пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » След поцелуя чуть ниже сердца


След поцелуя чуть ниже сердца

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

След поцелуя чуть ниже сердца

Я говорю: прочь из моей головы!
Ты там уже всю ночь, ну давай, уходи.
Я говорю: прочь! Я говорю: стой!
Ты каждый раз врываешься и делаешь destroy.

всё никак - кто тебе сказал

https://i.pinimg.com/originals/6b/32/2f/6b322ffef59f8656fdc40ba8e0f0d816.gif

Россия, Москва, 2017 год

Валентин Тихонов и Варвара Ветрова

Он — успешный во всём красавчик, никогда в своей жизни не знавший нужды и поражений.
Она — старшая дочь в бедной многодетной семье из Твери, которая знает, что такое голод, как доить корову и вставать с рассветом.
Что может быть у них общего?
Интернатура в хирургии, общее жильё и счёт за ЖКХ, а ещё любовь к квестам.

[nick]Варвара Ветрова[/nick][status]пташка[/status][icon]https://i.ibb.co/YX1gTh0/image.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Варвара Ветрова</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ориджинал</fan>студентка медфака из многодетной семьи; много работает, чтобы помочь брату с операцией; влюблена в мерзавца.</div>[/lz]

Отредактировано Matteo Florenzi (2022-06-09 22:53:56)

+3

2

[nick]Валентин Тихонов[/nick][icon]https://64.media.tumblr.com/66152fae144baca5fae2a05a0944d95b/414f3e6e9aec4d42-e8/s250x400/7c5d1803e33435bc27ae130f60909dcacb304e41.jpg[/icon][status]golden boy[/status][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">Валентин Тихонов</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ориджинал</fan>студент-медик, сын известных хирургов, нахал, красавец, хочет всего добиться сам</div>[/lz]

Как его всё задолбало! Но расскажи кому, скажут, что с жиру бесится. Другой на его месте использовал бы все связи, подключил всех родственников, лишь бы говно с блевотиной не убирать, а сразу начать практику. Выпячивал бы фамилию, состояние и уже определился бы с будущим. Валька не помнил, что там ещё говорила мать, какие аргументы приводила в пользу его происхождения, которым нужно гордиться, где-то на половине её речи он отключился. С самого детства ему внушалось, как это прекрасно быть медиком, как повезло родиться в такой элитарной в медицинском мире династии, как просто будет сделать карьеру в любой области медицины, но лучше всего, конечно, в хирургии. Валентин Георгиевич Осипов-Лисицын, сын известнейшей в России женщины-нейрохирурга, основательницы собственного благотворительного фонда, владелицы сети клиник, Евгении Федоровны Лисицыной и отпрыска династии врачей-хирургов, основателей ежегодной премии за нововведения в медицине, Георгия Валентиновича Осипова, просто обязан был родиться особенным. Валька и был особенным в своём роде. Он не стеснялся пользоваться деньгами, но не званиями, лёгкий, весёлый мальчишка, душа компании, любимец девчонок, носа никогда не задирал, а наоборот, как будто стыдился собственного происхождения. С детства слушая рассказы о матери, приехавшей из далёкого села ульяновской области и построившей себя с нуля, о прапрадеде, работавшем по распределению в таёжных районах, в деревнях и на поселениях, он тоже мечтал построить карьеру самостоятельно, не выпячивая званий, заработанных не им, и не опираясь на эти звания. Это огорчало его родных, и Валька не раз слышал о собственной неблагодарности, толкавшей его отказываться от того, что для него, как оказалось, и нарабатывалось. Но отказываться не переставал. После окончания школы, элитного лицея в самом центре Москвы, он пренебрёг преподнесённым ему дедом в качестве подарка местом в Первом Меде, и ушёл на год в армию, испытать себя. К нему так никто и не приехал. Мать продолжала обижаться и хранить молчание, даже когда Валька вернулся, похудевший, весёлый и ничуть не огорчённый пропущенным годом. Это стало его первой победой в пожизненной битве за место под солнцем. Наверное, психолог нашёл бы у него букет комплексов, толкавших его постоянно соревноваться там, где никаких соревнований быть не может, но к психологу он не ходил. В качестве отметки на память, кроме воспоминаний об армейской службе и полутора десятка друзей по всей стране, Валька сменил фамилию на бабкину со стороны матери, и стал Тихонов, ничем не отличимый от остальных абитуриентов, пришедших сдавать экзамены в Первый Мед. Поступил он сам с первого раза. И учился так же играючи. Со временем материнское сердце смягчилось, и Валька снова начал общаться с матерью, слушать её советы и нравоучения, а потом пренебрегать ими. Единственное, в чём он был с ней согласен – это профиль, по которому собирался идти дальше – хирургия, а дальше – пластическая хирургия, - специальность, требующая тонкого подхода. И дело было не в том, что он хотел всю жизнь откачивать жир с жопы пациенток. Он хотел делать сложные операции по возвращению людям красоты, справляться с деформациями, ликвидировать повреждения, возвращать им веру в себя.

Интернатура в Боткинской больнице начиналась тяжело. Выматывающие часы работы, бесконечные смены, когда спишь стоя, а есть забываешь, мечтая попасть в операционную в числе первых интернов из группы. Валька помыться-то не всегда успевал, хотя с детства был тот ещё чистюля, а мать завела знакомую шарманку. То она пыталась перевести его на более продвинутый курс интернатуры, то к другому наставнику, то найти ему невесту, то заставить сопровождать её на благотворительным ужине в поддержку фонда. Сегодня она рассказывала ему о том, что к ужину соберутся её друзья со своими семьями, поэтому она попросила их домработницу, Клару, подготовить сыну синюю рубашку и серые брюки, которые так ему идут. Валька, только что отработавший тридцать шесть часов подряд, потому что подменяла друга, ничего не хотел, кроме как спать, в том числе и вместо ужина, на котором, конечно же, ему будут предлагать девиц, часть из которых, он уже пару раз и поимел, и то больше от скуки, потому что разговаривать с этими расфуфыренными куклами было решительно не о чем. Слово за слово, и вот вместо сна, Валька набирает номер однокашника и спрашивает о жилье, которое можно было бы снять с кем-нибудь пополам.

К его удивлению, ответ пришёл очень быстро. Костик Савченко, такой пухлощёкий, кудрявый, вечно опаздывающий и терпящий крах у девчонок, снимает хату вместе с Варькой Ветровой, миленькой простушкой-заучкой, с которой Валька, если попадал в одну смену, то вечно соревновался в знаниях. И далеко не всегда выигрывал. Иногда, наблюдая за тем, как сверкают её голубые глазищи или как она задирает свой маленький носик, Валька был готов признаться, что его это заводит. Этой девчонке очень шёл запал спора, и в такие моменты хотелось заставлять её распаляться сильнее, а потом думать, каково это было бы сейчас прижать её посильнее, а потом стянуть с неё трусики и отыметь так, чтобы не осталось ни победителей, ни проигравших. Но эти мысли были мимолетными. В повседневном течении смен Варя казалась обычной серой мышкой с периферии, и Валька никогда не подходил к ней пофлиртовать, как делал это с Катькой Мирошниченко, у которой ноги начинались едва ли ни от шеи, а халат настолько облегал большую грудь, что расстегни она пару верхних пуговиц, и осчастливила бы всю мужскую половину больницы, вывалив своё достоинство на всеобщее обозрение.

Перспектива жизни с Костиком и Варькой, Вальке показалась не такой ужасной. Возможно, даже удастся уговорить Ветрову стирать и гладить его вещи, а если не просто так, то за барыш.
Спустя три часа после разговора, Валька, так и не поспавши, поднялся по лестнице обычной панельной пятиэтажки без лифта на четвёртый этаж и нажал на кнопку звонка. Дверь открыл Костик, пропустивший его в небольшую типовую трёшку с шестиметровой кухней и, благо, раздельным санузлом.

- Вот тут Кристинка жила, -  покраснев забубнил Савченко, открывая первую дверь слева, пока Валька стягивал кроссовки, подцепляя мыском пятку сначала одного, потом другого. Спортивную сумку, в которой уместилось самое необходимое на первое время, он бросил рядом с обувью на пол. Заглянув в небольшую продолговатую комнатёнку, куда уместился продавленный диван, шкаф и стол, Тихонов пожал плечами. В принципе, он ничего другого и не ожидал.

- А вдвоём туда поместиться можно только лёжа, - хохотнул он, звучно хлопнув Костика по спине, из-за чего Савченко покраснел её сильнее, обернувшись на шебаршение за спиной: - Привет, Варвара, - поздоровался с девушкой Валька, тут же отмечая и недовольный взгляд голубых глаз, положение тела, готового к обороне. Этой девушке явно не хватает возможности немного расслабится. Например, заняться хорошим сексом. Если всё сложится, то, пожалуй, он познакомит её с кем-нибудь из своих друзей, и тогда, возможно, мисс Заучка станет добрее к людям.

- Я готов внести плату за два месяца и въехать прямо сейчас, - зашёл Валька с козырей. Он старался улыбаться и вести себя как обычно, но на деле еле держался, валясь с ног от усталости. Если мисс Заучка сейчас его турнёт, пожалуй, спать он останется у них под окнами в машине, потому что ехать обратно у него нет уже никаких сил.

- Что скажете? Обещаю вести себя хорошо, - посмотрев на Ветрову, Валька снова улыбнулся, прекрасно зная, что его улыбка на женщин любого возраста действует одинаково положительно.

Отредактировано Gale Hawthorne (2022-06-14 10:36:39)

+3

3

— Ну Ва-а-аря, — Томка сжала пухлые лапки и прижала их к груди. — Ну пожалуйста! Ты ничего не потеряешь, если возьмёшь мои дежурства, только приобретёшь!
— Да, недосып и хроническую усталость, — вздохнула Ветрова, обнимая объёмный кожаный рюкзак. — Но ты права, деньги мне не помешают. А Быков-то согласится?
— Поорал и смирился, — девушка махнула рукой. — Слушай, ты же на неделе в Москве? Или опять к своим?

Последнее она спросила с опаской, зная, что Варя не любила разговоров о семье. И почему бы? Если бы кто-то знал, что лучшая ученица курса, погружённая в учёбу, по выходным доит коров и торгует творогом на рынке, её бы засмеяли. Вечно пьяный отчим, вечно усталая мать, беременная восьмым ребёнком — разве это то, о чём стоило говорить? Она единственная из Ветровых училась в вышке, единственная, кому было дело до будущего. Её сёстры уже были замужем, у девятнадцатилетней Светки уже третий ребёнок на подходе, а двадцатилетний Денис во второй раз отправлялся на зону.
Вот и думай: хотела ли Варвара вспоминать обо всём этом, было ли ей чем гордиться. Она не стыдилась семьи, но стеснялась себя, хотелось быть сильнее, умнее, лучше, чем  они все. Чтобы добиться всего, чтобы у её детей было будущее, а не полунищее существование в деревне.
И поэтому Варя много работала, мало спала и совсем не думала о том, что происходило за стенами их университета или больницы.
Хотя…
Если бы Томка знала! Но тут и самой думать говорить об этом не хотелось, потому что одно следовало за другим, тоска множилась до бессонницы, до его глаз, в которых никогда не бывает тепла.
Нет. Не думать. Есть люди, о которых даже думать больно — порезаться можно было, даже не коснувшись. И Валентин Тихонов был из той породы людей. А Варя была дурой.

-  Нет, — мотнула головой, поняв, что подруга ждала ответа, а она зависла. — Я отвезла им денег, забрала кое-что у бабы Стеши и хватит с меня в этом месяце.
— Ну и хорошо, — кивнула Томка, и разговор как-то сам по себе затих.

Телефон зазвонил, когда они уже подходили ко входу в метро, и Варя махнула Томке, которая торопилась домой, отпуская её. Звонил Костик, и почему-то сердце тревожно трепыхнулось. Обычно они переписывались, потому что оба не любили говорить голосом, но сейчас, видимо, это было срочно.
— Что такое? — она остановилась и отошла в сторону, чтобы её не сбили вечно торопящиеся по делам москвичи. — Я скоро дома буду, мог бы…
— Я нашёл нам нового соседа, — довольно перебил Костик, заставив Варю подавиться словами. — Помнишь Валю Тихонова?..
Нет, нет, нет! Пожалуйста, ну только не Валентин Тихонов! Внутри Ветровой всё упало, она закусила губу и мотнула головой, будто Костик мог её видеть.
Если бы Тихонов был просто безмозглым красавчиком, всё было бы куда проще, она бы просто смотрела на наго, как смотрит на картины в Третьяковке.
— Ты с ума сошёл? — выдохнула она. — Какой, к чёрту, Тихонов? Ты бы ещё Змееву пригласил! Мы же договаривались, что у нас не будет других парней в квартире!..
— Но ты же живёшь со мной, переживёшь и Тихонова, — буркнул Костик совсем нерадостным тоном. — Вдвоём мы всё равно квартиру не потянем.
«Но ты же чёртов гей!», — хотела было ляпнуть Варя, но не стала. Они не поднимали тему ориентации Кости, потому что тому было неловко об этом говорить.
— Ладно, я… Дома поговорим, — вздохнула, поняв, что спорить сейчас смысла никакого нет. Он всё равно не понял бы, почему Варя сходила с ума при мысли о…

Валентин Тихонов будет жить в одной с ними квартире. Может быть, передумает? У них крошечная трёшка, пусть и достаточно близко к метро, но в спальном районе. Бедная кухня, обстановка так себе, соседи шумные.
Он будет в одной с ними квартире, в одной ванной и кухне. Ванная… Варвара застонала и легонько треснула себя по щеке. Не стоило бы думать об этом.

Домой добиралась как пришибленная, даже музыку не слушала, всё думала. Она ведь Валю на вступительных увидела. Увидела — и пропала, влюбилась мгновенно. Он тогда был помельче, улыбчивый и хитрый. Конечно же к нему сразу подсела Катюшка, Вика и Дарья, лишив всех остальных возможности. Не то чтобы Варя смела на что-то надеяться, она прекрасно знала, что такие, как Валя, не для неё.
Она просто наблюдала за ним, прячась за учебниками, делая вид, что ей ничего неинтересно, кроме учёбы и работы. И год за годом наблюдала, как у него меняются подружки, не задерживаясь надолго. Томка предлагала ей найти парня, заняться уже сексом и забыть Тихонова к чёрту, но… У Вари внутри всё переворачивалось от отвращения при мысли о чужих руках, не его.
«Ну и дура», — припечатала тогда Рыкова. «Просто ты никого никогда не любила», — мысленно возразила Варя, но спорить вслух не стала.

Дома она успела переодеться, выпить кофе и уже подумывала о том, чтобы сесть позаниматься, когда пришёл он. Сложила руки на груди, недобро изучая Тихонова взглядом. Выше её сантиметров на тридцать, широкий в плечах, с этой своей улыбочкой. У-у, сволочь… Красивая.
— И тебе не хворать, Тихонов, — негромко ответила она, бросив в сторону Костика убийственный взгляд.

Что скажем? «Пошёл отсюда»? Как вариант.
Но Варя знала, что аргумент об оплате решающий. У них с Костей в этом месяце совсем плохо с деньгами, и Тихонов был им нужен.
Она закусила губу и вздохнула сердито. Варвара ненавидела попадать в ситуации, из которых не было выхода. Если она попросит его уйти, Валя наверняка задастся вопросом, почему она его недолюбливает.
А она как раз наоборот… Она долюбливает, чёрт бы его побрал.

— Хорошо, — наконец сердито сказала она. -  Но у нас с Костей есть правила, которые мы соблюдаем. Мы не приводим сюда пассий, если дома есть кто-то, кроме нас. Мы не разводим свинарник. Продукты покупаем с общих денег из копилки. Хочешь что-то сверх — покупай сам. Мы не шумим по ночам…
Костя строил всё более страшные морды, но Варя была неумолима.
— Ради бога, Валентин, не забывай, что ты живёшь не один, и всё будет… всё будет хорошо, — на последней фразе голос Вари дрогнул.

[nick]Варвара Ветрова[/nick][status]пташка[/status][icon]https://i.ibb.co/YX1gTh0/image.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Варвара Ветрова</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ориджинал</fan>студентка медфака из многодетной семьи; много работает, чтобы помочь брату с операцией; влюблена в мерзавца.</div>[/lz]

+3

4

На самом деле, после произнесённого Ветровой: «Хорошо», — Валька дальше и не вслушивался, кивнув только раз, в подтверждение того, что как бы уловил её речь. Все эти придуманные ей самой правила его не интересовали. А то, что именно Варя была составителем кодекса девственников-целибатников этой квартиры, сомневаться не приходилось. Переманить Костика на свою сторону в любой задуманной авантюре, казалось делом плёвым. Этот большеглазый недотёпа в жизни не нюхал и краешка женских гениталий и вряд ли имел в друзьях кого-то, кроме девчонок, конечно же, сразу же отправлявших его во френдзону. Даже влюблённость в Ветрову, о которой знали все, кроме неё самой, вряд ли помешала бы, предложи ему Тихонов вечерок в кругу девиц, которые обычно в сторону Савченко и головы не поворачивают, не говоря уже о том, что посмотреть в его сторону. Но в данный момент Вальку занимала только возможность лечь и проспать хотя бы часов двенадцать, а потому торговаться он не стал. В его скованной усталостью мозг даже шуток нормальных не пришло, а потому, молча достал из внутреннего кармана джинсовки стопку тысячных купюр и, отсчитав требуемую за съём сумму в двойном размере, но даже в таком состоянии оставить этот раунд за Ветровой ему не позволяло что-то внутри, что-то такое озорное и дерзкое родом из детства, когда Тихонов дёргал девчонок за тоненькие косички, а потом огребал от них же тяжёлыми учебниками или портфелями по башке, чтобы позднее провожать до дома, таща этот самый портфель и учебники следом за милой мальчишескому сердцу особой.

Конечно, детка, — мягко поймав тонкое запястье, вложил деньги в ладонь Ветровой, складывая поверх бумажек её маленькие пухленькие пальчики. — Я уже перерос тот возраст, когда мальчишки дрочат сами себе, а без пассий шуметь ночами, знаешь ли, сложновато в таком случае, — он отступил на шаг и повернулся было, чтобы поднять сумку с вещами. — Ах да, сколько там я должен в вашу общепитскую копилку? Пятёры хватит? — Тихонов знал если не всё, то многое о манипулировании людьми, о том, как производить именно то впечатление, которое хотелось. С самого детства ему предоставлялась прекрасная возможность наблюдать за людьми, причисляющими себя к элите, к тому общественному слою, в котором никому не приходилось собирать последние копейки на еду или одежду, где все были сыты, одеты и устроены, а от того скучали сильнее и находили удовольствие в том, чтобы плести интриги и гадить друг другу в свободное от карьеры время, а иногда и не отделяя одно от другого. Ветрова всячески показывала, что считает его недалёким снобом, который только и горазд, что девок трахать и свинячить, так зачем её разочаровывать?

Варвара, ты же медик, неужели в этом доме присутствует Господь? — зевнул, не стесняясь, Валька, по факту больше гримасничая. Он не любил лезть кому-то в душу, потому что в свою пускал кого-то очень редко и нехотя. А от симпатичных негодяев, не особо глубоких, пусть и вполне себе одарённых по части медицины, девчонки без ума. Так зачем же быть другим, пока ему и так бесплатно и в больших количествах даёт любая, кого бы он ни захотел. Конечно, в конечном итоге всё это заканчивается очень быстро, потому что женщины существа такие, всё время хотят залезть поглубже в голову и заполучить его в серьёзные отношения с венцом, маячившим где-то там впереди. Но ему вполне хватает. А ещё Валька знал, что таким поведением отталкивает таких девчонок, как Ветрова. И был этим доволен. Потому что, пусть себе он в этом никогда не признавался, но где-то на подсознательном уровне он их побаивался.

Или ты употребляешь имя Господа в суе, совершенно этого не стесняясь? — уголок губ дрогнул, приподнимаясь в кривоватой усмешке. Глаза Тихонова улыбались, он подначивал Ветрову, одновременно волнуясь, что она сейчас швырнёт ему в лицо деньги и выставит его вон, и получая удовольствие от того, как розовеют её пухленькие щёчки.
Если ты огласила весь свой свод правил, то я пойду спать. И попрошу вас не приводить пассий и не шуметь, — он подмигнул Ветровой и вошёл в только что снятую комнату, закрывая за собой дверь. Думать о том, насколько это было взвешенное решение, не хотелось. Как не хотелось и совершать лишние движения, поэтому Валька, не включая света и не раздеваясь, просто рухнул на диван, успев лишь поставить четыре будильника на телефоне, прежде чем провалиться в сон.

[nick]Валентин Тихонов[/nick][status]golden boy[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/66152fae144baca5fae2a05a0944d95b/414f3e6e9aec4d42-e8/s250x400/7c5d1803e33435bc27ae130f60909dcacb304e41.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">Валентин Тихонов</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ориджинал</fan>студент-медик, сын известных хирургов, нахал, красавец, хочет всего добиться сам</div>[/lz]

+3

5

Иногда Варе казалось, что она его ненавидит. Иногда она ненавидела его на самом деле. Чужая красота причиняла боль, с которой было трудно смириться. Но в Тихонове было нечто, точившее изнутри, заставляющее каждую минуту ощущать свою никчёмность. Если бы была возможность, Варвара бы вырезала Валю из своего сердца, стёрла бы из собственных воспоминаний, будто его и не было. Потому что впереди у неё были долгие годы для того, чтобы доказать, что она чего-то стоит, и страдать от невзаимной любви… ну это было глупо даже для неё. Тихонов шёл напролом, он был лёгок и весел, и вместе с тем в его глазах было нечто такое, от чего по коже прокатывались волны мурашек. И Варя не знала, как поверить себе, если сдавалась каждый раз, стоило улыбке затаиться в уголках губ Валентина.

Никто не знал о том, что её душило это чувство. О, как бы над ней смеялись, если бы пошёл слух о её влюблённости в самого классного парня универа! Ей бы проходу не было, а в спину летели бы шепотки, от которых  не скрыться. Самое забавное, что Варя ни на что не претендовала, она прекрасно знала своё место.

(Самое страшное было то, что её кожа до сих пор ощущала тепло чужого прикосновения, и это заставляло Варвару думать: дальше будет ещё хуже. Он ведь будет  ходить по дому полуобнажённый, он будет просто дышать, думать, спать в одном с ней пространстве! Как же дальше себя вести? Как не убить Костика, который поступил по-дурацки, подставив их всех?)

«Варвара, ты же медик, неужели в этом доме присутствует Господь?» — и столько насмешки в голосе! Но Бог и правда был в их с Костиком доме, стоял и давил лыбу, зная, что они не смогут отказаться, потому что денег нет, потому что работать нормально тяжело, и упускать такой шанс на приличное соседство было бы глупо. Валя всё знал, поэтому был так охренительно в себе уверен. Варя стрельнула взглядом в друга, мысленно пообещав ему самую жуткую кару, которую только сможет выдумать, и грустно вздохнула.

Отчаянно хотелось послать Тихонова по какому-нибудь замысловатому адресу, но это было бы глупо и низко: прогонять человека, который уже был уверен в том, что выиграл. Варя такой не была. Но, господи боже мой, как же это всё не вовремя!

— Я пассию точно не приведу, — выдохнула Варя и широко открыла глаза. О чём это она заговорила?

Хорошо, что про Костика не ляпнула, вряд ли кто-то ещё знает о том, что он гей. Вот было бы нелепо, если бы Тихонов сам свалил из их квартиры, сверкая пятками! Хотя… Варя задумчиво глянула на друга, хищно улыбнулась, заставив того сглотнуть, и качнула головой. Нет, это низко. В любом случае, даже если она бы хотела что-то сказать, было поздно: Валентина и след простыл, оставив Ветрову с чувством надвигающейся беды.

Вздохнув, она скрылась в своей комнате, плотно притворила дверь и облокотилась на неё. Разве это всё не повод, чтобы разочароваться в Тихонове? Посмотреть на него в быту и понять, что он ничтожество?

Она не смогла уснуть этой ночью: её кидало из стороны в сторону, нервы были натянуты так, что, казалось, звенели. Варя потёрла лицо ладонями, вздохнула и среди ночи выбралась на кухню. Застиранные, но любимые розовые флисовые штаны держались на чистом слове, топик  же радовал глаз жизнерадостной расцветкой — фуксия, зелёный, оранжевый, жёлтый… Наркоманский топик в подарок от сестры-наркоманки.

Варя хмыкнула и залезла в холодильник, вытащил яйца и принялась готовить омлет, стараясь не думать ни о Тихонове, ни о лишних сменах в больнице. Младшему брату Яшке нужна была операция на глаза, работать придётся в три раза больше, чтобы оплатить не только саму операцию, но и постоперационный период. На отчима надежды совсем не было. Варя отчаянно вздохнула. По крайней мере, эти мысли у неё выбили воспоминания об улыбке Вальки. Ой, дура!

[nick]Варвара Ветрова[/nick][status]пташка[/status][icon]https://i.ibb.co/YX1gTh0/image.jpg[/icon][nm]<a href="ссылка на анкету" class="ank">Варвара Ветрова</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ориджинал</fan>студентка медфака из многодетной семьи; много работает, чтобы помочь брату с операцией; влюблена в мерзавца.</div>[/lz]

+2

6

Его разбудило урчание в желудке. Ещё в полусне Валька пытался вспомнить, когда последний раз ел, но так и не смог ухватить за хвост воспоминание. То ли вчера днём в столовке, то ли позднее перехватил тарталетку на кухне, пока маман готовилась к празднеству, а нанятый повар гонял таких же нанятых официантов. Но раз голод поборол сон начинающего медика, значит, не ел он давно.

Сел Валька с тяжким стоном, не до конца понимая, где находится. Вспоминал бы дольше, если бы ни фонарь под окном, - единственный источник света, и именно такой, какого не могло быть в родном доме, расположенном в элитном посёлке. Следом пришли звуки – где-то ниже и левее работал телевизор и, судя по навязчивой и радостной мелодии, известной любому жителю страны, смотрящий всё ещё верил, что любовь можно построить. Правее, уже непосредственно за стеной, слышался храп, а чуть подальше – шкварчание, похожее на звуки жарящихся яиц. На последнее снова откликнулся желудок, как будто передразнивая тяжкий стон, с которым Тихонов садился.

- Знаю, знаю, приятель. А кому сейчас легко? – запустив пальцы в волосы, взлохматил их, попытался пригладить, поводив ладонями, но непослушные, так и остались торчать в разные стороны. Дотянувшись до телефона, оставленного на письменном столе, провёл пальцем по экрану, отмечая, что времени – глубокая ночь, а оставленные будильники не пригодились. Впрочем, отключать последние Валька не стал, мало ли, как дело сложится. Будильники были не самым страшным, что его ждало на экране девайса – пятнадцать пропущенных вызовов от матери и несколько десятков сообщений от неё, друга Витьки и Дашки, одной из желающих занять место подле Тихонова. Ни перезванивать, ни читать он не стал, не надеясь обнаружить что-то новое. Вместо этого залез в приложение для заказа еды. Кто бы там ни шебаршился на кухне, расправляясь с нерождёнными детьми кур, вряд ли этот кто-то, если он не Костик, будет рад посягательствам со стороны Вальки. А творчество Савченко, если вспомнить его успехи в химии, попробовать желания не было. Но как бы ни пытался, заказ оформить не получалось, видимо, в половине третьего утра слишком мало зелёных человечков, желающих поработать в этих краях. Предприняв ещё одну попытку, Тихонов признал за собой неудачу и понял, что придётся всё-таки выползти из своего убежища и отправиться клянчить еду у Ветровой. То, что шарахается и не спит именно она, Валька был уверен процентов на девяносто. Это девчонки обычно мнительные, вряд ли его присутствие в квартире могло бы помешать безмятежному сну Костика. А вот Варя, всегда с негодованием воспринимавшая его присутствие, точно могла бы переживать, что такой недостойный экземпляр ночует с ней под одной крышей. Тихонов усмехнулся собственным мыслям, и вышел из комнаты, через несколько мгновений убедившись в собственной правоте.

Остановился на пороге, потерев лицо ладонями, стирая следы сна из глаз и привыкая к свету.
- Доброе утро, - голос ещё хрипел со сна, звуча глуше и ниже на несколько тонов. Его взгляд остановился на девушке, и пришлось вызвать свою самую очаровательную улыбку, уж слишком хмурилось её лицо, а знаменитых ямочек на пухленьких щеках было не видно. – Не спится? Мне вот, как оказалось тоже, - снова потерев ладонью лицо, заходить в маленькую кухоньку, в которой вдвоём было разойтись сложновато, он пока не рисковал. – Вкусно пахнет, - втянув носом ароматы готовящейся еды, сообщил Валька, и подтверждением его слов стало очередное громкое урчание в животе.
- Слушай, пытался заказать еды, но то ли сервак у них лёг, то ли они уже не возят в это время. Умираю с голода, не угостишь, чего ты там кашеваришь? Клятвенно обещаю, что возмещу, - для убедительности Валька даже ладонь к сердцу приложил, не переставая улыбаться. Нельзя же послать такого милого мальчика. Будучи любимцем всех женщин от мала до велика, начиная ещё с возраста младенца, Тихонов точно знал, как и куда надо смотреть и что говорить, чтобы не быть посланным. Что бы быть посланным – тоже знал. И вот сейчас он смотрел Ветровой прямо в глаза самым знаменитым взглядом из зарубежных мультфильмов – взглядом кота в сапогах из мультика «Шрек». Разве только был босиком и без шляпы, но это ведь тонкости.

[nick]Валентин Тихонов[/nick][status]golden boy[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/66152fae144baca5fae2a05a0944d95b/414f3e6e9aec4d42-e8/s250x400/7c5d1803e33435bc27ae130f60909dcacb304e41.jpg[/icon][nm]<a href="https://barcross.ru/" class="ank">Валентин Тихонов</a>[/nm][lz]<div class="lz"><fan>ориджинал</fan>студент-медик, сын известных хирургов, нахал, красавец, хочет всего добиться сам</div>[/lz]

+2


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » След поцелуя чуть ниже сердца