пост недели от Behemoth
Карнавалы в Венеции всегда были превосходны в глазах Бегемота. Он старался их не пропускать, ведь это была особая атмосфера. Читать далее...
Ждем новый выбор Карвера!
Бар верит, что ты напишешь пост! Сегодня!
Октябрь - время постов!

Crossbar

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » 《 once in a blood sun 》


《 once in a blood sun 》

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

once in a blood sun

«Три вещи не спрятать надолго.
Солнце, луну, истину.
»

Mad World & Brave Wild Heart

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/t712949.gif

Древний Китай, земли Юньмэн,
город Илин, Красные Утесы & Луанцзан

Вэй Усянь & Лань Ванцзи

Верный предназначению Хангуан-цзюнь никогда не оставляет в беде простых людей. Он всегда появляется там, где разворачивается хаос и устраняет его с молниеносной точностью, принося в отдаленные уголки спокойствие и мир. На сей раз ушей светлого заклинателя достигли тревожные вести об объявившемся близ Илина скоплении негативной энергии. Люди с беспокойством упоминают о злом духе в образе злого пса, который пожирает человеческие души. Решив заняться этим делом лично, Лань Ванцзи отправляется в путь и неизбежно сталкивается со Старейшиной Илина Вэй Усянем, который, как он надеется, не замешан в произошедшем.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-06-18 09:09:25)

+3

2

Порой Ванцзи размышлял, какая жизнь ждала бы его, если бы он принял предложение Усяня вместе отправиться в странствие. Конечно, это было бы безрассудным решением, учитывая, что дядя уже давно отошел от дел, а старший брат, разочарованный и в себе, и в людях, отправился в уединение, – но ничто не мешало Лань Чжаню представлять, как они вместе с Вэй Ином скитались бы по Поднебесной, помогая простым смертным бороться с нечистью, как это когда-то делали Сун Цзычэнь и Сяо Синчэнь.

Всю свою жизнь младший из двух нефритов клана Лань должен был вести себя в соответствии с многочисленными правилами клана, и, наверное, такая жизнь его вполне бы устроила, если бы однажды в его жизнь не ворвался Вэй Ин, личным примером показавший, какой могла быть жизнь свободного человека. Наигрывая мелодию, сочиненную еще в те далекие времена, когда Усянь проходил обучение в Облачных глубинах, Ванцзи размышлял о том, что название этой медодии "неукротимый" – слово, составленное из иероглифов из с Вэй Ином имен, отлично описывало последнего. Потому-то, даже поняв, что Лань Чжань не сможет отправиться с ним в странствие, Усянь не остался в Гусу: слишком уж много ограничений было в Облачных глубинах, и такая обстановка была не по душе свободолюбивому заклинателю.

Прошло то время, когда Старейшину Илина винили во всех бедах Поднебесной. Общество заклинателей осознало, что самые способные из них далеко не всегда жаждали власти, хотя именно этого все ожидали от Вэй Усяня, не только обладавшего незаурядными заклинатльскими навыками, но и подчинившего себе темные силы. К счастью, Вэй Ин все же смог восстановить доброе имя, и постепенно даже обычные люди меняли отношение к Старейшине Илина и его поступкам, но, конечно, простые смертные, не знавшие всей истории, могли полагаться только на рассказы заклинателей. Наверное, поэтому Усянь вернулся в Илин, где местные жители относились к нему лучше, чем в любой другой провинции Поднебесной.

И все же, несмотря на восстановление репутации Вэй Ина, едва в мире случалось что-либо незаурядное, все вновь вспоминали о Старейшине Илина и гадали, был ли он к этому причастен. Вот и теперь, когда начала твориться какая-то чертовщина в Илине, о Вэй Усяне вспомнили сразу. Ванцзи, умудренный прежним опытом, не спешил связывать это событие с Усянем и тем более обвинять его в нарушении покоя простых людей, но, воспользовавшись ситуацией, заявил, что сам отправится в Илин, чтобы разведать обстановку.

Путь был не близкий, но Лань Чжаня это устраивало: каждая минута его дороги была наполнена предвкушением встречи. Изменился ли Вэй Ин? Как сейчас складывалась его жизнь? А может, он и вовсе осел в Илине, нашел достойную девушку и женился на ней? Хотя нет, о семье речи идти не могло: женившись, Усянь лишился бы той свободы, которую так ценил. Да и какая девушка вынесет его характер? Вэй Ин, казалось, флиртовал с каждой встречной женщиной – и с писаной красавицей, и с косой хромоножкой. По крайней мере, именно такое впечатление сложилось у Ванцзи за то время, что они провели вместе.

Добравшись до Илина, Лань Чжань отправился на постоялый двор, находившийся неподалеку от подножия горы. Идя по главной улице поселка, Ванцзи вспоминал, как много лет назад на этой самой улице они с Вэй Ином купили маленькому А-Юаню игрушку, а потом пошли обедать в таверну, находившуюся чуть поодаль. Теперь, конечно, Сычжуй был взрослым и самостоятельным юношей, не нуждавшимся ни в каких игрушках. Как и Усянь, он предпочел странствовать по миру. Возможно, Лань Юань в своих путешествиях даже заглядывал в гости к Вэй Ину: о том времени, которое он провел на горе Луаньцзан, Сычжуй мало что помнил, и, скорее всего, он захотел бы посмотреть, как жил его клан в последние годы своего существования.

На постоялом дворе Ванцзи снял комнату и поинтересовался у владельца обстановкой. Простые люди, конечно же, понимали, что в Илине происходило что-то неладное, но пока не понимали, насколько опасным могло быть то существо, которое объявилось в этих краях. Лань Чжань как бы невзначай поинтересовался об Усяне, но хозяину постоялого двора особо нечего было рассказать о Старейшине Илина. Но Ванцзи это не опечалило: переночевав и приведя в порядок одежду, он сможет подняться на гору и пообщаться с Вэй Ином лично – если, конечно, тот не установил барьер, через который не сможет пройти даже его друг.

[nick]Lan Wangji[/nick][status]bu wang[/status][icon]https://c.tenor.com/8hoUF9XPl7QAAAAC/wang-yibo-lan-wangji.gif[/icon]

Отредактировано Mo Ran (2022-07-08 19:16:37)

+3

3

https://forumupload.ru/uploads/001b/2c/35/25/798941.png

               Пасмурный день, шум оживленного города, прохладный ветер, мокрый гранит. Илин встречал своего старейшину сыростью ушедшего дождя, отражаясь в лужах красочным собранием праздничных фонарей. Бредя вдоль по улице, прославившийся добрыми за последнее время подвигами заклинатель стремился распробовать вкус новой жизни, что началась для него с последнего взгляда старого друга. Друга в лице второго нефрита клана Лань. С тех пор, как он и Лань Ванцзи расстались на зеленом холме прошло несколько месяцев. Свои объятия мерно разворачивала златокурая осень, крася охровым великолепием все скопления деревьев в Илине. Была ли она столь же трепетной в выборе теплых оттенков, когда забредала в Гусу? И был ли Лань Ванцзи так же ею очарован? Они не виделись уже много дней, но обретший некое подобие покоя на Луанцзане Вэй Усянь все время останавливал себя от банальной весточки, как будто испытывая угрызения совести за простое желание снова разделить беседу с близким человеком. Вполне вероятно, тот, на чьи плечи легло так много обязательств заклинательского мира, едва имел достаточно времени на праздные разговоры. И вряд ли Вэй Ин мог предложить нечто большее.

Тяжелый вздох. Облаченный в темные одежды маг удрученно хмурит брови, а после ненароком замечает белый фонарик висящий среди ряда красных прямо над чьим-то прилавком. Он подходит, чтобы присмотреться поближе и тень светлой тоски ложится на его утонченное лицо. На белом фонарике из рисовой бумаги аккуратными мазками кисти нарисованы трое резвящихся кроликов. Вэй Ин не может отвести от них глаз еще какое-то время, напрочь забывая о суете царящей вокруг. До тех пор, пока в поле его зрения не закрадывается снежно-белый силуэт и сердце не сжимается от неожиданного осознания. Вэй Ин мигом оборачивается. Его будто выдергивает из глубокого транса. По спине пробегает неприятный холод. Разве мог это быть... ему действительно не показалось?

В душе юноша уже знал ответ — нет, не показалось. Глупо было отрицать саму возможность нахождения второго наследника клана Лань на территориях Юньмэна, ведь у общества заклинателей, куда Вэй Ин не входил по понятным причинам, до сих пор существовали свои мероприятия. Зачем вдруг всем было отказываться от них и привычного образа жизни? Вещи в их светских кругах шли своим чередом не затрагивая жизнь Старейшины Илина, чей авторитет строился, в основном, не на званых банкетах и важных съездах, а на практической составляющей жизни охотника на чудовищ. К нему люди обращались напрямую, а он любил простоту заключаемых сделок и, можно сказать, гордился своим положением. Платили достаточно, вина и еды было вдоволь, и он мог позволить себе что-то из вещей прежнего лоска. Правда, только теперь сердце захлестнула волной странная тоска. Вэй Ин с равнодушием относился к представителям дворянства проходящих мимо него, но когда этим прохожим оказывался человек, которого он знал и с кем бился бок о бок не единожды — это вселяло в него гнетущее чувство отверженности и одиночества. Хотя он не ждал избавления от них в этой жизни, ему сложно было не припомнить тот вечер, когда Сычжуй вместе с Вэнь Нином заглянули в гости на погребальные курганы. Тогда выяснилось, что дела в Облачных Глубинах шли несладко, что всем руководил только один Хангуан-цзюнь, пока остальные члены его семьи скорее присматривали за кланом со стороны и проводили часы в уединении. Это опечалило Усяня, который испытывал надежду на лучшее. Лань Ванцзи, по его скромному мнению, являлся достойнейшим из ныне живущих господ, на чью жизнь выпало слишком много испытаний. Ему полагалась большая поддержка, нежели та, что у него осталась.

Именно по этой причине он наставил молодого адепта не покидать Облачные Глубины надолго и перенимать у мужчины тяжкую ношу ответственности по мере необходимости. Согласный с этим Сычжуй, в свою очередь, делился наблюдениями о личной жизни приемного отца и в тоне его иногда звучала призрачная надежда, чьи истоки проследить до конца старейшине не удавалось. «Учитель Вэй, ради встречи с Вами Хангуан-цзюнь не раз нарушал правила нашего клана. Теперь, когда в его власти издавать свои собственные, почему Вы думаете, что он не захочет с Вами увидеться?» С радушием улыбаясь родительской гордости второго нефрита, Старейшина Илина отвечал не менее реалистичными представлениями о будущем: «Я не думаю, что он никогда не захочет. В конце-концов, в мире есть только один специалист по темному ремеслу, которому он может доверять.» И в этом заклинатель не кривил душой. Он отлично знал вес своим знаниям и навыкам, поэтому считал себя достойным внимания в этом плане. Разве что вбегать в Облачные Глубины и выбивать дверь ногой с предложением о помощи он считал очень излишним. Дела клана Лань всегда будут делами клана Лань, в которые ему лезть не стоит. А вот если сам Хангуан-цзюнь соизволит обратиться к нему за советом, то в этом не будет ничего предосудительного.

Впрочем, все это было лишь в голове Вэй Усяня. Зачем именно благородный муж преодолел немалое расстояние от Гусу до Илина было делом исключительно конфиденциальным, а он, раз всего лишь прогуливался рядом, имел полное право и дальше гулять где захочет. Так, направившись в заведение, где Лань Ванцзи решил остановиться, темный заклинатель использовал весь свой шарм для того, чтобы заполучить вино с приятной, лишь для него, скидкой. Местные жители умели быть благодарными за его покровительство.
Хангуан-цзюнь, — Вэй Ин разыгрывает неожиданность, беря в руку кувшин вина от работника постоялого двора. Прямо перед носом Лань Ванцзи, — Не ожидал повидать Вас в Илине. Что привело Вас в этот чудесный городок? — ему все ещё казалось, что более формальное обращение было гораздо уместнее между ними, — Дайте я угадаю, это что-то как всегда очень важное, куда никому не стоит совать свой нос? Но Вы не беспокойтесь, я здесь только за вином.

Отредактировано Wei Wuxian (2022-07-20 17:43:32)

+3


Вы здесь » Crossbar » альтернатива » 《 once in a blood sun 》