пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » time goes by [LOVE DEATH + ROBOTS]


time goes by [LOVE DEATH + ROBOTS]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1290/326024.gif

time goes by

В технике есть своя магия, но эти две силы современного мира несоразмерны. Они сражаются друг с другом за лидерство, теряя много сил в процессе, однако... техника работает по законам, далёким от волшебства. Машины не устают и при наличии топлива могут обеспечить долгую и стабильную работу. С течением времён всякое волшебство, будь то очарованный мужчина или мелькнувший в ночи пушистый лисий хвост, пропадут. Загнанная в угол, магия ютится в священных местах, но что будет, когда туда придут люди, для которых магия - не больше чем техника, основная только на хаосе и знаниях, далёких от их понимания?

[nick]Yan[/nick][icon]https://i.imgur.com/UZoMIo1.gif[/icon][status]unbroken[/status][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Йен</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>love death + robots</fan>are there happy endings?<br>
is there a <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1290">sun</a> up in the sky?</div>[/lz]

Отредактировано Raiden Shogun (2022-05-29 01:18:04)

+2

2

Лян пришёл домой после тяжёлого рабочего дня, но слабости не показывал. В его семье, как, впрочем, и во всей его родной деревне было не принято показывать слабость. Отец научил сына тому, что они - представители гордого трудолюбивого народа. Если ты хочешь, чтобы тебя уважали, будь сильным. Другие ценят только силу. Если же ты хочешь есть, добудь себе еду. Охота - один из самых подходящих способов, чтобы показать свою силу. С чем Лян был не согласен. Это, другое мнение, не свойственное отцу, зародилось давно, в ту самую ночь, когда маленький мальчик познакомился с ровесницей неизведанного, волшебного происхождения. Почему именно Лян был не согласен, он не сразу понял. Аргументы образовались позже, с возрастом и пришедшей мудростью. Тем не менее, юноша не говорил отцу о разногласиях в их мнениях. Даже если он не собирался идти по стопам родителя и становиться охотником, он всё ещё уважал собственного отца и не хотел ему перечить.

Ум. Именно ум заставлял других людей считаться с тобой. Так полагал Лян. Он смотрел на англичан и, несмотря на отвращение, которое он к ним испытывал, восхищался ими. Если бы они не были так умны, они бы не добрались сюда и не заставили китайцев работать на них. Да, их войска были сильны, сильнее, чем у местного народа. Но если бы не оружие, которое изобрели зарубежные колонизаторы, они бы никогда не смогли указывать местным жителям на своё место. Следовательно, если ум это оружие, значит, ум это сила. Такого принципа по жизни решил придерживаться Лян после смерти отца. О чём ещё ни разу не пожалел.

Рабочие дни на заводе проходили монотонно, с точки зрения режима. Однако, это абсолютно не было преградой для пытливого ума вроде Ляна. Каждый божий день он узнавал что-то новое. А ежели не узнавал, то оттачивал навыки. Молодой человек быстро научился делать то, что от него требовалось. Работодатели были довольны результатом, а это главное. Это значит, что юноша может не просто жить в городе, а быть его частью.

- Да, не дурно, Лян... для китайца, - однажды подметил господин Грант. Прозвучало очень обидно, но Лян не обратил на это внимание. Либо убедил себя в этом. Потому что эта фраза порой до сих пор всплывала в его голове. Служила мотивацией для новых побед. Достижение каждой новой цели значило многое, особенно в мире, которым руководил прогресс. И юный инженер не мог себе позволить пасть под его колёсами. Он выбрал второй вариант - оседлать его, как это делали английские господа. Лян верил, что сможет достичь больших высот благодаря свооему уму и усердным стараниям. Он свято верил в то, что когда-то наступит момент, когда его зауважают даже колонизаторы. Вот увидишь, отец, - порой обращался парень к родителю, который наблюдал за ним с небес.

Правой рукой молодой человек взял шлейку на другом плече, чуть наклонил голову и провёл ею назад, снимая с себя сумку. Он повесил её на крючок на стене, затем сел и разулся. Каким бы уставшим он ни был, Лян знал, что самое интересное только начинается. Несмотря на то, что молодой инженер в последний раз ел аж в обед, мысли о хобби, которое обещало занять весь вечер, заставили напрочь забыть об ужине. Лян поднялся, расстегнул сумку и достал оттуда блокнот, куда перерисовывал и записывал все идеи, которые могли ему пригодится в дальнейшем, после чего быстро зашёл в комнату и закрыл за собой дверь.

Автоматика была чем-то удивительным, словно волшебным. Чуть прикусив нижнюю губу, Лян увлечённо вкручивал винт в крепление. Делал он всё аккуратно, чтобы прочие незакреплённые детали оставались на своих местах, пока он не добрался до них. Юноше не терпелось увидеть окончательный результат. Это должно было стать его очередным чудотворением. Все те поршни и двигатели, которыми инженер занимался по шаблону на работе, не в счёт. Лян работал над своими собственными изобретениями, в период между практикой поглядывая на чертежи, которые нарисовал основываясь на рисунках прочих механизмов и самых настоящих животных у себя в блокноте. Автоматический кролик, который уже стал первым шагом в пути Ляна к великим свершениям, порой не просто радовал глаз, но и служил вдохновением для новых свершений. Когда же юный инженер смотрел на свою единственную подругу, которой помог модернизировать механическое тело, он чувствовал не только вдохновение, он чувствовал громадный спектр эмоций. Он чувствовал, что способен помогать ей и дальше. Злость, которую он испытал, когда узнал, через что прошлось пройти Йен, Лян был вынужден быстро проглотить. Хотя, вероятно, она всё-таки осталась в сердцах обоих. Служила непоколебимой мотивацией для того, чтобы Йен наказывала виновных. А Лян следил за её исправностью.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1290/75667.gif[/icon][nick]Liang[/nick][status]ready to fix[/status][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1290/123056.gif[/sign][nm]<a href="" class="ank">Лян</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>LOVE DEATH + ROBOTS</fan>I hope <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=403">you</a> survive</div>[/lz]

Отредактировано Roronoa Zoro (2022-06-03 14:01:39)

+1

3

Быстрый – словно молния – удар. Грубый росчерк на лице. Эти действия Йен, казалось, запомнила до автоматизма. Забавно, но в её ситуации это и было чем-то вроде него.

Новое тело не уставало, не истощалось магией, и порой, просто гуляя по улицам, Йен видела, как на неё смотрят мужчины. Наверное, мать бы могла гордиться тем, что выросло из робкого и боязливого лисёнка, с благоговейным страхом наблюдающего за работой взрослой и опытной лисицы. Чувства и правда опьяняли, но они не приносили Йен такого удовлетворения, какое чувствовала её мать. И руки губернатора, сделавшие из неё калеку, только укрепили эту мысль.
Настоящее удовольствие Йен приносила охота. Ей нравилось ощущение скорости, силы и лёгкости ото всего земного, что как будто держало её на этом свете. Будучи одиночкой, она не считала, что так будет всегда, однако те коррективы, которые были внесены в её жизнь, всё чаще заставляли задуматься.

И искать способ выбраться из этого заколдованного круга.

Йен охотилась и всё так же видела в этом смысл своей жизни. Пострадавшая от похоти мужчин, она просто не могла относиться к ним так же, как мать. Даже когда лисица в человечьем обличье прогуливалась по улицам, надёжно скрывая металл своего тела одеждой, её так или иначе останавливали, чтобы просто познакомиться. Улицы днём были более-менее безопасны, и никто не рисковал вступить с ней в конфликт, но вечером... вечером лучше было не выходить. Сначала Йен нравилось ощущение силы, но совсем скоро... её стала пугать та жажда, с которой она помогала беззащитным женщинам, которым, как и ей самой, неоткуда было ждать помощи раньше.

И с каждым днём её помощь всё больше походила на жажду убийства.

Йен понимала, что с ней что-то не так, но в сердце каменных джунглей, к которым всё больше примешивались технологии, помощи ждать неоткуда. Она, сжимая в руках последние капли магии, пыталась связаться с другими хули-цзин, но тщетно. Им было нечего делать так далеко от дома. Слабеющая магия загнала их в леса, поближе к священным местам и древним храмам, где, по поверьям, ещё можно было вернуть свою истинную сущность.

Хотела бы Йен, чтобы и с ней это сработало так же, как с остальными.

Но для этого нужно было следовать традициям... которые говорили, что ей надо питаться совсем другой энергией. Йен же лучше всего подпитывал страх, который она видела в глазах мужчин, пытавшихся организовать себе компанию на одну ночь.
Со временем её ночные дежурства вошли в привычку, ведь преступления случались с завидной регулярностью. Человеческое общество слишком сильно раскололось на две части, и если раньше Йен почти не видела этого, потому что люди жили рядом с ней и чтили другую половину, которую составляли обладающие магией существа, то теперь в их расколотый круг вмешались люди - как элита, так и все остальные. Те, кому было плевать на чужие жизни и те, кто отчаянно хотел выжить. Надо ли говорить, что Йен без промедления встала на сторону вторых?

Она почувствовала, как по металлу стекает кровь – задумавшись, она не убрала руку и теперь меланхолично смотрела на то, как сквозь глубокие царапины на шее обмякшего мужчины проглядывает плоть. Кем бы он ни был, рана серьёзная, но Йен быстро перевоплощается и протягивает спасённой женщине руку. В её глазах всё тот же страх, что минуту назад был и в глазах раненого мужчины, но теперь ей противно. Она ждёт отвращения или даже ненависти, но видит даже сочувствие. Чувствует, что та берётся за руку без сожалений и даже обнимает спасительницу, как будто резко избавившись от сильного страха. Лисица чувствует, как та дрожит. Нет, не избавилась.

- Спасибо, - Йен слышит только голос возле уха, пока тело пытается хоть как-то имитировать то тепло, которое она чувствовала раньше.

Подолгу плутающая, лисица возвращается домой только на рассвете, когда город уже почти остыл после холодной ночи и с нетерпением ловит первые лучи. Просыпаются те, кто работает, не покладая рук, когда самой Йен, наверное, нужен отдых. Для того, чтобы обернуться лисой ей всё так же нужен огонь – мастерство Ляна сделало с ней что-то странное, но Йен... благодарна, наверное. Она чувствует себя полезной, но как будто не может смыть с металла кровь всех своих жертв. Да, они выжили и рассказывали бредни о ночной лисе, которая терроризирует город, однако стражам порядка приходилось работать и с теми, кто подвергся насилию. Не каждая женщина находила в себе сил рассказать о случившемся после такого, но каждый случай ещё больше повергал в сомнения органы правопорядка.

Или нет.

Перед домом Йен видит объявление о розыске. Вместо фото – нечёткий рисунок лисицы, а за поимку платят гонконгскими долларами, стало быть это дело рук британского общества, представители которого слишком пострадали от излишнего внимания ночной охотницы. Йен хмурится и поплотнее запахивает длинный плащ, ещё какое-то время смотря на бумагу. Прежде чем подняться к себе, она резким движением срывает её с доски и мнёт в руках до состояния маленького бумажного комочка, который отправляется на тротуар.

Лян живёт на чердаке, с которого ночью удобно прыгать, но сейчас у Йен не то настроение – снова столкнувшись со своими инстинктами, она чувствует себя подавленной. Друг встроил ключ в один из её пальцев, и лисица легко открывает входную дверь.

Он ещё не ушёл на работу.

Наверное, её лицо сейчас выдаёт всё, о чём думает Йен, поэтому она только бросает короткое "что?", прежде чем заварить себе чай. Лян заверил её, что органическая пища не будет проблемой, но все процессы, для которых использовались её внутренние органы, были упрощены. Если бы на её месте был обычный человек, то он бы не пережил такое. Губернатору очень повезло какое-то время лицезреть результат своих безумных трудов. Радовало, что он поплатился за это сполна.

- Я чуть не убила человека сегодня, Лян, - тихо произносит Йен, отрывая взгляд от чашки с ароматным дымящимся напитком и глядя на единственного своего друга, - По городу расклеены объявления о поиске лисицы, которая нападает на людей. Британцы не оставят меня в покое, пока я не уеду обратно. Но куда хуже то, какая энергия стала меня привлекать, - честно признаётся она, - Это страх. Мне нравится, когда эти мерзавцы боятся. Нравится, как они вопят, когда мои когти взрезают их плоть. Наверное, я могла бы стать убийцей, если бы не тот случай, когда ты пощадил меня.

Она вдруг ставит чашку, поднимается и проходит к окну, глядя куда-то вдаль, поверх улиц. Какое-то время молчит.

- Может быть, это было зря.

[nick]Yan[/nick][icon]https://i.imgur.com/UZoMIo1.gif[/icon][status]unbroken[/status][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Йен</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>love death + robots</fan>are there happy endings?<br>
is there a <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1290">sun</a> up in the sky?</div>[/lz]

+1

4

Лян проверил, насколько крепко держится металлическая пластина, попробовав её пошатать. Результат приятно порадовал, и юноша чуть отклонился назад. Работа почти завершена. Китаец смотрел на механического воробья, масштабом один к одному с реальным, и не мог перестать улыбаться. Очередное его проявление любви к живому. Оно и не дивно, с этой любовью мальчик и родился, иначе пошёл бы по стопам отца. Возможно, ему такой дар достался от матери, чего Лян точно знать, к сожалению, не мог, так как лишился её ещё до самых ранних воспоминаний.

Чудо-птица, что сейчас стояла на столе, была лишена одного, настоящей жизни. И будучи обычным инженером, этого ей Лян дать не мог. Всё, на что он был способен, это создать жалкую имитацию. И хотя жизнь это нечто великое, что нельзя скопировать и просто так подарить, юный изобретатель был счастлив иметь дело с автоматикой. Так или иначе он хоть что-то творил, а творить ему определённо нравилось больше, нежели разрушать.

Тело, которого без спроса лишили бедную Йен, было настоящим шедевром, с точки зрения механики. Но Лян никогда бы не дошёл до такого, не такой жуткой ценой. Он с удовольствием бы попытался вернуть ей прежний облик, однако глядя правде в глаза, сложно было бы отрицать, что всё, что смог бы подарить своей единственной подруге даже такой светлый ум, как Лян, это лишь протезы. Такие же заменители частей тела, как те, что уже стыдливо прятались под её плащём, только больше похожие на настоящие. По крайней мере снаружи.

Сейчас, когда он подарил ей возможность перевоплощаться в своём новом теле, он следил за тем, чтобы оно было исправно. Что особенно важно, учитывая, какими опасными делами она промышляла по ночам. Сегодня ему не удалось повидать Йен перед её охотой, поэтому всё, что Ляну осталось, это помолиться, чтобы с ней всё было хорошо. Хотя, казалось, будто хуже уже точно не будет. Увы, знать, где именно она находилась, он не знал и не мог знать, точно так же, как и факт, нужна ли ей его помощь в данный момент. Поэтому он просто задумался на тему того, стоит ли ему создать какого-нибудь механического орла, который мог бы служить посланником для Ляна, в случае чего. Отпустить тревожные мысли всё же удалось, когда парень вновь осознал, с кем имеет дело. Всё-таки она родилась хищницей, она справится, во что бы то ни было. Китаец кинул уставший, но радостный взгляд на воробья. - Тебя завтра уже протестирую. - Он поднялся из-за стола, развернулся и пошёл в противоположный угол комнаты, где на полу его ждала постель. Он снял рубаху и мягко приземлился вниз, прячась под покрывалом. - Завтра ждёт новый день, новые свершения. Даже если начнутся они так же, как сегодня.

Воспитание не позволяло жаловаться на то, насколько порой раздражающей была эта монотонность, серая рутина. Он проснулся так же, как и вчера. И позавчера. И за день до этого. Он словил себя на мысли, что будильник, который он видел на работе у кого-то из работодателей, это очень полезное изобретение, и однажды ему пригодится сделать такой же. Но сейчас, пока он жил такой жизнью, ему не было такой потребности. Биологический будильник заставлял Ляна просыпаться изо дня в день в одно и то же время, в 6 утра. Что слегка позже, чем то время, когда мальчик был вынужден просыпаться у себя дома. Рабочий день у него начинался в 8, но поскольку жил юноша в относительной близости к работе, то успевал добраться туда за час. Даже оставалось время на то, чтобы уделить пару минут свежему воздуху прежде, чем Лян оказывался на заводе. Проверка без поблажек, строгие местные прорабы, что, как и юноша, приехали на заработки, но ввиду многолетнего опыта смогли устроиться на ступень выше, ничего этого не угрожало ни молодому изобретателю, ни его коллегам. Их трудолюбивый народ не привык жаловаться, все действовали строго по правилам, от чего зарубежные господа порой были просто в восторге. Сами же англичане позволяли себе приезжать на работу в 9-11 часов утра. Разумеется, так же, в зависимости от уровня значимости в обществе.

Лян приподнялся, оказавшись в сидячем положении, и потянулся, издавая громкий зевок. Он постепенно встал на ноги и сделал небольшую, но эффективную разминку, разогревая тело и подготавливая мышцы, кости и суставы к новому дню. Юноша сделал пару десятков быстрых отжиманий, затем столько же приседаний. Отец учил держать тело в тонусе, не только на случай тяжёлой работы, что предстояла каждый день, но и для хорошего самочувствия. Особой важности эти слова приобрели, когда юноша устроился на работу, где ему приходилось иметь больше дела с тяжёлым физическим трудом.

Молодой человек накинул рубашку и принялся завтракать. Небольшой порции риса утром, как правило, ему хватало с головой, чтобы трудиться весь последующий день. Едва юноша окончил, краем уха он услышал скрип входной двери. Встретившись взглядами, Лян понял, что её вновь что-то гложет. Но мучать вопросами сразу не стал. Ей нужно выпить чай и отдохнуть.

- Но ведь этот человек хотел навредить тебе? Или кому-то другому? - попытался найти оправдание инженер. Он понимал, что есть плохо, а что есть хорошо. Но так же он понимал, что есть поступки, а есть последствия. Каждый, особенно взрослый человек должен сам отдавать себе отчёт.

- Ты хочешь вернуться..? - В голосе прозвучало едва заметное беспокойство. Он не хотел, чтобы она уезжала. С другой же стороны, он очень этого хотел. Но если в первом случае он хотел, чтобы Йен оставалась рядом, то во втором он хотел, чтобы она оставалась в безопасности. И больше всё же Лян хотел второго, поэтому не стал упрекать её в объявившемся желании.

- Послушай, Йен. - Подниматься из-за стола юноша не стал, у него ещё было время перед уходом на работу. Он взглянул на собеседницу, которая подошла к окну. - Ты хороший человек. Я не знаю, насколько хорошая из тебя хули-цзин, но я могу точно сказать, что ты хороший человек. Именно по этой самой причине я никогда не пожалею, что пощадил тебя. Если для тебя это что-то значит. А я на это очень надеюсь. - Он выдержал короткую паузу. - Если есть что-нибудь ещё, чем я мог бы тебе помочь, скажи мне. Говори со мной. А я в свою очередь, сделаю всё, что в моих силах.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1290/75667.gif[/icon][nick]Liang[/nick][status]ready to fix[/status][sign]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1290/123056.gif[/sign][nm]<a href="" class="ank">Лян</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>LOVE DEATH + ROBOTS</fan>I hope <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=403">you</a> survive</div>[/lz]

0

5

- Это для меня много значит, - тихо произнесла она.

- Но это не значит, что я не страдаю каждую секунду своей жизни.

Йен улыбается краешком губ, пока ещё не глядя на Ляна. Она смотрит на враждебный город, где всегда будет место несправедливости, и понимает, что больше всего на свете хочет отсюда уехать. Гонимая народом за свои действия, лисица невольно вспоминает мать, которой досталось не меньше, но она отвергала любые изменения. Она, если так подумать, была куда большей почитательницей традиций. И сейчас наверняка помогла бы советом, словом... быть может, даже делом. Порой Йен не хватало хоть кого-то её рода, потому что одиночество нередко угнетало. Ей хотелось поделиться теми ощущениями, которые не мог испытать больше никто из людей, но в те времена у неё была охота, и те эмоции, которые девушка испытывала от неё, казались достаточными. А после мир перевернулся с ног на голову. Йен поняла, что теряет силы, а её звериное нутро уступало человеческому... до определённого момента.

- Он хотел, - вдруг заметила Йен, вспомнив о сегодняшней охоте. Она прошла к столу и села напротив, держа в руках чашку, - Но, возможно, такая травма была для него слишком серьёзным напоминанием. То, что со мной сделали... я как будто вижу это в любой беззащитной девушке на улице. Вижу жертву и негодяев, которые не прочь поживиться молодым телом. И меня тошнит от этого, потому что раньше, ещё в деревне, люди были совсем другими. Мне было просто отличать чёрное от белого, а законы, которым следовали такие как я, и такие как ты, были очень просты. Оборотни забирали негативные чувства, и я всё ещё верю, что могла бы следовать этому, если бы ничего не произошло, но... , - Йен сбросила плащ на спинку стула и провела рукой по грудной пластине, - Я теперь другая.

Никогда прежде не испытывающая этого, лисица не смогла бы объяснить, что это город так давит на неё и, конечно, в привычной среде обитания ей было бы спокойнее, но в какой-то момент её начал терзать и страх за себя. Она была обязана Ляну новым телом и теперь в некотором роде зависела от него, потому что всё это не казалось ей вечным. У каждой хули-цзин был свой срок, но протезы как будто давали ей иллюзорное бессмертие, и Йен всякий раз спрашивала себя, какова на самом деле его цена. Она понимала, что подобные чувства ознаменовывают собой только начало каких-то более серьёзных изменений, о которых она не сможет рассказать Ляну, но... в какой-то момент будет уже поздно. Возможно, в какой-то момент ему придётся... просто отключить её, как он отключает все эти машины.

- Я правда очень хочу вернуться, - грустно добавила лисица, - Даже наверняка зная, что меня ждёт там. Ещё когда была жива мама, я слышала легенды о священных местах. Мне хотелось бы верить, что магические предметы и земля, пока ещё хранящая силу прошлого, позволит мне хоть как-то обрести себя.

Даже в самых смелых мыслях Йен это были очень наивные и смелые надежды, но она бы не стала доказывать это Ляну – тот многое понимал и сам. Йен не любила говорить что-то такое, что расстраивало его, но в эти моменты они оба понимали, что будет, если в деревне и лесах вокруг неё не осталось таких мест. Лисица была готова бороться за это всеми силами, но утерянные надежды бы окончательно сломили её. В то же время, дальше жить в городе, питаясь только обещаниями себе самой, она больше не могла.

- Я хочу поехать туда, Лян, - заметила Йен, сделав несколько глотков чая и ставя чашку на стол, - Я устала ничего не делать, потому что это мало похоже на жизнь, которой я хоть немного хотела. Всё вокруг кричит о том, чтобы я приспособилась к этому, но я знаю, как это закончится. Я бы не хотела отдавать свою жизнь тем, кто и так уже успел забрать её однажды. Даже если шансов не очень много, мне хотелось бы найти то место, где я почувствую себя живой. Даже если это будет последним, что я смогу почувствовать.

Ей не хотелось вкладывать в это столько фатализма, но Йен не знала, что она может найти близ деревни. Она была готова в прямом смысле слова рыть носом землю, но не представляла, чем является этот мифический островок мира в океане безумия. По рассказам одних это был храм, содержащий в себе много магических предметов, другие говорили о монастыре, третьи видели это как поляну, на которой находится множество зачарованных растений-стражей. С каждым днём лисица всё меньше верила в сказки, но меньше всего ей хотелось обнаружить там пепелище и следы разбоя английских господ, потому что... за разбитые надежды она отплатила бы кровью тех, кого видела каждый день.

- Я не могу просить тебя поехать со мной, - наконец, смогла сказать Йен, - Потому что вижу, как ты увлечён этой работой, но очень хотела бы, чтобы ты тоже поехал. Вполне возможно, что там будет опасно, и я не знаю, насколько. Но я готова пойти до конца, потому что иначе точно сойду с ума. Или полиция найдёт меня раньше, чем я смогу уехать.

Ей не хотелось просить об этом Ляна прямо сегодня, но Йен знала, что времени мало – быть может, несколько дней или даже несколько часов. Деньги для неё не были проблемой, потому что не все жертвы английских господ предавались страху, но... лисица медлила. И не только потому, что Лян с некоторых пор занимался диагностикой её протезов. Она не могла признаться ему, но просто не хотела врать себе, что привязалась к другу... возможно, единственному своему другу в этом мире. Оставить его даже в пользу своей мечты и правда виделось ей тяжёлым решением.

[nick]Yan[/nick][icon]https://i.imgur.com/UZoMIo1.gif[/icon][status]unbroken[/status][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Йен</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>love death + robots</fan>are there happy endings?<br>
is there a <a href="https://barcross.ru/profile.php?id=1290">sun</a> up in the sky?</div>[/lz]

+2


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » time goes by [LOVE DEATH + ROBOTS]