пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Не надо мне твоих исповедей


Не надо мне твоих исповедей

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1337/198825.jpg

Аарон не отличался общительностью и держал баррикады в отношении Нила. Просто у них было все сложно. Нужно было время, чтобы они привыкли друг к другу. Но близнец Эндрю стал подозрительным - отмалчивается и исчезать стал часто. Джостену это не нравится. Интуиция твердит, что исчезновения Аарона сулят проблемы.

+3

2

Скрывать ублюдка становилось все сложнее. Все сложнее было заметать следы: оставаться незамеченным, прокрадываясь в цокольный этаж башни, выдумывать предлоги для исчезновения из комнаты - да так, чтобы хвост не увязался! - и главное, находить объяснение исчезающим вещам: далеко не все и не всегда удавалось купить вовремя, на что-то просто не хватало денег... А денег требовалось неожиданно много. Держать в подвале тайком от всех человека, который пытается слезть с наркоты, совсем не то же самое, что прятать хомячка в гараже. Даже если это очень агрессивный хомячок. Бешеный хомячок, будь он неладен.
Он стал нервным. Это замечает он сам, глядя на тени, пролегшие под глазами на осунувшемся лице, это повторяет Ники, подмечая изменившиеся интонации даже по телефону - будь он неладен, гребаный эмпат, это считает своим долгом сообщить ему каждый встречный, кто хоть раз в жизни хоть мимоходом обменялся с ним парой слов.

"Все хорошо? Ты какой-то нервный".
Да что вы говорите! Тоже, мать вашу, открытие, думает Аарон, и в мысленной речи его столько яда, что можно отравить весь университет Пальметто, но огрызаться вслух - нет, он пока держится. Слишком много раздражения спровоцирует вопросы - слишком много внимания, слишком много участия. А там и до мозгоправа недалеко. К психологу он не пойдет - судебная экспертиза его уже почти доконала. Бесконечные врачи, бесконечные вопросы. Они все так хотят знать, сделал ли он это в состоянии аффекта, был ли это трезвый расчет. Им почему-то особенно важным кажется узнать, помнит ли он происходящее в деталях, нет ли в его памяти неожиданных провалов. Например, момент убийства.
"При всем уважении, Бетси. Не пошла бы ты к черту".
Этого он вслух тоже не говорит. Дает четкие сухие ответы, явно не удовлетворяющие социальных работников, что мечтают разжалобить присяжных. Он говорит достаточно, чтобы они знали - он помнит. Даже если очень хочет забыть.
"Ты мог бы помочь себе", намекают ему, и он знает как. Но от мысли завести длинную душещипательную речь и пустить слезу на глазах у этих голодных до впечатлений, равнодушных людей, Аарона просто тошнит. Если это способ себе помочь - помощь ему не нужна.
В этом монотонно-участливом вое он в какой-то момент перестает понимать, почему все эти ненужные сочувствие и жалость обрушиваются на него. В этом деле не он жертва. Не жертва убийства, не жертва погибшего: он - убийца, но почему-то именно он должен изо дня в день повторять другим, что все хорошо.
- Да все в порядке, - пренебрежительно отмахивается он от очередной порции взволнованных расспросов и неожиданно натыкается на взгляд Джостена. Только тогда понимая, что буквально процитировал ненавистную всем фразу. Качает головой, не собираясь это обсуждать. - Просто устал.
Эндрю разумеется, молчит, если и задерживается взглядом на лице - тут же его отводит, стоит перехватить. Иногда Аарону кажется, он видит, как в глазах близнеца мелькает усмешка. А может, не кажется - это и правда хорошая шутка: вся каша заварилась из-за Эндрю, а расхлебывает ее Аарон. Уж к братцу-то никто с гребаным сочувствием не лезет.
Но суд - это по-своему хорошо. Суд - это его прикрытие, для странностей, для раздражительности, для постоянных исчезновений. Это благодаря суду он может фыркнуть "не твое дело" или "просто оставьте меня в покое" или "я ухожу, не иди за мной", и никто не посмеет ему возразить. Потому что ему "нужно время".
Вот только Джостен...

Шаги на лестнице едва слышно, но Аарон настороже и различает их без труда. В это время в холле вообще никого быть не должно. Может, но не должно - кому нужно таскаться по полутемной лестнице почти ночью? И это подозрительно, особенно в сочетании со скрипом двери, который он слышал, выскользнув в коридор. Тогда показалось - ветер, но теперь...
Отступив в темноту, Аарон выжидает, поправляя сумку с теплым одеялом на плече. В кладовке Рико с наступлением осени жуткая холодина, а синдром отмены тот еще аттракцион со сменой температур. Уж Миньярду-то не надо рассказывать.
Шаги приближаются, Аарон замирает, затаивает дыхание.
- Так и знал, что это ты, - хмыкает он, когда подвижная тень обретает знакомые очертания. - Куда собирался, Нил? Дай угадаю. Ты вовсе не следишь за мной? Просто вышел подышать воздухом?

+3

3

Джостен не умеет прятать свое недоверие, подозрительность - это помогало ему распознавать опасность. Чтобы сбежать, чтобы успеть принять меры. Нил привык верить своему чутью, поэтому с лёгкостью может ставить под сомнения действия людей. Он не верит, проверяет и все равно раздает свое доверие лишь Ваймаку и часть команде. Лисы постепенно пробираются в его внутренности, забирая каждую частицу для себя его души и сердца. Все внутри сжимается от страха, ведь он так желал не заводить близких отношений. Ему не нужны были привязанности. Он не мог подвергать опасности дорогих для него людей. Отец и его подчинённые шли по его следам. Подручные Натана ищейки, убийцы и не способны на сочувствие. Им нравится делать больно. Они играючи рушили все шансы на хэппи энд. Нил ощущает животный страх, когда попадает их в руки. Они не особо церемонятся, оставляя множество ран, ожогов.

Их смерть и смерть Натана вызывает пустоту и смех. Нил впервые ощущает себя спасённых и свободным. Ему больше не надо бежать, скрываться. Из горла вырывается истерический смех. Не больно. Но столько лет проведенных в пустую заглушают боль и фбровцы смотрят на него, как на умалишенного. Он понимает их взгляды, видит их сомнение на лицах. Они не верят, что родной сын Мясника оказался жив и был целью и жертвой своего отца. Но Натаниэль больше не собирается лгать, скрывать правду. Хотя все ещё не мог рассказать про клан Морияма.

Получив возможность жить как Нил Джостен, парень смог выдохнуть полной грудью и заняться экси. Ваймак таки уговорил стать капитаном команды. Трудности начались, когда новички стали байкотировать, не желая видеть на месте капитана сына Мясника. Нилу пришлось тяжело – все силы уходили не только на налаживание отношений внутри команды, так и улаживание личных проблем младших. Эндрю стал для него молчаливой опорой, один лишь его взгляд говорил о поддержке. Парни быстро затыкались, стараясь после делать вид, что не существует Джостена. Проблемные. Но Нил больше не был скован страхом и мог в полной мере показывать свой характер.

Но больше стал беспокоить Аарон. Подросток стал раздражительным, дерганным. Хоть он и пытался делать вид, что все "хорошо". Многие списывали на разлад с девушкой, но Нил каким то пятым чувством знал, что дела тут были не любовные. В поведении прослеживались жесты и взгляды, которые были знакомы Натаниэлю. Он первые несколько недель лишь пожимает плечами и списывает на паранойю. Но Аарон продолжает вести себя подозрительно, но на разговоры он не шел. Нил пытался подойти, но у них и до этого были не лучшие отношения. Переваривать они могли друг друга, но Миньярд не принимал отношения между братом и Джостеном.

Нил не старается следить, но провожает взглядом. То, что Аарон отмахивается от сочувствия и заинтересованности его проблемами, он лишь делает вид, что предстоящий суд его вымотал. Нападающий не верит ему ни на грамм. Реальный срок парень не получит, а сторона обвинения в лице отца Ники лишь желал как можно скорее завершить дело. Идиот прочувствовал на себе весь ужас осуждения людей и не мог уже так открыто твердить, что верующий.

– Хотел бы я сказать, что выходил подышать на крышу. Но мы оба знаем, что ложь для нас одинакова. – Нил сильнее засовывает руки в карманы джинс и останавливается напротив. Оглядывает брата своего парня и хмыкает. – И зачем же тебе на ночь глядя понадобилась большая сумка полностью набитая? Что там? Ты же не решил сбежать?

Парень хмурит брови и выжидательно смотрит на Аарона. Перекатывается с пятки на носок и смотрит прямо в глаза. Лжецов Нил быстро находил, ведь он такой же. И ему хочется сейчас верить, что Миньярд не обманет и все же хоть ему расскажет. Хотя и Эндрю Аарон не смог довериться. Значит тут дело было в том, о чем не мог рассказать. И это вызывало ещё больше вопросов и подозрительности.

– Аарон, у тебя все хорошо? – Нил говорит мягко, пытаясь хоть сейчас добиться расположенности. – Ты можешь мне рассказать. – Пожимает плечами и отводит взгляд. Хотя он и уверен, что смысл не дойдет до парня. Все же Миньярды были те ещё засранцами.

+2

4

Взгляд Джостена выхватывает сумку на плече так же цепко, как это могла сделать его рука, и Аарон невольно делает шаг назад, словно так оно и есть. Совершенно рефлекторное движение - спрятать вещи за спину соперничает с логикой. Джостен все уже видел, да и не так велика его задница, чтобы за ней, как за ширмой, спрятать толстый сверток с одеялом. Дрянь.
Джостен - худший из возможных вариантов. И лишнее свидетельство его кривой удачи. Хотя о какой удачи вообще может идти речь в его случае? Подсудимый в деле об убийстве, брат убийцы, один из тех, кого даже в этой шайке отбросов, зовущейся командой, называют "чудовищами". И вот, к слову об отбросах.
"Ты можешь мне рассказать", как-то даже застенчиво ляпает Джостен под его откровенно враждебным взглядом, и Миньярд ловит себя на дурацкой мысли, что что бы там ни происходило между ним и Эндрю, это меняет их обоих. Не факт, что к лучшему, но меняет: Нил Джостен, которого он встретил год назад был колючим агрессивным ублюдком, под стать братцу. С единственной разницей - там, где Эндрю сразу вгрызался в глотку, этот хотя бы предупредительно рычал. И вот поди ж ты - застенчивый. Просит о доверии, а не плюется обвинениями. Неужто отношения с семьей Эндрю решил наладить?
- Что если так? - Аарон кривится, глядя на Джостена.
Лично ему хорошие отношения на хер не упали. У него отличная память и вот это "какой же ты тупой" из нее не скоро вытравишь.
"Ты вперся в нашу жизнь, когда мы тебя не звали. Ты влез не в свое дело, хотя тебя об этом никто не просил. Ты узнал одну, только одну нашу тайну, потому что Эндрю, будь он, сука, неладен, позволил тебе узнать, и уже решил, что знаешь о нас все".
Да ни хера он не знал. И то, что Миньярд принял навязанное перемирие и пошел на чертовы сеансы с Эндрю, даже то, что они все называли успехом - все это совсем не означало, что они с Джостеном теперь друзья. Как бы не так.
- Если я и правда решил сбежать от вас подальше, - он щурится и пожимает плечами: не так, как Джостен растерянно, а со всем пренебрежением, на которое способен. - Хотя почему собственно сбежать? Мне скоро двадцать один, я почти совершеннолетний, я мог бы просто уйти. Что тогда?
Больше всего ему хочется закончить этот разговор и вернуться в комнату. Чертов Рико не подохнет от холода и голода за еще одну ночь - это решило бы все его проблемы, которые он сам на себя повесил, но этого не случится. Морияма на диво живучий ублюдок - то. что он сейчас здесь, а не под крышкой гроба где-нибудь в окрестностях Эвермора лучшее тому доказательство.
Но Нил Джостен, как гончая, почуявшая кровь, его так просто с хвоста не сбросить. Если уж сунул нос, куда не надо, не уберется, пока все не вынюхает. И единственный способ от него отвязаться, сказать правду. Или...
Аарон закатывает глаза, поправляет сумку на плече, склоняет голову набок, рассматривая Нила Джостена будто в сомнениях. Кусает губы, зачесывает назад упавшие на лицо отросшие волосы и вздыхает.
- У меня свидание. В парке. В сумке - одеяло, - он откидывает клапан с демонстративным раздражением. - Нужная, знаешь ли вещь, если не хочешь, чтобы жопу муравьи искусали. И еще кое-что... нужное.
Взгляд, обращенный на Нила становится красноречиво-презрительным.
- Надеюсь, провожать ты меня не пойдешь? - и со вздохом добавляет: - И только попробуй проболтаться.

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » Не надо мне твоих исповедей