стираю с лица надоедливый песок.

Хочется курить, хотя я никогда не пробовала — дурная привычка из забытых времён, когда одна из многих МЕНЯ (но кто именно?) справлялась со стрессом. Когда писала стихи... когда баюкала детей или охотилась по безлунным ночам? А может пела песни одной несчастной королеве?

«Матерь вода... защити моего упрямца-мужа...»

Ни тогда, ни сейчас...нет, мне никак не вспомнить...

Я смотрю на яркое полуденное солнце, позволяя ему ослепить себя; отблески на монете и россыпь искр на воде — очередная молчаливая магия, не подвластная моему холодному мёртвому миру.

Там только гниющая рыба и гогот пеликанов... а ещё одинокая черепаха кверху брюхом.

Думаешь только ты проебался? (я отвожу глаза, наблюдая за собственным отражением в воде — за этой смущённой беспомощной девчонкой в порванном халате медсестры, с треснувшей губой и сочащейся кровью... странно, слизываю, но ничего не чувствую)... тогда что, по-твоему, вытворяю я?

Сквозь гранитный помост... в собственную могилу и ещё глубже. Тише, глупая, падать всегда найдётся куда.

Отредактировано Chtulhu (2022-08-02 08:55:10)

+2

19

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

Я только что вытащил наши задницы от самого дьявола из Преисподние, а эта мелкая штучка на долбаных ножках ещё орет на меня! Посмотрите на эту тощую сельдь и скажите, что я не прав и мне стоило бросить эту тварину в той машине на окраине ебанного мира. Посмотрел бы тогда, как она стала бы выкручиваться из ситуации, пока тот ублюдок вел бы с ней свою пространственную беседу на тему бытия и прочей хуйни. Проведя рукой по своему ебалу, шумно выдыхаю и окидываю дохлую сучку суровым взглядом.
- Уж простите, блять, не успел прибраться заранее. Так обязательно положил бы бархатный красный ковер, дабы не стыдно было протащить наши задницы! – с трудом сдерживаю гнев и кратко выдыхаю. У меня не было другого выбора и за неимением удачной и устраивающей меня альтернативы, пришлось действовать по наитию, не особо разбирая дороги. Я такие мероприятия пиздец как не люблю. Мы легко отделались – могло быть и намного хуже, как мне объяснить хтони, что ей охуеть как повезло?! Нахуй. Всё равно не поймет и не попытается услышать доводы разума. Только и будет пиздеть, что не первый класс и самое дно. Вообще-то, когда твою тушу спасают, надо говорить спасибо, но я захлопываю свою пасть и не произношу эти слова вслух. Мне это нахуй не надо. Я не мать Тереза и даже не Бог. С этим стоит пойти к другим уродцам, у которых мания величия на фоне старой и забытой веры. Возможно забытой.
- Охуеть, - недовольное ворчание срывается с моих губ. Мне ещё не хватало домашней борьбы за влияние над любимым ребенком. С таким успехом  кто угодно мог обвинять своего товарища за хреновую жизнь, когда как выбор был вообще за третьим уёбком. Жизнь такая – людишки тоже не могут никогда успокоиться. Им вечно чего-то не хватает, и они кладут болт на условности, будто они и есть боги. Забавно, но это непреложная истина. Рука руку моет, хтонь ненавидит хтонь и всё в таком духе. Идите нахуй господа, расходимся. Глазеть не на что.
  Факт того, что моей спутнице стало хуево, ничуть меня не задевает. Я кратко вздыхаю, ногой отбрасывая чужую руку в кусты кончиком ботинка. Ещё дальше, чем это удалось девчонке. Вид у меня такой, будто я привык и занимаюсь такими вещами на ежедневной основе на общественных началах. Кратко сжимаю ладони в кулаки и после осматриваюсь вокруг, желая отъебаться от ощущения, что на нас смотрят миллионы глаз. Показалось. Говорят, это лечится, но мне как-то насрать.
- Здесь вечно срущие туристы ошиваются. Тачка будет, не ссы, - осталось добраться до островка бюрократии и баблишек, чтобы выбрать достойную карету, однако, придется брать во внимание немощность Мэгг, которая начинает вновь показывать чудеса науки.
- А будешь мозги ложечкой жрать, буду тебя использовать как гребанный аргумент, чтобы обзавестись старой колымагой, - здесь наверняка одни твари в очках с ебучими футболками, на которых черным по белому написано: «Я люблю Аризону» с красным сердечком в самом начале. Готов еще проспорить на пять баксов, что, в задних карманах джинс этих нариков лежат путеводители, в которых обведен этот водопад красным цветом, как нечто важное к посещению и просмотру. У меня были и другие предложения, но я решил заткнуться – бывает полезным, знаете ли. А потом хтонь пускает слезы и я матюкаюсь на ирландском языке, щадя уши Мэг, которые могут свернуться в трубочку от моих перлов. Отдельная гордость, лично для меня.
- Так, хтонь, харе разводить здесь море,  тут и без тебя дохера водопадов, - красивый вид, разноцветность здешних красот, будто провалился в фильм Голубая лагуна, где мелкие шкеты пытались выжить и выросли в молодых господ, которые даровали миру воплощение своей судьбы. Робинзон Крузо, намек на него, инцест и смерть всех, кроме потомка. Идеально же, чтобы подумать о насущном, а потом происходит переворот, устроенный далеко не мной.
- Ладно, похуй, - с этими словами я, молча, беру хтонь, закидываю её себе за плечо и уверенно двигаюсь в сторону предполагаемой парковки. Спина ебётся конем, я хочу за руль и выпить. Большего мне и не надо. Я заебался быть врагом Богов. Хочу немного кайфовать без одноглазых ублюдков.
- Тебе пора ходить на свои спичках. Я не буду таскать тебя вечность, пока сам не сдохну в веренице дней, - так бывает и нахуй. Я сам себе звезда, судьба, хрен кто знает ещё. И я хочу бухнуть хорошенько в Новом Орлеане.

+1

20

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Совет для лохов, но привыкай, что твоя боль ничего не меняет. Ровным счётом ни/че/го; ни сухой раскалённый воздух или три четверти милли песка повсюду. Даже злого до чертиков лепрекона — с распоротой спиной и перевязанной рукой, сутулого как великана-медведя или потрепанного наркомана в поисках очередной халявной дозы. Крэка, герыча или спидов — один вздох, один укол или одна таблетка — неважно как давно боги дури заняли чужие нагретые троны. Такие как Суинни отдали их без сожалений; там, на широком плече рыжего безумца с севера мир напоминал обёртку от старых шоколадных конфет. Эта яркая завеса из закатного оранжевого солнца, тонкая такая, небрежно-блестючая; казалось что всё вокруг нереально. Этот пейзаж забирал боль, манил как новенькая монетка в чистой проточной воде... только не ной, тупая корова. Слёзы ничем тебе не помогут. Падай сколько хочешь, кричи прокуда можешь, зови всех бесконечных на помощь... видишь? единственный, кто может дать тебе полшанса справиться прямо перед тобой.

Даже если ОН и смотрит на тебя как на склянку с собственной мочой для анализа.

Вроде и «окей, хтонь, ты небесполезна», но на лице: «срань, сколько же от тебя проблем». А выберись на сушу в своём настоящем «я»... что тогда? Крики, повсеместная паника и лиходей-лепрекон, допивающий своё последнее пиво на руинах ирландского паба? А в следующем кадре очередная инопланетная Годзилла — если бы я рассказала ему правду, если бы я сделала хоть что-то... просто брось меня ЗДЕСЬ, слышишь? Дальше будет хуже, больнее, я не рассчитывала что мои последние дни пройдут ВОТ ТАК.

Без ног, с войной в душе и в собственном дырявом желудке.

Не хватает только рекламы к фильму... где-то в Америке или на плече одного сумасшедшего лепрекона.

Хватит, Маргрет-Мегги-Кхтулла-или-как-там-тебя.

Соберись с силами и просто признайся: «да, я долбанная хтонь из другого мира, и ты, рыжий засранец, вправе называть меня лгуньей, чудовищем, сраной болотной принцессой или кем-там-ещё. Валяй, начинай хоть сейчас, но сначала послушай... всё, что я у тебя прошу.... чёрт, всего одну секунду, ОДНУ ДОЛБАННУЮ СЕКУНДУ ТВОЕЙ ОЧЕНЬ ДОЛГОЙ, НЕСКОНЧАЕМО МУЧИТЕЛЬНОЙ ЖИЗНИ. Услышать меня всего на секунду... всего на сраную секунду, что я знаю тебя, Я ПОМНЮ тебя НАСТОЯЩЕГО, до безумия, до прокуренного горла, до первой короны на ТВОЕЙ голове... что я пообещала...кому именно?...той самой, но кому?... нет, мне никак не вспомнить... но разве теперь это так важно?... в этом забеге не будет победителей, понимаешь? Каких бы коней не поставили старые или новые боги... папаше не нужна паства... ни люди, ни обещания, даже молитвы... ОН придёт, чтобы оставить от ТВОЕГО мира бесконечное ничто под звездами. Уничтожить причину тепла и любви, смыть в пустоту твой давно заросший мхом дом, стереть в никогде детей от твоих детей и... сотворить невообразимое, кощунственное... а я здесь... на ТВОЁМ плече, без сил и лишнего времени на телячьи нежности, в самом дерьмовом положении из всех чтобы... чтобы что?»

Я кладу прохладную ладонь на его заросшую щеку и будто собираюсь с силами.

Брось, Суинни, вечность и не потребуется... прости что слишком обременяю тебя, но всё скоро закончится (чёрт, а ведь правда) Ты ведь в курсе, что дороги к твоей сокровищнице это... ну... сколы в пространстве? Кротовые норы, демонические тропы или перекрёстки мёртвых... называй их как хочешь, но там можно подцепить не только рваную спи...

Помните того обозлённого мужика, которого мы оставили без руки и веселья за пару штатов отсюда?

Я-то, конечно, помню; вышло неловко и не совсем приятно, ведь этот психопат вроде как приходится мне дядей.

Так вот, о чём это я... ах да, признание и открытие своей не самой чистой неземной души... кажется стоит отложить этот душещипательный момент, ведь этот псих только что свалился к нам с чёртово неба!

Бах — в пустом пространстве образуется шов будто на ране, а в следующую секунду он уже летит и приземляется с мерзким шлепком, словно кто-то бросил на сковороду сырую котлету.

Бах — и ничерта хорошего, только проблемы и испуг, наслаждайтесь... а ещё солнце (куда же без него, верно?), закатно-бордовое солнце, бездумно подкрашивающее всё в округе в цвета апельсинового сока и свежей крови.

Всего одну секунду, Суинни... когда я поняла, что этот ублюдок всё ещё жив, совсем неприятно засосало под ложечкой.

Извини, я хотела тебе сказать, что наши тоже ими пользуются... но как-то вылетело из головы, пока выгребала из себя песок и смотрела на твою задницу.

«Привет-я-добрался-до-вас-Норман» уже поднимался на ноги... кровь... слишком много крови... она лилась из него ручьями, давно пропитала одежду и лениво стекала под ноги. Всё НЕ-ЕГО тело было покрыто порезами и рваными когтистыми ранами, а одна рука будто вырвана с корнем.

Выровнявшись, он неспешно осмотрелся... единственная уцелевшая рука потянулась к карману брюк.

Блять, ну какого хера... я так долго искал этого семейного полиглота, а ты взял и испортил мой сраный костюмчик, рыжая морда.

Время, за которое я смогу произнести его имя... проклясть на тысячи языках, защитить, сделать хоть что-то... как там, в той чёртовой больнице. Разорвать на части, показать, что я... такая же как они.

Чудовище в овечьей шкуре, чёртова срань господня, в глаза которой смотрят только перед собственной смертью... ведь я не могу быть другой, просто не могу, сколько бы не пыталась.

Сколько бы не просила ИХ оставить меня в покое; за время, пока весь мир был поставлен на паузу, «привет-я-Норман» достаёт уцелевшую пачку мятых сигарет... закуривает медленно, от собственного обожжённого пальца, и эта глубокая затяжка больше напоминает принятие, чем нетерпеливый зов к войне.

Там, откуда я родом, никто не поднимает белых флагов.

Так ты взял, облюбовал старую завесу одного из наших и сделал там себе сраный домик... с золотым сортиром и ванной, да ещё и баргеста туда подселил. А ловко ты это придумал, рыжий, я даже в начале и не понял... посмотри что ты наделал... почти достал меня и сделал чёртов стейк с кровью. А ведь подыхать в таком виде нихуя не весело, знаешь? (тяжёлый вздох и сорванная улыбка-формальность) Стоит отдать тебе должное, детка... воздействовать на сознание людского божка, чтобы выйти в победители... о-о, твой долбанный папочка бы тобой гордился.

Что/чёрт возьми/происходит; моя бровь медленно ползёт вверх вслед за нелепо передвигающим ногами безумцем... или их жёлтым богом, если точнее.

Одной рукой, той, что держусь за Суинни... скажем так, мне было неуютно, а какой-то полумертвый наглый родственничек неспешно шёл прямо на нас... словом, всего на одну секундочку (ведь теперь это лозунг!) я вжалась в лепрекона и дала себе ещё немного побыть странной ни/в/чём/не/смыслящей девчонкой.  Может и правда, они и без меня разберутся...

А ты чего её несёшь, рыжий? Кхтулла, ты ему внушила, что он твой долбанный жеребец? Если так, детка, в этом мире ездят несколько иначе... (эта долбанная терка из остатков человека что, сейчас издевается надо мной?)

Вот бы сейчас внушить ему козлу пару убийственных мыслей!

Извини, дядя Хаст. Не всем везёт напоминать из себя кем-то сблёванный обед... всего лишь не могу ходить, представляешь? (вот блин, слишком много я тут себе позволяю... как бы не разозлить, а то больно добренький, ох, и ещё Суинни... эти двое точно не поладят, и кто-то обязательно закончит в могиле — я, как пример)

А кровь из него так и хлещет... окурок сигареты в зубах, когтистые рваные раны на плечах, на груди... да всюду, чёрт возьми! Сзади как-то совсем незаметно стали подниматься туристы... чёрт возьми, так это был автобус, там, на горизонте.

Незабываемый отдых теперь точно обеспечен; Хаст (или то, что от него осталось) остановился, с сомнением оглядев меня. Так, словно я была глупой шуткой или сраной галлюцинацией.

Не можешь ходить? Ты серьёзно? Влезла в тело мертвеца и думаешь, что готова покорять весь мир? Беру свои слова назад, малышка. Ты будешь казаться умнее только с чем-нибудь во рту... (ну вот опять, сраная сальная шуточка, ха-ха, очень смешно, козёл... хотя погодите, он же не думал что я и Суинни?)... а впрочем... мне то что... моему примерному папаше недолго осталось. Лепрекон, твой баргест вскрыл меня как консервную банку прежде чем я отправил его бороздить просторы созвездия Орион... но умирать одному чертовски скучно. Поэтому я могу помочь... (вжимаю голову в плечи, а сама думаю: откуда в человеке столько крови берётся?)... рассказать пару основ из «как прожить в чужом мире и не обосраться с собственным папашей»... ну или как ходить, если тебе это, конечно, ещё нужно.

Вот же ублюдок; зачем я ему только рассказала!

Знает чем заинтересовать, ага, заметил как у меня заблестели глазки... соблазнить калеку, которая в первый (и, вероятно, в последний раз) на долгожданной земле — чертовски простое дело.

Из чего, конечно, не следует, что я соглашусь...

Не знаю чего ты хочешь, но навредить Суинни не дам. Трахнуть себя — тоже. Так что надо, Хаст?

И вот опять, эта чертова усмешка в стиле «привет-я-уже-тебя-трахнул-Норман».

Может подкинете до ближайшего городка? Боюсь запачкать салон, да и вид у меня какой-то... болезненный, не находите?...  может тогда я поеду в одном из ВАС? (а сам с усмешкой смотрит на Суинни) В таком теле наверняка много свободного места... не переживай, здоровяк... я спрячусь где-нибудь глубоко внутри, ты и не заметишь, что я рядом. Даже пообещаю, что не буду ничего тебе внушать... а я ведь реально могу, приятель. Однажды я сказал одному надоедливому парню, что он паршивый гусь, и тот знаешь что? целый месяц прожил в хлеву с курами в попытке высрать хоть одно сраное яйцо...

Отредактировано Chtulhu (2022-08-22 14:09:01)

+1

21

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

Это прикосновение к моей бородатой и давно не бритой щеке, оно заставляет меня остановиться. Блять, я готов поклясться, что эта хтонь умеет управлять людьми, если бы, просто не один очевидный факт, который напоминает о моем ебучем прошлом. Я слишком давно не думал о прошлом, своей семье и о любви в принципе. Она та ещё сучка, которая оставляет человека ни с чем, еще прибавляя блядских страданий и привкус говна во рту. Но, блять… прикосновение девушки, наполненное лаской и нежностью, оно пробуждает что-то в черством сердце и я останавливаюсь, чтобы внимательно выслушать, о чем же она хочет мне поведать. Да, я могу быть не только куском дерьма, но вы этого не видели, просто, завалите свои зенки, пока я их не вырвал и не пожарил, как яичницу на сковородке.
   А потом момент упущен, хрен с горы, как там его, валиться на землю, будто лягушка во время козней египетских. Я аж охуел, настолько наглым было заявляться вот так, без приглашения, ещё с ходу устраивая ебанный пиздец в виде не самого приятного приветствия. «Ебать».
- Мои норы запечатаны – я ебаный король лепреконов. Никто, кроме меня в эту дыру попасть не может, - я в курсе той херни, что происходит в тех местах, и как бы, так было заведено испокон веков и тому подобное. Так что, мне насрать, что есть и другие переходы – они есть у каждого хрена из-под горы с золотой монетой в руках, так что, номинально, если этот еблан и пришел за нами, то воспользовался другими лабиринтами и явно, не предусматривающие мягкую посадку.
- Видимо воспользовался свободной локацией, - тут же прошептал я, ощущая себя вполне сносно и свободно, так как совершенно не испугался куска мяса, рухнувшего с неба. Как-то не до этого было – я тут слушал красотку на своем плече, а не пытался рассмотреть звезды на дневном небе. Я что, идиот что ли?
- А нечего свои ручонки тянуть, к чему не следует, - вполне себе обыденно отозвался я, на претензию родственника хтони. Мне не нравится, когда какой-то петух недотраханный лезет ко мне и пытается говорить по своим каким-то древним понятиям. Я человек простой и явно не собираюсь возвращаться на позицию шестерки, которой ебут мозги всякие боги. И мне не важно, что это придурок покруче их всех, вместе взятых, как и хтонь. Я помогаю, я заебался, добротой душевной не отличаюсь – вот мое досье.
- Хм, вот значит, куда ты попал, я этот лабиринт забросил сто лет назад, как раз из-за той твари. Всё равно теми ходами никто не пользовался, - именно про эту локацию я и говорил хтони. Есть там одна небольшая развилка, которая ведет в пасть чудовищу. Я даже довольно улыбнулся, что, то чудовище ещё живо и ощущает себя вполне сносно. «Надо будет ему вкусняшку закинуть, когда-нибудь. Или нет».
- В спортзал впадлу ходить, ношу её вместо гантели. Удобно и не отдавит тебе ноги, если вдруг упадет, - говорю с серьезной мордой, даже не пытаясь вникнуть в суть чужого пошлого юмора. А говорить о слабостях хтони и не думал даже. Это сраный моветон – сдавать чужие слабости. А если деваха захочет, то пусть сама объясняет, какого хуя оно русалочка из ебаной сказки и не может гулять сама на своих двоих.
    Выдохнув, закатываю глаза, пока два ебучих родственника душевно болтают о своих делишках. Чувствую себя сломанным передастом, который пытается найти смысл своей бессмысленной жизни. Меня даже улыбнуло, когда девчонка попыталась за меня заступиться, будто этот Хаст испугается её миленького личика и тощего зада.
- У меня другой вариант, приятель, - усмехаюсь, указывая прямиком на толпу туристов. Мне своё тело дороже всего, достаточно и того, что со мной творили Боги. Что тут говорить о непонятном хрене с улыбкой, будто он заправский гей. Пусть идет пешком до самой столицы, если захочет, либо пусть принимает условия сделки.
- Выбирай любого из этих людишек, занимай его тело и довезу тебя ближайшего городка, даже тачку оставлю. Считай это компенсацией за тушу, которую ты занимаешь сейчас, - и пусть себе ебашит дальше, претворяется миловидным туристом из жопы мира, в которой редко кто бывает намеренно, а не проездом. Искал долго свой прошлый костюмчик? Отлично, вот ему целая орава ботанов, выбирай, не хочу и съебывайся счастливым в закат.
- Поездка комфорт - класса и заодно пообщаешься со своей милой племянницей, - а потом разойдемся, как в море корабли. Как по мне, хорошие условия, остается надеяться, что этот гандон клюнет на этот крючок.

+1

22

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Такое чувство, что сегодня последний день в школе... гулящая толпа, крики и яркие вспышки, слепящие всех и всюду, даже я сама не своя — без сил, без ног, без шанса что-то исправить, белое платье в крови словно в старом засохшем кетчупе, но ТЫ не плачь, не вини во всём липкий пунш и дешёвую водку... помнишь? с тобой старый отцовский пенни — на счастье, в этот раз не под пяткой, пускай старый козёл ТЕБЯ бросил, пускай ТЫ одна, а твоё сердце? холодно, как абсолютный ноль по фаренгейту — отпусти, хватит быть ИМИ. Ты не обязана уходить от семьи, ЛИЛИ. Ты не обязан бросаться в петлю, ОЛИВЕР. Ты не обязан... помогать всегда БОЛЬНО, знаешь, Суинни? Ты доверяешь мне свою жизнь... даришь улыбку, словно этот изменчивый мир позволит исправить хоть что-то. Меня, тебя или этот мучительно пустынный вид...  красный песок и красный закат на лицах, красные цветы на сухом стволе кактуса или красные следы на белесом фильтре сигарет. Хастур курит вторую — он совершенно пассивен, как старый лев после сытного обеда; наблюдает за нами с тоской, с абсолютным выжженным безучастием (ведь самое мерзкое ещё впереди, верно?) — я вижу как его рваное тело немного трясёт от обильной потери крови.

Он откровенно плох, выглядит хуже чем (когда?)... лишь наполовину ЗДЕСЬ, ещё дышит и так-себе двигается — волосы «привет-и-прощай-Норман» слиплись в странный смешной хохолок из крови, песка и пота. «Сил хватит лишь на  переход» — это что-то внутри меня, наговаривает, подсказывает как поступит, делает шаг назад, даже если Я рвусь только вперёд — осторожничает, смывает все радужные краски. Голосом умирающей Лили внушает мне... «женщина, которая молилась о своём муже на берегу»... разве ТЫ не помнишь своё обещание?

Её глаза заплывают кровавой пеленой совсем как у дядюшки Хастура.

В складках синюшних век сквозь кровь и красный песок зрачки мертвеца так похожи на пару моллюсков — треснутые раковины, приоткрывшиеся от жара и голода... тогда они цеплялись в меня НАСТОЯЩУЮ, липли к склизкой медузьей плоти в ожидании и страхе... его чуешь за несколько километров стоит только вздохнуть поглубже. Порами кожи, вспученными фурункулами — мурашки бегают по рукам, а волосы на затылки встают дыбом... в густом воздухе пахнет электрическим током. Этот не описать словами, страх как озон, как тёплое облако смрада и ужаса, сломанный инстинкт животного, который ведёт его к обрыву и заставляет прыгнуть... словно в замедленной съёмке я видела, как кучка людей с камерами перешёптывается, озирается на НАС, прикрикивают на гида. Паника нарастает, а улыбка Хастура точно бетон... эти глаза-молюски смотрят на Суинни с ненавистью, с жаждой ЕГО крови... извращённый ублюдок не забудет, не простит ЖАЛКУЮ подачку, но... (ты НЕ справишься, верно?) Суинни — всё ещё чёртов лепрекон... король В СВОЁМ замке, не простой смертный, не какая-то шавка.

Видишь? Я обнимаю крепкую заросшую жёсткой бородой шею и словно говорю, только между нами: «ну попробуй, ублюдок, попробуй тронь ЕГО, ведь он МОЙ спаситель, он МОЯ надежда и МОЯ награда». И когда ТЫ здесь, вымотан и выеден изнутри, будто с ложки... одной ногой здесь, а другой (в могиле?)... сломанный и совершенно одинокий... что тогда?

Его улыбка почти солидарна, но я знаю, что это ВРАНЬЁ.

Хорошо, рыжий, твоя взяла. Пусть это будет левая тушка неудачливого туриста. Ты уж извини, но я выберу кто мне больше по вкусу... без обид, лепрекон?

В уголке его губ появляется крошечный кончик языка; так, словно в нетерпении.

Так, словно он насмехается надо МНОЙ— я пытаюсь воспротивиться, но разум не успевает перехватить одно единственное слово... всё внутри меня переворачивается, когда из приоткрытых губ доносится нетерпеливое «СТОЙ».

И он с усмешкой останавливается, нет, ублюдок даже никуда не спешил — чёрт возьми, он ЗНАЛ, что это случится.

В чём дело, принцесса? У тебя есть предложение получше?

Его лицо останавливается где-то между наигранным удивлением и «как же просто тебя поиметь».

Ты можешь залезть в меня. Только не надо никого убивать.

Больше никогда... хватит разбитых судеб и украденных жизненней; больше никто не должен пострадать из-за МЕНЯ.

И я чувствую как напряглась шея Суинни, как вспухли крепкие змеевидные вены, а его ирландское недовольство граничит с плохо скрытой злостью... выглядит он чертовски мрачным и нордически холодным. Возможно перед нами очередная эпическая проблема, вот только... голос, странный бессвязный мужской голос будит воспоминания... «держи корону, Луг, держи её крепко...» — а затем слова выцветают, выгорают внутри меня как листья под жарким солнцем, я моргаю, пытаюсь их задержать, но воспоминания разлетаются, будто испуганные птицы...

Чужой смех вторит моему огорчению.

Погоди... ты предлагаешь мне залезть в труп? В сраный девчачий труп, с которым сама едва справляешься и поэтому не можешь ходить?

Тьма никогда не бывает абсолютно чёрной, а глупость — настолько беспросветной, но я, кажется, добилась в этом определённых успехов... застряла в останках своего нового (поддержанного) гниющего тела, которое, собственно и не гниёт только потому что я... долбанное чудовище? Космическая дичь мирового масштаба, спрятавшаяся по шаблону где-то глубоко под толщей воды.... звучит скучно, тупо и очень уныло. Не смертельно, конечно, (ведь я уже достаточно мертва?), но очков в копилку «очередная хрень, что выводит меня из себя» сегодня с избытком.

Ещё и дядюшка смотрит на меня с лицом «ах ты бедненькая, опять проебалась»  — теперь смекаете?

Всё ЭТО дерьмо чертовски бесит.

Сегодня никаких убийств, это понятно? Может я всего лишь искалеченный труп, но зато на моей стороне два сНОГсшибательных аргумента (так, словно невзначай, похлопываю по рукам Суинни) Честно говоря, мы оба порядком не в восторге от твоей злоебучей компании, так что будь душкой и лезь куда дают.

Перекошенное от злости лицо Хастура достойно звания лучшего события вечера... ну после улыбки душки-Суинни, само собой.

И что теперь, сучка? Засунешь меня из одного представившегося в другого дохляка? Это билет в один конец, глупая ты стерва. Сдохнем вместе в обнимку, помахав твоему возлюбленному бугаю вслед...

Он улыбнулся не той своей наглой сумасшедшей улыбочкой психопата, а другой... словно спрятанной до этого момента где-то глубоко. В самом тёмном осколке его ледяного сердца... где злость и загнанность в угол слились в одну чёртову канаву.

Надо сказать, я никогда не видела его таким.

И это... всё ЭТО... страх, нетерпение, голос недоумевающей толпы, лай золотистого ретривера и недовольный вздох Сиунни... в общем, пусть это будет сюрпризом?

Солнце уже наполовину скрылось за горизонтом, когда я заговорчески улыбнулась едва стоящему на ногах Хастуру:

Эй, Суинни, что может быть общего у одного безвыходного бога и золотистого ретривера? (выдержав короткую паузу, я дьявольски усмехаюсь) Правильно, одна чертовски пушистая жопа.

https://i.ibb.co/XtTLPQd/image.png
Это позор... я ВАШУ МАТЬ король, а не долбанный ХОРОШИЙ МАЛЬЧИК.... посмотрите на меня! Вы оба... самонадеянные глупцы... вы жестоко поплатитесь за это... я король безумия, жёлтый король вечной ночи, я само естество страха, его природа и кошмарная суть... я раздавлю вас, смешаю с дерьмом и скормлю плотоядным грибам, я....
Какой разговорчивый... ну же, давай полезай на заднее сидение. Ты же у нас умный пёсик, верно, Хасти? Вот тааа-ак... умничка, кто-то сегодня получит самую сахарную косточку. Он такой милый, правда, Суинни? Давай его оставим, ну пожаааа-луйста...

Отредактировано Chtulhu (2022-08-31 16:14:56)

+1

23

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

   Вот смотришь ты на этого хрена, а он стоит себе, подыхает дальше и курит. Нет, конечно, проблема подыхающего, исключительно его проблема, но он мог бы выебываться поменьше и не мозолить нам тут глаза. Так-то, я бухать хочу, а не разбирать здесь семейные разборки между хтонью и не понятным мудилой, прикидывающимся зомбаком. Хэллоуин еще не скоро и приз зрительских симпатий достанется какому-нибудь сосунку с брекетами и стремной истеричной мамашей. Вообще не в курсе, как там это всё проходит, но уверен, еблан напротив там не побывает и призовое место не займет. Да и вообще, он стремный, даже Боги по сравнению с ним будут приятнее. Они хотя бы не ходячие мертвецы и выглядят как нормальные живые люди. Ладо, с нормальностью я тут загнул. Просто живые люди. Если ты Бог и ты бессмертен, тебя сложно назвать нормальным – шарики за ролики едут знатно.
   Девчонка держится за меня, всё ещё держится, и я понимаю, что хуй этому уёбку, а не мое тело или её. Никакой древний маразматичный старикашка не посмеет влезть в хрупкость девичьего стана и в мою собственную тушу тоже. Я так вижу – если играть, то моим правилам, а не по чьим-либо ещё. А то, знаю я – этих всемогущих выскочек, вечно говорят одно, а делают другое и потом попробуй, докажи, что они охуевшие твари, забывшие язык в своей заднице. Переспорить их невозможно, как и исправить совершенные ими деяния. Божественная благодать, блять. Нахуй её. И всё бы ничего, я готов пожертвовать любым смертным недоумком, лишь бы этот Хастур отъебался от хтони и меня, но нет, она включает совесть и пытается исправить эту гребанную Вселенную. «И откуда, блять, в тебе столько любви к людишкам? Они же лошары, едва концы с концами сводят, а тут такой крутой повод съебаться нахуй в рай или куда там попадают их души, когда они сдохнут!»
   С моих губ срывается шумный выдох, я приподнимаю правую бровь и смотрю на свою тощую ношу, так сильно напоминающую дохлую кильку, вывалившуюся из банки. В моем взгляде полно недовольства и недоумения, но хрен я что-либо скажу сейчас. И без того уже вложил в этот жест всё, что я думаю сейчас о возникшей проблеме. Блять, мы же только-только договорились! «Делай, что хочешь, мне насрать!» Убеждаю себя самого, хотя до безумия жалко хтонь. Она ведь так сильно старается прожить в этом мире чуть дольше, а здесь отдает своё тело мудиле из своего мира. Вряд ли этот хрен отпустит её потом, когда мы довезем его до ближайшего города. Просто сольется, как все самолюбивые божки.
   Моя улыбка – это оскал, чувствую себя ебанутым на голову носильщиком, о котором говорят так, будто его и нет вовсе. Я прикрываю глаза, показывая, как меня всё это заебало, не говоря ни слова, хотя, в этот самый момент, мне больше всего хочется взять и выколоть зенки этому умирающему трупу, да заткнуть его хлеборезку, пока он еще чего не взболтнул. «Возлюбленный бугай?! А не пошел бы ты нахуй, недотраханный еблан?!» Я сыт по горло этими разговорчиками, хочу, чтобы они поскорее закончили своё воркованье двух безумных чаек. Как понимаю, у хтони и её родственников – у всех у них такая манера вести дела. Блять. И снова недовольный вздох, когда хтонь задает странный вопрос. Одноглазый хрен любил такие, и лучше бы о нем не вспоминать. Но блять, девчонка оказалась умнее и после, я позволил одобряющую усмешку, направленную в её адрес.
- Если этот придурок заткнется и не будет гадить на сиденье, пусть едет с нами, твой родственник и тебе с ним разбираться, - я подобрел, нахуй. Рад, что Хастур оказался в вонючей псине, а не в теле Мэг.
- Слышь, пес, угомонись уже, а. Иначе выброшу на обочине и будь здоров, - я устроил удобно хтонь на переднем сидении и закрыл дверь, чтобы после сесть за руль тачки, которую приватизировал и решил угнать у хозяина шавки. Удобный минивен, и спать в нем удобно.
- И не забудь рассказать девчонке, как начать ходить. А то отдам на живодерню и тебя пустят на собачью шаурму. Узнаешь все оттенки своего ебучего царства и боли, - достойная плата для Короля, забывшего что-то в мире смертных неудачников. Пусть скажет спасибо, что всё вышло так, и никак иначе. Я сегодня добрый, блять.

+1

24

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Мимо проносилась бесконечная удушливая пустыня — там, наверху, были лишь бесформенные кустистые облака... как седые пушистые брови у старика, смотрящего на НАС с неба; щёки кусает дорожный песок, чёрт, словно кто-то облепил твоё лицо горячей сладкой ватой, а сверху подкинул крошечных заострённых кнопок, которыми так любят разыгрывать дети... открытое окно с трудом поддаётся, кнопка подъёмника гудит, нестерпимо так, раздражающе. Я пробую крутить веслом, проворачивая, словно перемалывая весь проданный мир в ручной мясорубке — торопливо, слегка неуклюже, спиной и всюду ощущая повисшую тишину взаимного недовольства. В собаке, лениво лежащей на заднем сидении машины (это мой дядя, не удивляйтесь), в вечно недовольном лепреконе, руки которого бродили по рулю... смейтесь сколько хотите, но наш фургончик тайн был на пределе.

Нас всех тяготила собственная шкура... в той или иной мере.

Не#людей, бездомных в созданном мире, где каждый из НАС был всемогущ и беспомощен одновременно — паршивое зрелище для паршивого места, где радио ловило лишь пару частот с маниакальной хиппи-блевотиной.

Где позади, с окровавленным носом и разбитым сердцем, прямо на дороге остался сидеть полноватый хозяин мёртвой собаки.

«Это, моя дорогая, очередная жертва в твоём безмозглом восхождении» — лицо Лили бегло проявлялось и исчезало в вихре красноватого песка, поднятого колёсами и горячим ветром... хотелось есть, но больной и не_слишком_живой желудок отбивал надоедливый ритм нервозности.

И так каждую поездку с кровожадными родственниками!

Дядя... тебе станет легче, если я скажу, что это не должно было случиться?

Бросив взгляд на зеркало заднего вида, я заметила как «очень_безумный_мальчик» поднял голову.

Добродушный вид пса резко контрастировал с перемазанной в крови мордой.

За что ты пытаешься оправдаться? Ты же сделала прекрасное дело, даже спасла парочку безмозглых людишек. Вот только никак не могу понять... что тебя так привлекло в этих недоумках, что ты решила предать СВОЙ народ?!

Теперь его морда (или всё же лицо?) стало издёвкой... чёрт, не хватало лишь письма с долбанной повинной. Отчаяние неприятно кольнуло где-то глубоко, совсем внутри, а тоскливый вид в окне стал почти невыносимым... без особой радости в глазах я перевела взгляд на Суинни.

Костяшки правой руки у него были в кровоподтёках.

У меня были нужные слова, я нашла и правильные ответы, но были они ли важны приговорённому у самой кромки эшафота? Поэтому я просто смотрела: на свои неподвижные алебастровые ноги, на руки с забившимся песком под сломанными ногтями, на всклоченного лепрекона, который смотрел на меня... «Лавада придёт, это неизбежно»... сотни мужей, поднявших свои щиты, кинувшиеся на чужие копья, вырезавшие детей от их детей... откуда я знаю это?

Мэг, Лили, Оливер, Саймон... так много имён, но какое же было первым?

Думаешь у меня недостаточно поводов, Хасти? (загадочно подмигнув Суинни) Нам плевать, норм тебе или нет, веди себя как следует и рассказывай что знаешь.

А узнать это стоило... обязательно стоило.  Сколько глупостей я натворила, сколько жизней испортила, чтобы... ЧТО? Узнать, ради какого чёрта после смены персонажа этот говнюк откусил смачный кусок от своего бывшего?

Меня сейчас стошнит или «привет-сырой-стейк-из-уже-не-Нормана».

Высунув длинный розовый язык, пёс с недоумением посмотрел на нас.

Поздновато спрашивать о правилах игры, не находишь?

И вот опять — мерзавец во всей красе!

Даже здесь пытается увильнуть... хотелось запустить в него чем-то тяжёлым, но в двери нашлась лишь полупустая банка с газировкой... а потом ещё и Суинни! Я даже подпрыгнула, когда он смачно ударил кулаком в руль... загудел клаксон, а Хаст недовольно зарычал и поджал длинные пушистые уши.

Бл... ладно, долг платежом красен или как там у вас, мешков с костями, говорят... (я с благодарностью посмотрела на Суинни)... в том, чтобы стать суперменом нет ничего сложного, если следовать определённым правилам.

Я обернулась прямо к нему, наблюдая как ручной ретривер с психопатом внутри высунул язык и тяжело дышит.

А получше корыта не нашлось? Здесь даже нет кондиционера!

Нет ничего хуже его королевского высочества с завышенными требованиями.

Хаааааст...

Нервно облизнув свой розоватый нос, говорящий пёс без особо интереса продолжил:

Ладно, хер с вами. Ты же у нас смышлёная девочка, верно? Наверняка задумывалась над тем, как псина в моём исполнении решила начать свой новый день со смачного куска человечины? Есть мертвецов — не лучшее решение, но с вами выбирать не приходится... (мне показалось, или он только что скривился?)... так что, есть идеи, гении?

Игра в угадайку... складываем кусочки, собираем пазлы и всё под глумливую насмешку одной очень хитрой собаки.

Вот только одного моего растерянного взгляда на Суинни хватило, чтобы машина стала сбавлять хоть где-то посреди чёртовой бескрайней пустыни.

Хаст принял всё на свой злополучный счёт.

Хаст, на удивление, — очень умный мальчик.

Постой, мужик, не горячись... ладно, я понял, что шутки — это не ваш конёк... и что вы так и пытаетесь избавиться от моей компании. Но ходу ты снизил верняк, ведь без твоей помощи девчонке тут не обойтись (о чём это он вообще?)... правила просты и написаны ещё во времена твоей юности, лепрекон. Мир изменился, но сильный всё ещё жрёт слабого... так же и здесь.  Король мёртв, да здравствует новый король... теперь смекаешь, дорогая? Ты влезла в сраный труп и для этого мира ты — сраный труп и ничего более. Не надейся на свои силы и могущество Древних... труп он и есть труп. Пустышка, точка телесного существования, finita la commedia. Ты вселилась в гребанную рухлядь... гнилой кузов с дохлым мотором, который уже не заведётся, если не выполнить одно просто правило (и тут этот засранец выдерживает напряжённую паузу, словно приоткрывает завесу над самой потрясающей загадкой всего мира)... всё просто, ТЫ — ЭТО ТО, ЧТО ТЫ ЕШЬ. Когда я впервые увидел тебя на той заправке, ооо-х, малышка, я был восхищен твоей проницательностью... держать при себе ручного божка, чтобы в любой момент использовать его тело... просто и так чертовски гениально... но ты, с КАКОГО-ТО ХЕРА, внезапно для себя решила, что дружить с ебанной едой — это охуеть какая классная идея. Твои дорогие и такие ВАЖНЫЕ люди... разве они дружат с индейками, которых запекают на День сраного Благодарения?!

Я чувствовала, что между нами начала образовываться пропасть... этот страх, словно гул, доносящийся из динамиков... «нет, Суинни... я не знала... нет, даже не думала об этом»... как заведённая или просто сломанная, я качаю головой... бросает в дрожь, а пальцы перестают слушаться... «нет, я бы не стала... никогда бы не сделала... больно»...

Суинни... я не...

А взгляд Хастура почти искрится от насмешки.

В чём дело, детка? Ещё не передумала ходить? Эх, какая жалость...  я всего лишь старая блохастая псина, а вот ты, лепрекон... как насчёт сцедить немного крови для своей подружки? Ты ведь такой большой... ей тебя точно хватит надолго. Живая жидкость и свежая плоть творят настоящие чудеса, вот увидишь...

Эй, слушайте сюда... да, я долбанная жуткая хтонь из другого мира, которая не во всём честна со Суинни... да, цель моего визита сюда не долгожданная встреча с дядей и незабываемая поездка в Диснейленд, но... он ДОБР ко мне, и я никогда бы не стала даже пытаться... навредить ему... точно не ЕМУ... так что просто забудьте, ясно? Карты нам сдали просто шлак, но придётся играть и такими.

Да и потом эта фраза... «живая жидкость»... никак не выходит из головы.

Я же тебе уже сказала, что не дам навредить Суинни. Он сделал для меня больше, чем ВЫ ВСЕ вместе взятые, ясно тебе, придурок?! Где был ТЫ со своими БЛЯДСКИМИ ПРОСТЫМИ правилами, когда я миллионы лет провела под сраной толщей воды, как запасная подушка для папаши? Каждый из ВАС мечтал, чтобы я взбунтовалась, чтобы мы с отцом переубивали друг друга, но никто... видит вся вселенная, НИКТО из ВАС даже не рискнул бросить ему вызов в моё отсутствие. Гребанная кучка трусов, которые просто решили не замечать друг друга... меня тошнит от всех ВАС!

Меня трясёт от злости, чёрт возьми, лучше даже не смотреть в зеркало... «чудовище, боже, помогите, здесь чудовище»... да я срань вселенная, та самая неведомая херобора, которой вас в детстве пугали по ночам. И что теперь, по-вашему, во мне нет места праведному громогласному гневу?

Хватит одного злобного взгляда на недовольного Хастура.

Ты сказал живая жидкость... это обязательно кровь? Или подойдёт что-то другое?

О да, я наслышана; людская кровь для наших — что сильнодействующий наркотик. Амброзия в прямоходящем стакане, только трубочки не хватает. И что тогда? Подсесть, чтобы стать как Хастур и все остальные? Приходить в себя во время кратких мгновений и осознавать сколько дерьма я натворила... жизнь за отнятой жизнью, город за разрушенным городом... нет, хрена лысого я это попробую.

Если бы у Хастура были брови, они точно полезли наверх.

Что-то другое? Никогда об этом не думал...хотя... звучит как неплохая научная теория... а твоём тяжёлом случае... (опять эта пошлая усмешка, но уже на собачьей морде, пресвятые тлеющие звёзды, как это развидеть?)... эй, лепрекоша, может попробуешь чего ещё ей выдать? Заодно и проверим! (эй, вы двое, вы же про слюни в стаканчике?)

Отредактировано Chtulhu (2022-09-14 17:48:10)

+1

25

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

   Этот мир не для слабонервных. Любой, мало-мальски подготовленный бог осознает всю тщетность бытия и просто гребет по течению своей мутной реки, в которой отражаются лица давно умерших людишек, прошедших времен и былых поклонений. Каждый Бог мечтает увидеть в этой тухлой воде времена своей славы и вытащить их на свет, дабы возродить упущенные мгновения той проклятой жизни, в которой смертные ещё поклонялись им и воздавали дары. Глупая затея и никчемная, вместо поиска своего нового места, что вполне реально и возможно, если посмотреть на других богов, многие из забытых владык божественного пантеона пытаются вынырнуть из лужи своей блевотины и воскреснуть во всей красе. Новые божки думают про апгрейды, а старые волочат свою торбу с песком и просят, если не умоляют, всех прочих вознести своё имя на устах людей. Я смирился с этой жопой, обо мне вспоминают в день Святого Патрика и бухают пиво, это, то малое, что оставляет память обо мне в умах смертных придурков. Меня давно не кормили первым урожаем и не пекли хлеб, что оставляли на подоконнике на окне со стаканом молока. Моё прошлое похерено безвозвратно и я довольствуюсь малым, иногда вспоминая дни, когда я ещё был нормальным королем, а не уебком без замка, без трона, без семьи и ёбанного войска. Я не хочу вернуть прошлое, нахуй оно мне надо, но и подыхать не хочу. [Иначе давно бы отдал копыта и подох на радость одноглазому хрену].
   Девчонка пытается закрыть это гребанное окно, и я шумно выдыхаю, когда её попытки лишь заедают частички песка со звуком, напоминающим крики хриплого баклана. Тот ещё звук, действует на нервы. Но самая настоящая пытка начинается, когда я нажимаю кнопку автоматического закрытия окон, и механизм начинает издавать звуки на уровне ультразвука по поднимающейся прогрессии. Я бросаю взгляд на зеркало заднего вида, чтобы увидеть реакцию пса – их, вроде как, подобные звуки напрягают, и позволяю себе довольную ухмылку. «Жри, паскуда». Через минуту пытка заканчивается, так что, страдать никому долго не пришлось. И самого задрал песок, летящий из пустыни. В машине стало тише, эти двое могут поговорить.
   В разговор я не лезу, слушаю краем уха и иногда доставляю псу неудобства в виде врубленного на полную катушку сигнала автомобиля или же, бросая многоговорящие взгляды на хтонь. Проще так, нежели орать на псину, чтобы та закрыла свою пасть, он, как ни как, говорит с девчонкой и мой ор будет не уместен. Порой лучше закрыть свой хавальник и без слов устроить темную одному уёбку.
- Будешь орать дурнилой – врублю печку, - холодно замечаю я, когда пушистая скотина жалуется на отсутствие кондиционера, - могу ещё налысо побрить.
   Альтернатива содрать шкуру с четвероногой твари нравится мне всё больше. Как ни крути, все провоняло шерстью, я не удивлюсь даже, если она забралась в трусы через ткань джинсов. Так уж вышло, что животные линяют только так и заполоняют собой всё пространство, которое только могут вокруг себя захватить. И даже не надо вплотную сидеть, чтобы поганая шерсть забралась в нос. «Зараза».
   Даже не знаю, на каком этапе всего этого блядского разговора во мне проснулся ебанный берсерк. Стоило разговору достичь своего апогея, как я резко нажал на педаль тормоза, из-за чего пушистая тварь должна была врезаться мордой в подлокотник между передними сидениями. Хтонь была пристегнута, как и я, так что, я не переживал за её безопасность. Отстегнувшись, я первым делом схватил псину за шкирку, и влупил смачную оплеуху по носу.
-  Я прямо сейчас пущу тебя на шаурму, еблан ты ненасытный, если не захлопнешь свою пасть. Ты понял меня, блохастая ты мразь?! – во мне достаточно силы, чтобы опрокинуть тушу собаки обратно на сидение и вылезти из тачки. Дверь с громким стуком закрывается следом, я огибаю спереди машину и открываю дверь хтони, чтобы выудить её оттуда, как черепаху из панциря, закинуть себе на плечо и закрыть дверь всё с тем же характерным звуком. Этот разговор для взрослых без надоедливых псов.
   Отхожу на добрые несколько десятков метров в пустыню, чтобы наверняка, никто не услышал наш разговор. Перекидываю деваху удобнее, не смотря на ноющее всё ещё плечо, и кратко выдыхаю, смотря в глаза напротив. Теперь она висит прямо на моих руках. Тощая, как креветка.
- Значит, так, хтонь, мне насрать на слова этого мудилы. Слушай меня внимательно, - мой голос не позволяет вставить и слова против. Я серьезен, как никогда.
- Мы доедем до Нового Орлеана и зайдем к моим друзьям лоа. Эти ребята в курсе потустороннего мира и являются его владыками. Так вот. Они сбацают тебе зелье, чтобы ты стала живой, - да, план про бухнуть становится более витиеватым и сложным, но и хер с ним.
- Если не поможет, так и быть, отцежу тебе немного крови в пакетике, идет? – я не ебаннутый на голову донор, и все же, ни слюну, ни что-либо ещё выделять не стану. Я не влажная фантазия писательницы про волшебников, где сперма божков дает невиданную силу тем, кто её выпьет. Та еще мразота, нахуй всякий абсурд. А слюни глотать, так это вообще гадость. Остановимся на этом. Если хтонь так хочет податься в вампиры – это её проблема.
- И этому хуесосу ни слова, поняла меня? – меньше знает, дольше живет. Я ж его сам на тот свет отправлю, если ему станет известно больше необходимого. Заебал уже.

+1

26

[nick]Margrethe [/nick][status](море) волнуется раз[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/736/564423.png[/icon][sign][sign]🐟[/sign][/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">meg like megalogon</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>lovecraft</fan><center> <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=958" class="ank">мы</a> с тобой в формалине, словно <i>мёртвые</i> рыбы, плаваем по течению.</center></div>[/lz]

Она никогда не была в этом месте, но... кажется, что все густеющие мысли — эта чёртова пустыня, что горячий песок прикапывает её прогорклое прошлое, ворочает редкие муравейники радости, прячет всех своих иссыхающих в памяти обитателей. Жаждущих что-то сказать, предупредить ЕЁ настоящую, поговорить с ней чтобы... (быть услышанным?); она практически маяк, искорёженный символ случившегося, что зовёт к себе смерть да кости под её негнущимися мёртвыми ногами.

Людские черепки, закопанные в ней самой — тысячи когда-то живущих, значащих для НЕЁ самое разное (но что именно?); повешенный, устремляющий свой взгляд на открытое море... шепчущий правду и богохульства своим синеющим распухшим языком. «Узрите... узрите его...»

Женщина, ждущая от короля первенца-ребёнка... смотрящая на кроваво-красную площадь казни в алом мареве летнего заката. Юный паж с крупной россыпью веснушек, приносящий кубок воды на изящно-темнённом серебряном подносе... гнилой, надкусанный кем-то (или чем-то?) лосось, пойманный сетями говорливых, суеверных рыбаков...

Она не громогласный Грендель, не зловредные агишки*, не соблазнительные мерроу*, что съели ТВОЙ урожай и выпили ТВОЮ чистую колодезную воду.

Такие как она (или всё же я?) всегда несут... я пытаюсь придумать будничное название «катастрофе», но ничего не приходит в мёртвую голову.

«Время всего лишь разменная монета» — это слова моего отца. Чёрт, он засел в моей памяти как индейский тотем прямо посреди старого кладбища... среди всего этого заросшего плющом карбункула из воспоминаний, сломанных жизней и выкинутых на помойку телеприемников. Вещающие скучные и однообразные передачи о «привет-и-прощай-отстойный-мир».

В этом безумии не было смыла тогда, вряд ли найдётся и сейчас.

Голос Суинни посреди всего чёртова нигде — одно единственное напоминание, что я ещё жива... что ЕГО глумливые разговоры напрасны, что жёлтый_король_на_заднем_сидении не получит очередное  «да» в своём послужном списке. Пусть лепрекон и перешёл на тон, который меньше всего рассчитывал использовать ближайшую тысячу лет...  я не шучу, в программе минимум ругательств и максимум информативности.

Это даже не вполне подходящая минута для призыва сбежать в очередном бульварном романе.

Послушай, Суинни... (я сглатываю тяжёлый ком и словно давлюсь проступившими печальными скулами)... твои друзья, которые могут сварить то самое зелье... как ты думаешь, они вернут к жизни меня или настоящую Маргарет Грин?

Именно в такие моменты мир и решает стать отстойным местом.

Я вижу этого в его глазах прямо перед собой... вопреки угрюмости и всей этой сыгранной им грубиянской хуёвости. Среди всех этих попыток найти выход, словно я, эта неугомонная, но порядком мёртвая проблема, последний шанс искупления в его долбанной жизни.

Словно я ещё чего-то стою... я смотрела прямо ему в глаза, но не видела там ответов. Наверняка потому, что даже у короля лепреконов их не было.

Бога ради... ты как натуральная мать Тереза... (я чувствовала, как губы растягиваются в невольной улыбке восхищения, ей вы, сухие предрассудки, как вам такое божественное содействие?)... ты и так сделал для меня больше всех этих озлобленных мудил. Если ты решишь ещё и здесь поучаствовать... у меня вообще есть шанс с тобой расплатиться?

Я смеюсь, хотя нам ни капельки не весело (лепрекон в нашем дуете всегда суров как скала), тяну к его лицу руки, хотя это кажется по-детски (глупым?), и он подхватывает меня не как одну_единственную_дохлую_рыбу в вечернем улове. Смотрит на меня так, словно я ангел, сошедший с небес, а не жуткий монстр в запутанной череде канализационных люков.

И чёрт вас разбери, кто и кого тут лечит от одиночества.

Пить твою кровь я отказываюсь... (не смейтесь, я тут пытаюсь играть роль самой волевой из космической братии, хотя мой максимум — разносить чёртовы тарелочки)... если ты забыл, я вообще-то самая дружелюбная хтонь в твоей жизни. Будущий дипломат межгалактических отношений, а распитие чужой крови может сильно навредить моему имиджу...

Я ещё многое могла рассказать, ещё больше — придумать, но в груди пирует безмолвие разбитых надежд, на языке — знакомый привкус собственной беспомощности... ведь чудовище не должно дарить ничего, кроме смерти? Кроме ужаса под сердцем, страха, от которого стынет нутро и трясутся поджилки... теряется голос, теряются мысли... предают даже слова; знаю я эти-твои правила, папочка, прошла весь этот путь вдоль и поперёк... спасибо, но выступать на подпевках не стану. Хотя только это от меня и требовалось, верно?

Поэтому я обнимаю его голову; прижимаю крепко, держу ближе к себе (и подальше от всего поехавшего мира), словно эти слова могут что-то исправить... вселенную, меня, наши просранные жизни, словно тот суп, в которым мы давно варимся ещё можно затушить или разложить на первоначальные ингридиенты... любящего отца и короля, плывущего на корабле со своими воинами... или громадного инопланетного кальмара, который проплывёт мимо, а не потопит их... так, небольшой улыбки ради. Потому что очень, ОЧЕНЬ спешит домой, к ужасному отцу и гротескной матери, ведь даже у чудовищ бывают... чувства? Переживания, которые ничем не отличают нас от «еды»... любопытство дядюшки, с которым он так отчаянно прижимает мокрый нос к стеклу. Плохо сдерживаемая ярость Суинни, когда он соприкоснулся с насмешками со стороны... или взять меня. Неудачницу, которая не смогла сдержать обещание... я помню его, помнила всегда... от Лили до той самой женщины, которая так часто снилась мне.

Печальная, склонившаяся над омываемой волнами скалой, поющая мне так тихо, словно собственному ребёнку...

Всё хорошо, здоровяк... (я глажу его по голове как хмурого мальчугана, разбившего любимую игрушку, такого взбалмошного и насупившего, словно он подвёл весь чёртов мир)... и вообще, ты что, не знаешь простых правил? Если хочешь порадовать девушку, лучше купи ей новую блузку или угости ужином.

Отредактировано Chtulhu (2022-09-19 09:24:19)

+1

27

[nick]Бешеный Суинни[/nick][status]Опять ты[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/958/524397.gif[/icon][sign]_[/sign][nm]Суинни[/nm][lz]<div class="lz"><fan>american gods</fan> Никогда не знаешь, какую <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=736">заразу</a> подберешь по пути.</div>[/lz]

Охуеть, как весело. Не хватает ещё пламени заката, который опускается алым на этот бренный мир и гребанного букета в руках, который был бы собран из честно спизжинных ромашек и роз, растущих на городских клумбах, с корнями и сырой землей. Мы были бы похожи на парочку влюбленных придурков, пославших нахуй весь остальной мир, да только вот, реалии таковы, что хрен нам лысый, а не спокойствие. Да и, честно говоря, я считаю себя тем ещё черствым сухарем, который не имеет право ни на счастье, ни на жизнь. Успокаиваю свою волосатую задницу, что просто делаю доброе дело для девчули и рву волосы на своей пятой точке, лишь бы она нашла свой уголок мира в этой Вселенной [это же пиздец, сидеть на дне моря и пытаться увидеть свет в этой херне на многие мили под толщей воды].
- Вопрос в душе. Твоя душа в этом теле, значит, и тело вернут живым, и оно будет твоим. Будь душа девчонки в этом теле, вернули бы её. Но, честно говоря, я не ебу, работает ли тут правило, что тело принимает лишь родную душу. И это у той блохастой мрази нужно спросить, не отторгают ли его душу тела бывших смертных, - я бы посмотрел, как этого уёбка тело выблевывает, как испорченный заведомо обед. Ну, знаете, бывает такое, купишь какую-то херню, сожрешь с голодухи, а она просрочена уже, как неделю. Разве что, мудила в машине просрочился на много тысяч лет. В нём вторая жизнь должна зародиться, а он всё не угомонится, мандавошка.
- Ой, блять, - закатываю глаза, сжимаю губы в тонкую линию и кратко выдыхаю, выказывая всё своё недовольство. В рот я ебал вашу эту мать Терезу. Я не высокого птица полета, и вообще предпочитаю стоять в сторонке, - беру только натурой, хватит и бутылки виски.
   Что я могу взять с хтони? Кто бы ей помог, а там и сама справится. Уверен, если бы не эти не ходячие шпалы, давно бы ускакала в закат, как золотая антилопа. Будто бы я не в курсе этих баб – вечно ищут приключения на свои задницы и даже не думают останавливаться на пути у поезда. Так что, оставим все эти прелюдии и пора бы делать ноги навстречу новому будущему.
« Мне насрать на всех ушлепков во всех мирах, но, так бы и сказала, что тебе нужна кровь девственницы, что из Богов, возрастом не менее пары тысяч лет. Устроим тебе кастинг и найдем подходящую Богиню» - я мог бы всё это сказать и отшутиться от этого бреда, но, вместо этого, замолкаю, когда хтонь дотрагивается ладонями до моего лица. Это так напоминает мою жену, когда я был ещё королем, что нет сил, ничего говорить. Я просто слушаю, тяжело выдыхая, не пытаясь свести в шутку прямой отказ. Взгляд тяжелый, направленный в будущее, настоящее и прошлое. Больно вспоминать о том, что ты был когда-то кем-то и потом стал ничем, потеряв своих любимых, королевство и свою никчемную жизнь. Она обнимает меня, гладит по голове, а я и не знаю, что сказать и что ответить на это проявление чувств. Оно старо и при этом так ново, что сводит скулы и хочется врезать какому-нибудь уроду по роже.
- Нахуй правила, нам пора возвращаться, - сурово произношу я, аккуратно поворачивая голову, чтобы меня отпустили из своих объятий, которые вновь возвращают меня в человеческий вид. Я Чудовище и вредная скотина, мне не свойственно предаваться ласке женщин и их медовым речам.
- И запомни, твоему псу не надо ничего знать. Отбрехайся или я заткну его пасть, - бесит меня эта скотина, ничего не могу с собой сделать. Этот тот самый момент, когда ненависть существует перманентно. Я возвращаюсь к машине и размещаю своего пассажира на пассажирское переднее сидение. Сам снова занимаю кресло водителя, на этот раз, не хлопая громко дверьми.
- Слышь, тварь, я везу тебя до ближайшего города, а потом съебываешься нахуй, понял меня? – говорю более примирительным тоном, делая суровый вид, что его племянница сумела меня убедить быть добрее к родственничку, любящему трупаков. Пусть верит в легенду и не болтает лишнего. Плюс, надо быстрее доехать до ближайшего населенного пункта, сменить тачку и закупить одежды для моей спутницы. На автозаправке ведь пошло всё по бороде. Ни пожрать, ни переодеться, ничего. Я заебался уже, я хочу в Новый Орлеан и выпить.

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Куда бы ни посмотрел, везде ты, бл..