пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » le coeur de la mer


le coeur de la mer

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

le coeur de la mer

A woman's heart is a deep ocean of secrets

James Horner - Hymn to the Sea

https://data.whicdn.com/images/224976127/original.jpg

1928

Cal Hockley & Rose Dewitt Bukater

[nick]Caledon Hockley[/nick][status]I always win[/status][icon]https://i.gifer.com/CoPj.gif[/icon][sign]not the better half[/sign][lz]<div class="lz"><fan>Titanic</fan> I make my own luck</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Каледон Хокли</a>[/nm]

Отредактировано Finnick Odair (2022-05-30 07:40:51)

+1

2

Его жену зовут Молли. Молли Хокли, сочетание, которое явно не нравится тем, кто любит благозвучные сочетания.
Однако же это дорогого стоит, услышать еще раз "поздравляю, Хокли, она бесподобна".
Молли Хокли, девушка из хорошей семьи, ему всегда прочили брак с девушкой из хорошей семьи. С некоторых пор кое-какие имена вовсе перестали звучать в высшем обществе, зато другие, напротив, даже немного подросли и повысили свой социальный статус.
Как там говорят среди неудачников, не было бы счастья, да несчастье помогло?

У новоиспеченной миссис Каледон Хокли почти нет недостатков. Она ждет ребенка, что весьма существенно повышает ее статус в его глазах, и достаточно умна, чтобы понимать всю ответственность, с самого первого дня сопровождающую ее столь удачный брак.
Это же ответственность, носить маленького Хокли.
Каледон уверен, что будет мальчик, даже убедил в этом свою жену. А раз будет мальчик, тогда он обязан хорошенько подготовиться к тому, чтобы однажды передать ему дела. Пока еще есть, что передавать, разумеется, это же все так... непредсказуемо.
А еще поговаривают, будто Каледон Хокли свою жену не любит и вообще ни во что не ставит. Бред, разумеется. Главное, чтобы было, что обсудить, не так ли?
Каледон, конечно же, свою жену не любит, это очевидно, но вот насчет того, что ни во что не ставит - большая ошибка, которая, как известно, дорого стоит. Когда бы он ни во что не ставил свою жену, не позаботился бы о том, чтобы однажды передать дела своему сыну.
Конечно же, нельзя и мысли допускать о том, что у него родится дочь. Потому что в таком случае придется подыскивать того человека, который тоже, само собой, не будет ее любить, но уважать определенно будет обязан, памятуя о том, кто именно заботится о приданом его жены.

Разумеется, он знает. Натан Хокли не тот человек, который стал бы что-то скрывать от своего сына. Натан Хокли уже отошел от дел, но этой акуле только сунь что-нибудь в зубы, откусит вместе с рукой.
Каледон знает об иске, который подал Натан сразу после того, как все случилось, даже участвовал в составлении искового заявления как свидетель обвинения, только тогда не совсем понятно было, кого именно обвинять. "Уайт Стар", с одной стороны, переживает не лучшие свои времена, даже если Натан Хокли выиграет дело, "Уайт Стар" будет возмещать ему убытки до скончания века, с другой... имя "Уайт Стар" до сих пор нет-нет да треплют в газетах, скорее всего, именно это способствует тому, чтобы те держались, сейчас будет до крайности очевидная идиома, на плаву и даже как-то сводили концы с концами. Как знать. Может, что-то и в самом деле получится найти.
И дело даже не в том, каких ненормальных денег стоила эта штуковина.
Дело в том, Каледон более чем уверен, камень пошел на дно вместе с ней. Или вместе с ней же и спасся.
А это никоим образом не отменяет вероятности однажды встретить ее.
Пятьдесят на пятьдесят, либо встретишь, либо нет.
Каледон в последнее время очень полюбил ставки.

А еще ему время от времени пишет Руфь. Редко, само собой, ей, должно быть, сложно достать бумагу. Руфь переживает явно не лучшие свои времена, Каледон даже признает за нею право скатиться в алкоголизм и меланхолию.
Молли, конечно же, знает. Равно как и знает о том, что Каледон посылает Руфь деньги. Не так часто, как ей хотелось бы, и уж определенно не так много, сколько она могла бы получать, если бы успела устроить этот брак, но явно из уважения к ее стремлению этот брак устроить.
Наверное, Молли даже догадывается, почему именно Каледон ее не любит. Давно завела бы себе любовника, когда бы не ее искреннее желание сохранить статус.
Куда интереснее беседовать с Соломоном Гуггенхаймом о его далеко идущих планах и изредка пускать слезу, когда Соломон к месту и не к месту вспоминает Бенджамина, чем кормить вниманием какого-нибудь бесштанного жиголо, которого сама она не привлекает, а привлекают только ее деньги, поступающие от мужа и из тумбочки.
Нет. Согласись все-таки Роза выйти за него замуж, все пошло бы далеко не так.
Что бы там ни вбила она себе в голову, прежде чем пойти ко дну, Каледон ее все-таки любил.

[nick]Caledon Hockley[/nick][status]I always win[/status][icon]https://i.gifer.com/CoPj.gif[/icon][sign]not the better half[/sign][lz]<div class="lz"><fan>Titanic</fan> I make my own luck</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Каледон Хокли</a>[/nm]

+2

3

- Роза, выход через три минуты!
Роза поворачивается обратно к зеркалу и финальный раз проходит мягкой пуховкой с пудрой по носу и щекам. Бледная кожа оттеняется красной помадой, рот смотрится как кровавое пятно на снегу, но это сцена, ее лицо должны видеть издалека. Огненно рыжие кудри, бледная кожа, красные губы - героиня драматической пьесы, недаром режиссер так ценит ее не только за актерские способности.
Он говорил ей жить полной жизнью.
Он говорил, что она достойна большего, чем провести всю жизнь красивым аксессуаром подле богатого бизнесмена.
Роза поняла.
Бросив последний взгляд на себя в зеркало, женщина выходит из гримерки, шурша длинным платьем.
Пора.

Они долго проверяли списки пассажиров. Вышла невероятная путаница, потому что множество имен не совпадали с теми, что были указаны в списках, многие были не в том классе или вообще не существовали. Естественно, никто не узнал в Розе Доусон Розу Дьюит Бьюкейтер, потому что Роза Дьюит Бьюкейер пошла на дно вместе с тем кораблем, который все считали непотопляемым. Роза Дьюит Бьюкейтер, невеста Каледона Хокли, с "сердцем океана" в кармане пальто. Ее больше не существовало.
Существовала лишь Роза Доусон, которой, естественно, не было в списках пассажиров. В списках не было вообще никого по фамилии Доусон.
Роза перерыла всю доступную информацию, все, к чему допускали спасшихся с Титаника, чтобы найти упоминание о Джеке, хоть одно, хоть мимолетное, чтобы понимать, что он жил не только в ее памяти, что он существовал в реальности. Хоть имя на бумаге. Хоть какую-то подсказку.
Но их не было.
Джек теперь принадлежал океану, и остался лишь в ее памяти.

Роза не пыталась разыскать мать. Разыскать Руфь означало поставить крест на той свободе, на той жизни, которая открывалась сейчас перед ней. Ведь мать не применет сообщить тому, кому не нужно знать, что она жива. Захотел бы Кэл жениться на ней после всего произошедшего на лайнере? Знать, почему-то, не хотелось.

- Роза, дорогая моя, ты была великолепна! - троекратные поцелуи в щеку, сияющие глаза начинающей стареть, но еще отчаянно молодящейся Сесилии и в руке Розы, затянутой в белую длинную перчатку, появляется бокал шампанского. Прием после премьеры спектакля - важная часть в свете, богатейшие люди Нью-Йорка любят посещать театр, тем более, когда карьера молодой актрисы с ярко-рыжими волосами явно пошли в гору.
Роза послушалась Джека и решила попробовать себя во всем, что ей интересно. Она начала на самом деле жить, делая именно то, чего хочется ей самой, не ожидая услышать упрек от матери или потом пересчитывая на руке синяки, оставшиеся от слишком крепкой хватки жениха. Она пошла пробоваться в театр актрисой, и что-то в ее игре убедило режиссера ее взять. Пара лет в театре и вот она - первая звезда сцены, блистательная Роза Доусон, прекрасная роза среди цветов попроще, как любил поговаривать директор театра, толстяк с настолько густыми усами, что Роза иногда задумывалась, как он может с ними вообще существовать.

- Цветы для прекрасной леди... - девушка обернулась и встретилась с теплым взглядом молодого мужчины, протягивающего ей прекрасный букет из багряных роз, - Эти цветы не могут сравниться красотой с моей прекрасной розой, но они хотели попытаться... - Эдвард Калверт уже некоторое время ухаживал за Розой, некоторые даже поговаривали, что со дня на день поступит предложение руки и сердца. Девушка приняла букет, вдохнула аромат цветов и передала букет официанту, жестом направив того поставить букет к остальным.
- Они чудесны, Нед, благодарю. Тебе понравился сегодняшний спектакль?..

Лица сменяли другие, Роза расцеловывалась и улыбалась абсолютно всем, множество новых знакомых, новых и старых фамилий, знакомые, которые не узнавали ее, или же те, в чьих глазах читалось смутное подобие узнавания...
Но нет, Роза Дьюит Бьюкейтер покоилась вместе с обломками Титаника на дне океана. Той Розы больше не существовало.

Роза пригубила шампанское, пряча улыбку, вызванную чьей то остроумной шуткой, когда наткнулась среди сотен лиц на взгляд темных глаз, таких знакомых, которые сковывали льдом все ее внутренности разом. Моргнув, Роза спешно отвела взгляд и похолодевшими кончиками пальцев крепче сжала бокал.

[nick]Rose Dawson[/nick][icon]https://s8.gifyu.com/images/C5jJ-1.gif[/icon][status]survivor[/status][sign]... Летит Джозефина в крылатой машине.... всё выше... и выше... и выше летит...[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">роза доусон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>titanic</fan> It feels like I'm standing in the middle of a crowded room, shouting at the top of my voice, and no one hears.</div>[/lz]

Отредактировано Annie Cresta (2022-08-04 09:27:02)

+2

4

- Она бесподобна, не правда ли?
Вот опять. Бесподобна. Да, она неплоха, даже, можно сказать, хороша, кто-то даже отмечает, и, наверное, небезосновательно, что она великолепна, эта молодая актриса, вот только Каледон всегда придерживался своих собственных взглядов на искусство.
А также и еще кое-каких своих принципов, диктующих ему, помимо прочего, сохранять сдержанность и по возможности избегать оценочных суждений.
- Конечно, - Каледон сдержанно кивает, принимая из рук официанта бокал шампанского, избегание оценочных суждений не равно вовсе воздерживаться от того, чтобы присоединиться к светской беседе, ни к чему особенному не обязывающей. Не обязывает же его, в самом деле, беседа с человеком, которого он первый раз видит и который, судя по ухваткам, наверняка ее импресарио или кто-то вроде того, моментально расстегивать кошелек и спонсировать восходящую звезду Розу Доусон.
Он вообще первый раз в жизни на ее спектакле.
Он даже не знает, кто такая эта Роза Доусон и первый раз в жизни о ней слышит, хотя Молли несколько раз ему говорила - не ее вина, что он пропускал мимо ушей.
Ах, Кэл, ты даже представить себе не можешь, насколько она великолепна, если бы у нас в театре вздумали ставить Гамлета, она была бы неподражаемой Офелией - и это говорит женщина, которая и сама обладает преизрядным драматическим талантом, иначе она вряд ли смогла бы столько лет просуществовать рядом с мужем, который ее не любит, но охотно дает ей деньги, и даже согласиться вынашивать его ребенка.
Офелия, да.
Это что-то из разряда "вроде бы Пикассо", только рангом повыше.

Молли любит шампанское и даже немного огорчается, когда ей не предлагают. Что поделать, ее положение уже настолько заметно, что никому и не приходит в голову ей предлагать.
- Поздравляю, мистер Хокли, - нет, это не ее импресарио, это директор театра, Молли ему говорила, когда этот толстяк с самыми представительными в мире усами, какие только можно отрастить, перед началом спектакля проводил их в ложу; ну конечно, нельзя появиться с беременной женой в обществе, чтобы на тебя не свалился нескончаемый поток поздравлений, и все равно, что рожать Молли, по прогнозам врачей, еще через пару месяцев.
- Благодарю, - Каледон вот уже второй раз за вечер пожимает руку человека с самыми представительными в мире усами, наверное, этот исторический момент нужно запомнить - Джей Джей говорил, что нельзя просто так за один вечер пожать руку одному и тому же человеку, это определенно означает начало долгих и, скорее всего, плодотворных отношений, раз уж ты его заметил и даже начал выделять из толпы. - Позвольте и мне вас поздравить, ваша прима действительно великолепна, - и никаких оценочных суждений, только то, что желают услышать самые представительные усы в мире.
- О да, сэр, - Молли кивает сдержанно и даже немного скованно, наверное, со стороны она выглядит этакой скромницей, и только ее положение выдает в ней то, что миссис Каледон Хокли уже далеко не монахиня. - Все именно так, как нам и рассказывали, мы... в полном восторге.
- Отрадно слышать, миссис Хокли, особенно от вас, - тонкая и бледная ручка Молли почти скрывается в этих фантастических усах, когда директор театра, слегка старомодно, по глубочайшему убеждению Каледона, изображает великосветский поцелуй с ее рукой. - Кстати, вот и она... вы можете лично выразить мисс Доусон свою благодарность за сегодняшний вечер. Роза... мисс Доусон, подойдите же, будьте любезны, - в его голосе сквозит раздражение, еще бы, ведь она же совсем на него не смотрит.
Она старается не смотреть туда, куда смотрит Каледон.

Роза Доусон.
Еще относительно молодая, но подающая большие надежды актриса, прима драматического театра, так о ней говорят и так пишут в газетах.
Как все-таки быстро у газетчиков сменяется вектор их заинтересованности, а между тем еще прошло только первое заседание суда по иску Натана Хокли, а их, если судить по тому, сколько в процессе всплывает неочевидных подробностей, будет еще пять, не меньше.
С копной ярко-рыжих волос, Каледон знал только одну женщину по имени Роза, у которой были такие ярко-рыжие волосы.

Открой мне свое сердце, Роза.
И верни мне мое, раз уж ты его украла.

- Мисс Доусон, мистер и миссис Хокли.
- Приятно познакомиться.

[nick]Caledon Hockley[/nick][status]I always win[/status][icon]https://i.gifer.com/CoPj.gif[/icon][sign]not the better half[/sign][lz]<div class="lz"><fan>Titanic</fan> I make my own luck</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Каледон Хокли</a>[/nm]

Отредактировано Finnick Odair (2022-06-26 16:41:13)

+2

5

Розе очень хочется, чтобы на этот раз она обозналась, чтобы все увиденное показалось фальшью и игрой света на скульптурно слепленном лице. Встретить Каледона Хокли сейчас, когда она уже довольно долгое время успешно от него скрывалась, означало практически полный провал. Она сумела спрятаться тогда, на "Карпатии", но тогда все походило на сумасшедший дом, люди могли смотреть на родных и не узнавать лица, поэтому спрятаться под пледом, выданном стюардами, оказалось достаточно, чтобы цепкий взгляд Кэла не заметил всполоха огненно рыжего локона, потемневшего от влаги и соли, выбившегося из под плотной колючей ткани. Назвать не свою фамилию - и все, дело в кармане, кармане пальто, покоится рядом с самым дорогим бриллиантом, ограненным в форме сердца.
О да, это было одним из самых ослепительных фиаско Кэла, он ведь не рассчитывал, любезно набрасывая на невесту пальто, что невеста выпрыгнет из лодки, стремясь отнюдь не к нему.
Ты просчитался, Каледон Хокли.

Но она не обозналась. Мельком бросив взгляд в сторону видения, она в этом убедилась. Это был определенно он, удерживая на локте миниатюрную ладошку явно беременной женщины. Миссис Хокли, естественно. Конечно, наследнику империи необходимо было жениться и как можно скорее, подарить миру наследника, чтобы славный род Хокли не прервался. Непременно сына, Кэл на другое не согласится, самое главное - сын. Непременно, молодая миссис Хокли родит ему сына, потому что у таких людей, как Каледон получается все.
Ну да. Как же.

Розе хотелось извиниться и как можно скорее покинуть помещение, можно же сослаться на усталость после спектакля или головную боль в конце концов, имеет права прима позволить себе маленькие слабости? Женщины - хрупкие существа и все прочее, как любили говаривать в лучших домах Лондона. И Роза почти уже произнесла заветные слова, сославшись на мигрень, как ее окликнули.
Он раздражения Роза едва не скрипнула зубами, звал никто иной, как директор театра, и проигнорировать его было непозволительной роскошью. Пришлось извиниться перед собеседниками и, поставив бокал с нагревшимся шампанским на поднос официанту и взяв новый, обернуться на зов.
Улыбайся, Роза, ты же актриса, ты справишься. Может быть Кэл и не узнает тебя, и все обойдется.
- Прости меня, Нед, я на пару минут...

Улыбка идеально лучезарна, глаза сияют в свете свечей, черные ресницы от туши ресницы, золотистые лишь у самых век, отбрасывают тень на щеки, когда Роза (не сутулься, осанка - главное для леди) буквально плывет к паре и директору театра. И только она знает, насколько холодны ее пальцы, затянутые в атлас перчаток.
Она старается специально не задерживать взгляд на Каледоне, не нужно дать понять ему, что она его узнала, ведь она больше не та Роза, которую он знал, она Роза Доусон, блистательная актриса, гордость театра.
Разве что, Кэл вспомнит фамилию того парнишки, который разрушил его помолвку.
Такое обычно не забывается, но... кто знает? Может сегодня удача на ее стороне.

- Миссис Хокли, - Роза изящно кивает женщине, улыбаясь самыми уголками губ. Она красива, только на ее лбу не читается обремененность большим умом, скорее легкомыслие и гордость. Еще бы, именно ее сын станет наследником такой влиятельной семьи, это же гордость называться миссис Каледон Хокли.
Только Розе такого не хотелось.
- Мистер Хокли... - Роза говорит медленно, поднимая руку для поцелуя. Простая вежливость, ничего более. Только почему то прозрачные волоски на затылке встают дыбом от его прикосновения, - Как вы нашли сегодняшний спектакль?

Ей почему-то было важно знать.
Зачем, глупая Роза, ты же так стремилась убежать, спрятаться, всеми силами избежать этого брака.
Зачем же сейчас тебе его мнение? Наверное, чтобы почувствовать свое превосходство. Что не все, в чем был уверен Кэл, было истиной. Что Пикассо может стать великим. Что она, роза, может добиться чего-то сама, без его помощи.
Что она тоже чего-то стоит, даже если Каледон ее сейчас и не узнает.

[nick]Rose Dawson[/nick][icon]https://s8.gifyu.com/images/C5jJ-1.gif[/icon][status]survivor[/status][sign]... Летит Джозефина в крылатой машине.... всё выше... и выше... и выше летит...[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">роза доусон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>titanic</fan> It feels like I'm standing in the middle of a crowded room, shouting at the top of my voice, and no one hears.</div>[/lz]

+1

6

[nick]Caledon Hockley[/nick][status]I always win[/status][icon]https://i.gifer.com/CoPj.gif[/icon][sign]not the better half[/sign][lz]<div class="lz"><fan>Titanic</fan> I make my own luck</div>[/lz][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Каледон Хокли</a>[/nm]

- Это чудесно, мисс Доусон, - во втором действии у Молли слезы на глаза навернулись, это видел Каледон, видела дама, сидевшая рядом с Молли и тоже лившая слезы в платочек, и еще половина зала.
Молли всегда была чересчур... эмоциональной.
- От всей души поздравляю вас, мисс.
- Да, - Каледон сдержанно кивает, это ведь простая формальность, коснуться губами ее руки и сразу же отпустить, это же и так довольно старомодно, знакомство с целованием ручки на виду у всего высшего света Нью-Йорка, хотя кто знает, может, в театре так принято.
Поди разбери этот бомонд с их желаниями.
- Это было действительно... слишком хорошо.

Роза Доусон знает его слишком хорошо.
Впрочем, сам он знает Розу Доусон гораздо лучше, по крайней мере, он успел ее изучить, тогда как она его - нет.
Она, должно быть, наивно полагает, что знает что-то о нем.
Если бы Роза Доусон, Роза Дьюитт Бьюкейтер, знала о нем хоть что-нибудь, в ту ночь она спаслась бы на шлюпке вместе с ним.
Ему, конечно же, никто не расскажет, как она спаслась, Руфь ничего не знает об этом, вообще никто ничего не знает об этом, кроме Розы.
Молли Браун писала ему несколько раз, и первое письмо от нее он получил едва ли не сразу же после того, как более-менее уладил свои дела, должно быть, Молли тоже потребовалось какое-то время, чтобы все утрясти. Это же Молли выпросила у него разрешение, чтобы Руфь писала ему.
Это Молли сообщила ему о том, что имени Розы Дьюитт Бьюкейтер не было в списках погибших, Каледон даже немного надеялся, какое-то не слишком продолжительное время - потому что нужно было, в конце концов, жениться и продолжить семейное дело, а иначе все пошло бы прахом.
Натан Хокли и так долго не мог прийти в себя, когда сообразил, как бездарно "Уайт Стар Лайн" прохлопала королевский бриллиант, целое состояние, на которое можно было бы два раза поднять Титаник со дна морского и трижды отреставрировать.
Каледон немного надеялся. Ровно столько, сколько было ему отпущено.
А сейчас Роза Доусон, Роза Дьюитт Бьюкейтер, показывает ему всем своим видом, что нужно было понадеяться еще немного, вдруг что получится.

- Вы были весьма... обворожительны, мисс, в этой роли, - ровно настолько, насколько ему позволяет фамильное мышление Хокли, отказ от оценочных суждений, разумеется, не полный, нельзя же вообще никогда ничего никак не оценивать, но как можно более полный, на тот случай, если вдруг обвинят в предвзятости, однако же отрицать очевидное тоже весьма глупо - Роза Доусон смотрится куда выигрышнее, нежели Молли Хокли, которая быстренько выкинула из головы свою девичью фамилию и прочие связанные с нею привычки, чтобы как можно скорее сделаться Молли Хокли, и в этом своем стремлении даже слегка перегнула.
Роза Дьюитт Бьюкейтер была идеальной партией.
Не его вина, что не получилось эту партию как следует разыграть.
И, наверное, не ее. И, скорее всего, не того парня, который вот уже больше десяти лет покоится на дне Атлантики. Можно сколько угодно утверждать, будто это он ее соблазнил, хотя... все же, пожалуй, не стоит.
Иначе получится так, будто невесту Каледона Хокли соблазнил нищий голодранец, а сам Каледон Хокли не нашел, что ему противопоставить.
- Ах, Молли, - а это уже Соломон Гуггенхайм, без которого не обходится ни один светский вечер, Соломон любит порассуждать о своих далеко идущих планах, а Молли любит подогревать в нем заинтересованность в этих самых планах - что ж, пожалуй, обстановка как нельзя более благоприятная, чтобы разрешить кое-какие свои вопросы, успевшие накопиться за столько лет. - Милая, вы так редко теперь выходите в свет...
- Что поделать, Соломон, что поделать, обстоятельства сильнее меня. Мистер Соломон Гуггенхайм, мисс Роза Доусон, прима сегодняшнего вечера.
- Приятно, приятно, - сейчас самое время вспомнить Бенджамина, дорогой Соломон. - Каледон, вы не будете против, если я ненадолго украду вашу супругу? Мне нужно с нею кое-что обсудить относительно открытия новой выставки в Сан-Франциско.
- Разумеется, Соломон, - Каледон улыбается, это еще один навык, который Хокли впитывают едва ли не с молоком матери, улыбаться сразу всем и никому в частности, - я готов даже спонсировать ваше начинание, если вы сумеете заинтересовать миссис Хокли. Что до меня, то мне было бы весьма интересно обсудить с мисс Доусон ее... спектакль.
Начиная с того, что она разыграла тогда на борту Карпатии.

+1

7

Он знает.
Она чувствует это, в прикосновении его губ к затянутой перчаткой руке, в твердости его пальцев, лишь мнимо небрежно сжимающих ее, в глубине его глаз.
Роза всегда боялась смотреть Кэлу в глаза.
В них было что-то... непостижимое, что-то очень опасное, от чего бросало в дрожь и хотелось поскорее прекратить зрительный контакт.
Но это было давно. Это было так давно, в совершенно другой жизни, с абсолютно другой Розой, с глупышкой-розой, которая думала, что весь мир либо рухнет к ее ногам, либо рухнет она сама.
Каледон давил на нее, старался держать в ежовых рукавицах, что отзывалось бурной акцией протеста со стороны самой Розы, но снискало самое глубочайшее почтение и поддержку от ее матери.
Пфф, противно.
Руфь была готова продать собственную дочь, чтобы  сохранить хотя бы видимость того достатка, что был раньше, чтобы снова блистать в свете, как это было "до". Очень далекое "до".

Он знает.
Он говорит это с чувством собственного превосходства, он говорит это так, что никто кроме самой Розы никогда это не поймет.
Ей хочется вырвать руку из его пальцев и спрятать за спиной, такое желание юношеского бунтарства и максимализма, но она тогда собственноручно порушит тот спектакль, который разыгрывает каждый день с тех пор, как "Титаник" и Джек Доусон погрузились на дно океана.
Она давно похоронила Джека, даже в своей памяти. Она помнила свою любовь к нему, по крайней мере, она считала это любовью. Помнила свою боль, боль утраты, которая сейчас притупилась и даже не ныла в душе.
Она похоронила "Титаник" и Каледона Хокли вместе с ним.
Только вот Каледон Хокли не из тех, кто подчиняются чужим решениям.
Каледон Хокли всегда решает все сам.
И вот сейчас от перед ней, из плоти и Крови, живое напоминание о событиях десятилетней давности. И весь ее театр, тщательно придуманная и сложенная из кирпичиков легенд и малопроверяемых фактов  история готова разрушиться.
Держись, Роза, ты справишься.

- Разве бывает слишком хорошо? Вы не поверили в историю, рассказанную на сцене? - Роза берет бокал шампанского у проходящего мимо официанта и изящным жестом вопросительно изгибает бровь. Она продолжает играть свою игру, пускай сердце и колотится так, что может ребра проломить. Эту партию она доиграет.
Держа бокал за ножку, все же бесконечные часы наставлений матери не пропали даром, Роза отпивает играющий пузырьками напиток.
Мистер Гуггенхайм увлекает разговором жену Каледона, а Роза проводит по ней вежливым, но практически мимолетным взглядом.
В голову прокрадывается мысль, а как смотрелась бы сейчас рядом с ним она?
Не спрячь она тогда на "Карпатии" своего лица и не назовись другим именем? Кэл никогда не смог бы простить ей тот эпизод с Джеком. Даже женись он на ней - между ними всю оставшуюся жизнь был бы призрак юного парнишки, похитившего сердце невесты Кэла Хокли.
Возможно, у них уже были бы дети...

Роза не задумывалась о детях.
Лишь однажды, когда "Карпатия" доставила их в Нью-Йорк, Роза с испугом задумалась, а что, если она понесла от Джека? Сейчас ей и самой будет туго, а вместе с ребенком задача устроиться в новом, свободном мире, была обречена на провал. Но все обошлось.

Соломон отводит тяжелую миссис Хокли в сторону, увлекая ту беседой, а Роза остается с Кэлом наедине. Да, вокруг гости и где-то там ее ожидает Нед, но Розе кажется, что зал абсолютно пуст. Он хочет обсудить ее спектакль, и она понимает, о каком спектакле идет речь.
Также как и он знал, что бриллиант лежал в кармане пальто, когда накидывал продрогшей Розе его на плечи. Каледон был уверен, что в его неразумной невесте найдется толика здравого смысла и она вернется к нему. О, возможно, он даже был готов простить ей маленькое увлечение, если о нем никто не будет знать.
как же ты ошибался, Кэл, сколько вещей тебе неподвластно, и как, наверное, больно делается, когда понимаешь - деньги не могут решить все.
И Роза не вещь, которую можно купить, что бы там не говорила ее мать.
Ты подарил мне сердце океана, но не смог купить на него мое
- Здесь становится слишком душно, вы не находите? - главное - увести сейчас Хокли из зала, - Я хотела бы подышать свежим воздухом. Не составите мне кампанию?
И лишь когда за ними закрывается дверь из толстого стекла, отделяющая балкон, полный ночных запахов и душным ароматом жасмина, Роза понимает - она сама загнала себя в ловушку.

[nick]Rose Dawson[/nick][icon]https://s8.gifyu.com/images/C5jJ-1.gif[/icon][status]survivor[/status][sign]... Летит Джозефина в крылатой машине.... всё выше... и выше... и выше летит...[/sign][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">роза доусон</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>titanic</fan> It feels like I'm standing in the middle of a crowded room, shouting at the top of my voice, and no one hears.</div>[/lz]

Отредактировано Annie Cresta (2022-09-07 14:59:14)

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » le coeur de la mer