пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » фандом » Всё для тебя одной [OUAT]


Всё для тебя одной [OUAT]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.gifer.com/HmxC.gifhttps://pa1.narvii.com/6714/2b37443709c4b5b19a165065f8dee2132f740819_hq.gif

Всё для тебя одной

Сторибрук, после снятия проклятия.

По требованию Коры Реджину вернули обратно в Сторибрук. Как пройдет встреча матери с дочерью?

Реджина Миллс & Кора Миллс

Отредактировано Cora Mills (2022-06-05 23:07:49)

+3

2

[indent] Никто не знает, что произойдет завтра. Будущее - это загадка для любого человека. Если бы кто-то сказал Реджине, что мать жива и сейчас Сторибруку угрожает смерть, она бы засмеялась прямо в лицо. Если бы ее никто не держал в  том городе, женщина никогда и ни за что не вернулась бы обратно и позволила бы своей маме расправиться с врагами. Но в городе был один человек, ради которого она согласилась встретиться лицом к лицу со своей матерью и умереть от ее рук, только лишь бы она не тронула ее сына.
[indent] Стоя в центре на пустой дороге Сторибрука, Реджина подняла взгляд на башню, где стрелки часов продолжали свой путь  и, вспоминая время, когда когда часы  стояли, все повторялось как в день сурка, только Генри продолжал расти и, в отличие от  своих одноклассников, каждый год переходил в другой класс, и тогда Миллс начала тревожиться, понимая, что настанет день, когда обман и вся правда рано или поздно раскроется.
[indent] -За мной не ходить! Я одна разберусь со своей мамой, - сказала Реджина двум людям, стоявшим напротив нее. Эмма уже хотела высказаться, но королева опередила ее, - И это не обсуждается, мисс Свон! Зная свою мать, я уверена, что она не тронет Генри. - но тревога все равно не покидала женщину.
[indent] Не попрощавшись, Королева круто развернулась на своих каблуках и зашагала в противоположную сторону к своему особняку, оставляя Грэмма и Эмму в недоумении. Сейчас выяснять с ними отношения Реджина была не намерена, ее волновало только одно - Генри, в порядке ли он, не сделала ли с ним что-нибудь Кора. Еще одной потери она просто не выдержит и тьма полностью поглотит ее разум и, уже почерневшее от прошлого, сердце.
[indent] Дойдя до особняка под номером 108, Реджина на мгновение остановилась, осматривая свой дом и окна. Свет горел только в комнате Генри, несмотря на слабую яркость света, женщина увидела темный силуэт и узнала, что за шторами за ночным городом следил ее сын. Генри, отодвинув штору, посмотрел в глаза приемной матери.
[indent] Их взгляды встретились…
[indent] Ее сердце забилось с бешеной скоростью, а знакомый страх заскользил вниз по позвоночнику, вызывая дрожь. Она испытывала чувство вины перед своим сыном, и  совесть грызла изнутри, и горе стояло в горле комом из не до конца невыплаканных слез. Не проходило и дня, чтобы Реджина не думала о нем. Каждый божий день она смотрела на фотографии, которые захватила с собой в Зачарованный лес, где были запечатлены они с Генри, и мучилась от боли в груди. И тогда она решила вырвать сердце, чтобы утихомирить свою душевную боль и тоску по мальчику.
[indent] Проводя рукой по воздуху, женщина увидела купол вокруг ее особняка и сделала вывод - Кора наложила кровное заклинание, которое снять сможет только она и дочь. Миллс без проблем отворила входную дверь, впуская в дом морозный воздух. Тут она услышала, как на втором этаже открылась дверь, и увидела Генри, быстро спускающегося по лестнице.
[indent] -Мама, - крикнул мальчик, бросаясь в ее объятия.
[indent] Реджина, крепко обнимая своего малыша,  даря ему свое тепло, безопасность и утешение, не смогла сдержать эмоции и дала волю слезам.
[indent] -Генри, - прошептала Миллс,вдыхая такой родной запах корицы и какао, исходящего от него. Как ей его не хватало сына. - Как ты, мой дорогой? С тобой все хорошо? - засыпала его вопросами обеспокоенная мать.

Отредактировано Regina Mills (2022-06-17 20:41:41)

+3

3

Я хотела вернуть свою дочь. Мысль, которая очень давно посещала меня и следовала по пятам. У нас было много разногласий, которые стоило разрешить, и все же, я надеялась, что смогу поговорить с Реджиной и объяснить ей, как важно для меня её благополучие. Ошибки прошлого стоило оставить позади, открывая путь в новое будущее, в котором мы будем вместе. Разве, я желаю много? Всего лишь, воссоединения семьи, от которой осталось столь мало, что не хватало слов объяснить всю переменчивость неясных очертаний нашей общей судьбы.
   Этот Сторибрук – он был воплощением желаний моей дочери, несбыточных надежд, стремлением достигнуть желаемого. Всё было устроено подстать ей, со вкусом, изяществом и размахом и я даже стала привыкать к местной обстановке. Изучать убранство особняка, свыкаться с происходящим в новом мире. Первый месяц я провела в обличии Белль. Жалкой пигалицы, которую стали искать сразу, как только раскрылся мой обман. Я смогла сразу же договориться с Темным о невмешательстве мои дела, и это принесло свои плоды. Наличие сильного противника могло бы спутать мои карты, а так, я наслаждалась властью и возможностью манипулировать четой Прекрасных и прочими мелкими и незначительными людишками. Узнавая этот персональный мир Реджины, я выяснила, как она дорожит Генри, как сильно любит его, заполучила информацию об отношении к ней жителей Зачарованного Леса, в этом новом месте и о том, что с ней сделали эти глупцы. Я была рассержена и все-таки, не опускала руки – придумала план. Возвращаться в Зачарованный Лес я не горела желанием, да и Сторибрук стал для Реджины новым домом, где всё обустроено по её желанию. Ради чего стремиться назад, когда я могу спокойно обустроиться здесь и получать истинное удовольствие от происходящего?
   С Генри я решила подружиться еще будучи Белль. Заговорила с этим чудесным ребенком, говорила обо всём на свете, пытаясь лучше узнать. Втереться мальчишке в доверие не оказалось сложным, более того, он так позитивно отзывался о Реджине, что я сразу поняла – сын моей дочери поймет мои мотивы и не станет злится на моё решение. Отчего-то, мне казалось, что будет лучше, если Генри будет согласен с моими действиями и не превратит себя в жертву. Я хотела вернуть дочери сына, вернуть её расположение и её саму в свою жизнь. Начинать чистый лист с распрей и упреков? Это глупо и не стоит затраченных усилий.
   В назначенный час я встретила Генри из школы и предложила прогуляться по морскому берегу. Удостоверившись, что за нами никто не следит, наклонилась перед мальчиком и предупредила, что сейчас случится и ради чего всё затевается, после я вернула себе истинный облик и приветливо улыбнулась своему собеседнику.
- Ты ведь хочешь, чтобы мама вернулась, дорогой? Я тоже этого желаю, и мне нужна твоя помощь, - любящий сын хочет вернуть свою мать, и я была рада, что мы смогли договориться. Кровное заклятье лишь не позволяло зайти кому-то внутрь и выйти, но Генри не был жертвой в данном случае. И, ради него я научилась пользоваться всей это техникой и странными устройствами. Я могла наколдовать какао магией, а вместо этого, стояла возле плиты и творила напиток самостоятельно.
   Выдохнув, я поджала губы и улыбнулась – вышло так, как и должно, как я когда-то давно готовила напиток Реджине. Меня таким в детстве баловали крайне редко и лишь по самым великим праздникам, так как денег не было, и я всегда была счастлива, когда мне удавалось попить какао. Что было тогда и что есть сейчас, земля и небо. По сравнению с тем, кто пила моя дочь и что готовлю я сейчас, мне доставался лишь разбавленный осадок с кружки вельмож, а тут, во истину королевское блюдо. Услышав, даже почувствовав, что через заклятье прошла моя дочь, я улыбнулась вновь и разлила напиток в три чашки, посыпав его при этом белоснежными зефирками, на которых настоял Генри. Этот мальчик вел себя хорошо и совершенно не создавал проблем. Возможно, он знал, что я не стану ему лгать. Не знаю.
   Наша встреча была волнительной, я много раз прокручивала в голове, что и как скажу при встрече Реджине, а теперь, не знала с чего начать. Расставила на поднос чашки с напитком и вышла в коридор, останавливаясь в дверном проеме.
- Здравствуй, Реджина, - приветливо улыбаюсь, любуясь дочерью, что прекрасна, как и всегда, - мы ждали тебя.
   Я бросаю взор на Генри, который обернулся и улыбнулся мне в ответ, снова обнимая свою маму, что-то ей рассказывая. Ожидая, когда он договорит, я кратко выдыхаю и распрямляю плечи, подбирая тщательно слова.
- Может, пройдем в гостинную? Я приготовила какао с этими странными белыми … зефирками, - сложно свыкнуться с новыми названиями, но я стараюсь. Даже приоделась и поменяла прическу – Генри и другие люди города мне помогли, когда я была Белль.
- Боюсь, что остынет. И, нам есть о чем поговорить. Нам всем, - Ради Генри и Реджины всё затевалось. Зная дочь, скорее всего, она будет переживать, не навредила ли я её сыну. Пусть он расскажет, что было во время отсутствия Реджины, а после мы поговорим о том, что было с ней и как поступить в будущем. Этой мой шанс. Я не намерена его упускать.

+3

4

Генри чувствовал себя принцессой, запертой в башне, а бабушка – Кора была драконом, что охраняла его и не выпускала из дома, где Генри прожил всю свою жизнь. И именно здесь он более остро чувствовал связь с той матерью, что вырастила его. Боль от того, что потерял ее, юный Миллс, отражалась в его порой печальных глазах. Никогда не знаешь, насколько дорог тебе человек, пока не потеряешь его. Почему-то, такой сильной привязанности он не чувствовал к биологической матери, хоть он любил и ее с того самого дня, когда повстречал ее.
Странное это ощущения – чувства. Порой их и вовсе не понимаешь. Чтобы разобраться в них необходимо время.
Генри часто представлял себе какой будет встреча с матерью. Но это уж точно будут такие долгожданные объятия, а дальше каждый раз Генри представлял по разному, но во всех ситуациях были объятия.
Пока он жил вместе с Корой, постоянно старался придумать общие развлечения и не давал покоя своей бабушке. Честно сказать, порой и думал сбежать, ведь его мама сделала свой выбор и не знал, вернулась ли она к нему, если бы мальчуган послал ей весточку, что скучает? Ведь, если бы не этот шантаж, то они никогда не увиделись бы? А может быть, он сам нашел бы способ отправиться в Зачарованный лес. А ведь ему хотелось бы там побывать.
Поднявшись на второй этаж после завтрака Генри достал свою книгу сказок и альбом, которые открыл сидя возле окна и стал снова разглядывать фотографии. Уже в который раз за все время своего заточения. Легко улыбался, дожидаясь в своей комнате обещанное какао с зефирками и корицей, чтобы после провести время за очередным занятием. Может быть, поговорят, поиграют в какую-нибудь настольную игру. Посмотрят кино с попкорном? Хотя, было бы лучше больше проводить время на свежем воздухе. Неудивительно, что Генри стал более бледным нежели раньше.
Краем глаза мальчуган заметил, приближение матери к особняку. Он подскочил на ноги и широкая улыбка на его лице.
С большим нетерпением Генри побежал как можно скорее вниз. На мгновение остановившись на лестнице он закричал:
- Мама!
Преодолев последние ступени, Генри мгновенно обнял свою маму за талию, прижавшись к ней, цепляясь своими пальчиками в нее, словно опасаясь, что все это сон и она может испариться подобно весеннему ветерку.
- Я боялся, что мы больше никогда не увидимся. – произнес тот, все еще широко улыбаясь. Вглядываясь в эти знакомые черты лица. Как же многое ему хотелось сказать, но чувства переполняли его.
Миллс обернулся к Коре в надежде, что это не иллюзия и мама правда здесь.
- Прости, что все так получилось, мам… я уже думал о том, чтобы отправиться в Зачарованный лес, найти тебя, чтобы ты показала мне свой мир. Но я не знал как это сделать… и бабуш… - тут Генри запнулся, вспомнив отношения своей матери к Коре. И поэтому он продолжил намного тише. Даже сдавленно.
- Кора, хотела измениться, но я не уверен, смог ли я ей помочь… и… - губы мальчика стали тонкой полосой, так как не знал, что ему сказать. И каким образом.
..
- В общем... вот... - кажется, что в этот самый момент настала немного напряженная пауза.

+3

5

[indent] -Мама!
[indent] Крепко обнимая сына, Реджина вспомнила, как он сказал первое слово. Миллс не сразу почувствовала, каково это быть матерью  ведь она сама выросла без материнской любви и ласки, и ей пришлось самой научиться быть матерью. Первые месяцы после оформления документов на опекунство над малышом она понятия не имела, что делать и как обращаться с ним. Реджина была готова проклясть мистера Голда и отказаться от двухмесячного мальчика, но она предпочла умереть, чем отказаться от ребенка, о котором мечтала долгие годы одиночества. И  вот однажды, сидя в кафе “У Бабушки” и наслаждаясь  едой,  Генри в это время лежал в переноске,  услышала самое заветное и долгожданное слово “Мама”.  [indent] Вместе с ним она училась быть матерью, читала много книг о материнстве и об общении с ребенком, развивалась, вместе с сыном выполняла домашние задания, но вскоре Генри пришлось домашнее задание выполнять самому, когда на  плечи Реджины  легла обязанность мэра Сторибрука.
[indent] -Я боялся, что мы больше никогда не увидимся.
[indent] Поцеловав сына в макушку, Реджина отстранилась и заплакала, сжимая его маленькие руки в своих руках. - Мне так жаль, что пришлось покинуть тебя надолго. Прости меня, Генри. Мне просто было невыносимо больно, когда ты убегал от меня и не хотел видеться со мной. - покачивая головой,  она свободной рукой вытерла слезы на своем лице. Она до  сих пор не верила в то, что ее любимый сын не помышлял о бегстве, а наоборот, прижался к ней, вцепившись своими пальчиками в  ее пальто, опасаясь, что та исчезнет. Но теперь все будет по-другому, Реджина  никуда  не уйдет,  когда она вновь обрела сына. Женщина с любовью и с нескрываемой грустью посмотрела на сына. За год ее отсутствия он повзрослел. Всю его жизнь приемная мать была для него единственной опорой и защитой, и вдруг исчезла на год. Что за это время произошло ей не терпелось спросить у него, но вдруг услышала за спиной до  боли знакомый голос.  Не задумываясь, Реджина резко встала во весь рост и сделала шаг вперед, закрывая своим телом сына, в любой момент готовая броситься в схватку с родной матерью, лишь бы только та не сделала больно Генри.
[indent] - Мама, ты хотела видеть меня, так вот, я здесь. Но Генри не трогай. Если хоть один волосок с него упадет, я клянусь, за себя не ручаюсь! - губы женщины дрожали, обиды за прошлое не отпустили ее до сих пор. Может быть в детстве и юности больше всего на свете Миллс боялась своей матери, но сейчас она сильна и сможет постоять за себя, дать отпор и  обезопасить Генри если понадобится. Но все пошло не так.
Реджина заметила, что ее сын не боялся могущественной ведьмы по имени Кора, а, наоборот, называл ее “бабушкой”. От произошедшего, не зная что думать и делать, она решила временно поиграть по правилам матери, пока не раскроются ее обман и планы. Крепко сжав в своей ладони маленькую руку сына, Королева прошла мимо матери и села на мягкий диван черного цвета, притягивая и крепко прижимая к себе Генри.
[indent] - Дорогой,  если она сделала тебе больно, ты так и скажи. Я найду способ защитить тебя, ты ведь знаешь, ради тебя  я готова отдать свою жизнь. - не обращая внимания на свою мать, она ласково говорила со  своим сыном, с которым не виделась ровно год. “Надо вернуть свое сердце на место” - мелькнуло в голове Реджины.
[indent] -Кора и добро?! Они несовместимы. С каких это пор ты решила измениться? Тебя всегда интересовала только власть -  чтобы обладать ею, Кора легко могла избавляться от ненужных людей как от букашек, которые вставали на ее пути и грозили разрушить  ее планы. Из-за нее погиб самый дорогой и важный человек для дочери, благодаря чему та перешла на сторону зла и много лет охотилась за главным врагом. - Запирать Генри и шантажировать им, чтобы я вернулась, был не лучший вариант.

Отредактировано Regina Mills (2022-09-01 18:20:44)

+2

6

Удивительно смотреть на свою дочь и видеть в ней мать, что любит своё чадо. Я смотрю на это и кротко улыбаюсь, согласно кивая Генри, что это его мама и никто больше. Не иллюзия, которую я могла бы легко создать, ни кто-то другой – моё кровное заклятье не пропустило кого-либо кроме Реджины. Это мгновение воссоединения бесценно и про себя я думаю, что было бы чудесно, испытай и я что-то похожее в своё время. У меня нет сердца, но есть память и понимание важности этого самого момента. Поэтому, не вмешиваюсь, не пытаюсь отвлечь кого-либо от разговора и остаюсь в коридоре, не проявляя излишней активности. Дочь может ненавидеть меня, но ей стоило бы увидеть этот мир моими глазами. Я даже не удивилась, когда она спрятала своего сына за собой, выступая вперед, с гордо поднятым подбородком. Я улыбнулась этому жесту, неосознанному желанию защитить своего ребенка. Слегка склонила голову в бок, выказывая одобрение, и выдохнула, с некоторым снисхождением, как мать, увидевшая воочию проказы свое родного дитя.   
- Дорогая, неужели ты подумала, что я стану вредить своему внуку, который так дорог тебе? – чисто риторический вопрос, не требующий совершенно ответа. Пусть Реджина сама обратит внимание на детали и поймет, что не было никакого смысла ни в ее обвинениях, ни в исполнениях их с моей стороны. Я оставалась спокойной и последовала за хозяйкой дома и её сыном, чтобы поставить поднос на маленький столик и после сесть напротив. Третью порцию какао я наколдовала магией, использовав, то, что было приготовлено в кастрюле. Три порции на троих.
- Угощайтесь… не отравлено, - говорю на всякий случай и беру в свои руки чашку, из которой делаю глоток. Вновь даю возможность Генри поговорить со своей мамой. Хотя, мне даже странно слышать, как меня пытались обелить. Мне и не нужна была помощь, как и не пыталась я измениться. Этот мальчишка, он вечно смотрел через призму своих розовых очков. И с этим ничего нельзя было сделать. Грустно.
- Хм, - протягиваю задумчиво и улыбаюсь, после отставляя чашку обратно на блюдце. Откинулась вальяжно на спинку кресла и усмехнулась, пожимая слегка плечами.
- Видишь ли, дорогая, изменилось очень многое за время нашего расставания. Меня очень тронули твои слова, когда ты думала, что я мертва. Я тоже люблю тебя, ты моя дочь и я всегда желала для тебя только лучшего. Согласна, мои методы могли быть крайне радикальными, и все же… я горжусь тобой, дочка, - это было правдой. Нет, никаких угрызений совести я не ощущала и не думала даже о том, что делала что-то не так. Каждое моё решение было верным, иначе бы, я даже не думала давить на больные точки собственного дитя. Так было нужно.
- Я пришла к выводу, что помимо власти, важна и сама семья. Именно поэтому, я оказалась в Сторибруке и сделала всё возможное, чтобы ты вернулась назад, к Генри, и ко мне. Я хочу воссоединить нашу семью, начать всё с чистого листа, - это не было ложью. Иначе я бы решала проблемы иначе и не поскупилась бы на средства.
- Что касается Генри, он добровольно согласился посидеть дома до твоего возвращения. Иначе, эти Прекрасные, - здесь я махнула рукой, будто предлагала забыть про мусор под своими ногами, - они бы даже не стали прислушиваться к просьбе тебя вернуть. Генри скучал по тебе, ты была нужна ему.
   На этом я замолкаю, предлагая мальчику высказать своё мнение и позицию. Как ни крути, его сердце всё ещё бьется в его груди, более того, он не был под принуждением или моим заклятьем. Всё было осуществлено на добровольных началах.
- Если не веришь, можешь спросить у своего сына. Он свободно перемещался по дому и мог выходить на улицу в пределах участка, - на этом я беру обратно чашку в свои руки и делаю пару глотков. Напиток начинал остывать немного, было жалко своих усилий и времени, которые я вложила в результат своих стараний. Раз уж я бралась за что-то, я делала это до самого конца и не бросала ничего на полпути. Иного склада человек, с другими принципами и внутренними правилами. На моих губах играет таинственная улыбка. Нам и правду нужно обо всем поговорить. Это крайне важно, если мы хотим быть одной семьей. И что же скажет на это Реджина? Что скажет Генри? Вот и посмотрим.

+3

7

Выпускать маму было страшно, так как все еще казалось, что Генри спит. И стоит ему проснуться как весь этот мираж пропадет. Но все было таким настоящим. Мысли путались в голове. Хотелось так много ей сказать, но при этом уловить хотя бы одну мысль было не так просто. Но чувствуя теплые руки матери, Генри начинал медленно успокаиваться и расслабляться. А этот поцелуй матери. Он мечтал о нем уже очень долго. Хотелось плакать, но молодой человек не мог позволить себе слез. Не здесь. Не при Коре, которую он называл бабушкой. По крайней мере перед этой женщиной, что все время темницы держала его в страхе. Хотя бы в этом заточении были свои плюсы. Он не мог ходить в школу, но все равно ему было скучно целыми днями сидеть дома. Даже просто находиться во дворе, при этом не зная, чем еще себя занять Генри умирал со скуки. Попросту ему не всегда хотелось находиться рядом с Корой. Хоть первые дни и старался это делать, чтобы присмотреть за ней, но что он мог сделать? Ничего.
А слова матери, они кольнули его юное сердечно по хлеще ножа. Сейчас ему было стыдно за свое поведение перед Реджиной.
- Я… я боялся… и хотел, чтобы ты… я верил, что ты добрее чем хочешь казаться. Жители Сторибрука так много рассказывали о тебе. – признался он, поджав виновато губы и взгляд мальчугана говорил о том, что он скучал. Он не ценил того, что у него было. – Бабушка говорила, что только так я могу вернуть тебя.
И как же ему хотелось сказать матери, что он старался быть сильным и смелым, так же, как и она. Он старался противостоять Коре, но просто не смог. Даже уловки у него не выходи.
Генри развернулся лицом к дочери мельника, держась немного позади, взяв маму за руку. Рядом с мамой он все равно старался быть намного смелее. Он вновь натянул счастливую улыбку и потянул маму в сторону кухни. Хотя, скорее всего им будет намного удобнее в гостиной, на диване, но он просто не осмелился предложить, так как понимал, что сейчас будет очень серьезный разговор. И он оказался в центре этого самого разговора.
Он сел на стул, придвинувшись поближе к матери и обхватил руками свой любимый напиток ладонями. Но губами не торопился притрагиваться. Ему было достаточно и отравленного пирога с яблоками.
- Да, мам. Это правда, я по своей воле остался в доме. – подтвердил Генри слова женщины, не поднимая взгляда с какао. Ему не очень хотелось сейчас с кем-то встречаться взглядом. Но ему очень хотелось снова прижаться к матери, положить голову ей на плечо, но не спешил выполнять свои желания. - В этом были и свои плюсы. Ты же знаешь как я не люблю ходить в школу.

+3


Вы здесь » Crossbar » фандом » Всё для тебя одной [OUAT]