пост недели от HENRY MILLS
Это, кажется, будет просто нереально. Он просто молчал, боясь на данный момент, сказать хоть слово. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » не перегори [romance club]


не перегори [romance club]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

НЕ ПЕРЕГОРИ

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1311/105839.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1311/776064.gif

где-то на миссии

Dino & Leeloo

Мир не поделить на черное и белое, ровно как и людей, даже если они ангелы или демоны.

Отредактировано Leeloo (2022-06-14 12:10:54)

+3

2

[indent] Им говорили, что сны - всего лишь слово. В их эфемерном понимании такого понятия просто не существовало, ведь они давно отказались от человеческой оболочки и заточили себя в нечто большее, чем простые смертные. Кто-то появился в этом мире после падения на земле, а кто-то из них был жителем небес с самого своего рождения. Но никому из них не должны были видеться грезы, как только они закрывают глаза. Но все же - он смог что-то разглядеть в это темноте. Нечто странное, опасное, живое. Эта тень словно отличалась от всей общей картины и раз за разом становилась все ближе и ближе. Она нашептывала ему слова, от которых недовольно колыхалось оперенье; от которых дрожь шла по коже, а разум  - обращался в мысленный вихорь, за которым невозможно было угнаться. Раз за разом Дино пытался понять смысл этих картинок, но постоянно обжигался об собственное непонимание. Он хотел разобраться, но в тот же момент боялся потонуть в этом безумии окончательно.

[indent] Многие стали замечать в нем перемены. Изначально, это касалось лишь извечно хмурого лица там, где некогда плавало безграничное спокойствие и уверенность. Сейчас, на обломках былой стати, плавала какая-то нерешительность, несобранность и даже легкая забывчивость. Ангел часто терялся в пространстве, а на уроках словно пропадал где-то в своей голове, день ото дня проводя время в библиотеке и не думая ни о чем, как разгадать тайный смысл этой картинки, что он видит перед собой каждую ночь. Конечно, он мог обратиться с этим вопросом к своему отцу. Но нет ничего хуже, чем его разочарование: ведь если тот узнает о том, что сын падает ниже установленной планки - разочарование последует незамедлительно. Он просто не мог этого допустить.

[indent] Но все же: даже ангелы оступаются на фоне своих белоснежных крыльев.

[indent] Его погрешность казалось сущим пустяком, но вылилась по итогу в фатальный провал. Это было очередное задание - борьба между светом и тьмой - в мире людей. Дино спустился на землю, дабы спасти очередную душу от искушения. Но вместо того, чтобы спасти, он не сделал ничего. Слова словно не шли у него из уст, а в голове звучал до боли знакомый и ужасающий голос. Тот самый, что вечно приветствует его по ночам и подзывает. «Ты хочешь, чтобы этот демон так просто забрал эту душу?» - хрипел этот голос где-то над ухом, пока сам юноша смотрел на самодовольное лицо своего противника. Его соперник практически упивался провалом ангельской стороны и уже протягивал руки к беззащитному человека. Еще немного и эта схватка закончится для него поражением.

[indent] - Так нельзя, - говорит он толи себе, то ли всем окружающим. Вопросительные взгляды сразу же оказались направлены в его сторону, пока ангел практически ломал себя изнутри, чтобы переступить через установленные столетиями правила. В этой гонке нельзя было использовать свою силу - лишь ум и верную подачу - но голос твердил об обратном. Он словно насмехался над немощностью этих белых крыльев, измывался над пошатывающимися доктринами и направлял в тот путь, откуда нет дороги обратно, - Забирай.

[indent] Но по итогу он все же сдался.

[indent] Когда он оказался снова на территории школы, то сразу же направился в сады, чтобы скрыться от толпы как можно дальше. Некая безумная злоба охватила его сердце, и потому он просто не мог находиться среди своих. Не мог показать остальным то, как треснула по швам вся его составляющая. Ведь там, где некогда торжествовало спокойствие, сейчас бушевала свирепая ярость. И это действительно его пугало.

[indent] Забравшись как можно дальше от шума, Дино наконец-то остановился. Крылья, что ранее он никогда не чувствовал, казались ему неподъёмным грузом, а потому юноша просто упал на землю подле какого-то дерева и уставился в непроизвольную точку в пространстве. Его одолевали титанические сомнения: в какой-то момент, там на земле, он был уверен, что сможет перешагнуть через себя и сделать все возможное, чтобы не позволить демону забрать человека, но в тот же момент - он просто не мог ослушаться правил.

[indent] Правила. «Зачем они тебе?» - снова этот голос, будто бы отвечающий на вопрос, ранее не озвученный. Подпитывающийся негодованием в ангельской груди, щелкающий на плотно поджатой челюсти и растирающейся в ладони, что так сильно были сжаты в кулаки. Он даже не заметил того, как оказался не один в этом месте. Об этом он догадался только тогда, когда повернул голову и увидел рядом стоящую девушку. Неужели все так плохо?

[indent] - Здравствуй, Лилу, - он пытается говорить ровно, чтобы не показывать треск этой ярости, - Давно ты тут?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1401/t293784.png[/icon][nick]Dino[/nick][lz]<div class="lz"><fan>ROMANCE CLUB</fan><center>когда проходишь через ад - не останавливайся</center></div>[/lz]

+2

3

Между нами равновесие шаткое, обыденное. Мне почти удается себя убеждать, будто это не касается никого лично, будто между нами не может быть повисающей напряжением в воздухе недосказанности. Она остро впивается в крылья, почти ранят их, вынуждает отмахиваться, игнорировать. Мне мир нравится делить на черное и белое, раскладывать на цвета атомарные, естественные для ангелов и демонов. Вот, посмотри, дело ведь только во взгляде, позиции, всегда можно найти что-то хорошее. Тогда почему мне с каждым днем становится все сложнее это делать?.. Похоже на опасный танец на самом краю пропасти, будто это уже не непризнанным нужно принимать решение: прыгать или нет, а нам тоже. Только вот к чему приведет прыжок веры?.. Там, внизу, нас будет кто-то ждать?..

Это кажется опасной паранойе, почти осязаемыми сомнениями, которые одолевают нас всех. Изредка я ловлю взгляд Дино, стараясь отыскать в нем опору, но обнаруживаю только еще более шаткую нестабильность. Почти естественно, ждать чего-то иного не приходится. Постоянно то тут, то там ведут разговоры о Мальбонте, о нем не говорят почти в открытую, по углам перешептываются, что делает только хуже. Если взглянуть в лицо своим сомнениям, все может стать проще, но я и сама боюсь, постоянно пряча мысли, которые не дают мне спать по ночам как раньше. Они разрывают мой сон, врываются бесцеремонно, не позволяют расслабиться, держат в постоянном напряжении. Мне дико, противоестественно, хочется снова начать ярлыки на мир вешать, но они слетают, потому что оттенков слишком много, игнорировать уже не получается.

Я не усеваю поговорить с Дино после урока, только замечаю, как он быстро покидает класс. Что-то в нем меня смущает, вынуждает пойти следом. Не могу отсиживаться. Возможно, это вмешательство в его пространство, но мне кажется, что между нами границы определенные стерлись уже давно. Они стали едва заметными, неуловимыми, только догадываться можно, где они когда-то существовали. Я хочу ему помочь, и эта мысль ведет меня вперед. Пугает, врезается шипами под ребра, выбивая из них оставшийся воздух. Я не боюсь Дино, никогда бы не смогла, скорее опасаюсь, что его разум терзают те же сомнения, что и мой. Тогда это может стать некой точкой отсчета, а может быть и невозврата. Не легче, даже мысли тяжелые.

Держусь на расстоянии, мне бы его окликнуть, позвать, но я не хочу спугнуть. Мне кажется, что Дино желает остаться один. В одиночестве часто спокойствие, спасение, а порой они все граничат с болью и отчаянием, когда ты боишься показаться другим таким, какой ты есть на самом деле. Наши разговоры, встречи ранее — они другими стали, будто искаженными и дико неправильными. Но кто определяет это пресловутое "правильно"? У меня ответа на этот вопрос больше нет, как и на многие другие, ютящаяся у меня в голове. Вики такая храбрая, отчаянная, она точно знает, чего хочет. Мне далеко до такого. Я смотрю на нее и невольно сравниваю, подмечаю наши отличия, которые в глаза бросаются слишком ярко. Губу закусываю до боли, старясь идти тихо, бесшумно.

— Дино, — он на земле рядом с деревом, оборачивается ко мне, обращается по имени, у меня внутри все замирает. Его взгляд кажется мне иным, будто между нами откуда-то образовалась огромная пропасть, и я упустила этот момент. Делаю шаг вперед нерешительный, робкий, подхожу к нему ближе. У меня сердце в груди колотиться слишком быстро, а коленки даже немного дрожат. Вот уж не думала, что способна на такие эмоции.

— Я шла за тобой от школы, — на выдохе, аккуратно выверяя каждое слово. Еще шаг ближе, — Что происходит? — я не трачу время на те самые заученные "ты в порядке?". Нет, мне не нужно слышать от него. Я хочу ему помочь разобраться, исправить что-то, если он этого захочет. Подхожу еще ближе, сажусь на землю совсем рядом с ним.

Что для нас сейчас реальность и принципы? В какой момент все пошло по наклонной?.. И почему раньше многие из нас предпочитали не видеть очевидного? Ангелы, демоны — уже разницы особой нет, все смешивается у меня в разуме, представляя из себя адскую смесь. Забавное сравнение. Ад уже не ощущается настолько категоричным. Слишком странно.

— Ты же знаешь, что можешь мне все рассказать, — как напоминание. Конечно, знает.

+2

4

[indent] Он смотрит на нее и кажется, что будто бы не узнает. Словно видит ее впервые за всю свою долгую жизнь на небесах, словно никогда ранее не встречал и даже не знал - просто угадал по оперенью - чужое имя. Дино смотрит на нее слишком долго, изучает пристально, подмечает какие-то новые детали. Те самые, что застревают в чужой аккуратности и неловкости. Теряется в испуганном от неизвестности взгляде и пляшет на губах в ласковом вопросе. Он должен был ее знать, но почему-то именно в данный момент ему хотелось от этого отказаться. Но все же, возвращается опять в собственное тело и оказывается сидящим на земле, после чего отводит взгляд в сторону и проговаривает:

[indent] - Рад тебя тут видеть, - его голос безбожно фальшивит. Так сильно, что становиться тошно самому себе. Конечно, он мог бы высказать все свои сомнение прямо в лицо: отхлестать по щекам зыбкими по своей структуре фразами и укрыться в неизвестно откуда взявшемся эгоизме. Но все же предпочитает дорогу слабых, укутываясь в эту сладкую фальшь, что ядовитым осадком остается на кончике языка, - Прости, за мою грубость: я был слишком погружен в свои мысли и не смог тебя почувствовать.

[indent] Именно это слово. Если ранее он мог распознать практически каждого из своего близкого окружения по их же энергии, то сейчас все эти образы насмешливыми пятнами блуждают где-то в пространстве. Они сильно искажены в своем образе, перепутаны местами и до безобразия неправильные. Но что есть на самом деле эта правильность? И взгляд снова падает на чужое белоснежное оперенье, что легкой вуалью укладывается подле собственных ног. С самого детства им двоим твердили доктрины этой школы, разделяли мир на то что нужно было всем, и отсекали - что нужно было им. Именно это было правильным всегда. Но сейчас, оно оказалось до безобразия отвратительным.

[indent] Как же ангел был зол на все это.

[indent] Как же ему хотелось сорвать этот проклятый ошейник, что нацепили на него еще с самого детства. Ангелы - оплот самой чистоты и идеальности, образ всего высшего и верного. Они наставники, советчики, предводители. Но не те, кто может быть по-настоящему живыми со своими собственными мыслями и переживаниями. И вот же - живой пример прямо сейчас возникает у него перед глазами. Хватило всего лишь одного неправильного решения, одной заминки перед очередным грандиозным прыжком, как его сразу же посчитали покореженным. Его стали обходить, пускать в сторону Дино заинтересованные взгляды (но не те, в которых можно было прочитать вопросы - они были зафиксированы только на итоге).

[indent] - А разве что-то происходит? - переспрашивает он, в очередной раз подавляя в себе эту волну негативы в сторону Лилу. Девушка не была виновата ни в чем, чтобы на ней сказался этот скачок. Но в тот же момент - она была такая же, как и все: с той же осторожностью, с той же интонацией во взгляде, с теми же вопросами. Пойди против потрепанной веками системы всего лишь одним выдохом, и темя сразу же клеймят как нечто инородное, - Как по мне, то все - идеально.

[indent] Крылья невольно дергаются, реагируя на слова своего носителя. Оперенье позволяет себе волю высказаться поверх, вычленить тайное послание - крик о помощи утопающего - меж букв, вместо запятых и продлевают саму фразу до эфемерного понятия. Внутренняя борьба между духом и телом обращается в настоящие столкновение, выкрикивая протесты в сторону друг друга: одна так сильно желала вернуться в то безобразное белоснежное свечение, в то время как другая - вгрызалась когтями в цепь на шее и пыталась освободиться.

[indent] - Спасибо, что беспокоишься обо мне, - его голос падает до узнаваемой тишины и лаконичности. Пожары тухнут, оставляя после себя едва различимые дымки  сероватого цвета на местах своей гибели, дабы о них более никто не узнал. Лес внешне не тронут, но внутри - там все постепенно прожевывал тлеющие остатки, - Я очень ценю это, Лилу.

[indent] Дино аккуратно накрывает ладонью ее и сжимает пальцами: жесть полной доверенности, что так близко знаком им двоим еще с самого детства. Теплый, мягкий и без лишних слов, так как заменяет многое. Как и сейчас - недосказанность утопает на кончиках пальцев, а слова благодарности под широкой ладонью.

[indent] - Ты веришь мне? - просит тем самым кусочек чужой доверчивости, в то время как у самого гремит над ухом смех этого монстра, что так упорно не хотел выходить из головы.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1401/t293784.png[/icon][nick]Dino[/nick][lz]<div class="lz"><fan>ROMANCE CLUB</fan><center>когда проходишь через ад - не останавливайся</center></div>[/lz]

+2

5

Он смотрит на меня слишком пристально, долго, будто бы пытается запомнить, изучить заново. Я же смотрю на Дино, толком не понимая, когда мы оба успели так измениться, что крылья белоснежные за спиной ощущаются грузом неподъемным, а не вдохновением и силой, которая могла бы горы свернуть. Я смотрю на Дино, молчу, выискивая мелкие морщинки у него в уголках глаз. Не помню, почему и когда все стало по-другому, уже и не поймешь, хорошо или плохо. Я замираю, не в силах сдвинуться с места, слов подходящих не находится, они все где-то слишком глубоко у меня застряли в горле. Губы облизываю потрескавшиеся, голову немного набок наклоняю так, что волосы задевают плечи. Я не могу взгляда от него отвести, но делаю это, когда он наконец-то начинает говорить. У меня мурашки по коже, не по себе становится, холодом сковывает и предчувствием странным.

Все не так.

— Тебе не за что извиняться, — его слова звучат колко, опасно, у меня чувство ,словно от них льдом металла веет, который пробирается под кожу. Он хотел бы попытаться быть мягче, я чувствую это, слышу, но все бесполезно. Что-то надломанное, скрученное в тугой узел все равно на поверхность вырывается. Я смотрю на Дино, но не могу в его глазах отыскать человека, которого знала долгие годы. Меня это должно пугать, в ужас ввергать, но ничего подобного не происходит, потому что на языке так и крутятся слова, что я его понимаю. Не произношу вслух, оставляю пока при себе. Мне хочется проверить, убедиться, что нас разрывает на части одно и тоже или похожее. Страшно признаться в том, что может привести тебя к тотальному одиночеству. Может быть я уже там?

— Что идеально? — я подавляю в себе желание, отступить на шаг назад, подчиниться порыву, спрятаться. Я не могу больше бежать, перекладывая ответственность с себя на других. Это мои решения и поступки, если я хочу что-то сделать, можно просто взять и сделать, ничего сложного в этом нет. Это так только кажется поначалу, будто все тебя пытаются оградить, выверенно повторяют, что ты обязан делать, но мир оказывается не черный и белый, и даже наши перья за спиной лгут, не подходят. Я смотрела по утрам в зеркало и выискивала там девочку, которой была в детстве: наивную, глупенькую, готовую пойти ради своих вылощенных идеалов на любые жертвы. Ее там больше не было: по ту сторону зеркала. Фальшивость собственного отражения вынуждает меня оглядываться через плечо, желая убедиться, что крылья все еще белые, не почернели. Мне хочется как и раньше ярлыки вешать на демонов, оправдывать ангелов, но уже почему-то не получается. Реальность больно ранит, крошит надежды, переделывает, превращая меня в человека иного.

Замечаю, как дергаются его крылья, сглатываю, пальцы заламываю, пытаясь найти, все еще подобрать правильные слова, а не получается. Ложь удавкой смыкается на шее. Остается место только эмоциям и чувствам, возможно, чересчур неправильным, выбеленным и обесцвеченным, дабы навсегда остаться в таком диком необузданным и фальшивом виде, от которого воротит.

— Верю, — пальцы Дино теплые, прикосновение знакомое, приятное. Я смотрю на него, повернув в сторону голову. Стоит ли добавить, что он сейчас единственный, кому я действительно верю?.. Не знаю. Мне за него хочется ухватиться, как за спасательный круг, вполне возможно, что это нас обоих увлечет на дно, но какая разница?

— А ты мне веришь? — вопрос зеркальный, понять бы, о чем он думает, что его беспокоит на самом деле. Мне больно впивается иглами в кожу мысль, что мир для нас потерянным стал, чужим, совершенно... Неправильным. А понятия "правильно" в голову вкладывали с самого детства, повторяли заученно. Ангелы, демоны, жизнь черная и белая. Теперь дико наблюдать иное. Они нас сломали. Я говорю "нас", потому что верю, что Дино думает все же о том же. Похожие, близкие, уже давно утопающие в доверии друг друга и историях, которые нам рассказывали.

— Что если все не так?.. Во что мы верили, — голос тихий, он сбился почти на шепот. Мне страшно, для меня это почти как прыжок веры, я не имею понятия, какими будут последствия. Но молчать просто не могу, изнутри разрывает на части. Слишком громкие голоса других, игнорировать больше не получается, как и прятаться за своими фальшивыми принципами.

+2

6

[indent] Моя маленькая, милая Лилу. Это обращение пронеслось в его голове так остро, что юноша даже встрепенулся от такой скорости. Сколько прошло веков с того самого момента, когда эти слова стали для нечто обыденным. Настолько, что заменяли простое приветствие, робкое рукопожатие и оставшиеся слова о любви, им же не сказанные. Однако, он говорил все иначе, чем обычно это предполагается: заменял фразы взглядом, объятья - поступками, обещания - верой. Как никому другому, он верил и вверял самого себя в эти хрупкие руки, что сейчас так бережно сжимает в своих. Два ангела, с самого детства по воли своих создателей обещанные друг другу - не нашли ничего иного, как смиренно принят все указания и стать куда ближе, чем можно было это представить. Больше чем друг, ближе различного любовника, теплее чем любой из родственников - их связь была чем-то неизмеримым, но при этом настолько крепкой, что способна была переломать по мановению крыльев само их существование. И сейчас, когда девушка практически сжимается вдвое из-за своих же переживаний, Дино видит перед собой олицетворение своих же слов.

[indent] Маленькая, хрупкая Лилу. Просто подумай, и уже сможешь ее сломать.
[indent] А хочется ли ему этого? Вопрос возник из неоткуда, коверкая все эфемерное понятие защищенности. Ангел едва заметно хмуриться этой темноте, ведет головой в сторону, пытается отвернуться от манящего в висках голоса. Эта мерзость фальшиво скреблась по стенках черепной коробки, словно пытаясь вылезти - хватит. Он не посмеет ей навредить.

[indent] - Сейчас трудно понимать истину, Лилу, - говорит он аккуратно, пытаясь не закутать в это покрывало отчаяния девушку еще сильнее. Все, что происходило в академии, нависло над ним облаком из недопонимания. Каждый из учащихся и учителей пытались день ото дня прикрываться холощенной улыбкой и делать вид, что им все равно.  Однако, любой из них только и ждал за углом очередного потрясения. Они все существовали в этом пространстве в одном лишь мгновении, так как будущее - теперь уже - было чертовски неопределённо, - Границы стерты не по нашему желанию, правила нарушены не единожды. Как на фоне всего этого можно так отчаянно верить во что-то лучшее? - с каждым словом он опускался все ниже и ниже. Начинал аккуратно погружаться в эту неспокойную гладь собственного сомнения, вместо того, чтобы в очередной раз пропагандировать хорошее.

[indent] Как может тот, который поломался в этом бесконечном конвейере из мясорубки понятий, диктовать условия и оценивать саму систему, как нечто идеальное? Никак. Ведь он растерял себя именно из-за нее: не из-за собственных ошибок и неверных решений; именно из-за ее прогнившей основы, что век за веком лишь набирала изнутри слои гнили.

[indent] - Я верю в тебя, - возвращается он к заданному ему вопросу, поднимая чужую ладонь ближе к собственному лицу. Утыкается в нее лбом, словно пытаясь скрыться под этими пальцами. Если бы так можно было просто исчезнуть - Дино бы незамедлительно совершил бы данный проступок, оставляя отца и эту школы со всеми невзгодами позади. Но сейчас... Сейчас он мог лишь отчаянно пытаться представить эту несуществующую стенку между собой и всем миром из ее тонких пальцев, - Но вера во все остальное - перегорела. Слишком быстро, чтобы я смог вовремя попытаться сделать хоть что-то.

[indent] Он был идеалистом столько, сколько себя помнил: рвался вперед, выкрикивал правила академии, отчитывал неугодных отцу и своду законов. Дино было одним из тех, на кого возлагали слишком большие надежды. Вот только на данный момент все эти собственные заслуги не весят на весах ничего. Они пустышки, зазнавшиеся отблески, дурацкие попытки оправдать себя в глазах отца. Однако, если бы не они, он никогда бы не понял настоящей истины - все, к чему он стремился, просто не существует. Пустышка. Пустота. Смех гиены в его голове.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1401/t293784.png[/icon][nick]Dino[/nick][lz]<div class="lz"><fan>ROMANCE CLUB</fan><center>когда проходишь через ад - не останавливайся</center></div>[/lz]

+2

7

Слово такое, странное немного, для меня даже запутанное. "Верить". Раньше мне казалось, что это так легко и просто, даже усилий прикладывать не нужно. Достаточно только знать, в каком направлении ты движешься, достичь чего хочешь, остальное уж как-нибудь да сложится. Это слишком наивно, забавно даже, почему я не замечала до этого момента?.. Теперь же все иначе, у меня будто все краски из мира вокруг выкачали, обесцветили. Больше нет ориентиров, только путанные тропинки на земле, и ты не можешь знать, куда же именно они тебя приведут. Куда-то туда.

Между нами нитью доверия пролегает что-то более глубокое, интимное даже, фразами оставаясь недосказанными, потерянными в пространстве. Взгляда оказывается достаточно, прикосновения, мысли, импульса, который сквозь тела и крылья проходит волной тепла. Я просто знаю, что он поймет, и не важно становится, думает также или как-то по-другому. Это все теперь не имеет значения. Я вижу в его напряженных губах, руках, чуть отведенном в сторону взгляде сомнения те же, что меня изнутри разрывают на части. Сомневаться заставляют, мир воспринимать по-прежнему уже невозможно.

— Сейчас трудно понимать все, — эхом отвечаю, хмурюсь. Конечно, ведь дело в истине, не в том, что мы на самом деле не имеем понятия, где ее искать. Правда это не только факты, это выбор, доверие, принятие каких-то решений, и я совсем не уверена, что могу понять и, главное, то самое принять, абсолютно все. Скорее признать очевидное, что мир уже не будет таким, каким я его помню, хватаясь за выступы прошлого, будто взбираюсь по отвесной скале. У меня ведь есть для этого крылья. Смешно, не поможет.

— Я не знаю, — может быть вот она — та самая пресловутая истина?.. Я обеспокоенный взгляд останавливаю на Дино, в очередной раз слишком пристально всматриваясь в его глаза, хочу дать понять, что меня терзает то же. Он не один, никогда не будет. Но вслух почему-то не произношу, слова тонут, теряются под толщей реальности, оказавшейся в один момент невыносимой.

Уложить голову ему на плечо, изучить взглядом окружение, позволив блуждать без цели. В голове слишком много... Мыслей? Сомнений? Страхов? Выжженных надежд? Не знаю, ответ искать мне не нравится, потому что это смахивает больше на груз, привязанный к моей шее, который может на дно только утянуть. Глубже.

— Может она и не стоит того? — он пальцев моих касается, поднимает руку выше, словно эта импровизированная ширма может стать спасением. Не станет. Выискивая причины, чтобы начать разговор, я почему-то боялась озвучить все свои опасения. Зря. Мне нужно было услышать, что кто-то думает также, что не у одной меня мир вокруг прахом рассыпался, превращаясь только в никому ненужный пепел. Должно быть — это тот самый эгоизм, когда зацикливаешься на чем-то одном, а стоило бы быть внимательнее, осторожнее. Осмотрительность больше не спасает, броситься с головой в омут хочется как никогда сильно. Правила, рамки, границы — мы так долго были в них заперты. Порой мне казалось, что между нами вырастали какие-то очень уж сомнительные пределы, созданные людьми, ангелами, демонами. А что они подумают? Что скажут? Жить с оглядкой на других мучительно, почти физически больно. Нас с Дино разделяли в разум вбитые идеалы, мы им должны соответствовать, в эмоциях не теряться. Разве это так плохо?

— Не знаю, — плечами пожимаю, касаюсь второй рукой аккуратно его руки, — Может уже хватит искать ориентиры? Что, если идти дальше без них? — принципы, правила — они не стали достаточно устойчивой почвой, чтобы не падать. Скорее наоборот, сыграли слишком важную роль в отчаянных попытках мир собрать по крупицам, осколкам звезд. Люди часто говорят про всевышние силы, смотря наверх, в небо, куда нам смотреть? Если небо — не предел для нас, но мы — его часть.

Мне сейчас здесь спокойно и уютно, в обществе Дино. Наконец-то впервые за долгое время меня убаюкивает реальность, жизнь, случившаяся за мной. Ты просто однажды рождаешься, и все, дальше — выживай, как знаешь. И мне определенно было проще со всем этим справляться, когда я задавала меньше вопросов, а мой разум не был переполнен сомнениями.

+2

8

[indent] Вот оно. То, что ему было так нужно. То, что возможно он так долго искал - отчаянно звал без слов, сам того не замечая - красиво упаковывается в нужные ему обстоятельство прямо в раскрытую ладонь. Заползает между их пальцами и размазывается по плотно сжатым друг к другу ладоням. Дино чувствует каждой клеточкой тела жизнь этого импульса, что после начинает нахально разрастаться: переползает от пальцев к запястью, пожирает его рубашку и скользит выше по плечам, а после теряется в белоснежных крыльях. Возникало такое ощущение - аморальное и мерзкое по своей природе - словно оно что-то искало. Было в неутолимых поисках какой-то зацепки, кочки, об которую можно наконец-то споткнуться и остановить свой бег, дабы дать корни правильному, по ужасному неверному, формату мышления.

[indent] Да, это было именно то, чего ему хотелось от нее услышать. Прочувствовать на слух чужие сомнения, наконец-то услышать тот самый долгожданный факт - он не один такой сломленный и потерянный на фоне всеобщего конфликта. И если ранее данное могло хоть как-то испугать ангела, то сейчас - он до безобразия доволен. Тихое ликование в груди щемится вместе с едва уловимой ухмылкой, что ему еле-еле удается скрыть от чужого взгляда. Нельзя было показывать это удовольствие от ее смятения, нельзя было показывать то, что с ним что-то не так. Но голос в голове снова подталкивал на эту до ужаса странную дорожку. Ту, где законы школы отказываются быть значимыми, отцовские нравоучения тают в своем понимании.  Тут все не так.

[indent] - Без них и нужно идти дальше, - его голос чуть отличается от того, с которым Дино еще минутами ранее успокаивал девушку. Он поднимается со своего места, стряхивает грязь со светлой одежды. Крылья за спиной плавно ведут в воздухе линию, разминая каждое перышко от долгой передышки. Юноша отступает всего на несколько шагов от своего места, теперь уже совсем несмотря на свою собеседницу. Так, словно ее и вовсе тут не было, а он - лишь ведет долгую и нужную беседу с самим собой, подетально разбирая каждый этап своей незамысловатой идеи, - Нельзя следовать за ориентиром, которого уже не существует. Да, у нас есть наши учителя, есть совет, есть история. Но сейчас - где все этого, когда на пороге стоит столь масштабный конфликт?

[indent] Недовольство бушует в нем голодным зверем. Ходит из стороны в сторону и бьет хвостом, от звона которого из горла вылезает очередное ругательство. Все же, как бы Дино не старался изобразить из себя хорошего, он все же сорвался. Не смог вовремя нажать на переключатель, перекрыть все краны, нажать на паузу - это недовольство вырвалось столь ярко, прорезав вечно спокойное лицо гневной бурей.

[indent] - Наша школа уже не будет той, какой мы знали ее прежде, моя дорогая Лилу, - голова его опускается, прикрывая светлыми волосами часть лица, чтобы та не увидела хмурость и серость. А затем просыпается, смотрит уже прямо - пристально - практически не моргая, — Показывать свои эмоции — не грех, — на какой-то момент крылатый обрывает эту тишину, разрушая те о собственные мысли. Ему действительно хотелось поделиться собственными переживаниями. Он и сам не был святым, каким его считали остальные. Сколько раз ангел ловил себя на вспышке очередной ярости от собственной беспомощности, от тошнотворной покорности перед самими небесами и отцом, — Ужасно отказываться от них, тем самым став себя в какие-то рамки и изменяя в угоду остальным.

[indent] Говорит о том, что противоречит самому себе. Какая-то кислая нота грусти осела в нем сразу же после фразы, отогнать которую стоило труда. Сейчас он хотел помочь другому, хотя сам - не исправленный инструмент без возможности починки. смотри, кем я по итогу стал, лилу, моя дорогая лилу.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/1401/t293784.png[/icon][nick]Dino[/nick][lz]<div class="lz"><fan>ROMANCE CLUB</fan><center>когда проходишь через ад - не останавливайся</center></div>[/lz]

Отредактировано Nikolai Lantsov (2022-08-23 22:21:50)

+1


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » не перегори [romance club]