пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » I've seen him shining


I've seen him shining

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

[html]<style>#ship0 {display:flex; margin: 10px auto 10px 2em; max-width: 600px; overflow:hidden; box-sizing:border-box; background:#fff;}
.apict {background: no-repeat 50% 50%; background-size:cover; width: 200px; height: 350px; box-sizing:border-box; overflow:hidden;}
.apict::after {content:""; display:block; box-sizing:border-box; width:0px; height:0px; position: absolute; margin-top: 195px; border-color: transparent transparent #fff transparent; border-style: solid; border-width: 0px 0px 155px 200px;}
.atext {background-color:#fff; width:400px; box-sizing:border-box; padding: 24px 24px 0 24px;}
.atext > em {display:block; padding: 6px 0; line-height:100%; text-align:center; font-style:normal !important; margin-bottom:26px; font-size: 10px; color: #555; border-bottom: 1px solid #e6e6e6; border-top: 1px solid #e6e6e6;}

/* ТЕКСТОВЫЙ БЛОК */
.atext > p {
  padding: 0 5px 0 0 !important;
  box-sizing: border-box;
  overflow: auto;
  line-height: 130% !important;
  height: 180px; /* высота блока с текстом, можно уменьшить */
  font-style: italic; /* можно удалить строку */
  font-size: 11px;
  text-align: right;  /* заменить на justify или center */
}

.atext p::-webkit-scrollbar {width: 5px; height:5px; background-color: rgba(255, 255, 255,1);}
.atext p::-webkit-scrollbar-thumb {background:#bdbdbd; box-shadow:inset 0 0 0 2px #fff;}

.atext > section {
  display:block;
  position:absolute;
  box-sizing:border-box;
  width:378px;
  text-align: center;
  padding: 0px 6px;
  margin: 46px auto auto -120px; /* отступ всего блока с текстом и полосой */
}

.atext > section > span {display:block; padding:0 !important; width:100%; height:0px; background:transparent; border-bottom: 6px solid #e6e6e6;}

/* НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА */
.atext > section > h6 {
  color: #000;
  text-shadow: 1px 1px 3px #d4d4d4;
  font-family: Lighthaus; /* семейство шрифта, можно вписать экзотику */
  font-weight: 400; /* толщина шрифта */
  font-style: italic; /* наклонность шрифта */
  font-size: 32px; /* размер шрифта */
  margin-top: -24px; /* опустить или поднять серую линию */
}
</style>

        <div id="ship0">
        <div class="apict" style="background-image:url(https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/ … 611462.jpg);"></div>
        <div class="atext"><em>

Оби-Ван // Энакин

        </em>
        <p>

Квай-Гон так и не забрал Энакина с Татуина и не вернулся за ним, как обещал, погибнув в битве с Дартом Молом; Оби-Ван никогда не обучал Энакина и только слышал от учителя о его существовании. Прошло много лет, но они все же встретились однажды в Далекой-Далекой Галактике

        </p><section><span></span>

<h6> I've seen him shining </h6>

        </section></div></div>
[/html]

+3

2

Жара в этом забытой Силе месте стояла знатная даже для джедая. Оби-Ван не совсем точно понимал, где он находится, но, поднимая глаза к небу и глядя на солнце, думал, что по меньшей мере в заднице сарлака. Конечно, он бы не озвучил эти мысли вслух, потому что предпочитал вежливость и приличия, считая подобные высказывания неподобающими для члена такого Ордена, но его мнение буквально было написано на его лице. Он, конечно, не прогуливал уроки косморафии для юнлингов и падаванов, но точно не знал все планеты наперечёт, чтоб выдавать полную характеристику по одному названию. Очевидно, эта была незначительной.
Застрять на планете Внешнего Кольца без корабля, связи и возможности отправить сигнал было... в общем-то, неплохо, потому что эта планета была обитаема, с вполне приемлемым космопортам и кантинами, здесь говорили на общем языке, а, значит, кто-то точно принимал кредиты. Бывали ситуации, когда Оби-Ван застревал где-то приблизительно с похожим набором вводных, но только еще и на планете никого не было. А однажды он и вовсе застрял посреди космоса в вакууме с ограниченным запасом кислорода и отключенными системами жизнеобеспечения. В общем, в данный момент он был не сильно опечален, к тому же успел предупредить Совет о своем бедственном положении и успешно выполненной миссии, иными словами, он никуда не торопился по делам, и им двигало только желание вернуться домой. Как бы он ни любил смотреть на другие планеты и иные формы жизни - о, кажется, влияние Квай-Гона давало свои плоды - ничто не могло сравниться с Садом Тысячи Фонтанов, где он обожал медитировать, и видом с крыши северной башни на вечерний Корусант во время заката с красивым голубым небом, изредка расчерченным белыми облаками, и незатихающей жизнью. Храм возвышался над всеми уровнями, Храм был домом, Сила пела в нем, укутывая всех обитателей, и тысячи чужих подписей вторили ей. Его ждали братья и сестры, наставники и дети, и сколь бы красивые места он ни встречал, все равно стремился вернуться обратно.
Что касается его корабля... изначально он был. В общем-то, Оби-Ван приложил кое-какие усилия к тому, чтоб его не стало, но в основном виноваты были напавшие преступники, здорово повредившие системы. Джедай не собирался вдаваться в мельчайшие подробности в своем отчете, собираясь ограничиться только нападением. Его с детства учили относиться к материальным благам с легкостью, не зависеть от них, не иметь имущества и не стремиться к роскоши, вот он и относился именно так. Кораблем больше, кораблем меньше. В конце концов, он решил для Республики вопрос, который стоил приблизительно как целый небольшой флот какой-нибудь значимой планеты в Среднем Кольце.
Оставалось только подыскать подходящий корабль, и Кеноби уже несколько раз натыкался на эту частую проблему в таких регионах: не все соглашались взять республиканские кредиты, а те, кто соглашались, порой летели совсем не туда, куда нужно было джедаю. Можно было применить на ком-нибудь трюк с разумом, но он предпочитал этого не делать. Во-первых, не стоило применять Силу там, где можно было разобраться обыденными вещами, такими как деньги и слова. Сила не звонкая монетка, не палочка-выручалочка в быту, к ней стоит прибегать лишь тогда, когда того требует ситуация. Так поступают джедаи. А он был хорошим джедаем. Во-вторых, это лучше работало на короткий срок, а в полете могло произойти всякое. К тому же у большинства была команда, и это могло повлечь разногласия, а убедить всех одновременно - та еще задачка, особенно, если попадется некто невосприимчивый к подобным внушениям.
Хотя в конечном итоге он все же это сделал, но не совсем так. Оби-Ван не внушил кому-то желание отвезти его на Корусант или хотя бы для ближайшего крупного узла, но немного надавил на разум бармена в кантине, чтоб расположить его к себе, когда заказывал "что-то освежающего и без алкоголя". Да, он любил выпить стаканчик чего-нибудь вкусного, но лучше в спокойной обстановке и желательно что-то знакомое, а не разъедающее глотку и пищевод при первом же глотке. Небольшой разговор, и вот уже Оби-Ван знал, куда и к кому направиться, поэтому через некоторое время он двигался в указанном направлении, чтоб найти некого Скайуокера, который "странный малый, мотается хер пойми где". В общем-то, в такой ситуации Кеноби было откровенно все равно, чем бы занимался еще его перевозчик, который бы согласился взять республиканские кредиты и отвезти его. Нет, само собой, едва ли он смог сесть на корабль, который бы вез куда-то рабов или похищенных детей, хотя и сделать он бы с этим тоже ничего не смог, но такие судна были крупными и не брали к себе случайных попутчиков, потому что заработок таким образом не являлся для них приоритетным. Свои тайны следовало охранять, а кто знает, кому именно ты к себе взял: беглого преступника, наемника, конкурента или офицера республики.
Ну, или джедая. В этих краях о джедаях слышали мало, а видели и того реже, особенно, если учесть, что никто не торопился раскрывать свой статус: Кеноби запахнул мантию и не торопился показывать свой меч. Но даже если бы он попал в чье-то поле зрения, то вероятнее было бы предположить, что он краденый или купленный на черном рынке. Оби-Ван знал, что об Ордене говорят в Галактике - похитители детей, контролирующие чужие умы. Нельзя было объяснить каждому, что они не забрали ни одного ребенка без воли родителей, а действительно контролировать разум было вне возможностей Силы, даже внушение было доступно не каждому джедаю. У них было достаточно врагов, подогревавших эти слухи. Но в то же время иногда Кеноби смотрел, как родители пекутся о своих детях, заботятся и любят, и ему становилось интересно... что думали его родители, когда отдавали его? Он ведь не был новорожденным, ему было три, они успели к нему привыкнуть. Неужели он был таким плохим ребенком, или они так верили в его будущее величие и миссию в мире? Или боялись его Силы? Ответов не было, но он не жаловался. Храм стал ему семьей.
- Вы Скайоукер? - Оби-Ван подсел за столик к незнакомцу и точно знал, что это он, потому что ему именно сюда и указали. Кеноби получил уже несколько отказов и не то чтоб отчаялся, но попыткой больше или меньше, не важно. Он окинул мужчину напротив взглядом и немного удивился про себя: тот был загорелым, смуглым, но на его лице выделялись большие голубые глаза. Было видно, что он вряд ли купался в роскоши и уделял время уходу за собой, но природа не обделила его естественной красотой, напротив, даже несмотря на хмурый взгляд и сжатые губы, она отлично проглядывалась. На нем явно лежала тень тех знаний, которые в народе звались как: "Видел некоторое дерьмо". Но за всем этим можно было рассмотреть молодость. Что же... Оби-Ван вежливо, но немного кротко улыбнулся. Он ничего не мог поделать с желанием улыбаться молодым и красивым мужчинам, к тому же сам знал свою привлекательность. Знал, как именно надо посмотреть, опустить ресницы, как изменить интонацию голоса. Не зря он давно уже носил это прозвище - Переговорщик. - Меня зовут Бен Кеноби, - мягкий корусантский акцент был дополнительным бонусом, - и я слышал, что у вас есть корабль, - он выдержал небольшую паузу, но ходить вокруг да около не собирался: обычно в таких местах люди не любили расшаркивания и предпочитали сразу услышать суть дела, - мне нужно попасть на Корусант или ближайший крупный порт. Где охотнее принимают республиканские кредиты.
В общем-то, он сразу обозначил, чем может расплатиться, но цену не называл: пусть лучше ему ее озвучат, потому что она может отличаться от ожиданий, причем быть сильно выше с той же вероятностью, с которой и ниже.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/285886.gif[/icon]

+3

3

Татуин — планета-пустыня, вращающаяся вокруг двойной звезды Внешнего Кольца возле миров Рилот и Джеонозис. Она считалась одной из старейших планет в Галактике, безжизненной и песчаной, но даже здесь теплилась жизнь и чьи-то надежды. Находясь далеко от основных торговых путей Татуин стал убежищем для разного сброда, ни Республике, ни Конфедерации  до него не было никакого дела. С их молчаливого равнодушия здесь процветала работорговля и заключались выгодные нелегальные сделки. Никто не станет протягивать руку помощи, если ты в опасности, надежда есть только на самого себя и каждый, кто хотел хоть немного выбиться из нищеты стремился браться за любую работу. А заправлял всем Джабба Десилиджик Тиуре, в народе более известный как Джабба Хатт - один из самых могущественных королей преступного мира в Галактике. Джабба руководил крупнейшей преступной организацией. И Энакин работал на него. Это был осознанный и единственно-правильный выбор, потому что душа совсем не лежала к фермерству.
Всё своё сознательное детство Скайуокер мечтал стать свободным и сделать свободной маму, а ещё быть пилотом. Участвовал в опасных гонках Бунта-Ив, стремясь выиграть и стать лучшим. Помогал маме по дому, ведь был единственным мужчиной и заступником, пусть даже в столь юном возрасте. И путь он всего лишь ребёнок, вот только желания у этого ребёнка были вполне взрослые. Энакин никогда не трусил и не отступал от намеченных планов, при любых обстоятельствах оставался открытым и честным мальчиком с развитым чувством справедливости. Именно этих качеств, порой, не хватало людям далеко за пределами Татуина. Скайуокер верил, однажды он будет свободным. И может это удачное стечение обстоятельств, что судьба свела его с неким Квай-Гонном и Падме, как знать, но именно эта встреча предопределила его дальнейшую жизнь. Которой, впрочем, молодой человек был вполне доволен за несколькими "маленькими" исключениями. Он в подробностях помнил тот самый день, когда на пороге лавки показался высокий немолодой мужчина, искавший редкие запчасти в лавке Уотто и девушка, показавшаяся ему тогда ангелом. Приятный нежный голос, гладкая светлая кожа, она совсем не такая как Энакин, чьи руки даже в столь юном возрасте уже успели повидать не мало работы, а лицо похоже и вовсе не оттиралось от загара, смешанного с моторным маслом и пылью. То, что они не местные, мальчик заметил сразу, от того и не упускал шанса расспросить про другие миры и галактики, будто стремясь хоть на немного задержать рядом, почувствовать, каково это, быть свободным. А потом бесстрашно и дерзко вызвался помочь, ведь эти двое ему понравились, к тому же им нужна была помощь и это факт. Пожалуй, это знакомство стало знаковым и поворотным событием в жизни, которое, уже будучи довольно взрослым молодым человеком, Скайуокер время от времени вспоминал. Она принесла ему то, чего мальчик так страстно желал. Вот только долгожданная свобода не изменила его жизнь слишком уж кардинально. После отлёта джедая, а в этом Скайуокер не сомневался ему, как и прежде приходилось работать и чем старше становился, тем работа сложнее, тяжелее, а денег приносила так мало, что иногда приходилось сводить концы с концами. К тому же, мама так и осталась невольницей и это больно ранило юношу. День ото дня он работал и копил деньги, чтобы выкупить маму, но ему постоянно не хватало, порой, даже на еду. Энакин знал и верил, что если бы тогда четырнадцать лет назад джедай забрал его и маму с собой, ему не пришлось бы искать работу у Джаббы. Впрочем, теперь это не имело никакого смысла. Того джедая молодой человек больше никогда не видел и всё, что он мог предложить это миру - своё лётное мастерство и смелость. К слову, такие талантливые юнцы всегда нужны преступному миру, а контрабандистам платили довольно неплохо. И тем выше оплата, чем опаснее груз.
Своего корабля у Энакина не было, он мог только мечтать об этом, однако выход нашёлся. Джабба отдал один из старых, видавших дни и получше, кораблей, того и гляди во время полёта что-нибудь да отвалится. Естественно не бесплатно. Львиную долю своего заработка приходилось отдавать Джаббе за аренду ведра с болтами, которое тот называл кораблём. Однако это ничуть не пугало Скайуокера. Он с удовольствием днями напролёт ковырялся в деталях, занимаясь ремонтом, отлаживая системы корабля и был этим доволен, ведь полёты и техника - его жизнь. А со временем, "Алый оборотень" отлично себя показал на дальних перелётах и предельных скоростях, Энакин оставался им доволен. Его смелость, отчаянность, дерзость и талант пилота позволяли перехватывать самые успешные и крупные заказы, к сожалению или счастью, они же были и самыми опасными, но это ничуть не пугало. Молодой человек никогда не оглядывался назад и не старался копаться в прошлом фантазируя на тему "Как бы жилось в храме джедаев", потому как слышал, что Квай-Гонн говорил в комлинк о каких-то мидихлорианах в его крови. О том, что их уровень буквально зашкаливает. Энакину конечно же никто ничего не объяснил, ту случайную фразу об обучении помнил всегда. Могли он быть джедаем и каково это? Вероятно ответа на этот вопрос Скайуокер не получит уже никогда, просто время от времени ощущал некоторую связь с этим миром, особенную, она текла по венам яркой и тёплой энергией и казалось, что поддерживала каким-то образом. Возможно именно она помогала ему быть тем, кем он есть сейчас, общаясь с помощью снов. Иногда это было кромешное ничто, а иногда снился кошмар про маму и её смерть. Всегда один и тот же, так, что молодой человек уже сумел выучить все детали обстановки, каждое произнесённое ею слово. Он ощущал смерть повсюду в тот момент и мощь в своих руках, просыпался в холодном поту и потом долго не мог уснуть.

Прошло всего ничего с его возвращения на Татуин после очередного полёта. Энакин уже отдал товар и получил за это вознаграждение, решив завернуть в кантину космопорта. Стоило тщательно и грамотно распорядиться этими деньгами, но как ни крути, не хватало на очередной взнос за корабль, а быть должным Джаббе очень не хотелось. Кроме стакана с кореллианским элем на столе рядом с Энакином больше ничего не стояло. Было видно, что к алкоголю он даже не притрагивался, вслушиваясь в голоса и отдалённую музыку. Она завораживала, молодому человеку казалось, что он слышит нечто большее, чем обычный гомон разношёрстного сброда, возможно даже чувствует странную связь. Когда за столик кто-то подсел Скайуокер инстинктивно собрался и даже хотел скользнуть рукой на бедро, где в кобуре покоился бластер, но, быстро окинув мужчину перед собой, передумал. Не стоило терять концентрации в таких злачных местах, некоторые из местного контингента были приговорены к казни во многих системах, но не этот. Он чем-то выделялся, Энакин не мог сказать чем именно, но казалось, что незнакомец не подходит для Татуина вообще. Скайуокер слегка откидывается на спинку кабинки, позволяя рассказать  о том, с чем пришёл.
- А кто его спрашивает? - Не торопится подтверждать ли опровергать собственную личность, мало ли кому он понадобился. Внимательно выслушал, понимая, что перед ним потенциальный заказчик, а значит есть все шансы расплатиться с Джаббой. - Пятнадцать тысяч. Девять сейчас и шесть по прибытию, - Скайуокер немного расслабляется и даже делает глоток из стакана и немного морщится, - компаньоны, багаж? - Молодой человек замечает в толпе одного из конкурентов, неплохой малый, только уж слишком часто сбрасывал грузы при первой опасности. Этого заказчика, Энакин ему не отдаст уж точно. - По пути придётся заскочить на Наар-Шаадда. Устраивает?

*

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/134945.jpg

+2

4

В общем-то, он был прав: цену ему озвучили довольно высокую. Но парень был молод, и Оби-Ван не мог его винить за желание заработать, тем более, он не отказался, как другие, и был согласен принять кредиты. К тому же вряд ли Кеноби выглядел как кто-то очень нуждающийся, больной, умирающий, затравленный или преследуемый, чтоб это можно было назвать попыткой нажиться на чужом горе. Он ведь не рассказывал слезливые истории, как застрял тут без средств к существованию и возможности вернуться домой, он просто попросил его отвезти. Спокойно и уверенно. Очевидно, перевозчик в таком месте и не должен был заниматься благотворительностью: по такому принципу здесь долго не протянешь, доброе сердце это прекрасно, когда ты джедай, и за твоей спиной всегда стоят тысячи других джедаев, Храм, Совет и Республика. Когда ты один и должен как-то выживать в суровом мире Внешнего Кольца, все выглядит несколько иначе.
- Я лечу один, - Оби-Ван не стал спорить за цену: в конце концов, ни разу Совет не пытался сказать кому-то, что они расходуют слишком много средств, и всякие подобные ситуации изначально были заложены в бюджет. В конце концов, от них требовалось рисковать своими жизнями, чтоб решить важные, зачастую именно политические вопросы. Это порой несло огромную выгоду Республике или помогало ее не потерять, так что эти пятнадцать тысяч были каплей в море, - и без багажа, - наверное, он выглядел немного странно. Человек без каких-либо вещей с крупной суммой кредитов, который каким-то образом оказался на пустынной планетке без транспорта и местной валюты. Вряд ли он походил на наемника или осужденного - наемники были более продуманные, а осужденные натягивали капюшоны пониже и не имели столько денег. Впрочем, что подумает про него этот парень, было совершенно не его дело, главное, чтоб довез, как обещал, а свое мнение мог оставить при себе.
- Абсолютно, - он согласно кивнул на выдвинутые условия.
Впрочем... Оби-Ван частично лукавил в этом вопросе. Нет, в целом ему действительно было все равно, за кого его примет этот парень. То есть едва ли того сильно интересовало, беглый преступник Кеноби или наемник, или какой-нибудь республиканский шпион, мало ли, кого тут встретишь. Здесь у всех свои секреты, и будь он офицером и официальным представителем власти, мог бы через одного обвинить в тяжелых преступлениях. Но тут была власть Джаббы, а не Сената. Тут за проступки следовали иные наказания, а главным законом были деньги. Но вот что этот Скайуокер подумает о нем, Оби-Ване, как мужчине, джедая очень даже взволновало. Да, он знал о своей привычке флиртовать в принципе с большинством более-менее приятных людей, быть галантным и вежливым, учтивым и воспитанным, но с некоторыми он флиртовал целенаправленно. Иногда исключительно чтоб подразнить и визави, и себя, иногда просто забавы ради, а иногда действительно хотел понравиться. И даже когда нравился, не всегда это доходило до чего-то большего: он знал, в какой момент стоит скромно опустить глаза и сделать вид, что вообще ничего не понимаешь, джедай, целибат, Кодекс, Храм. В общем, у Кеноби было много поклонников, кто был готов сделать для него что-либо просто потому, что он был им интересен из-за своей недоступности. И было некоторое количество поклонников и поклонниц, с кем он все же разделял удовольствие, но это никогда после не становилось достоянием общественности. Оби-Ван предпочитал держать подробности своей личной жизни в тайне, так что не удивительно, что существовали в этом мире люди, кто и вовсе был убежден, что он не целованный девственник. Разумеется, это было не так. И разумеется, как нормальный джедай, чтящий Кодекс и отсутствие привязанностей, он куда охотнее вступал в случайные связи, особенно на каких-нибудь далеких, забытых Силой планетах где-то во Внешнем Кольце без перспектив встретиться после еще раз. Идеально описание.
А этот парень был невероятно хорош собой. Да, если бы он не был таким загорелым и пыльным, то его лицо было бы еще красивее, но сейчас он немного расслабился, вероятно, появление Оби-Вана изначально его насторожило, и его лицо преобразилось. К тому же на нем была такая туника, что вроде и понятно, что здесь слишком жарко, чтоб носить более закрытую одежду, но тем не менее она полу-прозрачная, чтоб продемонстрировать почти все. В общем-то, он не был женщиной, чтоб скрывать что-то, боясь спровоцировать пьяных или неадекватных мужчин, у него на бедре должен был быть бластер, а то и парочка, но Кеноби все равно заметил и ключицы, и очерченные мышцы груди. Это не было результатом каких-то целенаправленных тренировок, он просто, очевидно, привык к тяжелому физическому труду и поэтому выглядел таким крепким. А еще у него были большие голубые глаза. И скорее всего мозолистые сильные ладони. И широкие плечи. Такие широкие, что на них бы просто восхитительно смотрелись лодыжки Оби-Вана. И он явно не был алкоголиком местного круга, потому что и пил не активно, и морщился при этом. В общем, идеально попадал во вкус Кеноби. То есть чисто гипотетически, если этот парень не был закоренелым любителем женщин, не терпящим любые связи между мужчин, кроме дружеских или враждебных, этот полет мог стать еще интереснее. Оби-Ван улыбнулся, на этот раз глядя ему в глаза, но не обнажая зубов.
- Тогда мы можем лететь? - он не горел желанием задерживаться в этих жарких краях еще хоть сколько-то. Не то чтоб тоска по дому заела, но ни это кантина, ни местная выпивка, ни контингент не располагали его к хорошему настроению. Чем раньше взлетим, тем раньше сядем, к тому же он хотел познакомиться с этим Скайуокером чуть ближе в более свободной обстановке. Нужно было еще узнать, что у него за команда и есть ли она вообще. Но вряд ли же он летал один, не так ли? Или летал?..
Он уже собирался встать, когда почувствовал приближение за несколько мгновений и обернулся на секунду раньше, чем к ним подошел мужчина. До этого Оби-Ван его не видел и... в общем, если бы это был его последний вариант улететь отсюда, то он бы предпочел построить собственный корабль с гипердвигателем прямо из песка, настолько он внушал отторжение. Сила посылала какие-то странные предупреждения, но джедай точно не мог сказать, что это именно было.
- Ты ищешь, с кем долететь на Корусант? - бесцеремонно спросил он, вперившись взглядом прямо в Оби-Вана. Тот взметнул брови вверх, поражаясь его предпринимательской хватке.
- Уже нет, - ответил джедай, метнув быстрый взгляд в сторону Скайуокера. Кажется, тот напрягся? Сулило ли это что-то плохое? У них могли быть какие-то свои отношения и договоренности, из-за которых полет сейчас сорвется?
- О, брось, с ним? Его посудина развалится, едва поднимется в воздух, если вообще поднимется, - он неприятно заржал и ткнул пальцем в парня, - и содрать хочет как за дорогущий лайнер? Сколько? Я сделаю скидку. К тому же мы с тобой... - о, Кеноби очень хорошо знал этот взгляд, которым он его окинул, - могли бы договориться.
- Мы с тобой? - воскликнул Оби-Ван. Он одновременно вздернул одну бровь в удивлении и нахмурил вторую в замешательстве, и губы его были растянуты так, будто он и не понимал, что это значит, и кривился от одной возможности подобного исхода событий, - а! - он метнул взгляд на Скайуокера, - я уже договорился. С ним.
Подошедший мужчина, что даже не представился, распрямился, кинул какой-то странный взгляд сначала на него, потом на Скайуокера и что-то промычал. Но после этого все же отошел, и Сила послала Оби-Вану новое предупреждение.
- Так мы... можем лететь?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/285886.gif[/icon]

+2

5

Среди контрабандистов не существовало какого-то единого прейскуранта цен, каждый назначал ту, которую считает нужным. Зачастую ими двигала жадность и внешний вид клиента. О, да, вряд ли пилот пойдёт на торг, если вы одеты по последней моде, а все руки увенчаны огромными перстнями. На Татуине такие люди просто не выживали да и не бывали, однако внешний лоск, ухоженность за собой, чистая опрятная одежда и ещё многие факторы выдавали клиента с потрохами и цена за перелёт автоматически увеличивалась. А если вы бедняк и едва ли можете позволить себе заплатку на штанах, то нет смысла просить об услуге вовсе, никто не играет в добродетель и милостыню не поднесёт, а значит и бесплатно не прокатит. Вкозможно кому-то такой подход покажется циничным, но увы, Татуин не то место, где поселились добро и справедливость. Свою цену Энакин озвучивал руководствуясь теми же оценками, что и другие, однако время от времени озвучивал намного более низкую стоимость, дабы не упускать клиента. Деньги ему нужны позарез, корабль сам себя не починит и маму никто так просто не отпустит. Хотя она, как и любая мать, очень тревожилась и скрепя сердце одобряла работу контрабандистом, потому что она идёт рука об руку с опасностью и смертью, не говоря уже за то, что вообще нелегальна во многих мирах. Однако, судя по мужчине напротив, в этот раз проблем не предвиделось. Его речь не сбивалась и в ней совсем не ощущалось страха, жесты и манеры выдавали лишь спокойствие и уверенность. Он ни от кого не бежал и, что вероятно, проблем с законом тоже не имел. А что до причин отлёта, то тут даже гадать не стоило. Вряд ли кто-то по доброй воле решит застрять на этом пустынном шарике, глотая пыль и вытряхивая песок, забивающийся под одежду. Энакин ненавидел песок, но ничего не мог с этим поделать, он видел куда более красивые зелёные планеты с озёрами и красивой архетектурой города, отчасти именно ради этого он и подался в контрабандисты. Только так он действительно был свободен, вернее, ощущал, что может быть свободен по-настоящему и жить где-угодно, только не на Татуине, но всякий раз возвращался обратно, ведомый сыновним долгом и заботой.
- Отлично, - отзывается Скйуокер в ответ. Он уже предчувствует лёгкие деньги, а значит долг за аренду корабля выплатить всё же получится. Не хотелось даже предполагать, как этот мерзкий, но очень влиятельный слизняк, расправляется с должниками, - тогда можем лететь, - повторяет фразу клиента и слегка кивает, готовый тут же отправиться на корабль, совершенно забывая про эль. Иной раз Энакин и сам задавался вопросом, для чего же покупает алкоголь, если не собирается пить. Не хотелось думать, что это только ради вливания в местный контингент, однако подходящих причин так и не находилось. О, он ничуть не сомневался, что кто-нибудь допьёт отличный коррелианский эль и даже не побрезгует, хотя бы тот же Занн, что маячил уже пару раз перед глазами. Давний соперник Энакина, называющий себя самым неуловимым и быстрым. И пусть спорить с этим утверждением довольно трудно, ибо корабль Занна намного новее и лучше оборудован и тем не менее, молодой человек не считал его самым лучшим контрабандистом. Это злило забрака, вынуждая опускаться до мелкой мести и диверсий. В этот раз без него тоже не обошлось. Вероятно, увидев клиента за столиком Скайуокера, тот решил переманить его прямо на глазах, таким образом показывая кто тут лучший и чья деловая хватка достойна большей оплаты.
Естественное, что молодой человек напрягся. Ему очень не хотелось вступать в бесполезный спор, но ещё меньше хотелось отдавать клиента и свой будущий заработок. Хвататься за бластер конечно можно, решив таким образом свою проблему один раз и навсегда, вот только кто сказал, что место Занна не займёт ещё кто-нибудь, страстно ненавидящий Скайуокера? Летевшие в собственный адрес насмешки только распаляли внутри чувство гнева и раздражения, от прямой конфронтации, которую Энакин всегда называл проведением агрессивных переговоров, в буквальном смысле спас сам клиент, лихо вступивший в диалог. По сути своей именно к нему и обращался контрабандист, вот только трудно не заметить, кого именно тот хотел достать напрямую. И ответ не заставит себя долго ждать.
- В отличии от тебя, я не избавляюсь от груза при первой же опасности, - с ухмылкой парирует Скайуокер, хотя его никто не просил влезать в диалог. Он просто не мог терпеть оскорбления в свой адрес, потому что, в отличие от того же Занна, свой корабль перебрал по каждому винтику своими руками, модернизировал и чинил за свой гонорар, а не за счёт техников Джаббы. И это он ещё не знает, как нагло его используют. Хотя...кто знает, у Джаббы повсюду уши и глаза, наверняка всему этому есть уже достойный план. Энакин не удивится однажды узнав, как именно Занн отрабатывает долги и свою провинность перед могущественным королём преступного мира Татуина. К тому же, судя по всему, клиент не собирается менять пилота даже на столь лестных условиях, вот только было в этом что-то мерзкое. В предложении Занна. Как похабно тот смотрел на мужчину в плаще и предлагал кое-что намного большее, чем просто кредиты. Скайуокер нахмурился и перевёл взгляд на клиента, ожидая его ответа. Не то, чтобы ему было дело до грязного постельного, а главное чужого, белья, но всё же ему не понравилось. Он инстинктивно сел ровнее. Мужчина ему понравился? Ну, что за вздор. Конечно в нём было что-то притягательное, но этого слишком мало, чтобы переключить мысли в иное русло и думать далеко не о полёте. Вниманием к себе Энакин никогда не был обделён. Ещё не проходило ни дня, чтобы какая-нибудь дамочка не предложила медленный приятный секс у тёплой стены где-нибудь в подсобке. Попадались и мужчины, считавшие, что просто обязаны опробовать лихого пилота в каком-нибудь экзотическом месте или позе, например прямо на приборной панели, ведь всё это множество лампочек и тумблеров невероятно возбуждают, во только Скайуокер не из тех парней, что ради лишнего кредита по первому требованию клиента предоставят услуги любого назначения. Возможно это безумно глупо и не модно, но он верил в любовь. Верил в настоящие чувства, но очень сомневался в том, что сумеет встретить такую в своей жизни. И нет, с физиологией и потребностями не поспоришь, но о чувствах там не шло и речи. Такие связи, как правило, были случайными и одиночными, без дальнейшего продолжения, хотя некоторые настаивали и в довольно агрессивной форме, преследуя Скайуокера и не давая прохода. Вот только никак не получалось отделаться от мысли, что всё не то, а с кем он был не те. Чёртов мечтатель!
На прощание Энакин подарил Занну очаровательную улыбку, чем ещё больше разозлил, а после поднялся из-за стола.
- Да. Самое время убраться отсюда, - и хотя последняя часть фразы адресовалась всем страждущим отнять у Скайуокера клиента, он произнёс её вслух, - мой корабль стоит в пятом доке, приходите, как будете готовы. А я пойду пока подготовлю корабль к отлёту, - молодой человек не рассчитывал на новый полёт так быстро, поэтому некоторые детали ещё предстояло поставить на место, иначе "Алый оборотень" и правда развалится во время полёта. А ещё было бы совсем неплохо переодеться. На Татуине всегда жарко, а ковыряться в душном ангаре в масле и пыли легче, когда на тебе что-то более лёгкое и пригодное к починке, так, что ещё удивительно, что мужчина выбрал именно его для перелёта. Не колебался, подходя к оборванцу за столиком, погружённому в свои проблемы и заботы. Впрочем, что-то подсказывало, то это судьба или удача вновь улыбнулась ему. Поэтому, оставив мужчину в гордом одиночестве, Скайуокер поспешил на корабль, где довольно быстро поставил снятые части на место и переоделся, приступая после этого к тестированию систем корабля. Да, он переживал, что внешний вид корабля отпугнёт клиента, но другого у Скайуокер просто не было в запасе. оставалось надеясь на то, что мужчина окажется не привередлив.

*

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/798/642726.png

Отредактировано Anakin Skywalker (2022-06-13 13:47:36)

+2

6

Это было даже забавно - то Оби-Ван не мог найти никого, а теперь у него даже появился выбор. Хотя такое в жизни случалось часто, и многое приходило уже в те моменты, когда больше не требовалось. Вот этот забрак, имени которого джедай не знал, точно не требовался, и Силу пусть и не посылала прямых предупреждений, но все же предчувствие было неприятным. Кеноби хоть и не был тем, кто легко заглядывал в будущее, как грандмагистр Йода, но обычно доверял своему чутью, которого его не подводило. Квай-Гон, который всегда говорил, что нужно жить нынешним моментом, но не мог не признать правдивость тревог своего смотрящего наперед падавана, возникающих не на пустом месте. В конце концов, это было довольно легко объяснимо: его Мастер был опытным и сильным, ему было куда легче сориентироваться в нужный момент и отразить угрозу, в то время как юный ученик осторожничал и хотел оставить себе время для маневра. Сейчас он тоже набрался умений и знаний, отточил навыки, но старые привычки остались.
Его проводник, Скайуокер, не стал вступать в громкую полемику или хвататься за оружие, хотя такое поведение здесь бы не удивило: он просил большую сумму и вряд ли бы хотел ее упустить, а остальные хотели бы получить себе. В таких местах, где не работали законы, а деньги добывались самым различным путем, не было проблем с тем, чтоб ради кредитов лишить кого-то здоровья или жизни. Но до этого не дошло: одна ироничная реплика достаточно выразила все отношение к ситуации, и Оби-Ван подумал, что этот Скайуокер довольно уверен в себе. Что же. Возможно, он даже принадлежал к какой-то гильдии контрабандистов, тем более раз ему надо было на Наар-Шаадда. Эта луна не подчинялась Республике, но была некоторым "торговым узлом", на которой господствовал один из криминальных синдикатов, и процветало рабство. Но гильдия не связывалась с "живым товаром", этим занимались контрабандисты-одиночки или преступные группировки.
Оби-Ван кивнул Скайуокеру, отметив, что тот не стал допивать свою едва тронутую выпивку. Что же, может быть планетка и была пыльной, и этот парень занимался не самыми честными делами, но в нем чувствовался некоторый профессионализм. Да, все корабли были оснащены отличной навигацией и вспомогательными системами, но лететь определенно хотелось с трезвым пилотом.
Джедай решил воспользоваться моментом, чтоб перед отлетом посетить местный рынок: в кантине он есть отказывался, потому что в таких местах куда охотнее наливали, напоминая, что сюда не кушать приходят. Насколько он понял, что-то мелкое за кредиты тут приобрести все же было можно, только, вероятно, продавцы ломили цену, чтоб нивелировать комиссию за обмен. Впрочем, Кеноби не покупал особо много и довольно скоро отправился к докам: ему не хотелось заставлять себя ждать.
Уже в коридорах он почувствовал легкое предупреждение и обернулся снова как раз в тот момент, чтоб встретиться взглядом с идущим позади него забраком, с которым он уже разговаривал в кантине. Они оба остановились, но Кеноби молчал, не желая начинать диалог первым, впрочем, молчание не затянулось.
- Не передумал, красавчик? - в этом вопросе послышалась угроза, и джедай приподнял подбородок, внимательно глядя на него.
- Ты не хочешь меня никуда везти, - он вложил в свои слова Силу, воздействуя ей на разум мужчины.
- Я не хочу тебя никуда везти, - послушно повторил он, и из голоса ушло всякое выражение, лицо расслабилось, а взгляд остекленел, как это бывало всякий раз.
- Ты хочешь улететь отсюда подальше и подумать о своей жизни, - добавил Кеноби.
- Я хочу улететь отсюда подальше и подумать о своей жизни, - согласился забрак и, получив вторую команду, так и ушел дальше по коридору.
Джедай вновь почувствовал себя спокойно, возвращаясь на изначальный путь к пятому доку. Там он нашел Скайуокера и его корабль.
- XS? Сто лет их не видел, - Кеноби остановился, оглядывая машину. Ему определенно требовался неплохо ремонт внешней обшивки. Снять старую краску, загрунтовать, нанести новую. Покрытие всегда стоило немалых денег, потому что хоть в вакууме коррозия не была страшна, но на станциях с годами все равно подтачивала. - Когда-то он стал настоящим прорывом. Гордость судостроения Корелии, - Оби-Ван уважительно кивнул, разглядывая фрахтовщик, - когда-то... - он нахмурил брови, - много веков назад.
Где-то в этот момент из дока неподалеку стартовал другой корабль, и Кеноби отлично знал, кто это мог быть. Но виду не подал, просто глянул на Скайуокера и не мог не отметить, что та полупрозрачная туника куда-то делать взамен другой одежды. Это было несколько... печально. Его проглядывающее сквозь ткань тело и ключицы так и притягивали взгляд, хотя Оби-Ван не пялился, нет. Он был воспитан и не собирался ни на кого давить, как и быть слишком настойчивым. В принципе, быть настойчивым. Он ценил удовольствие только по взаимному полному согласию и не хотел, чтоб у второй стороны были даже малейшие сомнения, тем более, чтоб кто-то соглашался на близость с ним из-за того, что он был немного напористым. Кеноби умел флиртовать и собирался это делать и дальше, но без перегибов, не смещая все взаимодействие только на это. Он вполне четко умел дать понять, чего он хочет, оставляя право выбора другому человеку. Но все же любоваться красивой внешностью пилота ему точно никто не помешает.
- Жаль, что компания, что их производила, разорилась лет двадцать пять назад. Хотя они никогда не были честными игроками, и это модель не принадлежала их инженерной мысли... Впрочем, что это я, - Оби-Ван перевел взгляд с корабля обратно на пилота и мягко ему улыбнулся, - ваши кредиты, - он протянул комлинк, на котором был открыт кредитный счет для перевода указанной суммы. Конечно, таких денег наличными никто и никогда не носил с собой. Это было бы довольно обременительно.
- Я осмотрюсь внутри? - он снова улыбнулся и зашагал по трапу. У него не было возможности познакомиться с этой моделью раньше, но в период своего падаванства Кеноби увлекался полетами и суднами, знал почти все и обо всех, и, конечно, эти знания никуда не делись. Встреча с XS пробудила в нем волну ностальгических чувств, и он даже был готов поболтать об этом подольше. - О, как любопытно, - двигаясь внутри, он не мог не заметить, что некоторые панели и детали были немного не местными, либо модифицированными, либо изначально снятые с чего-то другого, - и как находчиво! Интересно, кто это сюда установил? - бормотал он себе под нос, но двигался прямиком к кабине пилота, - всегда знал, что это очень надежная серия.
В общем-то, Кеноби действительно это знал, так что не испугался внешнего вида, пусть его и тянуло сострить парочку веселых шуток, но он не стал этого делать, не зная, как отнесется его немного хмурый новый знакомый. И все же внутри чувствовалась рука профессионала, который, должно быть, обслуживал его. Никакой команды внутри не наблюдалось, так что, скорее всего, этот кто-то работал либо в этих доках, либо на Наар-Шаадда.
- Ого, какая большая, - Оби-Ван оглядел приборную панель и обернулся к Скайуокеру, - можно я присяду здесь? - он кивнул на кресло второго пилота, - обещаю ничего не трогать! - он тут же сел поудобнее и потянулся за ремнями, - вы ведь летаете один? - он не ощущал еще кого-то живого внутри, так что не было сомнений, что кто-то вдруг сейчас подойдет и потребует освободить его место, - этот XS выглядит старым, но изнутри он уверенней, чем регулярные грузовые судна Республики. Кто им занимается?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/285886.gif[/icon]

+3

7

Почти все системы проверены и работают как часы настолько, насколько это вообще возможно на списанном корабле, место которого в утиле. В лучшем случае он стал бы частью множества других кораблей или просто ржавел бы на кладбище космических кораблей. Энакин вкладывал в него не только деньги, это вообще мелочи в сравнении с львиной частью души, впитавшейся в каждую опору или переборку, каждый тумблер или мягкое сиденье кают-камании. Очень многие не верили в него, считая, что восстановление и поддержание в рабочем состоянии такой корабль это пустая трата времени и сил, но Скайуокер проявлял упорство и не жалел ничего. Хотя...у него ничего и не было, о чём можно жалеть, только жалкая жизнь и мама. Именно ради неё молодой человек мог поступиться со всем на свете. Именно поэтому каждая потеря клиента это огромный шаг назад, который он себе позволить попросту не мог. Мужчина появился в ангаре немного раньше, чем Энакин рассчитывал, но не выгонять же его. Он быстро и небрежно скомкал какую-то тряпку в руках, чтобы хоть немного их вытереть, бросив её в угол, чтобы поспешить наружу. Пилот уже предвкушал то самое выражение лица, по которому всё читается слишком просто, потому что первая оценка всегда за внешность как первое впечатление, которое не так просто изменить. Собственно, отказаться ещё не поздно, не заставит же Энакин лететь этого мужчину с собой насильно, приковав энергетическими наручниками к поручню. Запугивать тоже не станет, так что прямо сейчас он пойдёт и выслушает спокойно критику, а потом вернётся на корабль и запустит двигатели.
Сойдя о рампе, пилот сделал несколько шагов в сторону клиента. Внутри всё напряжённо сжалось, но результат несколько удивил. Бен не только знал марку корабля, что в принципе не так уж сложно, но и намного больше. Энакину самому потребовалось приложить усилия, дабы собирать по крупицам информацию о кораблях, а уж о X5 и подавно. Будь ты хоть трижды гениальным пилотом, а ремонтировать незнакомую технику всё равно, что пытаться сделать себе стрижку с завязанными руками, держа ножницы в реках впервые. Джабба был щедрым, но не филантропом, иногда любил посмотреть на чужие старания и страдания, даже если это самый перспективный его пилот, а потому Скайуокер всегда обязан был находиться в тонусе и раз за разом доказывать, что достоин.
- Знакомы с этой моделью? - Энакин машинально облизал пересохшие губы и вдруг ощутил как сильно хочет пить. Он оглянулся на корабль, испытывая прилив гордости за проделанную собой работу, ведь когда достался ему это красавчик, даже он сомневался, что что-то вообще получится. И поэтому молодому человеку было вдвойне приятно услышать столь лестную оценку его стараниям, пусть даже заказчик всего лишь припоминал некоторые элементы истории, но ведь первоначально это была лишь груда металлолома, побитого ржавчиной. Однако от его взгляда и слуха не укрылся довольно любопытный факт, его заказчик довольно хорошо разбирался в кораблях, если помнил про такого старичка среди кораблей. Возможно даже пилотировал когда-то и это делало ему честь. Всегда приятно осознавать, что новый тугой кошелёк не просто очередной брюзга и балбес, а человек знающий и разбирающийся в тонкостях некоторых материй. Энакин не знал наверняка, но чувствовал ту энергетику, что от него исходила, в её волнах даже самый нервный пилот-контабандист стал бы ласковым и пушистым. Нужно быть честным, этот факт добавлял Бену очков доверия и расположения пилота. И пусть на большинство реплик молодой человек промолчал, сжимая пальцы рук в кулаки, чтобы их чумазость не была видна хотя бы первое время, однако на последнюю он кивнул.
- Конечно. Прошу. Располагайтесь. - Энакин проводил мужчину взглядом, а сам кое-что закончил с внешней стороны у одного из шасси, только после этого заскакивая внутрь и нажимая кнопку поднятия трапа. Бен пока осматривал корабль, а вот у Скайуокера не было времени, чтобы проводить экскурсию, поэтому сразу направился в рубку, усаживаясь в кресло пилота и один за другим щёлкая тумблерами на необъятной приборной панели. Системы запускались медленно, но в этом была своя надёжность и стабильность, она уравновешивала нетерпение Энакина, радуя того чёткостью и отлаженностью. Это достойная награда для того, кто день и ночь проводит в ангаре, обслуживая собственный корабль не хуже команды инженеров. Он лишь обернулся на голос, кивая в ответ. А почему бы собственно и нет? Этот человек заслужил возможности сидеть рядом и Скайуокеру казалось, что подобное ему не впервой. Скорее всего мистер Бен был отличным пилотом, волей судьбы застрявший на пустынном песчаном шарике Татуина. - Да, один. Это проблема? -  Не то, чтобы Скайуокер собирался дерзить или хамить, просто далеко не каждый клиент доверяет, слыша, что какой-то сопляк управляет этой консервной банкой в одиночестве. Многие остерегаются, что неопытности и лихачества, хотя последнего у парня было не занимать. А подобрать команду не так просто, как кажется изначально. Нельзя развесить повсюду голограммы о наборе в команду и ожидать адекватности, ведь проблема кроется совершенно не в умении летать. Вернее... не столько в умении летать, сколько в умении доверять друг другу, уметь быть командой, если уж не друзьями. Уметь идти на риски и честно делить добычу, а не готовить за спиной нож. - Им занимаюсь я, - в тоне голоса проскальзывали нотки гордости за своё детище, - пристегнитесь, - посоветовал Скайуокер, прежде чем активировать нужные рычаги и ощутить плавное покачивание корабля на репульсорной подушке. Дождавшись разрешения на взлёт аккуратно вывел его из дока, устремляясь к кромке атмосферы, так называемой точке, после которой уже выход на орбиту, а там и координаты гиперпрыжка вводить можно в бортовой компьютер. При переходе немного потряхивало, но вскоре всё прекратилось и Энакин уже не так внимательно вглядывался в чернильно-чёрный космос. Он отвлёкся от пилотирования, задавая координаты луны контрабандистов и откинулся в кресле.
- До Нар-Шаддаа  есть время отдохнуть. Если желаете, - косой взгляд в сторону кресла второго пилота, - можете выбрать любую каюту. Если голодны, то можем перекусить крекерами, - не богатый выбор, но Энакин не привык давиться в одну морду даже самой последней едой на планете, а ещё он пытался прощупать клиента. Не в прямом смысле конечно же, хотя и находил этого мужчину довольно статным и привлекательным даже под всей этой кучей татуинского барахла. Однако время скоротать как-то нужно и будь у него компания, Энакин не стал бы вмешиваться, но так как они одни на целом корабле, а в запасе есть пара часов, то зачем же сидеть и слушать как слаженно работают двигатели и поскрипывают изношенные части его корабля. Прошло, пожалуй, несколько минут молчания, прежде чем пилот вновь посмотрел на точёный профиль и скулы своего нанимателя, скользя взглядом о его носу, губам, сползая на шею и после отворачиваясь к огромной бездонной пустоте перед собой. Через пару минут нужно вносить координаты гиперпрыжка, но перед этим пилот всё же решил уточнить.
- Так как вас занесло на Татуин? - Словно до этого у них уже наладился контакт и общения. - Или, никаких вопросов? - Иной раз клиенты не желают, чтобы их расспрашивали, задавали наводящие вопросы, потому что и есть, что скрывать. Есть тот груз, о котором пилоту лучше не знать, но именно у этого такого груза не имелось. Во всяком случае снаружи. Иные и вовсе не любят чесать языками да и сам Энакин не очень-то подходил под определение болтуна, но молчать ещё более неловко, чем наткнуться на табу. Поэтому, почему бы не попробовать и не рискнуть?

+2

8

Как Оби-Ван и ожидал, он получил положительный ответ на свой вопрос и пожал плечами:
- Просто хотел узнать, ждем ли мы кого-то еще, - его пилот мог ответить что-нибудь о том, что они не одни, ведь корабль был довольно большим, чтоб там мог находиться кто-то еще, а Оби-Ван не говорил, что джедай и может чувствовать отсутствие другой жизни, даже отсутствие кого-нибудь столь мелкого, как какой-нибудь лот-кот. Но парень не стал врать ради перестраховки, хотя и Кеноби знал, что выглядит довольно благодушно и уравновешенно, не угрожающе, тем более он намеренно проецировал спокойствие в Силу, и это обычно ощущали даже не чувствительные к ней. Свои выводы Оби-Ван оставил при себе, но мог сказать, что этот Скайуокер был довольно смелым и, вероятно, несколько отчаянным. Летать одному было опасно. Не только из-за того, что можно было подобрать весьма сомнительных пассажиров или сдавать груз недобросовестным заказчикам: очевидно, он умел за себя постоять, раз вращался в таких кругах. С кораблем могло случиться что-то прямо в поле, можно было подхватить какой-то вирус или столкнуться с еще неопределённым количеством проблем. Но рассуждать об этом было легко со стороны. Возможно, этот пилот был к тому же самоуверенным и самонадеянным, поэтому не задумывался о таком, возможно, у него был кто-то раньше, и с ним что-то произошло, или это сотрудничество не кончилось хорошо,  возможно, причины и вовсе крылись в ином. Даже вопрос необходимости делиться доходом.
Слова о том, что кораблем занимается он сам, заставили Оби-Вана удивленно вскинуть брови: молодой мужчина был не только красивым и отчаянным, но еще и очень талантливым.
- О, - слегка обескуражено выдал Оби-Ван. Подход был профессиональным, судя по модификациям, работал явно знающий дело, к тому же масштаб впечатлял. Должно быть, он потратил на это много времени. Возможно, когда-то сумел выкупить корабль, как давно списанный именно с таким рассчтом и теперь зарабатывал свои деньги. Что же, это было честно. - Очень достойно.
Он слышал в голосе сдержанную гордость: так бы мастер говорил о своем падаване, достигшем определенных высот. Когда следует придерживаться бесстрастности, но в глазах читаются эти явно довольные и теплые эмоции. Но никакого хвастовства и попытки набить себе цену, похвалиться, выпендриться. Те, кто так делал, не очень долго держались на плаву в криминальном и полулегальном бизнесе, а этот определённо имел какую-то цель, раз занимался столь опасной работой, которая могла принести ему крупные суммы.
Как, например, этот полет с Оби-Ваном. Конечно, джедай не мог задавать лишние вопросы, это было не его дело, хотя внутренне он искренне сострадал тому, что такой талантливый механик тратит свои навыки на краю галактики, вместо того, чтоб заниматься чем-то куда более достойном в известным компаниях. Возможно, он имел какие-то долги. Или действительно связался с гильдией. А там, как известно, вход - кредит, выход - два. В любом случае, Кеноби был джедаем, его нутро требовало помогать всем вокруг, но за годы сердце очерствело, его подтачивали разочарование, тоска и столкновение с реальностью. Он много медитировал, чтоб изгонять эти эмоции из себя, отпуская в Силу, но смирился, что не мог повлиять на такую огромную махину, как отношения республики и криминальные синдикаты, хатты, Внешнее Кольцо, что не везде была возможность контролировать соблюдение законов, что всегда находились те, кто жаждал и стремился к наживе, используя других. Оби-Ван старался. Он использовал силы джедаев, Ордена и сената много раз, но все еще считал, что эти усилия - крупица в море, и целой жизни не хватит, чтоб сделать мир лучше. Он собирался потратить ее на это полностью. И надеялся, что кредиты за этот полет как-то помогут этому талантливому парню.
Как было сказано, Оби-Ван пристегнулся и приготовился к взлету. Он не любил все эти моменты вхождения и выхода из атмосферы, они заставляли его внутренности неприятно скручиваться, но сегодня все проходило на удивление гладко. Джедаю даже казалось, что Сила вокруг пела и веселилась, посмеиваясь над ним, но беззлобно и по-доброму, как будто ей нравилась идея о его случайной интрижке. Но какое Силе может быть до этого дело?
- А много времени мы проведем на Нар-Шаддаа? - Оби-Ван с одной стороны внутренне хотел остаться в компании пилота подольше, хотя и понимал некоторую иррациональность такого желания, у обычных людей называемую симпатией. Но с другой стороны он должен был придерживаться цели вернуться в Храм, и если что-то произойдет на луне контрабандистов, то оттуда улететь на Корусант в разы проще. Он надеялся, что ничего не случится. - Я не голоден, но взял с собой еду... если вы хотите, мы бы могли,- он оглянулся за плечо, вспоминая, что оставил ее, проходя мимо кают-компании, - но, возможно, я выпил бы чай, - он повернул голову и открыто улыбнулся Скайуокеру. Он бы хотел не чай, а потрогать руки этого молодого мужчины, которыми он так ловко управлял кораблем, которыми он заменил тут все внутри, которыми он отлично умел работать, которые, наверняка, на ощупь были крепкими и упругими, а еще его ладони должны были быть мазоистыми, как у самого Оби-Вана. Но он не мог озвучить этого вслух. Они были едва знакомы, и в цивилизованном мире такое было бы расценено как домогательства, а джедай никогда в жизни бы не позволил себе чего-то подобного. Это было бы возмутительно. Неуважительно. Мерзко.
Но по крайней мере у них было что-то вроде контакта. Скайуокер задал ему немного более личный вопрос, и это было отличным поводом для разговора. Кеноби весело махнул рукой, мол, ничего такого, спрашивай.
- Я работаю на Республику, - возможно, во Внешнем Кольце это звучало так себе, как признание в преступлении, но он летел на корабле с контрабандистом, так что не ему было бы осуждать Кеноби, если только он не страдал патологической ненавистью к сенату и всему этому. Но обычно людям вне системы и вне внутреннего и среднего кольца было на это несколько плевать. Слишком далеко и не важно, - дипломатия, переговоры, посредничество. После последней моей встречи я столкнулся с... агрессивным поведением третьей стороны, решившей поучаствовать таким образом, - Оби-Ван был крайне дипломатичен, описывая нападение на себя террористической группировки, недовольной результатами, - мой корабль получил повреждения. Вышла из строя навигация, основные стабилизационные стойки были погнуты, рулевое управление пострадало, некоторые части тоже снесло, а когда отказал гипердрайв, меня выкинуло рядом с Татуином. Пришлось совершить экстренную посадку, которую корабль не пережил. В общем-то, это вся история.
Он небрежно пожал плечами, как будто подобные ситуации происходили с ним каждый день. Что же, было время, когда Кеноби действительно оказывался в куда худших обстоятельствах каждый день.
- А вы... - он хотел спросить, что такой талантливый механик делает в Силой забытом месте, но понял, что слишком нетактично будет спрашивать подобное, - Скайуокер это настоящее имя? Красивое... - он отвел взгляд от его лица, которое явно было красивее, и посмотрел на замелькавшие полосы света после входа в гиперпространство. Он отстегнул ремень и снова коротко улыбнулся, - может, проведете мне экскурсию по кораблю, если это не затруднительно? Я впервые лечу на этой модели.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/604/285886.gif[/icon]

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2022-06-22 17:49:55)

+2

9

Ему не так часто приходилось перевозить живых, чаще всего потайные отсеки "Алого клинка" заполнены дорогостоящими механизмами, нелегальные веществами, оружием, практически всем, чем угодно, но только не рабами. Энакин и сам был рабом в прошлом, его мама до сих пор работала на Уотто, так что нет, пожалуй, Скайуокер был единственным пилотом и контрабандистом из всех в гильдии при Джаббе, кто не занимался перевозкой рабов ни за какой гонорар. Естественно терял в вознаграждении, но своих моральных принципов не преступал. Ему была ненавистна сама мысль о рабстве и пусть побороть его в одиночку у него не получится, но тем не менее кто сказал, что даже самая малость там, капля здесь не упадут на общие весы заслуг и проделанной работы ради спасения отдельно взятых людей. Так что, долгие перелёты в одиночку не были чем-то из ряда вон выходившим, однако в приятной компании всегда приятнее коротать долгие часы межпространственного прыжка. И так уж сложилось, что сидевший в кресле второго пилота мужчина как раз и составлял такую компанию. Да, друг друга они не знали и, скорее всего, этот полёт станет первым и последним в их знакомстве, хотя уже сейчас Энакин внутренне сожалел об этом. Порядочных пассажиров и собеседников в нынешнее время встретить очень сложно, а от Бена так и веяло спокойствием и умиротворением. Непроизвольно это привлекало даже больше ухоженной бороды, за которой, вне всякого сомнения, мужчина тщательно следит и ухаживает. Или серо-голубых глаз в окаймлении сеточки мелких морщин вокруг глаз. Так бывало, когда человеку довольно часто приходится улыбаться и, что-то подсказывало, его улыбка была бы очаровательна. В мешковатом бесформенном плаще никогда не угадать телосложение, поэтому Энакину приходилось полагаться лишь на кисти рук и те случайные возможные моменты, когда очередной порыв ветра приподнимал подол таинственности в ангаре и на выходе из кантины. Теперь же, когда пыльный плащ остался где-то в прошлом, можно похвалить себя за правильность предположений. Этот человек, кем бы он ни был, представлял собой изящество и внутреннюю силу, которая так импонировала Скайуокеру. В отличие от него Скайуокер был с душой нараспашку, ему нечего скрывать, есть то, чем он не хотел делиться, а это уже совсем другое. Но, наверное мужчина уже успел оценить всю степень нищеты и открытости по той рабочей тунике, которая была на нём в момент встречи. И хотя конечно не одежда говорит за человека, но отчасти истина крылась в этих мелочах. Ведь можно одеваться дорого и роскошно, не имея за душой совершенно ничего человеческого, а можно не иметь ничего материального и при этом хранить в себе целый мир. И не то, чтобы Энакин был как раз из последних, он просто парень с пыльного шарика на самом отшибе галактики, бывший раб, решивший, что сумеет победить систему и заработать достаточно для вызволения мамы из рабства. Просто один из многих, кто забывается так же быстро как "Алый клинок" преодолевает путь контрабандистов в метеоритном скоплении или различных туманностях. Именно поэтому он хотел как можно дольше быть рядом и иметь возможность узнать не только преступников, контрабандистов, рабов и морально подавленных своей участью, человека. И конечно же ему льстило внимание со стороны клиента, было видно, что Бен разбирается в кораблях и знает, как трудно их восстановить в одиночку. Да, Энакин гордился своим кораблём, потому что это его детище, вторая жизнь прекрасного транспортного средства, который даст фору некоторым новеньким. Ещё никто не замечал этого, а Бен..он словно сразу замечал суть вещей, без излишнего притворства и жеманства. Знал как расположить контрабандиста к себе, Скайуокеру лишь оставалось не задерживать на нём свой взгляд дольше обычного, сосредотачиваясь на более привычных вещах как чай. Ну да, почему бы и нет. Перевозить живых людей не тоже, что специи, их чаем поить не нужно.
- Вовсе нет, - он пожимает плечами, отводя взгляд, мысленно прикидывая сколько времени уйдёт на улаживание дела, - всего лишь встреча и всё. Вы можете пойти со мной, чтобы прогуляться, либо подождать на корабле, - коротко, едва уловимо морщится. Конечно же всё будет зависеть от того, насколько успешно пройдёт сделка и не решит ли Обмен или местные банды повысить ставки, ведь кое-кому на луне контрабандистов Скайуокер уже успей перейти дорогу и оттоптать больные мозоли, - а вы торопитесь? - Время, конечно же, мало что решает, во всяком случае время Бена, ведь он целиком зависит от пилота и его дел, но! Если мужчина спешил, то вполне мог пересесть на другой транспорт, который идёт напрямую на Корусант. - Если передумаете, аванс возврату не подлежит. - Всё могло быть, поэтому стоило себя хоть как-то обезопасить в финансовом плане, поэтому размер аванса всегда больше, чем вторая часть. Энакин выбрался из кресла пилота, намереваясь организовать что-нибудь поесть и чай. В его распоряжении было несколько сортов, хотя молодой пило не был гурманом в этом плане, просто в контрабанде иногда были и свои плюсы, например в виде небольших запасов хорошего чая. Энакин выбрал на свой вкус, мысль поинтересоваться предпочтениями пассажира пришла намного позднее, когда чашки уже стояли на небольшом столе в кают-кампании. - Чай готов. - Коротко сообщил, лишь на мгновение возвращаясь в рубку. - Это чай, созданный из цветков дерева кассиус. - Пилот расположился на свободном достаточно просторном диване, грея руки о чашку. На Татуине очень жалко и постоянно хочется спрятаться от палящих солнц, но в космосе ему всегда было холодно. Он никак не мог к этому привыкнуть и адаптироваться. Постепенно некоторая неловкость начинала проходить, а за обсуждением и того быстрее, особенно если пассажи делится крохами своей жизни, хотя имеет полное право этого не делать. И тем не менее. Было довольно интересно встретить кого-то, кто не такой же проходимец как ты сам, хотя к Республике Скайуокер относился спокойно. Её границы не распространялись на Татуин, чтобы хоть как-то повлиять на кланы хаттов, искоренить рабство или пресечь торговлю незаконным оружием или наркотиками, а значит с чего Скайуокер должен быть лоялен или же не лоялен. Ему всего лишь интересно, к тому же республиканские кредиты берут довольно не охотно в качестве платы. Не нажил ли он себе проблем, подобрав этого пассажира?
- Довольно неприятно потерять свой корабль, - молодой человек качает головой, не спеша делать глоток чая из чашки. Тема неудачных посадок оказалась ему очень близка и пусть за плечами Скайуокера ещё пока не образовалось мини-кладбище разбитых кораблей, но гоночных подо да, вполне. Так что он прекрасно мог понять сложности и затратность потери транспортного средства, - как вижу, проблем с деньгами вы не испытываете, - молодой человек склонил голову к плечу и слегка сощурил взгляд, производя переоценку состоятельности собственного пассажира. Не то чтобы в голову приходила мысль немного повысить тарифы за пролёт нет просто было довольно занятно повстречать того, для кого оплата вовсе не проблема, как и разбитый корабль, а ощущение возникало именно такое. На какое-то время они оба замолкают, после чего Бен переводит разговор в более спокойную и нейтральную сторону и Энакин лишь выпячивает нижнюю губу, приподнимая брови.
- Ну да, это моё имя, - и в этом не было никакой его заслуги, ибо имя дано при рождении мамой, - настоящее, но зовите меня Энакин, - короткая улыбка и кивок, - конечно, почему нет, у нас куча времени, - поднимается со своего места, оставляя чай нетронутым точно также как и коррелианский виски в кантине, направляясь в сторону уходящего в сторону и вглубь коридора, - ну с входной рампой и смежном с ней гаражом знакомить вас не буду, вы там были и сами прекрасно видели, все эти верстаки для починки.
Что сказать, всякие механические безделушки у Энакина повсюду, так почему бы ему не быть на корабле, который требует ухода и ежедневного ремонта. Они прошли до конца коридора, упираясь в закрытую дверь за которой располагалось довольно скромное помещение.
- Это дна из кают, второй отсек расположен симметрично с другой стороны корабля, - небольшая каюта где есть всё необходимое для сна и отдыха, ничего лишнего, однако рука хозяина всё равно виднелась в некоторых небольших моментах, - а здесь, - Энакин немного вернулся, предлагая заглянуть пассажиру в ещё одно помещение, - грузовой отсек, - там стояли различные контейнеры, коробки и прочее, помимо этого располагались средства крепежа и всё необходимое для грузового отсека. И вот так, постепенно возвращаясь назад к кают-кампании пилот показал: медицинский отсек, выход к туррелям, инженерный отсек с гипердрайвом, небольшой отсек с различными приборами и коммуникациями, рассчитанный на двух человек, вторую каюту-близняшку уже показанной, а также помещение для хранения чего-либо. В общем на этом корабле была куча свободного места, где можно перевозить много чего запрещённого и не очень. Всё довольно чисто и аккуратно, но это и само собой, ведь Энакин летал один и почти не пользовался большинством комнат. Свой обход-экскурсию он закончил как раз в каюте.
- Ну, вот и всё. Если хотите, можете отдохнуть, о прибытии на Нар Шаддаа я сообщу, - они стояли достаточно близко, чтобы Скайуокеру показалось, что он ощущает биение чужого сердца, равномерное дыхание мужчины, погружаясь в его безмятежность. А когда одёрнул себя, напомнив о правилах приличия, отошёл немного назад, наталкиваясь лопатками на открытую дверь с электронным замком, чтобы можно было замкнуться изнутри, - мне...,- слова никак не хотели складываться в предложения,- у меня ещё есть кое-какая работа, так что.. располагайтесь, - показал большим пальцем на выход, намереваясь уйти. Этот человек перед ним обладал магической притягательностью, сопротивляться которой с каждой минутой становилось всё сложнее. С женщинами было намного проще. По взгляду, улыбкам, флирту в разговоре становилось понятно, что она не против, а с мужчинами всё в разы сложнее. И даже если сделать первый шаг, то можно натолкнуться на совершенно иные пристрастия в ориентации, а Энакину очень не хотелось превращать остаток пути до луны контрабандистов в сплошной дикий стыд. Поэтому он выскользнул из каюты, направляясь в ремонтный отсек, на ходу стягивая с себя "приличную" одежду, чтобы не запачкать. На его спине в какие-то доли мгновений можно было рассмотреть заживший несколько давних рубцов, оставленные плетью словно расчерчивая спину вдоль. Уже через пару-тройку минут прежняя растянутая прозрачная почти туника вновь окажется на торсе. В ней Скайуокер ощущал себя увереннее.

Отредактировано Anakin Skywalker (2022-06-27 22:47:57)

+2

10

Конечно, Оби-Ван сам совсем недавно думал о том, что, если случится нечто непредвиденное, то он мог спокойно улететь с луны контрабандистов - оттуда можно было даже найти какой-нибудь регулярный рейс до Корусанта, а уж частных извозчиков, готовых за некоторое количество кредитов доставить до столицы было хоть отбавляй. Возможно, так вышло бы гораздо дешевле, отдать аванс, а потом долететь любым другим рейсом, но если бы Кеноби стремился к экономии. На самом деле ему было неожиданно приятно потратить время на обратную дорогу в такой славной компании. Джедаи не были бездушными машинами, они помогали миру и людям, потому что могли, но в них было достаточно собственных эмоций и личных интересов. Так что он просто рассмеялся, довольно добродушно и весело, что в уголках его глаз собрались сеточки морщи.
- Я никуда не спешу, - сообщил он, как бы отвечая на вопрос о том, торопится ли он, но на самом деле за ним ведь крылся другой, невысказанный. Оби-Ван хоть и ощущал, что ему попался довольно спокойный пилот, которого даже не вывел наглый конкурент там в кантине, но все же некоторые мелкие эмоции, казалось, проскальзывали. К тому же Оби-Ван похвалил корабль, он разбирался в судостроении и характеристиках, осознавал, каким профессионалом надо быть, чтоб все здесь так переделать и вообще держать "на плаву" это судно, но далеко не каждый был Оби-Ваном. И те, кто доверял свой груз, могли быть такими же непрофессионалами, но желающими иметь гарантии. Вероятно, потому сумма аванса была велика и не возвращалась обратно. Кеноби понимал этого парня: ему явно нужно было на что-то жить и чинить корабль, а еще процент гильдии, если он в ней состоит, или кому-то другому. Скорее всего для Скайуокера контрабанда не была призванием по жизни: обычно у осознанных пиратов-преступников есть команда, печать цинизма на лице и отсутствие кое-каких принципов.
Оби-Ван обнаружил в себе интерес к этому молодому парню. То есть он сразу же при первой встрече подумал о том, что тот довольно красив, особенно, если с его лица смыть признаки тяжелой работы и постоянного воздействия солнечных лучей, что его ключицы из-под полупрозрачной ткани уж очень притягивают взгляд, крепкий торс так и манит провести по нему рукой. Ну, то есть едва ли этого бы не заметил кто-то другой: Кеноби, конечно, хоть и не отказывал себе в плотских удовольствиях, но был довольно разборчивым. И обычно его партнеры - если не считать других джедаев из Ордена - были высокопоставленными чиновниками, политиками или другими видными фигурами, по крайней мере это мог быть кто-то еще выдающийся и талантливый, и это никогда не было "для дела". Он бы плюнул в лицо тому, кто решил бы про него, что он может раздвинуть ноги ради какой-то выгоды: своей или Республики. Он поклялся защищать ее, но подобная проституция была... не демократична и не цивилизованна. Не то, за что он боролся. Его выбор всегда был добровольным и собственным. И вот этот паренек, который совсем не вписывался с привычный типаж тех, кому джедай симпатизировал. Впрочем, он довольно быстро напомнил себе, что материальная сторона вопроса или какие-то статусы никогда не играли своей роли, просто так совпадало из-за той деятельности, что он вел. Следовательно, это не имело значения: парень просто ему понравился. Сильнее, чем кто-либо за последние несколько лет.
И вот ему хотелось больше расспросить о его жизни, привычках, о том, что он здесь делает и почему занимается этим при своих талантах механика, хотелось предложить прилететь на Корусант и получить там неплохую официальную честную работу с перспективами, но он, конечно, себя одернул. Парень не был дураком, если бы хотел и мог - давно бы получил, ему не нужна была помощь какого-то встречного джедая, которого он согласился отвезти до столицы за деньги, и еще меньше ему нужно было, чтоб кто-то лез в его душу. Еще подумает, что Кеноби пытается что-то вызнать или учит жизни, начнет подозревать или не захочет больше говорить. Так что... не стоило быть слишком напористым.
По крайней мере, они уже пили вместе чей, Скайуокер сам задавал ему вопросы и бросал в его сторону некоторые заинтересованные взгляды. Оби-Ван хорошо их знал, оставалось только понять степень его интереса. Просто ли любопытный клиент, непонятно что забывший на той горячей песчаной планете внешнего кольца, или привлекательный мужчина? В своей привлекательности Кеноби не сомневался, просто не всем мужчинам нравятся другие мужчины. Это в общем-то было нормально, хотя на Корусанте мало что осуждалось, все же столица была оплотом демократии. И даже там приходилось сталкиваться с разного рода предрассудками, что уж говорить об этих местах. Впрочем, с другой стороны контрабандисты как раз видели гораздо больше, чем вообще давно не обращать внимания на подобные вещи.
- О, это один из моих любимых, - Оби-Ван принял чашку, вдыхая знакомый аромат и удивляясь, сколько сюрпризов его ожидало: такой чай было довольно сложно найти, и джедай знал его лишь потому, что был настоящим ценителем, - спасибо, - он благодарно сделал глоток, наслаждаясь вкусом, - формально, это был не мой корабль. Служебный транспорт. И его потеря - не мои издержки, хотя это не было специально, - в общем, ни один из тех двух десятков кораблей, что он угробил, не был специально, - ну если уж так, то меня воспитали довольно равнодушным к материальным ценностям.
Это было той правдой, которую он посчитал нужным озвучить. Было бы ложью сказать, что он испытывает какие-то проблемы с кредитами после того, как согласился на такую стоимость полета, не моргнув глазом, как и если бы он сказал, что это действительно не проблема и сошел за богача. Его просто не заботили эти вопросы, вот и все. И он понимал, почему они заботят Скайуокера.
- Энакин, - Оби-Ван кивнул и улыбнулся. С его корусантским акцентом имя звучало еще мягче, и оно тоже было красивым, необычным, джедай никогда не слышал ничего подобного. Он в этот момент напомнил сам себе как-то глупого слишком юного романтика, но, к счастью, его полит согласился на экскурсию. Не то чтоб Кеноби действительно очень хотел посмотреть корабль, но он внимательно слушал, кивал и даже задавал вопросы, пока они не пришли к конечной точке. И это было именно то, что нужно, ведь каюта это такой жирный намек, практически прямой текст. Внутренне джедай возликовал, но внимательно оглядел Энакина, чтоб понимать, не совпадение ли это... Они стояли близко, и Оби-Ван обвел взглядом красивые черты лица, когда ощутил в Силе чужое смущение. Это было так пьяняще в тот момент. Наблюдать, как молодой человек запинается, слегка путается и буквально сбегает с поля боя. Кеноби не стал его задерживать сейчас, хотя очень хотел протянуть руку, чтоб запереть дверь в каюту, и прижать его к двери своим телом. Это было бы прекрасным завершением их обхода корабля, но теперь у них был еще один раунд.
Оби-Ван ощутил, как его интерес разгорелся с удвоенной силой, еще больше подталкивая его к этому парню. Осознавал ли он, что делает? Или действительно был так смущен и стеснялся? Джедай не чувствовал в нем какой-то фальши, и эта искренность и честность сделали его еще желаннее. Оставив в каюте верхнюю мантию, в которую он спрятал меч, чтоб тот не помешал в самый неподходящий момент, Кеноби оглядел себя в зеркале, поправил волосы и пошел на поиске Энакина, точно следуя к нужному месту, руководствуясь чувствами.
Он нашел его за ремонтом в той самой полупрозрачной тунике, и это больше напоминало настоящую охоту, только хищником был не он, а Энакин.
- Если честно я не устал, чтоб отдыхать, - если честно, Оби-Ван мог бы и помедитировать с огромным удовольствием, потому что не делал это уже дня три, а это было много для джедая, - о, я знаю, что это, - он так невзначай и легко изобразил непринужденность, указывая на детали и усаживаясь на пол  рядом с Энакином, как будто в этом не было ничего такого. Если бы парень считал его навязчивым, то он излучал раздражение, но ничего такого не было. Кеноби просто завел беседу о том, чем тот занимался во время ремонта, благо, он и сам неплохо понимал, пусть и не так мастерски, но его юность явно не прошла впустую. Знал бы он в свои пятнадцать, как именно его увлечение пригодится ему в будущем! Хотя... в том возрасте его бы это не удивило ни капли.
- У тебя тут, кажется, масло, - Оби-Ван как-то незаметно перешел на менее формальный стиль общения и теперь протянул руку, чтоб пальцем стереть след с лица Энакина. След, которого там вообще-то не было, но он мог быть. Кеноби сначала просто провел медленно и аккуратно пальцем по коже Энакина, глядя на нее, а потом посмотрел ему в глаза, кладя всю открытую ладонь ему на щеку. Взгляд скользнул на его губы, и Оби-Ван потянул его к себе, предлагая поддаться. Вряд ли он ошибался в том, что их симпатия была взаимной, и Энакин оттолкнет его, не дав себя поцеловать. Но что же, в таком случае, ему придется извиниться за свое поведение и действительно уйти медитировать, а на Нар-Шаддаа подыскать себе новый транспорт. Он очень надеялся, что этого не произойдет.

+3

11

Энакин был рад вернуться к своим ржавым дроидам и запасным частям корабля, которые нуждались в отладке и модернизации. Рад погрузиться в работу и забыть ту сжигавшую изнутри неловкость, с которой стоял в одной из кают корабля, глядя в эти мягкие светлые глаза напротив. Мог ли такой как он: раб и бедняк, засматриваться на такого как этот Бен Кеноби? Надеяться на взаимность только потому, что из более успешных коллег его дела этот человек выбрал именно его? Детские фантазии, которым не суждено стать явью. Куда проще постараться выбросить из головы все мысли и сосредоточиться на более привычных делах и вещах своего уровня. В детстве мама говорила, сто не стоит никогда пытаться откусить кусок больший по размеру, чем Энакин сможет съесть и только сейчас молодой человек в полной мере понимал ее слова. Даже если попытаться прикоснуться к недостижимому, а что дальше? Ничего. У Энакина не было будущего рядом с этим человеком, а раз так, то лучше не заносить болезненных заноз в душу, чтобы потом не мучиться тоской и чувствами, потому что Скайуокер верил в одну любовь на всю жизнь. Возможно, за всеми этими принципами скрывается банальный страх отказа, но свою позицию он менять не собирался.
Скайуокер сел прямо на пол, не боясь испачкаться, беря в руки инструменты, но не спеша применять их по назначению. Он смотрел на детали, но по взгляду было видно, что он явно где-то не здесь. Мысли клубились и путались, возвращаясь в небольшую каюту, где его сердце билось так громко, что казалось, будто это слышно на другом конце галактики. Что же это было? Ему показалось, что Бен почувствовал ту же заинтересованность или это всего навсего собственные фантазии и дух романтизма, который уже успел окутать собой Скайуокера, лишая возможности мыслить здраво. Зачем скрывать, этот человек понравился почти с первых мгновений, он обладал каким-то внутренним магнетизмом, притянув к себе и уже не отпускал. Если бы от пилота потребовали конкретики, то вероятно, он не сумел бы ничего ответить. Бен обезоруживал мягкой улыбкой, околдовывал пленительным негромким голосом, заставлял сердце пропускать удар под натиском взгляда и манер. Этот человек был ангелом, в котором прекрасно все и от этого становилось еще печальнее, ведь кто Энакин такой, чтобы даже думать о нем. Оставалось лишь вздыхать о несбыточных надеждах и стараться успокоить одинокое, истосковавшееся по искренности и любви сердце. А еще повторять раз за разом уговаривая, что они слишком разные. Раб никогда не дотянется до солнца, а дотянувшись, сгорит бесследно. Забавно, а ведь молодой человек так отчаянно рвался из кандалов, что даже не заметил, как угодил в другие, став мелкой, пусть и ценной, пешкой в руках мафиозных кланов. Ему не расплатиться за всю жизнь за ту "доброту", которую оказал ему Джабба, иногда казалось, что все совсем наоборот и с каждой такой сделкой, с каждым кредитом Скайуокер все глубже тонет.
Молодой человек вздохнул, словно принимая собственную участь, возвращаясь к реальности, перехватывая удобнее инструменты. Не то, чтобы ему хотелось ковыряться в машинном масле и дроидах сейчас, но ведь нужно же было хоть каким-то образом заставить себя перестать думать над неизбежностью. Спрятаться за работой и (никому не нужной) необходимостью разобрать дроида до основания прямо сейчас, потому что в противном случае им с клиентом вновь придется столкнутья один на один где-нибудь на корабле. Можно сказать, что это занятие ни что иное как осознанный уход от лишних неприятностей, которые может навлечь его грубый намек на взаимную симпатию. Да и с чего Энакин вообще взял, что это симпатия, а не простая дипломатичность и вежливость со стороны Бена Кеноби? Тряхнув головой, Скайуокер принялся ловко орудовать отверткой и ключами, постепенно вовлекаясь в процесс. Он не услышал, скорее почувствовал, когда оказался не один в ангаре, вскидывая на вошедшего клиента взгляд. Сколько же в нем было эмоций и смятения, которые пилот намеренно подавил в себе, стараясь выглядеть как обычно.
- Да? - Кажется, это был идеально глупый вопрос на слова Бена. - Ну...это позволяет скоротать время между перелетами. - Короткий взгляд в лицо клиента и Энакин едва сумел оторвать потом взгляд, дела это только тогда, когда понимает, что смотрит неприлично долго. - Не думал, что вам будет интересно. Просто хлам и лишние детали. - Он словно делал что-то странное и сомнительное, потому и оправдывался, хотя по сути своей лишь пытался как-то связно замаскировать вновь возникшую неловкость с его стороны. - Мне не так часто случается браться за такую работу. В основном доставляю грузы, добываю детали и так далее. - Он просто привык быть один и поэтому не имел ни малейшего понятия о том, как следует развлекать гостя и следует ли вообще. Потому то и смотрел несколько ошарашено, когда Бен сел рядом, даже не попытавшись попросить каких-либо удобств. - Наверное, мне следует принести что-нибудь, а то испачкаетесь.- Намеренно не смотрел в сторону Бена, прекратив ковырять отверткой в дроиде, словно предчувствовал что-то. Но в какой-то момент все же не смог отказать себе во взгляде. Всего одном, но этого оказалось достаточно для того, чтобы утонуть в глазах напротив. Бен желал помочь, стирая с лица грязный развод и в этот момент Энакин вдруг пожалел, что не испачкался весь, слишком аккуратным и нежным был этот жест. Скайуокер не сводил взгляда, ощущая приятные прикосновения, сначала совсем осторожные, а потом...
Молодой человек понимал, что так делать нельзя, просто не смог отказать себе, ведь судьба сама столкнула их прямо тут в ангаре на полу корабля. Вкладывал ли мужчина в свой жест что-то иное или Энакин все понял правильно, но в тот момент, когда его открытая ладонь коснулась щеки пилот для себя все решил. И конечно он будет сожалеть, ругать себя за столь легкомысленный поступок, но лучше сгореть, чем всю жизнь мечтать о солнце и думать "что если бы...". Он подался вперед, сокращая расстояние, касаясь губ своими и не рассчитывая ни на что большее. Скорее всего это кратковременный миг забвения или самый лучший сон за последние несколько лет, но точно не реальность. Потому что такого в реальности просто не может произойти и все же происходило.
Пилот чувствовал аромат одеколона, мягкость чужих губ и нежность, с которой Бен продолжал касаться щеки, казалось еще мгновение и его рука соскользнет на шею, обнимая. Где-то в голове настойчиво царапалось воспоминание в кантине, когда забрак бездарно попытал склеить этого невероятного мужчину и чем же Энакин от него отличается, если сейчас делал тоже самое? Да, конечно, первым шаг сделал именно Кеноби, но... Скайуокер отстраняется лишь усилием воли и то не так далеко, как планировал, оставаясь всего лишь в нескольких сантиметрах от лица клиента. Сжимал в руке по-прежнему инструменты, вот только мысли были целиком и полностью заняты отнюдь не ремонтом. Он что-то говорил, о чем-то извинялся, но лишь в своих мыслях, не проронив ни слова, лишь вновь поцеловав мужчину. Даже если это последний поцелуй. Будь, что будет.

+2

12

Предлог с попыткой что-то оттереть от лица был стар, как мир, но Оби-Ван не использовал его как средство прощупать границы, он ведь уже понял, что этот молодой человек не шарахался от того, что кто-то - или кто-то конкретный, что предпочтительнее! - оказывался в его личном пространстве, но и не стремился сам к чрезмерному контакту. Это не было попыткой урвать мимолетное касание в своей симпатии, ведь время и обстоятельства знакомства были не на их стороне, чтоб играть в такие долгие и запутанные игры с полу-намеками, танцами вокруг друг друга, где делают один шаг вперед, а потом два назад. Оби-Ван вполне конкретно выразил свое желание, но без чрезмерной настойчивости, которая могла бы оттолкнуть. Он не полез к лицу юноши на случай, если вовсе не так истолковал его то смущение и те эмоции, которые ощущались от него джедайским чутьем. Ведь это могло бы оставить омерзительное впечатление, которое бы преследовало его потом годами. То есть, может быть. Конечно, Скайуокера нельзя было назвать неженкой изначально, ведь такие в его ремесле не выживали, но одно дело - стрелять из бластера, даже ранить или убивать кого-то, защищаясь, иметь дело с хаттами и слоями с низкой социальной ответственностью, а совершенно другое - домогательства такого толка. Оби-Ван знал, что такие вещи даже бывалого беспринципного вояку могли выбить из колеи и поселить в его душе сомнения. А этот парень ему понравился, даже если он откажет, не хотелось бы стать для него причиной негативных эмоций и травм. В конце концов, если все будет очень плохо, он просто заставит его забыть о случившейся неловкости, чтоб он не терзался.
Но что-то ему подсказывало, особенно, когда он перехватил этот взгляд, что его не оттолкнут, что не будет дальнейшей неловкости, и он почувствует его губы на своих. Так и случилось, хотя Энакин приблизился медленно, нерешительно, но внутренне Оби-Ван возликовал и медленно, аккуратно поцеловал в ответ. Практически целомудренно, оценивая свои ощущения и все еще не пытаясь давить на парня, который отстранился и снова посмотрел на него. Они были так близко, что Кеноби мог чувствовать его запах, и, о, это было действительно восхитительно, но не успел он оценить все, что испытал, как его снова поцеловали, и на этот раз он сам подался вперед, сминая полные податливые губы своими собственными и углубляя поцелуй. Он переместил руку с щеки Энакина в его волосы, ласково массируя кожу головы и пропуская короткие пряди сквозь пальцы, а второй забрал инструменты и потянул на себя.
- Иди ко мне, - он на секунду прервался, только чтоб сказать это, и потянулся к Энакину, чтоб обнял за спину, притянуть к себе и усадить на собственные колени. Хотя они сидели на полу, Оби-Вану просто пришлось опереться о стену, благо, отсек был небольшой, и так было вполне удобно. Он гладил его по волосам, продолжал целовать и изучать его спину, улавливая реакции. Судя по тому, что он ощущал от него, Энакину все нравилось. Он был доволен, рад и возбужден, и на секунду даже проскользнула зависть к его молодости, но так же быстро и угасла: джедай сам уже был готов ко всему, даже не осознавая до того, насколько сильно этот молодой человек оказался ему симпатичным. Да, не зря он, конечно, еще в кантине посмотрел на него пристально и приметил его привлекательную внешность, хотя это было далеко не все, что в нем притягивало. Оби-Ван не знал, что именно, как это описать, но Скайуокер как будто специально существовал в этом мире, чтоб идеально и гармонично слиться с ним в физической близости. Сила вокруг буквально пела, довольная, и как будто насмехалась над непутевым глупым ребенком, который что-то еще не понимал, но должен был понять в скором времени, а пока что было время для ее забав. Оби-Ван одновременно чувствовал сносящее крышу желание, и полный покой, радость от того, что он держал этого молодого мальчика в руках.
Хотелось послушать, как он стонет, хотелось сделать ему приятное, подарить наслаждение. Оби-Ван и раньше никогда не был эгоистом в постели, всегда считая этот процесс взаимным, хотя ему и попадались не очень умелые любовницы и любовники, но сейчас он это было буквально необходимостью. Ему срочно нужно было, чтоб Энакин растаял и плавился в его руках, смотрел затуманенным взглядом, раскраснелся, откинул любое смущение и просил еще. Чтоб сбросил какие-либо преграды и больше не думал убегать из одной каюты с ним.
- Я могу?.. - спросил Оби-Ван почти шепотом, слегка потянув вверх тунику, прежде чем ее совсем снять. Он помнил про рамки. То, что парень оседлал его колени и позволял чужому языку хозяйничать у него во рту, вовсе не значило, что он готов зайти дальше. То, что Оби-Ван хотел подарить ему огромное наслаждение не значило, что он захочет его принять. Или не передумает. Но Кеноби никак не зацикливался на этой мысли, просто имел ее ввиду и спрашивал на все разрешение.
Он обнажил торс парня и на пару секунд замер, разглядывая его подтянутый живот, подкачанную очерченную грудь и сильные плечи. Он положил ему ладонь где-то в районе солнечного сплетения и медленно двинул ее вверх, поглаживая голую кожу и заворожено следя взглядом за собственным движением.
- Такой красивый, - проговорил он, и вряд ли бы у кого-то во вселенной могли возникнуть сомнения в том, что это неправда для Оби-Вана, - совершенный. Я никогда не встречал такого красивого человека, - может быть в начале их встречи он и отметил просто его привлекательность, но сейчас ему казалось, что он воплощение идеала. А ведь парень пока просто сидел на нем и целовался!
Оби-Ван вернулся к его губам, коротко мазнул по ним своими, поцеловал в подбородок и спустился к кадыку, чтоб поцеловать и там, переходя к шее. Судя по реакции, по ответной дрожи тела, которое он гладил и прижимал к себе, Энакину это нравилось. Он все еще ласково проводил ладонью по его груди, иногда специально слегка задевая ногтями, а потом и вовсе слегка сжал его сосок, ловя реакцию. Ему достался очень чувственный и ласковый мальчик, хотя джедай понятия не имел, сколько у него опыта именно с мужчина... но, наверняка, был же. Ведь он выглядел взрослым, чтоб знать, чего хочет, и не стал бы целовать незнакомца, которого просто решил довезти, из юношеского любопытства. А целовался он хорошо, страстно и горячо. Бену понравился его вкус, под слоем масла, портовой пыли, машинной смазки и мускуса он различал его собственный запах, а его тепло заставляло закипать внутри кровь совсем не по-джедайски. Кеноби вновь почувствовал себя каким-то юнцом, вернувшись лет на двадцать назад в прошлое, когда ему хотелось даже в самых неподходящих для этого ситуациях.
- Хочешь вернуться в каюту? - спросил он у Энакина шепотом на ухо, - скажи мне, что ты хочешь, и я сделаю это. Скажи, как ты любишь, дорогой?
Ласковое обращение само вырвалось у Оби-Вана, и он не испытал по этому поводу ни малейшего диссонанса, как будто все так и должно было быть. Как будто они были знакомы уже миллиарды лет. И ему почему-то очень хотелось, чтоб Энакин его запомнил.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2022-07-14 07:27:04)

+2

13

Нет, волнений и страха не было. Энакин отлично понимал, что может последовать или не последовать за поцелуем, отдавая себе в этом полный отчёт. Бен сделал первый шаг навстречу, обозначив свое желание и хотя всё ещё оставался маленький процент недопонимания его действий, он не отстранился и не возмутился поцелую. Когда дело доходит до близкого контакта, имеет место быть лишь обоюдное согласие идти дальше, такова позиция пилота. Возможно из-за неё как раз Скайуокера нельзя назвать гуру секса, хотя желающих с ним переспать находилось достаточно как со стороны мужчин, так и женщин. Вот только секс ради секса это совсем не то, к чему он стремился, даже если вокруг каждый будет утверждать, что это для здоровья полезно. Ему же нужно намного больше, чем физическое удовольствие и поэтому соглашаться на каждое предложение только для того, чтобы скоротать лишнее свободное время Энакин не станет. Но этот случай совсем другой. Бен не был похож на одного из сальных ублюдков, тянувших к нему руки, позвякивая кредитами. Он не пытался навязывать свою волю, не пытался давить и принуждать, скорее напротив. Его стиль ведения разговора, заинтересованность кораблём и обширные познания в этой области приводили Энакина в восторг. Его скромность и дипломатичность покоряли даже самых несговорчивых, молодой человек был в этом уверен. И даже пыльный плащ, висевший на его плечах бесформенной массой не мог испортить впечатления от того, что находится под ним. Вне всякого сомнения, пассажир Энакина довольно привлекателен, но больше всего подкупали даже не полунамёки и аромат парфюма в купе с приятной беседой, нет. Рядом с Беном Скайуокер ощущал себя совсем иначе. Не чумазым мужланом, продающим всё на свете за лишний кредит, а самим собой. Просто парнем с забытого всеми Татуина, честным, трудолюбивым и добрым, а самое главное личностью. Это очень важно, особенно для бывшего раба, прошедшего достаточно сложностей и преград в жизни, чтобы навсегда запомнить то чувство, когда сам себе не принадлежишь. Когда ты просто товар и каждый покупатель тебе заглядывает в рот, оценивая здоровье по зубам. А Бен, он не был похож ни на одного из тех, с кем обычно сводит судьба, рядом с ним молодой человек ощущал себя комфортно. Этот человек обладал природным магнетизмом, а иначе как объяснить возникшее желание предложить еду и напитки, провести экскурсию по кораблю, в то время как оба понимали, что в нём нет ничего интересного? Как ещё объяснить странное и ничем не оправданное доверие к человеку, которого видишь в первый и последний раз? Его хотелось приятно удивлять и радовать, ухаживать и беречь и это было очень странно. Но то, что сейчас происходило в грузовом отсеке "Алого клинка" было ошибкой, болезненной и не заживающей, растягивающейся во временном пространстве. Не стоило поддаваться собственным желаниям и различным уловкам пассажира, ведь это только предлог, потому что теперь, коснувшись мягких губ, остановиться будет крайне сложно. А дальше, проще.
Они уже перешагнули черту, поздно стесняться и изображать невинность. Никто не замечал как меняются позы и куда постепенно исчезает одежда, всё это становится не важным, когда смотришь в глаза напротив, перехватываешь чужое дыхание и понимаешь, что хочешь намного большего. Поцелуи это только начало, скрытая тактика, позволяющая оценить насколько ты сам и твой партнёр готовы зайти дальше. И то, что Энакин сидел на коленях Бена его вовсе не смущало. И пусть опыт довольно скромен, тем не менее бывало разное, за что молодому человеку совсем не стыдно, ибо со своей сексуальной ориентацией он уже давно определился. Беспокоило лишь одно - скорость, с которой из наёмника и нанимателя они перешли в сексуальных партнёров. И понятное дело, что этот новый кратковременный статус не менял основного и их деловых связей. Сознание царапала мысль о том, что он слишком быстро на всё согласился, а Энакину почему-то не хотелось, чтобы Бен думал о нём как-то неправильно или плохо. Ведь он не тот забрак из кантины, который имел всё, что движется, а потом оставлял очередную зарубку в собственной памяти о маленькой победе. И Бен ему действительно понравился почти с первого взгляда, искренне, это не просто секс, а нечто большее, чего Скайуокер не мог объяснить словами. Он чувствовал это внутри и раньше ни с кем такого не ощущал даже близко. Поэтому то так не хотелось останавливаться, а наоборот, касаться мужчины, сминать его губы вновь и вновь, позволяя эмоциям и адреналину в крови клокотать как кипящее молоко банты. Конечно собственное происхождение несколько смущало, будто бы если пилот не из того же социального слоя, что и его пассажир, то значит не достоин ласки и любви, но это изначально не скрывалось. Хотелось надеяться, что после, мужчина не будет жалеть и стараться забыть перелёт как странное недоразумение. Энакин хотел бы остаться всё же приятным воспоминанием, пусть и кратковременным, потому что отдавал себя полностью, касаясь осторожно пальцами рук бархатистой кожи на шее, чуть заводя после на спину. И Бену не нужно было спрашивать разрешения снять тунику, потому что молодой человек уже автоматически на всё согласился, пересев на его колени, поэтому лишь немного помог, оставаясь теперь совершенно открытым и смущённым внезапным признанием. Нет-нет, играть в подростка-девственника никто не собирался, пилот знал о собственной привлекательности, ему об этом многие говорили, кто хотел бы забраться в постель, просто внешние данные никогда не имели для Скайуокера роли, ведь это не его заслуга, а родителей. И хотя своего отца он не знал и трудно оценить его внешние данные, зато мама была настоящей красавицей. Он просто научился принимать подобные комплименты не краснея как школьница на сеновале, к тому же гораздо больше его увлекал этот невероятно сексуальный мужчина напротив. Они никуда не торопились, в запасе ещё есть время на долгие прелюдии, однако Энакин так быстро увлёкся, что ему не хватало терпения, а потому приходилось постоянно сдерживать себя, дабы не выглядеть неотёсанным варваром. От того  становилось сложно не отзываться на ласку дрожью тела и сбивчивым дыханием. С первых мгновений стало понятна разница не только в возрасте, но и в опытности партнёра, так что теперь как-то не очень хотелось разочаровать. О, Сила, порой Энакин слишком сильно сомневался в себе и своих силах не вовремя, отвлекаясь, словно это не просто физическая близость, а стратегическое планирование. Но даже уход от ракет замкнутых на тепловую сигнатуру корабля не так волнителен, как то, что происходило в грузовом отсеке корабля, а ведь это всего лишь поцелуи. В конце концов неопытность в чём-либо не приговор, а верный курс на самосовершенствование.
- Если хочешь ты, - негромко ответил пилот, уже даже не стараясь скрывать реакции собственного тела на ласку спустя приличное количество времени с момента последнего физического контакта. И на самом деле ему всё равно, в каюте на кровати или здесь, а может на приборной панели, рискуя одним неловким движением сбить заданный курс корабля. Важно не место, важен партнёр, - мне всё равно, - хотя на самом деле ему не хотелось прерывать нить момента и куда-то идти, сбивая градус желания в пути. Энакин мысленно отругал себя за несдержанность и какое-то маниакальное желание оставить всё как есть. И тем не менее, если Бену будет удобнее в каюте, то сопротивляться он не станет. Молодой человек смутился, не зная как ответить на последовавший вопрос и поджал губы. Это впервые, чтобы у него интересовались желаниями, как правило если близость случалась, то никто уже не задавал наводящих вопросов и проходило как-то само по себе. Возможно это покажется странным, но пилот понимал суть подобных вопросов, ведь они совершенно разные, не знакомые в прошлом друг с другом люди, тем более так близко, поэтому казалось нормальным подобное уточнение. Им обоим хотелось получить удовольствие и приятное послевкусие, нежели дичайший дискомфорт и страстное желание поскорее закончить полёт. Но с другой стороны...это так неловко, говорить словами, а не действиями, как приятно, где и сколько раз. Тем более, ещё более неловко будет выглядеть перечисление собственных предпочтений. "Он точно подумает, что я со всеми подряд сплю, если начну перечислять.", - Энакину потребовалось время, чтобы собраться с мыслями и перестать думать о том, что они сейчас попросту теряют время, - "Ведь мне действительно не важно как, важно, что с ним и если ему нравится что-то особенное, то я готов попробовать.".
- Ещё никто не спрашивал у меня такого, - Скайуокер невольно поглаживал Бена по груди, попеременно целуя не только губы, - если я скажу, что мне не важно как, главное с тобой, это не слишком..., - "неправильно звучит, смешно или глупо?", - пилот не закончил предложение, потому что пока сам не был в состоянии понять, что именно "слишком", - просто без извращений. А чего тебе хотелось бы? - Наверное будет правильным поинтересоваться, в свою очередь, у Бена его пожеланиями. Это ведь он на Татуине достаточно консервативен во многом, включая физическую близость с другими, а на Корусанте всё может быть совсем иначе. Там живут разные социальные слои населения и наверняка тот, к которому принадлежит мужчина практикуют нечто экзотическое, по меркам Скайуокера. Он читал об этом и слышал от других пилотов, но никогда не стремился узнавать и пробовать на себе, предпочитая чувственность, открытость, страстность и традиционность всякому разврату. До такого он ещё не созрел морально. А пока они выясняли личные предпочтения, он умудрился освободить партнёра от пояса и теперь ненавязчиво поглаживал живот ладонями, забираясь под тунику. Ему всё ещё было неловко от вопросов и столь резкого перехода с официального обращения на личное, а может быть ситуация намного банальнее и парень просто не может поверить, что этот красивый, ухоженный и состоятельный мужчина выбрал его. Не побрезговал. С ним было спокойно, хотелось растянуть каждый момент во времени, чтобы не отпускать от себя как можно дольше.

+1

14

Когда Оби-Ван остался в той каюте наедине с Энакином, то успел понять, что их симпатия взаимна. Он видел вспыхнувшее смущение, видел, как растерялся этот юноша, видел, что, вероятно, он не часто оказывается в таких ситуациях. Нет, конечно, глупо думать, что он вел жизнь праведника, который бережет себя для брака. В таких местах, как Внешнее Кольцо и среда контрабандистов, столько патриархальные устои вроде девственности совсем не ценились, а еще тут не часто блуждали предрассудки о предпочтениях: это было бы странно там, где женщину от мужчины у некоторых рас отличить можно было, только поинтересовавшись, где существовали гермафродиты вроде джабб, а так же расы, в которых полов было больше двух. И вряд ли Энакин никогда не испытывал раньше к кому-то симпатии, не оставался с кем-то вдвоем наедине и не занимался сексом. И, наверняка, среди его партнеров был кто-то малознакомый, потому что... Очевидно, что вряд ли он планировал в ближайшем будущем завести семью и детей, и где-то была милейшая девушка, которая строила для них очаг в его отсутствие, потому что такая работа не предполагала. А еще он был ну до неприличия красив, точно получал много знаков внимания, и когда-то у него играли гормоны, как у любого мужчины, особо буйно, и он мог выбирать.
Не то чтоб Бен имел какое-то право этим интересоваться, что-то осуждать, он сам-то не был невинным уже в довольно юном возрасте, а учитывая Кодекс и вовсе должен был таким остаться, если трактовать его... буквально. Как хорошо, что секс не равнялся привязанности, а покой не означал отсутствие эмоций, а умение их обуздать! Иначе ему определенно пришлось бы сложно. Ему, всему Ордену и всей галактике, потому что представить себе кучу женщин и мужчин с воздержанием и токсикозом пожизненное, обладающим огромной мощью при этом, было воистину страшно.
Но, к счастью, Оби-Ван имел вполне законную возможность обнимать и целовать Энакина, который буквально плавился и растекался в его руках. Он был моложе, заводился быстрее, и потому не был таким сдержанным. Не удивительно, что он не ответил согласием на желание оказаться на койке в каюте, и его "все равно" не было признаком равнодушия, просто он так хотел их близости, что не стремился к какому-то там мнимому комфорту, его устраивал и пол отсека. Впрочем, Кеноби тоже, и он считал, что время полета позволяло в конечном итоге оказаться там, просто позже. А пока лично он имел возможность насладиться видом прекрасного тела и порозовевших щек, горящего, чуть затуманенного взора и припухлых от поцелуев полных алых губ. Он хотел, чтоб образ этого юноши остался с ним навсегда, радуясь, что память джедая не подводит, что он сможет запомнить и думать потом о нем, как о чем-то прекрасном, с чем ему удалось столкнуться, в самые сложные моменты его жизни. А их вроде как у него будет достаточно.
Для Оби-Вана действительно было важно знать, чего хочет его партнёр. Он всегда был внимательным любовеиком и считал, что чуткость по отношению друг к другу это залог взаимного удовольствия. Приятно получить эмоции и разрядку, испытать оргазм, но куда приятнее ощутить при этом, как вздрагивает в твоих руках чужое тело от наслаждения, зная, что ты этому причина. Но сейчас это было еще важнее, чем обычно. Ему это было нужно. И, конечно, Оби-Ван был воспитан как джентльмен во всем, так что он просто не мог переступить чужие границы или сделать что-то, не зная точно, что это не вызовет даже мимолетного недовольства.
- Тогда я буду первым, кто спросил, - джедай прикрыл глаза, подставляя лицо и шею под поцелуи, и подумал, что, вероятно, Энакин все же обычно спал с женщинами и сам интересовался их желаниями, или же в этих местах было принято заботиться только о своем удовольствии и использовать других для его достижения, пусть это даже было взаимно, - никто не говорил мне таких романтичных слов, - промурлыкал Оби-Ван Энакину в ухо, слегка прикусывая мочку и продолжая гладить его спину, - я бы хотел… ммм… я бы попробовал на вкус твой член, а потом тебя. А потом бы хотел оказаться в тебе. Ты не против, дорогой? Хочешь этого?
Он помог снять с себя тунику, пропустив момент, когда пояса на нем уже не оказалось, и надавил Энакину на плечи, чтоб уложить его на спину, а самому оказалось сверху и проделать все то, о чем только что сказал. Оби-Ван чувствовал себя так, будто хотел поцеловать каждый участок этого прекрасного дела, уловить и запомнить каждый вздох и стон, что Энакин издавал в ответ на его действия. А когда он, наконец, оказался внутри него, то понял, что самоконтроль, которым он гордился всю свою жизнь, медленно утекает из-под пальцев. Он шептал Энакину на ухо, какой тот молодец, как хорош для него, Оби-Вана, хвалил его, отвлекая их обоих и ловя ответные стоны. К счастью, они были достаточно сильно возбуждены, чтоб не продержаться долго, и какое-то время после просто лежали, и джедай ловил отголоски чужого и своего собственного удовольствия.
Он знал, что после того, как напряжение уйдет, все может стать по-другому. Энакин может начать стыдиться или просто не пожелать продолжить, может не так понять самого Оби-Вана. Да в целом, что угодно. Сам же Кеноби испытывал только желание продолжать удерживать юношу в своих объятиях, потому он лениво потянулся к его шее, чтоб поцеловать, отмечая, что на ней и ключицах все же красовалось несколько небольших отметин его страсти.
- А теперь точно в каюту, - тихо промурлыкал он ему в ухо и потянул Энакина за собой. Хорошо, что путь отсюда был близким.
Уже там он уложил партнера на кровать и пообещал, что сейчас вернется, чтоб дойти до освежителя и взять оттуда полотеце. Когда он привёл их обоих в порядок, то улегся вместе с Энакином на кровать, собираясь немного отдохнуть и утянуть его на второй заход. Но вместо этого уложил чужую голову себе на грудь, ласково перебирая мягкие пряди и окутывая их обоих Силой. Ее песнь убаюкивала, и сам он тихо напел что-то, что могло быть похоже на колыбельную, но на старом полузабытом языке, пока не понял, что Энакин задремал. В какой-то момент джедай провалился следом за ним.

Они стояли у какого-то корабля, и Оби-Ван точно знал, что это все еще Алый Клинок, но вокруг цвела зелень, которой нет ни на Корусанте, ни тем более на Нар-Шаддаа. Волосы Энакина отросли еще сильнее, и он выглядел чуть старше, хотя и сейчас был так молод, что даже прожитый год должен был внести сильные изменения и добавить мужественности. Он был еще красивее, хотя Оби-Ван не понимал, как такое возможно, ведь он и так был настоящим идеалом. Солнце золотило его кожу и локоны, и он сам как будто сиял. Но сейчас выглядел печальным и взволнованным  на лице отразилась печать глубокой тоски и вынужденного, но мучительного смирения. От этой картины внутри Оби-Вана все сжалость. Одновременно и от щемящей нежности и боли из-за его грусти. Он хотел, чтоб Энакин снова повеселел, заулыбался, рассмеялся, чтоб его глаза засветились счастьем и удовольствием.
Они о чем-то говорили, но Оби-Ван совсем не улавливал слов, которые Энакин произносил. Он видел все как будто со стороны, незримо стоя рядом. Даже себя он видел сбоку, но не удивлялся, откуда на его лице взялась эта ровная и уходенная борода, которую он никогда не отращивал. Все видение было тягучим и плавным, затягивая в туман. Джедай в какой-то момент схватил Энакина за плечо, хмуря брови, внимательно посмотрел ему в глаза и что-то сказал, после чего молодой мужчина сначала ответил каким-то недоверием во взгляде, а потом там поселилась затаенная радость и надежда. Оби-Ван не знал, что сказал ему, но понимаю, что это что-то очень важное. Для них обоих.

+2

15

Это сложно объяснить, особенно после того, как нырнул в чувства с головой, но этот полёт уже стал особенным. Любовь ли это или всего лишь длительное воздержание, но казалось, словно Скайуокера накрывает с головой. Ещё никогда жизни не приходилось испытывать столь сильного влечения к человеку, которого и знаешь то всего несколько часов, а уже расставаться с ним не желаешь. Какой-то дурман, не иначе. Потому что так не бывает от слова "совсем".
- Ты ангел? - Совсем негромко шепчет на ухо, проводя по предплечьям ладонями, а лишние слова здесь не нужны. Таких как Бен пилот ещё не встречал, хотя пассажиров на борту "Алого клинка" побывало достаточно. Не всем и не всегда можно объяснить, почему контрабандист предпочитал доставлять грузы, а не людей, ещё меньшим отказать. Однако те, кто имел возможность бывать на корабле, почему-то считали своим долгом отыметь ещё и пилота. А почему бы и нет, в конце концов кто платит деньги, тот и пилота танцует. Вот только Энакин был против подобных раскладов. Не для того, он трудился без отдыха, чтобы из одного рабства попасть в другое, поэтому никому ничего не позволял. Только если сам захочет, что случалось крайне редко. И этот случай был исключением. Бен притягивал к себе взгляд, с ним приятно беседовать, а ещё хотелось удивлять, чтобы видеть эту мягкую улыбку в бороду и как собираются морщинки в углах глаз. И тот факт, что они оказались оба без одежды в рекордные сроки было лишним тому подтверждением. Скайуокер знал лишь то, что хотел этого мужчину, прямо в пропахшем машинным маслом отсеке, на полу, что в принципе далеко от понятия комфорта. Но и Бен был не против, это ощущалось в откликах на прикосновения и поцелуи, податливости красивого тела и той страсти, которая сбивала дыхание, обволакивая тела тонкой сеткой испарины. Ещё никогда пилоту не приходилось отмечать такой гармоничности в движениях, отсутствии неловкости, словно один конкретный мужчина был создан для другого. И после всего, слыша в ушах ритмичность учащённого пульса крови, лежать поверх снятых одежд не сильно страдая от неудобства. И всё же пришлось перебраться в каюту, хоть Энакину и не хотелось. Пожалуй, понадобится время, чтобы вынырнуть из блаженства и попытаться собрать себя в кучу, вспомнить, что он всё же пилот и хоть время от времени стоит наведываться в рубку, проверять приборы и маршрут следования. И каждый раз Скайуокер обещал себе, что вот-вот встанет, а сам ждал возвращения Бена из освежителя. Нужно было хоть что-то сказать, наверное, но ничего не шло на ум, а сыпать избитыми комплиментами о том как было хорошо, не хотелось. Кеноби не тот человек, который достоин шаблонности. И если кто-нибудь, когда-нибудь спросит, жалеет ли пилот об этой связи, тот ответит резкое "нет". Даже если она окажется единственной, мимолётной и ничего не значащей для Бена. Каждое мгновение, проведённое с ним в этом перелёте до Корусанта Энакин будет жить свою маленькую жизнь, обречённую на боль и тоску по прилёту.
Думать об этом совсем не хотелось, особенно когда его пальцы перебирали курчавые, слегка влажные волосы. Пилот мог только вслушиваться в размеренное дыхание и биение чужого сердца, обнимая мужчину словно своего, совершенно не замечая, как провалился в сон. Вероятно, вместе они не будут никогда. Энакин завершит дела на луне контрабандистов, а потом доставит Бена до Корусанта и жизнь их разведёт в разные стороны и разные миры, но пилот никогда не забудет этого чувства безграничного спокойствия и доверия, пока был рядом с ним. Нет желания быстрее одеться и уйти, закрыться в освежителе и смыть с себя следы чужих поцелуев и прикосновений, испытывая почти что отвращение от того, что вынужден так поступать ради лишней копейки. И нет, Скайуокер не торговал собой, иначе не смог бы смотреть на собственное отражение в зеркале, но время от времени за секс некоторые клиенты ещё и доплачивали, угрожая сильно огорчиться, если такой чудесный юноша откажется от лишних кредитов. С Беном этого не было. Энакин нутром чувствовал, что он его человек. Даже во сне они были рядом и стоило мужчине лишь сказать что-то нежное, успокаивающее, как на душе становилось тепло. Просыпалась надежда и радость. Не посещали странные смутные видения, не терзали кошмары, только безграничное спокойствие и умиротворение, которое мог нарушить лишь звук оповещения о выходе из гиперпространства. Открывать глаза не хотелось, ведь тогда всё закончится. Если бы можно было взять и уйти на второй виток, улететь на самую отдалённую планету, где будут только они двое.
Энакин приподнялся на локте, несколько секунд рассматривая красивое благородное лицо спавшего Бена, прежде чем ласково очертить профиль подушечками пальцев и склониться к губам, оставляя на них почти невесомый нежный поцелуй. Они так и лежали голые, укрытые покрывалом скорее для комфорта, нежели действительно желая не замёрзнуть. Климат-контроль "Алого клинка" был всегда адаптивным под любые прихоти пассажиров, хотя систему нельзя назвать современной. Именно поэтому не было желания сразу натянуть на себя что-нибудь, но тем не менее, Энакин поднялся, захватывая с собой чистое полотенце из небольшого отсека для белья и сменную одежду, которая всегда хранилась на корабле на экстренный случай. Будить Бена он не стал, желая выкроить мужчине лишние несколько минут спокойного сна, а вот сам ополоснулся быстро и в рубку, чтобы проконтролировать выход из гиперпространства и связаться с наземными службами. Если всё пойдёт о плану, то уже через несколько часов "Алый клинок" возьмёт курс на Корусант.
- "Алый клинок", бортовой номер JJT218-08 запрашивает разрешение на стыковку, - подготовительные работы к посадке уже велись в разгаре.
- Слышу вас, "Алый клинок". Двигайтесь к ангару номер 38-06, - спустя пару минут стандартного общения комлинк в рубке корабля затих, а Скайуокер пошёл на снижение, плавно заводя его в ангар, где как всегда суетились инженеры и механики, но больше всех остальных дроиды. Включив отключив репульсоры "Алый клинок" мягко сел в ангаре, опуская трап почти сразу же. Никто не стремился прийти и запротоколировать прибытие, не было и делегаций из встречающих, луна контрабандистов была довольно опасным местом, где каждый предпочитает приватность и защиту, хотя... Вряд ли кто-то будет охранять корабли, тут бы жизнь свою не проворонить, а дело не ждало отлагательств, поэтому пилот вернулся в каюту, чтобы переговорить с Беном. Нужно было решить, станет ли он сопровождать или останется ожидать на "Алом клинке".
- Привет, - пожалуй, это самое идиотское, что молодой человек смог выдать, глядя на Бена. Он стоял у входа в каюту, облокачиваясь о переборку плечом не зная, как лучше начать разговор. Случившаяся между ними близость размыла границы, однако она не делала мужчин родными или друзьями, они всего лишь партнёры по сексу. Очень хорошему и чувственному и Скайуокер не мог настаивать на чём-то большем. И всё же, даже не смотря на это, неловкость если и ощущалась, то лишь в малых пределах, не вынуждая прятаться и избегать друг друга, - мы прибыли на Нар-Шаддаа. Мне тут нужно уладить кое-какие дела, это не займёт много времени. А потом я доставлю вас..., - немного замялся, понимая, что после того, что между ними было называть Бена на "вы" уже как-то глупо, но тем не менее, исправляться не стал, решив не настаивать на более простом общении, - на Корусант, - умолк, потому что не хочет отпускать его, но ничего не может с этим сделать, - поэтому хотел предупредить, что ухожу. Дождитесь меня, ладно? - Мягко улыбнулся, глядя на Бена. - О, совсем забыл. Здесь не далеко от космопорта есть неплохое заведение, где можно перекусить и кормят прилично.

+1

16

Оби-Ван не могу вспомнить, чтоб когда-то ему снились столь яркие сны. Это даже не походило на сон, больше не влияние Силы, было в этом какое-то нереальное ощущение отдаленности и неизбежности. И джедай даже подумал бы, что это какое-то видение, но он раньше не был часто замечен в талантах к предсказанию. Да, его учитель часто отпускал шуточки по поводу его "вечно-в-будущем" ученика, но дело было лишь в том, что Кеноби привык оценивать свои действия и принимать решения, исходя из будущей перспективы. Он любил быть готовым к любым невзгодам не только морально, потому что избрал такой путь, но еще и физически, и умственно. Он мог просчитывать самые худшие варианты, и если по несчастливому стечению обстоятельств выпадал самый неприятный сценарий, то он был готов действовать немедленно, потому что уже прокрутил это все в своей голове и нашел выход заранее. Конечно, бывало, что выхода не было, и приходилось полагаться на Силу. Но и тогда он не переживал, потому что знал: иначе никак. А вот Квай-Гон смотрел на обстоятельства только в данный конкретный момент времени, но всегда реагировал на все с абсолютным стоическим спокойствием, к которому приучил и своего падавана, помогая все годы обучения обрести ему внутренний покой и равновесие. И Оби-Ван был ему очень благодарен за это. Он знал, что его бывший мастер не взял себе нового ученика после того, как Кеноби отрезали косичку и посвятили в рыцари, но он совсем недавно намекнул ему, что пора бы порадовать его своей зрелостью и взять кого-то на обучение самому. В тот момент джедай не понял, как это выглядит со стороны, а вот Вос, успешно выучивший Эйлу Секуру, сразу рассмеялся и заявил, что Джинн похож на отца, желающего стать дедом и требующего себе внуков.
Джедай проснулся от легкого касания и поцелуя, но это скорее было легким рывком ближе к поверхности, который не окончился пробуждением, лишь глубже погрузил в тепло и него. Он очнулся уже в тот момент, когда лишился этого приятного ощущения другого человека рядом с собой, а ведь Оби-Ван  всего несколько раз в жизни спал с кем-то, не считая миссий со своим учителем, и ему ни разу не было достаточно удобно, чтоб он действительно желал делить свой сон с кем-то. Ему казалось это чем-то чересчур личным, даже интимным, а чтоб пустить кого-то в такое тесное личное пространство, нужно было иметь что-то вроде привязанности. Таким образом Кеноби считал, что совместный с кем-либо сон - не считая обстоятельств миссий и тяжелых условий - был джедаям недоступен. По крайней мере, конкретно ему как джедаю. Но здесь все выходило сильно иначе.
Кеноби перекатился на вторую сторону кровати, чтоб вдохнуть оставшийся на ней запах чужого тела, который ему так понравился. Он сонно гадал, сбежали ли от него, или это было бы нелогично после того, как они не только не разошлись по углам после секса, сделав вид, что все так и должно быть, и это случилось только ради удовольствия, но еще и улеглись в одну кровать вместе. Тем более сплелись в объятиях и даже уснули, хотя, наверняка. имели разные суточные ритмы и режимы бодрствования. Оби-Ван не мог сказать, что был измотан его миссией, чтоб отрубаться на любой удобной для этого поверхности, но, видимо, ощущение комфорта рядом с Энакином, безопасность, расслабленность и нега сделали свое дело.
Но нет, очевидно, они добрались до луны контрабандистов, и это Оби-Ван понял по изменениям в Силе. В вакууме космоса она ощущалась и текла совершенно иначе, нежели на планетах, особенно. густонаселенных. А на Нар-Шаддаа порой яблоку было негде упасть, джедай знал, что туда привозили рабов довольно крупными партиями, но Республика ничего не могла с этим поделать. В остальном же сама планета была нейтральной и не обладал ни сильной Темной, ни Светлой стороной, как бывало на некоторых. Кеноби даже сам лично сталкивался с таким и знал, что на некоторых планетах, где была очень сильна именно Тьма, ситхи целенаправленно устраивали свои захоронения, оставляли голокроны и другие артефакты. Благо, ситхов никто не видел уже более тысячи лет, и об этом не стоило даже думать.
И все же ситхов не было, но и порядка в Галактике тоже. Оби-Ван избрал путь джедая-защитника в отличие от его мастера, который придерживался стороны джедая-консула, но порой ему казалось, что он бы с удовольствием убрал световой меч в ящик и занимался изучением Силы, ее познанием, единением с ней, всеми теми практиками, которые просто не успел освоить. Он не хотел быть великим воином, он хотел быть достойным миротворцем. Он хотел нести людям спокойствие, тепло и покой. И это ему принес Энакин во время их совместных коротких часов сна.
Пока пилот исполнял свои обязанности капитана корабля, Оби-Ван тоже привел себя в порядок в освежителе, где умылся, уложил волосы и переоделся обратно в одежду, заправив ее так, чтоб ни одна складочка не портила его вид. Джедаям не обязательно быть красивыми, точнее, им это даже не нужно, но Оби-Ван не мог себе отказать. Так уж он был воспитан и приучен, к тому же когда в его поле зрения находится самый красивый парень всей Галактики, на которого он хочет произвести только благоприятное впечатление. Это желание было даже странным, потому что они уже провели горячо время друг с другом, и на этом бы стоило остановиться, следуя Кодексу, но... но ведь у них еще было время до Корусанта.
Когда Энакин вернулся в каюту, чтоб сообщить, что они приземлились на Нар-Шаддаа, Кеноби был уже собран и готов. Обращение, снова официальное, удивило джедая, ведь оно звучало странно после того, как этот парень стонал под ним, впивался в его руки и спину своими сильными пальцами, подставлял свое тело под поцелуи и едва не урчал, наслаждаясь поглаживаниями, пока лежал на груди любовника. Это можно было воспринять как намек на то, что они больше не повторяют и не обсуждают эту тему, но его просьба дождаться... Лицо Оби-Вана смягчилось, он улыбнулся и подошел к Энакину ближе, сокращая между ними расстояние довольно существенно для двух малознакомых мужин.
- Что же... - Оби-Ван снова посмотрел в его красивые бездонные глаза и почувствовал совсем неджедайские желания, - тогда я могу пригласить тебя в это заведение?

Очевидно, дела пилота не имели четкой привязки ко времени и необходимости явиться к какому-то сроку, а вот поесть действительно следовало. Тем более он сказал, что это не займет много времени, так что, вероятное, это даже не было особо опасно, хотя на луне контрабандистов опасно приблизительно все.
У трапа Оби-Ван не выдержал и позвал Энакина, следуя за ним, пока тот не обернулся и не оказался прижатым к стене коридора. Кеноби поцеловал его быстро, коротко, но крепко и пошел уже вперед сам с легкой довольной улыбкой. Он любил подразнить и позаигрывать, а парень ему казался не особо искушенным. Скорее всего он редко реагировал на все знаки внимания в свою сторону - а Оби-Ван был уверен в их большом количестве при таких внешних данных и привлекательной молодости - и не относился ко всему как к само собой разумеющемуся. В то же время совсем уж неопытным он тоже не оказался, во всяком случае, целовался сладко и возбуждающе. Конечно, пришлось откинуть эти мысли: как-то не очень заводиться из-за воспоминаний о поцелуях с красивым парнем, идя рядом с ним по опасным улицам опасных мест.
- Покажешь дорогу? Я тут не впервые, но ориентируюсь слабо.

+1

17

Это чувство было волшебным, иначе никак нельзя описать подкатывающее к горлу сердце, глядя на желанного мужчину. Энакину нечего было утаивать, во всяком случае не от самого себя, Бен понравился ему с самого первого взгляда, хотя до этой встречи пилот не очень верил в любовь. Ещё меньше признавал наличие вспыхнувших чувств после секса. Галактика слишком сильно увязла в предательстве и жажде наживы, начиная от политиков и заканчивая обычными криминальными элементами, здесь совсем не место искренности, она никому не нужна. И таким как Скайуокер приходилось крутиться, зачастую забывая о собственных принципах и чувстве справедливости. Ты либо выживаешь, либо прогибаешься и делаешь то, что скажут, становишься одним из многих, для кого уже не существует такого понятия как честь, не говоря уже о любви. Люди подменяют понятия, выдавая лживые, меркантильные чувства за настоящие, вот только Энакин таких за парсек чувствовал. Он много чего не одобрял, но галактике плевать на это, кто он такой, чтобы диктовать мораль. Бывший раб? Вероятно где-то рядом уже хохочет один богатей, покупающий живой товар пачками. Нет, этот мир не заменить в одиночку и молодому человеку ничего не оставалось, кроме как упрятать собственные чувства под огромный навесной замок на сердце и бороться. Не поднимая революций и не формируя армий, а в одиночку. Где сможет, потому что пройти мимо несправедливости получалось не всегда. И приходилось сжимать пальцы на рукояти бластера до побеления, когда на луну контрабандистов привозили очередной живой товар. Так что, нет ничего удивительного в его обращении к пассажиру в официальном тоне. Не понимая как именно, но чувствовал в этом человеке глубину и искренность, однако понимал, что это отнюдь не повод цепляться за край плаща изо всех сил. У них разные судьбы и те часы, проведённые вместе, будут ярким напоминанием о том, что, возможно, ещё не всё потеряно. Энакин знал, что уже не сможет забыть этого мужчину, выбросить из памяти и сердца и вовсе не из-за произошедшей близости, но вряд ли имел право озвучивать желания и чувства, обременяя ими другого человека. Всё это невероятно сбивало, заставляя думать не о работе, а о способах удержать Бена рядом. К сожалению их просто не существовало и пилоту оставалось только наслаждаться какими-то крохами общения, до прилёта на Корусант. Но каждое мгновение он будет растягивать так долго, как сможет.
Бен выглядел великолепно. Пилот получал удовольствие, окидывая его взглядом, цепляясь невольно за мелочи, которые, вроде бы, и не имели значения, но вместе с тем смотрелись идеально. Не зря говорят, что не одежда красит человека и в отношении мужчины это было в точку. Таких пассажиров как он Скайуокер ещё не видел и вряд ли когда-нибудь увидит. К горлу вновь подкатил ком восхищения. Он видел Бена как в одежде, так и без неё, но этому человеку каким-то непостижимым образом удавалось в любой ситуации выглядеть превосходно и желанно. Не замечать этого просто преступно и когда он сократил расстояние, пилот уловил запах его кожи и парфюма, едва удерживая себя в руках, чтобы не потянуться поцелуем снова. Энакин влюбился. Иначе не объяснить эти душевные порывы, биение сердца невпопад и легкое покалывание в пальцах.
- Да! - Слишком быстро отвечает согласием на предложение вместе поесть. Разве можно отказаться от такого шанса ещё немного растянуть перелёт и насладиться приятным общением? - Постараюсь управиться быстрее. - Тешит самого себя надеждами, ведь встреча может и затянуться, не всегда заказчик спешит расставаться с кровными деньгами, а зачастую, подкидывают очередной заказ, но Скайуокер уже не думал за оплату. Все его мысли крутились вокруг наметившегося обеда вдвоём, который пропускать он не собирался. Это потом, когда они расстанутся и вернётся возможность мыслить адекватно, пилот будет вспоминать какие-то незначительные детали, события, фразы, которые покажутся ему безумно глупыми и по-детски наивными. Обязательно придёт осознание того, что стоило с Беном вести себя совершенно иначе, чем восторженный подросток, но будет слишком поздно, чтобы что-то менять. "К нему тянет словно магнитом", - про себя думал Энакин, всматриваясь в красивые черты лица, вслушиваясь в бархатный чарующий голос, ощущая исходящее от Бена тепло, к которому он тянулся всей душой, словно пытаясь окутать ответными чувствами, таким образом открываясь этому человеку. Он не против простоять вот так ещё много времени, однако намеченная встреча с заказчиком не позволяла полностью забыться. Стоило взять себя в руки и заставить себя  оторваться от этого мужчины, если не было желания влететь в долги, а значит денежное рабство снова. Потому пилот выдыхает, опуская взгляд на губы Бена и медленно кивает.
- Жареный нун здесь лучше не заказывать, - с улыбкой предупреждает мужчину о блюде, которым местный повар надеется кого-нибудь отравить, - и ещё, - Скайокер кивает, протягивая Бену коммуникатор, немного медля с пояснением. Вряд ли в галактике найдётся хотя бы один человек, который за всю свою жизнь не обладал ходя бы одним переговорным устройством. И наверняка у мужчины имелся свой собственный, но тем не менее Энакин протягивал ему ещё один, - этот коммуникатор настроен на одну частоту с моим. Нар-Шаддаа отнюдь не самое спокойное место, думаю это вы..., - короткая пауза, - ты, и сам понимаешь. В общем, если что-то пойдёт не так, ты всегда можешь подать мне знак, как и я тебе. - Молодой человек внимательно и со всей серьёзностью смотрел в лицо напротив, очень желая, дабы всё прошло гладко и коммуникатор не понадобился, но на луне контрабандистов редко, что идёт строго по плану. Бесконечные разборки между бандами то и дело зарождали вспышки перестрелок и кровопролитие, поэтому очень не хотелось, дабы с Беном что-то случилось. Хотя даже теперь некоторое ощущение тревоги по-прежнему сжимало всё внутри. Да и если быть честным, Нар-Шаддаа не самое лучшее место для таких как он. Ухоженность, благородство, размеренность и мягкость, всё это заметно отличает пассажира Скайуокера от местного сброда. И пусть сомнений в том, что Бен сумеет постоять за себя и проявить жёсткость в нужный момент, не возникало, отделаться от инстинктивного желания защитить, укрыть от злого взгляда и мысли, избавиться не получалось. Мужчина не дал ни единого повода для страха за его жизнь, да и отношения как-то не располагали к проявлению заботы, одна связь ещё не делала Бена и Энакина родными, однако последний всё равно уже не мог относиться иначе, хоть и понимал, что со стороны ведёт себя как последний дурак. И как бы ни хотелось ещё немного постоять рядом, время поджимало, поэтому пилот проверил бластер в набедренной кобуре, прежде чем опустить трап и неспешно спуститься по рампе. От луны контрабандистов стоило ожидать чего угодно, недоброжелателей всегда хватало и чем успешнее контрабандист, тем больше завистливых взглядов обращалось в его сторону. И если в этот раз пилота встречала тишина, это ровным счётом ничего не значило. Энакин обернулся на оклик Бена, словно намеренно не спешил, но ожидать поцелуя не мог, провожая мужчину ошарашенным взглядом. Это было так легко, словно они встречались и поцелуй был приятным дополнением для настроения, от этого ещё больше разрасталась буря чувств к клиенту. Первые несколько метров Энакин шёл вслепую, не глядя, куда ставит ноги, пока не улыбнулся, поспешив нагнать Бена, слегка соприкасаясь рукой с его. Благо остатки разума ещё сохранились в голове, чтобы не брать за руку, как хотелось. У местных стен были уши и глаза, лучше потом, на пути к Корусанту он не будет выпускать рук из своих, чем лишний раз подвергать обоих опасности.
Ангар был пуст и каждый шаг или посторонний шорох эхом разлетались во все стороны. Нар-Шаддаа всегда отличался от остальных планет и городов, здесь царила другая атмосфера, где каждый имел за пазухой бластер или чёрные мысли. Здесь витал запах денег и безнадёги, Энакин прилетал сюда только по делу, но всякий раз облегчённо выдыхал, когда планета маленьким шариком мелькала на экранах бортового компьютера. Терпеть рабство очень сложно, особенно когда на кону стоит слишком многое, множество раз хотелось вмешаться, вступиться за бедняков, запертых безысходностью и двумя бандами на одном из уровней. Однако всякий раз останавливало лишь одно - своим вмешательством Скайуокер может только усугубить их положение, просто потому что спасти всех на планете не получится, а на место одной банды всегда придёт другая. Ещё не известно, какие там будут условия, потому и приходилось сжимать пальцы в кулак, делая вид, что один из таких же равнодушных ублюдков. Энакин верил, что однажды сумеет найти способ и освободить местных рабов, как освободить и маму, может быть не сегодня и не завтра, но однажды.
- М? - Контрабандист настолько сильно погрузился в мысли о рабстве, что совершенно инстинктивно переспросил Бена. - Да, нам по пути. - Кивает, окидывая взглядом улицу  и тех жителей, что сновали по своим делам. Многие из них занимались тем же ремеслом, что и он, внешний вид всегда отличал от местных бедняков, Энакин зашагал вдоль забегаловок и домов, прокручивая слова мужчины в мыслях раз за разом.
- Что за повод мог привести такого человека как ты, - мысленно назвал его на "вы". Пилот запутался, как называть своего клиента после всего, - сюда, в такое место. Ты же не какой-нибудь торговец незаконными веществами или оружием? Только не это! - На губах появилась улыбка, а про себя пилот очень надеялся услышать "нет". - Ты слишком красив и хорош для здешних мест, - как-то даже не заметил, что высказался довольно прямолинейно, но как есть, ибо Бен действительно не был похож на весь этот сброд, включая самого Скайуокера, - такой...возвышенный, ну точно! Ангел. - Смутился на мгновение, кашлянув в кулак, будто давно мучается кашлем, через несколько метров останавливаясь у одного заведения, откуда пахло вполне аппетитно. Энакин рассказал немного про заведение и его любимые блюда, которые здесь могут подавать, потом ещё раз убедился, что коммуникатор работает и остался у Бена, после чего попрощался сказав, что вернётся, напоследок вернув поцелуй, не стесняясь прохожих.

Встреча должна была пройти на нижнем индустриальном секторе, однако спустившись туда, у входа в турболифт его встретила в группа. Не трудно догадаться, кто они и чего хотели, вот только Скайуокер не имел привычки предавать сделку и перепродавать товар за большую сумму, поэтому отказал. Проблем данный отказ не вызвал никаких сложностей. Всё прошло в привычном режиме, заказчик и контрабандист обменялись информацией, после чего Энакин получил обещанную сумму и назначил время выгрузки специй. Естественно с учётом предстоявшего обеда и даже оставалось немного на то, чтобы вернуться на корабль и подготовить груз. Поэтому, к Бену Скайуокер вернулся не заставив того долго ждать. Во всяком случае он надеялся на это.
- Уже успел что-то заказать? - Подсаживаясь к столу, проговорил пилот, мельком окидывая взглядом присутствующих в заведении. Их хоть и не было как в лучшие годы, однако пришлось положиться на инстинкт, чтобы найти Бена. Удивительно, но Скайуокеру сразу было понятно, куда двигаться, словно предчувствие какое-то. - От этих запахов аппетит проснулся. - Улыбнулся, бросив быстрый взгляд на него.

+1

18

Оби-Ван не был слепым, к тому же умение улавливать чужие эмоции и реакции, даже если их тщательно скрывают, было частью его работы как переговорщика и дипломата, которое он отточил с годами. А Энакин и не прятал или же попросту не умел, хотя скорее всего в других ситуациях неплохо справлялся. Все же контрабандисту полагается сохранять хладнокровие в некоторых случаях, иначе не сохранишь жизнь. Джедай видел, что своими словами, действиями, поцелуем смущает парня, но это было не то смущение, когда не знаешь, куда себя деть, как реагировать, и испытываешь дискомфорт. Это было то трепетное чувство, свойственное юности, когда происходит что-то таинственное, удивительное, но приятное. Он очень быстро согласился на предложение вместе поесть, Оби-Ван отметил это и улыбнулся. Это, конечно, не что-то вроде свидания, не в их положении устраивать подобное. Они переспали и провели пару прекраснейших часов во время сна, но Кеноби понимал, что его долг джедая не позволит ему претендовать на что-то большее с этим мальчишкой. К тому же если бы он вдруг всерьез задумался о чем-то таком...
Как он когда-то задумывался о том, чтоб остаться с Молодыми и бороться с ними в их революции, длящейся уже слишком долго, чтоб помнить первоначальную причину. Но цели казались благородны, и он действительно покинул Орден ненадолго ради них. К тому же Квай-Гон казался ему таким отстранённым, холодным, вечно испытывающим и как будто недовольным, что все же был вынужден взять себе падавана. Именно этого падавана. Оби-Ван тогда думал, что сделает им всем хорошо, и освободит мастера от тяжкого бремени, но к счастью оказался неправ. А потом он думал о том, что мог бы остаться на Мандалоре. Их отношения с учителем не наладились достаточно сильно, чтоб они стали как-то сакрально близки, а не выставляли щиты в разуме друг от друга, чтоб скрывать эмоции в связи, но это было и правильно, наверное. Традиционно. Ведь Кодекс требовал отсутствия привязанностей, а Оби-Ван просто играючи переступал через это. Он думал о Сатин, думал о влюбленности в нее, о том, что мог бы на ней жениться, но она ни словом, ни делом не показала ему, что хотела бы чего-то подобного, что у них был шанс. Это потом джедай вырос и понял, что в этом и не было смысла, он ведь твердо стоял на своем пути и не знал ничего иного. Но судьба свела их снова и заставила сознаться в чувствах юности, к частью, несмотря на подростковый возраст, они оба поступили тогда мудро, не став обременять друг друга признаниями. Юношеские чувства, подкрепленные гормонами, не имели ничего общего с взвешенным и обдуманным решением, к тому же тогда их подстегивала опасность и адреналин, каждый день мог стать последним, и хотелось прикоснуться к чему-то возвышенному.
И все же герцогиня пригласила его на планету и сказала, что всегда будет рада его видеть в качестве советника. Кажется, между ними была какая-то искра, и они бы могли дать друг другу шанс как мужчина и женщина, а не как политик и дипломат, но это бы потребовало времени. Они оба привыкли осторожничать, к тому же Оби-Ван по-прежнему был связан узами с Орденом и не был уверен, что стоит пытаться бросить все ради призрачной надежды на великие чувства.
Что же, если с мандалорской герцогиней у них и была какая-то искра, то сейчас Оби-Ван ощущал настоящий пожар. Они просто стояли рядом, а джедай чувствовал, как кипит воздух, как бурлит и поет сама Сила, будто подталкивая своего сына в объятия этого молодого мужчины, будто насмехаясь над правилами, кодексом и долгом. Она будто показывала ему важное и умилялась, какой он глупенький, что не понимает.
- О... - Оби-Ван был, мягко говоря, удивлен. Совет про еду он принял как само собой, но когда Энакин вручил ему устройство, то выгнул вопросительно бровь. У него был коммуникатор, чтоб связаться в случае чего, но пилот протянул ему свой, возможно, он был удобно настроен или как-то еще связан со вторым, ведь парень уже показал себя как хорошего механика, а у них часто были свои причуды и доработки. Кеноби в любой другой ситуации бы сказал, что прекрасно может постоять за себя, и это ни к чему. Что он дипломат, но недавно разбил свой корабль на Татуине и не пропал там. Не был ограблен, избит и даже нашел самого лучшего пилота в Галактике, чтоб полететь домой. Это о многом говорило, но... Последний раз о нем заботились, когда он еще носил падаванскую косу, и это было лет десять назад или около того. С тех пор, как ему ее отрезали, и он вручил ее своему мастеру, вся его жизнь была предоставлена исключительно ему. Да, речь не шла о тех людях, кто готовил в Храме еду, стирал одежды или выдавал новые, о дроидах, что убирали помещения и всех тех, кто занимался обслуживанием нормального функционирования дома джедаев, потому что обычно это была для них работа, за которую платили деньги. Да, кто-то из старых приятелей, из юнлинговских друзей, вроде Воса и Сири, спрашивали о его делах, иногда таскали в кантину на Корусанте, но этим все ограничивалось. Такова была его жизнь, Совет давал задание, а он дальше разбирался сам со всем дерьмо, что попадалось на пути, и это был первый урок, который предоставила ему взрослая жизнь.
Так что несомненно такой жест был приятен и поднял теплую волну в груди. Кодекс запрещал привязанности, хоть Квай-Гон сказал, что он не запрещает любовь, но, кажется, сейчас происходило что-то странное. Где это видано, чтоб контрабандист переживал за того, кого везет, потому что они оказались на одной из опасных лун? Не хотел терять деньги? Ну, Оби-Ван уже оставил ему предоплату, а, учитывая, что до Нар-Шаддаа им было как бы "по пути", ведь у Энакина тут своя работа, это был бы более чем удачный улов, но при том и джедай не выказывал желания пересесть на другой транспорт и сбежать, так что в контроле не было необходимости. И потом, едва ли коммуникатор решил вопрос, вздумай Кеноби улететь самостоятельно с кем-то еще? Нет, дело было в другом. Кажется, он и вправду думал о том, что здесь опасно.
Энакин все же хотел сначала управиться с делами, а потом есть, и Оби-Ван не осуждал, возможно, он поступил бы так же на его месте, желая расквитаться и не отвлекаться позже. Джедай не стал лезть не в свое дело и задавать ненужные вопросы, его хоть и тянуло к парню очень сильно, но они все еще не были теми, кто на самом деле был бы знаком не первый год. Не стоило переходить границы вот так запросто. Тем более в таком месте.
- Значит, я просто подожду тебя там внутри, - тем более он заверил, что управится очень быстро, и не трудно было догадаться, что речь про какой-нибудь груз. Никаких живых существ на его корабле кроме них двоих не обнаружилось, значит, он не имел отношения к рабским перевозкам, и это определенно успокаивало и откидывало необходимость слишком много любопытничать.
- То есть... ты занимаешься приблизительно этим, - да, вроде бы, Энакин был перевозчиком, но перевозил те вещи, которые или нельзя было перевезти законным путем, или слишком дорого, а вот причины к незаконности были разные, - но с моей стороны только не это? - Кеноби весело рассмеялся такой логике, но не мог не отметить, что парень не был конченным преступником, и по каким-то причинам объектом своей симпатии он хотел видеть честного человека. Что же, он не переставал удивлять собой, принципами и взглядами. - Но нет, не скрою, мне порой приходилось пренебрегать законом, но ничего критичного. Я расскажу тебе, что меня сюда привело, но не здесь. Лучше на корабле, уши ведь есть не только у стен, но и у улиц, - а вот следующее сравнение и вовсе могло показаться смущающим, потому что в Энакине чувствовалась та самая искренность, которая делала комплимент действительно ценным, а не какой-то дежурной фразой, - я-то ангел? И это ты мне говоришь? Послушай, на Корусанте живет столько людей, и я встречал многих, но никто даже приблизительно бы не смог сравниться с тобой. Я буду ждать тебя внутри.
Он внимательно выслушал рассказ Энакина о блюдах и заведении, запомнил все это и заказал внутри то, что нравилось Энакину для них двоих, но попросил принести не раньше, чем через полчаса. На губах все еще чувствовался быстрый, но короткий поцелуй, который ему оставил этот немного дерзкий мальчишка, и это не могло не вызывать блуждающую улыбку и желание поскорее вернуться в эту их игру. А пока что он решил выпить каф и разобраться с сообщениями на собственном комлинке. Он доложил совету об осложнениях на миссии с кораблем, уточнив, что дорога домой может растянуться на несколько дней. На самом деле, до Корусанта было лететь всего несколько часов, но кто знает... может, у очаровательного пилота найдутся еще какие-то важные дела, и дорога растянется?
Тот в самом деле вернулся довольно быстро, как и обещал. Джедай ему широко улыбнулся, приглашая присесть.
- О, да, скоро должны принести, Энакин, - ему неожиданно нравилось произносить это имя вслух, оно приятно ласкало слух, хоть и произносил он его с легким корусантским акцентом, - а как прошли твои дела?
Вероятно, тот факт, что они обменялись поцелуями, комлинками, и что Кеноби не улетел на Нар-Шаддаа с кем-то еще, а так же, как обещал, ждал в кантине, немного расслабили пилота, и теперь он выглядел добродушнее и еще привлекательнее, хотя казалось, куда уж больше. Джедай всерьез задумывался, не выстроится ли тут сейчас очередь из желающих познакомиться, и не придется ли ему даже достать световой меч? Но они сидели достаточно удачно, чтоб их никто не замечал, обменивались мнением про блюда, и Оби-Ван рассказывал о самых экзотических кухнях Галактики, с которыми столкнулся.
-...они заворачивают огромные куски кожи и мяса в рулон вместе с внутренними органами убитого животного, а потом опускают в яму. Там довольно холодно, земля не прогревается и вечно мерзлая, они говорят, что мясо маринуется, а как по мне, так тухнет. Местные привыкли, а для нас трупный яд будет убийственный, но я бы даже не поэтому не стал пробовать, - да, джедай знал, что его тело сможет справиться с ядом, Сила поможет, - просто это и на запах... тухлятина, а не маринад! О, приятного тебе аппетита, Энакин, надеюсь, мой рассказ тебе его не испортит.
К ответу на вопрос, что же такой ангел делал здесь раньше, Оби-Ван вернулся, когда они поели и снова оказались на корабле. Они, видимо, оба понимали, что в таких местах лучше не прогуливаться за руку и не целоваться посреди улицы, но их обоих тянуло в объятия друг друга.
- Может быть, ты помнишь банду Крейна, - они даже не прошли коридор и стояли, обнявшись, а Кеноби так и норовил забраться пальцами под чужую тунику, - когда-то он был здешним лидером, и мы собрали достаточно улик против него и получили возможность свергнуть его власть и освободить рабов. Тут был переворот почти десять лет назад, возможно, ты что-то слышал. Нар-Шаддаа находится на границе со средним кольцом, и наши законы здесь не распространяются, но мы рассчитывали, что Сенат заключит договоренности с новой властью, и луна войдет в состав Республики. Но они были не расторопны, и... - Кеноби растерянно и печально вздохнул, - все вернулось на круги своя. Луна могла быть свободной, стать важным транспортным и торговым узлом. И...
Сила отправила легкий толчок, джедай нахмурился, не понимая, о чем его предупреждают, но осторожно спросил на всякий случай.
- Мы, кстати, не ждем гостей? Никто не планировал присоединиться к нам?

[icon]https://64.media.tumblr.com/14c736cd1006bc8feb74d15b938c297c/tumblr_inline_omu1z5EX0M1t80jpm_250.gif[/icon]

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2022-09-04 04:02:22)

+1

19

Энакин был окрылён и очарован Беном. Старался завершить дела как можно быстрее, чтобы вернуться в грязную занюханную кантину у самих доков только потому, что там был человек, жутко понравившийся впервые за долгие годы. Не замечал очевидных проблем и явно терял бдительность, быстро шагая по коридору, представляя себе дожидающегося Бена. При одном только воспоминании удавалось с трудом сдерживать глупую улыбку, ноги как будто сами несли навстречу судьбе. Пилоту казалось, что с этим человеком он готов был бы разделить жизнь, одну на двоих, хотя основательных и объективных причин для этого не было. Подумаешь, случился страстный секс и поцелуйчики, это ещё не показатель чувств. Они прибудут на Корусант, Энакин получит договорную сумму кредитов и всё, сказка разобьётся о серую реальность, но кажется, молодой человек совсем об этом не думал. Он жил одним мгновением и не хотел забегать наперёд. Отношения в жизни Скайуокера случались и не раз, вот только чувств в них не было, не хватало искренности и понимания. Не то, чтобы надежда однажды влюбиться потеряна вместе с развратом, царившим в галактике, просто всегда оставались сомнения, а ведь хотелось один раз и навсегда. Глупая сказка, которой не суждено стать реальностью даже теперь, когда Энакин отчётливо понимал, что искал такого как Бен, наверное, всю свою жизнь. О, да, конечно, вне всякого сомнения он ещё довольно юн, однако кто сказал, что в этом возрасте нельзя испытать настоящие чувства? И от этого становилось ещё страшнее думать о Корусанте.
- Как я и рассчитывал, - молодой человек легко пожал плечами, не вдаваясь в подробности, предпочитая улыбнуться собеседнику и поймать себя на мысли о том, что ему очень нравится, когда произносят имя. Хотя, если быть совсем уж честным с самим собой, Энакину нравилось не собственное имя, а то, как его произносит именно Бен. В этом бархате голоса слышался чарующий подтекст, словно они уже давно знакомы. Более того, состоят в отношениях, а так и не утихли страсти друг к другу. Во всяком случае ему хотелось бы в это верить и иметь возможность хоть изредка фантазировать на данную тему, - осталось дождаться, пока контейнеры перекочуют к клиенту и я окончательно свободен, - у них была ещё масса свободного времени на неспешную трапезу и разговор, прежде чем люди клиента прибудут в ангар за специями. Подобное происходило не раз и не два, чтобы нервничать и дёргаться, так что Скайуокер мог целиком и полностью посвятить себя собеседнику, стараясь не слишком откровенно пялиться на его губы в разговоре. А уж слушать его приятный голос пилот был готов постоянно даже тогда, когда Бен рассказывал нечто мерзкое из кухонь других культур. Вряд ли это можно назвать деликатесом, благо подобное блюдо не приходилось пробовать раньше и молодой человек очень надеялся, что не придётся в будущем. Он лишь передёрнул плечами в ответ, слегка скривившись.
- О, прости, я никогда не слышал о таком, но мне кажется, что вряд ли захочу его когда-либо пробовать, - Энакин сопроводил привычный жест официанта, ставившего тарелку на стол, взглядом, словно опасался почувствовать мерзкий запах тухлятины,- нет, что ты, - почти жалобно смотрел на еду, борясь с подкатывавшим отвращением, ковыряя блюдо вилкой, - и часто тебе приходится сталкиваться с...нечто подобным? - Поднял взгляд на Бена, пытаясь бороться с собой, но явно проигрывая. В конечном итоге, можно сказать, что Скайуокер лишь несколько раз ковырнул свою еду, а затем отставил тарелку, сославшись на то, что не голоден и успел перехватить кое-что по дороге. Задерживаться на Нар-Шаддаа не было никакого желания, здесь можно найти приключений на пятую точку только рассмеявшись громче, чем следовало, не говоря уже за проявление открытых чувств и нежности. Многих местных подобное проявление жутко раздражало, а Энакинку не очень хотелось провоцировать этот сброд. Он не боялся вести агрессивные переговоры, нет ни грамма трусости в адекватности, ведь по долгу работы сюда вернуться придётся ещё не раз и меньше всего хотелось заполучить на луне контрабандистов кровную вражду и врагов. Да и задерживаться в этом месте теперь не было необходимости поэтому, расплатившись наличными, контрабандист предпочёл вернуться на корабль, где они смогут остаться наедине друг с другом и возможно даже немного больше себе позволить, нежели идти рядом, периодически соприкасаясь руками. С каждым мгновением оставалось всё меньше возможностей что-то придумать, чтобы остаться вдвоём. Энакин перебирал в памяти адекватные, а главное правдоподобные причины, по которым совместное путешествие на Корусант может затянуться. Предложить никуда не лететь нельзя, если бы Бен не хотел лететь, то не стал бы искать пилота и платить кредиты, причём не так уж мало. Да и если Энакин откажется это сделать, всегда можно найти кого-либо ещё, кто не станет искать отговорок и оправданий. В мысли закрадывалась идея о поломке корабля. Сделать вид, что в нём сломался гипердрайв, например и потратить несколько дней на его починку и пусть Бен тоже здорово разбирается в кораблях, будет чем заняться вместе, а там... Ну вдруг он передумает возвращаться и решить остаться? Молодой человек понимал, что это всё чистой воды бред и верить в такое попросту глупо, но как говорят, надежда умирает последней, так ведь? К тому же его не покидало странное ощущение, что вот-вот должно произойти нечто плохое, будто шестое чувство будоражило рецепторы, приводило в готовность все умения и навыки, которыми только обладал контрабандист. Раньше на эту тему задумываться не приходилось, предчувствие воспринималось проще, но по какой-то причине, рядом с Беном все ощущения усиливались. Энакин ещё не слишком отчётливо это понимал, списывая на общую восприимчивость, а там как знать.
Пилот смотрел на своего собеседника, с которым беззастенчиво обнимался коридоре корабля, мягко улыбаясь, а то и вовсе касаясь волос губами, так как был немногим выше. Старался изо всех сил вслушиваться в грустную историю, связанную с рабами и вспоминать себя в кандалах. Не слишком приятное воспоминание, от которого невольно пробегали мурашки о коже.
- Это место прогнило изнутри, Бен, - оглаживая мягко по плечу, Энакин словно старался сгладить грусть мужчины, - простое заключение договора ничего не даст, ведь тут каждый сам за себя. Группировки правят планетой, поделив её между собой, но, - немного помедлил, задумываясь, - мне бы тоже хотелось, чтобы здесь всё изменилось. Чтобы люди получили права и перестали жить в постоянном гнёте дани, чтобы не было работорговли, - поджал губы, потому как эта тема очень болезненна для Скайуокера. На секунду он отвлекается на комментарий Бена и нахмуривается, отталкиваясь плечом от стены. - Должен прибыть заказчик, чтобы забрать свой груз. Может быть это они? Побудь здесь, хорошо, а я пойду всё выясню, - ласково целует в висок, предчувствуя что-то не очень хорошее.
- Если что - взлетай, ладно? - Не хотелось бы конечно расставаться с жизнью, но сякое может случиться. Энакин осторожно спустился по трапу, замечая нескольких трандошан, настроенных очень серьёзно и это отнюдь не заказчики.
- Зря ты не согласился на сделку, Скайуокер, - буквально прошипел один из них, в котором Энакин узнал того самого, кто пытался перехватить сделку у турболифта, - а теперь ты отдашь нам эти специи просто так, в качестве моральной компенсации.
- Очевидно, в первый раз я выразился недостаточно ясно, могу повторить, - рука Энакина зависла над набедренной кобурой, расстёгивая на ней ремешок. Он успеет выхватить бластер и убить о меньшей мере двоих, прежде чем его самого подстрелят, - сделка есть сделка. Я своей совестью не торгую.
- Значит расплатишься жизнью, - он мерзко рассмеялся, издавая горловые звуки как призыв к атаке. Два ближайших, как и ожидалось, вскоре рухнули замертво, дымясь аккуратной дырой во лбах, остальные открыли огонь, вынуждая Скайуокера отпрыгнуть за ближайшие технические контейнеры. Один из выстрелов попал в бластер, выбивая его из рук, кожу посекло искрами. На коже виднелись яркие пятна опалин, а сам бластер теперь лежал вне досягаемости и для того, чтобы до него дотянуться, придётся высовываться из укрытия и при этом умудриться не потерять руку совсем, а за одно не поймать головой заряд. Ситуация не из приятных, но единственное, что грело душу - бандиты не знают о Бене ничего и пока не суются на корабль. "Мне нужно достать его", - молодой человек буквально гипнотизировал бластер, тянул к нему пальцы мечтая приобрести необходимую пластичность и способность изменять форму тела, чтобы избежать ненужных травм. Он выглянул из укрытия во время секундной задержки в стрельбе и сам того не ожидая, в следующее мгновение уже держал оружие в руке. "А он, оказывается, был не так уж далеко", - облегчённо выдохнул, вновь принимаясь отстреливаться. Рука болела, но это мелочи.

+1

20

Считалось, что Сила посылает предупреждения об опасности и оберегает своих детей. Формально так и было, фактически это был один из навыков Силы, который они использовали наравне с другими, просто он развивался сам, интуитивно и в конечном счете оттачивался так филигранно, что работал как бы "базовом" режиме. То есть всегда. Это было джедайское чутье или их восприятие мира, потому что чем сильнее был потенциал в Силе, тем все окружающее казалось иначе. Мощнее, полнее. Оби-Вану однажды довелось оказаться скованным блокирующими силу наручниками, и это были ужасные минуты своей жизни. Он враз перестал чувствовать течение энергии вокруг, чужую жизнь, общий фон изменился, он больше не воспринимал подсознательно информацию о том, что происходит вокруг, опасно или спокойно, ждет его ловушка или тишина. Просто серый шум. И он понял, что стал как будто слеп, глух и нем. И что все люди всегда так ощущают мир. Ограниченно.
Но Оби-Ван не мог считать их за это неправильным, недостойными, обделенными. Он был джедаем, воспитывался в Ордене и знал, что чувствительность к Силе, умение распознавать ее знаки и обращать в свою пользу, была не только даром, но и тяжелой ношей. Они обращали это в пользу других, посвящали свою жизнь помощи людям по всей Галактике, и это была основа их философии. Таким образом они оставались на Светлой Стороне, сохраняли себя, а не теряли собственную личность во тьме, ведь чем выше твои возможности, тем выше твоя ответственность. Извечная борьба добра со злом. Черное и белое. Если бы каждый политик в Сенате и за его пределами руководствовался этим принципом, то войн, конфликтов, смертей, голода, нищеты и рабства было бы куда меньше. Но всегда оставались те, кого интересовала только собственная выгода, и методы ее получения их не особо заботили. Наркоторговля, торговля людьми, убийства. Некоторые имели что-то вроде принципов - не убивать детей, или что-то в этом роде, но в рамках глобальных синдикатов мало что работало таким образом. Чем больше деньги, тебе меньше тормозящих факторов. Те, кто хотели построить свою империю, не обращали внимания на чьи-то поломанные судьбы и моральные терзания. А те же хатты вообще и не думали о таких вещах, как чужая жизнь и свобода. Люди не относились к их расе, не жили по их традициям, даже размножались иначе. Скорее всего, они были для них на уровне вомб-крыс. А уж говорить про международные проблемы твилеков и тогрут, которые едва ли не в открытую звались рабскими расами, и вовсе говорить не стоило, и так все всё прекрасно знали и понимали.
- Самое ужасное, Энакин, что это далеко не единственная такая планета, - Оби-Ван слышал участие и понимание в голосе юного контрабандиста, вероятно, он как раз был из тех, кто имел свои принципы, но оно и справедливо. Гильдия контрабандистов не занималась перевозками невольников, да и при работе такого формата, не метя на масштабную прибыль, можно было позволить сохранить в себе человечность. Правда, порой и это рассыпалось в конечном итоге в прах.
Да, Оби-Ван не хотел лететь с тем, кто помогал рабскому рынку. Но он увидел корабль и понял, что едва ли кто-то здесь занимается этим, потому что иначе все было бы куда новее и богаче, а пока что он понял, что все благодаря таланту пилота, который был буквально на лицо. Да, он похвалил его вслух, потому что хотел расположить к себе, но это не было какой-то лестью и неправдой, джедай действительно отметил впечатляющий навык и был готов рекомендовать такого механика-программиста в лучшие места Корусанта. Потому что в самом деле подобные специалисты были на вес золота. К тому же Кеноби понимал, что он самоучка и получал знания или от других, в голонете, или методом проб и ошибок, они скорее всего были урывистыми, но он имел понимание. А что если дать ему больше информации, дать ему образование в этой сфере? Да он мог бы рассчитывать на очень многое. Жаль, что он парень из внешнего кольца не мог просто так прилететь на Корусант и получить хорошую должность сразу. Вероятно, он вырос в таких местах, что даже не понимал своих реальных возможностей.
Или же у него были обстоятельства, которые заставляли его летать на этом корабле. Потому что работа преступника всегда приносила деньги, особенно, такая, пусть не крупные, но он мог бы позволить себе одежду лучшего качества и новее, мог бы возить на "Алом оборотне" не только элитный чай с прошлых перевозок, но и достаточно питательной, полезной еды для себя. Как хорошо, что ее для него захватил Оби-Ван! Он очень надеялся, что обстоятельства Энакина это все же не жена с двумя детьми, но мальчик выглядел честным и искренним, джедай не чувствовал в нем фальши.
- А если это не они? - Оби-Ван вздернул бровь, но сам подставился под легкий поцелуй, чувствуя, как тревога усилилась. Слова Энакина и вовсе заставили нахмуриться, потому что непонятно было, с чего это он решил, что джедай будет взлетать на его корабле по своим делам, если что-то случилось. Ну, или он имел ввиду, чтоб Кеноби поднимался, а он сам в жанре лучших межгалактических боевиков с экранов голонета заскочит по трапу в последнюю секунду? О, так бывало только в кино... ну и у джедаев, да.
Оби-Ван для приличия секунд тридцать постоял там, где его оставили, а потом ступил следом, так что успел уловить разговор за бортом. Как-то подозрительно выходило, Энакин сказал, что все отлично, и должны забрать товар, а тут от него требовали жизнь. Получается, все в очередной раз пошло не по плану. Джедай закатил глаза и выдвинулся к трапу вниз, заставая перестрелку. Пока что короткую, но все же... Он понимал, что так понравившийся ему юноша просто по численности не сможет оказать должный отпор, потому был просто обязан вступить в бой и уже собирался, как почувствовал легкое волнение в Силе. Такое обычное, которое случалось, когда рядом кто-то ее использовал. Он тут же потянулся к отражению Энакина и понял... что оно есть! Не просто есть, а очень яркое, сияющее, ослепительное, такого он не видел даже у магистра Винду или грандмастера Йоды. Он дотронулся, напрягся и передал простую мысль: "Все будет в порядке". Это было обещание, и даже такому специалисту по трюкам с разумом, как Кеноби, было бы труднее сделать это с обычным нечувствительным к Силе человеком, без резких последствий вроде короткой вспышки боли. Но не сейчас: мысль прошла легко и коснулась адресата.
- Вылезай Скайуокер, паршивый пес. Надо было думать головой! - противник явно не переживал об исходе, но хотел закончить это все быстрее.
- Предлагаю вернуться к переговорам, - Оби-Ван вынырнул из трапа, но его предложение не было встречено с энтузиазмом и согласием, и несколько бластерных выстрелов тут же полетели в его сторону, но джедай их отразил. Двое улетели в подвешенные ящики и приземлились не на землю, а на нападавших, судя по стонам. Но лучше покалечить, чем убить, верно? Таков путь джедая, который отражал агрессию. Джедай отрубал руку, а не голову, да и что в их обществе отрубленная рука, когда на каждом углу могли поставить протез, а при наличие денег он и вовсе бы был еще и лучше прежнего.
Потосовка вышла короткой: их было достаточно, чтоб уложить одного парня с бластером, но совсем недостаточно против джедая с мечом. К тому же Энакин присоединился, и Кеноби чувствовал вопросы с его стороны. Но и у него самого теперь их было достаточно.
- С каких пор жалкий джедай помогает контрабандисту? - тот главарь, что обещал Энакину расплатиться жизнью, был обезоружен и еще в форме, в отличие от остальных, раскиданных по земле, сдаваться он явно не хотел из принципа, но положение свое понимал.
- А с чего ты решил, что я джедай? - Оби-Ван стрельнул в него высокомерным и скучающим взглядом, деактивируя меч и вешая его на пояс.
- Эти световые палки я видел. У джедаев! Бывали у нас как-то одни...
- Или у тех, кто убил джедая, - перебил его Кеноби и ладонью указал на бандита, мол, он твой, но в ангаре появились новые лица, которые направлялись в их сторону, причем явно торопливо. Чутье подсказывало, что это и есть настоящие покупатели, которые еще каким-то образом узнали, что груз хотят увести из-под носа, потому Оби-Ван наклонился к уху Энакина, - позволь мне провести с ними переговоры: кажется, они теперь должны за охрану товара... Все обсудим потом, на корабле.

Отредактировано Obi-Wan Kenobi (2022-09-19 09:14:00)

+1

21

И всё же, такое бывало, удивляться не приходится. Далеко не все готовы вести бизнес по закону и нет, ни о каком общепринятом планетарном речи не могло идти, тут вполне достаточно вспомнить криминальные понятия и принципы. Занимаясь контрабандой Энакин уже нарушал законы, но влезать в разборки криминальных синдикатов не желал. Только, кто он такой против местных банд Нар-Шаддаа, попытки отжать товар случались с завидной регулярностью и эта очередная совершенно не удивляла. Трандошане довольно упорны в своих намерениях и отказов не принимают, молодому человеку стоило быть более осторожным, а теперь, когда вот-вот должны были явиться заказчики за товаром, он вёл перестрелку с превосходящим числом противников. Не было сомнений в том, что разобраться с возникшей проблемой несомненно удастся, нужно просто не допустить трандошан на корабль. Волновался ли Скайуокер за Бена? Да. Не хотелось, чтобы собственные временные проблемы перекинулись на него. Вот только в какой-то момент тревоги отошли на второй план, он будто почувствовал присутствие кого-то важного и нужного, кто сможет защитить и вновь воцарить спокойствие и уверенность.
Пилот прижимался плечом к контейнерам, посматривая на трап корабля, словно пытаясь мысленно предостеречь Бена от ненужных проблем. Периодически, почти не глядя, стрелял в сторону трандошан и думал, как быстрее со всем покончить. Даже не смотря на то, что все они те ещё отъявленные бандиты, лишать их жизни всё равно не хотелось. Рука начинала болеть сильнее, кожа покраснела и реагировала неприятным жжением, будто Скайуокер обварил пальцы кипятком. Приходилось ослаблять захват, а то и вовсе встряхивать, сбрасывая болезненные ощущения. Насмешки сыпались одни за другими, трандошане ощущали численное превосходство, что позволяло им выкрикивать угрозы, на которые молодой человек не собирался реагировать. Ему одного удалось ранить, прежде чем по спине пробежал липкий холодок. Взгляд невольно упал в сторону "Алого оборотня", по трапу которого неспешно спускался Бен. Ошарашенности пилота не было предела, ведь договорились же, что он не будет появляться, а немедленно улетит. Не то, чтобы Энакин сомневался в себе и своих силах, вероятно в нём сомневался Бен, если решил вмешаться. Иногда решения стоит принимать молниеносно, а иногда приходилось размышлять, в голове зарождались вопросы к клиенту и чем дольше он так открыто стоял возле трапа, тем их количество только увеличивалось. Вот только времени задать их совершенно не оставалось, эффект неожиданности выиграл немного времени на передышку и перегруппировку. Переговоры это отнюдь не то, к чему стремились трандошане, так, что даже не удивителен их отказ и Энакину ничего не оставалось делать, кроме как покинуть укрытие и встать плечом к плечу со своим клиентом. Один бластер вряд ли сумеет спасти их двоих от случайного ранения, оставалось надеяться на то, что Скайуокер успеет прикрыть Бена собой. Не потому, что такой герой или из стремления покрасоваться перед Беном, а потому, что это его сделка и его проблемы, которые явно не стоят чужого ранения, ведь дальнейшее развитие событий и варианты исхода никто не сможет предугадать.
Мало сказать, что у Энакина появились к Бену вопросы. Их было очень много и не заметить этого на лице просто невозможно. Вряд ли заниматься поиском ответов в данный момент времени жизненно необходимо, даже если хотелось, хотя бы потому что банда сама по себе никуда не денется, если с ней ничего не сделать. А потому, Скайуокер набрался терпения, буквально заставив  себя сместить вектор внимания на возникшую проблему, присоединяясь к Бену в противостоянии трандошанам. Голубой клинок лазерного меча так и порхал по ангару от бандита к бандиту, смешиваясь с красными сгустками бластерного огня так проворно и быстро, что взгляд молодого пилота невольно то и дело оказывался прикован именно к нему. Внутри что-то подсказывало, что Энакин вполне мог вообще убрать оружие и подождать у корабля, ведь Бен неплохо справлялся и сам, если бы не одно но... Это была его личная битва, а не клиента. Теперь контрабандист видел перед собой совершенно другого мужчину, нежели несколько часов назад, когда они лежали в постели обнявшись, и даже не того, с кем общались в портовой кантине Татуина. От Бена веяло уверенностью в собственной правоте, а сила и мастерство слишком очевидны, чтобы списывать всё это на чистое везение. И если уж он не джедай, то и не просто какой-нибудь бандит или сенатор, отточенные движения, предугадывание следующего удара противника, твёрдость в общении и своих намерениях, всё это ясно давало понять, что мужчина не так прост. "Кто ты такой?",- Скайуокер молчаливо наблюдал за тем, как с едва различимым шипением деактивировалось лезвие меча и как удобно он устроился на поясе мужчины, словно там ему и место. Слушал разговоры не узнавал в нём того нежного и заботливого человека, когда контрабандисту предложили поставить точку в препирательствах, однако добивать бандита молодой мужчина не стал, опуская руку с бластерным пистолетом, убирая его в кобуру.
- Убирайтесь, - коротко бросил выжившим, поднимая взгляд на источник шума. В этот момент ангар вновь наполнился людьми и на сей раз это были клиенты, прибывшие за своим товаром. Впереди процессию возглавлял один из представителей синдиката, он едва не лопался от собственной важности, а Скайуокер и не собирался с этим спорить. Ему, по сути своей, всё равно кому тыкать пальцем на несколько контейнеров в грузовом отсеке "Алого оборотня", его часть сделки окончена, вот только Бену обычная перегрузка специй показалась слишком простой. От его голоса на ухо Энакин вздрогнул и кивнул. Если ему хотелось пообщаться, то кто он такой, чтобы запрещать, к тому же только сейчас постепенно розовая влюблённая пелена спадала и приходило понимание одной простой истины - он вообще ничего не знал о Бене. Нет повода расстраиваться или предъявлять претензии, они вдвоём всего лишь переспали, а не прожили всю жизнь вместе, скрывая друг от друга страшные тайны. И тот факт что Скайуокер влюбился вовсе не означает, что объект чувств должен незамедлительно вывернуть перед ним всю жизнь. Имел ли он на мужчину какие-то права? Нет. Это просто доставка пассажира из пункта "А" в пункт "Б" и кто виноват, что бывший татуинский раб увяз в своих чувствах по самую макушку. Молодой человек посмотрел на своего клиента, рассматривая его красивый профиль, стараясь понять, а хочет ли вообще что-то уточнять на корабле, ведь каждый имеет право на тайны и не обязан отчитываться за собственные поступки перед другими. Волнение за другого человека, восхищение им же, лёгкая досада от того, что им вначале помешали, а потом не получилось быстро справиться с возникшей проблемой, всё это смешалось в единый пласт эмоций, вот только реальная личность Бена по-прежнему особливо выделялась на этом фоне. В памяти мелькали яркие образы прошлого, позволяя вспомнить первую и последнюю встречу с настоящим джедаем в своей жизни. Ему тогда было всего девять, но этот факт не помешал помочь статному приятному мужчине, а в награду получил свободу и возможность иметь настоящее будущее, множество путей перед собой и целую галактику. Эту встречу Энакин запомнил навсегда, однако этого джедая больше никогда не встречал. Теперь в его жизни появился Бен и глупо отрицать наличие некоторого сходства с мастером Джинном.
- Я покажу где груз, идите за мной, - второй раз просить быть осторожным Скайуокер не стал, ведь всё равно он сделает по-своему, поэтому поднялся по трапу вместе с несколькими членами синдиката, которые выполняли всю грязную работу и указал на контейнеры со специями для перегрузки, отходя немного назад, дабы иметь возможность наблюдать за Беном и представителем синдиката, с которым тот желал поговорить. Пилот чувствовал некоторое огорчение, что не сумел показать себя перед клиентом, шансы заинтересовать его таяли на глазах, а уж если он действительно джедай, то даже самые последние рассыпались в прах. Ведь джедаям запрещено иметь привязанности, а любовь это одна из её разновидностей, правда это или нет на все 100% не известно, но говорят, что слухи правдивы. И глядя на Бена Энакину хотелось остаться в слепом неведении, чтобы хоть ненадолго растянуть приятные моменты вместе.

0


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » I've seen him shining