пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » who are we to each other?


who are we to each other?

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/U6qtkrj.jpg

who are we to each other?

Переулок за стеной Сина.

Трудные разговоры полные самоопределения, сожалений и воспоминаний о том, кем мы были когда-то.

Annie Leonhart & Armin Arlert

+2

2

Жизнь несправедлива. Если и говорить о выживании, так это о своем собственном, наплевав на всех оставшихся людей. Эгоистично? Возможно. Но суть в том, что в отличие от прочих, я даже не пытаюсь быть эталоном доброты и участия. Я сама по себе и открыто демонстрирую подобное отношение окружающим меня людям. Если они думали, что это притворство, что ж – их проблемы, которые выливаются на плечи однотонным грузом. Глупые кадеты, глупые солдаты, глупое руководство, которое возомнило себя королями вселенной. Жалкое и нудное зрелище, что оскоминой на губах появляется, вызывая холодную усмешку и строгий взгляд ледяных глаз. Сколько бы другие кадеты ни пытались выбиться в десятку лучших – они остались позади, глотая пыль от чужих успехов и выдающихся навыков. Даже смешно, что самые выдающиеся кадеты поступают в Военную Полицию, где Титанов можно увидеть разве что, на картинках учебников или в плену у Ханджи. Последнее, конечно, известно здесь, но посмотреть на чудовищ никто не горит желанием. Суть в том, что все прячутся здесь подобно мышам, сохраняя собственную шкуру и возможность, есть досыта, не зная печали. Худшие же идут на корм титанам. Ирония, правда? Те, кто мог бы переломить чашу весов, оказывается в безопасности и не знают лишений. Отрепье же силится спасти этот мир, с ужасом в глазах пытаясь убить очередного гиганта, которому совершенно все равно, кто там поднял на него клинки. Молодые идиоты путаются в стропах УПМ, в лезвиях и ногах, неловко вальсируя по воздуху, считая, что отдали сердца не напрасно. Глупцы. А мне-то что? Я выбрала Военную Полицию, чтобы быть подальше от всего этого дерьма, так что, ко мне вопросов быть не должно.
   Верно. Суть моего решения кроется в близости к королевской семье, в которой должен быть Титан-Прародитель, координата, требующаяся марлийцам. Цель нашего пребывания на острове. Но это для нас – диверсантов с вражеской стороны, для элдийцев, демонов с острова, мы просто очередные сироты, пытающиеся выжить в этом опасном жестоком мире, стремящиеся проложить тропу радостной жизни в будущее. Мне осточертело играть свою роль, и все-таки, я скрепя зубами строю из себя солдата Военной Полиции, который обязан сохранять покой внутри самый центральной Стены. Глупо, конечно, и больше напоминает прислуживание вышестоящим чинам, но в целом, вполне сносно. Никто не задает вопросов, где я пропадала после очередного патруля по набережной и чем занималась в отбой, когда все в казарме пускали пузыри во сне. Мало ли, у меня хобби и я считаю звезды? Глупо, но простачки из отряда поверят. Извечные мечтатели, не знающие и не понимающие жизни. Иногда, так и хочется ударить хорошенько по надменным лицам, чтобы стереть ухмылочки и высокомерия с лиц. Но держу себя в руках, нельзя раскрывать прикрытия и подставляться под удар, когда мы так близки к выполнению своей миссии. Мне пора домой, отец заждался, я обещала.
   Мои планы были четкими и понятными. Добраться до короля и его семьи, найти координату, выкрасть её и красиво свалить в закат, якобы, с важным поручением, а там выбраться за стены не так-то сложно. Каналы прекрасный способ покинуть этот проклятый остров. Титаны не умеют плавать, а я, да. К сожалению, в размеренную и осознанную жизнь врывается весточка от Армина Арлерта. Этот голубоглазый мальчишка, являющий собой воплощение веры во все самое лучшее и светлое, просит о встрече, которая явно не несет для меня никакой смысловой нагрузки. «Совсем из ума выжил». Недовольно выдыхаю воздух, прикрываю глаза. «Что я теряю?» Ответ отрицательный на вопрос – ничего, зато у простодушного паренька можно узнать много полезной информации, если подыграть и попытаться выведать ценные сведения. Ну и, из всех, этот человек единственный, кто вел себя иначе. Говорил о мире, мечтал его повидать и вообще был похож на проповедника не из мира сего. С таким собеседником было просто приятно помолчать рядом.
- Чего тебе, Арлерт? – я появляюсь во тьме улочки, которую выбрал Армин для встречи. Только сейчас у меня закрадываются смутные сомнения по поводу этого юноши, но отступать уже поздно.
- Только не говори, что хотел спросить, как у меня дела, - у меня нет на это времени.

+2

3

Умиротворение Гермина укрытого последней стеной давило невыносимо. Армин чувствовал себя в ловушке, задыхался мирным течением спокойной жизни обитателей этих стен, что не хотят верить в истекающую кровью реальность. Доброта его души уже успела треснуть под натиском смертей и собственного разума - когда начинаешь взвешивать ценность чужой жизни в угоду цели - сердце твердеет. Но не сейчас. Теплый вечер покрывал потом тело, укутанное плотным плащом, а еще страх. Прохладные капельки скатывались по спине, впитываясь в белую ткань рубашки отчаяние с легкой примесью надежды. Не может Энни быть ей! Все его расчеты, подмеченные детали кричали что предатель именно она, но воспоминания о кадетском корпусе давили противоречием. Не может Энни! Милая, угрюмая, добрая и хмурая Энни быть той, что убивала людей, убивала их. Она не может быть врагом человечества! Но... Сомнения, кругом сомнения.

Арлерт пришел на уговоренную встречу намного раньше, чем должна была появиться девушка. Он стоял в тени проулка возводя и перебирая в уме бесчисленные цепочки слов, которые помогу ему распознать правду, исключить ошибку. Тщетно. Все конструкции сыпались под натиском мучительного выбора. Его начинало трясти от мысли, что он сам противоречие его собственному плану и пришел один, за сутки до намеченного часа иск, когда они прикрытые силой разведкорпуса и титаном Эрена смогут обезопаситься от страшной правды. Если она существует. Да и что он сможет? Вечный слабак, не справиться с Женской Особью, умрет сам и убьет сотни горожан. Но... Сомнения, кругом одни сомнения.

Тихие шаги послышались в тишине ночи. Она? Нет. Просто какой-то пьяница припозднился и идет домой, бормоча нелепые оправдания заплетающимся языком. Но сердце уже застучалось в грудную клетку, оглушительный ток крови гремел в ушах, руки тряслись. Армин поднял ладони уговаривая себя успокоиться - он уже тут, он она уже придет. Придет ведь? Он закрыл глаза и поднял голову к звездному небу восстанавливая сбившееся дыхание. Что он сделает? Как?

Голос Энни вырвал юношу из успокоительной задумчивости, он резко обернулся в ее сторону. Так ушел в себя, что не заметил. - Привет! Я... Я хочу поговорить с тобой. - Он сделал неуверенный шаг в сторону самой опасной в мире собеседницы, вглядываясь в отраженным от каменных стен свете фонаря, в знакомое лицо. Сказать, то, что он планировал? Сплести кокон из сказки, придуманной Эрвином? - Я, мы... - Армин опустил голову пряча волнение. - Скажи Энни, мы были друзьями? Ты всегда была отстранённой, я знаю. - Воспоминания вернули ему слабую улыбку. - Но мы вместе прошли через длинные ночи и трудные тренировки. Мы были в Сигансине... - Он посмотрел прямо в прохладные синие глаза. - Это сделало нас ближе? - Он все еще улыбался, ожидая ответа, почти искренне, как всегда неуверенно, пряча на УПМ вспотевшие ладони. За сегодня он приготовил две ловушки, одну для себя самого.

+1

4

Мальчишка хочет поговорить со мной. Его слова разбиваются о стенки моих ребер, вынуждая вспомнить испуганное лицо кадета, уже солдата, когда мне пришлось искать Эрена среди выводков Разведкорпуса. Арлерт выглядит сейчас соответственно, чем вызывает кривую усмешку на губах, на мгновение во взгляде читается тепло. Но, он вряд ли это заметил, я тут же одернула себя от подобного проявления расположения к человеку и упрямо сложила руки на груди.
- И о чем ты хочешь поговорить, Арлерт? – мне становится интереснее, что же привело паренька в клоаку самовлюбленных кретинов, что считают честью охранять туши высокопоставленных чиновников и господ. С виду элитное подразделение, внутри рассадник персональных слуг, чей долгий век становится призванием ублажать желания тех, кто обжирается внутри центральной Стены, не ведая лишений. Где-то там, все ютятся внутри Стены Марии, когда как все плодородные земли остались за Стеной Роза. Будто замедленный механизм бомбы, население терпит лишения, но что будет потом? Король и Высшие чины наверняка устроят массовый геноцид, лишь бы спасти свои шкуры. Бред, да и только. И о чем солдат Разведкорпуса может поговорить со мной? В Элите я не принимаю решений.
   Услышав вопросы Армина, вновь усмехаюсь, протяжно выдохнув, будто от усталости, облокачиваюсь спиной о стену напротив, позволяя свету фонарей освещать моё лицо, после чего смотрю на небо, которое кажется сейчас особо ярким. Возможно, потому, что я наблюдаю за ним из тени улицы. В зрачках отражаются звезды, а сама я думаю о том, чего так и не успела достичь.
- Друзьями? Вряд ли. Я не из тех людей, которые подпускают к себе кого-то, - правда, о которой даже не приходится врать. В наших реалиях каждый может умереть каждый день, так ради чего разбиваться в лепешку, когда человек может пропасть в любой момент? Это напрасная трата времени, упущение длиной в столетие и сказать мне на это не на что.
- Скорее, хорошие знакомые. Среди прочих кадетов ты мне нравишься больше всего, - Армин не надоедает разговорами, не выносит мозг и не пытается навязать свою точку зрения. Он незримо присутствует рядом, вещает о великой мечте и собственной цели, поднимает на ноги с колен Йегера и Аккерман, делает много важных, хоть и не сильно заметных, дел. Он мне импонирует, определенно, пускай, высказать этого я никак не могла. Разве, что, сегодня впервые признала наличие терпимых персонажей, ну и пусть. На губах появляется грустная улыбка, я перевожу взор на собеседника, который явно переживает.
- Что с тобой, Арлерт? Ты заболел? – после махнув на мальчишку рукой, отделаюсь от стены и делаю пару шагов вперед, сокращая расстояние между нами. Оказываюсь против света фонаря, из-за чего обрисовывается силуэт.
- Все кто выжил, так или иначе, стали ближе. Вряд ли подобное можно забыть, - в глазах блеснул холод, отстраненность, нежелание говорить. Тот день навсегда отпечатался на моем сознании, вынуждая страшиться каждой мысли, связанной с Шиганшиной. Ещё этот Марко и остальные. Зла не хватает, как хочется обо всем этом забыть.
- Почему ты это спрашиваешь? – после всего, что наговорил Арлерт, у меня не остается сомнений в прошлых догадках. Армин здесь неспроста, что-то мешает его жизни, и он пришел о чем-то просить. Остается верить, что это не связано с чем-то противозаконным. Мне еще нужно место в Военной полиции, прикрывать чужие задницы я не намерена.
- Я слышала, что Йегера хотят казнить, это правда? – носителя Титана вызывают на строгий суд. Неужели из-за этого возникла эта ситуация? Разговор не по душам – желание подобраться поближе к сути повествования. Теперь не удивляюсь даже, позволяя себе повторно холодную усмешку.
- Выкладывай, Арлерт, так о чем ты хочешь поговорить? Спросить? Попросить? – готова уже, делать ставки на варианты. Один безумнее и безнадежнее другого. Конечно же, есть и иной вариант, но думать о нем достаточно поздно. Выкрасть координату и дело с концом, миссия завершена и можно, вернуться, назад домой. Я обещала своему отцу, что он увидит меня снова живой и невредимой.

+2

5

Тяжесть решения растворилась в полумраке переулка, оседая каплями влаги на холодном камне. Все стало казаться нереальным, словно сон перед пробуждением - очень яркий, но все-таки сон. Нужно отвечать! Не молчи! Армин долго вглядывается в силуэт девушки, словно сам он подскажет нужные ответы на не заданные вопросы. Чего я хочу? Я хочу ошибаться.

- Знакомы, да... - Слабая улыбка вернулась на лицо юноши. - Я знаю, что битва сближает. Выживание сближает, но... - Шаг на встречу смертельной опасности. - Энни, ты.. Ты тоже нравишься мне больше прочих. Не так как Микаса и Эрен, но все же я рад, что ты тут в безопасности. - Ни слова лжи, только правда под иным углом. Он рад, что Энии далеко за стенами, там, где сложно вырваться незамеченной, ведь военная полиция, охраняющая зажравшихся богачей находится под особым наблюдением и улизнуть не просто - еще один довод к ошибке. - Но ты права мне нужна помощь. Я пришел попросить тебя рискнуть.

Пора было идти ва-банк. Все его существо кричало "убегай", страх готов был вырваться из пут разума, заставляя спасаться и молиться, что Леонхарт воспримет это как глупую выходку мальчишки, но он здесь. Кого же ему выбрать? Кто может значить для Энни чуть больше, чем ничего? Вглядываться искать ответа было поздно. Сам виноват, что не придумал заранее, нарушил выверенную по шагам операцию. - Да Эрен в опасности, опять. Ничего удивительного с его характером, можно сказать, что в безопасности он и не был. Никогда. - Еще шаг. между ними осталось не больше двух шагов. Видишь? Я доверяю тебе. Я не вижу угрозы. - Мы не можем дать ему умереть. Но... - Разум сильнее страха, но не любви. Армин успокоился, перестал дрожать, смахнул капли пота со лба и смешно пригладил светлые волосы, слипшиеся от жары. - Я не уверен, что Эрена вообще можно убить в его обличии титана, зато тут могут пострадать люди. Ты можешь пострадать. - Арлерт умел сплетать паутину слов, не так убедительно, как Главнокомандующий разведкорпусом, но все же лучше многих. - Однако, тут мало кто знает Йегера в лицо, и Эрвин Смитт предлагает отдать им другого. Он хочет, чтобы вместо него казнили Бертольда. - Вырвалось. Почему он назвал его? Что-то смутное роилось в его сознании, скрытое от ясного взора. Жан по всем параметрам подошел бы больше, но... Поздно. Сейчас не сменить имя, а любое оправдание вызовет еще больше подозрений. - Он готов пожертвовать нашим товарищем, который точно умрет. Разве это справедливо? - Темп речи невольно ускорился, теряя выверенные интонации. - Разве мы можем позволить убить кого-то из нас? Пасть от руки человека не титана. - Еще шаг, скоро близость станет непростительной, но Армин искал ответ в глазах девушки. Сможет ли она принять такую смерть? Будет ли ей легко смириться с такой жертвой? Женская Особь сможет.

- У меня есть другой план, но...

+1

6

Направляясь в этот темный проулок, я думала совершенно не о том, что Армин тут начнет рассыпаться в признаниях, которые вызывают у меня странный диссонанс. Всё то, что он говорит, выглядит прикрытием, желанием отвести взгляд от истинной проблемы, заговорить зубы, пытаясь отыскать выход из сложившейся ситуации. Сильно стискивая челюсть, внимательно слушаю слова своего собеседника, сложив руки на груди. Люди никогда просто так не оставляют послевкусие недосказанности и теперь Арлерт вновь доказывает мне, что у любого человека есть тот или иной интерес во встрече. Рискнуть – он просит меня рискнуть, и я выгибаю правую бровь, усмехаясь этой просьбе. Не смеюсь, не раню словом, нахожусь лишь в ожидании продолжения, которое должно было бы разъяснить происходящее, показать истинность светловолосого юноши, посмевшего отвлечь меня от не менее важных дел. Микаса, Эрен – я не дура, чтобы считать себя единственным центром Вселенной. Конечно же, всё ради них. Я тут лишь инструмент. Что всегда было неизменной переменной в моей судьбе. Я лишь вещь, способ достичь желаемого. Надо лишь дождаться, когда солдат Разведкорпуса скажет своё желание и заговорит о цене, ведь любая услуга тянет за собой последствия. Впрочем, это всё становится не особо интересным, когда речь идет о мальчишке Йегере.
- Надо же, откуда такая забота, Арлерт? Я бы больше поверила, что все готовы умереть во имя Йегера, так как он мессия и спасение всего человечества. Пожертвовать кем-то во имя благой цели? Я не удивлена. Ваш командор умеет расставлять приоритеты, - впрочем, как и военная верхушка, возомнившая себя пупом земли. Куда ни плюнь, везде бродят лизоблюды и шестерки, потерявшиеся в днях и часах. Куклы на ниточках, марионетки, что болтаются в руке кукловода. Эрвин Смит та ещё заноза в заднице, условная опасная единица, способная сломать весь план на корню. И теперь Бертольд в этом замешан.
   Лишь на мгновение мои ледяные глаза расширяются от удивления, после чего я беру себя в руки и прикрываю глаза. «Дурак. Как тебя угораздило?» Верится в слова Армина с трудом – так рисковать, не имея плана, слишком опрометчиво, глупо и похоже не фарс. Все мы помним, кто приезжал смотреть на Йегера, когда он впервые показал своё истинное лицо, как его едва не превратили в истлевающую плоть вместе с друзьями. А суд? Не знать Эрена в лицо? Звучит абсурдно. Ложь легко всплывает, напоминая о правде, что пребывает в тени в состоянии сна. Более того, Фубар выше Йегера, его глаза карие, глубокие, а не зеленые, и меланхоличное выражение лица. Куда ему до Титана-Прародителя, за которым мы постоянно и слишком давно ведем охоту?
- Люди постоянно умирают. Если твой командор принял такое решение, то кто мы такие, чтобы препятствовать его приказу? – я всегда говорила, что пекусь только о себе самой. Не важно, ради чего сейчас Армин наговаривает мне всё это, но я нахожу это забавным, в чем-то нелепым. Я устала идти на поводу у событий, и если сейчас есть шанс выманить Эрена и забрать его в Марлию – я рискну. Позволю своему собеседнику считать, что он выиграл, а там посмотрим, во что выльется этот разговор.
- И какой же план, Арлерт? Устроить государственный переворот? – спрашиваю спокойно, колкими выверенными словами. Ни тени эмоции, возмущения или негодования. Мне просто интересно знать, что вообще этот парень решил придумать ради «спасения» безвинно осужденных солдат. Приказ есть приказ. Когда его оспаривают и не исполняют, можно сказать прямо, что организовали бунт. Вот так просто, без права на реабилитацию, а там дальше военный суд и казнь.
- Как далеко ты готов зайти ради достижения цели? Ты готов умереть ради неё? – вопросы легкие и тяжелые при этом. В этот самый миг, озвучивая свой план, Армину придется понимать последствия сделанного выбора. Никогда не обойдется без жертв, всегда будет сопутствующий ущерб и к этому надо быть готовым. Мне всё равно – я сама за себя, чего не скажешь об этом светлом юноше.
- И почему я? – опустив слова о симпатии, пусть считает, что этого всего не было. Я хочу знать правду, хотя бы, касаемо меня. Хочу услышать ответ на мой вопрос. Только на один.

+1

7

Не смотря на жару Армина пробил озноб. Ответы логичные, холодные. Вопросы в точку. На что я готов? - Если ты не против, мы чуть-чуть пройдемся вдоль набережной. На левой стороне фонари потухли, там нас вряд ли увидят. - Он сделал несколько нерешительных шагов, почти поравнявшись с девушкой, задержался на секунду и снизу вверх посмотрел на ее профиль. Возможно, я уже не жилец. Эта мысль отпустила его страх и волнение, если сейчас он умрет, то это его вина, его ошибка, нет смысла сожалеть, уже. Но осталось ли еще что терять? Он двинулся дальше, прижимаясь к обшарпанным стенам, чтобы лишь мимолетно коснуться света серой тканью плаща. - Я расскажу тебе. Все расскажу.

Плеск скованной бетонными блоками плиты убаюкивал. Если смотреть прямо вниз, то можно представить, что темная вода, пахнущая илом - бесконечна. Безбрежный простор. Можно соврать себе что перед позорным итогом он увидел море. Он приник к ограде почти полностью вынес корпус к воде, вдыхая влажный воздух, наслаждаясь этим дыханием. - Знаешь страх сковывает нас, делает глупее или отчаяннее. Мне всегда казалось, что я смогу его победить, но похоже я лишь обманывал себя. - Он посмотрел на Энни почти с добротой и неожиданным сочувствием. - Я трус. Всегда им был. Но вот решился прийти к тебе, потому что не хочу верить в... - туманность и абстрактность его рассуждений были похожи на речи сдавшегося человека, но вероятно именно так он и поступил. Смирился. Не справился. Ошибся.

- Ты ведь понимаешь, что я вру, не такой я великий лжец, как думал о себе. - До Эрвина ему было так же далеко как до мечты о море, его «великий» план одобрили и Ханджи и капитан Леви, но не он сам. Эрен, что верил в дружбу, защищал до последнего тех, кого принял, внушил ему неоправданную смелость. Я просто глупец. Реальность, которой больше не суждено быть вставала яркими картинам в сознании юноши: день, они с Эреном и Микасой идут к Энни, уговаривают теми правильными словами, что он смог найти; конвой с Жаном следует по намеченному пути сопровождаемый командующими; возможно им удается заманить Женскую Особь в катакомбы, а еще Энни (красивая, хмурая, добрая Энни) может оказаться обычным человеком. Армин невольно рассмеялся тщетности этих рассуждений сейчас. - На что я готов ради спасения Эрена? Конечно, на все. Знаешь умереть за кого-то или за что-то не очень сложно, гораздо сложнее жить ради них. Или выжить ради них. Или не давать выжить другим. – Он выпрямился и мир снова сузился до душного города за стеной. - В разведкорпусе на каждом из нас висит печать смерти, но мы все метатели, хотим изменить мир. Вырваться на свободу из утлых стен, разорвать цепи бессмысленных смертей в желудке титана. - Он начала бессмысленно водить ладонью по шершавому камню. - Прости за многословие, но мне хочется рассказать тебе эти мысли. - Он повернулся спиной к воде и снова посмотрел на ту, что все еще считал свой подругой. - Мой план был прост. Обменять тебя на Эрена, выманить в катакомбы и выяснить не являешься ли ты Женской Особью, может даже нам удалось бы взять тебя в плен. - Глаза подернула пелена безразличия. - Именно поэтому ты. Ты оставила много следов, по которым можно было догадаться, что это была ты. - На кукольном равнодушном лице неуместным оскалом растянулась улыбка. - Но Эрен. Знаешь он не хотел в это верить. Защищал тебя до последнего, и даже сейчас пока все готовятся к плану, который я разрушил придя сюда, он верит, что ты наш товарищ. И я захотел поверить. - Арлерт закинул голову в надежде разглядеть звезды.

- Ты ведь она да? Ты убьешь меня? - Он покачал головой. - Ты должна. Сейчас тебе не скрыться от подозрений и преследования, плюс мы знаем, что ты зачем-то ищешь Эрена, он нужен тебе живым. Убей меня и беги. Тебе даже превращаться не нужно, ведь я слабак. Но может... - Он посмотрел с почти детской улыбкой на свою смерть. - Может перед моей смертью ты расскажешь мне почему?

0


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » who are we to each other?