пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » гори, гори, гори


гори, гори, гори

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1321/879082.png
чума, гробыня; тибидохс;

и видит бог блестящий крест, но, знаю, не поможет
ведь слишком мало белых мест на моей
чёрной коже

[nick]Гробыня Склепова[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1321/250902.png[/icon][status]молодость и панк-рок[/status][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Гробыня Склепова</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>Таня Гроттер</fan><center>в диапазоне между отчаянием и надеждой</center></div>[/lz]

+3

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1165/169031.png[/icon]

[indent] в месте ей ранее неведанном, чума открывает глаза под драконий рев и мокрые ноги.
[indent] чума медленно моргает; веки поднимаются тяжело, будто она спала много-много лет и глаза совсем забыли как это — открываться, залились свинцом, решили за нее зачем ей смотреть на этот несчастный мир. и чума их прекрасно понимает — ей и самой вовсе не хочется смотреть на этот мир.

[indent] но в ушах противно звенит тонкий-тонкий писк, звенит и в воздухе, только для нее, обратившись в такую же тонкую и дрожащую нить. чума кривится — ей неприятно, лицо у нее перекошено и откуда-то она знает, что писк прекратится, если она последует за нитью.

[indent] чума наблюдает за тем, как становятся мокрее не только ее ноги, но еще и платье — (глаза она открыла на берегу чего-то близкого к океану, с ногами в воде) — и думает только о том, как же сильно ей не хочется никуда идти. некоторое время ей удается игнорировать звон и мокрый подол платья, а после этот звон становится тошнотворно удручающим.
[indent] чума вздыхает. мокрое платье тянет ее силой гравитации, но звон сильнее.
[indent] где-то снова орет дракон и поднимается столп черного дыма.

[indent] чума заинтригована, а нить милостиво ведет ее дорогами, которые рев дракона приближают. мир, в который она попала, не ощущается для нее наслоением другой реальности, но в этом же мире драконы существуют только в сказках. чума бредет вдоль нити и по дороге забредает к огромным ангарам.
[indent] рев становится оглушающим, перекрывает даже тошнотворный звон путеводной нити.
[indent] чума подбирает подол высохшего платья и подходит ближе; странно, — думает чума: — что здесь нет никого. в реве дракона ей отчетливо слышно тоску по кому-то, кто должен здесь быть но его нет.
[indent] чума осторожно заглядывает в расселину ангара. сначала она ничего не видит — на улице уже темно, а в ангаре еще темнее, но потом ее глаза привыкают, а еще глаза открывает тот, кто сидит в этом ангаре и ревет тоскливо, да столпы черного дыма выдыхает.

[indent] и правда — дракон. огромный, старый, древний, как и замок, что возвышается за ангарами. глаза чумы привыкают к темноте, но рассмотреть дракона получше все равно сложно; наверное, он красивый и чешуя у него когда-то была яркая, и огнем его можно было бы выжечь целую столицу, заваленную трупами, раздувшимися от чумы. чума воображает себе, как пригибаются деревья, когда этот дракон собирается взлетать, но ей не нужно воображать чтобы увидеть то, что дракон этот — измученный, истосковавшийся, близкий к тому, чтобы умереть от разрыва сердца из-за тоски, если драконы от такого умирают.
[indent] — ты меня не вызывал, — говорит ему чума, рискуя и просовывая пальцы в расселину. чешуя дракона под ее пальцами едва теплая, а должна быть горячей. — но и так я не знаю, чем тебе помочь.

[indent] дракон оказывается куда приятнее всех людей. он не говорит лишнего, не жалуется, не причитает на вселенскую несправедливость, когда несправедливостью является тот, кто жалуется. чума бы провела с ним всю вечность, отведенную ей в этом дышащем волшебством кармашке обыденной жизни на обыденной планете, но дракон отворачивается от нее и затихает. черный дым больше не поднимается столбом и рев не заглушает звон, который никуда не делся, только спрятался в чужой тени.

[indent] — ладно, — раздражается чума и прощается с драконом, надеясь, что это только на время.

[indent] платье высохло и снова легкое, только темнеет теперь солеными пятнами и остатками песка. идти все равно куда легче и чума идет, ускоряя шаг потому что звон сидит у нее в печенках (и если он не прекратится тогда, когда она прибудет на место своего предназначения, то печень она вырвет вызывающему).

[indent] нить заводит ее в замок, что возвышался над ангаром, ведет ее запутанными пустыми коридорами (чума иногда вдалеке слышит голоса, но все они юны и нет среди них ни одного взрослого), и наконец-то заводит ее в комнату.

[indent] звон исчезает, когда чума поднимает взгляд на девицу с фиолетовыми волосами, восседающую на кровати. чума выдыхает; ей не стало меньше хотеться вырвать ей печень.

[indent] — ты же не думала, что призываемый появится внутри твоего дурацкого круга?

[indent] чума улыбается ехидно и добавляет в конце громкое, гулкое, то, что девицу с фиолетовыми волосами раздражает:
[indent] — анна.

+2


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » гори, гори, гори